TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Обозрение Алексея Шорохова  Книга Писем Владимира Хлумова  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ОБОЗРЕНИЕ
Валерия Куклина

ЛИТЕРАТУРА И МЫ


17.07.2009
11:43

О творчестве Валерия Куклина

    (рецензия в эпистоляром жанре) Поводом для переписки послужилда статья Валерия Куклина ╚Дом детей снаружи и изнутри╩. Луна Кузменок: ╚Здравствуйте. Решила . . .

08.07.2009
20:10

ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ?

    На днях получил от главного редактора ╚Русского переплета╩ В. Липунова письмо следующего содержания: ╚Много ли из "Великой смуты" напечатано? Здесь . . .

04.06.2009
12:01

ДЕТЕЙ УБИВАТЬ НЕЛЬЗЯ

    (Несколько соображений по поводу выхода в Германии книги ╚Летучие слоники╩ на русском языке) Всякое появление книги нового детского автора у меня вызывает . . .

12.05.2009
11:05

НЕ В КОНЯ КОРМ или ПУТИ-ИЗВИЛИНЫ НОВОРУССКОЙ КРИТИКИ

    Письмо А. Шнайдер-Стремяковой по поводу ее статьи ╚Размышляя над языком и содержанием повести А. Платонова ╚Котлован╩ ╚Одна поэтесса расскандалилась, когда . . .

02.04.2009
11:03

Субъективная оценка качества произведений номинантов на литературные пермии "Русского переплета" в 2009 году

    На правах внимательного читателя ╚РП╩, бывшего членом жюри несколько лет, позволю себе высказать несколько слов о номинантах этого года Безусловно, единственным . . .

09.02.2009
10:50

Дом детей снаружи и изнутри

    Валерий Куклин Член СП России, лауреат премии имени Л. Толстого СП РФ, бывший детдомовец ДОМ ДЕТЕЙ СНАРУЖИ И ИЗНУТРИ Часть первая Недавно в Дискуссионном клубе . . .

18.01.2009
16:16

Энциклопедия провинциальной жизни (читая повесть А. Медведева ╚Юноша преклонных лет╩)

    Решил пробежать наперед глазами, да увлекся. С трудом вернулся к началу, чтобы окунуться в певучую поэтическую речь, уловить строй мысли автора, его видение мира. И . . .

10.01.2009
13:59

Прибалтийские истории, как форма самопиара

    (Открытое письмо М. Шапиро - автору полуочерка ╚Хроники смутного времени╩) Здравствуйте, Максим. Мое мнение несколько отличается от ранее вам высказанных, а . . .

29.12.2008
15:53

Возражая Ю.Андрееву по поводу кича (несколько слов о рассказе Владимира Хлумова "Чайка по имени Федор")

    Прочитал рассказ на одном дыхании. Потом внимательно перечитал дискуссию. Понравилось выступление Юлия Борисовича, хотя оно не по существу и, судя по всему, он и . . .

10.11.2008
10:33

КОМУ ВОЙНА, КОМУ МАТЬ РОДНА

    Размышления о русской батальной литературе по прочтении ╚Чеченских рассказов╩ казачьего полковника Сергея Германа Преамбула В детстве, помнится, зачитывался . . .

28.10.2008
12:38

И ВНОВЬ О КНИЖНОЙ ЯРМАРКЕ ВО ФРАНКФУРТЕ

    Из года в год, вот уже 12 лет подряд, посещаю я крупнейшее в мире торжище человеческих честолюбий √ и с каждым годом убеждаюсь, что мир нынешний все стремительней . . .

28.08.2008
13:56

Ну, и что из того, что Стрюцкие?

    Несколько соображение по поводу войны России с Грузией в августе 2008 года ╚В Европе мы только Стрюцкие╩. Ф. Достоевский Сами-то мы как относимся к европейцам? . . .

07.06.2008
16:38

СКОЛЬКО ВОЛКА НЕ КОРМИ √ ОН ВСЁ В ЛЕС СМОТРИТ

    (Выводы, какие мог бы сделать русский народ еще в 1924 году, не не сделал их) Философы лишь различным образом пытались объяснить мир, но дело заключается в том, чтобы . . .

23.05.2008
15:22

Несколько соображений по поводу хрущёвской ╚оттепели╩ и ╚шестидесятников╩

    При попытке моей вывести дискуссию на ДК о судьбе современного русского театра на конструктивный диалог, оказалось, что в статье моей ╚Размышления н . . .

19.05.2008
17:51

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА ТЕАТРАЛЬНЫХ ЗАДВОРКАХ (Посыл √ пьеса Бориса Дьякова ╚Синематографическая трагедия╩)

    ( Пьеса Бориса Дьякова ╚Синематографическая трагедия╩ здесь - Ред.) Дискуссия, случившаяся на ДК после опубликования вышеназванной пьесы, выявила три позиции, . . .

14.05.2008
09:46

НА СМЕРТЬ ЛЕНИНА ( продолжение темы: Мы √ не рабы, рабы не мы┘ А кто мы?)

    Мы √ не рабы, рабы не мы┘ А кто мы? продолжение 25 НА СМЕРТЬ ЛЕНИНА Он был русский человек, который долго жил вне России, внимательно разглядывал нашу страну, - . . .

