TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Обозрение Алексея Шорохова  Книга Писем Владимира Хлумова  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ОБОЗРЕНИЕ
Валерия Куклина

ЛИТЕРАТУРА И МЫ


23.05.2020
21:09

О НАБОЛЕВШЕМ

    Мудрые мысли приходят в голову на исходе жизни, при ее завершении. До этого люди обходятся сентенциями, и, когда вдруг начинают прозревать, понимают, также вдруг, . . .

23.04.2020
15:54

... И НАОБОРОТ

    Несколько тезисов о необходимости ряда дополнений в структуру законов диалектики Гегеля Речь тут пойдет о неком соображении, вполне возможном стать одним из . . .

04.03.2020
11:30

Несколько слов к версии М. Задорнова о происхождении русского народа от славянских племен Южной Прибалтики

    Экие мы свободолюбцы великие и великие завоеватели-миротворцы тоже! Несколько слов к версии М. Задорнова о происхождении русского народа от славянских племен . . .

28.02.2020
14:34

Казахский беспредел

    Вручили вчера нам Свободу, А что нам с ней делать – хрен знает... Перефраз строк В. Высоцкого 1 Сидя четверть века в Германии, трудно оставаться объективным, . . .

23.01.2019
13:23

ГЛАВНАЯ ТАЙНА ВЕЛИКОЙ СМУТЫ

    Дополнительный очерк-версия в книгу «Великая смута. Война Гражданская или Отечественная?»

     

    Маленькое вступление

     

    Не так давно, а именно 7 Ноября 2018 года, довелось мне получить приглашение на участие в Международной научно-практической Интернет-конференции, посвященной Великой смуте, случившейся на Руси в начале 17 века. Так сама по себе возникла возможность ознакомиться с уровнем развития исторической науки в современной России и осознать степень заинтересованности новых русских ученых в раскрытии жизненно особо важных для моих современников тайн в истории моей Родины. Ведь ни на одну из моих книг по истории и проблемам изучения Великой смутыф на Руси российские историки, в отличии от профессиональных историков Узбекистана, Германии, Польши, Чехии и Израиля, не отзывались. По-видимому, потому что иметь мнение о содержании моих очерков бесплатно казалось российским историческим ученым западло, а платить кому-либо за рецензии на мои книги у меня желания никогда не было. Да и, в общем-то, наплевать мне было на мнение большинства из них.

    Проводить конференцию решила так называемая публичная Президентская библиотека имени Б. Ельцина, расположенная в бывшем городе-герое Лениграде, носящем ныне салонно-кокетливое название Санкт-Петербург, от которого в период Первой мировой войны отказался даже сам император всероссийский Николай Второй, но бандитам ельцинской поры такое погоняло всегда ласкало слух: не Петроград там какой-нибудь, ассоциировавшийся с Гражданской войной, а звучащий по-немецки Святой город Петра, жители которого уже давно забыли, что город этот с лица земли хотели снести именно немцы. Вот и уничтожили память о великом подвиге Ленинграда новорусские колабрационисты.

    Город сей возник волей деспота-императора Петра Первого спустя столетие после событий Великой смуты. Тогда Московия все еще оправлялась от серии катастроф Бунташного века, едва не приведших к практическому уничтожению заложенной Иваном Третьим русской государственности и тысячелетней на тот момент славянской культуры. Санкт-Петербург и по сию пору является вялым и дырявым православным форпостом против иудео-католико-протестантского мира, все еще борющегося с остатками православно-атеистической Руси, местом дислокации руководства масонов, гомосексуалистов и интеллектуальной иудейской элиты. Потому интерес новопетербуржцев к Великой смуте, показался мне естественным и закономерным. Показалось мне в тот момент, что в Санкт-Петербурге могут обитать ученые, размышляющие о болевых эпизодах в недолгой, всего в пять сотен лет, истории русского народа, бывшего дотоле пятьсот лет конгломератом славянских и фино-угорских племен. Ведь жто именно Великая смута завершила процесс объединения племен Северо-Востока Европы в единый народ, а Москву сделала всенародно признанной столицей будущей Руси.

    После реформ Петра, надо признать, насильно переименованная тайными протестантами и тайными католиками в Россию бывшая сугубо славянская страна Московия все-таки сумела сохранить в провинциях и частично даже в насильно превращенной в провинцию царем-перевертышем Москве славянский менталитет свой. Эта-то упертость нового русского народа позволила нашим предкам выжить в тираническом режиме династии ставленников иудео-протестантского Запада, узурпаторов московского Престола Захарьиных (переименованных затем в Романовых, но по крови ставших Гольтштейн-Готтропами), правивших в окружении русско-немецких аристократов, разговаривающих на французском языке, до всемирно переломного 1917 года. Став затем полуатеистическими и полусоциалистическими, полураспавшиеся народы российские под руководством продажной верхушки ВКП (б)-КПСС через четыре сотни лет после катаклизма Великой смуты предали своих отцов и дедов, добровольно вернулись в болото капитализма и под руководство владельцев мировго Корвана. Но, как ни странно, часть их умудрилась остаться ментально славянскими (потомки фино-угорских племен, например, вятичей, кривичей, захватчиков Сибири и Далдьнего Востока) вплоть до самого установления в стране власти космополитического олигархата в 1993-94 годах.

    Случившийся сразу же после ельцинского госпереворота 1991-1933 гг. всемирный процесс так называемой глобализации банковской системы планеты превратил русский народ в родной стране из некогда единой этнографической нации в общающуюся на невообразимой ранее смеси русского, немецкого и английского языков, плохо знающую собственные историю и литературу коллодиную массу великого множества различных народов, имеющих в России больше гражданских прав, чем сама стремительно вымирающая государственнообразующая нация.

    Постсоветская Россия начала ежегодно и стремительно терять миллионы людей, умирающих от голода, беспредела новых чиновников, активизации уголовного мира, полного разрушения систем здравоохранения, образования и социальной защиты населения, а также за счет массовой эмиграции из больной страны граждан всех сословий. Новое правительство России, ставшей империалистической и милитаристской колонией США, превратилось в марионетку медународного банковского капитала, фактически в вассалов семейства иудеев Ротшильдов, конкурирующих с американскими иудеями Рокфеллерами, перессорилось со всеми своими соседями по планете и принялось усиленно бряцать оружием и устраивать пышные истерические новодельные праздники по самым нелепым поводам: дни городов, дни национального примирения в нетерпимой никем ни к кому стране, день национального единства, который будто бы сам по себе, из одного лишь названия интернациональный и космополитический, и так далее.

    Тем более, что водки сразу и вдруг в России стало гораздо больше, чем питьевой воды в водопроводных кранах, и наркотики проникли во все сферы общества, а флагом государственным новой России стал морской флаг дореволюционного торгового флота – трехцветный, перевернутый аналог флага французской революции 1789 года, то есть масонский. Цвета же их обоих означают равенство, братство и счастье вольных каменщиков, а вовсе не французского и русского народов, и уж тем более ни татар и ни якутов.

    Во всех отпавших от Москвы бывших колониях России начался свой Бунташный век, везде народные возмущения и неповиновения бывшими коммунистическими сановниками пресекаются танками и растрелами. Грозящий новоявленным самостийным державкам потерей государственности и ликвидацией их собственной национальной самоидентификации, а в Прибалтике даже исчезновением в ближайшие тридцать лет трех государственнообразующих этносов таинственный процесс бунта вынуждает новые руководства некогда социалистических советских республик задумываться о необходимости переустройства карты мира в свою пользу. Ибо, как это ни странно, но менталитет властей вышеназванных стран остался средневековым: они не могут решить проблем, стоящих перед их странами в существующих де-юре рамках, потому считают возможным для себя разрешить их путем отъема де-юре чужих земель.

    Да и в самой Москве, превратившейся после 1991 года в колонию кавказских и закавказских племенных вождей и посетителей синагог, жить стало славянам неспокойно, а в бывшем городе-герое Ленинаграде и вовсе комфортно стало обитать только богатым иностранцам, иудеям, членам Конституционного суда России, работникам Президентской библиотеки да членам великого множества криминальных структур, возникших еще во время владения этим городом иудеем Собчаком.

    Отсюда следует, что использование скандального тренда «Ельцин» в Санкт-Петербурге в отношении публичной библиотеки действительно правомерно. Ведь, как известно, книг первый Президент России не читал и не любил, библиотек не посещал, используя приобретенные в школьные годы знания свои русской грамоты лишь для чтения наклеек на алкогольной продукции и написанных для него кремлевскими холуями самохвалебных речей. Больше ни для чего знание русской письменности последнему главе Верховного Совета РСФСР, а потом первому президенту остатка великой России была не нужно.

    Именно из президентской библиотеки России, таким образом, и должна была случиться попытка в день 101-й годовщины Великой Октярбьской социалистической революции реанимировать в глазах остатков все еще почему-то читающей публики России сусальный образ ренегата Ельцина, обеспечив стремительно тускнеющий в сознании россиян образ преобразователя СССР в криминальную Россию 1990-х с помощью исторических инсинуаций и мистификаций, расцветших пышным цветом сегодня в большей даже мере, чем это случилось в Московии в годы правления ею Патриархом Филаретом.

    Так понял я поставленную передо мной работниками якобы публичной библиотеки бывшего Ленинграда задачу – и, разумеется, согласился участвовать в заранее обреченном на неудачу мероприятии, к которому, как мне показалось, большинство его участников должно отнестись весьма скептически, а устроители оного – как к очередной «галочке» в своих отчетах перед всякого рода владельцами и распространителями иностранных грандов и прочих подачек мирового империализма для будто бы ученых России. Ни о каких открытиях узнать и ни о каких попытках переосмысления процессов в истории развития и деградации русского общества не предвиделось услышать изначально. Кроме, как о возможностях решения задач по оправданию новыми русскими учеными массового предательства московитами и их боярской верхушкой в период шведско-польской интервенции на земли и города Московии. А заодно, как бы между прочим, и попытки обелить поголовное предательство советских трудящимися своей страны в период перестройки, поголовной измене присяге воинов и офицеров Советской Армии, сотрудников МВД, КГБ и ГРУ.

    Все эти скандально лишь звучащие, но неоспоримые перипетии и парадоксы, бытующие в в будто бы научной среде будто бы научной России, общеизвестны, и даже символичны. Они многократно обсуждались в СМИ российскими публицистами Российской Федерации и сопредельных ей стран, тезисы эти порой даже упоминались профессиональными историками, ссылающимися друг на друга, скромно потупив очи, старательно и регулярно. Ведь вот уж лет так восемьдесят-девяносто перестали ученые историки России дискуссировать друг с другом о Великой смуте, и даже не пытаются, как мне известно, задуматься о тех немногих, но животрепещущих вопросах, что были поставленых мной в книге «Главная Тайна смутного времени» (Эксмо-2014 год), являющейся сжатым конспектом основательно урезанной новорусской демократической цензурой книги «ВЕЛИКАЯ СМУТА. Война Отечественная или Гражданская?». увидевшей свет только на Интернет-портале «Русский переплет» МГУ имени М. Ломоносова.

    Впрочем, пригласили ельцинские реформисты на эту конференцию все-таки именно меня - живущего в Германии русского эмигранта из Казахстана, всего лишь русского писателя, который давно уж отчаялся даже просто опубликовать в России свой одиннадцатитомный литературный труд «Великая смута» и занялся изучением истории совсем уж вроде бы как никому не нужной древней Иудеи, увидевшие свет в вышеших в Москве трех книгах: «ИИСУС. Книга для умных», «АПОСТОЛЫ. Книга для мудрых» и «ПАВЕЛ. Книга для мыслящих».

    Пригласили ельцинисты меня вовсе не по злому умыслу и не для придания дискуссии какого-то там опредедленного ими заранее авторитета этой якобы публичной библиотеке (никто из ее сотрудников даже не знает, что означает понятие публичность для учреждения, где они получают жалование) с помощью первой в почти тридцатилетней истории существования их «кормушки» якобы международной видеоконференции.

    На безрыбье, как говорится, и рак – рыба, а мои книги и публикации среди редких ныне в России читателей и профессиональных историков все-таки в ходу, на них ссылаются некоторые ученые и даже один академик РАН, им вторят не только в России, но и в целом ряде других стран Европы и Азии. Некоторые из московских, новосибирских и нижегородских кандидатов и докторов исторических наук даже укрепляют мои доводы собственными исследованиями и фактами. То есть кто-то из чинуш новоявленного Санкт-Петербурга, где дотоле меня публиковали только в журнале «Нева», решил посмотреть на мою физиономию вживе и послушать, что я могу еще брякнуть на старости лет о Великой смуте в день празднования новой Россией не Великой Октябрьской социалистической революции, как следовало бы по здравому размышлению, а в виде одного из дней длительного периода продолжения пьянок по случаю празднования Дня якобы народного якобы единства все более распадающихся на составные народов России.

    Скромность моя или нескромность тут ни при чем. Выступающим на посетившую актовый зал библиотеки имени Б. Ельцина библиотеки публику по Интернету оказался я в единственном числе. Да и иностранцем, почтившим своим виртуальным присутствием это якобы международное и якобы практическое собрание, оказался тоже только я. Лестно, конечно, но все-таки глупо. Какой я, к бесу, иностранец? Только по паспорту. Торчащие с экрана молчаливые фигуры в немецких и американских обносках показались мне большими иностранцами, чем я. Всем им было наплевать и на Великую смуту, и на Лжедмитрия, и на Филарета, и на в сех остальных их современников.

    Два неизвестных мне санкт-петербургских профессора (мужчина и женщина) поняли эту истину раньше меня, и потому своим присутствием конференцию не почтили, а прислали в президентскую библиотеку свои отвлеченные и совершенно несерьезные видео рассуждения на тему о Великой смуте вообще и о раскопках в Ярославле в частности, обращенных скорее к второкурсникам гуманитарных факультетов, чем к квалифицированным специалистам, записав свои мини-лекции заранее на видео, совершенно не интересуясь мнением студентов и петербургских профессоров о своей работе. Макияж на лице красивой женщины был хорош, а о чем она говорила, не помню. Потому как несерьезно речь ее прозвучала, во всех смыслах вторично. Еще три ленинградских, тоже неизвестных мне, профессора (два мужчины и женщина) сидели на сцене с совершенно безразличными, скульптурными лицами, демонстрируя явное отсутствие интереса к мнению по-барски развалившейся перед ними безликой аудитории, явно представляющей собою студентов, пригнанных сюда силой. Они совсем не собирались комментировать ничего из услышанного на этой будто бы научной и даже якобы практической конференции.

    Да и что было комментировать в сказанных скороговоркой, не старающихся даже быть выразительными, двадцатиминутных докладах? Профеесора говорили о том, что совсем не может волновать их современников, как, впрочем, и, судя по тону их собственных выступлений, по явной скуке на лицах, с которой они выслушивали друг друга, не было никакого дела и самим докладчикам ни до Великой смуты, ни до участнков оной, ни до проблем сегодняшнего дня, вплотную сошедшихся с проблемами четырехсотней давности.

    «Стало быть, пришли они сюда, - понял я, сидя в «Русском Доме» немецкого города Берлина и пялясь в крохотный экран миникомпьютера, который был установлен так, чтобы показывать аудитории мою лысину лишь, а мне - зал сбоку, - чтобы послушать именно меня. Себе и друг другу профессора и студенты давно уже осточертели, а публику в зал нагнали в библиотеку, как раньше пригоняли солдат на спектакли провинциальных театров. Сидящие в зале отрабатывают в публичной библиотеке всего лишь трудовую повинность, дабы не потерять за ослушание стипендий», - и студентов мне стало жаль.

    Поэтому, желая поначалу сказать лишь о том, что написано было мной в книге очерков по истории Смутного времени, порассуждать о спорных временных рамках этого периода да призвать молодежь пройти пешком и зимой по маршруту ополчения Минина и Пожарского от Нижнего Новгорода до Ярославля, я на ходу передумал говорить скучно и, когда в заключении конференции после выслушивания нудных докладов санкт-петербургской профессуры получил доступ к микрофону сам, заявил о том, о чем до того времени еще не говорил никому:

    - Обратите внимание на тот факт, что основные события Великой смуты развивались, в основном, на территориях современной Украины и российской Северщины, а также вокруг Москвы – мест, где традиционно проживали массово кроме православных славян еще и иудеи. Но никаких исследований о роли и деятельности в Великой смуте посетителей местных синагог нет. Получается, что иудеи на территориях будущей Украины и Северщины Московии в первой трети 17 века как бы жили, и их как бы не было их вообще. В дошедших до нас, к примеру, рукописях 17 века и в дореволюционных исследованиях о Великой смуте второй Самозванец носил имя Богдано-жид из города Стародуба, но уже в 1920-х годах стало принято считать в российской исторической науке, что Тушинский вор не имел ни имени собственного, ни национальности...

