TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Дискуссионный клуб журнала "Русский переплет"

Дискуссионный клуб журнала "Русский переплет"


Просьба вести дискуссию корректно:
- неконструктивные высказывания будут убираться
- будут уничтожаться все анонимные высказывания

"Мудрый человек всегда долго размышляет прежде, чем что-нибудь подумать." ("Графоманы")

"Самое дорогое, что есть в сей юдоли печали - это учтивость и корректность." (Василий Пригодич)

"Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю..."
А.С.Пушкин

Дискуссионный Клуб посетило человек.


Первая десятка Русского переплета

239341 "Продолжение" 2002-02-25 20:31:12
[212.192.35.193] Этнограф
-
     - Я имею в виду, нет ли опасности  из-за  увлечения  реализмом  зайти
слишком далеко, Джерек? В  конце  концов  воображение  людей  может  стать
неповоротливым. Ты всегда утверждал, что путешествие в прошлое  влияет  на
восприятие человека - делает мысли расплывчатыми, затрудняет творчество.
     - Возможно, - согласился он, - но я не уверен, что мой Лондон  станет
хуже, будучи создан скорее  на  основе  жизненного  опыта,  чем  фантазии.
Конечно, причуда может зайти слишком далеко. Как,  например,  в  случае  с
Герцогом Королев.
     - Я знаю, тебе редко нравятся его работы. Они, действительно, немного
экстравагантны и пусты, но...
     - Его тенденция к вульгаризации  -  наваливать  эффект  на  эффект  -
беспокоит меня. Хотя, надо отдать должное, он был довольно сдержан в своем
"Нью-Йорке, 1930 г.", несмотря на  очевидное  влияние  моего  собственного
творения. Подобное влияние будет для него полезным.
     - Он, как и другие, может зайти слишком  далеко,  -  сказала  она.  -
Именно это я и имею в виду. - Помолчав, она пожала плечами. - Но скоро  ты
создашь новую моду, Джерек, и они последуют ей. - Она сказала это почти  с
надеждой, почти мечтательно. - Ты направишь их прочь от излишеств.
     - Ты добра.
     - О, даже больше! - Ее лицо цвета воронова крыла светилось юмором.  -
Я пристрастна, мой дорогой. Ты - мой сын!
     - Я слышал, Герцог Королев закончил Нью-Йорк. Не отправиться  ли  нам
посмотреть его?
     - Почему бы и нет? И будем надеяться, что он сам будет там.  Я  очень
люблю Герцога Королев.
     - Так же, как и я, хотя и не разделяю его вкусов.
     - Зато он разделяет твои. Ты должен быть более снисходительным.
     Они рассмеялись.
 

     Герцог Королев был удовлетворен, увидев  их.  Он  стоял  в  некотором
отдалении   от   своего   творения,   восхищаясь   им   с   беззастенчивым
удовольствием. На нем  была  одежда  в  стиле  500-го  столетия:  сплошные
кристаллические спирали и причудливые завитушки,  глаза  зверей,  бумажные
шишечки и перчатки, которые делали невидимыми его руки. Он  поднял  чуткое
лицо с густой черной бородкой и крикнул Джереку и его матери:
     - Железная Орхидея во всей своей темной красе! И Джерек! Я приписываю
тебе все заслуги, мой дорогой, за первоначальную  идею.  Считай,  что  это
дань твоему гению.
     У Джерека потеплело на душе при виде  Герцога  Королев,  как  всегда,
впрочем. Его вкусы, может быть, и не были такими, какими должны были быть,
но его добродушие неоспоримо. Джерек решил похвалить создание Герцога, что
бы он там ни думал о нем.
     Фактически это было довольно скромное произведение.
     - Как видишь, он из того же периода, что и  твой  Лондон,  и,  думаю,
очень близок к оригиналу.
     Ладонь Железной Орхидеи сжала на мгновение руку  Джерека,  когда  они
спускались из ландо, как будто подтверждая обоснованность этого суждения.
     - Та, самая высокая башня в центре  -  Эмпайр  Стейт  Апартаменты,  в
ляпис-лазури и золоте, выстроена в качестве дома  для  величайшего  короля
Нью-Йорка (Конга Могущественного), который, как вы знаете, правил  городом
в течение Золотого Века. Бронзовая статуя, которую вы  видите  на  вершине
здания, - это Конг...
     - Он выглядит прекрасно, - согласилась Железная Орхидея, -  но  почти
не по-человечески.
     - Это была Эпоха Рассвета,  -  продолжал  Герцог.  -  Здание  высотой
больше мили с четвертью (я взял размеры из учебника истории)  представляет
собой прекрасный пример варварской простоты  архитектуры  ранних  Урановых
Столетий, как говорят некоторые, почти самых первых.
     Джерек подумал, не цитирует ли Герцог Королев  учебник  целиком,  так
как слова были очень похожи.
     - Не слишком ли близко друг к другу расположены  здания?  -  спросила
Железная Орхидея.
     Герцог Королев не обиделся.
     - Намеренно, - ответил он. - Эпос того  времени  пестрит  постоянными
ссылками на узость улиц, вынуждавшую людей двигаться по-крабьи,  -  отсюда
слово "тротуар".
     - А это что? -  спросил  Джерек,  указывая  на  коллекцию  живописных
коттеджей с черепичными крышами. - Они кажутся нетипичными.
     - Это деревня Гринвич, своего рода музей, часто посещаемый  моряками.
Знаменитый корабль причалил в устье реки. Видите  его?  -  Он  показал  на
что-то, привалившееся к пирсу и бросающее отблески на темную воду лагуны.
     -  Похоже  на  гигантскую  стеклянную  бутылку,  -  сказала  Железная
Орхидея.
     - Я тоже так думаю, но каким-то образом они умудрялись плавать в ней.
Секрет движения, без сомнения, утерян,  но  я  создал  корабль  на  основе
модели, описание которой обнаружил в  записях.  Корабль  назывался  "Катти
Сарк". - Герцог Королев позволил себе самодовольную усмешку. - И тут,  мой
дорогой Джерек, я заслужил привилегию быть  достойным  подражания.  Миледи
Шарлотина была под таким впечатлением, что начала  репродуцировать  другие
знаменитые корабли этого периода.
     - Должен сказать, что ваше чувство мелочей  впечатляюще,  -  похвалил
его Джерек. - А вы заселили город? - Он сощурил глаза, чтобы лучше видеть.
- Вон те движущиеся фигурки...
     - Да, восемь миллионов человек.
     - А что означают крошечные вспышки света? - поинтересовалась Железная
Орхидея.
     - Маггеры, - ответил Герцог Королев. - В то время Нью-Йорк  привлекал
очень  много  артистов,  в  основном  фотографов   (называемых   популярно
"маггеры", "щелкуны" или иногда "магшоттеры"), и то, что вы видите, -  это
их камеры в действии.
     - У вас есть талант к доскональному исследованию.
     - Признаю, что многим обязан своим источникам,  -  согласился  Герцог
Королев. - И я  нашел  в  зверинце  путешественника  во  времени,  который
оказался способен помочь. Он не точно из этого периода, но  из  достаточно
близкого, чтобы быть знакомым с записями о том времени. Большинство зданий
выполнено из люрекса и  плексигласа,  любимых  материалов  мастеров  Эпохи
Рассвета. Защитные талисманы, конечно, из неона, чтобы отразить силы тьмы.
     - О да! - воскликнула Железная Орхидея. - У Гэфа Лошадь в Слезах было
что-то подобное в его "Канцерополисе, 2215 г.".
     - В самом деле? - Тон Герцога стал непреднамеренно безразличным.  Ему
не нравились работы Гэфа, которые, как было известно,  он  однажды  назвал
"слишком старательными". - Я должен это увидеть.
     - Он на ту же  тему,  что  и  "Съедобный  Бирмингем"  -  творение  По
Аргонового Сердца, - сказал Джерек, чтобы немного повернуть ход  беседы  в
другое русло. - Я пробовал его день или два назад. Просто восхитительно.
     -  Нехватку  зрелищной  оригинальности  он  наверстывает  кулинарными
талантами.
     - Определенно, "Бирмингем", по моему мнению, услаждает только вкус, -
согласилась Железная Орхидея. - Некоторые его здания - явная копия  "Рима,
1946 г." миледи Шарлотины.
     - Плохо получилось  со  львами,  -  сочувственно  пробормотал  Герцог
Королев.
     - Они  вышли  из-под  контроля,  -  сказала  Железная  Орхидея.  -  Я
предупреждала ее об  этом.  Христиан  было  недостаточно.  Я  считаю,  что
все-таки жестоко распылить город только  потому,  что  все  его  население
съедено. Но летающие слоны очаровательны, не так ли?
     - Я никогда не видел цирка прежде, - сказал Джерек.
     - Я как раз собирался отправиться  на  озеро  "Козленок  Билли",  где
спущены на воду некоторые из кораблей. - Герцог  Королев  указал  на  свой
самый  последний  воздушный  автомобиль,  вместительную  копию  одной   из
марсианских летающих машин, которые пытались уничтожить Нью-Йорк в течение
периода времени, которым он интересовался. - Не хотите ли поехать со мной?
     - Чудесная идея, - ответили хором Железная Орхидея и Джерек,  считая,
что предложенный способ времяпрепровождения так  же  хорош,  как  и  любой
другой.
     - Мы последуем за вами в моем ландо, - решил Джерек.
     Герцог Королев взмахнул невидимой рукой.
     - В моем воздушном автомобиле полно места, но поступайте, как хотите.
- Он пошарил под своей кристаллической одеждой и  вытащил  летный  шлем  с
очками. Надев его, он подошел к  своему  экипажу,  взобрался  с  некоторым
трудом по гладкой боковой поверхности и расположился на сиденье летчика.
     Джерек с интересом наблюдал, как  машина  издала  оглушительный  рев,
появилось свечение, вскоре взорвавшееся  раскаленно-красным  снопом  искр,
потом  из  всех  щелей  повалил  голубой   дым,   а   затем   конструкция,
раскачиваясь, поднялась вверх.
     У Джерека сложилось впечатление, что Герцог Королев  специализируется
исключительно на неустойчивых средствах транспорта.
 