04.05.2008
10:03

ЖАЛЬ... (по поводу дискуссии о рассказе Л. Нетребо "Левый шмель")

     

    Считаю своим долгом возразить предыдущим рецензентам данного рассказа, оказавшимся, мне думается, одураченными мистификацией автора. Рассказ ╚Левый шмель╩ от первого лица не должен подразумевать того факта, что литературный герой является не плодом воображения литератора, а его прототипом или даже точным психологическим слепком оного. То есть, я хочу сказать, что легкий, как пушинка, невысокий и смелый мальчик-боксёр по кличке Левый шмель, способный вызвать на поединок своего более тяжелого и внешне физически более мощного соперника по любви в присутствии друганов последнего, да еще и победить оного, просто психологически не мог оказаться тем высоким парнем с ножом в руке, собравшимся будто бы попугать грека-здоровяка, а затем и даже убить его. У мальчика был уже опыт победителя этого грека и его кодлы на глазах девочки, которая, однако, пренебрегла Шмелем, предпочла побеждённого грека победителю боксеру √ и потому появление якобы именно оного литературного героя с финкой в руке в темном переулке ничем не мотивировано, является всего лишь фантазией этого литературного героя, ПРЕДПОЛОЖИВШЕГО, что милиция должна была бы заподозревать в покушении и его. Высказано автором лишь предположение: а не мог ли быть нечаячнным убийцей красавца-грека тот, кто являлся его соперником в любви? Профессиональные следователи версию любовного треугольника наверняка обмусолили со всех сторон, а потому предполагать можно лишь в случаве признания оных работников прокуратуры в профнеепригодности. Сам Леонид Нетребо оставляет знак вопроса в конце своего мастерски написанного рассказа, а вот читатели, к моему удивлению, ни на секунду не засомневались: юный боксер √ сам автор рассказа, то есть ничтоже сумнящеся заявили, что Нетребо √ и есть тот самый убийца-юный боксер в наилегчайшем весе, которого замучила совесть на старости лет за якобы совершенный им в далекой юности и не отомщенный ему смертный грех пишет рассказ-исповедь.

    Исходя из наличия именно этой оценки качества произведения читателями, вынужден признать рассказ ╚Левый шмель╩ творческой неудачей Леонида Нетребо. Достоинств у рассказа очень много √ от стилистических до весьма хитроумной фабулы. Но желание мистифицировать читателя довело автора до смещения нравственных и этических акцентов, выделило его из ряда гуманистических произведений, присущих его предыдущему творчеству. Автор не может быть тем самым боксером-убийцей по целому ряду причин, которые не имеют отношения к сюжету этого рассказа, а касаются его поведения в жизни, его других произведений, для анализа которых здесь нет ни времени, ни места, а достаточно лишь обратить внимание читателя на повесть Нетребо ╚Караван-сарай╩ (http://www.pereplet.ru/text/netrebo05mar05.html). Обо всем этом читатели одного лишь этого рассказа просто не обязаны знать, а потому вольны ошибаться в отношении Леонида Нетребо, - и это лишь усугубляет его вину перед ними. Однако, при внимательном прочтении рассказа ╚Левый шмель╩ следовало бы читателю обратить внимание на один непримечательный, но важный факт: фабула рассказа как бы разорвана надвое, а затем умело склеена автором. Первая часть √ это очерк характеров, тем паче характеров национальных типов; вторая √ детективное рассуждение. В первой части рассказа важно читателю осознать то же самое, что осознал полудебильный, но красивый грек: мужчина ли тот, кто позволяет стае нацменов избивать в его присутствии соперника по любви. Во второй части на первый план всает диллема: стоит ли отдавать свою жизнь во имя спасения чужой жизни и чести? Первое соображение в первой части рассказа √ это проблема журналистского расследования и уголовного преследования за хулиганство, где литературный герой оказывается лицом пострадавшим, а потому правым изначально. Второе соображение о первой части √ тема для публицистической полемики с уклоном в педагогику. Вместе же сюжет этот первой части при наличии столь сочно и ярко выписанных Леонидом Нетребо образов, и представляют художественное произведение в жанре рассказа самодостаточное, мне думается.

    Но читатель поневоле обращает внимание на приклеенную в к рассказу мистификацию автора, высказанную тем спустя многие годы после якобы случившегося преступления в состоянии некой эйфории, в темплой комнате у теплой батареи водяного отопления, с сигаретой в губах и с воспоминаниями о некой давней красотке, оставшейся лёгкой дымкой его памяти и с мыслью: как бы пооригинальней закрутить кажущийся на первый взгляд банальным сюжет? Дописываеися концовка - и, в результате, литературщина оказывает давление на сознание читателя бОльшее, чем сама жизнь.

    Между тем, и менно первая часть рассказа делает его художественно значимым. Это √ извечная история конфликта интелектуала с безликой грубой силой, в которой моральная (то бишь главная) победа одерживается интеллектом благодаря тому лишь, что и у грубой силы существуют зачатки некого интеллекта, делающего того ве-таки отличным от животного.

