TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Обозрение Алексея Шорохова  Книга Писем Владимира Хлумова  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ОБОЗРЕНИЕ
Валерия Куклина

ЛИТЕРАТУРА И МЫ


13.05.2005
15:05

ГРЕХИ НАШИ (размышления после прочтения романа П. Алешкина ╚Беглецы╩)

    Среди прочих романов Петра Алешкина ╚Беглецы╩ стоит особняком в череде книг современной русской литературы, хотя, с первого взгляда, кажется сугубо . . .

10.03.2005
11:12

ОГРЫЗАЮСЬ.

    Уважаемые оппоненты по статье ╚Рецензия на спектакль ДК РП╩. Все вы правы и одновременно не парвы. Потому что лицезрение спектакля, равно как и чтение пьесы есть . . .

02.03.2005
18:51

Рецензия на спектакль ╚Дискуссионный клуб ╚Русского переплета╩

    ╚КАК НАШЕ СВОВО ОТЗОВЕТСЯ...╩ Рецензия на спектакль ╚Дискуссионный клуб ╚Русского переплета╩ Я люблю пьесы читать. С некоторых пор даже больше, чем смотреть их . . .

20.01.2005
15:15

╚РУСОФОБИЯ╩ ПО И. ШАФАРЕВИЧУ или ЧТО ПОРАЗИЛО МЕНЯ В СТАТЬЕ

    Признаюсь названная статья меня лично огорошила. До сих пор я знал автора лишь по обширным цитатам и частым ссылкам в работах мною очень уважаемых В. Кожинова и С . . .

21.12.2004
13:58

РЕВОЛЮЦИЯ СТУКАЧЕЙ

    Про ╚Москву╩ - а ты нигде не пересекался с замглавного Алексеем Позиным? Он бывший журналист, кажется ТАССовец, т.е. ╚конторский╩. Это он за Бородиным . . .

08.12.2004
12:09

Тезисы к Манифесту 17 писателей-реалистов бывшего Советского Союза, озабоченных создавшимся положением на литературном пространстве художественных произведений на русском языке

    (предлагается для обсуждения для корректировки текста и для выяснения мнений на этот счет со стороны заинтересованных в данной проблеме людей. 12.05.2004 года, Берлин) . . .

30.11.2004
11:15

Ответ на Антиманифест

    Признаюсь, после первого прочтения ╚Антиманифеста╩ Николая Переяслова у меня возникло легкое недоумение: к чему сталикивать лбами знаменитых писателей - . . .

24.11.2004
11:27

"Судьба √ российский немец"

    (об одноименной книге Александра Фитца, изд. ╚Голос-Пресс╩, Москва, 2004 год) За годы жизни в Германии я прочитал около сотни воспоминаний русских немцев (в . . .

24.11.2004
11:19

Впечатления о международной книжной ярмарке во Франкфурте в 2004 году

    Скажите, вы часто бываете на международных книжных ярмарках в Москве? Я лично не был ни разу. Но знаю о ней, кажется, все и знал всегда. Ибо ход ее описывается в . . .

03.11.2004
18:29

Роман о Золушке в штанах

    (о романе Н. Наседкина, .Алкаш., изд. АСТ, 2000 год, Москва ) Люблю талантливых людей. Иному из них такое прощаю, за что другому и морду бы набил, и на дуэль вызвал. Ибо . . .

28.09.2004
11:01

БЕСПЛАТЫНЙ СЫР БЫВАЕТ ТОЛЬКО В МЫШЕЛОВКЕ ИЛИ ПИСАТЕЛЬ-ЭМИГРАНТ И ЕГО ГОНОРАРЫ

    ВСТУПЛЕНИЕ

    На днях случилось мне получить приглашение на "круглый стол" телестудии RTVI в Берлине, посвященный проблемам выживания современных русских писателей в современном издательском мире. При этом было сказано, что канал этот интернациональный, показ передачи "Европа значительные лица" производится в десятках стран мира. Лестно?

    Не в этом деле. Работники телестудии попросили моей помощи в развитии их бизнеса бесплатно, но при этом пообещали, что передача выйдет в эфир во время прохождения Франкфуртской международной книжной ярмарки, где должны будут выставлены сразу три мои книги, вышедшие а этом году, а также сам я собирался представить литературным агентам Европы и Америки ряд сибирских издательств и презентовать 17 современных русских писателей-реалистов.

    А главное можно рассказать об авторах произведений, прочитных мною в последний год, о которых написал и опубликовал рецензии, сообщить о том, что стал членом редколлегии крупнейшего профессионального литературно- художественного журнала русского зарубежья ?Крещатик?, пригласить новых авторов сотрудничать с нами. То есть собрался на передачу профессиональную и общественно полезную.