     Озеро "Козленок Билли" было расширено для регаты, что  само  по  себе
казалось необычным, а окружающие горы  сдвинуты  назад,  чтобы  освободить
место для лишней воды. На берегу там  и  тут  собрались  небольшие  группы
людей, рассматривающих корабли, которые к этому времени находились уже  на
воде. Корабли представляли собой замечательную коллекцию.
     Джерек и  Железная  Орхидея  приземлились  на  белом  пепле  пляжа  и
присоединились к Герцогу Королев, успевшему завести  разговор  с  хозяйкой
регаты. Миледи Шарлотина все еще имела несколько грудей  и  дополнительную
пару рук, но кожа ее  была  нежно-голубой.  Миледи  украшало  ожерелье,  с
которого  свисало  несколько  длинных  полупрозрачных  матерчатых  крючков
различных цветов. Едва увидев гостей, она засветилась от удовольствия.
     - Железная Орхидея все еще в трауре, как я вижу. И Джерек  Корнелиан,
самый знаменитый из исследователей метавремени. Я не ждала тебя.
     Немного задетая ее репликой, Железная Орхидея незаметно изменила цвет
своей кожи до более естественного  оттенка.  Ее  платье  неожиданно  стало
таким ослепительно-белым, что все сощурились, и она убавила  его  яркость,
бормоча извинения.
     - Какая из лодок ваша, дорогая?
     Миледи Шарлотина поджала губы в шуточном неодобрении.
     - Кораблей, самая уважаемая из растений. Тот корабль мой,  -  указала
она кивком головы в направлении огромной статуи женщины, лежащей  на  воде
вниз животом с раскинутыми симметрично руками и ногами; деревянную  голову
венчала корона из золота и бриллиантов. - "Королева Элизабет".
     Пока они смотрели на  корабль,  из  ушей  статуи  вырвалось  огромное
черное облако,  а  изо  рта,  расположенного  почти  у  поверхности  воды,
послышалось меланхолическое гудение.
     - Корабль рядом с ней - "Монитор", который перевозил девственниц  или
что-то подобное, не так ли?
     "Монитор"  оказался  меньше   "Королевы   Элизабет";   корпус   судна
представлял собой тело  мужчины  с  прогнутой  спиной  и  огромной  бычьей
головой на плечах.
     - О'Кала Инкардинал просто не может освободиться от своей одержимости
зверями. Но корабль милый.
     - Они все из одного и того же периода? Вон тот, например,  -  спросил
Герцог Королев, указывая на довольно бесформенную посудину. - Он  выглядит
более похожим на остров.
     - Это "Франция", - пояснила миледи Шарлотина. -  Принадлежит  Греволу
Локспрингу. - Тот, который идет под парами  к  нему,  называется  "Водяная
лилия", хотя я уверена, что не было такого растения. - Она  назвала  имена
нескольких  других  примечательных  судов:  -  "Мари  Роз",  "Гинденбург",
"Патиа". А разве не красив вон тот величавый "Ленинград"?
     - Они все милы, - уклончиво ответила  Железная  Орхидея.  -  Что  они
будут делать, когда все соберутся?
     - Сражаться, конечно, -  возбужденно  ответила  миледи  Шарлотина.  -
Именно для этого их и строили в Эпоху Рассвета. Представьте сцену: тяжелый
туман на  воде,  два  корабля  маневрируют.  Каждый  знает  о  присутствии
другого, но не может найти его. Это, скажем,  моя  "Королева  Элизабет"  и
"Наутилус", принадлежащий По Аргоновому  Сердцу  (боюсь,  он  расплавится,
прежде чем закончится регата). "Наутилус" видит "Королеву  Элизабет",  его
сирены разгоняют туман, он фокусирует свои дымовые трубы, и - вууш!  -  на
"Королеву Элизабет" обрушиваются  тысячи  маленьких  острых  гвоздей.  Она
содрогается и наносит ответный удар из своих передних  бортовых  отверстий
(они, должно быть, находятся в ее грудях; во всяком случае я поместила  их
там) четырьмя смертоносными смокингами, обертывающимися вокруг "Наутилуса"
и пытающимися  утащить  его  под  воду.  Но  "Наутилус"  не  так-то  легко
одолеть... Ладно, вы можете вообразить  остальное,  не  буду  портить  вам
рассказами настоящую регату. Почти все корабли уже здесь. Осталось подойти
еще парочке - и мы начнем.
     - Я не могу  ждать,  -  сказал  Джерек  рассеянно.  -  Между  прочим,
Браннарт Морфейл все еще живет рядом с вами, миледи Шарлотина?
     - Да, его апартаменты у  Нижнего  озера.  Думаю,  он  сейчас  там.  Я
просила его помочь мне в создании "Королевы Элизабет", но он  был  слишком
занят.
     - Он все еще сердит на меня?
     - Ну, ведь ты потерял одну из его любимых машин времени.
     - Значит, она не вернулась?
     - Нет. А ты ждешь ее?
     - Я думал, что, может быть,  миссис  Ундервуд  использует  ее,  чтобы
вернуться к нам. Вы сообщите мне, если она вернется?
     - Ты ведь знаешь, что я сделаю это. Твоя связь с нею - предмет  моего
постоянного интереса.
     - Благодарю вас. И еще: вы видели Лорда Джеггеда Канарии?
     - Я жду его сегодня. Он тоже обещал сделать корабль но, без сомнения,
остался таким же  ленивым,  как  всегда,  и  забыл.  Вполне  возможно,  он
пребывает в необщительном настроении. Как тебе известно, время от  времени
он удаляется от общества. О, миссис Кристия, что это?
     Вечная Содержанка похлопала длинными ресницами, обрамляющими  большие
голубые глаза. Одетая  в  дымку  розового  цвета,  с  розовой  шляпкой  на
золотистых волосах, она  прятала  что-то  в  ладонях,  обтянутых  розовыми
перчатками.
     - Если быть точной, то это не экспонат выставки, - сказала она. -  Но
я подумала, что он понравится вам.
     - Мне нравится. Как он называется?
     - "Хороший Корабль Венера". - Миссис Кристия  улыбнулась  Джереку.  -
Привет, мой дорогой. Горит ли пламя твоей страсти так же, как и раньше?
     - Все эти дни я продолжал любить, - ответил он.
     - Ты заслуживаешь награды.
     - Меня уверили, что она будет. - Джерек поцеловал  ее  в  совершенной
формы носик.
     - Где ты открыл все эти  чудесные  старые  эмоции?  -  спросила  она,
погладив его ухо. - Ты должен поговорить с Вертером, у него  те  же  самые
интересы, но ему не хватает твоего изящества. Он рассказывал тебе о  своем
"грехе"?
     - Я не видел его со времени моего возвращения из 1896 года.
     Миледи Шарлотина прервала их, положив нежную  руку  на  бедро  миссис
Кристии.
     - Вертер превзошел сам себя, и ты также, Вечная Содержанка.  Ты  ведь
не критикуешь его?
     - Нет, конечно. Я должна рассказать тебе  о  "преступлении"  Вертера,
Джерек. Все началось в тот день, когда я случайно сломала его радугу...
     И  она  начала  рассказывать  историю,  которая  показалась   Джереку
занимательной не просто потому,  что  это  действительно  была  интересная
история, но также и потому, что она, казалось, имела отношение к некоторым
идеям, над которыми он сам задумывался. Он хотел бы, чтобы Вертер стал ему
лучшей компанией, но каждый раз, когда Джерек пытался  беседовать  с  этим
мрачным  одиночкой,  Вертер  начинал  обвинять  его  в   легкомыслии   или
бесчувственности, и весь разговор сводился к серии недоуменных вопросов со
стороны Джерека и упреков со стороны Вертера.
     Миссис Кристия и Джерек Корнелиан зашагали под руку вдоль  берега,  и
все это время Вечная Содержанка продолжала оживленно болтать. Тем временем
на озере "Козленок Билли" корабли начали занимать  позиции.  Солнце  сияло
над голубой спокойной водой; то там, то тут слышались  обрывки  оживленных
бесед, и Джерек почувствовал, как  возвращается  его  добрый  юмор,  когда
миссис Кристия подошла к концу истории.
     - Я надеюсь, Вертер был благороден, - сказал он.
     - Да. Он очень искренний, Джерек, но по-своему.
     - Меня не нужно убеждать. Скажи мне, он... -  Джерек  замялся,  узнав
высокого человека, стоящего у кромки воды  и  поглощенного  беседой  с  По
Аргоновым Сердцем (на котором, как всегда, была надета варварская  высокая
шапочка).
     - Прошу извинить меня, миссис Кристия. Ты не сочтешь невежливым, если
я поговорю с Лордом Джеггедом?
     - Ты никогда не сможешь обидеть меня, сама изысканность.
     - Лорд Джеггед! - окликнул Джерек. - Как я рад, что вижу вас здесь!
     Красивый, но усталый - на удлиненном  благородном  лице  только  тень
улыбки,  Лорд  Джеггед  повернулся  к  Джереку.  На  нем  были  одежды  из
малинового шелка с обычным для него высоким воротником, обрамляющим голову
почти с белыми волосами.
     - Джерек, приправа моей жизни! По Аргоновое Сердце как раз давал  мне
рецепт своего корабля. Он  уверяет  меня,  что,  вопреки  слухам,  тот  не
растает по крайней мере еще четыре часа. Тебе, как и мне, будет  интересно
услышать, каким образом он совершил этот подвиг.
     - Добрый день, Аргоновое Сердце,  -  сказал  Джерек,  кивая  толстому
сияющему изобретателю благоухающего вулкана, а также других вещей. -  Лорд
Джеггед, я надеялся поговорить с вами...
     По Аргоновое Сердце уже  отошел,  его  руку  плотно  ухватила  всегда
тактичная миссис Кристия.
     - ...о миссис Ундервуд, - закончил фразу Джерек. - Она вернулась?
     Острые черты лица Лорда Джеггеда не выдавали никаких эмоций.
     - Вы знаете, что нет.
     Улыбка Лорда Джеггеда стала чуть шире.
     - Ты начинаешь приписывать мне своего  рода  предвидение,  Джерек.  Я
польщен, но не заслуживаю такого отличия.
     Обеспокоенный неуловимыми изменениями  в  их  старой  дружбе,  Джерек
склонил голову.
     - Простите меня, беспечный Джеггед. Я полон предчувствий. Я,  словами
древних, "перевозбужден".
     - Возможно, ты подхватил одно из древних заболеваний, мое дыхание? Из
тех, что может быть вызвано словом, которое попадает в мозг  и  заставляет
мозг атаковать тело...
     - Наука Эпохи Рассвета - скорее ваша  специальность,  чем  моя,  Лорд
Джеггед. Если вы ставите обдуманный диагноз...
     Лорд Джеггед рассмеялся своим редким сочувственным  смешком  и  обнял
друга за плечи.
     - Мой приятный взору любящий молодой хулиган, мой золотой  гусь,  мое
горе, моя молитва. Ты здоров! Я подозреваю, что только ты, единственный из
нас, являешься таковым!
     И, в  своей  обычной  загадочной  манере,  отказался  пояснить  такое
заявление, вместо  этого  привлекая  внимание  Джерека  к  регате  которая
наконец, началась. Над сверкающей водой разлился противный  желтый  туман,
солнце потускнело, сделав все вокруг  угрюмым,  и  большие  смутные  тени,
резко гудя, поползли по воде.
     Джеггед поправил воротник, не снимая другую руку с плеча Джерека.
     - Как мне сказали, они будут сражаться до смерти.
 