    В качестве наблюдателя, человека со стороны, перед нами встает женщина, которая несет в себе больше животного начала, нежели разумного, ибо поступает она согласно потребностей своих животных инстиктов самки: она выбрала грека еще до драки, она пожалела его, а не пошла за победителем потому, что грек уже был признан ею своей собственностью, она прЕдала своего возлюбленного еще до его смерти его, ибо оная была после ранения неизбежной, а затем и и вовсе предалА грека забвению. В ее глазах все случившееся с греком (боксер ее мысли уж совсем не занимал) было лишь ее соственной не трагедией даже, а одной из мелких жизненных неудач. И потому автор не дает ей права на то, чтобы быть главной героиней рассказа, она √ персонаж важный для сюжета, но художественно незначимый, а потому и выписан скупо, словно подсказывая читателю: таких красавиц ты знаешь много, бабочки-однодневки, цветут в дни юностис своей, перепархивают с одного полового органа на другой, щебечут о своей исключительности, не замечая вокруг себя ничего, кроме восхищенных взглядов, а потом вдруг скисают и довольно бысро превращаются в прогорклое молоко. Больше сказанного о ней автором и говорить-то собственно не стоит. Скажи он больше о ней √ потерялась бы архетоника рссказа. Она √ повод для конфлкта, а повод, по определению, безлик, ибо чем безличностнее повод, тем трагичней и значит более высок конфликт. Здесь конфликт заканчивается гибелью одного из героев, а потому драматичен, то есть делает женский персонаж все-таки более живым, чем просто отвлеченного понятие ╚повод╩. Для того, чтобы оный конфликт перерос в настоящую трагедию, гибель грека должна быть неизбежной, но автор такой высокой задачи перед собой не ставит. Для него история о разрушенном в студенческие годы любовном треугольнике √ драма, но не трагедия. И здесь Нетребо опять прав...

    Ибо давайте отметим себе, что погибший грек отличался от остальных членов своей стаи, согласно описания автора, лишь тем, что был единственным в этой кодле высоким парнем с хорошо развитой, рельефной мускулатурой культуриста и со смазливым лицом. Остальные были низкорослы, какие-то очень похожие друг на друга по ширине плеч, кривоногости и по единому для всех взгляду исподлобья. Погибший грек, по-видимому, как и они, все время притворялся перед окружающими героем: в глазах студентов он старался выгядеть потомком Геракла или, на крайний случай, манекеном для Фидия, о существовании которого он вряд ли знал, да и не испытывал нужды знать; в глазах же преподавателей ему, как и прочим приматам псевдогреческой стаи, надо было притворяться кавказцем, который по-русски не понимает ни бельмеса, но вот старается же, учится, пытается получить образование и, ╚став человеком╩, вытянуть свою многочисленную родню из нищеты. И преподаватели, и студенты не верили этим пройдохам, видели насквозь их мелкую хитрость, но, дабы оберечь себя от лишних забот, первые ставили жуликам-псевдогрекам ими вожделенные троечки, вторые признавали их своими друзьями-товарищами, не подозревая, что сами они вместе с преподавателями выпускают на свет будущих чиновников, властителей огромных территорий, дают практически неграмотным прохиндеям право распоряжаться гигантскими государственными средствами в скором будущем с тем, чтобы все это направить против столь заботливой по отношению к ним страны, на создание будущих национал-патриотических, а по сути, фашистских движений, которые, в конце концов, привели СССР к уничтожению. Стай национальных, подобных описанной Леонидом Нетребо в этом рассказе, было в ВУЗ-ах СССР великое множество, греческая √ не самая опасной оказалась, да и распалась греческая шайка, как видно из рассказа, с потерей своего вождя, отличающего от прочего шакалья, способного толпой наброситься на одного человека, лишь тем, что был тот выше всех ростом √ и все. Нашелся бы в институте другой ╚дядя Степа╩ именно греческого происхождения √ сгрудились бы шакалы вокруг него, шакалили бы вместе с ним.

    То есть единственная смерть в рассказе - это смерть персонажа, претендующего на звание литературного героя, но являющегося на самом деле прохвостом. Однако кажется нам псевдогерой героем настоящим только потому, что является покойник лицом страдательным, симпатичным читателю лишь тем, что грек, лежа нра больничной кровати, вдруг прозревает и впервые в жизни задумывается наод вопросом: а мужчина ли он? И эта мысль для него оказывается более важной, чем та, что лишила его права зваться потомком древних греков √ то бишь основным занятием своей жизни. Ибо грек и сам (о чем не говорит автор, но следует предположить) знал: национальность его общности носит в Средиземноморье название иное √ пиндос, а наречие, на котором грек изъяснялся со своими шакалами в стае, не имеет ничего общего с языком не только Эллады, но и современной Греции. Отказ грека перед смертью от притворства вызывает уважение в читателе. Читатель также, как и грек, хочет услышать ложь из уст боксера, и слышит ее: ╚Ты √ мужчина╩. Но при этом читатель все-таки не знает, верит ли словам Шмеля умирающий грек на самом деле, зато понимает, что сам он, как и Шмель, слову боксера о греке-мужчине, то есть герое, не верит. Хотя и смерть грека с виду героическая √ пострадал, защищая девушку. С виду √ это потому, что грек перед смертью думает не о ней, а о том, каким он выглядит в глазах окружающих. Это заставляет думать, что и спасать девушку он стал лишь для того, чтобы доказать окружающим, что он √ настоящий грек, и более не для чего. Герой же √ на то и герой, чтобы совершать поступки, очертя голову.

