TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Нина Метельская

Современники

Содержание

 

Разговор в конце века

 

Татьяна Доронина

| Николай Леонов

| Вячеслав Клыков

| Сергей Бочаров

| Римма Казакова

| Алексей Леонов

| Анатолий Карпов

| Сергей Михалков

| Виктор Розов

| Олег алешин

| Виктор Петров

| Анатолий Лукьянов

| Василий Стародубцев

| Елена Мизулина

| Владимир Соколов

| Юрий Болдырев

| Александр Проханов

| Жорес Алферов

| Владимир Шабалин

| Евгения Варламова

| Вячеслав Степин

| Валентин Янин

| Надежда Тарабрина

| Александр Шилов

| Елена Образцова

| Игорь Зиновьев

| Надежда Бабкина

| Юрий Соломин

| Евгений Петросян

| Вячеслав Зайцев

| Алла Дан

| Геннадий Гончаров

"У нас все получится!"

 

Вячеслав Степин

" Спроектировать

будущее невозможно "

 

 

Техногенная цивилизация гипотезу "Человек - Творенье Божие" беззастенчиво переплавила в аксиому "Человек - властелин Мира".

 

Следствие известно - искромсанная земля, высохшие реки, отравленные водоемы... Человек - кто? Творенье Бога? Или исчадие ада?

 

Мой собеседник - Академик Российской Академии наук, Заслуженный профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, почетный доктор Университета г. Карлсруэ (ФРГ), директор Института философии Российской Академии наук Степин Вячеслав Семенович.

 

 

 

* * *

- Вячеслав Семенович, философам удалось разгадать тайну человеческой личности?

Возможно, это не удастся никогда. Но это не означает, что над этим не надо работать. Великий Кант сформулировал четыре основных проблемы: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я смею надеяться? И самая главная, - Что есть человек? Это кардинальные и вечные проблемы философии. Каждый тип культуры по-своему трактует человека, знание, веру, труд и деятельность людей. Поэтому и проблема личности в каждую историческую эпоху решается по-разному.

- Как же меняется понимание личности?

- В традиционных культурах быть личностью - означало принадлежать к определенной общности, клану, касте, сословию. Например, ты - монах, странствующий рыцарь, мастер, подмастерье. Если твой дед был кузнецом, то и ты, и твои дети должны быть кузнецами. С детства ты усваиваешь и мастерство, и навыки взаимоотношений с людьми. Если ты живешь в древнем мире, - твоя жизнь регулируется мифами, которые определяют ценности твоей жизни. По родословной Богов ты знаешь, как относиться к другим общинам. В древнегреческом обществе, например, земледельцы были значимей кузнецов, ибо они идут от самой Геры - матери Земли и жены самого Зевса. Миф задавал некую картину мира, в которой излагались максимы поведения, глубинные программы деятельности людей, которые затем конкретизировались в обычаях, правах, образцах деятельности. Поэтому, чтобы стать личностью, все это надо было хорошо усвоить и неукоснительно этому следовать. Если, вдруг, ты оставил свой клан и расстался со своей профессией, то ты уже не личность, ты - изгой. Именно так было в традиционных обществах и культурах.

В XIV веке началась складываться новая цивилизация, ее я называю "техногенной". В этой цивилизации мы сегодня живем. И она поставила под вопрос прежние традиционалистские ценности человеческого бытия. В этой цивилизации быть личностью - значит быть автономной, суверенной индивидуальностью, которая сама выбирает себе структуры общения - производство, круг общения, клубы, семейные отношения и т.п. В обществе есть горизонтальная и вертикальная мобильность. Если у меня возникают какие-либо проблемы, я могу все поменять - и профессию, и круг общения. И при этом, все равно остаюсь личностью. В традиционных обществах это было невозможно. В современной цивилизации личность уже не растворена в коллективе, а сама выступает, по выражению Маркса, сгустком социальных связей и отношений. И меняя их, саморазвивается. Такая личность в истории человечества возникает очень поздно. Этот тип личности стал краеугольным камнем новоевропейской культуры. Именно здесь сложился идеал творческой личности. Для традиционных же культур творческая личность не могла быть идеалом, поскольку каждая новация там расценивалась как вызов предкам. Жить в традиционной культуре - значит следовать законам предков - отцов и дедов. И это обеспечивало стабильность жизни. Традиционалистские культуры и цивилизации воспроизводили себя столетиями и даже тысячелетиями. А наша - техногенная - существует всего лишь четыреста лет, но уже стоит вопрос о смене типа цивилизационного развития, поскольку наша цивилизация, наряду с громадными достижениями в науке и технике, в улучшении качества жизни, породила глобальные кризисы, которые угрожают человечеству, а, следовательно, надо что-то менять. Поэтому проблема, - что есть Человек и что есть Личность? - проблемы и вечные, и сугубо современные.