    На этом месте ведущий конференции (по-новорусски: Модератор, как он представил сам себя) прервал мое выступление, заявив раздраженным голосом:

    - Мы вас выслушали. Спасибо за ваше участие. До свидания.

    Из скрытой за портьерами справа от сцены двери выскочила сухопарая, согбенная в пояснице женская фигура в белом, похожая на санкт-петербургский негатив Тени из одноименной пьесы ленинградца Е. Шварца, домчалась в три прыжка до Модератора и, склонившись над его ухом, что-то раздраженно зашипела.

    Вот тогда-то Модератор, наконец, заявил гневно и в полный голос (до этого он говорил вкрадчиво), что от имени всех присутствующих на конференции граждан России он благодарит меня за участие в конференции, что мнение мое ими выслушано до конца, и нам пора прощаться, потому что ему надо подводить итоги научно-практической конференции, дабы испросить у участников только что прозвучавшей псевдодискуссии мнение о том... – вчитайтесь тут только, - является ли прошедший три дня назад день 4 Ноября настоящим общероссийским праздником. Все это он повторял бесконечное количество раз, стараясь перекрыть мой по-старчески тихий голос своим петушиным, пока я пытался спешно и не заботясь о красоте слога, сообщить студентам о том, что тема участия иудеев в Смуте является в России вот уже четыре сотни лет табу, что история семьи Мнишеков, которую якобы изучает сидящая на конференции женщина-профессор, давно и достаточно полно изучена чешскими и польскими историками, что Чехия была европейским Израилем в начале 17 века, что Тридцатилетняя война началась именно в Праге...

    Но тут Интернет отключили.

    Беседы у меня с учеными мужами и с ученой женщиной не получилось, обращения моего к ленинградской молодежи с советом обратить внимание на ряд проблем, бывших животрепещущими в России и четыреста лет назад, и сегодня, не случилось. Даже призвать студентов к изучению старопольского, староанглийского, старошведского и старочешского языков не произошло. Но, главное, я вдруг понял, что ничего в научном мире России с 1991 года, до которого я общался с профессорами и академиками со взаимным интересом, не изменилось; как манипулировали общественным мнением России шарлатаны и враги русского народа, так и манипулируют им они же. Никому в Санкт-Петербурге нет дела до того, на какие деньги воевал Болотников против Шуйского, почему папа римский не стал оплачивать расходы польской королевской казны в походе Сигизмунда Вазы на Смоленск, почему именно Юрьевы-Захарьевы оказались царями Московии при наличии более достойных этого звания представителей множества родов Рюриковичей.

    Никому из профессуры санкт-петербургской даже в головы не пришло объяснить студентам, например, почему Великий Новгород после завершения Великой смуты стал просто Новгородом, а в Великий Новгород его вновь перименовал лишь откровенный изменник Родине Б. Ельцин. Более того, один из профессоров постарался обосновать беспричинную сдачу этой северной столицы славян французскому войску Де ла Гарди, бывшему в тот раз на службе у молодого шведского короля Густава и оправдать измену города, выдав ее чуть ли не за подвиг князя В. Долгорукова, заклейменного в памяти народа изменником. Хотя всем вот уже четыреста лет известно, что это народ русский переименовал Великий Новгород сам, сделав бывшую красу и гордость Древней Руси заштатным городишком Новгородом в переставшей именно в 17 веке быть по-настоящему великой России. Все эти метаморфозы, между прочим, означают, что в современной России 21 века пришло время оправданий массовых измен всех и всему, что доселе было истинно ценного для русского народа. И историки современные этому маразму всеми силами содействуют.

    То есть зря бросил я работать над темой Великой смуты, отошел от дискуссий о ней хотя бы в Интернете.

    Хотя бы потому зря, что до сих пор никому нигде в России по-настоящему нет дела, почему Русь, несмотря на сегодняшний, самый мощный в ее истории прессинг со стороны враждебных к ней государств и иноверцев, до сих пор худо-бедно жива и все еще самоиденфицирована, как страна бывшая славянская. Но почему никто из ученых России по-настоящему не хочет разобраться в том, что случилось с Московией в начале 17 века, названного современниками первых трех псевдо-Романовых Бунташным, то есть деструктивным, и почему после потери половины мужского населения страна в этот сумбурный период борьбы Захарьевых со староверами, крымскими татарами, поляками и собственными стрельцами все-таки выжила и встала на ноги? Чудо это или парадокс? А может, все еще не осознанная ученым миром историческая закономерность забытой ныне в России науки исторический материализм?

    Ведь должна же быть какая-то диалектическая связь между силами разрушения и силами созидания, которая позволила явно бестолковому царю Михаилу Захарьину хотя бы после смерти властолюбивого отца его Патриарха Филарета не дать боярам московским растащить Московию на уделы, лишить столицу ее объединительного начала. Связь эту не разрушил даже излишне горячий на ломку русского менталитета Петр Первый, перенесший вельможную столицу в болотистый Санкт-Петербург. Наполеон-то шел не на Зимний дворец через Гатчину, а именно на Москву через Смоленск, ибо лучше Петра понимал, гле находится истинное сердце России. И Гитлер, и Ельцин это понимали, и Егор Гайдар, и Борис Немцов, и Березовский, и Патрикашвили.

    Никому в России по-настоящпему нет дела до того, что в последующий после Великой смуты почти столетний период полной деградации Московии и массовых потерь населения от иностранных агрессий на фоне рахрушительного восстания ныне любимых бандитским Кремлем донских казаков под руководством К. Булавина явился на Престоле белокаменной столицы предков наших бешенный царь-преобразователь Московии, внук взращенного римлянами и поляками безвольного и слабоумного Михаила Федоровича Захарьева. Да и нет никому дела до отца последнего – Филарета, который с помощью откровенного геноцида русского народа все-таки не расправился со славянской Россией до конца, не сумел внедрить в наших предков ни иудейскую, ни католическую веры?

    Никто до сих пор в России и не задумывается, почему Россия за бесноватые 17-20-й романовские века, с полным отсутствием у закрепощенного народа всех прав, включая право на жизнь, так и не стала по-настоящему жестко-протестантской, а осталась в состоянии вялой ортодоксальной ипостаси порабощенной мусульманской Турцией греческой церкви? Хотя условия и силы, направляющие Московию и ее население в сторону принятия идеологий иудаизма и протестантизма, были в России всегда, деньги на осуществление подобной метаморфозы были затрачены западными иудейскими банками немалые.

    И Гитлер именно для уничтожения идеологи и православия и на Территории России был использован общемировым банковским сектором, и Наполеон, и Ельцин. А сейчас, уничтожив страны Балтики, вовсю умерщвляет Россию, Казахстан и Молдавию единоразово в трех странах поднявший пенсионный возраст населения всемогущий, надгосударственный, сионистский Международный Валютный фонд, манипулирующий их виртуальными, то есть фальшивыми, деньгами с целью контроля всей финансовой системой планеты.

    Хотелось мне подбросить на якобы практической конференции 7 Ноября 2018 года в Санкт-Петербурге будущим светилам будущей российской исторической науки несколько тем, достойных кандидатских и докторских диссертаций, подсказать им места, где молодые ученые могут найти материалы для написания полезных российскому обществу настоящих научных трудов. Обычно молодые ученые тратят на поиски источников долгие годы, а тут – нате вам «на блюдечке с голубой каемочкой». Но демократы, уничтожившие мою страну с требованием права для каждого русского человека иметь собственное мнение, заткнули мне, природному русскому, хоть и вынужденному иностранцу, рот – и вышвырнули из русского эфира вон. Я почувствовал себя в первый момент пленным славянином, попавшим в плен к вождям Третьего Рейха.

    Нет, я вовсе не обиделся на ленинградских ельцинистов-демократов, твердо усвоивших завет унтер-офицера Пришибеева «не дозволять и не допускать». Я даже возблагодарил их про себя. Потому что понял, наконец, что главной тайной Великой смуты нельзя считать личность убийцы и заказчиков убийства истинного царевича Димитрия. Это, как я это уже успел сказать в книге «Главная тайна Великой смуты», всего лишь секрет Полишинеля. Главная тайна Великой смуты – это то, что скрыл ото всех московитов зачинатель восьмилетней (1605-1613гг.) династической войны за московский трон Федор Михайлович Захарьев-Юрьев, он же Патриарх Филарет: кто конкретно стоял за спиной тех, кто развязал на Руси Великую смуту? Так что я даже благодарен Модератору президентской библиотеки имени Б. Ельцина и его настоящим хозяевам за то, что они попытались укусить меня за мое самолюбие, ибо без их стервозного поступка я бы так и не собрался написать нижеприведенную статью.

     

    Начнем танцевать от печки...

     

    Для начала давайте разберемся, кто такие сугубо российские иудеи (евреи) и чем они отличны от представителей других народов и наций России. Вопрос не праздный и не простой, ибо ответа на него нет даже в знаменитой «Еврейской энциклопедии», изданной еще до Великой Октябрьской революции Брокгаузом и Эфроном и до сих пор считающейся единственным научно обоснованным источником знаний об еврействе, как таковом.

    В энциклопедии история появления иудеев в России представлена в канонической версии: они-де стали поданными российской императрицы Екатерины Второй (хотя на самом деле, ее предшественницы Елизаветы Петровне) только в период раздела Речи Посполитой Россией, Австро-Венгрией и Пруссией, а до этого, мол, никаких иудеев в России не жило. То есть синагоги в южной России были, общины иудейские существовали, хранилища ценностей при них имели место быть, а владельцев этих сокровищ почему-то российские историографы не обнаруживали и сегодня не замечают.

    Несмотря даже на то, что Янкель в «Тарасе Бульбе» Н. Гоголя мошенничал, и Мамаша Кураж в одноименно пьесе Б. Брехта боролась за право выживать в мясорубке войн 17-го века самой и ее детям. Да и современник тридцатилетней мясорубки в Германии Гриммельсгаузен о евреях писал много и добросовестно. В Чехии и Польше полно исследований, романов и пьес на эту тему. Во всем мире считается, что иудеи являются коренными жителями Украины. Только вот в трех славянских странах упорно утверждается, что иудеи – пришлая нация. «Такая вот эпидерсия», - как говорил один из героев детективной повести современной пропагандистки криминального мира России Марининой.

    Родоначальником этой на первый взгляд нелепицы является великий русский поэт 18 века, который «во гроб входя, благословил» А. С. Пушкина, царский сановник, выкупивший у яицких казаков Е. Пугачева, бывший после этого доверенным лицом Екатерины Второй в Польше Г. Державин. Это он в своей докладной записке на имя вышеупомянутой императрицы, объяснил великодержавной потаскухе условия возможного бескровного совместного проживания славян и западных иудеев на территории ставшей за полтораста лет до этого российской Малороссии и поведал вдове убитого по ее приказу последнего Захарьева Петра Третьего свою версию истории появления в захваченной ею стране нового племени, на этот раз богоизбранного, такой, какой ее почитают в России и по сей день в качестве якобы научной.

    По мнению поэта (не ученого) Г. Державина и его последователей, все якобы изгнанные римлянами (на самом деле, войска Рима состояли в период римско-иудейских войн из сирийцев и египтян) перебрались в Россию едва ли не по воле императрицы, а потому она обязана подумать о том, как бы стало жить новым ее подданным в ее стране наиболее комфортно.

    Но, во-первых, никакого изгнания государственнообразующего населения из Иудеи в первом веке нашей эры не было на практике. Слишком дорогостоящим было бы это мероприятие в стране с уже обрушенной экономикой. Да и не в традициях римских было перемещать народы из одного угла империи в... во все остальные. Римлянам проще и быстрее было бы вырезать всех обрезанных мужчин империи, а иудеек отдать в жены рабам-эфилопам. Во всяком случае, такое предложение имело место быть на одном из заседаний Римского Сената. Дешевое и действенное решение было бы, без лишних заморочек. Но уже состоявшееся лобби в римском Сенате помешало принятию этого решения.

    Из древней Иудеи на рубеже первого и второго веков нашей эры иудеи ушли сами. Став безродными и безземельными, они многие последующие века неукротимо и попеременно перемещались на Запад вдоль побережья Северной Африки до Гиблартара и Испании и вдоль южного побережья Европы до тех же мест. С Пиренейского полуострова бездомным и беспрестанно обижаемым местным католическим населением иудеям пришлось бежать во время Реконкисты во Францию, Андорру и Северную Италию, чтобы в 16-17 веках, в период религиозных войн в Европе между католиками и протестантами переселиться в протестантские Англию, Голландию и также в протестантские княжества Германии, и Чехию с Богемией и Моравией.

    Что касается католической Польши, то в 16 веке по приглашению иудейки-любовницы польского короля иудеи переехали в католический Краков и стали жителями католической Речи Посполитой, постепенно налаживая там на месте оскудневающих католических храмов новые приходы протестантские и строя синагоги. Ну, а потом, при правлении Россией Елизаветой Петровной после раздела Речи Постолитой между Австрией, Пруссией и Россией, большая часть польских иудеев вынуждена оказалась признать себя подданными российской императрицы с правом продолжать почитаться униженными и гонимыми. На всё про всё для достижения вожделенного потомками подданных царя Ирода права почитаться русскими подданными у иудеев ушло две тысячи лет без малого. И обремененная заботами о необходимости заселения отнятых Россией у Крыма все еще целинных черноземов империатрица российская и ее наследники принялись защищать воровитых иудеев-колонистов от произвола, которые будто бы будут обязательно чинить иудеям гои местные - украинцы и русские.

    В России, пишет Державин при этом, иудейские раввины от имени своей паствы заселять безлюдные степи только что завоеванной князем Потемкиным у крымских татар Таврии (современные Херсонская, Николаевская и Одесская области Украины) согласились. Но только с условием получения из российской казны денег на переезд и подъемных. Иудеи, прибывшие из Польши, стали получать от чиновников русского правительства документы на право владения землей на территории Таврии, но... наладились тут же продавать полученные бесплатно ими от российского государства угодья и земли беглым от крепостной неволи русским крестьянам из малоземельной Центральной России. После чего тут же сбегали в родные им австрийские уже земли бывшей Польши. Чтобы полгода спустя вновь возвращаться в Россию с просьбами выделить им бесплатную землю – и так случалось порой, по утверждению Г. Державина, до пяти-семи раз.

    Державин писал, что надо прекратить эту нелепую спекуляцию иудеями захваченными Россией у Крыма плодородными черноземами. Ведь собственность царская в виде нищего русского народа жила на исконно русских территориях в состонии крепостного рабства и нуждалась в пахотной земле больше, чем пришлые и без того свободные, но почему-то почитающиеся униженными при этом, иудеи, занимающиеся продажей либо передачей в аренду земли русским крестьянам отданной иудеям безвозмездно, строительством питейных заведений и спекуляциями хлебом.

    Но империатрице и прочим читавшим эту записку сановникам России казалось более интересным узнать из нее, каким путем прибыл из Иудеи в Россию народ, признаваемый ими за богоизбранный, раздумывать, чем это новое в центральной России явление опасно для них, как можно спасти земли хотя бы Южной России от «тихой сапы», спаивающей и грабящей русских мужиков. Понимать весь ужас происходящих в России процессов – и ничего не предпринимать для предотвращения их последствий. Поэтому предложенная великим русским поэтом версия появления на Руси богоизбранной нации призналась высочайшей волей в России правильной и единственно верной, а крепостное право в отношении потомков славян было не только не отменено, но еще более ужесточилось. Тем более, что версия поэта полностью соответствовала общепринятой иудейской и христианской теориям о постоянно гонимом всеми народами племени, о его многовековых страданиях, не имеющих аналогов со страданиями остальных землян.

    Народ русский остался с носом, и еще пять поколений был вынужден проживать в рабстве, и даже жизни свои класть в войнах с Турцией, Англией, Францией за интересы династии Гольтштейн-Готтропов. Ни смутьян Пугачев со своей миллионной армией не помог православному люду добиться личной свободы, ни голословный обещатель отмены крепостного права в России Наполеон, ни бестолковые энтузиасты якобы демократических реформ декабристы, ни даже гениальный публицист Герцен, не знали, как им возможно на деле, а не на словах, освободить крестьян русских от рабства, навязанного им Филаретом Захарьиным, – и, при этом, самим не сдохнуть с голода.

