TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Чат Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Президенту Путину о создании Института Истории Русского Народа. |Нас посетило 40 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Дискуссионный клуб журнала "Русский переплет"

Дискуссионный клуб журнала "Русский переплет"


Просьба вести дискуссию корректно:
- неконструктивные высказывания будут убираться
- будут уничтожаться все анонимные высказывания

"Мудрый человек всегда долго размышляет прежде, чем что-нибудь подумать." ("Графоманы")

"Самое дорогое, что есть в сей юдоли печали - это учтивость и корректность." (Василий Пригодич)

"Как уст румяных без улыбки,
Без грамматической ошибки
Я русской речи не люблю..."
А.С.Пушкин

Дискуссионный Клуб посетило человек.


Первая десятка Русского переплета

264871 ""Великая война России. Новое издание работ В.В. Кожинова " - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-07 22:19:00
[83.237.234.118]
- Кто выиграл войну: народ или Сталин?

Дата: 2 мая 2005 года

Автор: Юрий Крупнов

http://www.kroupnov.ru/5/250_1.shtml


264868 "Наталья Миронова - Михаил Юрьевич Лермонтов. Лирика." 2005-05-06 17:04:38
[195.69.160.4] lord of amber
- а где найти ответы на поставленные вопросы к стихотворению родина Лермонтова


264867 "Сколько лет православной пасхалии?" 2005-05-06 16:02:03
[193.232.125.10] qwerty
- ажным моментом в этих исследованиях является вопрос, что следует понимать под словом "полнолуние"



одни фильмы про вампиров снимают в москве 1995 года, других интересуют проблемы полнолуния... просто детский сад...


264866 "К 60-летию Великой Победы: Единственная женская cаперная рота" 2005-05-06 14:03:53
[212.192.243.30]
-


264865 ""Великая война России. Новое издание работ В.В. Кожинова " - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-06 13:48:04
[192.168.1.233] Архивариус
- Листал как-то толстый глянцевый журнальчик и среди сотен новеньких, красивеньких цветных фоток попалась одна старая, некрасивая, чёрно-белая. На ней были изображены два старичка, которые встретились году в 80-м, обнялись крепко-крепко и ... в дёсна шваркнулись. Фотография запечатлела именно этот, последний момент. Ракурс получился гомосексуальный, а старичков звали Эрик Хоннекер и Леонид Брежнев.

Так вот, вспомнилась тогда одна сказка из раннего детства, ну, когда ещё читать не умел и смотрел озвученные диафильмы. Называлась она "Страна без острых углов" и написал её Джанни Родари. И подумалось мне, что советские солдаты весною-летом 45-го пересказали местному населению именно эту сказку, но, просто, на свой манер. А два старичка, это как два персонажа из той сказки, которые встретились много-много лет спустя.

Вот только люди к тому времени слегка изменились и видели уже только то, что хотели увидеть, но, как говорится, ещё стеснялись сказать.


264864 ""Великая война России. Новое издание работ В.В. Кожинова " - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-06 08:03:30
[81.195.24.203]
-


264863 ""Грефотроника против российской экономики" - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-06 08:03:10
[81.195.24.203]
-


264862 "" 2005-05-05 22:17:13
[83.237.26.167] Андрей
- Уважаемый Архивариус! Насчет трактора одно могу сказать - лошадь обходится дороже, но дело не в этом, а в вашем методе подсчета, предельно упрощенном и ясном. Вот подобные упрощения и есть наша национальная беда, а вовсе не преступность. Если вы учтете все расходы на производство и продажу тонны картошки, то можете с ужасом обнаружить, что производить ее не выгодно, и бандиты здесь непричем. Конечно бандитизм это предельно ясное упрощение - подходят и забирают ваш кошелек. А если Вы хотите честно заработать - здесь упрощенно не получится. А может быть сталинизм это упрощение жизни, на которое так падки русские люди, склонные все упрощать?


264861 ""Великая Победа в Великой Войне" - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-05 22:11:45
[83.237.234.159]
-


264860 ""Русскому переплету" 6 лет!" 2005-05-05 19:34:40
[69.198.181.147] ТК (влетает, широко развернув виртуальные прозрачные крылья).
- Дорогие переплётовцы, авторы, гости, редакция, мои самые искренние и сердечные поздравления! Пять лет -- это юбилей, а шесть -- это уже срок(((:)))


264859 "ЛАТЕНТНЫЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ ЮРИЯ КУЗНЕЦОВА" 2005-05-05 18:38:54
[212.192.243.30]
-


264857 "Премия Русского переплета по литературе - за 2004 год" 2005-05-05 16:01:46
[85.192.54.11] Михаил Гарцев
- "НЕСЕТЕ ВЫ ДОСТОЙНО БРЕМЯ" К 60-ТИЮ НАШЕЙ ПОБЕДЫ НАД НАЦИЗМОМ

http://zhurnal.lib.ru/editors/g/garcew_m_i/nesetevydostojnobremya.shtml


264856 "" 2005-05-05 15:11:10
[10.10.10.206] Василий Пригодич http://www.prigodich.8m.com/
- Василий Пригодич (входит, окруженный кошками и псами):

Душевно поздравляю дорогих лауреатов дорогого РУССКОГО ПЕРЕПЛЕТА.


264855 "Сердитые Стрелы Сердюченко" 2005-05-05 13:38:17
[213.145.46.101] Гость
- Алексей Зимин

Валерий Сердюченко, пожалуй, выдвигается на роль выдающегося русского критика. Я могу поставить его рядом лишь с Владимиром Лакшиным. Очень крупная фигура - Валерий Сердюченко. Как Федор Крюков, Валерий Сердюченко возвышается на утесе русской литературы. А в подножии сколько всякой мелочи. Но мелочь уходит, исчезает. Особенно меня покорила исходная позиция гипотезы Валерия Сердюченко, состоящая в том, что человек по имени Шолохов никогда не написал ни единой художественной строчки. "Не было писателя по имени Шолохов, - пишет Валерий Сердюченко. - Было нечто другое. А именно редкостная, превосходящая всякое литературоведческое - и не только литературоведческое воображение авантюра, условно обозначенная нами как "гений и бес". Ревнителей здравого смысла просят из аудитории удалиться". Михаил Шолохов - не более чем иллюзия. Вступившему на скользкую тропу личного преуспеяния Шолохову поначалу бывает беспокойно, и он утешает себя мыслью, что надо набрать силы, приобрести известное положение и тогда уже использовать в личных целях преимущества своего ума и дарования. Но это обычный самообман. Шолохов пропадает в тот самый миг, как только он сознательно решает заключить первую сделку с совестью, потому что, поднявшись на следующую ступеньку своего успеха и карьеры, он только и думает что о еще и о еще следующей. Та, на которой Шолохов стоит сейчас, кажется ему низка для нападения. Фундамент, на котором Михаил Шолохов хотел укрепиться, чтобы начать действовать, никогда не будет для него достаточно прочным, и, апеллируя к Сталину, он только успокаивает или обманывает себя, пока не решится порвать последние нити, связывающие его с моралью. Именно так кончает Шолохов, проклиная свои попытки публично (чего стоит, например, выступление Шолохова на съезде победителей, где он говорит, что убивал и будет убивать белогвардейцев и отбирать у них сумки с рукописями, чтобы самому эти рукописи печатать!) изображать из себя писателя, приведшие его к разоблачению. Отныне Шолохов никогда уже не впадет в это ребячество, будет сжигать за собою все мосты, оставаясь неуязвимым. К такому итогу приходишь, погрузившись в ход мыслей гениального философа и художника Валерия Сердюченко.


264854 "" 2005-05-05 13:11:01
[62.64.70.95] Сердюченко
- (Входит, окружённый народом)

...И решительно поздравляет очередных prima-лауреатов "Русского Переплёта": Григория Солохина, Татьяну Калашникову, Сергея Бочарова, Алексея Просекина. Огорчён, что в перечне читательских предпочтений оказались лишь на вторых-третьих ролях блистательные Силецкий, Скворцов, Лорченков, Воинов, Нетребо, Садовский, Горлова, Куклин, Хлумов и многие другие, чьи тексты перетираешь между пальцами, млея от литературного наслаждения.


264853 "" 2005-05-05 10:03:02
[62.118.128.209] Архивариус
- Уважаемый Андрей! Попробуйте абстрагироваться от того, что подумают или скажут лживые либералы. Преступность это не национальная черта, это национальная беда русских, - почувствуйте, наконец, разницу. В моей калькуляции отсутствовал трактор, - вот, что я надеялся, вас поразит. Но, хоть надежды эти и не оправдались, я всё-таки рад, что вы это прочли. У вас (и тут я продолжаю надеяться) появился новый взгляд на вещи. Вы говорите наивный взгляд, я говорю предельно упрощённый и ясный.


264852 "Сердитые Стрелы Сердюченко" 2005-05-05 09:33:13
[213.145.46.91] Гость
- Филипп С.

За агитационные выступления в Усть-Медведицкой Крюкову - вместе с будущим командармом Второй Конной Филиппом Кузьмичом Мироновым - было запрещено проживание в пределах Области Войска Донского. Казаки Глазуновской отправляли прошение войсковому наказному атаману о снятии позорного запрета. По делу о выборгском воззвании началось следствие. Готовился суд. Но Крюков продолжал политическую деятельность. Он становится одним из создателей Трудовой народно-социалистической партии (энэсы). Их цель - защита трудового крестьянства. В связи с организацией Трудовой народно-социалистической партии против Крюкова было возбуждено еще одно дело, которое грозило каторгой. Он писал тогда своему другу: "Я знаю, что я все перенесу - и многолетнюю каторгу, и вечное поселение где-нибудь в Сибирской тайге, но знаю, что я не вынесу только одного - это тоски по своим родным местам. Донские песчаные бугры и Глазуновская с своими лесами и Медведицей потянут так, что не хватит меня и на два года". Между тем следствие по делу о воззвании закончилось. 12 декабря 1907 года начался суд, 19-го было вынесено решение: заключить среди прочих Ф. Д. Крюкова на три месяца в тюрьму, лишить избирательных прав. Так Федор Крюков попадает в петербургские Кресты.