- Что же больше привлекает философов - "ландшафт человеческой души" или динамика социальных явлений?

- Слово "или" - надо исключить, поскольку наша "душа" формируется под воздействием системы обучения, воспитания и социализации. Эти процессы зависят от ценностей культуры. А культура - нечто вроде генов в живом организме. Она определяет - какие типы деятельности, поведения, общения воспроизводят соответствующий уклад социальной жизни. Если вы эти гены измените, а они меняются в периоды духовных революций, то вы получите новый тип общества, новый тип социальных отношений, новые типы личности, новый образ жизни, которые в свою очередь будут формировать способ нашего мышления и бытия в Мире. Да, можно, размышляя над базисными ценностями культуры, изобрести нечто новое. Именно так появляются изменения в обществе. Люди создают новое на основании индивидуального опыта. Что-то отсортировывается, что-то остается и попадает в поток культурной трансляции. Развитие Духа всегда оказывает воздействие на социальную динамику и является неотъемлемым ее компонентом.

- Какие нравственные и психологические позиции характеризуют нашу эпоху? И чем человек настоящего отличается от человека прошлых времен?

Для традиционалистских культур было свойственно особое понимание мира, природы, пространства и времени. Особое понимание совести, чести, истины, красоты, справедливости, добра и зла... Понимания, во многом отличные от современного. Они составляли базисное основание культуры, на котором строятся такие ее феномены как язык, литература, искусство, философия, религия, повседневное мышление и поведение людей. Эти понимания, жизненные смыслы в различных традиционных обществах тоже разные. Древняя Индия, например, не похожа на Древний Китай, не похожа на Древнюю Грецию. Но, тем не менее, есть некие общие черты, которые позволяют говорить, что традиционные общества - это один тип цивилизационного развития, поскольку у них можно найти общие жизненные смыслы, культурные ценности, определяющие это развитие. Во всех традиционных обществах природа рассматривалась как живой организм, а человек как часть этого организма. Когда возникла техногенная цивилизация эти смыслы были радикально изменены. И возникли иные. Человек провозгласил себя хозяином и преобразователем природы. А сама природа стала рассматриваться как поле для преобразующей деятельности, как резервуар ресурсов, которые может и должен использовать человек.

Привычный нам идеал активного преобразования природы был чужд традиционным культурам. Они учили вписываться в существующий порядок вещей, приспосабливать свою жизнь к ритмам природы, чутко улавливать, что и как вней растет и развивается. Древние китайцы полагали, что быть совершенномудрым, значит, следовать принципу "У-вэй", что переводится как "недеяние, невторжение". В знаменитой книге китайской философии "И-дзинь" есть притча, где рассказывается о том, как один мудрец, пытаясь ускорить рост злаков, начал тянуть их за верхушки и вытянул их из грядки. Отсюда вывод: если что-то растет, - не лезь! Не вторгайся! Иначе - прекратишь рост. Вмешиваться можно лишь минимально. Принцип минимального вмешательства в мир природы выступает антиподом фаустовско-прометеевскому духу новоевропейской культуры, которая стала утверждаться с эпохи Ренессанса, потом - Реформации и Просвещения. Эта культура соединила две традиции - античную и христианскую культурную традиции европейского средневековья. В результате сложного синтеза и преобразования этих традиций возникли мировоззренческие установки техногенной цивилизации, ее культурно-генетический код, на основе которого она существует и развивается уже более четырех столетий.

Кстати, по сравнению с предшествующей историей традиционных обществ это совсем малый отрезок истории. Но сколько он принес радикальных перемен в жизни человечества!

В системе ценностей, определивших эти перемены, принцип преобразующей деятельности занимает центральное место. Человек стал осознавать себя творцом, Прометеем, вырывающим у природы ее тайны. И призванным преобразовывая природу, подчинять ее своей власти.

- Да, о том, что "природа - не храм, а мастерская, и человек в ней работник", мы слышали...