    И отнесся к этому профессионально, как работал в советские годы в ?Известиях?, где халтуру не уважали, а уж к ? круглым столам? и к возможным диспутам относились с серьезностью мининделовцев к написанию меморандумов враждебным государствам. То есть два дня собирал и сортировал материал, выбирал имена современных русских писателей , которые крайне необходимо заявить в эфир накануне книжной ярмарки, оценивал качество собственных новых книг , новых журнальных публикаций. И каждый день отвечал помощнику режиссера телепередачи, не дающей покоя даже ночью, что приду на встречу обязательно, что текущие дела отложил в сторону и не подведу телекоманду. То есть вел себя, как интеллигентный человек с интеллигентными людьми.

    Но случилось то, что и должно случиться с человеком, положившимся на честное слово людей известной национальности. По приходу в студию меня посадили в зал зрителей и попросили порепетировать хлопанье. Потом начали запись... Три дамы и один тридцатилетний мужчина отвечали на протяжении полутора часов на один только, по сути, вопрос : может ли современный писатель прожить на гонорары, которые им платят западные издатели? Вопрос, бесспорно, важный, но к кому тон был обращен и что можно было услышать?

    Сидящие от меня слева двое муж и жена написали по- русски некий приключенческий роман, который не принял к изданию ни один печатный орган мира. Потому они сами перевели его и за собственный счет издали его в специализирующемся на публикации графоманов берлинском издательстве. Дорогое издательство, печатают там на всех языках без какой-либо редактуры и без обещаний реализовывать продукцию. Но держались молодые люди с достоинством, говорили вальяжно и даже порой с гонором, откровенно пиарили себя, с трудом умолкая, когда приходилось говорить двум другим гостям телестудии. Сидевшую справа от меня писательницу впервые издал журнал ?Нева? сколько-то лет тому назад с хвалебным отзывом Виктории Токаревой. Она - автор множества публикаций в периодике и одного женского романа, изданного в Германии на русском языке издательством, которое гонорары еще не заплатило никому ни разу. Она говорила четко, внятно, отвечала уверенно, не зная порой существа дела и не догадываясь о своем незнании. К примеру, заявила, что все писатели русские 19 века были состоятельными людьми, потому могли творить себе в удовольствие и только. Назвала при этом А. Пушкина, не догадываясь, что

    Александр Сергеевич промотал имение жены ?Полотняный завод?, а по смерти оказался должным 50 тысяч рублей золотом, которые выплатил за него новый муж Натальи Гончаровой. И при этом Пушкин был едва ли не самым первым в русской литературе писателем, который стал требовать за свои литературные труды гонорары. Не говоря уж об умершем в нищете авторе бессмертного ?Конька-Горбунка? П. Ершове, а также о Никитине, о Рещетникове, о Помяловском, о массе нищих, но великих писателях-деморкратах, о большинстве поэтов ?серебряного века?. То есть талантливая, быть может, авторесса не знала истории литературы, на языке которой пишет свои дамские романы, и не желает знать. Эта женщина сумела ?продать? немецкому издательству рассказ за две с половиной тысячи евро и при этом заявить, что на Западе жить на писательские гонорары невозможно. Вопроса о характере договора и о передачи прав на рассказ, на какой срок и с какими условиями, не последовало.

    Сидящая в центре сцены дама из Потсдама, член коллегии литераторов этого города (по-нашему, литобъединения) имела одну книгу стихов, переведенных на немецкий язык членами ее коллегии, и изданных за счет фонда местной синагоги, гонораров за свою работу не получила. Потому с полной уверенностью подтвердила заявления предыдущих ораторов: денег писательская деятельность на Западе не приносит.

    Ни слова о творчестве, о перспективах развития русской литературы в России и за ее рубежами, о характере идущего вяло, но все-таки к чему-то идущего литературного процесса ничего, что касается собственно проблем, о которых я пришел сюда поговорить и, слава Богу, был отфутболен уверенной в себе поэтэссой из Потсдама. Вспомнилась к месту фраза вечно пьяного соседа моего: ?Не ходи ты в в эту конюшею. Они все равно обманут?. Они это ?евреи ? в словаре моего друга. От воспоминания о том предупреждении стало смешно и появилось желание высказаться на невысказанную на телевидении тему здесь. Конец вступления+

    ПИСАТЕЛИ-ЭМИГРАНТЫ Их много. Их много больше, чем может это представить воспаленный мозг параноика, обуянного жаждой извести со света всех пишущих людей. Кажется порой, что пишут даже те, кто вовсе неграмотен и не знает, как выглядит книга на полке. Даже кошки бродят по клавиатуре компьютеров и пялятся при этом на экраны мониторов. Ибо эмиграция это стресс, а писательство для эмигранта форма психотерапии. А если эмигранта еще и издадут ! Тут уж если не полное оздоровление от психического террора иноязыкой толпы, то хотя бы надежда на грядущее выздоровление.