Образцов

Нужно признать, что Михаил Шолохов неплохо сыграл роль писателя Михаила Шолохова, вжился в эту роль, как Бабочкин в Чапаева, позировал на фотографиях: то выставит ногу вперед, подбоченясь, то опустит на руку подбородок, то с трубкой в кадр смотрит... Если бы не ошибка Хрущева, предложившего Шолохову трибуну, с которой Шолохов в силу отсутствия интеллекта сам себя разоблачил неумением строить самую простейшую фразу. Ведь Бабочкину не нужно было участвовать в боях, как Шолохову не нужно было уметь писать.

Марат Гургенович

Назначенного автором "Мих. Шолоха" Громославские нахваливали, заявили о своем будущем зяте, что он любит большевиков, ненавидит интеллигенцию, может быть преданнейшим агентом ГПУ. В запарке творческой сообщили и совсем ненужные, а даже несколько пагубные сведения для будущего плагиатора "ТД": он знаком хорошо со станицей Букановской, что в дальнейшем ему, лжеписателю, придется всячески скрывать в своих кратчайших фантаст-биографиях. Именно в станице Букановской в 1923 между Громославскими и Шолоховым созрел заговор против писателя Крюкова и его романа "ТД", эта станица есть родина зарождения "тиходонского литературного лохотрона", который завершился в 1965 в Стокгольме получением Нобель-премии за престуно-групповую окололитературную деятельность.

Вера Д.

Почувствуйте дыхание мастерства художника Федора Крюкова в рассказе "Обвал", опубликованном в ╧ 2 1917 года "Русских записок": "Солдаты держали ружья на изготовку. Молоденький офицер в полушубке, с револьвером у пояса, мрачно ходил позади шеренги, изредка покрикивал на любопытных, напиравших сбоку. Через несколько минут толпа освоилась с зрелищем солдатиков, окаменевших в заученной позе - "ружья наперевес", вытекла из-за углов, придвинулась и стала перед ними темным, беспокойным озером. Мелкой зыбью перебегали детские голоса, сливались, и вырастал пенистым валом разноголосый крик: - Ура-а-а... а-а... а-а-а... Городовые пробовали работать руками - "осаживать". Толстый пристав кричал на панели: - Не давайте останавливаться! - Проходите, кому надо! Проходи ты... куда лезешь?.. Но все гуще и шире становилось темное людское озеро. Вдруг крик испуганный: - Казаки! Вдали маячил взвод всадников в серых шапках набекрень. И опять как будто вихрь погнал кучу опавших листьев - затопотали тысячи ног, хлынули прочь, и вместо темного озера осталась скудная лужица. Казаки проехали шагом по улице, плавно покачиваясь в седлах, оглядываясь с любопытством дикарей. Чубы их торчали лихо с левой стороны, но лица были наивно-добродушные. И за то, что они были не страшны, ребятишки закричали им "ура". - Ура-а... а-а-а... а-а-а... - покатились голоса по улице, и стало весело всем, и снова в темное озеро слились разбросанные людские брызги..."

Георгий Иванович, пенсионер

Писатель Федор Крюков был в контексте русской литературы. Вот фрагмент из дневника Михаила Пришвина за 1917 год: "2 Июля (1917). Какой-то Линшевич в "Деле Народа" осуждает Крюкова за пессимизм, а сам не указывает, чему же светлому в народной жизни следует радоваться. Я думаю, что светлого пока нет ничего, ровно как не следует подводить и пессимистические итоги и вообще итоги".

Откуда свалился на горе русской литературы Шолохов теперь стало известно каждому культурному, читающему человеку. Только подумать, в 20 лет притащил в издательство 500 страниц "Тихого Дона"!

Георгий Иванович, пенсионер, бывший экономист Госплана СССР

Марк

Солженицын еще убеждал, что "Поднятая целина" слабее "Тихого Дона", полагая, что "Поднятую целину" писал Шолохов. А Шолохов, оказывается, был неграмотный и вообще ничего не писал. Вот это по-нашему, вот это по-советски! Наполеон из палаты ╧ 6 да и только! Нет предела падения человека.

Лазебник

"Донские рассказы" имеют разоблачительное значение для Шолохова. Не зря он их "стеснялся". Эти рассказы "проталкивались" в печать "железнопоточным" Александром Серафимовичем Серафимовичем (Поповым) (1863-1949). Тот был давнишним завистником и идейным врагом Федора Крюкова. К тому же Серафимович был земляком Петра Громославского. С Громославским Серафимовича связывали и родственные отношения. Таким образом, "Донские рассказы", "Лазоревую степь" (название прямо взято у Крюкова - его рассказа: "На речке Лазоревой") вытягивали в печать двойной тягой: с помощью ГПУ и Серафимовича. Сам Серафимович, которого Горький считал "носителем трухлявого интеллекта", тоже не чуждался плагиата: его постоянно упрекали в том, что он очень много списывает у Горького и Короленко, а роман "Железный поток" ему, как человеку с высоким положением при новой власти, делала целая группа безработных, но прекрасно образованных "бывших людей". Позже их почти всех прокатали катком репрессий как "чуждый элемент" социализму.

Иванова

Чтобы затушевать роль Серафимовича в становлении "писателя" Шолохова н на почве "сатанинской ненависти" к Федору Крюкову, шолоховеды ("шолоховеды" к литературе, как искусству создания текстов, отношения не имеют в силу своей интеллектуальной ограниченности, слабого знания русского языка и русской литературы) пытаются "разводить антимонию" о какой-то дружбе Серафимовича с Крюковым, хотят убедить читателей, что именно Серафимович помог Крюкову выпустить в Москве в 1914 первый том своих рассказов. Но шолоховеды никогда не ответят на вопрос, почему Крюкова не издавали в течение 70-ти лет и почему "влиятельный" Серафимович не позаботился о том, чтобы Крюкова упоминали в литературных энциклопедиях? И наконец, почему Серафимович так тщательно скрывал "свою дружбу" с Крюковым?! Скрывал он и настоящую дружбу Крюкова с Короленко.

Н. И., историк партии

Шолоховеды в ужас придут, когда узнают, что Федора Крюкова читал их вождь Ленин! А ведь это так. Факты говорят о следующем. Рассказ Федора Крюков "Без огня" был напечатан в журнале Владимира Короленко "Русское богатство" в ╧ 12 за 1912 год. В статье "Что делается в народничестве и что делается в деревне?" В. И. Ленин писал в феврале 1913 года, что "крестьянская демократия... ж и в а", и в подтверждение своей мысли сослался на рассказ Крюкова "Без огня". Под свежим впечатлением от прочитанного Ленин привел из рассказа слова сельского священника о 1905 годе: "... никогда не было такого ужасающе спокойного (подчеркнуто Лениным), молчаливого отпадения от церкви, как ныне. Точно дух жизни угас я церкви. Повторяю: не одна интеллигенция ушла, - народ ушел... надо в этом сознаться, - я ведь два года был сельским священником". Вторую, более обширную выписку из рассказа Ленин привел как доказательство мятежного настроения крестьян. Священник рассказывает о своих проповедях: "Эти самые свободы объяснял я все прочее. И как слушали! Я-то думал, что уж шире того, что я открывал, и открыть нельзя, ан нет... проникали в деревню и другие речи. И новые-то разъяснители заварили кашку много погуще: насчет земельки, равнения и господ. Конечно, мужички поняли и усвоили это моментально" (последняя фраза подчеркнута Лениным. - Т. 22. - С. 366-367).

Алексей Зимин

Крюков и Горнфельд были сотрудниками "Русского богатства": оба вместе с Короленко отвечали за освещение "художественной части" в журнале. Вот полный текст некролога, опубликованный в "Вестнике литературы" за 1920 в ╧ 6 (18), с. 15-16:

ПАМЯТИ Ф. Д. КРЮКОВА

С большим опозданием дошла до Петербурга печальная весть о безвременной кончи не Федора Дмитриевича Крюкова, беллетриста и политического деятеля, одного из редакторов "Русского богатства". Он умер еще в феврале этого - 1920 - года от сыпного тифа в одной из станиц Кубанской области. Донской казак по происхождению, рождения 1870 года, филолог по образованию, народник по общественным влечениям, в своих произведениях, малая доля которых объединена в двух его сборниках - "Казацкие мотивы", 1907 и "Рассказы", 1 том, 1914 - он состредоточился главным образом на изображении людей и нравов милого его сердцу "тихого Дона". Чуткий и внимательный наблюдатель, любящий и насмешливый изобразитель простонародной души и жизни, Федор Дмитриевич принадлежит к тем второстепенным, но подлинным создателям художественного слова, которыми по преимуществу гордится русская литература. Отдельные фигуры из его произведений не запечатлеваются в мысли читателя, как вековечно живые обобщения человеческим судеб и обликов; но из всей совокупности его рассказов о жизни народы неизменно встает один многообъемлющий образ - образ этого народа встревоженного, ищущего, болезненно приспосабливающегося к сумятице взбудоражившей его быт и душу в первую четверть века. Эту мятущуюся душу народную Крюков изображал и в мирном течении повседневного быта, и в острых столкновениях с новизной, изображал вдумчиво внимательно, с той строгой простотой и художественной честностью, которые естественно вытекали из его прямой и ясной натуры. Особенно отчетливое выражение находила эта художественная честность в его превосходном языке, в сочной, жизненной областной речи его героев, даже в необходимых преувеличениях шаржа, речи, не отдающей ни кабинетной выдумкой, ни словарной находкой. Он не был тенденциозен, но общественная мысль всегда лежит в основе его рассказов. Охотно пользовался он смешанной формой публицистики и повествования, где общественно-политические соображения опирались на его колоритные, всегда самостоятельные и убедительные наблюдения. Мягкий юмор, забавный и часто трогательный, был любимой атмосферой его рассказа. По окончании Императорского Санкт-Петербургского историко-филологического института, где он обучался за казенный счет, Федор Дмитриевич Крюков в течение нескольких лет преподавал русскую словесность в провинциальных учебных заведениях, - однако, его педагогическая карьера была непродолжительна; военное ведомство еще терпело кое-как его вольномыслие, но для Министерства народного просвещения его направление, в связи с неизменной задушевностью по отношению к ученикам, было совершенно неприемлемо. Широко популярный в родных местах, Крюков был избран членом первой Государственной думы, где примкнул к трудовикам, и его выступления здесь, его борьба с казенными представителями казачества не остались не замеченными даже в этом собрании, выдвинувшем сразу так много ярких политических ораторов. В литературе Крюков выступил рано - еще в "Северном Вестнике", затем примкнул к группе "Русского богатства", оценившей в нем не только знатока народной жизни и общественного единомышленника, но и хорошего литературного судью, осторожно и уверенно разбиравшемся в поступавшем в журнал литературном материале, характеристики которого обычно ждут и требуют от редакции начинающие писатели. В личных отношениях он был редкий по привлекательности и душевной мягкости человек, добрый и отзывчивый, бесконечно честный в жизни, как был он честен в творчестве, и надо думать, что в скорби об этом прекрасном товарище не останется одинокой осиротевшая семья "Русского Богатства".