- Отсюда следует идея, что природу можно принуждать и понуждать. Нечего от нее ждать милостей, а надо их взять! Нужно быть ее господином! Древним такое не могло бы прийти в голову. Но именно в рамках этих идей возникла новая экспериментальная наука, и утвердилась доминирующая ценность научной рациональности. В традиционных культурах научная рациональность никогда не была доминантой. Там она была подчинена вере, религии, нравственным началам. Не зря в китайской культурной традиции считалось, что познать истину можно лишь тогда, когда ты пройдешь путь нравственного совершенствования. Поэтому Дао - это не просто Закон или Логос. Это одновременно и нравственность, и жизненный путь. Все эти понятия обозначает один иероглиф. И древнекитайские мудрецы считали, что тому, кто не совершенен нравственно, истина никогда не откроется.

В новоевропейской культуре все наоборот: всему судья - разум. И нравственность также должна иметь рациональное обоснование. Как видите - другой тип культуры и цивилизации. Конечно, обольщаться относительно традиционных культур тоже не следует. В них подавлялась творческая индивидуальность, свобода личности. По этому поводу Герцен в свое время писал, что Восток не знал подлинных прав личности и свобод, что человек там - либо деспот, либо во прахе валяющийся раб. Восток провозглашает поклонение перед природой и пренебрежение к личности и индивидуальности человека. Запад - наоборот - воспевает индивидуальность, личность, а природу расценивает как средство человеческого существования. На Востоке вектор активности направлен внутрь, на самовоспитание, самоограничение личности. На Западе - во вне, не переделку мира.

Если в традиционных культурах власть и сила понимались только как господство человека над человеком, то в техногенной - центр тяжести переносится на другое. Доминирующей становится власть человека над объектами. Но объектами, как ни странно, могут быть и люди. И социальные коллективы тоже. Если ты знаешь, как устроены эти "объекты", то можешь их контролировать и даже ими манипулировать, быть над ними господином. Сегодня именно этот смысл является ключевым в понятиях силы и власти.

Но если ничто не вечно под луной, то и современные ценности могут измениться? Я думаю, мы уже вступили в эпоху великих духовных перемен. Еще сравнительно недавно казалось, что ценности техногенной цивилизации обеспечивают возможности бесконечного прогресса. Но в середине XX века резко обозначились глобальные кризисы (экологический, антропологический и др.), поставившие под сомнение саму стратегию техногенного развития, приведшую человечество к реальной угрозе самоуничтожения. А выбор новой стратегии ставит проблему ценностей. По-видимому, будущая цивилизация должна создать новую систему ценностей, в которой должно быть синтезировано все то лучшее, что было в прошлом и настоящем.

Для такого синтеза уже сегодня имеются объективные предпосылки. И они возникают в святая святых техногенной цивилизации - на переднем крае современной науки и высоких технологий.

Сегодня в научной картине мира вводится представление об окружающей среде, радикально отличающееся от понимания, свойственного техногенной культуре предшествующих эпох. Наука говорит о том, что непосредственно окружающая человека среда - это не обезличенное поле мертвых вещей. После работ В.И. Вернадского, после создания глобальной экологии, мы говорим, что человеческая жизнедеятельность включена в глобальную экосистему - биосферу. А биосфера представляет собой своего рода живой организм.

Технологическая деятельность оказывает на него все возрастающее давление, внедряя в этот организм искусственные системы, вызывающие экологические напряжения и кризисы. Мы еще не научились видеть в окружающей нас природе земли целостный организм, и часто оперируем с ее объектами не как с органами этого организма, а как с простыми механическими системами, которые можно разбирать на части и снова собирать, не теряя их качества. С живыми системами так действовать нельзя, там элементы определены свойствами целого, а оперирование с ними может привести к необратимым изменениям целого.

- И все-таки: в какую из исторических эпох человек был совершенней?

Человек - существо вечно развивающееся... Существо и природное, и искусственное. Человек себя постоянно перестраивает. Наряду с естественными, природной эволюцией созданными органами, у него есть система искусственных органов, создаваемая его собственной деятельностью. Например, вам надо выкопать яму. Вы берете лопату, и тем самым превращаете свои руки в особый орган - копания. Экскаватор - тоже своего рода искусственная рука... Допустим, трещит мороз. У человека нет густого шерстяного покрова как у медведя или лисы. Но в меховом пальто ему тепло и комфортно. Все это искусственно сотворенные вещи. Человек формирует особую линию эволюции природы, где создает процессы и предметы, которые в самой природе не возникают. Их порождение без человека невозможно, но оно не противоречит законам природы.