 

                      3. ПРОСИТЕЛЬ ПРИ ДВОРЕ ВРЕМЕНИ

     - Что это как не упадок? - говорил Ли Пао. - Постоянная скука  миледи
Шарлотины. - Подобно  большинству  путешественников  во  Времени,  он  был
ужасно педантичным.  -  Вы  проводите  свои  дни  в  бесконечной  имитации
прошлого! И если бы вы имитировали хотя бы добродетели  прошлого...  -  Он
раздраженно   одернул   потертый   костюм   из   дешевой    ткани,    снял
хлопчатобумажную шапочку и вытер пот со лба.
     - Добродетели? - вопросительно  пробормотала  Железная  Орхидея.  Она
прежде уже слышала это слово.
     - Лучшее из прошлого. Его обычаи, мораль, его тенденции, штандарты...
     - Флаги? - спросил Гэф Лошадь в Слезах, оторвав взгляд от  созерцания
своего нового пениса.
     - Слова Ли Пао  всегда  так  трудно  переводить,  -  пояснила  миледи
Шарлотина, их хозяйка.
     Все собрались, чтобы подкрепиться в ее обширном  дворце  под  озером,
где она угостила их ромом и морскими сухарями. Все корабли были потоплены.
     - Вы в самом деле имеете в виду флаги, дорогой?
     - Только в смысле выражения, - ответил Ли Пао, стараясь  не  потерять
внимание аудитории. - Если под флагами мы будем подразумевать  лояльность,
сплоченность, чувство цели.
     Даже Джерек Корнелиан, эксперт  по  философии  Эпохи  Рассвета,  едва
понимал, о чем тот говорит. Когда Железная Орхидея повернулась к  нему  за
объяснением, Джерек только пожал плечами и улыбнулся.
     - Я хочу сказать, - немного повысил голос Ли Пао,  -  что  вы  можете
использовать все это для какой-нибудь цели. Инопланетянин Юшарисп...
     Герцог Королев кашлянул в смущении.
     - ...принес новости о неизбежном катаклизме. Или, по крайней мере, он
считает его  неизбежным.  Есть  шанс,  что  вы  можете  спасти  Вселенную,
использовав ваши научные ресурсы.
     - Видите ли, мы фактически больше не понимаем их, -  мягко  объяснила
миссис Кристия, присев рядом с Гэфом  Лошадь  в  Слезах.  -  Он  чудесного
цвета, - сказала она Гэфу.
     - Здесь находятся много других пленников ваших  капризов,  таких  же,
как я, которые,  если  дать  им  возможность,  могут  изучить  применяемые
принципы, - продолжал Ли Пао. - Джерек Корнелиан, ты склонен к воссозданию
старых добродетелей. Ты-то наверняка понимаешь мою точку зрения?
     - Не совсем, - ответил Джерек. - Почему ты хочешь  спасти  Вселенную?
Не лучше ли дать делу идти своим естественным путем?
     - В мои дни  были  мистики,  -  сказал  Ли  Пао,  -  которые  считали
немудрым, как они говорили, "вмешиваться в природу".  Но  если  бы  к  ним
прислушивались, у вас не было бы власти, которой вы обладаете сегодня.
     - Мы все равно, без сомнения, были бы счастливы. - О'Кала  Инкардинал
терпеливо жевал твердые сухари, его голос казался  немного  блеющим  из-за
недавнего изменения тела в овечье. - Конечно, человеку  не  нужна  власть,
чтобы быть счастливым.
     - Это совсем не то, что я пытаюсь


239340 "Умер Андрей Зайцев

"

2002-02-25 20:26:44
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Позвольте присоединиться к соболезнованиям остальных участников Русского Переплета.


239339 "" 2002-02-25 20:24:30
[147.8.235.61] Сергей С.Шиншину
- Конфуз - первым отозвался Yuli. Опять с удивительно конкретным ответом и порцией пилюль от посредственности. Какое постоянство кукушки из часов с одной и той же генетически унаследованной мелодией ущербности! Будем считать, эксперимент стартовал сейчас а Yuli прочитал мое послание.


239338 "Я решил дать немного отдохнуть ассенизаторам.Выкладываю здесь отрывок романа,дающего отдых не-Yuli-am.Может,продолжу(в поле не вся книга поместилась)" 2002-02-25 20:24:04
[212.192.35.193] Этнограф
-  
                               Майкл МУРКОК

                               ПУСТЫЕ ЗЕМЛИ
 
 

                                Посвящается Мику Гаррисону и Диане Бордмен
 
 

                                   Давай уйдем!.. Вот-вот наступит ночь,
                                   Окончен день забот для нас с тобой,
                                   Снят урожай, что послан нам судьбой.
                                   Тоска и смерть. Ушла надежда прочь.
                                   Давай уйдем!.. Покинем этот мир -
                                   Безумный мир тщеславной суеты,
                                   Несчастный мир бездушной пустоты,
                                   Где человек так немощен и сир.
                                   Давай уйдем!.. Туда, где нет ни слез,
                                   Ни смеха, ни желаний, ни тоски,
                                   Ни страха, ни любви, ни сладких грез...
                                   Там отдых обретают старики.
                                   Мы превратимся в сок родных берез,
                                   Мы уплывем с водой родной реки...
                                   Давай уйдем!..
                                               Эрнест Доусон,
                                               "Прощальное слово", 1899 г.
 
 