    Последний штришок подсказывает нам еще раз: боксер не мог быть убийцей, ибо убийце нет дела до того, настоящим ли был мужчиной его нечянная жертва, и уж тем более не станет терзать сей мыслью себя на склоне лет. Ведь боксер в сравнении с греком мудр, он в интеллектуальном отношении выше всей совокупности разумов греческой кодлы, ведь он находит единственно верные и точные слова, чтобы прекратить бошенную ярость готовой растерзать его стаи: ╚Вы √ не греки!╩. И это не звучит выдумкой, это можно назвать истинным фактом, который и заставил ряд читателей воспринять боксера и автора за одно лицо. Момент сей √ не литературная метафора. Я сам несколько раз в своей жизни оказывался в аналогичных ситуациях и прекращал избиение подонками именно таким вот образом √ вовремя найденным, правильным, подчас крайне обидным для моих противников словом. Интеллект, способный становить потенциальных убийц одним лишь словом, владеет таким образом, более сильным оружием, чем перочинный нож, обнаруженный на месте преступления: иинтеллект, даже взяв оружие в руку, не позволит себе направить его против человека. Тем более, если речь идет о персонаже рассказа, который в бойцовом виде спорта, то есть в боксе, достигает больших успехов, может продвинуться в этом виде деятельности и дальше, но бросает спорт, как занятие, по сути, бессмысленное, ради созидательной деятелности. И тем более это касается умного персонажа, который довольно долго был приготавливаем хитрой дамой его сердца к ее измене, потом долго наблюдал за бурно развивающимся романом ее с новым избранником, подрался с соперником, стал победителем √ все это в совокупности не могло не снизить агрессивности главного персонажа рассказа. Таким образом, Шмель мог бы претендовать на звание героя в случае, если бы рассказ закончился прощанием его с умирающим греком в больничной палате.

    Н автор, стремясь облитературить сюжет, продолжает повествование и делает от имени главного персонажа не вполне внятное полупризнание-полупредположение в совершении им преступления, и тем самым переводит сюжет в сферу детективного произведения. В результате, главный персонаж рассказа, так и не вызрев в настящего героя, превращается в намек авторский на антигероя, то есть ставит боксера Шмеля на уже занятое в этой истории греком место. Таким образом, Леонид Нетребо подыгрывает как раз тем, кто хотел бы видеть в авторе злодея, дает им поджсказку на высказывание обвинений.

    В резхультате всех этих ухищрений три основных персонажа основного сюжета рссказа ╚Левый шмель╩ превращаются, благодаря приставленному к рассказу детективному хвосту, из Героя, Антигероя и Повода в единый ставший сразу безликим ПОВОД для осуждения автора читателем за якобы произведенное им в бурной молодости преступление. Вина же автора, на самом деле, заключается в наличии у него огромного литературного таланта, заставившего читателя поверить всему, что он сообщил читателю красного словца лишь ради. Мне думается, рассказ сей имеет традиции в ряде произведений английских литераторов прошлого √ К. Честертона и А. Кристи. Если бы предположение, высказанное автором от имени повзрослевшего боксера, было произнесено, условно говоря, пастором Брауном, эта детективная развязка была бы в большей степени достоверной и художественно убедительной. У Агаты Кристи такого рода хитроумное решение было обыграно в качестве анекдота в одном из ранних рассказов, а также, как трагедия, в романе ╚Убийство Роджера Экройда╩, за который великую детективщицу исключили из Международного клуба авторов детективных произведений. О той давней истории по сию пору спорят литературоведы и историки литературы, но факт остается фактом: пуритански настроенные детективщики прошлого налагали определенные табу на деятельность авторов произведений своего жанра: во-первых, писатели не должны быть излишне кровожадны и не имеют права провоцировать у читателя желание повторить в жизни те ╚подвиги╩, что совершали персонажи их фантазии; во-вторых, добро в детективах должно побеждать зло и воспитывать в сознании читателя гуманистическое восприятие жизни; в-третьих, читатель не должен быть одурачен в конце книги, дурить его можно на протяжении всего сюжета, но с окончанием оного должна наступить ясность для его сознания. Были и еще несколько главных принципов, которыми руководствовались писатели детективных произведений до середины 1970-х годов во всем мире, но из третьего постулата следует тот, который также был прописан в уставе вышеназванного Клуба: персонаж, рассказывающий детективную историю, не должен быть тем, кого в последний момент читатель признает преступником. Первой это табу нарушила А. Кристи, и вот уже более сорока лет после выхода вышеназванного романа в свет то и дело появляются детективные произведения, в которых авторы ставят своей целью обманывать читателя уже и поле того, как тот закроет книгу.