В наше время функционируют технические системы, которые представляют собой могучие усилители наших мышц, костей, мозга. Компьютеры, компьютерные сети являются своеобразным усилением и продолжением нашего мозга. Древний человек подобного не знал. В этом смысле современная цивилизация, конечно, шагнула вперед, - что там говорить! Безусловно, технический прогресс обеспечил нам жизненный комфорт. Представьте себе, средневековый город, где не было канализации, где помои выливали прямо на улице. Представьте канавы, по которым плыли грязные отбросы. Люди по долгу не мылись. И то - разве что в бочках... Каждый из нас по достоинству может оценить прелести технического прогресса, когда мы выезжаем "на природу" - в глухую деревеньку, где все "удобства" на улице, да еще в сорокаградусный мороз... Здесь мы сразу понимаем, что такое уровень развития цивилизации, которая дает бытовую технику и новое качество жизни. Эти достижения перечеркнуть нельзя.

- А "мера осознания собственного счастья"?

- Как себя чувствовал человек духовно? Это уже другой вопрос. В древних обществах социальная жизнь человека регулировалась мифами. И если я живу праведно, в соответствии с преданием о том, как Боги повелели, - значит, живу не зря. А позднее основным определителем осознания человеком своего счастья стали мировые религии. Какие чувства испытывал человек европейского средневековья? Как истинный христианин он твердо знал, что эта жизнь - временное прибежище его духа. Что в этом мире - он пришелец. Лампада на ветру. Суденышко в бурном океане жизни. Здесь Бог мою душу проверяет на прочность. Истинная жизнь не здесь, поэтому ее надо прожить достойно, ибо в конце мы все предстанем перед Богом. И он по моим делам будет судить меня. Это очерчивало область чувств и личностных переживаний человеческого счастья. Осознание счастья - это тоже культурный феномен. Для религиозного человека и для атеиста могут быть разные осознания одного и того же состояния жизни.

- А Вы, Вячеслав Семенович, верите во Всевышнего?

- Я был воспитан в рационально-атеистическом ключе, - задаю слишком много вопросов, которые истинная вера не приемлет. Философ и богослов раннего христианства Тертуллиан сказал так: "Верую, ибо абсурдно". Не надо разумом постигать до конца то, во что веруешь. Правда, потом был Фома Аквинский, который полагал, что Бог есть рацио! Прежде всего, мысль! И к вере ведет рациональное объяснение мира.

- А не Дух?

- Мысль - это часть Духа. В этом смысле томизм - учение Аквинского утверждает, что вера есть высшее состояние Духа. А к ней приходишь через рациональное понимание Мира. Например, когда задумываешься: откуда проистекает такая гениальная целесообразность Мира? Аквинский считал, что наука и религия не должны находиться в противоречии, а наоборот - дополнять друг друга. Именно эта мысль заложила основы будущего развития европейской культурной традиции, где наука и научный рационализм стали определять способ и образ жизни.

- Человек - продукт окружающей среды? Или творец собственной судьбы?

- И творец. И продукт. Когда мы рождаемся, в нас есть инстинкты. У нас нет никаких знаний, но есть некая предрасположенность к усвоению человеческого опыта. Дальше, я сталкиваюсь с людьми и миром вещей, которые несут мне информацию. Ну, а когда я усвоил язык, мне открылся весь мир. Язык определяет и осмысление, и понимание, и переживание мира. Причем уровень эмоционального программирования в разных языках различен. Например, в русской лексике примерно сорок процентов слов эмоционально окрашено. В английской, - всего лишь около пятнадцати. Мы - люди эмоциональные! Возможно, для объективного, незаинтересованного описания английский язык и лучше приспособлен. Но не лишне отметить, что эмоциональный строй русского языка был одним из истоков нашей великой литературы и поэзии.

Человека программирует не только язык, но и навыки, образцы поведения, знания, нормы жизни. Когда мать учит ребенка "что такое хорошо и что такое плохо" - она учит его нормам поведения. Под этим влиянием формируется его сознание. В этом формировании и дальнейшем развитии огромную роль играют образцы поведения и деятельности. Мы друг для друга - образцы и постоянно решаем: кому надо подражать, а кому - нет. В культуре появляются знаковые фигуры - "идолы рынка". Это кинозвезды, рок певцы, политики, претендующие на роль образцов для подражания. Потом, вы сами творите и созидаете в какой-либо сфере деятельности. У вас накапливается бесценный материал - жизненный опыт, который может быть передан другим людям. Но для этого он должен быть выражен в форме знаний, навыков, образцов деятельности, произведений искусства. Он должен предстать элементом культуры. Только так наше личностное знание, понимание и переживание становится интерсубъективным, включается в поток культурной трансляции и может программировать других людей. Но тогда наши знания, созданные нами тексты и образы начинают жить особой жизнью, во многом не зависящей от нас самих. Как сказал поэт: "нам не дано предугадать, чем слово наше отзовется".