             1. ДЖЕРЕК КОРНЕЛИАН ВСЕ ЕЩЕ ЛЮБИТ МИССИС УНДЕРВУД

     - Боюсь, что ты дал  начало  еще  одной  моде,  дорогой.  -  Железная
Орхидея сдвинула покрывало  из  соболей  и  столкнула  Джерека  с  постели
стройной ногой. - Я так горжусь тобой! Как любая мать.  Ты  талантливый  и
вкусненький сын!
     Джерек вздохнул, лежа на дальнем краю постели, полностью спрятав лицо
в огромной мягкой куче подушек. Он был бледен и задумчив.
     - Благодарю тебя, ярчайший из цветов, самый благородный из металлов.
     Его голос был слаб.
     - Но ты все еще тоскуешь, -  сказала  она  сочувственно,  -  по  этой
миссис Ундервуд.
     - Так и есть.
     - Немногие смогли бы сохранить подобную страсть так  долго.  Мир  все
еще нетерпеливо ждет развязки. Ты отправишься к  ней?  Или  она  явится  к
тебе?
     - Она сказала, что придет ко мне, - пробормотал Джерек  Корнелиан.  -
По крайней мере, я так понял. Ты знаешь, как трудно  иногда  понять  смысл
беседы с путешественником во времени,  и,  должен  сказать,  это  особенно
трудно в 1896 году. - Он улыбнулся. - Тем  не  менее,  все  было  чудесно.
Хотел бы я, чтобы ты все это  видела  своими  глазами,  Железная  Орхидея.
Кофейные палатки, Кухни Джонса, Тюрьмы и другие  памятники.  И  так  много
людей! Можно усомниться, хватает ли воздуха на всех!
     - Да, дорогой. - Ответ ее не был таким живым, каким мог бы быть,  так
как она уже слышала все это не один раз. - Но твоя  конструкция  находится
здесь на радость всем нам. И другие теперь следуют за тобой.
     Догадываясь, что ему грозит опасность наскучить ей, Джерек сел  среди
подушек, расставил пальцы рук  на  уровне  глаз  и  принялся  разглядывать
мерцающие кольца власти, украшающие их. Сжав совершенной  формы  губы,  он
установил в определенное положение кольцо на  указательном  пальце  правой
руки. На дальней стене комнаты появилось  окно,  через  которое  ворвались
теплые и яркие солнечные лучи.
     - Какое красивое утро! - воскликнула Железная Орхидея в похвалу  ему.
- Как ты планируешь провести его?
     Джерек пожал плечами.
     - Еще не знаю. У тебя есть предложения?
     - Ну, Джерек, поскольку именно ты установил  моду  на  ностальгию,  я
думаю, тебе захочется  отправиться  со  мной  в  один  из  старых  гниющих
городов.
     - Что касается тебя,  ты  совершенно  в  ностальгическом  настроении,
королева матерей с богатым воображением. - Он нежно поцеловал ее веки  над
черными, как смоль, глазами. - Мы в последний раз посещали  его,  когда  я
был ребенком. Ты имеешь в виду Шаналорм, конечно?
     - Шаналорм или любой другой, какой захочешь. К тому же, как я  помню,
ты был там зачат. - Она зевнула. -  Гниющие  города  -  единственное,  что
постоянно в нашем мире.
     - Некоторые сказали бы, что они _б_ы_л_и_ миром, - улыбнулся  Джерек.
- Но у них нет очарования метрополий Эпохи Рассвета,  какими  бы  древними
они ни были.
     - Я нахожу их романтичными, - сказала она, охваченная воспоминаниями,
и обняла его черными руками, целуя в губы цвета полдневной  голубизны.  Ее
одежда (живые пурпурные маки) вздымалась и опадала.  -  Что  ты  наденешь,
отправляясь за приключениями? Ты по-прежнему предпочитаешь свои костюмы со
стрелами?
     - Думаю, нет.
     Он был немного разочарован тем, что она все еще пристрастна к  черным
и темно-синим оттенкам. Значит, она еще не полностью забыла свою  связь  с
гибельно-мрачным Вертером де Гете. Он подумал немного, а  затем  движением
кольца власти создал струящуюся мантию из белого, тончайшего, как паутина,
меха. Намерением его было создать контраст, и мантия понравилась ей.
     - Превосходно, - промурлыкала она. -  Идем,  погрузим  твой  багаж  и
отправимся.
     Они покинули ранчо Джерека (которое намеренно сохранялось в том виде,
каким он его сделал, когда старался подготовить дом  для  своей  утерянной
возлюбленной, миссис Амелии Ундервуд, перед тем как она отправилась  назад
в  девятнадцатое  столетие)  и  пересекли  хорошо  ухоженную   лужайку   с
подстриженной травой, где больше не бродили среди кустов, беседок,  роз  и
японских садиков олень и бизон, напоминавшие ему так мучительно  о  миссис
Амелии Ундервуд.
     Ландо Джерека из молочно-белого нефрита было  обито  изнутри  шкурами
винилов (давно исчезнувших зверей) абрикосового оттенка и украшено зеленым
золотом.
     Железная Орхидея устроилась  в  экипаже.  Джерек  уселся  напротив  и
постучал по перилам ограждения, дав экипажу сигнал для подъема. Кто-то (не
он) создал приятное круглое желтое солнце и роскошные голубые облака,  под
которыми уходили вдаль невысокие, поросшие травой холмы, леса из  сосен  и
гвоздичных деревьев, реки янтарного и серебряного цветов, глядя на которые
отдыхали глаза. Такой ландшафт простирался на мили и  мили  вокруг.  Ландо
направилось в южном направлении, к Шаналорму.
     Они пересекли белесоватое море, из которого существа розового  цвета,
напоминающие гигантских земляных червей, высовывали головы или хвосты (или
и то, и другое одновременно), гадая, кто создал их.
     - К несчастью, это, вероятно, Вертер, - сказала Железная  Орхидея.  -
Как он борется против обычной эстетики! Вот еще один пример выражения  его
натуры, как ты думаешь? На мой взгляд, довольно примитивно.
     Они были рады, когда белесое море осталось позади.  Сейчас  под  ними
проплывали высокие соляные утесы, блестевшие в  свете  красноватого  шара,
который, вероятно, и был  настоящим  солнцем.  В  этом  ландшафте  таилось
молчание, которое волновало обоих, и они не  разговаривали,  пока  тот  не
остался позади.
     -  Почти  на  месте,  -  сказала  Железная  Орхидея,  перегнувшись  и
посмотрев через край ландо, хотя в действительности не имела ни  малейшего
представления, где они находятся, да в этом и не было  необходимости,  так
как Джерек дал экипажу ясные  инструкции.  Джерек  улыбнулся,  восхищенный
энтузиазмом матери. Она всегда радовалась их совместным вылазкам.
     Захваченная порывом ветра, его одежда  из  меха-паутинки  взметнулась
вверх, закрыв обзор. Джерек прихлопнул полы вниз так сильно,  что  белизна
растеклась по всему сиденью, и в этот момент по причине, которой  не  смог
определить, Джерек подумал о миссис Ундервуд,  и  лицо  его  затуманилось.
Прошло уже больше времени, чем он  ожидал.  Джерек  был  уверен,  что  она
вернулась бы, если бы смогла. Он понял, что вскоре придется нанести  визит
раздражительному  старому  ученому  Браннарту  Морфейлу  и   просить   его
использовать другую машину времени. Морфейл заявил, что  миссис  Ундервуд,
подверженная, как и любой другой человек, эффекту  Морфейла,  скоро  будет
вытолкнута из 1896 года, но при  этом  может  оказаться  в  любом  периоде
времени за последние миллионы лет, но Джерек был уверен, что она  вернется
в его век.  В  конце  концов,  они  любили  друг  друга.  Она  подтвердила
давным-давно, что любит  его.  Джерек  подумал,  не  Браннарт  ли,  полный
решимости доказать безупречность своей теории,  блокирует  попытки  миссис
Ундервуд достичь его. Конечно, такое подозрение несправедливо, но уже было
очевидно, что миледи Шарлотина  и  Лорд  Джеггед  Канарии  ведут  какую-то
запутанную игру, включающую его и  миссис  Ундервуд  судьбы.  До  сих  пор
Джерек относился к этому вполне добродушно, но теперь начал подумывать, не
стала ли шутка заходить слишком далеко.
     Железная Орхидея заметила перемену в его настроении. Она  наклонилась
и провела пальцами по лбу сына.
     - Снова меланхолия, моя любовь?
     - Прости меня, прекраснейший из цветов. -  Джерек  с  усилием  придал
лицу беспечное выражение и улыбнулся. Он обрадовался, когда в этот  момент
заметил фиолетовое зарево, пульсирующее на горизонте.
     - Шаналорм появился. Смотри!
     Она повернулась,  ее  лицо,  как  черное  зеркало,  отразило  далекое
сияние.
     - О, наконец-то!
     Они углубились в ландшафт, который никто не хотел изменять: не только
потому, что он и так  был  красив,  но  также  и  потому,  что  не  стоило
легкомысленно  экспериментировать  с   источником   энергии,   находящимся
неподалеку.  Города,  подобные  Шаналорму,  строились  в  течение   многих
столетий и были очень старыми. Говорили, что они способны  преобразовывать
энергию  самого  космоса,  что  Вселенная  может   быть   создана   заново
посредством их загадочных машин. Но никто не посмел  когда-либо  проверить
это утверждение, хотя даже мысль об этом мало кому приходила в  голову  за
последнюю  пару  тысячелетий  (подобные  занятия  считались  вульгарными).
Определенно имелась возможность создать любое  количество  новых  звезд  и
планет. Города будут существовать так же  долго,  как  и  само  Время  (не
особенно  долго  на  самом  деле,   если   верить   Юшариспу,   маленькому