    Потому, когда эмигранты присылают либо приносят свои рукописи, я их читаю внимательно и по возможности стараюсь пристроить в какое-нибудь издание, пусть даже безгонорарное, малотиражное, а то и вовсе издающееся за счет автора. Ибо большинство пишущих по-русски людей просто не знают о существовании массы газет, журналов, книжных издательств и так далее, которым необходим словесный сор для решения собственных коммерческих и экономических проблем. Здесь редактор оказывается как бы в положении эскулапа, перевязывающего совсем не нуждающуюся с виду в перевязке рану, но крайне необходимую больному для его морального успокоения. Ибо больной знает: о нем позаботились. В мире эмиграции, где никто никому не нужен, осознание своей нужности становится едва ли не наиважнейшим в системе выживания при особенно явной здесь внутривидовой борьбе. Конец слова о писателях-эмигрантах+

    ЧТО ОНИ ПИШУТ Все. Обо всем. Особенно о том, чего не знают. Особенно часто о злодеяниях Сталина и НКВД (пишут люди, как правило, родившиеся после 1953 года), затем о злодеяниях Ленина и его сподвижников (пишут те, кто родился после 1924 года), после о злодеяниях Н. Хрущева (авторы с годами рождения после 1964 года). И лишь оставшиеся о том, что видели и знают не понаслышке, но слегка приврав и приукрасив себя любимых. Ибо пишут эмигранты, в основном, мемуары, называя их и романам, и повестями, и хрониками, и даже эпопеями. Все эти перечисленные произведения можно разделить по двум группам: рассказывающие о страданиях немцев, молдаван, казахов, литовцев, латышей и представителей других национальностей от изуверов-русских, а также повествующих о геноциде против евреев руками русских национал-шовинистов.

    И только совсем крохотная часть рукописного потока творчества эмигрантов, который прошел через мои руки с 1997 года, когда я сам издавал русско-немецкий журнал ?Душа -Die Seele?, и по настоящее время, когда стал членом редколлегии эмигрантского журнала, оказываются произведениями истинно художественной литературы. Я имею в виду стихи, прозу, эссеистику, литературоведение, литературную критику и публицистику. Впрочем, последней в эмиграционной литературе практически нет, весь пыл сердец здешних публицистов сожрали Ленин, Сталин, Хрущев, ?Пражская весна? 1968 года и вечно любимый большинством эмигрантов М. Горбачев. ?За то, что дал нам возможность сбежать из ? империи Зла?, - говорят они.

    Если все вышеразделенное вновь перемешать и разлить по эмигрантским журналам и газетам получится то варево , что выдается на Западе за литературу русского зарубежья нынешних дней. Ни имени заметного, ни произведения высокохудожественного, ни попытки осознать трагедию, случившуюся едва ли не в одночасье с миллионами людей в период перестройки и после оной. Один лишь ворох сплетен , тонны нытья и бесконечные просьбы в подаянии. Блеснет алмазной горстью ворох оброненных рукою мастера стихов Александра Шмитда и окажется заваленным навозом всевозможных стихоплетов, не отличающих не только ямба от хорея, но и метафоры от гиперболы, да и друг от друга. Поэтические открытия в эмигрантской поэзии столь редки, что о них не принято даже упоминать в ?ученых беседах?. О философской глубине судит эмигрант литературное произведение лишь по степени лояльности: в Германии - к немцам и евреям, США к евреям и англичанам, в Израиле к евреям, в Чехии к евреям и чехам, во Франции к французам и евреям и так далее. Но объединяет всю философию эмиграции лишь презрение авторов русскоязычной литературы к русским. Именно презрение, не ненависть и не злость. Презрение, какое бывает у вчерашнего раба к поверженному хозяину, которому еще недавно вполне искренне желал лизать пятки, а тот вдруг возьми и обмочись .

    Конец о том, что они пишут+

    КАК ИХ ИЗДАЮТ Ибо издавать их надо. Хотя бы по двум причинам: выплеснувший свой гнев и свою боль человек становится добрее это раз; каждый человек имеет право высказать свое мнение это два. Некоторые издают себя сами: печатают на принтерах тексты, форматируют и склеивают в книжки написанное, порой даже отдают в мастерские для обертки в обложки. Другие копят деньги, урезая порой себя во всем, оплачивают издание своей книги, которую потом презентуют на всякого рода встречах и дарят с автографами, но чаще все- таки продают, ибо издание должно все-таки приносить доход.

    Третьи ищут спонсора, врут ему о своей гениальности и вымогают необходимую сумму, чтобы по изданию книги тут же озадачить доброхота проблемой реализации товара, который завалены и квартира, и подвал автора. Четвертые рассылают по издательствам и СМИ свои рукописи, звонят по телефону, обижаются, сами обижают, грозят , пока, наконец, не вынуждают печатать их без гонорара и даже без высылки авторских экземпляров. И только пятые (их число не велико, не достигает во всем мире и тысячи) достигают вожделенного миллионами внимания к себе редакторов и издателей, а с ними порой и читателей.

    Большинство же пишущих по-русски эмигрантов оказывается вне этих пяти категорий и забрасывает писанину где-то на седьмой-восьмой год бесплодных попыток пристроить свои рукописи и получить гонорар.