Когда мы совершаем что-то достойное, мы вносим вклад в культуру. И от того, насколько полезен опыт, передаваемый последующим поколениям, будет зависеть будущее семьи, нации. Мира. Поэтому человек - и творение культуры и ее творец.

Под жестким прессингом социальной среды, технического прогресса, массовой культуры и безответственной власти у человека есть шанс остаться человеком?

- Это уже другой вопрос. В XX веке возникает особый тип культуры - массовая культура, с особенным типом программирования людей через средства массовой информации. Этот феномен проанализировал философ Герберт Маркузе - один из лидеров франкфуртской школы. Он ввел термин - "одномерный человек". Это даже не плоский, а еще хуже. Так как плоскость имеет два измерения - длину и ширину. Объем в плоскости отсутствует. Линия же имеет лишь одно измерение, так как в ней нет ширины. Маркузе увидел в нашей жизни этакий вселенский театр, где все - куклы. Но непонятно - кто кукловод? А тот, кто считает себя кукловодом, - сам программируется той культурой, которая отчуждается и становится как бы фантомом, изобретенным людьми. Их перемалывает новая реальность, которую они сами создали. Этот процесс называется отчуждением. Его еще Маркс анализировал. Это отчуждение от человека созданных им же сил, которые становятся ему неподконтрольными. В современном мире отчуждение приняло гигантские масштабы. Средства массовой информации, компьютерное письмо, Интернет создают фантомы, которые еще не известно к чему приведут

- Может ли человек считаться Личностью, если стал объектом тотального и циничного манипулирования? Фильтровать помои из грязного информационного ушата способен не каждый. Человек абсолютно беззащитен перед потоком размноженной лжи.

Означает ли это, что поголовье "шариковых" стремительно увеличится?

- Шариковым можно быть, имея два высших образования, если отсутствуют моральные ограничения, которые, к сожалению, в современной цивилизации оказались очень размытыми. Мы часто говорим - "личность", "права", но забываем, что это, прежде всего, - ответственность, долг, совесть, внутреннее самоограничение, понимание того, что нельзя причинять зло другому. Великий Кант сформулировал своеобразный постулат нравственного поведения, который он называл "категорическим императивом" - "поступай так, чтобы принцип твоего поведения мог стать всеобщим законом". Это одна из формулировок "золотого правила нравственности", которое в той или иной форме включено во все мировые религии. Правда, в повседневной жизни даже не все религиозные люди следуют этому завету, ибо жизнь преподносит слишком много искусов. И чтобы противостоять им, - нужен сильный самоконтроль. Если ты веришь в Бога на уровне "подсвечника", ходишь в церковь, чтобы свечку подержать, поскольку это ныне модно, то насколько ты праведен, можно лишь догадываться. Особенно сложно обстоит дело с нравственными ограничениями в условиях дикого, нецивилизованного рынка, который пока доминирует в нашей постперестроечной жизни. Ориентация на накопление денег любой ценой приводит к необратимым деформациям личности. Люди выставляют на публичный рынок все - чувства, мысли, страсти! Все - на продажу! Все имеет товарно-денежный эквивалент. Но, если все имеет цену, то, что же цены не имеет? Что бесценно? Есть то, что не продается? Слава Богу, - есть! Это ответственность, человеческое общение, умение сочувствовать и сопереживать, любовь. Не та "любовь", которая продается. Это уже не любовь, а технология.

Технологическое развитие и рынок сами по себе не гарантирует высокой нравственности. Человек, погруженный в рыночную стихию и программируемый ею, становится куклой, обезличенным персонажем театра теней. Поэтому быть Личностью в современном мире весьма трудно, но возможно.

- "Сильная личность" - понятие не эфемерное?

- Все зависит от "системы отсчета". В различных культурах понятие сильная личность трактуется по-разному. В традиционных культурах - это тот, кто находится у кормила власти, кто обладает воинской силой - военачальник, полководец, жрец. Тот, кто владеет умами и сердцами. Сейчас от культа силы надо перейти к культу диалога и согласия. А в данном контексте понятие "сильная личность" будет восприниматься совсем по-другому. Сильный человек не тот, кто имеет сильный кулак, а кто может врага обратить в друга. Если раньше "сильный человек" означало - человек "непримиримый", силой навязывающий свою волю, то сегодня - это человек "договаривающийся".

- По определенным меркам, конформист - "человек договаривающийся"

- He обязательно. Здесь важно выяснить критерий: а по какому поводу надо договариваться? Если вы договариваетесь кого-то ограбить - это один разговор. А если улучшить жизнь - другой.