инопланетянину, недавно отправившемуся в космическое путешествие с  Лордом
Монгровом).
     Шаналорм раскинулся, грезя о чем-то, под куполом  фиолетового  света,
который, казалось, не проникал  в  сам  город.  Некоторые  из  причудливых
зданий расплавились и оставались в полужидком состоянии, сохраняя, однако,
все еще различимые очертания. Другие здания разлагались - машинная плесень
и энергомох волнообразно двигались по их каркасам: яркие,  желто-зеленого,
желто-голубого  и  красновато-коричневого  цветов,  с  шелестом  и  глухим
почмокиванием  они  искали  свежие  утечки  из  энергорезервуаров.  Особые
маленькие животные, присущие городам, сновали взад и вперед из  отверстий,
которые, должно быть, были когда-то дверями  и  окнами,  исчезая  в  тенях
бледно-голубого, малинового и  розовато-лилового  оттенков,  отбрасываемых
чем-то невидимым; они переплывали лужи мерцающего  золотого  и  бирюзового
цветов, лакомились полуметаллическими растениями, которые, в свою очередь,
питались энергией странной радиации и кристаллами загадочной структуры.  И
все  это  время  Шаналорм  пел  сам  себе  тысячи  переплетающихся  песен,
гипнотических мелодий. Говорили, что когда-то город был  разумен  -  самое
разумное существо во Вселенной, но сейчас он одряхлел, и даже воспоминания
его  были  расплывчаты.  Образы  возникали  там  и   тут   среди   гниющих
металлодрагоценностей и зданий: сцены величия Шаналорма,  его  обитателей,
его истории. Он имел много имен, прежде чем получил название Шаналорм.
     - Разве он не прелестен, Джерек? - воскликнула  Железная  Орхидея.  -
Где мы устроим пикник?
     Джерек погладил ограждение ландо, и экипаж по спирали  стал  медленно
опускаться вниз, пока не оказался между двумя башнями, проплывая чуть выше
крыш блоков,  куполов  и  шаров,  которые  сияли  тысячами  неопределенных
оттенков.
     - Там? - Он показал на пруд с рубинового цвета жидкостью и  нависшими
над  ним  старыми  деревьями  с  длинными,  покрытыми  ржавчиной  ветвями,
касающимися поверхности. Мягкий красно-золотистый мох  покрывал  берег,  и
крошечные  звенящие  насекомые  оставляли  в  воздухе   искрящиеся   следы
янтарно-аметистового цвета.
     - О да! Превосходно!
     Когда Джерек посадил  свою  машину,  Железная  Орхидея  величественно
шагнула на землю и поднесла палец  к  губам,  осматривая  сцену  вокруг  с
выражением смутного узнавания.
     - Хм, не то ли самое место? Может быть... Джерек,  знаешь,  я  думаю,
что именно здесь был зачат ты, мой плод. Твой  отец  и  я  гуляли.  -  Она
показала  на  комплекс  низких  зданий  на  противоположном  берегу,  чуть
различимый сквозь медленно проплывающее облако желтого цвета. -  Вон  там!
Разговор зашел, как это обычно бывает в таких местах, об обычаях  древних.
Я помню, мы обсуждали Мертвые Науки. Как оказалось,  он  изучал  некоторые
древние тексты  по  биологическому  переконструированию,  и  мы  подумали,
существует ли еще возможность  создать  ребенка  согласно  практике  Эпохи
Рассвета. - Она рассмеялась. -  Сколько  ошибок  мы  наделали  сперва!  Но
постепенно мы разобрались, что к чему,  и  вот  ты  здесь  -  великолепное
создание, продукт искусного мастерства. Вероятно,  поэтому  я  так  дорожу
тобой, так горжусь.
     Джерек взял ее мерцающую, черную, как смоль, руку и поцеловал кончики
пальцев, ласково погладил по спине. Он ничего не мог сказать, но руки  его
были нежными, выражение лица - любящим. Джерек знал ее достаточно  хорошо,
чтобы понять, что она сейчас странно взволнована...
     Они  лежали  на  уютном  мхе,  слушая  музыку  города,  наблюдая   за
насекомыми, танцующими в заливающем все вокруг фиолетовом свете.
     - Думаю, именно покой я ценю больше всего,  -  пробормотала  Железная
Орхидея, томно двигая головой по его  плечу,  -  античный  покой.  Как  ты
считаешь, не потеряли ли мы нечто, чем обладали наши предки,  -  некоторое
качество, вырабатываемое жизненным опытом? Вертер верит, что оно у нас все
еще есть.
     Джерек улыбнулся.
     - Как я понимаю, самый великолепный из  цветов,  каждому  индивидууму
дается индивидуальный жизненный опыт. Мы можем сделать из нашего  прошлого
все, что захотим.
     - А из будущего? - проговорила она сонно и непоследовательно.
     - Если  принимать  всерьез  предупреждения  Юшариспа,  тогда  будущее
неясно. Вряд ли его сколько-нибудь осталось.
     Но он уже утратил ее внимание. Она встала и подошла к берегу пруда. В
глубине, под поверхностью, переливались мягкие цвета,  и,  очарованная  на
миг, она засмотрелась на них.
     - Я пожелала бы... - начала она,  затем  замолчала,  тряхнув  темными
волосами. - О, запахи, Джерек! Они грандиозны!
     Джерек встал и подошел к ней, сам похожий на  движущееся  облако:  он
глубоко вдохнул химическую  атмосферу,  и  его  тело  засветилось.  Джерек
смотрел через пруд на очертания города, думая, как  он  изменился  с  того
времени, когда был населен людьми, когда люди проводили  время  среди  его
машин и заводов, еще до того, как стал независимым, больше не  нуждающимся
в присмотре. Страдал ли город когда-нибудь от одиночества,  думал  Джерек,
скучал ли,  как  это  могло  в  конце  концов  показаться,  по  неуклюжему
заботливому вниманию инженеров, давших ему жизнь?  Покинули  ли  обитатели
Шаналорма город или он сам отверг  их?  Джерек  обнял  одной  рукой  плечи
матери, но понял вдруг, что вздрагивает от порывов неожиданного  холодного
ветра.
     - Он грандиозен, - сказал Джерек.
     - Я думаю, не отличается от тех, которые ты посетил... от Лондона?
     - Это город, - согласился он, - а города ненамного отличаются друг от
друга по своей сущности. - И почувствовал  еще  один  укол  боли,  поэтому
засмеялся и сказал: - Какого цвета будет наш обед сегодня?
     - Снежно-белого и темно-голубого, -  сказала  она.  -  Эти  маленькие
улитки с лазурными раковинами, откуда они? И сливы!  Что  еще?  Аспирин  в
желе?
     - Не сегодня. Я нахожу его несколько пресным. Нам нужна  какая-нибудь
снежная рыба?
     - Обязательно! - Сняв платье, она встряхнула его  надо  мхом,  и  оно
превратилось в серебристую скатерть.
     Вместе они приготовили еду, усевшись на противоположных концах стола.
     Но когда еда  была  готова,  Джерек  не  почувствовал  голода.  Чтобы
доставить  удовольствие  матери,  он  попробовал  немного   рыбы,   сделал
глоток-два минеральной воды, взял кусочек героина и обрадовался, когда  ей
самой наскучила еда и она  предложила  рассеять  остатки.  Как  Джерек  ни
старался всем сердцем присоединиться к энтузиазму  матери,  но  обнаружил,
что не может освободиться от смутного чувства беспокойства. Он  знал,  что
хочет быть в каком-то другом месте, но знал также, что в мире  нет  места,
куда он мог бы отправиться и освободиться от ощущения неудовлетворенности.
Он заметил, что мать улыбается.
     - Джерек! Ты печален, мой  дорогой!  Ты  хандришь!  Возможно,  пришло
время забыть свою роль, сменить ее на ту, которую можно лучше воплотить  в
жизнь?
     - Я не могу забыть миссис Ундервуд.
     - Я восхищаюсь твоей твердостью. Я уже говорила  тебе  это  и  теперь
просто хочу напомнить,  исходя  из  моих  знаний  классики,  что  страсть,
подобно совершенной розе, должна в конце концов увянуть. Возможно,  сейчас
самое время дать ей начать понемногу увядать?
     - Никогда!
     Она пожала плечами.
     - Конечно, это твоя драма, и ты должен быть предан ей. Я первая,  кто
сомневается в мудрости уклонения от первоначальной концепции.  Твой  вкус,
твой тон, твой стиль - они совершенны. Я больше не буду спорить.
     - Кажется, это больше, чем вкус, - сказал Джерек,  оттягивая  кусочек
коры  и  заставляя  его  мелодично  бренчать  о  ствол  дерева.  -  Трудно
объяснить.
     - Как и любое по-настоящему важное произведение искусства.
     Он кивнул.
     - Ты права, Железная Орхидея. Так оно и есть.
     - Скоро все разрешится само собой, плод моего семени. - Она взяла его
под руку. - Пойдем, прогуляемся немного  по  этим  спокойным  улицам.  Ты,
может быть, найдешь здесь вдохновение.
     Он позволил провести себя через пруд, в то время как она, все еще  во
власти приятных воспоминаний, говорила о любви его  отца  именно  к  этому
городу и о его глубоком знании истории Шаналорма.
     - И ты так никогда и не узнала, кто был мой отец?
     -  Нет.  Разве  это  не  восхитительно?  Он  все  время  оставался  с
измененной внешностью. Мы любили друг друга несколько недель!
     - Никаких намеков?
     - О, видишь ли... -  Она  беспечно  рассмеялась.  -  Знаешь,  слишком
упорное расследование тайны все испортило бы.
     Под их ногами какой-то захороненный трансформатор вздохнул и заставил
задрожать землю.
 