    Конец о том, как их издают+

    КОГО ЖЕ ВСЕ-ТАКИ ИЗДАЮТ

    Подойдя к пятой категории пишущих по-русски эмигрантов , следует отметить, что подавляющее количество их печатается в изданиях, о которых было сказано выше в тех, что издают для людей, которые печатают в этих изданиях самих себя. Названий таким изданиям несть числа, как словно бы служба быта для работников службы быта или конюшни со скакунами только для конюхов, без ипподрома и без зрителей. Самым знаменитым из подобного рода изданий следует признать журнал ?Литературный европеец?, издаваемый во Франкфурте-на-Майне В, Батшевым. Печатает только подписчиков своих, гонораров не платит, но чувство удовлетворения своим авторам приносит. То же самое касается бесчисленного числа ?Литературных приложений? в эмигрантских газетах, являющихся, как правило, обычной ? желтой прессой? с голыми красотками и лживыми рекламами по всем полосам.

    Пройдя весь этот отсев авторов литературных произведений на русском языке в эмиграции до этого момента, приходишь к выводу, что русских литераторов во всей Европе и Америке наскребешь едва ли пять-шесть десятков. Именно русских по строю души и по литературному призванию, а не так называемых русскопишущих и русскоговорящих. Которых, кстати, все-таки издают, которые трудом своим приносят доход издателям, но весьма редко кормят сами себя.

    Во-первых, это бывшие члены творческих Союзов СССР, пытающиеся переиздать произведения, изданные на Родине с теми или иными купюрами по цензурным либо политическим причинам. Они выпускают одну-две таких книжки, но вдруг с удивлением узнают, что нынешний эмигрант-читатель их книг не приобретает, сами имена их забыл, а читатель в России не в состоянии купить книгу за ту баснословную цену, за которую продают их книги на Западе. Два года жизни книг на прилавках, а то и на складе издательства а потом они идут в уценку, чтобы еще через полгода отправиться в переработку на макулатуру.

    Таких талантливых писателей с обманутыми надеждами наберется сейчас по миру человек двадцать. Имен называть не буду, ибо в памяти нашей они пусть остаются талантами и удачниками. Немолодые уж люди, уставшие от жизни и несправедливости. Зачем им слышать усмешку о себе? Оставшиеся три-четыре десятка писателей тоже делятся. На тех, кто хочет во что бы то ни стало быть переведенным на иностранные языки и получить за издание иноязычной книги гонорар, о котором можно говорить громко и хвастливо. И на тех, кто пишет по-русски, и издаваться желает , в первую очередь, на Родине и на русском языке, а уж переведут их или нет судьба подскажет. Первых любят русскоязычные зарубежные СМИ, много пишут о них, много говорят, но местные издательства к ним относятся с пренебрежением (исключение В. Камирнер в ФРГ, ?раскрученный? немецким банком и почитающимся в Германии классиком русской литературы, а также несколько авторов милицейско- полицейских романов в США). Вторых+ о них поговорим в следующей главке.

    Ибо здесь - конец о том, кого же все-таки издают из эмигрантов на Западе+

    СОБСТВЕННО РУССКИЕ ПИСАТЕЛИ

    Их едва ли три десятка на всю планету находится в эмиграции.

    Не почитать же эмигрантом и русским писателем В. Войновича, например. Ибо и первое, и второе определение может принадлежать лишь к лицу страдательному. А В. Войнович живет лишь тем, что заставляет страдать других: фронтовиков за то, что те защищали Отчизну, среднее поколение за то, что невзлюбили мы Ельцына, молодежь за то, что не любят его самого. Такие писатели, как В. Войнович , каким он стал в эмиграции, уже к писателям русским относиться не могут. Они космополиты. Как предавший ? Коллег? ?Маленького кита, лакировщика действительнсоти? В. Аксенов, например. Как ?слуга всех господ? нынешний ? американец? Е. Евтушенко. Как ныне намеренно пошлый, а когда-то пронзительно чистый А. Вознесенский. Как Да, мало ли их пишущих теперь вроде бы и на русском языке, а по чужому, ближе душе какого-нибудь Пиночета, чем Ивана из Марьиной рощи. Всех не перечтешь+

    Итак, три десятка тех, кого знаю я, еще, быть может, столько же, кого не знаю, не больше. Это те поэты, прозаики, литературоведы, литературные критики и эссеисты, что пишут о том, о чем болит душа и кровоточит сердце того русского человека, что остался на Родине и не сбежал на хлеба чужбинные, не такие уж и сладкие, но пока что сытные. Пишут ?из-за бугра? в Россию, в Казахстан, в Узбекистан, а Армению так, как будто не порваны их корни с этой землей, словно пишут из этих самых России, Казахстана, Армении, Узбекистана сюда на Запад. Ибо сердце болит их за поруганную Отчизну.