А. Горнфельд

Марат Гургенович

Петр Громославский со товарищи (дочери, учителя, рапповцы) творят плагиат, не гнушаясь ничем: выхватывают эпизоды из подвернушихся под руку классиков: из Чехова, из Достоевского, из Толстого, из Гоголя... Валерий Сердюченко об этом замечательно говорит. Так они стряпали все, а Шолохов наблюдал со стаканом в одной руке и с папироской в другой. Так Громославские сочиняли "роман" "Они сражались за Родину". Персонаж по фамилии Звягинцев рассказывает, как в мирной жизни получил от ревнивой жены тарелкой по физиономии и на что ответствовал: "Что ж вы, Настасья Филипповна!..". А вскоре появляется другой персонаж по фамилии Лопахин. И появляется он из сада, сначала яблоневого, но потом все-таки из вишневого. И наконец - некий сержант по фамилии не более и не менее как Поприщенко. Ни один литератор такого себе позволить не может ни при каких обстоятельствах. Такое даже нельзя объяснить безграмотностью, потому что статистически такое полное внутреннего смысла нагромождение как случайность невозможно. Это - как скромный автопортретик безымянного иконописца в левом нижнем углу Деисусного чина. А теперь расшифруем. Настасья Филипповна - это "Идиот". Лопахин ассоциируется с ключевой фразой: "Я купил!". Поприщенко - это явно Поприщин, "Записки сумасшедшего". Перечитайте - какой получился "акростих" в прозе? Кто на такое способен? Тот, кто завладел архивом Федора Крюкова в 1920 году - Петр Яковлевич Громославский. Кстати говоря, знаменитый монолог о жизни, "которую нужно прожить так, чтобы..." вырван у Чехова из "Рассказа неизвестного человека". Ведь вместе с "писателем" Шолоховым создавался и "писатель" Николай Островский.

Серый

Вот и открылся ларчик: Шолохов - неграмотный! А мы-то все копья ломали! Ему б еще Бердяева приписали!

ШОЛОХОВ к 100-летию мифа

Леонид Сергеевич, врач

Один журналист рассказывал (защитник Шолохова): "Когда-то "Правда" публиковала шолоховский роман "Они сражались за Родину". Прилетает Шолохов в Москву на майские праздники и выясняется, что он забыл рукопись главы романа дома. Что делать? Ни самолетом, ни поездом, ни каким-то иным способом к сроку доставить текст в редакцию невозможно. Но Шолохов находит выход из положения: по его просьбе к нему присылают опытную машинистку, бутылку водки и за три часа в номере гостиницы "Россия" он по памяти надиктовывает целую главу из романа. Публикация вышла в срок. По горячим следам этому журналисту, человеку дотошному, стало интересно, насколько текст в "Правде", отличается от подлинника. И он сравнил газетную публикацию с рукописью Шолохова. И выяснилось, что разница в нескольких запятых. Всего лишь. В остальном текст был воспроизведен пьяным Шолоховым буквально один к одному". Прочитав материалы форума "ЛГ", могу только рассмеяться над рассказом того журналиста, поскольку Шолохов не способен не то что что-то воспроизводить по памяти, он даже вывеску "главрыба" прочитать не может, а Шариков мог. Поистине, гениален писатель Михаил Афанасьевич Булгаков!


264851 ""Русскому переплету" 6 лет!" 2005-05-05 03:05:39
[217.15.149.181] Игорь Крылов
- Присоединяюсь к поздравлениям от всей души, и долгих лет желаю и журналу, и его авторам, и посетителям!


264850 "" 2005-05-05 02:04:49
[83.237.52.138] Андрей
- Уважаемый Архивариус! Вы просто завалили вопрос этой злосчастной картошкой... Насчет преступности как национальной черты русских - это Вы зря. Повторяете лживые либеральные мифы. По-моему к феномену сталинизма это все не имеет никакого отношения. Кстати есть анекдот - Сталин вызывает Кагановича: как, воруют? - Воруют, товарищ Сталин! - А из страны вывозят? - Нет не даем! - Тогда пусть воруют!
Кстати меня поражает Ваша смелость в обращении с калькулятором - несобранный урожай помножили на цену на рынке и сунули в карман. А бензин, а трактористу зарплата, а плата за место на рынке? Наивно рассуждаете. Может быть наивность и есть сталинизм?


264849 "Олег Чувакин - В Москву" 2005-05-05 00:05:42
[160.91.156.116] Света
- И мне расскаэ понравился. Особенно детали. Счастливое у нас было детство. Наверное, оно такое всегда...


264848 "Олег Чувакин - В Москву" 2005-05-04 23:59:57
[160.91.156.116] Света
- И мне расскаэ понравился. Особенно детали. Счастливое у нас было детство. Наверное, оно такое всегда...


264847 "Олег Чувакин - В Москву" 2005-05-04 23:58:34
[160.91.156.116] Света
- И мне расскаэ понравился. Особенно детали. Счастливое у нас было детство. Наверное, оно такое всегда...


264846 ""Русскому переплету" 6 лет!" 2005-05-04 23:38:09
[10.10.10.205] Василий Пригодич http://www.prigodich.8m.com/
- Присоединяюсь к сонму-хору поздравителей... УРА!


264845 "Олег Чувакин - В Москву" 2005-05-04 22:50:51
[195.114.45.34] Светлана
- Олег! С интересом познакомилась с новым (для меня) вашим рассказом. Здесь кратко: мне понравился. Ваши "детские" рассказы мне всегда нравились. Подробно напишу письмом. Надо еще перечитать.


264840 "К 60-летию Великой Победы: Из личного фотоальбома военных лет гвардии полковника Уральского Семена Сергеевича" 2005-05-04 18:47:45
[212.192.243.30]
-


264839 "" 2005-05-04 14:35:33
[62.118.130.41] Архивариус
- ╧264749 - Андрей - 2005-04-25:

- Уважаемый Владимир! Может быть, вы не сочтёте за труд просветить меня, в чем заключается идеология "сталинизма"? Я искренне хочу в этом беспристрастно разобраться.

Для начала сформулируем вопрос более просто и ясно: в чём заключалась суть (или смысл) "сталинизма"? И попробуем ответить именно на него, а с идеологическим "наростом" уже нетрудно будет разобраться и самостоятельно.

Со времён Великой Смуты у России была и остаётся одна главная нерешённая проблема - проблема преступности. Все остальные, как то: проблема образования, здравоохранения, коррупции, реформа ЖКХ, финансовая, наконец, - все они являются производными или следствиями из этой главной (я бы даже назвал её единственной, для ясности). И "сталинизм", и крепостное право династии Романовых, как механизмы государственной власти, решали прежде всего проблему преступности, хотя полностью решить её конечно же не могли. (Это под силу лишь науке, точно не генетике, скорее педагогике. И лишь тогда, когда педагогика продвинется в недоступную пока для неё область жизни человека, до 4-5-ти летнего возраста.) Они же, механизмы эти государственные лишь худо-бедно обеспечивали правопорядок в стране и создавали мало-мальски пригодные условия для нормальной, не скажу жизни, для нормальной работы людей. Система доказательства этого утверждения будет достаточно специфической, поэтому соберите в кулак всё своё терпение, и приступим.

Если копать землю лопатой, то вскопать весною только под картошку (без ущерба для здоровья) реально 1 сотку земли. При средней урожайности в 3 кг. земляных яблок с 1 кв. м. получается примерно 300 кг. на зиму, ну, то есть для одной семьи вполне достаточно. Если ту же работу проделать при помощи лошади и плуга, то вспахать можно уже 1 гектар земли и собрать осенью 30 тонн картофеля. В конце зимы, при цене 15 руб. за кило весь урожай можно реализовать за 450 тыс. руб. Если предположить, что лишь 2/3 от этой суммы достаются крестьянину, то получается средняя заработная плата в 25 тыс. руб. в месяц (И это, в скобках замечу, при методах производства, которые практиковались 100-200 лет назад). При использовании трактора и комбайна ещё советского производства, с привлечением наёмной рабочей силы на период уборочной заработки могут быть на порядок выше. И, кстати, во всём цивилизованном мире так и есть. Почему в нынешней России сие невозможно? Да вот именно потому, что в России крестьянин сразу же превращается в объект повышенного внимания со стороны уголовников, в объект вымогательства, грабежа и разбоя. А финт "сталинскими ушами" как раз и заключался в том, что государство с одной стороны грабило так, что уголовникам уже почти ничего не оставалось, а с другой стороны государству удалось-таки на время убедить ограбленных, что всё это во имя будущих поколений делается. Другими словами, феномен "сталинизма" в том, что сам "отец народов и корифей всех наук" верил во всю эту чушь. Верил искренне, вспомните хоть, что он оставил своим собственным отпрыскам после смерти, - что, счета в швейцарских банках, виллы на лазурных берегах? - да нет, всего лишь пару сапог, шинель или френч, ну, может, библиотеку ещё. А вослед за ним верила и вся эта страна горемычная, что уж теперь-то уж точно не для уголовников и не для господ там разных помещиков, и даже не для тех "двух генералов". А в 1964 году произошло то, что рано или поздно должно было произойти: пенсионеры из Политбюро ЦК КПСС наконец-таки устали от фанатизма и постоянного напряжения сил, решили хоть на старости лет пожить по-человечески. И эта "дохлая уже рыба, - как кто-то удачно выразился, - начала тогда гнить с головы".