 

                           2. ИГРА В КОРАБЛИКИ

     - Я иногда задаюсь вопросом, - сказала Железная Орхидея, когда  ландо
Джерека уносило их  прочь  от  Шаналорма,  -  куда  ведет  нынешняя  мания
изучения Эпохи Рассвета?
     - Ведет, моя жизнь?
     - Я имею в виду артистически. Вскоре, в основном из-за моды,  которую
ты породил, мы вновь создадим ту эпоху вплоть до  мельчайшей  детали.  Все
будет похоже на жизнь в девятнадцатом столетии.
     - Неужели, металлическое великолепие? - Он был вежлив, но все еще  не
способен следовать ее рассуждениям.
     - Я имею в виду, нет ли опасности  из-за  увлечения  реализмом  зайти
слишком далеко, Джерек? В  конце  концов  воображение  людей  может  стать


239337 "" 2002-02-25 20:23:29
[193.233.41.172] Закиев
- Ув. Сергей Шиншин. Обращаюсь к Вам с просьбой. Давайте прекратим это безобразие. Осмелюсь (уже обращаясь как к виртуальному офицеру) напомнить исторический прецедент. Москва была сдана, но, при этом, выиграна Россия. Думаю не надо более пояснений. Всех Вам благ...


239336 "" 2002-02-25 20:15:44
[147.8.235.61] Сергей Сергею Шиншину
- Уважаемый Сергей - Если отзовусь опять же первым, то только потому, что час ночи, и на сегодня - хватит. Спасибо за добрые слова. Вот присяду на Вашу оттоманку почитать несколько минут, да и спать пора. Не думаю, что кто-либо из нас ждет от ЮБ каких бы там ни было признаний. Не в его природе. Да и нам - за ненадобностью. Ничего другого хорошего с той стороны также не ожидается. Эксперимент, предложенный Вами - идея замечательная во всех отношениях. Для его чистоты не мешало бы вывесить баннер: "Идет эксперимент - несколько копий программы Yuli работают сами с собой". ВМ на это конечно не пойдет... Полагаю, мы всем тут надоели. И все это самому до смерти надоело. Пальцы уже размяты для вещей более серъезных. Так что, со своей стороны поддержу Вашу идею постановки эксперимента. При этом надеюсь, в Вене хватит интеллекта не выступать в адрес экспериментаторов. Если нет - придется просто съездить и посмотреть, чем там вызван мовэтон, и посоветовать, как от него избавиться.

Всем спокойной ночи.


239335 "" 2002-02-25 20:14:46
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Закиеву

Уважаемый господин Закиев!

Вы правы. Мы тут в ДК как персонажи из небезызвестной передачи "За стеклом" (никогда не мог выдержать более 5 минут), которые никогда не знают, сколько человек на них смотрят и что об этом думают...


239334 "Умер Андрей Зайцев

"

2002-02-25 20:12:00
[10.0.0.6] Дмитрий Кувшинов
- Неделю назад где-то здоровался с ним :(
:(((((((((


239333 "Умер Андрей Зайцев

"

2002-02-25 20:07:08
[195.208.220.229] ВМ
- Уважаемые дамы и господа!

Желающие выразить свои соболезнования ближайшим коллегам и родственикам обращайтесь по адресу tiurina@sai.msu.ru.


239332 "" 2002-02-25 19:59:20
[195.34.133.68] Yuli
- Уважаемый г-н Шиншин! У меня есть весьма незаурядные друзья, но это не значит, что я хотел бы вытеснить кого-то из клуба. Просто трем-четырем личностям следовало бы понять, что они не должны помещать своих пошловатых и примитивных текстов, чтобы не создавать атмосферу провинциальной тусовки. Если я, в силу обстоятельств, имею возможность уделять этим господам свое время, другие люди к такой разновидности благотворительности не склонны.
Жаль, кстати, что Вы присоединяетесь к маргиналам в сетевых спорах, согласитесь, в Вас скорее говорит обида, а не здравый смысл. Впрочем, у Вас еще все впереди, и мне не хочется торопить события. Сами во всем разберетесь.
Посредственность должна понимать, что ее от подлинной культуры отделяет стена, а не ветхий заборчик.


239331 "" 2002-02-25 19:55:46
[193.233.41.172] Закиев
- Добрый вечер ув. господа! Не заглядывал на сайт по объективной причине. Готовился и ездил на симпозиум в Израиль. Конечно, за шесть дней пребывания можно увидеть немногое, но я старался. Интересно, что вдруг сделал для себя неожиданные выводы. Но об этом потом. Если, конечно, они кого-нибудь заинтересуют. Просмотрел архив ДК за истекшие недели и был просто потрясен. Пользуясь воцарившейся демократией (с приходом которой по замечанию В.И.Арнольда"народ сжег многие тысячи томов научных книг") обращаюсь с протестом от лица рядового состава к господам офицерам Juli, Суси, Шиншину, Эйгенсону и т. д. Перестаньте пожалуйста (соблюдение субординации) наши отцы-наставники смущать рядовой состав прилюдными взаимными оскорблениями. Ибо таковое действие на нас неумытых и проч. влияет самым загадочным образом. Многие из нас начинают искать линию фронта. (Уже стою по стойке смирно. Выпучил глаза и жду приказа следовать на гауптфахту). Ув. Кошка Катя. Прежде всего благодарю за Вашу ссылку на интервью с В. И. Арнольдом. Я прочитал Ваше мнение и по поводу проблем образования и по поводу борьбы с лженаукой. Лично мне кажется, что оба эти вопроса тесно связаны между собой. И еще с одним, который отметил Владимир Игорьевич. Совершенно неестественном разделении на фундаментальную и прикладную науку. Многое из того, что Вы сказали мне нравиться. Однако не будем парить в облаках. Современная борьба академии с лженаукой, хотя и была инициирована такими людьми как Владимир Игорьевич, ведется, как это не банально звучит, из-за денег. И то, что уже создаются административные структуры под эту борьбу, меня совершенно не вдохновляет. Скорее наоборот. Помните, как у Высоцкого. "И в борьбе с зеленым змием побеждает змий". Всех Вам благ...


239330 "" 2002-02-25 19:39:15
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Сергею, который отозвался первым, а также опять же Г. Морозову и Суси

Уважаемые господа!

Позвольте мне, во-первых, зафиксировать вашу полную победу в дискуссии с Юлием Борисовичем. Каждый из вас в разное время разбил его полностью, используя для этого богатейший арсенал полемических приемов. Говорю об этом потому, что от Юлия Борисовича такого признания не дождетесь (а такое впечатление, что ждете).

Ну а дальше предлагаю хотя бы на неделю провести небольшой эксперимент - прекратить обращаться к Юлию и тем самым давать ему повод в очередной раз покрасоваться в своих собственных глазах. Просто интересно - чему будут посвящены глубокомысленные посты Юлия Борисовича...


239329 "" 2002-02-25 19:26:00
[147.8.235.61] Сергей С.Шиншину
- А может Иеромонаха Романа? - он уже с ним приходил в 18758


239328 "Александр Фатьянов - Вязовенские родники" 2002-02-25 19:21:48
[195.208.220.1] LOM /avtori/lyubimov.html
- Прекрасный лирический рассказ


239327 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 19:21:43
[147.8.235.61] Сергей Kostya
- Уважаемый Константин, спасибо за мирное урегулирование. Вы знаете, я думаю, что вопросы плагиата затрагивают область новых идей и вокруг них, а не устоявшегося. Учебники в это понимание вряд ли входят. Сложно приписать себе законы Ньютона. Но на учебники и не ссылаются (как правило)в научных работах. Вопрос плагиата связан с тем, сослался человек на чью то работу или "забыл", или действительно забыл, или даже не имел о ней понятия. При рецензировании профессионалами в этой области баги всплывают моментом и человеку дают возможность исправить. В своем опыте рецензирования сталкивался только с небрежностью или неведением. Насколько знаю от других более опытных людей, откровенный плагиат - вещь крайне редкая - быстро выявляется, и персона автоматом идет в "игнор" научным сообществом и изданиями.

Во всем успехов - Сергей.


239326 "" 2002-02-25 19:06:13
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Уважаемый Владимир Михайлович!

У меня наконец-то заработала электронная почта, посему вопрос, равно, как и стенания об "обозрении" снимается. Вопрос к Юлию Борисовичу, тем не менее, остается - кого он имеет предложить ДК?


239325 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 18:51:28
[137.132.3.48] kostya
- Я думаю, что этот инцидент исчерпан.

А вообще говоря, в научной литературе (в отличие от художественной) плагиат труднодоказуем. Фактически все учебники повторяют одно и то же ... те же законы природы, формулы и проч. И эти повторения неизбежны, поэтому уличить кого-либо в такого рода плагиате очень трудно. Не будем же мы, право, обвинять создателей школьных учебников по физике в нарушении авторских прав сэра Исаака Ньютона посредством издания его 3-ех законов без ведома его или его правонаследников?! :)) ...Ну это так, к теме не относится.


239324 "" 2002-02-25 18:46:37
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Уважаемым Г.Морозову, Суси, Сергею и всем, кому это касается

а также уважаемому Yuli

"Мне всегда хотелось пригласить на сайт своих знакомых, но стоило вспомнить о некоторых бесцветных завсегдатаях, и приходилось отказываться." Я сказал, что больше не ввязываюсь в дискуссию с уважаемым Юлием Борисовичем, но эта фраза больно уже меня заинтересовала.

Согласен отнести себя к "бесцветным завсегдатаям" и уступить место знакомым Юлия- но нельзя же уступать место, не глядя. Юлий Борисович, раскройте секрет, кого Вы имеете возможность пригласить на сайт? Может быть, действительно стоит посториниться?


239323 "" 2002-02-25 18:41:40
[147.8.39.196] Сергей ВМ
- Да, парадокс. - Шиншин не может сесть на СВОЮ оттоманку. Дальше некуда.


239322 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 18:38:20
[147.8.39.196] Сергей Kostya
- Да, Константин, если обидел - простите великодушно. Не хотел, говорю без смайликов. - Сергей.


239321 "" 2002-02-25 18:35:04
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- Уважаемый Владимир Михайлович!

Я уже устал стенать в пространство - есть у меня "обозрение" или нет?


239320 "" 2002-02-25 18:30:38
[10.44.54.189] Сергей Шиншин
- ТАК ЛИ УЖ ПЛОХО ЖИЛОСЬ ХУДОЖНИКУ ПРИ "РАЗВИТОМ СОЦИАЛИЗМЕ"?