    И таких писателей иноземные издательства печатают. Иногда+

    Потому что западные издатели иногда прислушиваются к своим читателям и слышат удивленный ропот их: ?Отчего нет честных книг о России сегодняшнего дня? Неужели в одночасье могла исчезнуть целая цивилизация, целый космос? Если нет ничего об этом на наших книжных полках, значит, издатели и политики обманывают нас?. И тогда издатели ищут русских писателей среди эмигрантов. Находят. Через литературных агентов+

    Конец о собственно русских писателях-эмигрантах+

    ЛИТЕРАТУРНЫЙ АГЕНТ И ПИСАТЕЛЬ-ЭМИГРАНТ Л. А.

    фигура в России легендарная, персонаж из триллеров и детективов писателей США, Канады и Японии, но никак не реальная фигура в современном книжном бизнесе. На всю Москву сейчас, как мне известно, два Л. А., да и те заняты больше защитой юридических прав издательств и пробиванием этих прав в иноземье, нежели защитой интересов русских писателей. Из современных авторов книг только самые ?крутые? детективщицы имеют агентов, которые за грошовую плату носятся по издательствам и пристраивают их словесный мусор в печать.

    Эмигрант, пытающийся вступить в контакт с серьезной фирмой Л.А., должен изначально знать, что заманчивые 15 процентов от гонорара, которые стоят в объявлении агента о поиске перспективного автора, явная, как говорит молодежь, лажа. Даже 20 процентов авторского гонорара невыгодны литературному агенту при той системе налогообложения, что существует в странах ЕЭС и тем паче в США и Канаде. Потому что здесь тираж в тридцать тысяч экземпляров при объеме книги в десять авторских листов есть уже бестселлер, который не позволит литературному агенту с его гонораром получить сумму, достаточную для прожиточного минимума в течение хотя бы трех месяцев, за которые его автор нацарапает точно такую же книгу, переводчик ее переведет, издатель выпустит в свет, а оптовик заплатит стоимость всего тиража. То есть 25 процентов тот минимум потери гонорара, на который должен рассчитывать автор-эмигрант при условии , что его книгу прочитает хороший и умный редактор отдела иностранной литературы издательства, знающий русский язык достаточно хорошо, чтобы уловить нюансы художественной речи, образность ее и скрытый смысл. А так как на таковых должностях сидят, как правило, во всем мире женщины, то произведение автора-эмигранта должно быть созвучно женской душе, истосковавшейся по потерянному по собственной дурости мужу, но продолжающей ждать принца из сказки о Золушке. Именно к такой редакторше с подачи умной Л, А. попала когда-то в издательство ?Фольк унд Вельт? знаменитая ныне Л. Улицкая и таким образом был начат ее триумфальный путь на книжные полки мира. Пока что конец о литературном агенте и о писателе- эмигранте.

    ГОНОРАР ПИСАТЕЛЯ-ЭМИГРАНТА

    Подходим к итоговому ответу на вопрос, поставленный ведущей телепередачи ?Европа значительные лица?. То, что волнует и мое окружение, например, больше, чем то, о чем же я все-таки пишу. Крохоборство вообще стало нормой взаимоотношений между людьми после победы демократов и рыночных отношений. Все суют друг другу нос в карман и вынюхивают всякую дрянь, не замечая ни красоты вокруг, ни солнца. 75 процентов от гонорара, полученного на Западе, который значительно больше тех крохотных гонораров, на которые расщедриваются любящие загорать на Багамах русские издатели, получает автор-эмигрант с таким условием, что добрая половина денег уходит на покрытие налогов и обязательных страховок, если он зарегистрирован в качестве человека ?свободной профессии?. Если он работает, и гонорар является его дополнительным заработком, то после пересчета в конце года и выплат задолженностей государству от гонорара писателя-эмигранта остается почти две трети полученной суммы. Если он утаил гонорар, то его ждет суд, издержки по оному, наказание и практически полная потеря этих денег. То есть, независимо от суммы гонорара, автор литературного произведения-эмигрант имеет в результате всех финансовых расчетов от нуля процентов до тридцати семи с половиной процентов от изначальной суммы гонорара, отмеченной в договоре с издателем. Кому как повезет, то есть. На память приходит А. Чехов, бывший в кабале у издателя Маркса долгие годы и вылезший из оной не только из-за того международного шума, что устроил в его защиту М. Горький, но и благодаря помощи потомка богатого купца Алекссева режиссера МХТ К. Станиславского, взявшего в постановку пьесу гения и хорошо заплатившего за оную. То есть для защиты извечно ограбляемого издателем писателя во все времена создавались различного рода объединения различного рода творческих устремлений, которые, благодаря тому же М. Горькому, в 1930 году в СССР сформулировались в идею создания так называемого профессионального Союза писателей. Таковые есть теперь почти в каждом государстве мира, и члены Союзов платят от 7 до 17 процентов своего гонорара в кассу профсоюза только за то, чтобы в решающий момент издатель не придумал способа лишить полностью или частично гонорара за написанную им книгу.