    Стоящим за спинами так называемых царей Романовых иудеям-банкирам Западной Европы нужен был в Росии лишенный прав и свобод народ-раб, каковой только и способен выживать на бесперспективных для развития сельского хозяйства и лишенных полезных ископаемых землях Центральной и Северной России. Для производства и добычи пушнины, зерна, поташа, меда, сливочного масла, поставляемых Россией на Запад, ведь особо много ума при технологиях 18-19 веков не надо было, да и все новые технологии поставлялись и тогда в Россию с Запада. Свои легендарные Черепановы, Ползунов нам даже чертежей и моделей своих якобы изобретений не оставили. Один выученик немцев М. Ломоносов и прогремел на весь мир своими опытами по опровержению существования аристотелевского флогестона, да и то на пару с французом Лавуазье. Основной гонорар свой в виде нескольких возов медных сестрорецких рублей получил он не за научные открытия, а за стихотворную оду в честь восшествия на Престол московский Елизаветы Петровны из Голштинии.

    Да и зачем девяносто пяти процентам неграмотной России в 18 веке были нужны наука, свобода и гражданские права? Немка Екатерина Вторая, называемая и современной российской властью, и ее профессиональными историками Великой, после подавления пугачевского бунта на столетие вперед заморозила всякое возможное развитие России, как экономическое, так и интеллектуальное. Литераторов при ее тридцатилетнем правлении было всего-то: молдаванин Кантемир, Крылов, Ломоносов, Прокопович, Радищев, Фонвизин, Державин, Барков – и всё. Были в 18 веке еще кое-какие энтузиасты русской изящной словесности, но большинства имен их до нас не дошло. Исчезли за полной ненадобностью русскому народу.

    Пустоту в русcкой словесности заполняли французские куртуазные романы. Потому что французских философов читали плохо знающие русский язык русские аристократы на французском языке, а вообще по-русски читали лишь некоторые из них, да и то только в детстве буквари. Основная же масса населения российской империи 18-19 веков и вплоть до советской эпохи была просто неграмотна, то есть по отношению к своим славянским предкам 11-12 веков, писавшим друг другу бытовые записки и торговые письма на кусочках бересты, делая это как бы между прочим, деградировала до интеллектуального нуля.

    Иудеи, между тем, продолжали учиться в религиозных школах при синагогах, изучали и русскую грамотность, и немецкую, и польскую, не забывали финикийских букв, читали Тору на древнеиудейском языке, торговали, воровали, грабили (как без этого?) и копили серебро и золото в корванах.

    Екатерина якобы Великая была ставленницей на российском Престоле ганноверских и английских иудеев-банкиров, получивших массу льгот от нее для ведения своих торговых и финансовых операций в России сразу после восхождения коронованной разбойным дворянством развратницы на российский самодержавный Престол. После убийства любовниками царицы ее мужа Петра Третьего тотчас распоясались в Малороссии иудейские кабатчики, за счет поборов с которых, кстати, князь Потемкин и возводил свои печально знаменитые деревни во время прогулки Екатерины в Таврию.

    Версию Державина об истории прибытия жителей субтропического юга иудеев в заснеженную ежегодно по полгода Россию можно было даже в те годы принять с небольшими поправками. То есть только отчасти можно было согласиться с тем, что иудеи вынужденно притопали в киевские земли во второй половине 18 века. Да и то версию такую можно было бы признать логичной только для той части российских иудеев, что повсеместно на территориях Украины и Белоруссии ко времени написания записки уже обзавелась шинками и кабаками, меняльными и ростовщическими конторами, стремительно превращая последние с помощью иноземного капитала в первые российские банки с иностранным капиталом в качестве основного и распоряжаясь деньгами, собранными с российского населения, как оборотным капиталом. Сейчас бы эту фактически криминальную структуру, созданную на Руси при Екатерине якобы Великой, назвали бы еврейской мафией.

    Но тогда, в 18 веке, народ русский назвал таких иудеев по-русски - кулаками. От слова «фауст» (кулак), как называли себя на идише сами иудеи-ростовщики, видящие свою силу в единстве иудеев-ростовщиков и их корванов. Это и есть настоящее значение слову «кулак», печально известному нам по книгам, посвященным периоду коллективизации и применяемому советскими авторами их исключительно к богатым крестьянам славянского происхождения. Изначально кулаками называли на Руси все-таки не православных крестьян, а иудеев, отнимающих у спаиваемых ими славян общинные земли при помощи подкупа, шантажа и судебных манипуляций. О чем, кстати, тоже писал Державин императрице, а уж среди русских писателей 19 века нет ни одного, кто бы об этом не сообщал.

    Истинное значение слова «кулак» в начале 20-го века было окончательно выдавлено из сознания русского народа членами якобы крестьянской парти эссеров, среди которых было много иудеев, а также членами иудейской нацистской партии «Бунд», иудейскими редакторами и издателями, которых после 1861 года в России стало появляться с каждым годом все больше и больше, большевиками, руководство которых состояло из иудеев-выкрестов, самим Лениным, а в двадцатом веке уже и грузином Сталиным, который был вынужден пользоваться уже сложившимися в русскоязычном многонациональном обществе словесными штампами и понятиями.

    Спаивание русских крестьян и выкуп задешево у них земельных наделов (даже общинных) стало статьей дохода для прибывших в Россию через западные границы иудеев-кулаков 19 века. Они, приобретя солидный капитал, довольно скоро становились купцами первой гильдии и, получив право покидать «черту оседлости», о которой тут писать нет места и времени, да о ней и всяк на Руси знает, принялись переезжать в Киев, в Москву, в Санкт-Петербург, покупать там недвижимость, тела и души русских крепостных, издательства и выкупать или отбирать через суды у плохо грамотных русских староверов ремесленные мастерские и даже целые производства, начав нещадно эксплуатировать местное население, словно английские колонизаторы индусов.

    Поэтому славянские народы эту пришлую массу именно этой категории иноверцев примитивно возненавидели, а на территориях будущих Украины, Молдавии и Белоруссии даже систематически устраивали в течение всего 19 века большие и малые погромы в отношении иудеев по образцу тех погромов, что устраивали древние предки иудеев по отношению к персам и египтянам. В украинско-белорусско-молдавских погромах массово участвовали и ... сами иудеи. На территории же Центральной и Северной России, вопреки воплям с Запада о русском антисемитизме, ни одного погрома так никогда и не случилось. Более того, российская пресса во время судебных процессов по любому поводу всегда вставала на защиту иудеев. Примеров – не счесть. Модно стало в среде российской интеллигенции, начиная с 1880-х годов печаловаться о несчастной судьбе иудеев в Российской империи и одновременно голосить о величии русского народа, получившего за двадцать лет до этого якобы долгожданную русским народом свободу из рук императора лично. Да и сегодня этт темы – главные в государственнообразующей публицистике Российской Федерации.

    Нам же сейчас обсуждать и осмысливать перипетии взаимного трехсотлетнего недососуществования к концу 19 века представителей двух однобожных конфессий с одним истоком – православной и иудейской верами в единого Бога-Б-га – ни к чему. Сначала мы должны подумать о том, откуда взялись иудеи на землях будущей Украины не в 18-м, как принято это считать официально, а много раньше, хотя бы в важном нам сейчас 17-м веке. Чтобы понять, какую роль сыграли иудейские кагалы и их международные связи в истории Руси и в возведении на царство будущих Романовых.

    А для этого, как всегда случается в таких случаях, нам надо разобраться в том, кто такие иудеи, и насколько правдивы сведения о них, дошедшие до нас в книге Тора, переписанной в шестом веке нашей эры с на пятьсот лет более древнего сборника ближневосточных сказок Танах, повествующих о событиях якобы четырехтысячелетней сказочной давности.

    Как ясно из вышесказанного, прямых и достоверных сведений у нас о менталитете иудейских масс до 1917 года мало, можно нам опираться только на косвенные славянские и иностранные факты и сообщения, газетные статьи да на рассказ Короленко «Дети подземелья», повесть Чехова «Степь», многочисленные цитаты из творчества Льва Николаевича Толстого и на откровенно русофобские произведения Шолома-Алейхема, горячо любимого современными театрами новой России. Ибо все, что связано с проживанием иудеев в России, да и в остальных странах, дошло до нас только в виде многочисленных обманов и откровенной лжи, с подтасованными или с сокрытыми фактами. Как жили иудеи в СССР, например, на самом деле, не донес до нас даже ленинградский писатель Гроссман, называемый ныне «вторым Львом Толстым». А уж про брехню всяких там В. Аксеновых и прочих диссидентов-«шестидесятников» - авторов американского издательства «АРДИС» - и говорить нечего.

    Но русские атеисты, мусульмане и православные гои статьям и книгам о жизни и быте иудеев, об их мифических подвигах, увидевшим свет после 1861 года, несмотря на явную ложь в них о б-гоизбранном народе, искренне верят. Без каких-либо на это оснований.

    Сами иудеи вот уже скоро сто лет, как копают израильскую землю в поисках хотя бы одного артефакта, свидетельствующего о существовании Первого иудейского царства, о котором внаглую повествуется в Торе, как о действитпельно имевшем место быть, – и не находят их. А христиане, НЕСМОТРЯ НА ЭТО, тупо верят в существование у троглодитского племени, жившего в те времена на болотистой территории Междуречья за две тысячи километров в стороне от Иудеи, и в царей Давида и Соломона, и в легенду о коварных детях последнего, укравших мифический Ковчег Завета, чтобы увезли его в Эфиопию.

    Равно как верят христиане и в Самсона, убившего найденной на дороге ослиной челюстью ровно десять тысяч филистимлян-финикийцев. Тех самых финикийцев, что смогли завоевать все северное побережье Африки, достичь Гиблартара, построив по пути сотни городов и портов, основать Карфаген, который бросил вызов самому Риму и чуть не победил его. А вот одному-единственному иудею Самсону армия в сто сотен воинственных филистимлян позволила разделаться с собой, как с одним одномесячным щенком. Да и костяная челюсть, выдержавшая десять тысяч ударов, вызывает сомнение в правдивости этого эпизода. Разве что можно предположить, что была та челюсть челюстью тиранозавра какого-нибудь, а не ослиная. Да и той пришлось бы бить Самсону со скоростью одного удара в шесть секунд не менее восьми часов подряд, без еды, без питья и без отдыха, да еще надо человек шесть-восемь, чтобы кто-то подтаскивал к нему под удары и утаскивал прочь от него трупы. Но Тора утверждает, что иудейский богатырь совершил это свое злодеян походя, по пути из Иудеи в Тир, без рабов и носильщиков. Просто шел по дороге, встретил толпу финикийцев, принялся молотить их первой попавшейся под ноги костью, целый день бил, насчитал десять тысяч трупов, решил, что план выполнен – и дальше пошел.

    Давайте же отсеем зерна от плевел хотя бы в делах, касающихся участия иудеев в Великой смуте на Руси. Ибо для опровержения всей брехни, то и дело обнаруживаемой в Торе и в проникнутой ее идеями истории России и методик самовосхваления в современном толковании, нам тут и места не хватит, да и желания на то особого нет.

    А из русских источников о Великой смуте из всех сведений, касающихся иудеев, лишь один использует термин «жид», да и тот написан был в монастырском застенке лицом, ранее заинтересованным в том, чтобы Богданко-жид назвался царем Дмитрием и успел прибыть под Москву на помощь Ивану Болотникову. Но даже в этом не преуспел.

    Иван Болотников и его казначей

     

    Почитающие себя иудеями кочевники появились на южных границах будущей Великой Русской равнины в период исчезновения с этих территорий кочевых скифов, то есть в тот же самый исторический момент (плюс-минус сто-двести лет), что и прибыли сюда с северо-запада славянские племена, то есть, вполне возможно, где-то в четвертом-пятом веках нашей эры. Представляли кочевые иудеи собой далеких потомков той самой иудейской Орды, что в бытность свою на Ближнем Востоке не была завоевана Навухудоносором и не была выдавлена из своих степей и полупустынь кочевыми племенами Передней Азии в Египет в процессе массового бегства относительно оседлых иудеев средиземноморского побережья, названного спустя полтора тысячелетия потомками спасшихся в Египте от истребления иудеями «египетским пленением». На самом деле, египтяне спасли 12 иудейских кочевий в ту пору пока еще не совсем оседлых иудеев, стерегущих могилу египетского Бога смерти Сета Голгофу, от полного истребления припершимися за египетскими сокровищами иноземными захватчиками.

    А вот 13-е племя левитов, кстати, включенное Моисеем в свою толпу пастухов-беглецов из Египта, являло собой секту египетских жрецов, покровительствовавшую иудеям и их Богу овечьих стад Яхве. Кстати, из Египта с Моисеем и Аароном ушли не все египетские уже иудеи, бОльшая часть потомков прибывших из Иудеи в Египет иудеев осталась в Египте. И эти факты тоже утаиваются в источнике сведений современных историков Торе-Ветхом завете. Потому что разваливают неуклюжую систему истории существования б-гоизбранного племени.

    Ложь о египетском пленении, как впрочем, и о вавилонском, впервые была озвучена в пятом веке в Греции авторами-иудеями Мишны - нового варианта более древнего иудейского сборника сказок Танаха. Дополненные трепом о Яхве тексты Мишны стали прообразом будущей иудейской Торы, которую, в конце концов, перепишут еще раз наново иудеи-равины еще два столетия спустя, сбрехав, что рядом с Танахом и Мишной бытовала в Иудее еще и некая мифическая Устная Тора, якобы существовавшая в Иудее по образу древнегреческих мифов, рассказываемых иудейскими аналогами древнегреческих сказителей-аэдов, заучивавших наизусть прозаические тексты древних авторов с подробным перечислением бесчисленнных персонажей с одинаковыми именами. Ну и, разумеется, тогда иудейские аэды варьировали сюжеты, перевирали их, выдумывали детали и факты, как это всегда случается с творческой деятельностью всякого рода сказителей-копиистов. Ведь даже портреты, написанные двумя художниками с одного оригинала, разнятся пео сонму обнаруживаемых профессионалов деталей. Тем более, если речь идет о текстах, заучиваемых на слух, да еще состояшие из множества отдельных книг, часть из которых не произнается представителями различных направлений в иудаизме, а часть христианами. То есть Тора не является абсолютным аналогом даже канонической русской Библии, и уж тем более не одинакова с Библиями на других языках и с недавно наново переведенной на русский язык синоидальной Библией, полной великим числом нелепостей.

    Авторами окончательного, то есть задокументированного, текста Торы стали иудеи-жители Греции в лице забывших иудейский язык иудейских рабби во главе с полумифическим Иехудой Ха-Неси, хорошо знающим греческую грамоту и имеющим, по-видимому, большие стада овец для выделки из их шкур пергамента, а также большое количество рабов-иудеев, которые хронизировали древние тексты, систематизировали их и записывали по-гречески на овечьих шкурах. Именно эта версия рабов оказалась буллами римских пап закрепленной в древнегреческом так называемом Ветхом Завете - «Септуагинта», признана за истину и стала базовой книгой, источником всей христианской цивилизации. После перевода Септуагинты на латынь под названием Вульгата и признания христианами-католиками текста Торы, как книги священной, иудейские жрецы решили признать ее, как документ, дарованным им Самим Б-гом, и Византийская православная (признанная уже на Западе ортодоксальной) церковь последовала им. Вот тогда-то усилиями энтувзиастов-рабби Септуагинта была переведена на древнеиудейский язык и назначена более ранним текстом, нежели ранее названные нами ее источники. В двадцатом веке началась массовая фальсификация библейских текстов на арамейском языке, написанных на ломком и далеко не вечном папирусе, что позволило авторам Википедии отнести часть из них даже к 13 веку до нашей эры, когда не было изобретено финикийского прообраза этой письменности.

    На самом же деле, часть относительно оседлых иудеев действительно регулярно бежала то от масагетов, то от ассирийцев, то от сирийцев, то от финикийцев через открытый всем ветрам, египетский предбанник Иудею в спрятанный за Синайской пустыней и Нилом Египет, то из Египта в Иудею. Но большая часть племени всегда оставалась на безопасной чужбине, не интегрируясь в местное многобожное сообщество, живя от государственнообразующих наций обособленно. Пример – ставшие христианами бывшие иудеи копты в Египте.

    Иудеи-кочевники же, о которых у нас пошла речь изначально в этой статье, до Великого землетрясения на рубеже двух эр не покидали своих природных территорий проживания в течение двух тысячелетий.