Шансы разумно перестроить тот механизм у нас, как и у Китая, ещё были. Ну, представьте, например, что в то самое время, когда снимался фильм "Калина красная", воры в законе, собравшись на очередную свою всесоюзную сходку, постановили, что мужик, работающий на земле (кормилец, то есть) не может быть объектом вымогательства, грабежа и разбоя, что это, мол, не "по-понятиям" будет. Что Косыгин повторяя Столыпинские реформы и возрождая хуторские хозяйства не остановился бы на полпути, - ну, то есть и от трудодней колхозных освободил, и узаконил частную собственность на средства производства, да и цены закупочные для всех (то есть и для колхозов тоже) поднял хотя бы раза в 2, если уж в рынок сразу нельзя. Согласитесь, что это было возможно: не тянуть до последнего, а потом, спохватившись перестраивать с бухты-барахты сразу и всё. Можно было начать и раньше, и начать лишь с сельского хозяйства. Ограничились указом о 6-ти сотках.

В общем, на вопрос я, кажется, ответил, так что просто продолжу свою мысль. За 60-70 лет до "сталинизма" было крепостное право, - настолько эффективный механизм поддержания правопорядка внутри страны, что даже наполеоновскую армию перемолол в своих шестерёнках. Причём сделал это легко, как бы между прочим, в перерыве между уборочной и посевной, проглотил сильнейшую для своего времени 600-тысячную и не поперхнулся.

А работал механизм следующим образом: у каждого помещика был свой небольшой арсенал в полтора-два десятка ружей и были дворовые люди, специально обученные обращению с ними. Ещё были собаки, целые своры, и в относительно спокойное, скажем так, время господа развлекались охотой. Но, как только в окрестных лесах заводилась очередная шайка из числа каторжных или беглых мужиков (а происходило это, с небольшими интервалами, постоянно), соседние помещики объединялись и быстро обезвреживали злоумышленников, - навыки травли лисицы или волка были тут очень кстати. Для нынешнего поколения в памяти сохранилась в основном внешняя, торжественно-парадная сторона национальной охоты. В своё же время в этом был и более глубокий внутренний смысл. И барской забавой это воспринималось примерно в такой же степени, в какой нынешние общевойсковые учения воспринимаются как забава для членов генштаба. Нет, красочный, торжественный выезд охоты это было скорее напоминание о том, кто в волости хозяин.

Даже после упразднения этого механизма в 1861-м страна продержалась ещё 56 лет. За счёт чего он работал, - да за счёт той же веры. Веры крестьян, которых было 96-98 процентов, в право помещиков управлять собой. При коммунистах про это напрочь забыли, но сейчас необходимо напомнить, что это было преимущественно добровольное рабство. В этой стране всегда выбирали не между плохим и хорошим, а между плохим и очень плохим. Так было и во времена Александра Невского, и во времена Маяковского-Блока, так было и на моей уже памяти в 1996 году. Стало быть, крестьяне выбирали между барином и практически неизбежной Смутой.

Что касается того, на чём держалась "вера в право управлять собой", то здесь я, пожалуй, и сам задам вопрос: а что общего, например, между Плюшкиным и Печориным, между "скупым рыцарем" доведённым Гоголем до последней "крайности" и героем того времени? И сам же на него отвечу: а вот та самая (почти "пионерская" в смысле постоянства) готовность подставить свой лоб под чью-то пулю на дуэльной разборке. Применительно к Плюшкину это звучит почти невероятным, но в этом и состоит гоголевский комизм в неурезанном его виде. И последние мысли, покидавшие безумную голову Плюшкина были, я уверен, одновременно и первыми, которые туда попали, которые он впитал ещё с молоком кормилицы, - понятия о дворянской чести и человеческом достоинстве. И на этом, как ни странно, держалась вся страна. Ну, то есть 1,5-2 процента соответствовали неким завышенным нормам, а вся страна верила в эти (сегодня уже точно можно сказать) предрассудки. Причём от помещиков даже не требовалось умения вести хозяйство, этим занимались управляющие, - что-то вроде председателей колхозов. Просто председатель этот не протянул бы во власти над крестьянами и недели, если бы не помещик, его нанявший. Так жили обломовы, несколько иначе жили штольцы. Но и те, и другие составляли единое целое, одно без другого сиротело. У обитателей села Степанчиково предрассудки эти, на которых держалась страна, доводились Достоевским уже до полного абсурда. Но страна, повторяю, по инерции ещё какое-то время держалась.

Итак, вот два механизма, которые позволяли моей стране называться Державой. Над выработкой третьего, боюсь, она теперь уже мозги себе свихнёт.


264837 ""Русскому переплету" 6 лет!" 2005-05-04 12:41:10
[192.168.1.70] Владимир Лорченков
- Мои самые искренние поздравления всем сотрудникам, авторам, и читателям журнала!


264836 "" 2005-05-04 12:18:45
[82.142.156.26] Каменный Guest
- Отнють не все "антишолоховеды" признают авторство Ф.Крюкова. А после появления рукописи первых двух частей ТД всем антишолоховцам надо бы хотя бы на время заткнуться и хотя бы посмотреть на нее. Конечно, это вовсе не убийсвенный аргумент, но просто отмахнуться от нее тоже невозможно


264835 """Новомировские" обиды" (Cердитые стрелы Сердюченко)" 2005-05-04 12:13:19
[82.142.156.26] Каменный Guest
- Среди самих "антишолоховедов" вовсе не все согласны с гипотезой авторства Ф.Крюкова. После появления рукописи первых двух частей ТД, всем антишолоховцам надо хотя бы навремя заткнуться и хотя бы посмотреь на рукопись. Конечно, убийственным аргументом в пользу Шолохова это не является, но и отмахнуться просто так невозможно.


264833 ""Русскому переплету" 6 лет!" 2005-05-04 12:09:51
[212.192.243.30]
-


264831 "" 2005-05-03 21:05:46
[62.203.143.190] Александр Логинов
- "1. Норвежский исследователь Хетсо в середине 1970-х поделил всю шолоховскую прозу на "колоны" и загрузил месяца на два огромные по темам временам протокомпьютеры университета в Осло..."

Ну, если компьютер, да еще прото, то тады чаво... тады разве попрешь супротив Джомолунгмы его протоинтеллекта? Надысь вона в самый современный компьютер такую вот информацию загрузили: United Nations, CAT, twenty-sixth session и попросили его компьютерное величество перевести это на русский. Высоколобый "Блюблюдипдип" тут же выдал единственно верный перевод: Организация Объединенных Наций, КОШКА, двадцать шестая сессия. Тут примечание, разумеется, требуется. CAT - это аббревиатура от Committee Against Tortures - Комитет против пыток.


264828 "МАСТЕР открыл первую сверхновую!" 2005-05-03 19:02:44
[212.192.243.30] ВМ /avtori/lipunov.html
- Подарок к Пасхе!


264826 "Владимир Варава - РОССИЯ И АМЕРИКА: ДВА ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ СМЕРТИ" 2005-05-03 13:04:44
[81.26.151.226] Kate
- Мне статья понравилась. но есть несколько но, которы хотелось бы обозначить. да россия духовна по своей сути. другой вопрос духовна ли она сейчас? сейчас, когда пол страны лежит в канавах, и просит милстыню. духовна ли она, когда остальные одурманены мас культурой? это вопрос. что касается ощущения смерти. я не философ.но на мой взгляд истинная причина жизни со смертью не в философии, а в самой жизни крестьянства, крепостничества на Руси. Люди жили с постоянным ожиднием смерти из-за низкого уровня жизни. как не жить, если в любой момент можно умереть от холода, жажады, холода. (помните Некрасова "Кому на Руси жить хорошо")а философские идею всего лишь прикрытие. что касатся Америки. я сама там жила год. там чистый прогматизм, культ наживы. да и зачем думать о смерти, если есть комфорт? если все за тебя уже решено?


264823 """Новомировские" обиды" (Cердитые стрелы Сердюченко)" 2005-05-03 01:40:32
[10.10.10.202] Василий Пригодич (С.С.Гречишкин) http://www.prigodich.8m.com/
- Скажу три вещи.

1. Норвежский исследователь Хетсо в середине 1970-х поделил всю шолоховскую прозу на "колоны" и загрузил месяца на два огромные по темам временам протокомпьютеры университета в Осло. Вот результат: все написано ОДНОЙ рукой (это никак не отменяет использование произведений Федора Крюкова).

2. Мой покойный пушкинодомский товарищ Анатолий Бритиков, автор серии статей о "Тихом Доне",в частности концепта "заблуждения" Мелехова) установил, что Шолохов родился в 1900 г. (крестильная запись), после чего был вызван в КГБ и навсегда замолчал об этом.

3. Во второй половине 1970-х Шолохов передал Рукописному отделу Пушкинского Дома примерно 140 страничек МАШИНОПИСИ "Тихого Дона" (обгорелой во время войны0 с собственно ручной правкойю Недавно нашлась и полная рукопись "Тихого Дона".