    Автор этих строк, не будучи еще членом СП Германии и не имея еще Л. А., подписал договор с одним немецким издателем на академическое издание своей книги на немецком и русском языках и получил только 10 авторских экземпляров вместо гонорара только потому, что издатель в немецкоязчном типовом договоре объемом в один авторских лист (24 машинописных страницы) убрал несколько внешне непримечательных слов. Ни одного адвоката, решившегося защитить мои интересы в суде против издателя, не нашлось. И это тоже деталь, которую надо учитывать автору- эмигранту в стране проживания.

    Конец о гонораре писателя-эмигранта

    ЭПИЛОГ

    Эту главку стоило бы назвать: ?Что делать писателю- эмигранту??

    Ответ: писать. Писать хорошо и много. Писать честно и интересно. Иметь всегда в запасе написанного для пары- другой книг материала. Не общаться для пиара с шарлатанами . Заключить договоры с литературным агентам, с адвокатом, вступить в творческий Союз. Не обязательно в ПЕН- клуб, это организация скорее правозащитная, нежели творческая. Соблюдать законы государства вашего проживания. Никогда не скрывайте от финансовых государственных контролирующих органов источник и размеры своих доходов в виде гонораров за опубликованные произведения, но при этом опять-таки никогда не обнародуйте из в средствах массовой информации. Старайтесь не давать без договоров и без гонораров интервью в СМИ, а также не сниматься на телевидении и не давать интервью на радио без предварительного обсуждения характера. Эти градиенты составляющие процесса между творческим позывом и производственным процессом, который заканчивается выходом товара в виде книги. разговора и признания своей готовности к ее обсуждению.

    Эти детали и еще несколько, которые вам подскажут ваши советчики по пиару и литературные агенты, позволят вам выглядеть в глазах издателей, которые оплачивают вашу работу, профессионалами, с которыми следует иметь дело. Ибо во всем мире и во все времена авторов художественных произведений, независимо от уровня их таланта, издатели делили на:

    - начинающих
    - состоявшихся
    - востребованных

    При этом начинающим может быть даже писатель, опубликовавший пять толстенных книг, а востребованным автор единственной тоненькой брошюрки.

    В телестудии сидели передо мной авторы первой категории, не отвечающие даже тем минимальным требованиям к профессионалам, которые приведены в начале эпилога. Ответить на вопрос ведущей телепередачи они не могли, хотя и пытались. Это - не вина их, а беда. Потому я не называю здесь по имени участников встречи, и искренне желаю им удач на нелегком поприще литераторов. Но вот любопытный факт+ Когда после окончания вялотекущей телебеседы на тему: ?Я?, ?А вот Я!!? и ?ЯЯЯЯЯ!!!? мною было предложено ее участникам дать на публикацию прозу либо стихи объемом до четырех с половиной авторских листов в журнал ?Крещатик?, имеющий подписчиков более чем в 60 странах, ни один из них не согласился совершить этот вполне естественный для всякого литератора поступок. Выводы о них и характере телепередачи советую сделать самим.

    Валерий Куклин, автор 11 книг и множества пьес, переведенных на 15 языков мира, писатель с некоторых пор востребованный

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
279622  2008-02-18 01:53:19
andrei
- Спасибо , Валерий. Очень полезная статья. Хотя, возможно, несколько устаревшая. Пытался найти что то свежее, новое, но в основном только нытье, как вы изволили заметить, людей определенной национальности. Причем, больше просто вранье, извините за грубое слово. Попадаются , конечно , интересные идеи, формы, техники, но основная масса просто занимается литературным самоудовлетворением. andrei

294875  2010-12-16 10:41:48
Емельянов Виталий Сергеевич не знаю что такое
- Да,не дискуссию,а что бы мне конкретно возразил Валерий вот на такую тему: ВНИМАНИЕ: ДИСКУССИЯ:что такое графоман.