    Иудеи кочевые обитали в степях и полупустынях между Арабией, Набатеей, Персией (Парфией) и соответственно то одной, то четырех четвертушек Иудей. Кочевники-иудеи существовали виде классической Орды, которая жила исключительно за счет грабежей караванов, идущих из Персии и Индии в Европу и обратно. Орда эта в начале нашей эры вскоре после серии землетрясений и нарушения системы обеспечения этих территорий питьевой водой с помощью сооруженных еще халдеями кяризов (канатов), снялась с места и покинула Ближний Восток. Часть ее отправилась в сторону Арабии и Йемена, часть – на север, в сторону Курдистана и далее в Закавказье, где в течение двух столетий иудеи частично ассимилировались с местным населением, породив там будущие племена так называемых грузинских евреев, армянских евреев, дагестанских евреев и так далее, а потом перевалила через Большой Каказский хребет, попала в Кумо-Манышскую впадину и далее на восточную территорию Великой степи.

    Там они, обустроившись юртами между Черным и Каспийским морями, слились воедино с местными кочевыми народами, принялись жить относительно оседло. Пережили нашествия гунов, аварцев, осетин, других завоевателей, и как-то вполне естественно преобразились к концу первого тысячелетия в полумифических хазар, о жизни и быте которых мы знаем крайне мало, но зато нам хорошо известно, что народ сей был вероисповедания иудейского, то есть однобожным, с Богом по имени Яхве при общинном пока что сознании.

    Впрочем, об общинном сознании хазар мы можем лишь догадываться, исходя из того факта, что однобожный народ в окружении многобожных язычников должен консолидироваться в единую общность ради сохранения своей популяции. Хазары представляются нам в дошедших до нас славянских, греческих и арабских текстах дикой стаей, лишенной даже зачатков культуры. Но археологические находки советского периода развития исторической науки в России показывают, что культура у хазар была, но своеобразная, лишенная христианских и даже мусульманских морально-этических ценностей и признаков.

    Куда и как исчез этот народ, нам тоже доподлинно неизвестно, есть лишь письменное упоминание в одной из русских летописей, известной нам по копии шестнадцатого века, о тотальном разгроме хазаров киевским князем Олегом, на основе которой А. Пушкин сочинил свою антиисторическую минипоэму о «вещем Олеге».

    В деталях текст оной - полная нелепость. Рать всякого славянского князя в 8-13 веках служила ему не для карательных походов против иноземцев, для этого собиралась в особых случаях по решению мира рать земская. Для регулярных сборов же дани с подвластных ему одноязыких племен путем грабежа мелких поселений лесостепной зоны существовала княжеская дружина профессиональных карателей. Дружина князя редко превышала две сотни не занятых земледелием и ремеслом воинов-славян. Остальные дружинники оставались в склонном к бунтам и массовым грабежам Киеве в качестве хранителей «золотого запаса», семьи князя и карателей на случай гилей и восстаний плебса. Смерть княжат Бориса и Глеба – показатель того, как дружинники с этой обязанностью справлялись.

    Для тотального геноцида и карательной экспедиции против имевших даже несколько городов и стерегущих Великий Шелковый путь на участке между Киевом и Дербентом хазар, живших в ту пору на территории, равной половине современной Европы, нужны были бы князю многие тысячи конников и огромные поезда обозов с продуктами питания, соли для себя и животных, и запасного примитивного оружия. Городов у хазар, повторяем, было крайне мало, а найти кочевников в степи и уничтожать их по одному не по силам было бы даже сыну легендарного Рюрика.

    Исходя из обстоятельств этого, вкратце обрисованного Пушкиным мифического события, можно с уверенностью сказать, что никакого геноцида иудейского населения Великой степи силами дружины князя Олега в 9 веке произвести не было никакой возможности.

    Окончательно якобы разгромил хазар сын Олега Святослав в 964 году. Именно так: пошел невесть куда, разбил невесть когда и сколько хазар, вернулся домой – и хазары разом все исчезли. Нам же думается, что хазарские иудеи, скорее всего, вошли в сговор со славянским князем, правнуком мифического Рюрика, и, став его подданными, поселились близ Киева и в самом Киеве на правах равных со славянами. Во всяком случае, два века не упоминается факт жительства в Киеве, его пригородах и вообще в княжестве славянском ни хазар, ни иудеев, да и самих славян. Как нам видится, было так потому только, что взаимоотношения между иудеями и славянами в те годы были вроде бы как-будто мирными и добрососедскими. Лишь пару веков спустя, в 12 веке уже случился в Киеве конфликт между двумя этими племенами, вызванный грабежом славян иудеями. Отсюда произошел погром иудеев, после которого уже ставший православным князь Владимир Красное Солнышко издал в 1113 году указ о выдворении с территории Киевского государства всех иудеев подчистую – и иудеев с этих пор якобы больше не было на территории Руси вплоть до царствования императрицы Елизаветы Петровны, то есть до 18 века. Так гласит официальная версия, озвученная частично Г. Державиным.

    То есть, получается, указ удельного южнославянского князя действовал и в расположенном за тысячу с лишним верст от Киева Великом Новгороде, и в столь же далеком Ростове Великом и в расположенных в лесной глухомани Твери и Владимире, и до татарского нашествия, и во время оного, и много лет после него, и в годы возвышения Москвы, и в период создания сначала Московского, потом общерусского государства, раскинувшего границы свои до Тихого океана, и в дни побед Петра Первого над шведами, и в годы маршей армий Салтыкова по просторам Пруссии и Австро-Венгрии. То есть гнев мелкого средневекового князька был столь силен, что заставлял содрогаться русичей во многих странах пять столетий подряд, грозя всякому иудею смертию за попытку топтать землю Святой Руси.

    По-моему, такое утверждение звучит нелепо. Проще предположить, что иудеи на территории южной Руси все эти пятьсот лет жили-поживали, добро наживали, но сведений об их жизни по целому ряду причин в дошедшие до нас документы 11-18 вв. не вошли. Да и вобще письменных документов на телячей да бараней коже осталось в русских архивах архимало, большую часть их либо съели мыши и плесень, либо сожгли по приказу царя-преобразователя России Петра Первого, любящего уничтожать древние манускрипты и раритеты по истории Руси возами, либо их утеряли со страху сами монахи. Это не говоря о ножницах князя Татищева, которыми первый на Руси историк искромсал великое число доставленных ему древних русских манускриптов. Можно предположить, что и документы с сообщениями о деятельности иудеев в Московии в период Великой Смуты кто-то за определенную мзду или под страхом смерти в период правления Патриархом Филаретом изымал из монастырей и уничтожал. А почему именно их и именно в этот период, мы порассуждаем попозже.

    Факт изгнания из Киева иудеев князем Владимиром широко известен. В дореволюционных учебниках по истории России для гимназий он цитировался разными авторами постоянно, в советское время летопись с этим абзацем тоже публиковалась не раз и на старославянском, и на русском языках. В Германии, Польше, Англии об этом тоже пишут и регулярно вспоминают и историки, и политики. И про следующее нашествие в Россию иудеев в 18 веке тоже пишут и говорят. Говорят и постоянно пеняют: русские-де все - юдофобы и жидоненавистники, не толерантны и не демократы, не любят иудейское племя, унижают его и преследуют по сей день.

    Только вот шести веков ссор и драк таких в Московии-России между 12-м и 18-м веками как будто и не было. То есть славяне в века многократных иудейских погромов на Западе Европы как бы не замечали и не знали вообще о существовании иудеев рядом с ними?

    Или все-таки в Древней Руси и Московии была точно такая же ситуация, как и с изгнанием иудеев из Великобритании королем Эдуардом Первым в 1299 году и с якобы возвращеием иудеев благодарным за финансовую поддержку в войне против короля Карла (Чарльза) Первого протестантом Оливером Кромвелем в уже ставшую владычицей морей страну в 1655 году?

    Но тогда надо было англо-иудейским ростовщикам единовременно народить столько богатых иудеев, что они уже к середине 17-го века заселили всю Европу, а в ряде городов бывшего Ганзейского союза даже подмяли под себя все тамошние цеха ремесленников, порты, управления каналами, верфи, корабли, нотариальные конторы и так далее. А иначе бы британские иудеи-ростовщики не сумели бы вынудить единственную тогда мировую державу Великобританию подчиниться хозяевам мирового Корвана. Подчиниться – и юридически закрепить право безродным космополитам-иудеям обитать на островах и в колониях этой уже тогда сверхдержавы. И произошло это в разгар Первой мировой войны, именуемой Тридцатилетней, всего лишь через 37 лет после подписания в Московии Деулинского перемирия.

    Шекспир еще в 16 веке видел в Англии иудеев воочию, общался с ними, брал деньга на строительство театра «Глобус», выплачивал им долги с процентами, а вот историки современные иудеев на Британских островах в 16-17 веках в упор не видят. Мы в книге этой об этом уже писали, впрочем. Напомним лишь, что деньги на экспансию кораблей с воинами госудаства-острова Британия в Америку, Африку и Индию выдавали английской королеве иудеи-банкиры, сидя все-таки в самой Англии, в первую очередь, а уж потом к ним пристраивались в качестве компаньонов купцы-иудеи из Португалии, Нидерландов, Андорры, Чехии и Ломбардии, получая за эту поддержку огромные дивиденты в виде драгоценных металлов и камней, тут же перепрятываемых в корваны. Тридцатилетнюю войну 1618-1648 гг, на территории континентальной Европы развязали и финансировали тоже иудеи-ростовщики Чехии, Ломбардии, Нидерландов и Великобритании, и тоже для получения дивидентов. Этому есть свидетельства в многочисленных документах той эпохи. И в литературных источниках их немеряно. Надо только читать книги внимательно. Тем более, работникам библиотеки президента России.

    Московская же Великая смута, как мы уже неоднократно утверждали, является лишь прелюдией к грандиозной Тридцатилетней войне в Европе. Она и официально-то окончилась лишь 1618 году Деулинскаим миром, тут же начавшись общеевропейской Тридцатилетней заварухой в тот же год. То есть если считать русский народ народом европейской семьи на основании того, что мы – антропологические европеоиды, то Тридцатилетнуюю войну, состоящую из массы отдельных религиозных и колониальных войн отдельных государств Европы друг против друга, следует признать тридцативосьмилетней: с 1605 по 1643. Впрочем, отказывают нам в этом праве только западноевропейские историки, политики и журналисты, да российские политики, подкупленные мировым капиталом и постоянно долдонящие об особом русском пути совершенно особого русского народа с особым русским менталитетом, позволяющим ему все время не жить, а особо выживать и завидовать остальным европеоидам. Словно мы – и не люди вовсе, а некий особый биоматериал.

    Европа и Россия за эти годы (Европа еще и за предыдущие 50 лет, если считать Крестьянскую войну в Германии за Гражданскую) оказались наполовину вымертвечеными, исчезли с карты их целые города, экономика многих районов стала развиваться с нуля, а в некоторых регионах и вовсе заморозилась. На фоне этой всеобщей неустроенности и сформировалась в 16 веке окончательно пародия на государство – монархическая республика Речь Посполита, владеющая доброй половиной земельных неудобий Европы и только поэтому претендующая на звание мирового лидера как раз в те годы, когда Англия, победив Испанию, вовсю качала золото, серебро и драгоценности со всех своих колоний, развивала судоходство, науки, текстильную промышленность. С помощью субсидий иудейских корванов-банков, которых якобы в Англии не было. А польские избранные короли по-прежнему ходили с протянутой рукой к римскому папе и к иудейским банкирам, прося денег на войну сначала с Московией, потом со Швецией, Саксонией, Чехией. И вели войны с рускими царями династии Захарьевых до самого конца 17 века.

    Несмотря на усилия Петра Первого и Ельцина, Россия так и осталась в глазах «просвещенной Европы» дикой и азиатской. Потому и мы уступим европейской традиции шельмовать нашу Родину и наш народ, временно признаем Великую смуту якобы не имеющей отношения к войне Тридцатилетней, будем рассматривать ее, как явление сугубо российское, национальное, отношения к Европе имеющее мало. Или, как пишут немецкие и английские авторы, в период 1605-1618 гг дикие славяне Московии и Польши всего лишь не поделили двух городов: Смоленска и Москвы – и все. А все остальные детали той трагедии русского народа им и не важны.

    Но даже если согласиться с этим откровенным и типичным хамством жителей туманного Альбиона, то мы должны понимать, что европейские банкиры-иудеи, оплатившие расходы И. Болотникова, о походе которого мы в этой книге писали подробно, находились во взаимодоверительных финансовых отношениях с другими иудейскими банками планеты, как об этом нам сообщают современники вышеназванных событий и их дети да внуки в многочисленных документах и художественных произведениях. Ведь в их текстах персонажи не возят с собой золото и серебро (бумажные деньги изобретут лишь через сто лет) из страны в страну и из города в город, а предпочитают иметь векселя, которые легко спрятать на случай нападения разбойников зашитыми, например, в мотню, в шапку или в рукав.

    Связанные между собой круговой порукой, договорными обязательствами и единым золото-серебряным фондом, хранящимся в корванах многочисленных синагог, иудеи-ростовщики 17-го века обменивали эти бумажки на настоящие деньги, числящиеся хранящимися в общемировом иудейском золотом фонде-Корване, и получали за эту услугу свою маржу (кстати, слово это иудейское очень любит использовать в своих речах президент якобы православной РФ В. Путин). А потом эти векселя перепродавали друг другу, оставляя золото в корванах. То есть по всей Европе деньги делали деньги, мешая тем самым развиваться торгово-промышленным взаимоотношениям в европейских странах, принося финансовую выгоду исключительно иудеям-банкиров и иудням-ростовщикам. Этим, кстати и объясняется падение уровня развития ряда стран в период раннего Средневековья сначала в Западной Римской Империи, потом в Византии и далее во всей Средневековой Европе.

    Золото и христианский Крест превратились в главные тормоза общественного, научного и технического прогресса Средневековой Европы. Хотя официально по сей день считается, что банковский сектор путем предоставления субсидий в развитие новых технологий способствует их появлению и ускорению. Во всяком случае, позицию эту пропагандируют вот уж пять сотен лет все СМИ планеты, находящиеся на содержании ростовщиков корванов.

    Так же все, без исключения, властители европейских государств семнадцатого века тоже участвовали в валютных операциях иудеев, являющихся всегда, по сути, откровенными мошенничествами, выдаваемыми королями за заботы о благе своих подданных. Они то и дело занимали у банкиров-иудеев золото и сереберо, возвращая с большими процентами долги, становясь понемногу зависимыми, то есть несамостоятельными в поступках, от проживающих практически на всей территории бывшей Ойкумены иудеев-ростовщиков, их должниками и... подчиненными. По сути, все запутанные финансовые отношения иудеев-ростовщиков с королями, папой римским, русскими царями и императорами Священной римской империи и лежали в основе и всех европейских войн Средних веков и Нового времени. Даже Петр Первый, старавшийся использовать внутренние ресурсы России, выжимая их из народа по максимуму, вынужден оказался для войны со Швецией брать заемы у иудеев Англии, Чехии, Крымского ханства и даже... у иудеев Швеции. А не брал бы денег у шведов, страна К;арла Девятого стала бы территорией России, как Финляндия и Прибалтика.

    Это знали и знают все историки России и Европы, но характера этих финансовых взаимоотношений никто никогда серьезно и глубоко не исследовал. Даже забытый сегодня всеми россиянами академик Сказкин, знавший историю средневековых Европы и России, как никто другой, не посчитал возможным разобраться в причинах окончания Северной войны. Не платил никто академикам российским и профессорам за подобные исследования. А бесплатно никто из русских и советских историков историю средневековой России глубоко не копал. Ни русские ученые, ни западноевропейские не видели смысла заниматься этим. И наплевать им всем было на то, что «кто платит, тот и заказывает музыку». Профессия у историков такая – быть прислугой у тех, кто им платит.

    Никто никогда финансовую и экономическую основу событий Великой смуты не изучал, тем более не пытался никто в Росии даже задуматься об этой стороне проблемы. Об экономической стороне Крестьянской войны в Германии издавали в конце СССР однажды двухтомную монографию с нелепыми иллюстрациями и большим количеством таблиц, но об экономической составляющей этой войны и Великой смуты никто пока даже не заикался. Даже в Германии, кстати сказать. Даже документы того времени до сих пор во многих государствах (Англии, Германии, Голландии, Испании, Франции, Италии, Рима, Андоры, Ломбардии, Дании, других Скандинавских стран и так далее) и архивах хранятся под грифом строжайшей секретности. Хотя кое-где кое-какая информация все-таки иногда просачивается. Но тут же изымается оплачиваемыми иудейскими корванами государственными спецслужбами, либо забалтывается в СМИ усилиями всегда малосведущих, но языкастых журналистов.