264822 """Новомировские" обиды" (Cердитые стрелы Сердюченко)" 2005-05-03 00:43:31
[213.145.45.37] Гость
- Миша Кузнецов родился в Рязани в 1903 году. Мать его попала на Дон, в Букановскую, где вышла замуж за Шолохова. Так Михаил Кузнецов, иногородний, стал Шолоховым. Когда он попал по уголовному делу в тюрьму, то убавил себе два года, стал с 1905 года рождения, и избежал большого срока.

Георгий Иванович, пенсионер, бывший экономист Госплана СССР

Кузнецов Гость

...Биография Михаила Шолохова началась с загадки: при рождении он получил фамилию "Кузнецов". Только в шестилетнем возрасте мальчик смог получить настоящую фамилию своего отца - Шолохов. За всем этим стоит романтическая история родителей. Мать Шолохова Анастасия Черникова, сирота, была насильно выдана замуж помещицей, у которой служила, за сына казачьего атамана, Кузнецова. Проявив незаурядную силу духа (у казаков женское самоволье судилось очень строго!), она покинула немилого сердцу супруга и ушла к любимому, Александру Шолохову. Их сын Михаил появился на свет "незаконнорожденным" и был записан на фамилию официального мужа матери. Только после смерти Кузнецова, в 1912 году, родители мальчика смогли обвенчаться, и тогда он получил фамилию отца.

Лазебник Гость

Иногородний Шолохов был чужим типом на Дону и не только не был писателем, он не был даже читателем, не имел малейшей склонности к чтению. Чтобы скрыть свою малограмотность, Шолохов никогда прилюдно не писал даже коротких записок. От Шолохова после его смерти не осталось никаких писательских бумаг, пустым был письменный стол, пустые тумбочки, а в "его библиотеке" невозможно было сыскать ни одной книги с его отметками и закладками. Никогда его не видели работающим в библиотеке или в архивах. Таким образом, те "разоблачители", которые говорили или писали, что Шолохов сделал то-то и то-то, обнаружили незнание плагиатора: Шолохов был способен выполнять только курьерские поручения, а плагиат "ТД" и всего остального т. н. "творчества Шолохова" - все виды плагиата выполняли другие люди, в основном - жена, ее родственники Громославские, а также рапповцы: Юрий Либединский, Александр Фадеев, Александр Серафимович и др. мелкие "негры". Приписывать Шолохову плагиаторскую работу - значит, заниматься созданием мифологии плагиатора, который был во всех отношениях литературно-невменяемой личностью. Оттого его жена Мария и раздувала легенду о том, что у нее с мужем почерки "одинаково красивые", оттого и сфальсифицированный "его архив" написан разными почерками и разными людьми. Истина абсолютная: Шолохова не было ни писателя, ни деятельного плагиатора: его именем, как клеймом, обозначали плагиат других людей. Шолохова писателем можно было называть только один раз в год в качестве первоапрельской шутки. Он и был кровавой шуткой Сталина, преступным продуктом преступного строя, чумовым испражнением революционного Октября и журнала "Октябрь", который сегодня бесстыдно именует себя демократическим изданием!

Иванова Гость

У Шолохова нет произведений, потому что неграмотный не пишет, а ставит крестик или делает отпечатки пальцев (что вполне соответствует этому типу). То, чем восхищаются читатели и о чем пишут сочинения в школе и в институтах, принадлежит (в дописанном, идеологизированном, исковерканном виде - все произведения от "Донских рассказов" до "Судьбы человека") великому русскому писателю, единственному писателю на Дону - статскому советнику, сыну атамана станицы Глазуновская, дворянину, выпускнику Санкт-Петербургского университета по отделению истории и филологии, участнику Первой мировой войны, преподавателю русской словесности в гимназиях Орла и Нижнего Новгорода, депутату 1-й Государственной Думы Федору Дмитриевичу Крюкову (1870-1920). Там, где вы видите разбор "Тихого Дона" Шолохова, или даже "Поднятой целины" заменяйте клеймо "Шолохов" на имя Федор Крюков, и продолжайте еще больше восхищаться гениальными текстами, вычеркнув вставки соавторов.

Марк Гость

После уголовного преступления в 1922 и суда в марте 1923 Шолохов принял предложение экс-атамана станицы Букановской Петра Яковлевича Громославского совершить плагиат "большой литературной вещи" о донских казаках, но прежде породниться через женитьбу на его первой дочери от второго брака - Марии Петровне Громославской (1898-1992). Разумеется, все бумаги Федора Дмитриевича Крюкова (1870-1920) Громославский выдавал за свои собственные.

Лариса

Я тоже знаю, что все дочери Петра Яковлевича Громославского - Мария, Лидия, Полина, Анна и сын Иван, второй ребенок от второго брака экс-атамана, - были учителями начальных школ. На них-то и была возложена задача осваивания "творческого наследия" Федора Дмитриевича Крюкова (1870-1920). Они не знали, что из всего этого получится, или, как говорил Шолохов, он "не знал, что получится из этой затеи", вначале Громославские хотели только одного - подработать на хлеб насущный, то есть существовать безбедно на литературных достижениях "Гомера донского казачества" - Крюкова Федора Дмитриевича. Учителя Громославские подготовили, конечно, под руководством П. Я. для Москвы два фельетона, которые потом выйдут в свет под названием "Испытание" и "Три". Когда "дело пошло", то дослали в Москву еще "Ревизора". 24 мая 1923 года отметили заговорщики 20/18-летие Шолохова, а через два дня он отправился в Москву, получив строгие наставления как от своей невесты, так и от своего почти тестя, Петра Громославского.

Павел Петрович

А я знаю, что поступить на "подготовительный курс" рабфака Шолохов не смог: ни комсомольского направления на учебу, ни необходимых знаний у него не было. Он стал агентом ГПУ, оформил его Мирумов (Мирумян). Он же помог Шолохову пристроить три фельетона в газету "Юношеская правда" ("Юный ленинец"). Никогда Шолохов не бил камни на мостовой, не работал ни грузчиком, ни "таскальщиком кулей" на вокзале, работал по своей первой специальности - делопроизводителем {подшивателем бумаг) в одной из жилконтор на Красной Пресне. Мирумов и оказал содействие в получении комнаты в коммуналке в одном из домов в Георгиевском переулке. Он жил в центре Москвы и осваивал опыт проталкивания чужих фельетонов под своим именем "Мих. Шолох", то есть учился мелькать в редакциях и в околописательских кругах. Так в 1923 в станице Букановской Петром Яковлевичем Громославскими был начат проект "Шолохов".

Краевед

Надо понимать, что литература делалась в ЧК, а Георгиевский переулок известен многим москвичам - он соединяет за Колонным залом Пушкинскую улицу (Дмитровку) с улицей Горького (Тверской), и там жили многие с Лубянки. Шолохов жил там в доме у чекиста Леона Галустовича Мирумяна (Мирумова), к которому сосватал его Александр Серафимович, тоже тесно сотрудничавший с ЧК. Мирумов работал в ЧК, курировал создание "советской литературы", то есть уничтожали интеллигенцию, а захваченные бумаги приписывали безвестным "выходцам из народа". Квартира Мирумова, ходившего в хромовых сапогах, черной кожанке и черной же кожаной фуражке с красной звездой во лбу, состояла из двух смежных комнат. Кроме того, имелась темная без окон комната, для прислуги. В ней жили племянник Мирумяна Виктор Оганян и Михаил Шолохов.

Историк

Надо знать факты, а они таковы. В воскресение 8 сентября 1929 в ростовской газете "Большевистская смена" вешенский корреспондент Николай Прокофьев в своей статье о Борисе Пильняке и Михаиле Ш-ве под названием "Творцы чистой литературы" полностью разоблачил семейно-плагиаторскую связь Ш-ва с казачьим семейством Петра Яковлевича Громославского. В рабочем портфеле редакции были названы все основные деятели "ТихоДонского" плагиата. Но в газетной публикации они названы не были: все боялись Сталина, который выступил на защиту Ш-ва в "Правде" 29 марта 1929. От статьи Прокофьева был всего один шаг к разоблачению Громославского как "крестного отца" "ТД", фельетонов и "Донских рассказов". Но этот шаг так никто и не сделал, а Ш. пригрозил Прокофьеву расследованием, которое "обязательно переломает ему ноги". Ш. не потребовал пресс-конференции, на которой он ответил бы на все вопросы своей семейной и творческой биографии. Так сделал бы любой нормальный писатель. Но Ш. писателем не был, не знал, как должен был вести себя писатель в подобной ситуации, - поэтому сразу объявил в письме, написанном Громославским, ибо Шолохов не умел писать, и все писали за него то Мария, то Петр Яковлевич, а Шолохов сидел пьяный со стаканом и с папироской в зубах, к Фадееву: "Я немедленно вступаю в партию, и дело с концом!" Другими словами, плагиатор сознался: мое литературное воровство может защитить только Сталин и его правящая партия. Если Прокофьев разоблачил Шолоха, то Николай Янчевский разоблачил явную белогвардейщину двух первых томов "ТД", что указывало на истинного автора - статского советника, депутата Первой Государственной Думы, заведующего отделом литературы журнала "Русское богатство" Федора Крюкова (1870-1920). Это было сделано в ростовском журнале "На подъеме", ╧ 12,1930. И Николай Прокофьев, и Николай Янчевский, и все те, кто обсуждал работу Янчевского "Реакционная романтика "Тихого Дона" (Д. Мазнин, Н. Сидоренко и др.) были в 30-ые годы расстреляны. По указанию Сталина немедленно уничтожались все знающие правду "ТД".

Архивариус

Любопытно проследить, как выдавали тайну "ТД" советские писатели. В 1974 допущенный к архивам ЦК и ГБ Константин Симонов, защищая плагиат, заявил в интервью западно-германскому журналу "Шпигель": "У Шолохова нет никаких черновиков и юридически невозможно доказать его авторство "ТД". Симонов защищал плагиат по личному поручению Суслова, значит, следует признать: при жизни Шолохова руководство страны знало, что у Шолохова нет никаких литературных и юридических доказательств авторства "ТД" (как впрочем, и всего остального т. н. "творчества Шолохова).