Существует утверждение или категорический императив,который вместе со мною разделяют большинство литераторов и писателей и вызывает яростный отпор и негодование среди графоманов.Звучит он так:"Если можешь не писать не пиши!" Я не могу! Лет в 35 я бросил летать самолетами Аэрофлота.Причина весьма проста где бы и когда бы я не приходил на аэровокзал,чтобы улететь по расписанию вылет задерживался.Когда же через три часа или три дня я все-таки усаживался в салонное кресло и стюардесса требовала,чтобы я пристегнулся,скулы у меня сводило от бешенства и когда самолет подымался выше облаков блевал мимо пакета и приго-варивал под гуденье моторов:"Чтоб ты ёбнулся!" Нет, в данном случае я говорю не про опоздания и задержки рейсов,а о том,что когда комок полу или переваренной пищи подступал в горлу,никакие способы самовнушения и никакая сила не могли заставить его опуститься снова в желудок. Всего три или четыре года назад я написал свою первую повесть,испытывая точь в точь те же самые ощущения подкатывающейся к горлу неудержимой рвоты.У меня и мыслей о деньгах,о славе,о зря потраченном и очень нужном времени не было,разумеется, - только бы опростаться,выкинуть из утробы и избавиться от боли,от смертной тоски,высвободиться из-под пресса неумолимо надвигающейся КАК БУДТО тошноты.Причем,как видите,процесс рождения я вполне сознательно уподобляю кризисному состоянию организма и физиологической необходимости испражнений. "Искусство,ребята говаривал Аристотель нужно человеку,чтобы испражняться , помочь здоровому организму очиститься от вредных шлаков и все это ребята называется катарсис. Да,ребята,да говорю я вслед за Аристотелем самому себе: "Если можешь не засирать людям мозги не засирай!" Хватит с нас физиологии:"Если можешь не писать не пиши!" "Если можешь не рожать не рожай!" Будем в этой тематике непрерывно отмерять и поверять этим утверждением любое другое.Корифеи мировой литературы и просто талантливые писатели по ходу жизни без конца примеряли это утверждение к себе и обязательно находи-ли,что они ему не соответствуют и все потому,что "Мысль изреченная есть ложь!" Однако,они стеснялись назвать свои творения правильными физиологическими терминами.Им,видите ли,куда более импонировало рассматривать плоды своего творчества,как чада рожденные в муках и стонах.Это выглядело и симпатичнее и прибыльней.А иногда такие роды обходились без криков и даже приносили удовольствие родителю.Помните? И мысли в голове волнуются в отваге И рифмы звучные навстречу им бегут И руки просятся к перу Перо к бумаге Минута и стихи свободно потекут Называя свои стихи "сцаками"(транскрипция,с которой я совершенно согласен,принадлежит Пушкину) Александр Сергеевич конечно,же не имел в виду ничего плохого и тем более не собирался шокировать и будировать милейших дам.Датский писающий мальчик талантливое произведение искусства,многие авторы называют мочу и настой из черных тараканов величайшей панацеей от всех недугов и меня лично это не останавливает снова и снова перечитывать и наизусть заучивать Александр Сергеевича и в который раз поражаться великолепию и величине его "александрийского столпа",его поэзии,его русскому слову.И я здесь специально забросил удочку,чтобы вы вместе со мной перечитали всего Пушкина и обвинили меня в клевете на любимого поэта. Писать и пи'сать для Александра Сергеевича было естественной потребностью.Он не мог не делать ни то ни другое(одновременно) .Иначе не было бы Пушкина. "А что было бы,если бы ничего не было?" Впрочем,это уже другая история. Александр Сергеевич относился к разряду людей,которые не могли не писать.И с полным правом мог заявить:"Если можешь не писать не пиши!" Во времена Пушкина не было принято читать Библию,потому что все связанное с церковью и поповщиной обрыдло образованным людям,иначе Александр Сергеевич нашел бы в ней очень много созвучного подобному заявлению.Если вы считаете что роды человеческого существа или стихотворения или романа или вот этой дискуссии и поста это хорошо,то почитайте Экклезиаста:" и день смерти лучше дня рождения." Но в Библии,которой я верю от первого до последнего слова и перечитываю раз третий-четвертый,есть заявления покруче,относящиеся к нашей тематике. "Входящее в уста,не оскверняет." В уста может входить брань,свинец,яд,роман,огурец,член,придумайте сами что хо-тите,и это действительно не унижает,не опускает и не оскорбляет человека. "Оскверняет человека,выходящее из его уст." Выходить может брань,содержимое взбунтовашегося желудка,молитвы к богу,жалобы,крики о помощи,слова любви и признательности,романы,повести,поэзия .Круто?А что делать? Сейчас в меня полетят камни и обвинения в догматизме.Да бросьте вы Библию,если не верите,ни ей ни мне - почитайте хотя бы Фрейда : "Если можешь не писать не пиши!" Когда эти самые светила мировой литературы поняли,что означает это самое утверждение,многие из них бросились опровергать и утверждать,что их труды появились как результат давления на них божественного откровения,что устами пророков говорит сам бог и что они,разумеется,бессильны против его воли.Так появилось Откровение Иоанна Златоуста,уже знавшего что оно войдет в Книгу являющую собой гигантский сборник не божественного ,а колоссального по размерам человеческого отрицательного опыта и заканчивается Апокалипсисом.Что вы найдете в Священном Писании,кроме убийств,насилия,страстей,т.е. пыток,мора и глада?Ну да,найдете может быть Песнь Песней и зацепитесь за нее,если вам суждено,а еще найдете Экклезиаста и его первую строчку:"Суета сует.Все суе-та".Дадите ли вы Книгу своему подрастающему сыну или дочери?Правильно. Да,но Библия это несомненно первое пришествие Интернета в истории человечества.Именно о нем говорил Экклезиаст,называя его: "Суета сует!Все суета!" и дополняя : "Бывает нечто,о чем люди говорят: "Посмотри!Это ново!" но это новое уже было в веках бывших до нас." Второе пришествие интернета,кажется Биллу Гейтсу его личной новинкой и подарком человечеству. Кроме того,часть пишущих людей в открытую сознавалось,что их рукою водил сам Сатана и из уст импотента и писателя Маркиза де Сада прямо в небо рвался крик,как трудно получить оргазм и сколько мучений ради этого приходится причинять другим людям.Хотите почитать.Правильно. Были еще и третьи,которые признавались,что у них над ухом зудит то ли чертенок,то ли комар то ли внутренний голос и труднее всего по ночам,когда он пищит:"Вставай!Пойдем!Позабавимся!Пописаем!" и приходится вставать и нечесану небриту плестись в кабинет к письменному столу. Великий он потому и великий,что осознает,что несет людям вместе со своими художествами еще огромную часть отрицательного опыта. Какая скотина все же ляпнула: "Если можешь не писать не пиши!"? Ей-богу,не я. А самое главное,как этот противный тип догадался,что именно в этой точке сходятся,как близкая родня,писатель и графоман. Вот тебе и на!Я же в начале утверждал,что графоман отвергнет этическую ценность этого тезиса .Выходит я противоречу сам себе? Нисколько. Во-первых,в самом определении графомана,вы видите писате-ля,человека,прикованного своей манией,каторжным трудом или талантом к перу,машинке или клавиатуре компьютера.Это более точное и близкое к истине слово,чем писатель писарь,писец,письмоводитель,переписчик,что там еще? Во-вторых,графоман не увидит подводную часть этого афоризма и скажет,пользуясь неопровержимой логикой."Разве это айсберг?Это не айсберг,а хрен.Вот у моего дяди хрен вот это айсберг!" Но как только ему протрут глаза,он вытаращится и заявит: "А я?А я?А Я?Что Я ХУЖЕ ИХ? И меня тошнит. И я беременный.И я по-ночам писаюсь.И я не могу неИ мной владеет дух прелестный.И в небо рвется мысль моя." Если вы встретите между строк в моем собственном опусе этот вопрос: "А чем я хуже их?" значит,вы меня раскусили.Но это возможно лишь при достаточном опыте чтения художественной и другой литературы.Для этого надо быть чита-телем.А читатель это человек,который не читает,а Правильно. Послушайте!Идея!Я сам такой!А что если мне озаглавить этот опус не Внимание дискуссия,потому что дискуссию я предвижу очень вялую и еле живую,а более звучно,скажем :"Исповедь Графомана." Я даже подскажу вам ,что это такое. Графоман это не граф и не мужик,не патриций и не плейбей,ни рыба,ни мясо,ни богу свечка ни черту кочерга.Короче говоря,полное ничтожество. Однако в пограничной зоне между писателем и графоманом еще десятки градаций,так что нельзя разделить людей только на две категории:писателей и графоманов. Давайте я сразу покажу на этом сайте среди участников конкурса и членов клуба своего собрата,в опусах которого ясно вижу этот вопрос. Господин Гамсахурдия Тумбия!тумбия!тумбия! третья беговая дорож-ка,Канада. Хотите я покажу вам графомана,который покамест не написал еще ни одной строчки,но напишет. Это господин Жириновский пятая ложа слева,Зимбабве и Танганьика. Господа?Вопросы? Самое главное,как мне услышать господина Валерия?