- Как известно, конформист - идеальный персонаж западного образа жизни. Западные идеологи, наверное, не ошибаются, полагая, что на служебном и жизненном поприще - выигрывает тот, кто лучше "притерт" к сложившемуся порядку вещей.

Большинство из нас - не конформисты. И тем более - не сильные личности. Кто мы сегодня?

- Да, конформист - это человек "как пожелаете"... Человек, который хорошо адаптируется в любой обстановке и плывет по течению.

- Это - не лучший персонаж театра жизни...

- Не лучший. Но и революционер - не лучший, поскольку плывет против течения, все крушит и ломает. Поэтому сегодня как никогда общество нуждается в системе отбора людей, способных управлять обществом.

- На умных политиков сегодня особый спрос...

В современном мире политиком быть невозможно, если ты не умеешь убеждать и договариваться. Если не просчитываешь ситуацию, а идешь напролом. Сейчас политик имеет дело с усложняющейся системой человеческих отношений. И здесь часто нужна интуиция. А самое главное - честь и совесть. Политика становится областью тончайших человеческих коммуникаций.

- Сегодня деньги провозглашены главным мотором Мира. У этого явления есть родословная?

- Деньги являются достаточно древним и великим цивилизационным изобретением. Развитые формы товарного производства, основанные на углубляющемся разделении общественного труда, невозможны без денежного обращения. Деньги являются эквивалентом обмена деятельности между людьми. Мы сейчас живем в очень сложном мире виртуальных сущностей. И деньги часто становятся такими сущностями. Маркс в свое время писал, что при капитализме накопление денег часто создает иллюзию обладания человеческими качествами. Что происходит в реальных человеческих отношениях, когда общество организовано на гуманных началах? За любовь ты платишь любовью. За дружбу дружбой. Но когда человеческие качества становятся товаром, тогда можно за любовь и дружбу платить деньгами. Означает ли это, что соответствующие качества приобретают те, кто их покупает? Конечно же, нет. Быть богатым - еще не значит быть совестливым, дружелюбным, умным. Напротив, ты можешь быть бессовестным, хитрым, лживым и подлым, и будучи таким, ты быстрей сколотишь капитал, особенно если ты действуешь в эпоху первоначального накопления. Именно это имел в виду Маркс, когда говорил, что увеличение суммы богатств может приводить к деградации личности. В этом есть резон. Прогресс рыночных отношений и технологический прогресс автоматически не влечет прогресс нравственности.

- Листаешь журналы и видишь, - богатейшие люди планеты глубоко несчастны. Бездна денег! И ни капли человеческого счастья...

- Вот потому и несчастны, поскольку всю жизнь посвятили накоплению. Они себя ограничили в нормальном человеческом общении, которое - категория не товарно-денежная. Впрочем, известная поговорка "не в деньгах счастье" имеет и свою противоположность. Несчастье, когда люди опускаются ниже порога бедности. Святой Павел сказал, что "любовь к деньгам - корень всех зол". Бернард Шоу парадоксально переформулировал эту библейскую истину - "отсутствие денег - корень всех зол". Оба этих тезиса имеют многочисленные подтверждения в жизни общества. Бальзак, Достоевский и менее великие, но тоже известные писатели, например Драйзер, показали, что и богатство и чрезмерная бедность могут порождать аморальные поступки и даже преступления. Показательно, что в русской культурной традиции богатство не воспринималось как жизненная ценность. Ценилось не богатство, а достаток. Сегодня во многих развитых и экономически преуспевающих странах отношение к большим деньгам как к источнику общественного богатства связывается с осуждением роскоши. Наши "новые русские", тратящие огромные деньги на роскошную жизнь, вызывают там чувство недоумения и осуждения.

На Западе же новые миллиардеры чураются показной роскоши. Я как - то читал публикацию о Томасе Монахэне, владельце знаменитой сети ресторанов "Пицца", что в повседневной жизни он является "миллионером в бедности", ведет скромный образ жизни и огромные средства направляет на благотворительность. Не знаю, выполнит ли знаменитый глава "Микрософт" Билл Гейтс свои обещания передать обществу свое состояние. Но почти четверть этого состояния (22 миллиарда долларов из 100 миллиардов) он уже пожертвовал на благотворительные цели.

- Вячеслав Семенович, насколько уместна мысль, что при нынешнем хищническом отношении к природе, техногенная цивилизации, истощив свои ресурсы, будет вынуждена остановить свой темп и начать обратное движение к доиндустриальной эпохе?