    То есть когда мы предполагаем, что деньги на войну с Василием Шуйским римский папа передал из своей казны пражским иудеям путем посыла им не кареты с золотом, а при помощи простого векселя, став при этом должником ломбардских и английских иудеев-банкиров, которых в это время в Великобритании якобы не было, а потом судился и даже воевал с подданными королевы иудеями, требующими долг вернуть, мы видим общеевропейские события 1605-1648 годов простыми и ясными, не требующими многих слов и хитроумных объяснений, которыми заполнены все вышедшие до сих пор монографии о Великой смуте и о силах, противостоящих Ивану Шуйскому, последнему царю из династии Рюриковичей.

    О том, что войны не идут без денег, что в эпоху Средневековья и Нового времени все воины, солдаты и генералы воевали исключительно за жалование, да еще и получая его всегда наличными, что подразумевасет наличие большого числа иудеев-ростовщиков и иудеев-менял при каждом войске, при всеобщем праве безнаказанно грабить и порабощать победителями побежденных, а не за идеи и верования, мы уже в этой книге писали. Без денежных составляющих нападающая армия, например, будет не в состоянии сражаться героически, жертвуя собой во имя государя, а армия защищающаяся будет искать возможности для дезертирства. Дневник француза-наемника Массы, касающийся периода Великой смуты, пестрит подобными эпизодами. Даже в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг солдаты, офицеры и генералы Красной армии получали жалование, плюс деньги за боевые награды, а их вдовам и детям назначались пенсии по утере кормильцев. Потому так важно было числиться убитым, а не пропавшим без вести. А от нас современные историки требуют признания, что русские крестьяне в 17 веке за собственный счет, всего лишь из признания себя собственностью того или иного царя либо лжецаря, и умирали, и убивали со словами любви к тому же, например, Лжедмитрию.

    Да не будь слуха о богатой казне Минина в Нижнем Новгороде, не пришли бы в его войско русичи с севера Московии в количестве, способном составить земскую армию князя Пожарского. И кормилось нижегородское войско за счет казны Минина и по дороге до Ярославля, и в месяцы стояния в нем, и далее в походе до Москвы, и из нее получало наградные за битвы под стенами столицы. А иначе разбежались бы по домам спасители многократно предаваемого москичами общего их Отечества. А как выяснилось, что в Москве больше нечего грабить, так и разбежались ополчненцы по домам, оставив бояр да бездомных казаков выбирать нового царя. Ибо до домов им требовалось тысячу и более километров в лаптях и зипунах ногами топать, к весенним работам поспеть да слегка отдохнуть с дороги. Не до царя было земцам в 1613 году , словом.

    Весь полк французов на шведской службе во главе с полковником де ла Гарди, участвовавший на стороне русских в освобождении Москвы от поляков, а потом в захвате уже у русских для шведской короны города и земель Велкого Новгорода воевал только за деньги, а не за чуждые им русские идеи. Профессионалами были хорошими эти называемые у нас то немцами, то шведами французы, честно зарабатывали на пролитой русской крови на хорошую жизнь своим оставленным во Франции близким. Ничего личного, как говорят в американских фильмах, бизнес есть бизнес. Хотя тут надо отметить, что до предательства русского князя В. Долгорукова протестанты (в данном случае якобы протестанты, ибо французы войска гасконца де Ла Гарди были католиками, хоть и служили юному протестанту-королю Швеции) с православными на территории Московии почти не воевали, затеянная Федором-Филаретом Захарьевым Великая смута все еще оставалась способом выяснений отношений православного мира с иудеями и католиками. Это уже когда король Густав официально признал земли Великого Новгорода своими владениями, ввел в них войска шведские, спровоцировав тем самым партизанское движение русских, чухонцев, финнов и ингерманландцев, можно стало говорить о войне протестантов с православными. Да и то скорее позиционной со взаимными обвинениями в интервенции.

    Крестьянская армия Болотникова была не сплошь православной, а еще и круто размешанной представителями греко-римской церкви, ушедшими в Гощинскую Унию за полвека до этого. Она была собрана из крестьян-славян и бесштанных иудеев будущей Украины и всегдашней Северщины. Севрюкам за измену царю Борису Годунову первый Самозванец подарил массу льгот и привелегий, а свергнувший его царь Василий Шуйский все льготы у севрюков отобрал, нагрузил их дополнительными налогами за измену Москве да недоимками. Севрюки с Болотниковым пошли не восстанавливать чудом воскресшего Лжедмитрия на трон московский, а с целью вернуть свои льготы и отомстить Шуйскому за свою нищету. А заодно получали в Путивле от своего новоявленного полководца полноценные серебро и медь в виде платы за согласие воевать за пообещавшего еще раз воскреснуть Лжедмитрия. Золото, которое Болотников получил от представителя пражских иудейских банков и Ордена иезуитов наличными, сами участники похода-севрюки считали выданным им римским папой, и принятие его означало согласие севрюков окончательно перейти в Унию, о которой два поколения подряд говорили в этих краях римские шпионы и православные попы, а также непрерывно проповедовали гощинские сектанты.

    Бесплатно бы никто из уже раз побитых под Добрыничами севрюков и задницу с места не сдвинул. Не настолько были севрюки глупы, чтобы поверить в заявления Болотникова, что дважды уже официально умершему (ребенком в качестиве царевича и взрослым в качестве царя московского) царю Дмитрию случилось опять быть живу, и что прибудет якобы настоящий сын Ивана Грозного в войско Болотникова под Москву для того только, чтобы быть севрюкам богатыми. Деньги на покупку севрюков и далее кромчан и калужан, серпуховцев иудеи западноевропейские Болотникову вручили. Далее Иван Исаевич должен был ограбить по слухам богатую Москву, расплатиться с войском и вернуть деньги в Прагу с процентами.

    А это означает, что в Праге ли, в Самборе ли, где служил мажордомом при замке некий офицер Ордена Иисуса, то есть иезуит, распоряжающийся местным корваном, были уверены в победе Болотникова. В казне ли самозванного князя польского Ю. Мнишека, являвшегося по происхождению и по вере вовсе не католиком, а иудеем, хранящего похищенные им у прежнего польского короля деньги, в одном ли из иудейских банков Старого Мяста, взяты были серебро и медь для второго похода поляков на Московию, точно не известно. Но кто-то все-таки выдал Болотникову под вексель от римского папы и ломбардских иудеев серебро на поход на Москву и на вызволение отца и дочери Мнишеков из русского плена.

    Из чего, кстати, следует, что внешне малопримечательный самозванный польский магнат Юрий Мнишек был гораздо более значительной фигурой в Западной Европе, чем нам представляется сегодня, если для его освобождения из русского плена пришлось иудейским банкирам устраивать настоящую Крестьянскую войну в Московии, затрачивать крупную сумму денег и использовать профессионального военачальника, плюс оплачивать целую крестьянскую армию в добрую полусотню тысяч славян.

    И, когда серебро за период неумеренно длинной и бестолковой осады севрюками и калужанами Земляного вала Москвы закончилось, армия Болотникова тут же стала разбегаться. Ельчанин Пашков и рязанец Липунов ушли со своими полками в Москву, оставив Болотникова со стадом голодных севрюков с их карманами, набитыми несъедобными серебряными монетами, с пушками, которыми они не умели пользоваться, и с мушкетами, которые хороши только в строю, но бесполезны в нерегулярном войске. Остатки крестьянской рати легко разбили некрупные, но хорошо организованные отряды младших братьев царя Василия Шуйского и его племянника Скопина-Шуйского, завоевав славу освободителей Москвы и Тулы от Болотникова.

    То есть все деньги Рима и пражских иудеев за время похода Болотникова до Москвы как-то сами собой по русской всегдашней традиции воровать все, что плохо лежит, испарились, как это повсеместно в СССР случалось во время перестройки и продолжает случаться в России сейчас. Пропали в 1608 году не просто невесть чьи деньги, а золото и серебро английских, ломбардских и пражских банков, принадлежащих все тем же иудеям, которых по официальным версиям мировой истории и работников библиотеки имени Б. Ельцина не было ни на Руси, ни в Великобритании. Но деньги эти вполне реальные в 17 веке полагалось вполне реальным хозяевам золота вернуть. Да еще и с прибылью. Иначе не осталось бы ничего от королевских домов ни Англии, ни Рима, ни Чехии, ни Польши. А с династией Рюриковичей вопрос был европейскими иудеями уже решен. Как раз в те дни 1607-го года.

    Именно поэтому, а не по причине нелюбви московитов к старшему в роде Рюриковичей, законному престолонаследнику Ивану Васильевичу Шуйскому война якобы католической, но фактически принадлежавшей уже тогда иулеям-ростовщикам Европы, после разгрома Болотникова продолжилась с намерением водрузить на Престол московский гузно тайного католика и должника Корвана Филарета Захарьева. Ибо искать другого претендента на эту должность ни у Рима, ни у Генуи, ни у Лондона времени не было. А этот псевдо-Патриарх на тот момент хоть и плохонький, фальшивый, хоть и в монашеском чине, был уже в деле воцарения Лжедмитрия опробованным, и уже потому почитался иудеями Европы своим, надежным.

    Но пока в течение года по всей южной Руси открыто шел усиленный поиск лица, которое смогло бы заменить убитого в результате госпереворота Иваном Шуйским первого московского Самозванца. Участники польского восстания против короля Сигизмунда вместо возвращения в Польшу после разгрома их ратоша, неизвестно на чьи деньги остались проживать на территории Руси, и якобы случайно именно они нашли в Стародубе Богданку-жида, чертами лица чем-то напоминавшего прежнего Самозванца. Трагическая интрига, начатая убийством Бориса Годунова тайными католиками Московии, повторилась уже откровенным фарсом, представленным польским дворянством, польскими иудеями, все теми же севрюками, стародубскими и калужскими крестьянами, согласившимися вслед за вторым Лжедмитрием на смену веры и на переход в Унию.

    Случайным, думается нам, было лишь то, что Богданко-жид оказался хоть по вере пока и православным, но по крови все-таки иудеем, да и то, судя по имени, наполовину. Деньги на новую авантюру поляки получили уже от своего недавнего недруга-короля польского Сигизмунда Третьего Вазы, по крови шведа, но, при этом, ярого католика, занявшего золото у иудеев все той же Праги, – и двинулись пьяной, вооруженной чем попало толпой на Москву, но с ходу взять крепость не смогли, потому осадили столицу, соорудили в Тушино военный лагерь, и... стали ждать новых денег, идущих к ним, как они думали, из Рима. Ибо бесплатно никто из поляков и из русских ратников, состоящих теперь исключительно из ассоциальных элементов, гулящих людей и беглых крестьян, а то и просто разбойников, на крепостные стены Земляного города, а потом каменного Китай-города Москвы лезть не хотел.

    Но новых денег для этой толпы, именуемой войском тушинского вора, у иудеев не было. Многочисленные европейские самодержцы, расположившиеся на остатках бывшей Священной империи, уже вовсю занимали у ломбардцев и прочих банкиров средства под большие проценты на ведение множества грядущих войн, имевших целью своей округлить владения каждого из них за счет земель соседей.

    Король Сигизмунд слишком увлекся тратой средств на перенос столицы Речи Посполитой из Кракова в Варшаву в этот момент. Сейм, памятуя о казначейском прошлом Юрия Мнишека, новому королю денег из государственной казны на ведение войны с Москвой и на вызволение тестя покойного Лжедмитрия не дал. Казна Польши и без того трещала по швам, а тут еще крымские татары принялись нападать на украинские земли, признаваемые тогда польскими, свои дворяне грозили новым ратошем-восстанием.

    Римский папа вовсю ссорился с ростовщиками Лондона, не платил неустоек по прежним займам и не мог получить новых денег на войну Польши с Московией даже от уже ставших финансово зависимыми от иудеев Лондона ломбардцев.

    А иудейская Прага, потеряв в интриге с Болотниковым свое наличное серебро, новых расходов позволить себе в момент начинающегося конфликтов между римской курией и уже заявившем о себе Яном Гусом и его последователями не имели возможности. Драгметаллы они спешно переводили в Альпы с тем, чтобы на их базе впоследствии начать создавать новые швейцарские банки, имеющие и по сей день отдельный от всех стран планеты официальный статус, не подчиняющиеся ни одному правительству ни одного из государств мира, представляющие собой идеальный Корван.

    Протестанты Франции и Германии в этот момент вовсю рвали римскую церковь на части.

    Иудеи Ломбардии же, однажды пославшие своего наемника и профессионального воина Болотникова в поход на Москву, не видела смысла вкладывать средства в какого-то там православного попика-выкреста Богданку, который и царем-то сам зваться отказывается, пьет беспробудно самогон да ноет, чтобы его польские шляхтичи оставили в поколе и отпустили восвояси.

    Подошел к Москве из Швеции закупленный на одну военную компанию Василием Шуйским полк французских мушкетеров де Ла Гагарди вместе с князем Скопиным-Шуйским - и войско «Тушинского вора» тотчас испарилось, как дым. Боя, как такового, под стенами столицы Московии практически не было. А сам Богданко-жид со своей невенчаной женой, то есть сожительницей Мариной Мнишек (вдовой первого Лжедмитрия) и с сыном Иванкой оказался в Калуге, якобы в осаде. Его и убил во время охоты рядом с городом татарский подмосковный и православный мурза Урусов, которому мало дела было до московских царей, ибо хоть и служил он Богданке, но руководствовался в своих поступках по-азиатски: примитивной кровной местью.

    Де ла Гарди вернулся в Швецию, земли Новгорода отошли туда же, а деньги английских иудеев московиты все еще не возвращались в Лондон. Тем более, не было с них иудеям - подданным аглийского короля - и прибыли.

    Тут мы вернемся к Болотникову, в войско которого изначально по замыслу из Лондона должен был прибыть второй Самозванец под именем царя Димитрия Ивановича, сына Ивана Грозного, натурального наследника Престола, владельца Москвы и всех живых душ Московии. Богданку Болотников так и не дождался, ворота Тулы перед войском царя Василия отпер сам, вышел по-рыцарски с гордо поднятой головой, склонил перед Шуйским знамена, положил к ногам русского самодержца свою саблю. То есть совершил обряд сдачи крепости по обычаям романтической Италии правильно и торжественно, всецело доверяя русскому монарху, как делали это палладины в рыцарских романах, осмеянных спустя полвека Сервантесом. Болотникова не понявшие комизма ситуации русские тут же заковали в кандалы, заперли в железную клетку и отправили в вечную ссылку в далекий северный городишко Каргополь, где знаменитый воитель почти тотчас и исчез. По сообщению лжеавтора «Дневника Марины Мнишек», Болотникова в последний раз видели русские в Ярославле едущим на север внутри железной клетки, грозящим кулаком местным жителям и обещавшим вернуться. Но сведений о том, что Болотников достиг-таки Каргополя у нас достоверных нет.

    Даже записей о расходах на содержании Болотникова в каргопольском узилище, как велись подобные бумаги на Филарета и на Марину Мнишек, и списка продуктов, переданных ему на прокорм, не существует, пыточных речей и всего прочего, имеющегося о других узниках, в документах, хранящихся в Каргополе и Москве нет. Как будто Болотникова везли тысячу верст в железной клетке по слякоти, по морозу и снегу только для того, чтобы по прибытии на место заточения тут же утопить в одной из местных речонок : Онеге, Чирьеге или Кинеме. Хотя перед этим те же самые приставы вместе с царским пленником пересекли не менее ста рек и глубоких ручьев, где железная клетка с пленником могла легко опрокинуться и его утопить. Да и документов,, подтверждающих утопление Болотникова не существует ни в самом Карголопе, ни в Москве, ни в каком ином месте. Был человек – и нет человека. Осталась одна лишь легенда.

    Но нам видится вымысел в сообщении об этом якобы факте в мемуарах сидевшего в узилище опального князя Хворостинина, что Болотникова местные приставы по тайному приказу царя Василия утопили, сунув головой в прорубь и спустив тело под лед. Мемуары те написаны были не свидетелем этого происшествия (князь никогда не бывал в Каргополе), а сочинены оказались князем в монастыре. Уж они-то точно прошли проверку лично Филаретом, заинтересованном в сокрытии тех тайн, что касались жизни и деятельности активистов Великой смуты, вольно или невольно способствовавших возвышению его самого и его рода в Московии. Все остальное, что писалось и пишется до сих пор по поводу смерти Болотникова, является лишь плодом вымысла и досужих рассуждений разношерстных авторов, даже не побывавших в Каргополе и не порыскавших в его архивах.