Виктор Кириллович

НАЦПАТРИОТ, защитник неграмотного Шолохова ритуально небрит, лицо искажено патриотической мукой. С головы до ног увешан национальной символикой и эмблематикой, на собрания является не иначе, как в косоворотке, сорочке-вышиванке, азяме, бешмете, черкеске, малахае. Изможден беспрерывными голодовками в защиту побитых милицией собратьев по вере. Словарный запас: оккупант, мигрант, генофонд, диаспора, "они", суверенитет, позор. Гражданское кредо: "Нет таможенному договору!", "Чемодан - вокзал - Россия!", "Родина слонов - Украина (Грузия, Молдова, Литва, Удмуртия, Чукотка, Мари-Эл!)", Горбачев (Ельцин, Путин) - империалист, антихрист, великодержавный шовинист!" Как правило, бывший райкомовец или писатель. Единственное произведение, созданное в годы перестройки, посвящено попранной отчизне и звучит примерно так (подстрочник): "О, мать моя, родина! Искалечили тебя и обесчестили, худы твои руки, немощны ноги, редки волосы, зубы все выпали, издевается каждый, кому не лень. О, земля моя, вечно то турками, то московитами занятая! А посмотришь на соотечественников - и совсем плакать хочется: еле дышат от Чернобыля. Говорю вам, злые нехристи, убирайтесь, откуда взялися, а то как бы чего не вышло. Чур! Чур!" Узнав, что его плачи финансированы американским конгрессом, посыпал голову пеплом и исчез в ковыльных степях.

Александр Логинов

Проблемой Шолохов и "Тихий Дон" я никогда специально не занимался. Да и "Тихий Дон" по-настоящему, не по-школьному прочитал совершенно случайно. Увидел как-то в руках своей немецкой подруги огромный бумажный кирпич. "Что это?" - "О! Это !Тихий Дон! Шолохов! Гений!" Вот это "Шолохов - гений" мне резануло слух. Обычный и литературный. Я хорошо помнил кинохронику в стиле "Новости дня", видел кусочки выступлений Шолохова, какие-то документальные фильмы и потом, подсознательно и инстинктивно, никогда не запрягал "Тихий Дон" и "Шолохова" в одну телегу. Поскольку четко видел в этом литературно-логическое несообразие-безобразие. Шолохов у меня прочно ассоциировался с вечно достраиваемым "Они сражались за Родину" и отчасти с донскими рассказами. "Поднятая целина" пугала меня талантливым, но навязчиво-пламенным социалистическим дидактизмом. Итак, немка заставила открыть меня первый том "Тихого Дона". Помните зеленое шолоховское собрание сочинений? С первых строк я с головой окунулся в гениальную прозу. Но тайна, загадка, тем не менее, оставалась. Более того, вопрос, до этого обитавший на задворках моего еще не оформившегося до конца литературовоззрения, самостийно пополз по запасным тоннельных путям в поисках второй своей половинки - то есть ответа. Как Шолохов мог написать ТАКОЕ в потемках полуграмотной юности? Непостижимо. Чутье человека, который начал писать, как только научился держать карандаш в руке, кричало мне, что не мог. Этот вопрос я задал через несколько лет в университете Тамаре Николаевне Шанской, которая с благоговением рассказывала студентам о Шолохове. Мои сомнения ее не рассердили, но и не озаботили. На свой вопрос я не получил никакого вразумительного ответа. И я понял, что великолепный филолог просто тоже не знала, да и не искала на него ответа, предпочтя принять официальную версию. Когда я уехал на Запад, я отрешился и от загадки Шолохова. Запад - эгоистичен, несолидарен, жесток, требует трехжильных усилий, нечеловеческого терпения и долговременного отречения от духовного в интересах мелко материального, причем даже в тех случаях, когда человек желает интегрироваться в его полумертвую ткань, сохранив без потерь свою личность. Нечасто такое, кстати, получается. Обычно Запад растворяет личность новоприбывшего похлеще царской водки. А что же дает взамен - зияющую пустоту, черную дырочку. Через которую западоид сбрасывает, выводит из механизированного организма как вредоносные шлаки эмоциональность, душевность, сострадание, доброту. Но вот в руки попался мне номер Нашей улицы" со статьей Юрия Кувалдина "Певец тихого Дона Федор Крюков". И давняя мучительная загадка, как пепел Клааса, вновь настырно застучалась в мое сердце. Статью я прочитал залпом. Она выводит на перепутье. Вернее, на подлинное начало многоветвистого пути, каждая ветвь которого почти паралельна другой, а следовательно все они в целом ведут в правильном направлении. Указана, застолблена объективная, насколько я полагаю, точка начала большого пути. А это огромное дело. Поскольку до этого, такие как я, блуждали в потемках. Тем не менее, я не могу сказать, что шолоховской загадки для меня больше не существует. Поскольку каждая из многочисленных ответвлений предлагаемого пути - это начало большого исследования, которое должны проделать-пройти наши дети. Тут я хотел бы сослаться на статью Валерия Сердюченко, приведенную ниже. Мистика мифа настолько многогранна и многосложна, что для того, чтобы разоблачить его до состояния голого короля потребуется еще немало лет. А мне же остается настоятельно рекомендовать всем думающим и задумывающимся для вдумчивого, проникновенного чтения замечательную статью Юрия Кувалдина "Певец тихого Дона..." ("Наша улица", ╧2(63) 2005). Александр Логинов.

Вадим

В Николаевске Шолохов находился во время войны, и туда съехалась все Громославские делать "писателю" "Науку ненависти" и несуществующий роман "Они сражались за родину". Опять использовались материалы Федора Крюкова о Первой мировой войне, которые переносились во времени в эту войну, использовался даже "Кавказкий пленник" Льва Толстого. Что касается же "Науки ненависти", то следует отметить, что особым интеллектом Громославские не отличались, поскольку им не под силу было понять, что науки о ненависти не существует, а существует "ненависть" - особое состояние человеческой души, которое изучается наукой по имени "Психология". И еще они не знали, что безумная ненависть, которую они пропагандировали под именем безграмотного зятя, неуместна на войне: солдатам нужно внушать ненависть к врагу в границах разума, чтобы враг, спасая жизнь, мог сдаться в плен и этим приближать и облегчать нашу победу.

Корнеев С.-Пб.

Василий Алексеевич Десницкий, декан филологического факультета Ленинградского пединститута им. Герцена, не раз говорил о двух письмах Горького к Серафимовичу, в которых автор обвинял адресата в том, что "он совершил невероятное зло, поставив на обложку романа Крюкова безграмотного уголовника.

Сергей ТВ-Культура

По телеканалу "Культура" в начале декабря 2004 года писатель Василий Аксенов заявил, когда телеведущий Андрей Максимов назвал имя Шолохова среди русских классиков (стыдно Андрею Марковичу Максимову, сыну Марка Максимова, автора повести о Камо, друге Сталина, "Лично известен", не знать такой очевидной вещи, что автор "Тихого Дона" Федор Дмитриевич Крюков), так вот знаменитый наш писатель Василий Аксенов, лауреат премии "Букер", сказал Андрею Максимову в достаточно категоричной форме: "У Шолохова нет настоящей литературы, все - ерунда! А за "Тихим Доном" стоит мощная фигура Федора Крюкова". Максимов сконфузился и побледнел. Впрочем, на телевидении работают легковесные поверхностные литераторы вроде Виктора Ерофеева, или Александра Архангельского, или того же Андрея Максимова. Писатель - не эстрадный артист, писатель сидит в тишине за столом и пишет. Устная и письменная речь вещи абсолютно несовместные. Так всю жизнь писал Федор Крюков, у него сочинений на много томов! Жаль, что он не печатал, как теперь делают, главы своего "Тихого Дона" начиная с 1912 года. Впрочем, тогда уже писались и "Зыбь" и гениальные "Гулебщики", вещи высочайшего писательского мастерства, и они были Крюковым опубликованы.

Лена Т.

Он, ты, наш батюшка Тихий Дон! Ой, ты, наш батюшка Тихий Дон! Ах, как мне, Тиху Дону, не мутну течи: Со дна меня Тиха Дона бьют студены ключи, Посредь меня, Тиха Дона, бела рыбица мутит.

Федор Крюков. Булавинсний бунт. 1894

Кузнецов-Шолохов еще не родился ни в 1903 ни в 1905

Доценко

В. Моложавенко, газета "Молот" (Ростов-на-Дону) от 15 августа 1965 года

"ОБ ОДНОМ НЕЗАСЛУЖЕННО ЗАБЫТОМ ИМЕНИ":