...Когда-то, в советские, давние уже времена один неплохой поэт, с большими трудностями "пробивший" в республиканском издательстве свою книжку стихов, сказал мне в курилке по поводу только что напечатанного "Прерванного полета" Марины Влади: "Не понимаю я, почему все так жалеют Высоцкого. Пел, играл в театре и в кино, ездил по всему миру... Я вот первые полгода, когда приехал сюда из деревни и жить было негде, ночевал на вокзалах, утром шел оттуда на работу, а вечерами писал стихи в дешевых столовых".

Именно тогда я почувствовал (может быть, не в первый раз - но в первый раз столь отчетливо), каким снобизмом отдает наша "средне-интеллигентская" точка зрения по поводу "притеснений художника в социалистическом государстве". Тут же вспомнилась ненапечатанная (может быть, и по сей день), но передававшаяся из уст в уста фраза великого поэта Арсения Тарковского. Когда Арсений Александрович, приехав в одну из республиканских столиц, известную тем, что искусством в ней управляли самые, мягко говоря, туповатые на весь Союз партаппаратчики, услышал рассказ о "несчастном" скульпторе, которому вот уже который год не разрешают сделать персональную выставку, он сказал негромко и как бы между прочим (в те времена такое говорить решались еще далеко не все): "Хорошо, что глину не отобрали".

И, как по мне, одна эта фраза говорит о положении художника во времена "развитого социализма" куда больше, чем все публичные и непубличные стенания сына Арсения Александровича, Андрея Тарковского, который, наряду с Высоцким, был и остается в массовом сознании еще одним стандартным примером "притеснявшегося советской властью художника".

И дело здесь ведь не в том (вернее, не только в том), что и Владимир Семенович и Андрей Арсентьевич далеко не бедствовали - хотя мой коллега-поэт, ночевавший на вокзалах, наверняка имел право на ту фразу, которую я процитировал в начале. Дело в том, что слова мальчика в прологе "Зеркала" ("Я могу говорить"), казавшиеся тогда такими по-эзоповски точными, сегодня представляются (не знаю, как всем, но мне наверняка) обычным "аэропортовским" кокетством. (Андрей Тарковский жил, кажется, на Мосфильмовской, но слово "аэропортовский", как сленговое название одного из московских районов - места, как бы сейчас сказали, "компактного проживания" московской художественной интеллигенции - было тогда в ходу).

И вот сейчас для меня это всплывшее вдруг в памяти слово "аэропортовский" объединяет все неприятное и неискреннее, что было в то время в нашей московской (да и петербургской, наверное) художественной (и не только художественной) интеллигенции: умеренная (чтобы заканчиваться в худшем случае не ссылкой, а беседой в КГБ) фронда, жалобы на мизерную зарплату и нерегулярные гонорары, странным образом сочетавшиеся с драками за место в очередном писательском или киношном жилищном кооперативе, подорванное (как говорилось) в поединках с "чиновниками от искусства" сердце, которое, тем не менее, лечили не в районной, а в литфондовской поликлинике, а то и в Кремлевке...

Мы тогда уже понимали, что, говоря процитированными Замятиным словами Блока, "нам платят за то, чтобы мы не делали того, что должны делать", но не знали, что бессмертная формулировка Владимира Ильича Ленина по поводу того, что художник должен выбирать между партийной зависимостью и зависимостью от денежного мешка, таки сработает в нашем будущем. (Многие из нас тогда вообще предпочитали двум этим зависимостям третью - алкогольную.)

А пришли мы в итоге к нынешним временам, когда (возвращаясь к емкой фразе Арсения Тарковского), глину уже не отбирают. У художника просто нет денег на то, чтобы ее купить.

И - может быть, самое главное - предоставив нам полную свободу, государство одновременно безжалостно уничтожило в нас самих столь дорогую для сердца русского интеллигента иллюзию, что он-то уж точно Блок, да только волею обстоятельств молчащий.

И что, по-вашему, лучше?


239319 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 18:26:10
[147.8.39.196] Сережа Косте
- Да это он и был, смайлик. Личико не клеил, думал, и так понятно. - Сережа.


239318 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 18:20:43
[137.132.3.48] kostya
- Вы, Сережа, посты до конца дочитывайте. Затем сделайте паузу и осмыслите прочитанное. И только затем пишите! И побольше смайликов, а то шутка выходит как-то оскорбительно.


239317 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 18:05:30
[147.8.39.197] Сергей Косте
- Костя - отовсюду понемногу - самая дешевая разновидность плагиата. Это Вы сами с собой обсудите. Да - тут важно не перпутать Ctrl-c и Ctrl-v. А то ведь ненароком смахнешь Ctrl-c. Научная продуктивность упадет. Только т-с-с-с-с!

Do not think - act NOW!!!


239316 "" 2002-02-25 18:03:10
[217.81.111.89] Stierlitz http://www.alexejs.gmxhome.de
- Вас развратило Самовластье,
И меч его вас поразил, -
И в неподкупном, беспристрастье
Сей приговор Закон скрепил.
Народ, чуждаясь вероломства,
Поносит ваши имена -
И ваша память от потомства,
Как труп в земле, схоронена.



О жертвы мысли безрассудной,
Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула -
И не осталось и следов.

Iwan Bunin


239315 "Кому давать деньги или cколько в России молодых ученых?" 2002-02-25 17:58:31
[137.132.3.48] kostya
- кВМ-18473

>Например, я в последнее время склоняюсь к тому, чтобы убрать монографии - происходит путаница.

Дык, давно пора. В отсутствие четкого определения что такое "монография" вы играете с огнем, хехе. Например, я могу накомпилировать из www.arxiv.org десяток-другой лекционных заметок по физике и математике (отовсюду понемного так что никакого плагиата, боже упаси) общим объемом пару-тройку тысяч страниц.

Затем я пойду в издательство при моем универе (www.nus.edu.sg), и они за пару недель выпустят все это тиражом, хаха, 10-20 экз. Но суть не в тираже, а в том что каждому такому макулатурному творению будет присвоен библ-ый ISBN код, и попробуйте докажите что это не "монографии"! А какой тогда у меня будет РП-рейтинг? Правильно: выше чем у вас (за 30 лет научной карьеры) раз в 5-10 - в зависимости от скорости моей работы с Ctrl-c & Ctrl-v. Такой вот секрет ... только, тсссс, никому! :)))

Вы знаете, что лично я в эти игры не играю, но если кто-то еще додумается до такой технологии то вы окажетесь в весьма щекотливой ситуации. :( Think about it.


239314 "" 2002-02-25 17:47:13
[195.34.133.62] Yuli
-
Кому витийствуешь в угоду?
Иль одолел тщеславья червь?
Что за глаголы шлёшь народу,
Народом величая чернь?




Иеромонах Роман


239313 "" 2002-02-25 17:36:30
[147.8.39.197] Sergei Суси
- Уважаемый Валерий - на Ваш вопрос ответил, но ВМ вырезал. Он прав, затеяли переписку более частного характера. Я не в обиде. Если Вы кинете свой адрес на мой, мне было бы иногда интересно поговорить "тет на тет". Наверное, уже не сегодня. Понимаю, что оба заняты.


239312 "" 2002-02-25 17:17:13
[217.81.111.89] Stierlitz http://www.alexejs.gmxhome.de
- * * *



Высокомерьем дух твой помрачен,
И оттого ты не познаешь света.
Ты говоришь, что вера наша - сон
И марево - столица эта.



Ты говоришь - моя страна грешна,
А я скажу - твоя страна безбожна.
Пускай на нас еще лежит вина,-
Все искупить и все исправить можно.



Вокруг тебя - и воды, и цветы.
Зачем же к нищей грешнице стучишься ?
Я знаю, чем так тяжко болен ты :
Ты смерти ищешь и конца боишься.

Anna Ahmatowa


239311 "" 2002-02-25 17:14:12
[147.8.39.197] Сергей ZUG
- Уважаемый ZUG - уместнее не просить, но ТРЕБОВАТЬ. Если это не исчезнет, Вы вправе преследовать, как лицо заинтересованное.


239310 "" 2002-02-25 17:11:46
[192.168.2.8] Ценитель слова
- Всё, что написал, пишет и еще напишет Jouli Андреев в этой Гостевой книге,является безупречными, чеканными и безоговорочными истинами, не подлежащими обсуждению сетевых козлов. Интеллектуальный потенциал этого персонажа превосходит мыслимое воображение и сумму того, что было наговорено тысячами тысяч пользователей Интернета с момента его возникновения. Jouli - гений, сетевой Мефистофель, Ницше и бес.Таких людей в Интернете больше нет и скоро совсем не будет, а присутствующие станут еще гордиться тем, что жили и интеллектуально прозябали в одну эпоху с великим Jouli.


239309 "Виктор Ляпин - Господа, товарищи, сволочи и дамы" 2002-02-25 17:09:55
[195.208.220.1] LOM /avtori/lyubimov.html
- Блестящие комедийные миниатюры.


239308 "" 2002-02-25 16:56:56
[147.8.39.197] Сергей Всем и ВМ
- О РЕШЕНИЯХ НЕТРИВИАЛЬНЫХ

Ну вот - очередной скандал. И что-то желательно предпринимать. С санацией сайта и ООО - сложности. Снизится посещаемость. Остановить санатора, судя по блестящему отрывку, приведенному г.Морозовым (bravissimo! в его адрес), вряд ли удастся просто диагностикой явления. Тут, видно, не обойтись без жертв. Печально. А вдруг и его друзьяки нагрянут? - что делать?