12.08.2004
12:32

О ЛОЖКЕ ДЁГТЯ, КОТОРАЯ СЛАЩЕ МЁДА

    В жизни каждого читателя случаются открытия. Если он √ читатель, конечно, а не глазожвачное, потребляющее макулатуру, как корова белье с веревки. Читаешь знакомых . . .

27.07.2004
17:59

Ряд мыслей, возникших у гражданина Германии при прочтении произведений сибирского писателя

    Роман Василия Дворцова ╚Аз буки ведал┘╩, опубликованный в журнале ╚Москва╩ (номер 1 и номер 2 за 2003 год) я прочитал залпом, зная уже, что за эту книгу молодой . . .

23.06.2004
12:35

Ответ Дворцову

    Большое спасибо за искренность и как за хвалу, так и за хулу по поводу первой книги ⌠Измена■ моего романа ⌠Великая смута■. Выход статьи в таком виде мне был . . .

01.06.2004
12:02

ВИОРЕЛЬ ЛОМОВ И ГЕРОИ ЕГО РОМАНА

    ╚Сердце бройлера╩ √ роман необычный. При чтении этой книги возникают невольные ассоциации с романом ╚Сто лет одиночества╩ Г. Маркеса, хотя перед нами лежит . . .

13.05.2004
10:56

Кое-что о толерантности

    Народ не виноват, что его вожди, как правило, - мерзавцы. Фраза √ услышанная мною от профессора К. в больнице, где мы с ним беседовали о сущности современной . . .

28.04.2004
22:55

О ПИСАТЕЛЯХ ИЗ ПРОВИНЦИИ

    Заявленное в предыдущей статье требует обязательного объяснения, как это ни странно, в том, что кажется на первый взгляд яснее ясного. Речь идет о том понятии, . . .

20.04.2004
12:06

Запев

    Название рубрики √ это не метафора. Мне просто показалось важным проговорить с читателем о наболевшем не только у меня, но и у тех, с кем общаюсь виртуально через . . .

1|2|3|4|5|6|7

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100