    Мир стремительно меняется. Под лозунгами социальных перемен в угоду американскому пониманию слова ╚демократия╩ во всем мире происходит отказ от принципов существования христианского мировоззрения и, как следствие, от практически всех табу, которые возлагаются на литераторов. Опытный литератор-гуманист Леонид Нетребо, дотоле очень четко и очень твердо придерживавшийся принципов христианской морали и русских литературных традиций, решил поэкспериментировать в новом для себя жанре детектива, но, будучи писателем, остро чувствующим новые веяния в литераутре и искусстве, переделал вполне достойный рассказ свой, написанный в жанре истории нравов, в литературного кентавра, в котором художественные достоинства рассказа оказались оттесненными на второй план, а внимание читателя упёрлось в то, что является всего лишь мистификацией, то есть розыгрышем автора. В 21 веке такого рода произведения получили право на существание. Смотрят же миллионы людей мыльные оперы, читают же милицейские романы о всякого рода патологических преступниках, написанных авторами, которые не желают видеть существования социальных проблем в окружающем их обществе, порождающем во вред России великое множество преступников. Но мне почему-то жаль, что дело обстоит именно так.

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
281079  2008-05-04 11:38:27
Алексей Казовский
- Здравствуйте, Валерий! Спасибо за отличный разбор ╚Левого шмеля╩ Л.Нетребо, прочел с не меньшим интересом, чем сам рассказ. Разложили Вы по полочкам все аспекты произведения и точно выразили суть его, так не глянувшуюся многим читателям, в том числе и мне. Но считаю своим долгом возразить по поводу того, что автор воспринят читателями как прототип главного героя. Ни в моём отзыве, ни в других нет об этом ни слова. Неприятие вызывает именно литературный персонаж и именно по тем причинам, о которых Вы говорите, и не важно, на самом деле был он убийцей или только примерял на себя его ╚шкуру╩ в своих рассуждениях. А рассказ, действительно, мастерский, почему и собрал отклики эксперимент Леониду Нетребо удался в полной мере! С уважением, Алексей

281159  2008-05-07 18:06:17
Бушуева Светлана
- Здравствуйте, Валерий! После Вашего разбора ╚Левого Шмеля╩ Леонида Нетребо еще раз перечитала рассказ. Многое в нем мне видится по-другому. Думаю, нет необходимости защищать автора от отождествления его с героем рассказа, тем более, что ни в одном высказывании не сквозит такая идея. Понятно, что любое литературное произведение- это некая фантазия на основе увиденного, услышанного, обобщенного, воплощенного в идею, мысль. И чем лучше автор воплотил в жизнь свою идею, тем реальнее она выглядит, тем острее чувствуется переживание и, как результат, высказывание в дискуссиях: ╚Мне кажется, автора мучают глубокие душевные переживания╩. А кому сейчас легко, кого они не мучают? А если бы не душевные переживания, что бы вышло в итоге? Мы же живые люди. И герои рассказа ╚Левый Шмель╩ тоже получились удивительно живые. Поэтому читатели и предъявляют автору соответствующие ╚претензии╩ (ошибочные): ╚Он же убийца! (Шмель)╩. Но явно не Шмель, которого в определенный момент ╚захватил нерационально-возвышенный кураж, заквашеный на рыцарской смелости╩. Не мог он, вступавший в бой на боксерском ринге, отчаянно добивающийся победы в честном бою, ударить из-за угла, тем более из чувства мести. А может, в это хочу верить я, читатель? А может, этот сценарий был опять поставлен Анфисой или просто стечение обстоятельств. Что интересно, ни одного из героев рассказа нельзя назвать до конца положительным героем. Прямо как в жизни! В разных ситуациях человек проявляется по-разному. В одной он - герой, в другой слукавил. Разве не так? Не могут все одновременно быть положительными. Иначе бы мы не узнали где хорошо, где плохо, к чему стремиться, от чего отрекаться, что преодолевать. Заслуга автора в том, что он мастерски изобразил своих героев, во всей, так сказать, красе. А в самом обзоре, Валерий, мне не понравились Ваши рассуждения об Анфисе и греках. Не думаю, что автор и герой рассказа Шмель так негативно (пошло?) думали о ней, как о бабочке, порхающей с одного на другойТакие размышления не совсем корректны и к рассказу не имеют никакого отношения. Впрочем, как и о национальных стаях, разрушивших Советский Союз. Я простой читатель, можно сказать советский, не любитель мыльных опер и даже детективов, хотя, наверное, и в них есть свои положительные зерна, но в рассказе вижу, чувствую постоянное действие. Выбор. Перед каждым стоит выбор ежедневно, ежеминутно, ежесекундно. Каждый выбирает, несет за это ответственность, расплачивается. До последнего момента Шмель не знал ╚всех нот в аккорде╩ и завершил его не лучшим образом. Ведь ╚женщину и цветком не ударь!╩ Поэтому не выходит из головы героя эта история, мучает сквозь годы. Но это лишь мои предположения. Что думал автор, какие струны играли в его душе, знает только он. Нас он своим рассказом зацепил, однако. А Шмель не пригнулся перед взлетающей стаей птиц, он только закрыл глаза С уважением, Светлана.