Случилось это в тот далекий, но памятный год, когда разбитые Красной Армией белоказачьи отряды покидали родные места, отправляясь на чужбину. Горькая судьба ждала их в дальних краях, и в долгие бессонные ночи не раз еще должны были привидеться казаку до боли родные места. Но все это придет к нему позже, а пока Григорий Мелехов, раненый, уставший, потерявший все самое дорогое, что было у него на свете, слушал знакомую с детства песню о Ермаке - старую, пережившую многие века. Простыми и бесхитростными словами рассказывала песня о вольных казачьих предках, некогда бесстрашно громивших царские рати, ходивших по Дону и Волге на мелких стругах, "щупавших" купцов, бояр и воевод, покорявших далекую Сибирь. "И в угрюмом молчании слушали могучую песню потомки вольных казаков, позорно отступавшие, разбитые в бесславной войне против русского народа..." Слушал ту песню о Ермаке и казак Глазуновской станицы Федор Крюков, волей лихой судьбы оказавшийся в кубанском хуторе. В жарком тифозном бреду, когда удавалось на миг-другой взять себя в руки, укоризненно оглядывал станичников, сманивших его в эту нелегкую и ненужную дорогу, судорожно хватался за кованый сундучок с рукописями, умолял приглядеть: не было у него ни царских червонцев, ни другого богатства, кроме заветных бумаг. Словно чуял беду. И, наверное, не напрасно... Вырос в том безвестном хуторе на берегу Егорлыка еще один могильный холмик, и не до бумаг было станичникам, бежавшим от наступавшей Красной Армии. Бесследно исчезли рукописи, а молва о Крюкове-отступнике в немалой степени способствовала тому, чтобы о нем долгие годы не вспоминали литературоведы и не издавались его книги. Нынешнему поколению читателей почти неизвестно имя Федора Дмитриевича Крюкова. Между тем его по праву можно считать одним из крупнейших донских литераторов дореволюционного периода. Побывайте в любой казачьей станице - там и поныне сохранилась память о нем. Известно, что русская критика конца XIX - начала XX веков именовала Крюкова не иначе, как "Глебом Успенским донского казачества". А. М. Горький в статье "О писателях-самоучках" называл Крюкова в числе литераторов, которые "не льстят мужику", советовал учиться у него "как надо писать правду". В. Г. Короленко в августе 1920 года сообщал С. Д. Протопопову: "От Горнфельда получил известие о смерти Ф. Д. Крюкова. Очень жалею об этом человеке. Отличный был человек и даровитый писатель". А вот что писал в статье "Памяти Ф. Д. Крюкова" журнал "Вестник литературы", издававшийся в 1920 году в Петрограде: "Чуткий и внимательный наблюдатель, любящий и насмешливый изобразитель простонародной души и жизни, Ф.Д. принадлежит к тем второстепенным, но подлинным создателям художественного слова, которыми по праву гордится русская литература.

Стешенко

Не стоит забывать, как строилась "социалистическая литература". Проект "ШОЛОХОВ" - это проект ЦК, ЧК и РАПП, Сталина и Серафимовича. Этот "советский классик" Мишка Кузнецов, по отчиму Шолохов, за всю свою жизнь не написал ни строчки! Серафимович был главным в РАППе, большим человеком в ЧК и редактором "Октября", где появился журнальный вариант "Тихого Дона" (1-я и 2-я книги, в почти не искаженном авторстве Федора Крюкова, с изменением имен персонажей и географических названий. У Крюкова все происходит в станице Глазуновской, в Усть-Медведице, сейчас - Серафимович, там Крюков и Серафимович учились в гимназии). Серафимович устроил в издательство "Московский рабочий" дочку донского дружка Петра Громославского, у которого был весь архив Федора Крюкова, - Марию Петровну Громославскую, а она притащила своего мужа Мишку! Все за него, назначенного Сталиным на должность писателя, писала бригада на основе огромного количества рукописей гения казачества, великого русского писателя Федора Дмитриевича Крюкова (1870-1920) - и "Донские рассказы", и "Судьбу человека" и даже "Поднятую целину! Неужели трудно понять, что в основе всего - Федор Крюков! И перестаньте дергаться! Федор Крюков! Русский! Великий! Статский советник! Интеллигент! А не маргинал Шолохов! Теперь задача - вынести шелухоедов ногами вперед, и создать бригаду интеллигентных литературоведов по восстановлению текста романа Федора Крюкова "Тихий Дон" и поставить Федора Крюкова рядом с Толстым, Достоевским, Буниным, Чеховым, Платоновым, Булгаковым. Литературу делают дворяне, интеллектуалы, религиозные люди. С нами Бог! Да очистится Русская Земля от скверны "грядущего хама". При русских грамотах на благородство, как Пушкин, Тютчев, Герцен, Соловьев, мы шли не их путем, а Смердякова!

Леонид Сергеевич, врач

ШОЛОХОВ - это ШАРИКОВ

Михаил Булгаков

СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ

Чудовищная история

Шолохов-Шариков посмотрел в пустую рюмку, как в бинокль, подумал и оттопырил губы. - Да дурака валяние... Разговаривают, разговаривают... Контрреволюция одна! Филипп Филиппович откинулся на готическую спинку и захохотал так, что во рту у него засверкал золотой частокол. Борменталь только повертел головой. - Вы бы почитали что-нибудь, - предложил он, - а то, знаете ли... - Я уж и так читаю, читаю... - ответил Шолохов-Шариков и вдруг хищно и быстро налил себе полстакана водки. - Зина! - тревожно закричал Филипп Филиппович, - убирай, детка, водку, больше не нужна! Что же вы читаете? - В голове у него вдруг мелькнула картина: необитаемый остров, пальма и человек в звериной шкуре, в колпаке. "Надо будет Робинзона..." - Эту... как ее... переписку Энгельса с этим... как его, дьявола... с Каутским. Борменталь остановил на полдороге вилку с куском белого мяса, а Филипп Филиппович расплескал вино. Шолохов-Шариков в это время изловчился и проглотил водку. Филипп Филиппович локти положил на стол, вгляделся в Шолохова-Шарикова и спросил: - Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного? Шолохов-Шариков пожал плечами. - Да не согласен я. - С кем? С Энгельсом или с Каутским? - С обоими, - ответил Шолохов-Шариков. - Это замечательно, клянусь богом! "Всех, кто скажет, что другая!.." А что бы вы, со своей стороны, могли предложить? - Да что тут предлагать... А то пишут, пишут... конгресс, немцы какие-то... голова пухнет! Взять все да и поделить... - Так я и думал! - воскликнул Филипп Филиппович, шлепнув ладонью по скатерти. -Именно так и полагал! - Вы и способ знаете? - спросил заинтересованный Борменталь. - Да какой тут способ, - становясь словоохотливее после водки, объяснил Шолохов-Шариков, - дело нехитрое. А то что ж: один в семи комнатах расселся, штанов у него сорок пар, а другой шляется, в сорных ящиках питание ищет.

Григорий З.

Федор Дмитриевич Крюков родился 2 февраля 1870 года в станице Глазуновской Усть-Медведицкого округа земли Войска Донского. Окончил Петербургский историко-филологический институт. Статский советник. Депутат Первой государственной Думы. Печатался в основном в "Русском богатстве" Владимира Короленко. В творческом наследии множество произведений, среди которых повесть "Казачка" (Из станичного быта). В 1920 году, отступая вместе с остатками армии Деникина через Кубань к Новороссийску, Федор Крюков заболел сыпным тифом и умер 20 февраля (по одним сведениям в станице Новокорсунской, по другим - в станице Челбасской). Автор романа "Тихий Дон" и все других произведений, положенных в основу "творчества" так называемого "писателя Шолохова".

Чигирь

Понятно, что в стране с другим государственным устройством всё же могло бы возникнуть расследование. Но у нас была в зародыше подавлена возможность такового - пламенным письмом в "Правду" (29.3.29, прилагается к нашей публикации) пяти пролетарских писателей (Серафимович, Авербах, Киршон, Фадеев, Ставский): разносчиков сомнений и подозрений они объявили "врагами пролетарской диктатуры" и угрозили "судебной ответственностью" им - очень решительной в те годы, как известно. И всякие слухи - сразу смолкли. А вскоре и сам непререкаемый Сталин назвал Шолохова "знаменитым писателем нашего времени". Не поспоришь. Впрочем, и по сегодня живы современники тех лет, уверенные, что не Шолохов написал эту книгу. Но, скованные всеобщим страхом перед могучим человеком и его местью, они не выскажутся до смерти. История советской культуры вообще знает немало случаев плагиата важных идей, произведений, научных трудов - большей частью у арестованных и умерших (доносчиками на них, учениками их) - и почти никогда правда не бывала восстановлена, похитители воспользовались беспрепятственно всеми правами.

Н. И., историк партии

"Правда", 29 марта 1929 г., ╧ 72

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

В связи с тем заслуженным успехом, который получил роман пролетарского писателя Шолохова "Тихий Дон", врагами пролетарской диктатуры распространяется злостная клевета о том, что роман Шолохова является якобы плагиатом с чужой рукописи, что материалы об этом имеются якобы в ЦК ВКП(б) или в прокуратуре (называются также редакции газет и журналов). Мелкая клевета эта сама по себе не нуждается в опровержении. Всякий, даже не искушенный в литературе читатель, знающий изданные ранее произведения Шолохова, может без труда заметить общие для тех его ранних произведений и для "Тихого Дона" стилистические особенности, манеру письма, подход к изображению людей. Пролетарские писатели, работающие не один год с т. Шолоховым, знают весь его творческий путь, его работу в течение нескольких лет над "Тихим Доном", материалы, которые он собирал и изучал, работая над романом, черновики его рукописей. Никаких материалов, порочащих работу т. Шолохова, нет и не может быть в указанных выше учреждениях. Их не может быть и ни в каких других учреждениях, потому что материалов таких не существует в природе. Однако мы считаем необходимым выступить с настоящим письмом, поскольку сплетни, аналогичные этой, приобретают систематический характер, сопровождая выдвижение почти каждого нового талантливого пролетарского писателя. Обывательская клевета, сплетня являются старым и испытанным средством борьбы наших классовых противников. Видно, пролетарская литература стала силой, видно, пролетарская литература стала действенным оружием в руках рабочего класса, если враги принуждены бороться с ней при помощи злобной и мелкой клеветы. Чтобы неповадно было клеветникам и сплетникам, мы просим литературную и советскую общественность помочь нам в выявлении "конкретных носителей зла" для привлечения их к судебной ответственности.

По поручению секретариата Российской ассоциации пролетарских писателей:

А. Серафимович Л. Авербах В. Киршон А. Фадеев В. Ставский

"Правда", 29 марта 1929 г., ╧ 72

ШОЛОХОВУ в 1929 году было 24 года, если считать с 1905, или 26, если считать с 1903. В таком возрасте выпускники Литературного института Сергея Есина написать рассказ не могут.