    Потому и мы имеем право предположить, что на самом деле Болотников Каргополя не достиг, а был либо убит по пути, либо выкраден агентами Запада и вывезен в Европу, где полководческие таланты всегда ценили особо, а перед грядущей тридцатилетней битвой между католиками и протестантами нуждались в таковых, как никогда. Ибо любая тайна имеет право на наличие любых объяснений, даже самых разумных и вероятных. Наша догадка ничем не хуже сказки об утоплении Болотникова в Онеге.

    Да и должок с кого-то за неудачный поход на Москву надо было банкирам-иудеям с Филарета стребовать, получить с Болотникова финансовый отчет о произведенных им расходах на войну на территории Московии. Деньги ведь счет любят. В Англии подобное отношение к деньгам было всегда нормой, и остается по сей день самой традиционной традицией из всего миллиона тамошних традиций. После Второй мировой войны, например, все битвы с участием английских военных были проанализированы специальной королевской комиссией, все расходы и потери в каждой битве подсчитаны, сравнены с теоретическими, оценены в фунтах стерлингов. Перерасход оных было велено английским генералам вернуть в казну. В результате завершения Второй мировой войны, например, командующий английскими войсками, генерал-победитель Германии Монтгомери, выплатив все неустойки банкам, полностью разорился и окончил жизнь, существуя лишь на зарплату заместителя командующего войсками НАТО и пожертвованную ему королевой особую пенсию. В 17 веке в Лондоне и королева, и ее казначейство и иудеи-ростовщики относились к своим оборотным средствам еще более бережно. Золото и серебро, твердо знали они, теряться не должны, их обязанность – уходить в оборот и приносить их владельцам прибыль.

    Будущий великий мученник Земли русской Василий Шуйский, всей своей жизнью доказавший праведность своего поведения в быту и на службе царям Ивану Васильевичу, Федору Ивановичу и Борису Федоровичу, да и всей своей деятельностью в качестве царя, не мог повелеть убить порушенного врага своего тайноставшего бессильным и им же самим торжественно и при свидетелях прощенным явного врага своего. Царь не мог нарушить царское слово свое, которое в те времена очень много значило, не было похожим ни на одно нынешнее брехливое слово президентское. Да и ради чего бы мог позволить себе Василий Иванович такой откровенно подлый обман? Дабы избавиться от вполне могущего ему самому пригодиться талантливого военачальника? По природе своей так поступить природный дипломат и многолетний глава репрессивных приказов московского государства – Пыточного и Судебного - Василий Иванович Шуйский не мог.

    А вот Патриарх Филарет такого рода пакости о царе Василии в воспоминаниях князя Хворостинина мог обрадоваться. Или даже надиктовать ее, а то и самолично вписать в текст рукописи князя. Во-первых, по складу своего подлого характера. А во-вторых, ставшему уже вторично, теперь по блату, настоящим Патриархом Московии Филарету это жульничество давало возможность скрыть тайну посланца католиков и иудеев на Русь вора Болотникова. Тайна, способствовавшая нисвержению последнего представителя клана Рюриковичей-Даниловичей на московском Престоле, осталась от современников его и потомков сокрытой. Ведь мемуары Хворостинина впоследствии переписывались часто и во многих монастырях, дошли до нас без подчисток и изменений в текстах. Значит, им «был дан ход».

    То есть мы можем с полной уверенностью сказать, что Болотников стал полумифической фигурой в русской истории, без начала биографии и без конца оной, эдаким «калифом на час» усилиями непосредственно Патриарха Филарета, который замолчать Ивана Исаевича полностью не мог ввиду грандиозности события, именуемого порой первой Крестьянской войной на Руси, но обогатить его биографию выдуманными деталями возможность и желание имел.

    Болотников появился в Путивле с деньгами – и, как только деньги у него на содержание армии в Туле кончились, исчез. А весь окружающий его литературный антураж возник в проредактированных подконтрольными Филарету документах, написанных авторами оных строго по трафарету итальянских средневековых баллад о великих рыцарях и их подвигах: герой возникает ниоткуда - бросает клич – на вопль его собирается армия – и все вместе они идут на взятие некой крепости – возле нее герой либо становится победителем, либо героически погибает. В схеме этой торжественная сдача и почетный плен существовать могут лишь по законам сугубо литературного жанра героической баллады – и потому героя хоть спустя полгода и в другом месте, но все-таки, хоть и тайно, убивают. Ибо еще великий Аристотель утверждал, что в высокой трагедии настоящий герой обречен на гибель. Ибо мертвый герой, да еще и не погибший в бою – это уже не герой. А будто бы утопленный руками представителей государственных карательных органов человечишко, - а это по определению просто преступник. Болотников в жертву и в герои был предназначен Римом и в Ломбардии изначально, то есть еще тогда, когда только выезжал из Италии в Прагу, и уж тем более, когда в Самборе имел встречу с представителем Ордена иезуитов. Только поэтому в истории Великой смуты Болотников остался хоть и с душком, но все-таки героем. Вопреки всем усилиям Филарета.

    Несмотря на попытки ученых царского времени замолчать вождя якобы взбунтовавшихся севрюков и несмотря на нелепо восторженное отношение к нему советских ученых историков, несмотря на безразличие к Болотникову постсоветских ученых и литераторов, Болотников в истории России остался фигурой хоть и таинственной, но явной и примечательной. Хотя бы с помощью посвященной его безымянному воину-севрюку похабной песни «Камаринкий мужик», которую в годы жизни Ф. Достоевского и даже В. Гиляровского еще знал каждый второй россиянин, а сейчас помнят и исполняют только участники фольклорных ансамблей центральных черноземных областей новой России, да и то в литературных обработках.

    Это замечание существенно. Обилие ненужной русским людям информации в 21 веке выдавило из россиян серьезность в интересе их к собственной истории и этнографии. Песня «Камаринский мужик» стала русским людям 21 века не нужной. Но еще полтораста лет тому назад в России песня о камаринском мужике имела для русского народа сакральное значение. Народ русский православный ею как бы защищался от католико-иудейского Запада. Как молитвой. Потому-то после 1924 года песня эта была запрещена иудеями к исполнению повсеместно. Почему иудеями? А потому, что Политбюро ЦК ВКП(б) в тот год состояло из иудеев, двух русских Калинина и Рыкова и одного грузина Сталина.

    И вот тут-то возникает главный в нашей теме вопрос: а кто был казначеем в войске Болотникова? Кто распоряжался деньгами его армии фактически? Кто еще в Путивле разделил рать северских мужиков надвое, отправив часть в Елец с намерением подкупить там сидевшего в ожидании войны с Турцией воеводу Пашкова и его боевых холопов, а Болотникова направил с остатком казны на печально известные предательством царю Борису Кромы? Какая часть денег осела в карманах казначея, воеводы которого (кроме Болотникова) при подходе к Москве тут же перебежали за стены «Белого города», повернувши оружие против своих же соратников? И сколько денег осталось у Болотникова после прохождения по калужским землям, крестьяне которых с охотой вступали в войско обещающего скорый приход якобы не умершего царя Димитрия, но, получив деньги, тут же удирали в родные села и пенаты? Даром, что села калужские были рядом с Москвой.

    Имя казначея войска Болотникова нам неизвестно. Нет его ни в одном дошедшем до нас документе. Хотя фигурой он должен быть в армии постанцев заметной, иметь просто обязан был в подчинении своем отряд защитников казны от покушений на грабеж. Ведь знаем же мы имя казначея армии Годунова и армии Лжедмитрия. Сутупов. Казначей-болотниковец должен быть более заметной фигурой в войске крестьян-севрюков. Но мы о нем не ведаем ничего. А это заставляет нас предположить, что имя болотниковского казначея, его национальность и вероисповедание были из доступных нам источников намеренно вымараны или даже вырезаны лицами, заинтересованными в этой тайне. То есть все тем же Патриархом Филаретом.

    Непредвиденных расходов у агентов европейских иудеев и иезуитов в Московии оказалось столь много, что Болотников и иже с ним уже не могли содержать не только огромную свою армию полубезоружных оборванцев под Москвой, но и крохотные ее остатки, сокрытые за крепостными стенами Тулы. Хотя как раз-таки в Туле казначея при Болотникове явно уже не было. Иначе бы остались сведения о захвате царем Василием Шуйским иудейско-иезуитской казны. Да и Болотников тогда бы не сдался на милость победителей. И деньги бы у царя Василия остались для оплаты дальнейшей службы ему французами после разгрома Лжедмитрия Второго, что не потребовало бы продажи приморских земель шведскому королю.

    Вот эта сугубо финансовая составляющая восстания Болотникова никогда и никем из российских историков и аналитиков не изучалась, не поднималась ни на каких-либо научных совещаниях и симпозиумах. Ибо она предполагала и предполагает раскрытие тайны происхождения хозяев золота и серебра, выделенных банкирами-иудеями западной Европы на ведение якобы Крестьянской войны против православной Московии.

    Болотников же был, судя по всему, обычным космополитом по убеждениям, диссидентом по воспитанию, бывшим боевым холопом, то есть рабом князя Телятьевского, не сумевшим создать полноценной армии из того человеческого мусора, что предоставила ему в подчинение в период Лихолетья своего южная Московия.

     

    Иудеи южной Руси начала1 7 века

     

    Понятие «Космополитизм» было вброшено в обиход речи русского народа И. Сталинвым незадолго до его странной кончины в момент апогея борьбы главы советского государства с засильем иулеев в административных и партийных структурах СССР. Суть этого поразившего весь советский народ иноземного слова заключалась в том, что семьи, владеющие финансами и произвоствами всей планеты, кроме СССР, Монголии, Китая, КНДР и частично готовящихся стать социалистичскими стран оккупационной зоны СССР, являются семьями иудейскими, что Вторая мировая война была войной иудейских кланов французов Ротшильдов и американцев Рокфеллеров и примкнувших к ним мультимиллионеров (понятия милдлиардеров тогда еще не было), что мировая финансовая система контролируется Международным сионистским центром и Международным валютным банком, расположенными в Нью-Йорке, что так называемые биржи во всем мире существуют только для того, чтобы опять-таки, как и в древнеримской империи, деньгами делать деньги и, в результате, повсеместно девальвировать их номиналы, а оцениваемые бумагой золото и серебро собирать в хранилищах-корванах, которые вовсе не принадлежат так называемым развитым странам, а являются собственностью все тех же лишенных Родин иудейских семей. Так понимал создавшуюся после Второй мировой войны ситуацию в мире сам Сталин, и такое видение свое проблемы выживанюия СССР в период «холодной войны» хотел он донести до незрелых сознаний все еще продолжающих праздновать победу над Гитлером советских граждан.

    Именно для защиты системы космополитизма были затрачены миллионы долларов на убийство Сталина и на опорочивание термина «космополитизм» во всем мире вообще, и в СССР в частности. Но едва к власти в избавившейся от колоний России пришел ренегат от КПСС Ельцин, а во главе бывших союзных республик оказались партийные марионетки ЦК КПСС, которые тут же стали марионетками Международного сионистского центра, перекочевавшего к концу двадцатого века в созданный американским иудеем-миллиардером Бурахом Международный валютный фонд, возглавляемый всегда исключительно иудеями и ограбивший весь христианский мир, пропаганда идей космополитизма возродилась в России с новой силой и с повышенной агрессией по отношению к общинным цивилизациям под именем теперь глобализма. Сегодня от рабской зависимости от этой банды финансистов-иудеев независимыми остались лишь Китай, КНДР, Куба и мусульманские страны (исключая погрязшие в долгах у МВФ все бывшие советские республики).

    В наши дни сталинский термин космополитизм был и заменен на термин глобализм, бывший долгое время предметом поклонения нынешнего президента-патриота В. Путина и его иудейской тени Д. Медведева. Теперь оный уже не употребляется в российских СМИ, критикуется даже владельцами оюшорных валютных счетов, но именно интересами МВФ руководствуются при решении международных и экономических проблем России правители РФ и Госбанк Российской Федерации. Патриотами России они объявили себя сами, как только оказались в 2014 году в санкционных списках США и лишились возможности распоряжаться уворованными у своих сограждан деньгами. Но патриотами на практике они не стали, продолжая продавать ракеты американцам, газ, уголь, нефть, бензин и другие стратегически важные товары фашиствующей и все время грозящей России войной Украине. Это и есть показатель роли МВФ в жизни России 21 века.

    А ведь все началось с выплаты Путиным долга царской Росссии Ротшильду, отмененного решением международной конвенцией в Генуе еще в 1922 году взамен за отказ СССР от репатриаций с Германии по результатам Первой мировой войны. Все деньги, что должна была бы слупцевать с Германии страна-победительница Россия в 1919 году, были переданы решением Антанты правительству ставшей вдруг на двадцать лет вперед архибогатой Франции (это – после Первой мировой войны и Вердена) и семье Ротшильдов. То есть Россия заплатила за Транссиб десятью миллионами жизней, разрухой в европейской части страны, неполучением репараций и еще раз заплатила перестройкой, криминальными девяностыми, опустошением золотого запаса страны, вернула Ротшильдам деньги с процентами за почти 100 лет их использования. И за все это так и не стала считаться европейской и демократическойй страной.

    Начиная с 1985 года новая Россия Ельцина-Путина стала очередным лакомым куском Международного валютного фонда (новейшей Большой синагоги, ее главным Корваном). Тем более, что правительства сначала Горбачева, а потом и Ельцина, оказались полностью солидарны с концепцией МВФ о том, что золото и серебро всех стран должно храниться исключительно в кладовых США, и передали большую часть золотого запаса бывшего СССР в Североамериканские Соединенные Штаты. А Путин даже передал в собственность Ротшильдам все без исключения месторождения полиметаллических руд, найденные на территории России, безвозмездно. Россия не получает даже налоги за их разработку и эксплуатацию. Без согласия, между прочим, на то народов России и даже карманных депутатов Госдумы совершился этот грабеж.

    Кстати, и землю отобрал у русского народа Путин самолично, передав право владения оной в нарушении Конституции РФ в частное пользование тем, кто за нее заплатил по кадастровой стоимости, то есть почти бесплатно и кулакам. Император Александр Второй не решился на подобный преступный шаг, хотя ему это предлагали сделать члены Госсовета империи, а вот ставленик Б. Ельцина, космополит и будущий патриот России Путин решился. Потому, наверное, что крестный отец русской мафии Борис Николаевич Ельцын сам за несколько лет до этого заменил Лесной кодекс, отдал основное богатство Россси – лес – в пользование частным и акционерным компаниям, лишив государство не только доходов от его использование, но и обязанности охранять и воспроизводить вырубленные леса, превращая русские земли в пустыни и болота.

    Сегодня все политические элиты всего мира лишь играют роли патриотов каждая в своей стране, представляя себя своей общественности привычные, в качестве исполнителей лживых ролей якобы защитников национальных интересов подчиненных им народов. На самом деле, игра чиновников идет в одни ворота – на перекачивание всех богатств подведомственных им стран под опеку тайному мировому правительству, состоящему из богатейших семей мира, периодически меняющему свои названия и места сборов: то это Римский клуб, то иное что-то там, американское либо израильское с одним Корваном - МВФ.

    В 17 веке система эта поголовного грабежа населения планеты только зарождалась. Точнее сказать, зародилась она еще в древней Римской империи на рубеже двух эр, но в ту форму, в которой существует космополитизм сейчас, начали иудейские ростовщики формировать международную финасовую систему на Юге и самом Западе Западной Европы только на рубеже 15-16 веков, то есть за неполных сто лет до Великой смуты, случившейся, как мы после увидим, с целью экспансии иудейского каптиала на Восток и перекачки драгметаллов на Запад.

    Процесс этот сразу повлек развал католической идеологии в Европе и сложившейся после развала Священной Римской империи и допотопной общеевропейской экономической системы, основанной на оплате товаров и услуг за наличные деньги, к появлению сразу нескольких протестантских течений: лютеранства, кальвинизма, англиканства, баптизма, арианства и других, основанных на использовании денег, хранящихся в корванах синагог и векселях. Все протестантские секты ставили в тот момент целью своих доктрин объединение христианства с иудаизмом и призывали к объединению корванов с алтарями.

    Доктор Лютер, например, будучи ярым антисемитом, являлся пропагандистом именно сугубо иудейского учения об иудейском Боге Яхве, как о Сверхсуществе, способном общаться в любое время с любым христианином напрямую на любом языке, а не только в церкях и на латыни. За это новшество в те времена в христианской идеологии самый знаменитый христианский реформатор свободно использовал в своей борьбе с католицизмом предоставляемыми ему иудейскими иудейскими банковыми домами Италии, Германии, Швейцарии и Франции золотом и серебром.