281165  2008-05-07 22:56:33
Валерий Куклин
- Бушуевой

Светлана, здравствуйте. Спасибо за отклик. Вы обиделись за читателя? Очень хорошо. А что касается того, что именно национальны банды развалили страну, позвольте мне остаться при своем мнении. Я так много писал об этом, так много приводил фактов и случившихся на моих глазах историй, что повторяться нет желания и сил. В перестройку я был собкором "Известий" и "Российской газеты" в республиках Средней Азии, сталкивался там с таким большим числом бывших московских студентов, оказавшихся лидерами сугубо фашиствующих организаций, был не раз избиваем ими, отстреливался, что сейчас, за давностью лет, мне кажется даже нереальным. Но факт. Именно победа этих самых фашистов вынудила меня убраться в эмиграцию. Потому что фашизм, как идеология, при Ельцине победил и в России. У вас иной жизненный опыт, вы более в розовом свете видите прошлое, я вам даже завидую. А я хоронил своих однокашников русского и корейца, убитых чеченцами - читайте о смерти одного из них в романе "Прошение о помиловании", жил в одной общаге с разными кавказцами, в одной комнате с осетинами. И с греками учился в школе. Даже самые лучшие из представителей так называемых малых народов всегда стремились объединиться в национальную стаю, и в стае вели себя, как волки. Вне стаи были нормальными людьми. Такая стая греков в 1967 году порезала ножами моего друга Валерку Сутулова, а потом, когда он выжил, они же подкупили следователя, которая оформила документы на Валерку, как на зачинщика драки, а эту погань признала стороной пострадавшей.Пришлось всем бывшим детдомом собираться возле ГрУВД и бить окна. Потому как стае может противостоять только стая. Спустя 20 лет один из тех греков, уже будучи руководителем одного из СМУ, признался мне, что после суда (грекам дали от года до трех условно) они сговорились прирезать всех свидетелей обвинения, в том числе и меня. Одного вашего, сказал он, кажется, прирезали. Но кого - он не помнит. Так что я верю рассказу Леонида даже больше, чем вы. Но если вы внимательно прочитаете отклики читателей на этот рассказ, вы увидите, к кому конкретно обращена моя статья. Кстати, рассказ этот прочитали и в Берлинском Клубе любителей изящной русской словесности, где люди высказывали свое мнение: автор - и есть "Летучий шмель". Так что статья моя и для них написана. Мне легче сформулировать мысль письменно, чем устно. Терпеть не могу, когда перебивают или переносят внимание на посторонние мелочи. А в разговорном диспуте подобные приемы не редкость.

Валерий

281168  2008-05-07 23:17:10
Валерий Куклин
- Бушуевой

А почему женщину и цветком не ударь? Это смотря какую женщину. Есть среди них такие твари!!! Убить - мало. Что касается героини рассказа Нетребо, то он достаточно точно обрисовал ее характер. Я бфы такую не стал ни бить, ни любить. Просто самка, каких много. Шмель обожествил ее своей фантазией, но потом созрел до переоценки ее. У каждого мужика в жизни случалась такая поруха. Я свою первую любовь через тринадцать лет встретил в Магадане. Лучше бы не встречал. И человек, вроде, хороший, а "что-то главное пропало". Скорее всего, во мне. Но распался образ ЕЁ, не мой.

С уважением, Валерий

281199  2008-05-09 00:28:55
Бушуева Светлана
- Здравствуйте, Валерий! Спасибо за ответ. Вы правы, у меня нет такого богатого общения с ╚национальными стаями╩. Я не хоронила однокашников, не являлась собкором СМИ и, тем более, не отстреливалась, хотя имею спортивный разряд по стрельбе. Поэтому искренне сочувствую Вашим потерям и склоняю голову. Видно, что Вы боец не на словах, а на деле. Я живу в многонациональной стране (да еще и в Башкирии). Хочу сказать, что, возможно, ╚национальные банды╩ и играли свою роль в развале Союза. Однако, истинная причина или причины гораздо глубже и многограннее. Это отдельная тема для исследования многих институтов и надолго. А вопросы с ╚нацкадрами╩ дело тонкое, почти как ╚восток╩ и решать их надо деликатно. В истории есть, было и будет немало войн из-за этих пресловутых национальных проблем. Но вернемся к Вашему обзору. Вы ругаете лучших представителей малых народов за желание объединяться, тянуть друг друга за собой, стремиться к власти и т.д. Что же нам мешает объединиться, элементарно помочь, когда бьют человека? Ведь не в Греции били Шмеля? Стояли, смотрели и хором говорили: ╚А что я мог сделать один?╩ (это, конечно, выдумка). Кстати, рассуждения автора ╚Левый шмель╩ на национальные темы в начале рассказа мне также не близки по уже сказанному выше мнению. Как говорил А.Райкин: ╚Мягче надо, мягче╩ И не забываем, ╚восток дело тонкое╩. И еще один вывод: воспитывать надо людей, чтобы впоследствии не объединялись в стаи волков, фашистов, расистов. Сегодня День Победы! Не победил фашизм, нет! С уважением Светлана.