Светлана Иосифовна

Спасибо огромное Валерию Сердюченко за "Последний раз Шолохова". Сердюченко исходит из того, что Шолохов не написал за свою жизнь ни строчки. В сущности, у него образ подпольного гения - это огромная метафора, великолепная гипербола всех бескорыстных писателей, к примеру, таких, как Андрей Платонов, Евгений Замятин, Михаил Булгаков, Иван Бунин, Александр Солженицын... то есть тех, кто не мог открыто публиковаться в советское время. Но самая трагичная судьба из этих подпольщиков, конечно, у Федора Дмитриевича Крюкова. Мы обязаны, мы должны по совести и памяти восстанавливать его имя, ибо "иногородний Шолохов был чужим типом на Дону и не только не был писателем, он не был даже читателем. Шолохова не было ни писателя, ни деятельного плагиатора: его именем, как клеймом, обозначали плагиат других людей. Шолохова писателем можно было называть только один раз в год в качестве первоапрельской шутки".

Алексей Зимин

1906 год. Федор Дмитриевич Крюков - депутат Первой Государственной Думы. Шолохову в 1906 году 1 год, если считать с 1905, или 3 года, если считать с 1903 года.

Из выступления Федора Крюкова в Таврическом дворце (1906): "...Тысячи казачьих семей и десятки тысяч детей казацких ждут от Государственной Думы решения вопроса об их отцах и кормильцах, не считаясь с тем, что компетенция нашего юного парламента в военных вопросах поставлена в самые тесные рамки. Уже два года как казаки второй и третьей очереди оторваны от родного угла, от родных семей и, под видом исполнения воинского долга, несут ярмо такой службы, которая покрыла позором все казачество... Главные основы того строя, на которых покоится власть нынешнего командующего класса над массами, заключаются в этой системе безусловного повиновения, безусловного подчинения, безусловного нерассуждения, освященного к тому же религиозными актами... Особая казарменная атмосфера с ее беспощадной муштровкой, убивающей живую душу, с ее жестокими наказаниями, с ее изолированностью, с ее обычным развращением, замаскированным подкупом, водкой и особыми песнями, залихватски-хвастливыми или циничными, - все это приспособлено к тому, чтобы постепенно, пожалуй, незаметно, людей простых, открытых, людей труда обратить в живые машины, часто бессмысленно жестокие, искусственно озверенные машины. И, в силу своей бессознательности, эти живые машины, как показал недавно опыт, представляют не вполне надежную защиту против серьезного внешнего врага, но страшное орудие порабощения и угнетения народа в руках нынешней командующей кучки... С семнадцати лет казак попадает в этот разряд, начиная отбывать повинность при станичном правлении, и уже первый его начальник - десятник из служилых казаков, - посылая его за водкой, напоминает ему о царской службе и о его, нижнего чина, обязанностях - в данном случае, исполнить поручение быстро и аккуратно. 19 лет казак присягает и уже становится форменным нижним чином, поступая в так называемый приготовительный разряд, где его муштруют особые инструктора из гг. офицеров и урядников... Чтобы сохранить человеческий облик в этих условиях, нужна масса усилий. Эта беспощадная муштровка тяготеет над каждым казаком около четверти столетия, тяготела над его отцом и дедом - начало ее идет с николаевских времен... Всякое пребывание вне станицы, вне атмосферы этой начальственной опеки, всякая частная служба, посторонние заработки для него закрыты, потому что он имеет право лишь кратковременной отлучки из станицы, потому что он постоянно должен быть в готовности разить врага. Ему закрыт также доступ к образованию, ибо невежество было признано лучшим средством сохранить воинский казачий дух. Как было уже сказано, в 80-х годах несколько гимназий на Дону - все гимназии, кроме одной, - были заменены низшими военно-ремесленными школами, из которых выпускают нестроевых младшего разряда. Даже ремесло, и то допускалось особое - военное: седельное, слесарно-ружейное, портняжное, и то в пределах изготовления военных шинелей и чекменей, но отнюдь не штатского платья. Кроме того, нужно прибавить, что не только вся администрация состоит из офицеров, но в большинстве случаев интеллигентный или, лучше сказать, культурный слой приходится тоже на долю казачьих офицеров. Казачьи офицеры... они, может быть, не хуже и не лучше офицеров остальной русской армии; они прошли те же юнкерские школы с их культом безграмотности, невежества, безделия и разврата, с особым военно-воспитательным режимом, исключающим всякую мысль о гражданском правосознании..."

1906 год. Федор Дмитриевич Крюков - депутат Первой Государственной Думы. Шолохову в 1906 году 1 год, если считать с 1905, или 3 года, если считать с 1903 года.

Е.Е. редактор

А. СОЛЖЕНИЦЫН

НЕВЫРВАННАЯ ТАЙНА

(Предисловие к книге Ирины Николаевны Медведевой-Томашевской "СТРЕМЯ "ТИХОГО ДОНА"")

С самого появления своего в 1928 году "Тихий Дон" протянул цепь загадок, не объясненных и по сей день. Перед читающей публикой проступил случай небывалый в мировой литературе. 23-х-летний дебютант создал произведение на материале, далеко превосходящем свой жизненный опыт и свой уровень образованности (4-х-классный). Юный продкомиссар, затем московский чернорабочий и делопроизводитель домоуправления на Красной Пресне, опубликовал труд, который мог быть подготовлен только долгим общением со многими слоями дореволюционного донского общества, более всего поражал именно вжитостью в быт и психологию тех слоев. Сам происхождением и биографией "иногородний", молодой автор направил пафос романа против чуждой "иногородности", губящей донские устои, родную Донщину, - чего, однако, никогда не повторил в жизни, в живом высказывании, до сегодня оставшись верен психологии продотрядов и ЧОНа (Части Особого Назначения - ред.). Автор с живостью и знанием описал мировую войну, на которой не бывал по своему десятилетнему возрасту, и гражданскую войну, оконченную, когда ему исполнилось 14 лет. Критика сразу отметила что начинающий писатель весьма искушен в литературе, "владеет богатым запасом наблюдений, не скупится на расточение этих богатств" ("Жизнь искусства", 1928, ╧51; и др.). Книга удалась такой художественной силы, которая достижима лишь после многих проб опытного мастера, - но лучший 1-й том, начатый в 1926 г., подан готовым в редакцию в 1927-м; через год же за 1-м был готов и великолепный 2-й; и даже менее года за 2-м подан и 3-й, и только пролетарской цензурой задержан этот ошеломительный ход. Тогда - несравненный гений? Но последующей 45-летней жизнью никогда не были подтверждены и повторены ни эта высота, ни этот темп. Слишком много чудес! - и тогда же по стране поползли слухи, что роман написан не тем автором, которым подписан, что Шолохов нашел готовую рукопись (по другим вариантам - дневник) убитого казачьего офицера и использовал его. У нас, в Ростове н/Д. говорили настолько уверенно, что и я, 12-летним мальчиком, отчетливо запомнил эти разговоры взрослых. Видимо, истинную историю этой книги знал, понимал Александр Серафимович, донской писатель преклонного к тому времени возраста. Но, горячий приверженец Дона, он более всего был заинтересован, чтобы яркому роману о Доне был открыт путь, всякие же выяснения о каком-то "белогвардейском" авторе могли только закрыть печатание. И, преодолев сопротивление редакции "Октября", Серафимович настоял на печатании романа и восторженным отзывом в "Правде" (19 апр. 1928 г.) открыл ему путь. В стране с другим государственным устройством всё же могло бы возникнуть расследование. Но у нас была в зародыше подавлена возможность такового - пламенным письмом в "Правду" (29.3.29, прилагается к нашей публикации) пяти пролетарских писателей (Серафимович, Авербах, Киршон, Фадеев, Ставский): разносчиков сомнений и подозрений они объявили "врагами пролетарской диктатуры" и угрозили "судебной ответственностью" им - очень решительной в те годы, как известно. И всякие слухи - сразу смолкли. А вскоре и сам непререкаемый Сталин назвал Шолохова "знаменитым писателем нашего времени". Не поспоришь. Впрочем, и по сегодня живы современники тех лет, уверенные, что не Шолохов написал эту книг


264819 ""Как спасти Россию от вымирания?" - обозрение Юрия Крупнова" 2005-05-02 17:25:15
[81.195.15.16]
-


264810 "Наталья Беляева - Уроки постижения лирики" 2005-05-01 21:44:26
[80.95.41.225] Надюшка
- А причём здесь это?


264809 "Саломатов - Девушка в белом..." 2005-05-01 18:55:59
[194.154.84.34]
-


264808 "С праздником Пасхи!" 2005-05-01 17:17:11
[24.42.53.252] Л инда
- Воистину Воскрес! Со светлым праздником Воскресения Христово!


264807 "" 2005-05-01 13:09:43
[62.148.131.79] komponent
- Христос воскресье, умники и умницы не сочтите за труд просветите невежу, О ограничениях орхаичного значения слов, в толковом словаре Ожегова от 2003г.

Еще интересует , грамотическая омонимия в словаре Ожигова.

Детям такое задали, а я помоч не могу, стыдно, понимаете?

Можете дать ссылочку, где можно о этом почитать. Примного благодарен, Евгений.


264806 ""Тень на плетень, или Новая Книга Виктора Суворова" (КОШАЧИЙ ЯЩИК)" 2005-05-01 12:59:04
[217.165.250.19] алик piko
- Столько погибло людей ,в этой войне, не ужели не жилелили солдат ? Жуков могбы не брать зееловские высоты ,а брал бы Конев или Рокосовскии у которых не было мощьной обороны на Берлин как там в лобовую у Жукова его не наказывали да потому что он сам ложил солдат .У немцев пуль не хвотила и если с ума не посходили от таких много численных трупов ,было бы больше жертв.

Назад Далее
+ 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  20  30  40  50  60  70  80  90  100  200  300  400  500  600  700  800 
- 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  20  30  40  50  60  70  80  90  100  200  300  400  500  600  700  800  900  1000 
Модератору...

Rambler's Top100