- Скорее всего, будет иное движение. Не к доиндустриальной эпохе, а к эпохе постиндустриальной, эпохе технологий сберегающих природу. Хочется верить, что человечество найдет приемлемый сценарий будущего развития.

- Однажды я услышала следующее: "666" - число зверя. Число, которое символизирует гибель человеческой цивилизации. "666" - это две трети от тысячи - абстрактно-сакрального числа общечеловеческого единства. Если в Мире присутствует две трети людей нормальных, - жизнь продолжается. Когда число нравственных уродов достигнет двух третьих, - Земля превратится в притон зла, чертог дьявола, обитель зверя...

Включите телевизор. Возьмите газету. И вы убедитесь, - котел кипит. Нас зомбируют на измену, на подлость, на предательство. Нас не призывают: "Любите! Творите Добро! Совершенствуйтесь!" Нас призывают: "Колитесь! Извращайтесь! Разлагайтесь!" Короче - погибайте!

- Что касается числа 666, то ни в какую мистику я не верю. С точки зрения биологии, чтобы разрушить популяцию, нужно не две трети людей, которые ведут себя асоциально, а значительно меньше - около десяти процентов! Так что сакральные объяснения в данном случае не нужны. Если в популяции вы имеете десять процентов агрессивных особей, которые разрушают популяционные связи, то популяция обречена.

- Есть над чем задуматься...

- В аквариум, где живет двадцать рыбок, запустили две рыбки с повышенной агрессивностью. И что же? Они начинают недетерминировано нападать на других. Отнимать пищу. Пожирать икру. У рыбок - хозяек возникают болезни, стрессы, мор. И в результате - погибают все.

Теперь о феномене массовой культуры и СМИ. Я не думаю, что мы всегда имеем дело со злонамеренными и заранее планируемыми акциями по разложению общества. Просто массовая культура имеет свои законы. Она нацелена на развлечения, и в погоне за острыми ощущениями эксплуатирует девиантные формы человеческого поведения. Но при этом, конечно же, люди подсознательно программируются при многократном и назойливом показе различных асоциальных сюжетов.

Массовая культура сегодня идет рука об руку с потребительским обществом, является его неотъемлемым аспектом, его идеологическим обеспечением. Но если исходить из перспектив цивилизационного развития, то благоприятные сценарии, включающие преодоление экологического и других глобальных кризисов, скорее всего потребуют отказа от многих идеалов потребительского общества. И с этой точки зрения массовая культура не только не способствует решению глобальных кризисов, но и формирует такой тип поведения, который их обостряет.

- А что будет с человеком?

- Сегодня вырисовываются контуры новых опасностей для человечества, связанных с нарастанием антропологического кризиса.

Умножение стрессовых ситуаций, наркотики и транквилизаторы, рост внешних мутагенных факторов, порожденных загрязнением среды, приводят к постепенному ухудшению генетических структур человека. Накапливаются рецессивные гены, и увеличивается количество генетических болезней. Возникают реальные угрозы разрушения генофонда человечества созданного миллионом лет эволюции.

На первый взгляд, современная наука открывает перспективы преодоления этой ситуации. Бурный прогресс генетики и генной инженерии последних десятилетий обещает возможности излечения многих генетических заболеваний. Но он создает и опасности неконтролируемых манипуляций с геномом человека.

Компьютерная цивилизация породила еще один пласт угроз человеку, связанных с имплантацией микрочипов в человеческое тело. Вживление микрочипов, выступающих своеобразными заменителями атрофированных органов у больных людей, может значительно облегчить им жизнь (уже есть искусственные заменители поврежденных органов слуха и зрения). Но все чаще мы сталкиваемся с практикой вживления в здоровое тело компьютерных устройств. Уже есть опыт имплантации микрочипов маленьким детям, чтобы их было легко отыскать родителям в магазине или уличной толпе.

Недавно была публикация о том, что профессор кибернетики из английского города Рединга Кевин Уорвик проделал над собой эксперимент, имплантировав себе чип, который был передаточным звеном между его мышечной системой и университетским компьютером. При его появлении в университете по его молчаливой команде распахивались двери, зажигался и гас свет в комнатах. Профессор обещал, что с помощью такого рода чиповой начинки человек может выключать на расстоянии забытые в комнате включенные электроприборы и даже охлаждать пиво. Сам профессор Уорвик полагает, что в ближайшие 20 - 30 лет имплантация чипов примет массовый характер, шаг за шагом незаметно превращая людей в киборгов.