281200  2008-05-09 00:46:12
Светлана Бушуева
- А почему нельзя бить детей, стариков??? Накаченный боксер, выигравший не один бой, бьет девушку по лицу. Вот здорово?! Возникает закономерный вопрос: ╚Вас что, мужиков, учат бить женщин по лицу?╩ Что касается героини рассказа Леонида Нетребо, вы сами ответили (не стал бы не бить, не любить), а Шмель ударил, значит- любит (шутка). А если серьезно, мне не нравятся пошлые высказывания в отношении женщин, даже если это литературный персонаж. И если бы была настоящая любовь между ними, они не расстались бы никогда, но это уже другая история. А любая непруха в жизни мужчины обогатит его психо-эмоциональный запас, закалит, сделает мудрее и он встретит образ, который никогда не распадется.

281203  2008-05-09 01:14:10
Алерий Куклн
- Бушуевой

И вас, Светлана, с праздником. Поздравляю. Что касается темы нацстай, то вы можете прочитать о них здесь на сайте в моих романах "прошение о помиловании", "Стеклянные колокола" и "Истинная власть", а также в повестях и рассказах, которых перечислять - места не хватит. да и ныне пишу серию очерков "Мы - не рабы, рабы не мы. А кто мы?" - как раз на эту же тему. То есть для меня эта тема серьезна. Вон и Аргоша, еврейский нацист, не упускает момента лягнуть. То есть отдыхать от этой темы некогда. Я ведь тоже прожил много лет рядом с мусульманами, как и вы, только с казахами. У меня много друзей было там. Часть умерло, часть до сих пор состоят со мной в переписке, бывают в гостях регулярно. И когда бываю в Казахстане, всегда деланный гость во многих казахских домах. Кстати, советую прочитать мой рассказ здешний "Бред сивой кобылы". В издании он стал называться "Бред сивого мерина", я его доделал, здесь он сыроват, но все равно стоит того, чтобы вам, как человеку, интересующемуся взаимоотношениями наций в послеперестроечной России, его прочитать. Извините за опечатки: ночь, внук спит, а искать очки - шуметь.

С уважением, Валерий

281207  2008-05-09 07:38:46
Валерий Куклин
- С днем Победы всех, кроме Аргоши и Лоры!

Хороший праздник. А вот в Латвии оный перестал таковым почитаться. И в Таллине вчера прошёл парад бывших эсэсовцев. Вчера был на митинге германских антифашистов. Очень толково говорили. Передаю потому всем, кроме вышеназванных, привет от немецкого пролетариата! Почему-то уверен, что нынешняя националистическая вакханалия, процветающая на развалинах моей Родины, кончится, в конце концов. И это будет главным подарком народам-победителям фашизма.

Валерий Куклин

281208  2008-05-09 08:13:18
Валерий Куклин
- Светлане Бушуевой

Мне думается, вы излишне много внимания уделяете той пощёчине, что получила героиня рассказа Л. Нетребо. Если бы это было ударом, то вы были бы правы. Но пощёчина это не мордобитие, а физиотерапевтическое мероприятие, служит для успокоения нервов истерическим особам, а также в качестве высказывания своего презрения к получателю пощёчины. Не вызывал же Шмель девушку на дуэль. Он просто поставил ее на место. Если бы шлепок был по мягкому месту, то это было бы заигрыванием и могло бы привести к возобновлению прежних отношений молодых людей, а вот по личику смазливому и раскормленному смазать - это прервать отношения окончательно. Без лишних слов.

Признаюсь, у меня лично подобный опыт взаимоотношений с дамами небогатый. Мне везло - я встречал в большей части достойных уважения женщин, а с недостойными не вступал в такого рода отношений, в результате которых следовало бы давать пощёчины. Мне даже всегда как-то было жалко женщин, даже падших. Они прилагают столько усилий, чтобы создать семью и иметь детей, что уже тем самым должны вызывать уважение. Беда их в том, что часто спешат и не всегда разборчивы в средствах.

Тут на сайте есть блок из двух рассказов "Любить по-русски": http://www.pereplet.ru/text/kuklin04sen06.html. Там я попытался дать два женских образа. Будет время и желание, прочитайте, пожалуйста, оные. Обратите внимание на героиню первого рассказа. Поверьте, ни у одного мужчины не поднимется рука на эту женщину. А вот чтобы дать по красивой ряшке героини второго рассказа, выстроится основательная очередь. Но толку не будет никакого. Хоть забей ее насмерть, останется она тварью. И, тем не менее, она - и мать, и дети ее любят. И обратите внимание на то, какой благородный в быту первый муж ее - фактически злодей в отношении народа, к которому они принадлежат. Но читатель все равно на стороне его, а не ее. Вот в чем суть нынешней проблемы взаимоотношений полов россиян: мы не можем простить мелких личных обид, но легко прощаем преступления, совершенные против общины.

Национальные стаи нацменьшинств, в противовес разобщенным русским, общинный интерес ставят выше личного. И потому побеждают. В отношении же героев рассказа Нетребо, этот закон еще усугубляется и тем, что стая греков имеет криминальны функции. Это вино из того,что они все вместе навалились и избили Шмеля сразу после того, как тот победил их вожака в честном поединке.