    Это – общеизвестный факт, как и тот, что был Лютер матершинником и похотливым бабником, оправдывающим свои грехи кивками на скверное поведение иудея Яхве, описанное в христианской Библии и выдаваемое неолевитами за пристойное. То же самое можно сказать в полной мере и о французских гугенотах, о швейцарских кальвинистах, англиканских пасторах, голландских баптистах, которые во многих королевствах и княжествах Западной Европы к 17 веку почти одновременно и сразу стали представителями новорожденных государственных религий. Повсеместно в Западной Европе стали отбираться храмы у католиков, сбиваться с них позолота, рушиться скульптуры, закрашиваться фрески и росписи со стен, перелицовываться половые покрытия, алтари протестантские превращались в корваны, а речи и молитвы священников стали произноситься на доступных пастве языках со значительными изменениями в текстах переводов. Но главным стало то, что алтарями-корванами новых храмов стали распоряжаться не священнослужители, а старосты приходов. И золото из них тут же потекло в корваны синагог.

    Для нас важно понять, что Реформацию и протестантизм в Западной Европе финансово поддерживали и паразитировали на общеевропейских усобицах ростовщики-иудеи повсеместно. Как, впрочем, они же финансировали и все остальные революции и государственные перевороты, совершавшиеся в последующие века на территориях постоянного и временного проживания европеоидов. Факт, прямо скажем, усиленно скрываемый и по сей день во всем научном мире.

    Факт этот тем более интересен, что, согласно законов этнографии и генетики, иудеи не являются европеоидами, а представляют собой семитскую галлогруппу, имея в качестве самых близких родственников особенно ими ненавидимых арабов. Фактически различия между арабами и большинством иудеев состоит только в различных верах: в Аллаха и в Яхве. В остальном это – единый многоплеменной народ. Народ, проживающий в одном географическом регионе, именуемом Ближним Востоком, в одинаковых климатических условиях, с одинаковой письменностью, взятой одновременно у финикийцев, с одинаковой изначально персидско-египетско-халдейсской культурой кочевников и даже до конца прошлого, двадцатого века с одинаковой историей.

    Первый распад семитов на иулеев и арабов произошел фактически при дедушках и прадедушках царя Ирода Великого, то есть где-то во втором веке до нашей эры. Это – медицинский факт, подтвержденный и археологическими раскопками а анализами ДНК. Хотя таковой вывод вот уже полторы тысячи лет опровергается оротодоксальными иудеями и текстами предшественницы Торы Мишны, сотворенной во времена все того же Ирода и до шестого века нашей эры не читанной даже самими иудеями, а точнее, знакомыми лишь их жрецам-левитам.

    То есть все сведения в Торе и, как следствие, в Библии, существуют в качестве сведений, высказанных одной стороной в многовековом споре иудеев и мусульман за господство над землями Ближнего Востока, над сотнями племен и наций. Притом, сведения эти представлены нам заинтересованной в уничтожении другой стороны стороной до 20-го века наименее развитой экономически, культурно и нравственно. Плод фантазий, сказок, легенд и мифологического мусора многих ближневосточных народов оказался собран и ложно-хронологически уложен в один ряд усилиями нескольких иудейских рабби, проживающих в раннем Средневековье на малоазийской территории Греции и общающимися между собой только на древнегреческом языке. Частично отрывки из будущей Торы переводились на древнеиудейскую мову, и раньше, конечно, но, в основном, эта книга была написана по-древнегречески, и лишь в седьмом веке была переведена на латынь, и лишь впоследствии в течение веков переведена на древнеиудейский язык.

    Поэтому, хотя официальная наука 21 века в России стала опираться на сведения из Ветхого завета, как на исторический источник, мы здесь по здоровой русской традиции двадцатого века так поступать не будем. А прямо скажем, что чуть меньше, чем за сто лет до разрушения Большой синагоги, называемой в Библии Вторым храмом Соломона, и после массового бегства потерявших свои золото и серебро иудеев с Земли обетованной в Европу и Африку, произошло неизвестное средневековым составителям Торы, но хорошо известное геологам, крупное землетрясение на Ближнев Востоке, разрушившее халдейскую подземную систему водообеспечения караванов в этом регионе, уничтожившее множество идущих через пустыни и полупустыни дорог.

    Именно тогда часть кочевых иудеев покинула земли Иудеи с намерением перебраться на север, как мы уже говорили здесь – и без малого через тысячу лет, кочевые иудеи частично перемешались со многими кавказскими и степными народами, а потом поселились в Киеве и под Киевом (подробности позже) вместе со славянами, чтобы совместными усилиями строить будущую новую державу.

    Но так и не построили. Несмотря на уверения Карамзина и прочих повторяющих его монархический бред историков России, единой славянской по имени Киевская Русь державы они так и не создали ни сами, ни вместе с легендарным Рюриком, ни с его еще более таинственными братьями, ни с их всегда мимоходом упоминаемыми в летописях потомками.

    Ибо занимались славяне и иудеи, надо полагать, большей частью распрями, дрязгами, межусобицами, клятвопреступлениями, сыноубийствами, детоубийствами и прочими преступлениями, вовсе не способствующими объединению великого множества разноязыких племен, проживающих и в степи, и в лесостепи, и в широколиственных лесах, и в хвойных на территории обширной Великой русской равнины, а вовсе не единого Киевского якобы государства. Жили славяне охотой, иногда взращивали злаки, не имели внутри своей земли хоть сколь-нибудь полезных ископаемых, кроме болотного железа, зато имели соседями торговцев-иудеев, обеспечивающих их торговым оборотом на Западе, Востоке и Юге, платящих славянским князьям налоги и не и меющим никакой ответственности перед государством их проживания. Ведь тогда еще Курская магнитная аномалия открыта не была, и соляные варницы на Каме еще не были построены, и угля в Тульской области не добывали, железа в Брянске и Каргополе. Даже лес могли сплаволять по рекам только на юг и только для продажи своим вечным врагам-татарам. А золота и серебра на Руси до захвата славянами Сибири на Руси отродясь не бывало.

    Земля будущая русская была дикой, плохо и мало освопенной вплоть до 18 века, и славяне с иудеями долгое время выживали на ней вместе. Именно вместе, а не совместно. Ибо дружбы и общих семей между ними, судя по косвенным данным, не наблюдалось вплоть до религиозной реформы князя Владимира, силой заставившего славян принять видоизмененную иудейскую веру в виде христианства, но так и остались в состоянии взаимной веронетерпимости.

    Вот тут-то и пришла пора объяснить читателю, в чем была разница между славянами и иудеями кроме антропологических признаков. Ведь то, что иудеи были горбоносы и смуглы, кареглазы, а славяне светловолосы и курносы, голубоглазы, - это значения для выживания в полуголодном мире Средневековья не имело никакого. А вот такая общечеловеческая дурь, как вера в сверхестественное, имело для представителей полудиких племен значение решающее для самоидентификации. Ведь Боги могли и порчу навести, и мором уничтожить все племя, и молниями пожар устроить, и наводнениями затопить. Иудейский Б-г мог все эти пакости наслать на племя и в одиночку. А в остальном Боги и Б-г-Бог ничем Друг от Друга не отличались.

    Именно из-за различия в вероисповеданиях однобожные иудеи с многобожными славянами не смешивались в течение не только первых двух веков, но и до Второй мировой войны жили отдельными деревнями, селами, починками, хуторами и поселениями, хоронили предков своих на разных кладбищах, производили богослужения в разных храмах. Но торговали друг с другом. Подчас вместе ходили на войну в набегах на соседей и при защитах от них же. Но не часто. А совместные браки, повторимся, были редки. Ибо невозможно было славянам совсем уж отказываться от своих Богов и предрассудков, а иулеям от своего Б-га и своей б-гоизбранности. Жить в семье, охраняемой чужим Б-гом или чужими Богами, было все равно, что накликать беду на себя и на весь свой род. А это в родово-общинной системе отношений было равносильно самоубийству. Таких изменников вере в ранние века сажали на кол, а в более поздние времена подвергали остракизму обе стороны.

    В княжеских дружинах службу несли лишь славяне. Князья славянские оружия иудеям не доверяли. И, судя по всему, имели на то причины – иудеи могли и в спиу ударить. Хотя сведений о предательстве славян иудеями в период Средневековья до нас не дошло, а в советское время некоторые иудеи даже воевали вместе со славянами в составе Красной армии против фашистов, а один иудей даже стал дважды Героем Советского Союза.

    Иудеи вообще в Московии и в России не служили в армии даже рекрутами вплоть до 1917 года. После милютинской реформы 1862 года их призывали в регулярную армию на 4 года, но они занимались даже членовредительством, чтобы не попасть на службу их государю-императору, а если все-таки попадали, то все, как один, падали из шеренг на землю, претерпевалои побои, но в строй не возвращались. Так об этом, во всяком случае, собщает великий русский писатель Н. Лесков в своем знаменитом рассказе «Иудейская кувыркколегия», запрещенном к публикации в СССР и подтверждается комментариями к нему. Но рожденные после 1917 года молодые иудеи в Красную, а потом и Советскую, армию пошли охотно. И так продолжалось вплоть жо 1951 года, когда в рамках борьбы с космополитизмом офицеров иудейского происхождения из Советской армии демобилизовали. Но по срочному набору иудеи в армию в качестве солдат и сержантов вссе-таки попадали вплоть до перестройки, когда они оттуда вообще исчезли.

    Вся данная статья состоит не столько из фактов, сколько из логических предположений, основанных на хрестоматийных фактах, перемысленных под иным углом, чем ныне общепринятый. Мы и тут опираемся на разум собственный, а не на чужой, подсунутый нам школьными учебниками. Исходя из здравой логики, мы считаем, что иудеев в дружинах древних славянских канязей быть не могло и действительно не было. И говорим мы исключительно об армии России, а не западных стран, где иудеи 16-20 веков служили в армиях различных монархов и дослуживались до званий весьма высоких.

    Иудеи Средневековья всегда могли предать славян точно так же, как и славяне могли предать иудеев. А раз могли, то те и другие наверняка предавали друг друга. Как иулео-славянская Украина предала славяно-иудейскую Россию в 21 веке, так и средневековые славянские княжества то и дело предавали друг друга, по братски били друг друга в спину. С этими печальными фактами, которыми пестрит история древней Руси, надо смириться, и не считать живущих рядом со славянами иудеев не способными на такого же рода поступки. Да и оружие у них было такое, что изготовить его мог почти каждый, а купить – всякий, у кого нашлась бы лишняя монета. А где есть оружие, там проливается кровь. Чаще безвинная.

    Отсюда следует, что славяне и иудеи, живя рядом с пятого по восемнадцатый века, периодически предавали и убивали друг друга по самым разным причинам. Поэтому на этих землях славяне и иудеи вплоть до Второй мировой войны жили и до сих пор живут в разных населенных пунктах: селах и местечках. Даже в городах были до конца 19 века отдельные обособленные по этническому признаку районы. Так, например, в Праге существовал с 6-го по 18-й век «Жидовский посад». Да и во многих городах Украины до начала 20 века были «жидовские слободы». И везде традиционно то и дело устраивались межнациональные погромы. Последними были, как мне известно, сотвершенные конниками украинского националиста Петлюры массовые погромы иудеев в 1918 году, один из которых добротно и честно описан иудеем Н. Островским в знаменитом романе «Как закалялась сталь».

    Но описаний современниками погромов в 17 веке на территории Украины до нас, к сожалению, не дошло. А ведь они были, обязательно были. Слишком много политых слезами и кровью славян денег копилось в корванах и заначках южнославянских иудеев, чтобы разбойные и лихие славяне не хотели их добыть в смутные времена силой оружия.

    Так все-таки кто такие иудеи? Почему в этой статье они называются именно так, по-западноевропейски, а не традиционно, как принято было в СССР, евреями? Какое в этом перименовании целой общности кроется лукавство, и во имя чего? Ибо в дисутах по национальному вопросу всегда присутствует лукавство, и с той, и с другой стороны. Даже знаменитая великая статья В. Ленина по национальному вопросу в СССР обходит молчанием славянско-иудейские противоречия в обществе и наличие напряженности по этому вопросу на Украине и в Белоруссии. Путин, Зюганов и Жириновский вообще об этом не говорят впрямую. А это уже не лукавство. Это – подлость.

    Хотя в переименовании иудеев в евреев никакого лукавства тут нет. Таков был образ жизни не только на киевщине, но и в средневековой Европе, в течение многих столетий подряд, а с ним и язык. Никто, кроме чиновников, нигде, кроме России и ее бывших колоний, не скрывает своего неприятия иудеев, не стыдится этой страницы в своей весьма кровожадной истории. Достаточно прочитать «Тиля Уленшпигеля» Ш. Де Костера и сотни других исторических романов европейских писателей, чтобы убедиться в этом. В Чехии и Польше, к примеру, даже слово «жид» не является бранным. А вот в России с 1922 года, как только еврейская национал-социалистическая партия «Бунд» была легализована в качестве якобы неосознанно пролетарской, и по сей день можно попасть за его использование под репрессии в уже новом государстве.

    Иудеями и жидами звались евреи на Руси всегда. Как, впрочем, до сих пор и в Чехии, например, и в Польше, Румынии, Венгрии, Германии, Болгарии евреев зовут по-украински созвучным воробьям словом жиды. Самоназвание «евреи» появилось в России в чиновничьих бумагах в конце 18 века и почиталось среди иудеев тогда модным и даже почетным, ибо определяло оно их отличными от крепостных русских свободными евро с пейцами. Но украинский народ в быту называл иудеев жидами всегда. Словом этим украинским за неимением русского аналога определяли иудеев все русские писатели и журналисты от А. Пушкина до В. Короленко. Даже интернационалист и во многом глобалист М. Горький использовал в своих произведениях слово «жид», заменяемое в послереволюционных изданиях его книг более, как тогда казалось, благозвучным словом «еврей». Потому как в советское же время слово «жиды» показалось новой власти звучащим неблагозвучно, унижающим целую нацию, разжигающим межконфессиональную рознь. Потому канцелярское слово «еврей» было правительством пьяницы-славянина Рыкова закреплено за жидами законодательно. За слово «жид», например, можно было и срок схлопотать в 1930-х годах. Меня, как русского по крови, обозвать жидом за жадность можно всегда было, а природного иудея, даже выкреста, определить этим словом было непозволительно. Даже если речь шла всего лишь о жадности иудея по крови.

    В 17 же веке слово «жид» не почиталось в Московии бранным, им пользовались при деловой переписке, религиозное состояние это отмечалось в юридических и законодательных документах, использовалось в дипломатической переписке. В некоторых городах южной Руси, повторимся, были даже жидовские слободы, но на большей части страны иудеи жили все-таки отдельно от славян. Ибо причиной тому были православные церкви, а до того языческие идолы, мимо которых проходить обязаны были равинами иудеи только в головных уборах, плюясь на стены христианских храмов и на кресты, произнося сформулированное еще в период раннего Средневековья проклятия христианам, как еретикам и раскольникам.

    Ибо христиане почитались в те времена самими иудеями не отдельной от них посторонней Церковью, а сектантами-гоями иудейской религии, отколовшимися от материнской иудейской первоосновы своей под влиянием слов лжепророка иудейской веры древнего иудея Иисуса.

    Да и сами иудеи в глазах христиан Средневековья виделись единоверцами, но, при этом, все-таки и еретиками, которых можно было при случае убивать и даже заживо сжигать за то, что это якобы именно они якобы «распяли Христа». Потому в русской речи, в конце концов, слово «жид» стало все-таки бранным.

    Называли «жидовствующими» и определенный род православных еретиков Московии в период с последней трети 16-го и весь 17-й век. «Жидовская ересь» ставила перед собой целью насаждать в среде клириков Русской православной церкви иудаизм, притом иудаизм классический, возвращающий христиан к иудаистическим истокам христианства, имеющий сакральное значение для проживающих рядом со славянами иудеев, в первую очередь. Сторонники «жидовской ереси» в своих возрениях во многом походили на западных протестантов того времени, боровшихся с католицизмом с целью передачи церковного золота и серебра из алтарей в иудейские банки под видом возвращения христиан в лоно иудейской Церкви-матери. Больше, кстати, ни для чего в практическом отношении протестантизм был Европе в 16-17 веках не нужен, хотя и привел к умерщвлению населения половины Западной Европы.