Тут мне вспомнился курьезный случай, произошедший недавно в бывшей Her Majesty Crown Colony of Hong Kong. В общественных, пардон, туалетах вдруг стали происходть взрывы, пардон опять же, ... писсуаров. Вещь, скажем, не значительная, но мало приятная. Вред государственному имуществу, приобретенному на средства налогоплательщиков. Да и при дневной концентрации 6 млн. людей на 15 кв. км. представляет угрозу имуществу личному. Заметьте, все происходит сразу после 11 сентября. Конечно - переполох. Естественно, местный Урицкий Интерпол вооружает. Правительство выступает с оценкой явления, и высказываются догадки о международном терроризме. При собственном бессилии совладать с обстановкой лучше заранее обозначить врага. Вот же он - Усама бин Ладен! Но, видимо, местные мафиози обиделись и поспешили заверить, что в контролируемой земле такое невозможно в принципе. К их чести - в их патриотизме и лояльности уж не короне, а демократически избранному правительству никто здесь не сомневается. Версия отставлена как несостоявшаяся, а взрывы - продолжаются. Как и поиски виновных. Не найдены до сих пор. Правительство не может, а серьезные люди до мелочей не опускаются. Вдруг это все перестало дебатироваться в местных СМИ, даже скучно стало. Но... взрывы сами собой прекратились. Решение было более чем мудрым, и по причинам серетности не доводилось через СМИ. Но с ним может ознакомиться каждый, зайдя в (очередные извинения) общественный туалет. Там играет приглушенно классическая музыка. И Вы можете пи под Вивальди - утром, Моцарта - днем, и Баха - вечером. Классные здесь психологи, господа!

А что у нас, на РП? Может нам тоже надо нервы успокоить? Вот дедушка Кот периодически подкидывает пищу для ума, а читать-то - некогда. Хотелось бы виртуально посидеть и на оттоманке с Шиншиным, даже послушать, помолчать. Но не судьба - слова не дают рассказчику... Простаивает сия оттоманка подолгу. Вот и не получается о хорошем то... Приходится иметь дело с венскими нечистотами, от изобретателя фильтра и поборника санации и сетевого долга. Да отпустили Вам, милейший все Ваши долги, а Вы все о них, да о них. - Доооооооо смерти надоеееееееело.


239307 "" 2002-02-25 16:55:01
[134.169.21.19] ZUG
- Уважаемый ВМ! я прошу Вас удалить из ленты Ваше сообщение ╧18569, содержащее айпи-адрес моего компьютера, как ошибочное (в правилах сказано: "неконструктивные высказывания будут убираться"). Поверьте, мне не всё равно и я имею причины быть недовольным тем, что этот адрес опубликован без всяких на то оснований. Как я уже заметил в сообщении ╧18580, нападки на меня (Yuli,╧18566) были ошибочны. Жду Ваших действий или хотя бы разъяснений. Можно по почте. С уважением, С.В.Самойленков


239306 "Андрей Рублев, Феофан Грек и другие в "Русском переплете"

"

2002-02-25 16:51:27
[217.81.111.89] Stierlitz www.alexejs.gmxhome.de
- A chto my ostawim potomkam?


239305 "" 2002-02-25 16:43:50
[193.229.159.3] Суси
- Юлий Борисович Андреев без сомненья является центральным персонажем гостиной Русского Переплета. Он желал им стать, и он им стал. Подтверждением тому служит рекордное количество постов, ему посвященных. Вот некоторая часть из них, выбранная, что говорится, на скорую руку:
Черепанов: меня поражает не то, что г-н Юлий иногда ошибается (все мы ошипаемся!), а то насколько он категоричен и безапелляционен в своих оценках. Мы же не на плацу, уважаемый Юлий Борисович, где все расписано и размерено и расчислено строго по Уставу.
Андрей: Уважаемый Юлий Борисович! Смею Вам заметить, что Вы давите людям на слабости. То, что Вы знаете элементарные законы физики и обладаете отрывочными сведениями в узкой профессиональной области не дает Вам права в пренебрежительной манере общаться с литераторами, историками и т.д., людьми, посвятившими свою жизнь другому предмету, и в этом предмете бесспорно имеющими больше навыков и эрудиции.
Пауль: Уважаемый Юлий, Ваши сообщения отражают исключительно Ваше непробиваемое самодовольство и негибкость мышения. Знаете, Вы мне напоминаете римлянина - стоицизм и исключительно прикладное мышление.
Историк литературы: Уважаемый Юлий Борисович, теперь я понял кто Вы (проф. Липунов меня уже предупреждал о Вашем появлении). Прошу простить старого дуралея, но я уже давно не читаю доморощенных философов, историков и пр. самодеятельность. Извините еще раз, но, если я и останусь еще какое-то время в РП, - буду пропускать, не читая, Ваши замечательные сентенции. Так уж устроен.
Елена: Юлий, - меня продолжает удивлять Ваше настойчивое стремление пилить ветку, на которой Вы сидите. Вы утверждаете, что Вам нужны незаурядные люди с новыми идеями, что Вам интересен бой равных соперников, что Ваша миссия - ходить с фонарем среди бела дня в поисках человека. Ваши сообщения, однако, направлены в противоположную сторону. Зачем Вы уходя от предметности и переходя к личным оскорблениям превращаете форум в площадку для разборок?
Андраник: Юлий! Ваше декадентское ницшеанство уже становится смешным! Ограничьтесь, пожалуйста, в наступающем году критикой гнилого Запада; это, воистину, Ваш жанр!
Георгий Граев: Уважаемый Юлий! Вы начинаете походить на те корпорации, которые, завоевав добрую репутацию, позволяют себе под старой торговой маркой гнать низкопробный товар. Или это следствие кислородного голодания?
Аноним: а почему вы решили, что я нуждаюсь в вашем общении? Вы назойливы и это, в первую очередь, признак глупости. Цепляетесь за каждого гостя, хватаетесь за любую случайную фразу и хамите, хамите, хамите. Вы мне напоминаете советский отрывной календарь, в котором за завтраком можно было прочесть подобную информацию.
Разгребатель архивов: Юлий, Вы не только несли два этих года околесицу, регулярно повторяясь (любой может это проверить), вы еще и выжили из РП почти всех, кто в состоянии был поддерживать хоть сколько-нибудь связный разговор. Все это уже - клиника.
Кирилл Крылов: Jily и этика это не пересекающиеся множества, или если хотите галактики, которые не знают о существовании друг друга.
Сергей Шиншин: Юлий, создавая проблемы другим, Вы создаете их себе. Но без ругани, обращенной на вас - вы никто, нуль, которому как раз и нужна та самая палочка, которую приставляют к нулю невыдержанные собеседники. Вы-то это поняли давно. Я - недавно.

И это лишь мизерная часть постов, адресованных центральному персонажу РП, но уже вполне достаточная для того, чтобы составить о нем безошибочное представление и уже не сомневаться в источнике, распространяющем "портяночный дух".
А вот как на все это реагирует Юлий Борисович:

Господам, которым милы салонные нравы, я искренне сочувствую.
Живой интерес населения к моей биографии и статусу показывает, что мое сетевое поведение весьма эффективно.

Есть и такое весьма примечательное высказывание:
Что касается Вашего предположения о моей приверженности поучать людей и наводить порядок, то смолоду этого за мной не наблюдалось. Эта привычка появилась только с годами...

Итак, с годами... Ну, что тут можно сказать?
Бывает...
Понимаете теперь, друзья, что я не лукавлю, когда говорю Юлию Борисовичу, что невысокого мнения о его умственных способностях.
Ничто не вечно, увы... Все изнашивается, приходит в негодность, подвергается распаду...


239304 "Андрей Рублев, Феофан Грек и другие в "Русском переплете"

"

2002-02-25 16:40:40
[62.32.47.254] Жан-Клод
- Когда же я в последний раз был в Новгороде, меня поразила атмосфера запущенности и равнодушия, царящая вокруг памятников старины, и (бес)культурный слой в 16 метров, срытый археологами, чтобы добраться до старинной улицы господина В. Новгорода.


239303 "Андрей Рублев, Феофан Грек и другие в "Русском переплете"

"

2002-02-25 16:32:22
[134.157.34.54] Кошка Катя
- Дорогой Владимир Михайлович, спасибо за эту галерею. С радостью посмотрела... Когда я последний раз была в Новгороде, хотела зайти в ту церковь, где росписи Феофана Грека, но было закрыто на реставрацию. Я порадовалась, что реставрируют. Вообще удивительная атмосфера в старых русских городах: это как глубокие прозрачные колодцы времени, в которых жизнь не умерла, но недвижима под толстым слоем кристальной воды и тихо дышит во сне.


239302 "" 2002-02-25 16:19:40
[209.150.29.129] прохожий
- Оставте Юлия в покое, он не слишком сильно ошибается в своих оппонентах, которые вчера здесь начали выдавать тексты, достойные отборных порнографических сайтов. Некоторые понимают о чем говорит Ю.Б. и поэтому бесятся от этого. Но в любом случае либерализм В.М. останется либерализмом, но сор подметать кому-то нужно. Я бы, лично, не хотел видеть тут авторскую порнографию.

Такова жизнь, господа.


239301 "" 2002-02-25 16:11:41
[62.32.47.254] Жан-Клод
- Прекрасное средство не общаться с посредственностями: поставить перед собой любимым зеркало и общаться, общаться, общаться...

Назад Далее
+ 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  20  30  40  50  60  70  80  90  100  200  300  400 
- 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  20  30  40  50  60  70  80  90  100  200  300  400  500  600  700  800  900  1000 
Модератору...

Rambler's Top100