И еще одну цитату, простите, для ответа на ваш вопрос о том, почему русские не так уж часто собираются в стаи, чтобы быть по-настоящему сильными. У Толстого есть об этом в "Войне и мире" очень ярко выраженное словами объяснение. Не помню дословно, но сводится к тому, что люди плохие и глупые всегда кучкуются, а добрые и хорошие всегда противостоят им поодиночке. Нет, чтобы добрым собраться вместе и дать отпор. Ведь, что проще? Вот за эту-то мысль Льва Николаевича так и не любят русских Аргоши и присно с ними.

С уважением. Валерий

Пост скриптуум: Прошу прощения за вчерашнюю некоторую резкость. Был на антифашистском митинге, слегка разгорячился, да и коньяка дерябнул - вот и не уследил за лексикой.

281212  2008-05-09 10:41:07
Сестра от Лоры
- Куклин, ты как был скотиной так ею и остался. Лора в твоих поздравлениях как-то не нуждается. В больнице она. Аргоша, и, все остальные на сайте, с ПРАЗДНИКОМ ПОБЕДЫ ВАС! Все, кроме лживого хамелеона Куклина, не брезгующего коньячком и пищей Германцев. Всего тебе доброго немецкий лизоблюд и помойщик. А Лору ты забыть не можешь? Совесть мучает? Анонимщик, враль, скандолист, и не читаемый, здесь, ни кем писателишко. Меня на откровения не вызывай. Я тебя знаю, а ты меня нет. Зашла сюда по просьбе Лоры. Она попросила поздравить всех добрых людей с Победой, а тут такое.

281214  2008-05-09 12:22:50
Валерий Куклин
- Это мое право - поздравлять тех,кого желаю поздравить.А кого не желаю - того и не поздравляю.Кстати, лораподпсевдонимом Чайка перваяначалаздесьскандал со мной с использованием самых поганых слов. В больнице? Ну, чтож... Пусть дождётся там и Аргоши. Врачей вот жалко.

281218  2008-05-09 14:35:38
Сестра - Куклину
- А вы, куклин ещё глупее, чем кажетесь. Даже в этот святой День изрыгнули от перенедопития свой деготь и испортили людям чистоту сайта. Кто кого трогает первым, вы доказали сегодня. Всё врагов выискаваете? В своё нутро загляните. Как, немецкая квартира уютная?

281219  2008-05-09 14:56:23
Валерий Куклин
- Ну, почему я должен поздравлять с праздником Победы тех, кто здесь вот неоднократно поливал победителей грязью? Объясните глупому.

281220  2008-05-09 15:00:23
- В центре литовской столицы Вильнюсе в ночь на 9 мая вновь был осквернен памятник Советским воинам. Как сообщает корреспондент ИА REGNUM, памятник был облит красной краской. С утра краску пытались отчистить, но пока безрезультатно. Сотрудникам фирмы по очистке фасадов не удалось смыть краску и в настоящий момент памятник остается в красной краске.

Напомним, что монумент на Зеленом мосту в Вильнюсе оскверняется вандалами не в первый раз. 7 мая 2007 года на постаменте скульптуры советским воинам красной краской неизвестные написали надпись ╚Ruskiai lauk╩, что не дословно в оскорбительной форме означает ╚русские вон╩. Под надписью была изображена красная звезда и виселица.

Мемориальный комплекс советским воинам и трудящимся был поставлен в 50-х годах прошлого века на так называемом ╚Зеленом мосту╩. Мост с четырех сторон украшают четыре скульптурные композиции. На одной из сторон скульптуры трудящихся, на другой стороне крестьян и т.д. Только на одной из сторон стоит скульптура воинам-освободителям, которая и была осквернена. В нескольких десятках метров от монумента находится здание правительства Литвы. Напомним также, что 11 марта этого года в Вильнюсе прошел марш неонацистов, которые во время прохода по центральному проспекту Литвы призывали выгнать из Литвы всех русских и ╚убить этих евреев╩.

281240  2008-05-10 18:11:07
Бушуева Светлана
- Здравствуйте, Валерий! О пощечине я обмолвилась мимоходом. Каждый сам выбирает, как ставить точку в отношениях. Лишь бы ответчик не счел себя слишком обиженным и не пошел в атаку, проводя ответное терапевтическое лечение, так как не все любят шлепки, похлопывание по щеке, подергивание подбородка и пр. Ну, что поделаешь, это жизнь, которую можно воплотить в хороший рассказ. ╚Мы не рабы╩ уже читаю. С уважением Светлана.

08.04.2008
15:46

1923

    Мы √ не рабы, рабы √ не мы... А кто мы? (продолжение) 1923 год 23 30 декабря 1922 года состоялся Съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов, который новорусские . . .

24.03.2008
13:31

УРОКИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

    Рабы √ не мы, мы √ не рабы. А кто мы? (продолжение) УРОКИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 21 Гражданско-Отечесчтвенная война была все-таки более Гражданской, если зрить в корень . . .

09.03.2008
14:02

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА-3

    Рабы √ не мы, мы √ не рабы. А кто мы? ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА-3 20 Генуэзская конференция, столь сильно помогшая укреплению позиций большевиков внутри страны, не могла . . .

1|2|3|4|5|6|7

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100