Но эта перспектива по существу означает один из вариантов гибели человечества и человеческой культуры. Бытие культуры в своих глубинных основаниях связано с опытом человеческого тела. И если начать перекраивать природой созданную нашу телесную организацию, то как это скажется на культуре и на всей организуемой ею социальной жизни? Вспомним антиутопию Оруэлла "1984". Там один из представителей власти англосоца ставит перед наукой задачу уничтожить оргазм, чтобы люди не отвлекались от любви к "старшему брату". Но при осуществлении этого гипотетического эксперимента над человеческим телом стали бы ненужными и непонятными огромные пласты человеческой культуры. "Я помню чудное мгновение" А. С. Пушкина, "Свеча горела" Б. Пастернака, музыка, живопись, литература ≈ все это стало бы непонятным.

Чтобы человечество сохранилось как человечество - гуманистические идеалы и нравственный контроль особенно важны и необходимы в современной ситуации.

- Мечта об обществе всеобщего благоденствия осталась лишь красивой иллюзией... Почему Фурье, Сен-Симон, Маркс и Ленин потерпели фиаско?

- Дело в том, что точно спроектировать будущее - невозможно, ибо будущее неоднозначно. Нельзя в сложных системах спроектировать все детали. И часто, чтобы осуществить социальные проекты, обещающие благоденствие и счастье, - насилием понуждают людей жить по этому проекту, примитизируя социальную жизнь. Но тогда и жизнь индивидов становится одномерной, а люди несчастными. И, рано или поздно, они начнут сопротивляться этому проекту, так как человек - существо свободное. Все детализированные проекты, все расчеты и социальные чертежи счастливого будущего не сбываются, потому что относятся к сложному человеческому миру как к простой машине, которую можно детально спроектировать. А социальная жизнь - это организм, да еще и развивающийся. И до деталей его проектировать нельзя. Существует принцип, что система низшей степени сложности не сможет создать точную до деталей модель системы большей степени сложности, частью которой она является, так как любая модель упрощает и схематизирует целое. И если вы уповаете, что отдельный человек, родившийся в определенной культуре, может спроектировать жизнь на будущее, где будет другая культура, другие ситуации жизни, иные проблемы, вы очень заблуждаетесь, полагая, что Вы - Господь Бог.

- Советский коллективизм объявили "совковым". Сегодня "коллективность" иная - буржуазно-корпоративная. Какую манну небесную она нам сулит?

Чистого индивидуализма не бывает. Когда мы говорим о творческой личности и ее правах, это вовсе не означает, что отсутствуют коллективные связи людей. Наоборот, социальные связи главное богатство человека. Человек, как мы уже говорили, формирует общество, и сам формируется обществом. Это очень сложный процесс взаимодействия. Коллективность - основа человеческой жизнедеятельности. Человек не может жить без других людей. То есть - без коллектива и без социальных связей. Знаете, какое самое сильное наказание для человека? Самая большая пытка это одиночное заключение. Люди его часто не выдерживают и сходят с ума.

Человеческая жизнь протекает в разных типах социальных коммуникаций, и они исторически развиваются. Буржуазно-корпоративные связи основаны на выгоде, прагматике, на рациональном расчете. Они не исчерпывают человеческих связей, которые присущи полноценной личности. Но в определенной мере они необходимы для функционирования рынка. Кстати, в их системе можно найти и нормативы деловой этики, и заботу о человеке - потребителе. В цивилизованном рынке, в отличие от "дикого", выигрывает не тот, кто обманывает и ворует, а тот, кто сохраняет марку фирмы и тем самым обеспечивает себе потребителя не только сегодня, но и завтра, и послезавтра. Нормальный бизнесмен не станет воровать сегодня тысячу долларов, если завтра он получит сто тысяч. И это - гарантия качественных услуг.

- Значит, Вячеслав Семенович, в советское прошлое не хотите вернуться?

Не хочу! Это был вечный поиск нужных вещей. Бритвы для того, чтобы побриться. Сапоги, которые бы не терли ногу... Сколько сил и энергии тратилось на все это... Но главное, конечно, - это интеллектуальная несвобода. Многие книги были под запретом (в том числе и многие труды ведущих западных философов; их можно было читать только в спецхране, по особому разрешению), выезд за рубеж только для проверенных властью, а значит, и избранных ею. Несмотря на всю ущербность нашей псевдодемократии последних лет, завоеванная интеллектуальная свобода многого стоит. Ее только не надо путать с вседозволенностью. Свобода для одних не должна ущемлять свободу других, а значит, она сопряжена с ответственностью.

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение


Rambler's Top100