    В ересь эту впадали даже православные иериархи, как Московии, так и Болгарии, Греции, Молдавии и Румынии. Но к этому мы еще вернемся, а пока лишь отметим, что вопреки расхожему мнению в нашем славном Отечестве, что православная церковь была асегда оплотом патриотизма и защитницей интересов русского народа на Руси, у нас есть все основания считать, что РПЦ, как и при Ельцине, и сегодня, являлась, так и в начале 17 века, основным источником «жидовской ереси», то есть православного протестантизма. Патриарх Филарет большую и активнейшую часть своей жизни придерживался именно этого мировоззрения и по-своему боролся за модернизацию Московии и православной веры, делая вид, что желает ее подчинить папе римскому, а на деле стараясь по-протестански отделить РПЦ даже от вполне доброжелательных в те времена к Московии униатов. Но не преуспел.

    Ибо слишком много светской власти в Московии захапал отец первого царя из семейства Захарьевых. А делами церкви занимался походя, не понимал происходящих в глубинах народных масс процессов и причин, вызвавших массовое отступление от никоновской веры населения северных русских земель в его правление, уходы целых городов и крупных сел в старообрядчество. Чему, кстати, историки современные не придают значения так же. Чрезремные честолюбие и лютость делали самозванного Государя земли русской опасным, но и потешным в глазах славян и иудеев Московии. Указам его полчинялись в Москве и расположенных рядом со столицей уездах, но уже в ста верстах от Кремля они не работали. То есть всё на Руси в 17 веке было так же, как при правлении Ельцина, Путина и Медведева: страной правила корупция, а государственные мужи тешились грызней между собой.

    Протестантизм, как способ возврата христиан в иудейскую веру, не прижился в ставянских массах ни в 17 веке, ни при Петре Первом, ни после него при массовом бабском правлении в 18 веке, ни, тем более, в 19-м и 20-м веках, когда по всему миру материализм главенствовал в сознании не только гоев, но даже и самых верных рабов Яхве иудеев и их рабби. Патриарх всея Руси Алексий (немец по крови) в 1993 году приветствовал и благословил расстрел танками Ельцина народных депутатов Верховного Совета РСФСР и распад СССР, но народы погибшей страны и даже христианин-президент России Путин до сих пор печалятся об этом отвратительном событии. И Ельцин с Алексием с каждым днем все активнее отторгаются сердцами россиян всех наций и вероисповеданий.

    Славяне в Средние века за плевки и непотребные жесты в сторону православных церквей, конечно, били иудеев, а то и даже увечили и убивали. Нравы тогда были такие, да и жизнь человеческая мало стоила. Иудеи отвечали славянам тем же. То и дело возникали драки, членовредительства, убийства и прочие неприятности неудобные для правительств сначала удельных княжеств, а потом и Московии. Во всяком случае, только непрерывными конфликтами между двумя этими составляющими единый народ этносами можно объяснить причину, например, легкого захвата уставшей после двойного прохода через Русь армией Батыя мощной крепости Киев, которая до 18 века так и не восстановилась в прежних своих величии и силе.

    Обязательны были в южнославянских городах и погромы, и драки стенка на стенку между славянами и иудеями по причинам порой пустячным. Но, как правило, страсти довольно скоро стихали, и народ замирал до следующего взрыва эмоций. При этом, и славяне, и иудеи таили невыплеснутую до конца обиду друг на друга целые десятилетия, а то и столетия.

    Так, кем же были жиды-иудеи в Московии образца начала семнадцатого века? Потому что иудеи вопреки желаниям сотрудников президентской библиотепки в Санкт-Петербурге, на самом деле жили и на юге Московии, и на территории современной Украины в большом количестве, занимались сельским хозяйством, торговлей зерном и вяленым мясом в Польшу и Московию, оружием, солью, порохом из них же в Запородскую Сечь, донским, гребенским и терским казакам, соучаствовали в торговле со всем Закавказьем и Центральным Поволжьем, доставляли лес-кругляк по рекам из Московии на Киевщину и ниже по Днепру. Но, главное, киевские иудеи контролировали грузоперевозки и осуществляли охрану караванов по территории Великой степи до Дербента и Астрахани в пору владения этими землями хазарскими и татарскими Ордами, а потом и тюркоязычными иудеями-ногаями.

    Иудеям принадлежали все переправы, паромы, лодки и плоты на берегах безлесых степных рек: Днепра, Дона, Южного Буга и других. Хозяева торговых караванов и полководцы со своими войсками вынуждены были платить иудеям за предоставленную им помощь по форсированию полноводных рек, а иудеи обогащались на этих переходах, как случилось это во время походолв Батыя. Но главное для нас тут, что при переправе через «Днепр широкий» возле Киева армии первого Лжедмитрия то, что благодаря такой помощи иудеев за одну ночь двухтысячное польское войско легко и быстро пересекло «чудный Днепр широкий» и ударило в тыл пограничным стражникам Московии. Именно жиды, а вовсе не хохлы, помогли Лжедмитрию Первому начать интервенцию на Москву.

    В период Великой смуты в Московии землями южнорусскими владели уже ногайцы во главе с ханом Иштереком и с многочислепнными рабби, ибо ногайцы, повторимся, были по верованию иудеями и сотрудничали с кагалами иудеев Киевщины, как с единоверцами, которые, в свою очередь, сотрудничали с иудеями кагалов Польши, Италии, Венгрии, Молдавии и Германии, помогая западному капиталу продвигаться на Восток. Путь этот, кстати, из Западной Европы на Киев, Астрахань и далее в Индию был и остается наикратчайшим, а в те времена почитался еще и наиболее дешевым. Ибо незадолго этого открытый португальцами путь морской вокруг Африки был впятеро длиннее и сопряжен с многими рисками потерь кораблей от штормов и нападений пиратов, исчезновения грузов и выплатой иудейским банкам судовладельцами штрафов за невыполнение условий перевозок. Кстати сказать, штрафы иудеев банков были основной причиной разорения европейских судовладельцев.

    Ногайцы гарантировали стопроцентное сохранение грузов на подведомственном им двухтысячекилометровом участке торгового пути. За что имели процент от стоимости сохраненного товара по расценкам данного региона.

    Для охраны товаров на такой огромной территории ногайцы имели весьма значительные вооруженные силы в виде хорошо знающей местность и колодцы, вооруженной пиками и саблями конницы, достигающей порой до полусотни и более тысяч воинов и такого же количества воинской прислуги при них. Но при этом, ни они, ни хан их ни разу не вступали в конфликты с окружающими Великую степь народами. Они не нападали ни на народы Северного Кавказа, ни на славян Южной Руси, ни на православную Московию и московитов, ни на мусульман Крымского ханства, ни на тем более на бывшую для ногаев жизненно важной Астрахань и даже на безопасные для них юрты терских и гребенских казаков. Словно и кочевниками-то не были.

    Племя ногаев таинственно. Оно кажется намеренно архиплохо изученным современными историками и археологами. Не вполне ясно даже, какого рода государственность была у этого народа. Но она была, раз имелся у кагала ногаев свой хан. Не ясно толком, где и каким образом проходили их моления, в каких местах хранилась государственная казна и их корваны, какие товары закупали хазары для себя, а какие продавали, насколько эффективно грабили они в набегах своих те караваны, владельцы которых не хотели платить им дань, каким образом осуществлялась связь их корванов с корванами иудеев Западной Европы, способствуя перетеканию золота с Востока на Запад

    Ногайцы слишком стремительно исчезли с территории Великой степи ко времени появления в этих краях войск императора Петра Первого, то есть менее, чем через сто лет после начала Великой смуты в Московии, каковую они в годы Лихолетья вполне способны были легко завоевать, но даже не сделали слабой попытки просто напасть на какой-либо южно-русский городишко. Более того, Иштерек предал своего астраханского союзника Ивана Заруцкого, которого называл своим братом. Хан-иудей, словно по приказу со стороны и исключительно в интересах рода будущих Романовых, пропустил через свои земли маленькое и плохо вооруженное войско московских карателей, и даже обеспечил это воинство провизией и водой во время похода московского войска по полупустыням в погоню за Заруцким до реки Урал, сопровадил пленного русского героя до Ельца.

    Таким образом, это именно потомки кочевых иудеев древней Иудеи, проживающие на территориях Южной части Великой русской равнины, стояли в самом начале Великой смуты, обеспечивая оплаченное ломбардским и пражским иудейским серебром войско Лжедмитрия при форсировании его войском полноводного весной Днепра, а кочевые иудеи-ногаи по требованию своих заморских хозяев-иудеев официально завершили всенародный русский бунт против иудейских банков и продажного рода Захарьевых уничтожением остатков войска общепризнанного «спасителя Отечества Заруцкого».

    К первой трети 18 века надобность в ногайцах для мировой финансовой системы исчезла, так как послепетровская Россия полностью взяла контроль над западной частью Великой степи и над степями Западного Казахстана, пришедшего в подданство Елизавете Петровне действительно добровольно и по собственному почину, а не под ударами сабель воинственных, но уже изрядно ослабевших джунгар. Жители Северо-Западного Казахстана стали в 18 веке российскими подданными добровольно и естественно в связи с исчезновением на южном Приуралье прежнего иудейского буфера с Русью в лице ставшего не нужным иудеям Западной Европы ханства-паразита ногаев и полной перекачкой золота его корвана в главный на тот момент Корван Европы, переместившийся в Голландию и начавший переправку на новые земли европеидов на Американский континент. Роль ихазар, как охранников западноевропейских караванов, переняли на себя уральские казаки и казахи бывшего Младшего Жуза, до сих пор почитающегося в Казахстане местным населением предательским.

    Кстати, в среде дореволюционных историков была в ходу некоторый период времени идея, что Крестьянская война под водительством Е. Пугачева была инспирирована и изначально проплачена золотом из западных банков. И с этой версией нетрудно согласиться. Ведь восстание Пугачева началось именно из этих мест, связанных с жизнью московско-санкт-петербургского центра весьма условно, а точнее, просто не связанных ничем, кроме недавней на тот момент бумаги с согласием Елизаветы Петровны считать казахов своими подданными. Но Пугачев именно на Урале объявил себя царем Петром Третьим. И водил Пугачев уже при правлении Екатерины Россией войска свои, похожие на Орду Мамая, лишь в междуречье Волги и Урала, словно стараясь освободить земли эти от славян для заселения их будущим казацко-кахаским населением и создать свое особое государство, буферное между православной уже Россией и неизведанными пока еще европейцами землями Центральной Азии. К тому же во время Семилетней войны России с Пруссией служил Пугачев казаком в полуофицерском чине, квартировал в Берлине.

    То есть будущий «народный вождь» имел возможность общаться с банкирами иудейских ростовщических контор, которые и могли обеспечить Пугачева легендой о его «царском происхождении» и снабдить фактами из жизни санкт-петербургского царского двора, подтверждающими его якобы царское происхождение. Да и Симбирск, под которым разгромила его Орду армия Суворова, располагался не только на весьма сомнительном пути вдоль Волги на Санкт-Петербург, но и был верхней точкой Великой степи, переходящей в те времена именно там в лесостепь, то есть был северной пограничной точкой будущего настоящего царства самозванного Петра Третьего. А такое государство было бы вполне достойно преемничать усопшему полтораста лет назад ханству ногаев.

    В версии этой нет ничего плохого и малонаучного. Ведь романтический образ Пугачеву создал в нашем сознании А. Пушкин в приключенческо-сентиментальном романе «Капитанская дочка», написанном нашим гением для современников его, а именно для дворян и фонвизинских недорослей, увлекающихся в тот исторический момент произведениями, создаваемыми европейскими и русскими авторами в духе именно исторического романтизма с элементами моралистики и не всегдав логично обоснованными приключениями всегда молодых и легких на подъем персонажей. Спустя лет тридцать такую повесть не всякий бы издатель взялся печатать и продавать. А спустя еще лет двадцать эту книгу с выдуманными страстями молодых дворян и дворянки почитатели Л. Толстого и Ф. Достоевского уже не покупали бы даже с именем ставшего уже великим А. Пушкина на ее обложке. Не потому что народ русский за сорок-пятьдесят лет поумнел, а потому что изменилась литературная мода, книжные полки завалились историями об «униженных и оскорбленных», а историю России принялись изучать по лекциям Ключевского и довольно-таки нудным, а потому малочитаемым, монографиям Соловьева.

    Факты же нам говорят о том, что Пугачев не благодарил дворян за доборовольно отданный ему «заячий тулупчик», а вымертвечивал города и села Оренбуржья и левобережнего Поволжья с садистской жестокостью и планомерно. Есть тысячи свидетельств о казнях по его приказу славян самыми изуверскими способами, о разрушении по его воле православных церквей, но нет ни одного имени казненного им иудея или о порушенной, сожженой синагоге. Случайность? Возможно. Но факт есть факт. Иудеи юга России тем временем весь 18-й век медленно продвигались на север России вдоль по Волге в обход «черты оседлости». В том же Симбирске была уже в 18-м веке синагога с корваном при ней.

    Западноевропейские иудеи в лишних посредниках на территории Великой степи в 18 веке нуждаться перестали. Ногайцы за одно-два поколения превратились в одно из малых племен Северного Кавказа без собственной письменности и без своей истории. Будто кто-то извне стёр с этнографичейской карты России ластиком целую нацию, имевшую заслугу перед Московией в том, что сами они на православную страну за три века своего существования в качестве ханства иудейского так и не напали, и мощью своей постоянно сдерживали крымских татар-мусульман от прежде излишне часто совершаемых набегов на Московию.

    Впрочем, тут надо сказать и о том, что и Крымское ханство было в период Великой смуты уже не настолько самостоятельным и самодостаточным в сравнении с тем, какое оно было в предыдущие века. Подчинялся Крым формально и юридически Великой Порте, а экономически был в полной зависимости от ломбардских иудеев, более известных нам под именем генуэзцы, которые якобы настолько сильно «любили святую Русь», что даже якобы участвовали в Куликовской битве на стороне славян, уничтожая своих единоверцев - крымских иудеев, бывших в составе войска Мамая, выстрелами из пушек. А вот в период Великой смуты, нам говорят, иудеи Крыма вдруг возлюбили Московию. Их будто бы не видел никто якобы даже в качестве маркитантов в войсках запорожских и днепровских казаков, то и дело вымертвечивающих юг Московии, а однажды дошедших набегом даже до Вологды.

    Из чего опять-таки рождается вторая, обратная половина ранее заданного вопроса: войны Отечественная и Гражданская на территории Московии шли всегда в 17 веке и нескончаемо, иудеи вокруг православной страны и внутри нее действительно жили, но в военных действиях ни на одной из сторон якобы не участвовали, на крови и бедах будущих русского и украинского народов якобы не наживались?

    Возможно ли это? Всегда и везде в мировой истории иудейские банкиры и корваны синагог на войнах европеоидов именно наживались. Но за счет московитов начала 17 века, уже почти поверженных поляками, наживаться временно перестали?

    С какого это рожна? Где логика, любезные вы мои работники библиотеки президента Российской Федерации и санкт-петербургские профессоры?

     

    Иудеи Крыма

     

    Звание вассалами Стамбула сохранялось за крымскими татарами с 13 века и до конца 18 века для того только, чтобы служить защитой бахчисарайского хана более надежной, чем крепость Перекоп на перешейке между полуостровом и материком, от полной анексии ломбардскими иудеями полуострова, но не от сухопутной на юге своем России.

    Турецкий султан и впрямь мог дать и флот, и армию янычар с авторитетом великих воинов и страшных злодеев во временное пользование крымскому хану. Но по факту, как часто и как много турецких воинов было направлено на помощь Крыму, мы сказать не можем. Случались такие события, но армии турецкие на крымской земле оказывались малочисленными, находились они на полуострове недолго и защищали там интересы, как правило, не татарского народа, татарских ханов и греков, а другого коренного населения полуострова – крымских иудеев-караимов, армян, иудеев-крымчаков, которых некоторые исследователи почитают родственниками ногаев, а заодно и граждан вольных итало-иудейских республик Генуи и Венеции.

    Представители этих племен, народов и двух итальянско-иудейских городов-государств заседали на диванах (заседаниях совета министров) ханства на равных правах с татарскими мурзами, хранили в иудейских корванах синагог золото и серебро всего ханства, награбленное татарами во время набегов на земли народов Северного Кавказа, Болгарии, Румынии, Венгрии, Молдавии, Австрии, Польши и Московии. Память о тех набегах и сопряженных с ними ужасах у оседлых народов остается до сих пор в фольклоре этих страни и в ментальном отвращении к татарам. А колоссальные богатства Крыма невесть когда и невесть куда исчезли.

    То есть, если отвлечься от традиции считать Крымское ханство мусульманским, внимательно вчитаться даже в бытовые крымские легенды и сказки, издававшиеся в СССР многократно, окажется, что Крым был государством иудейским с армией, состоящей из наемников-татар, которые взращивали коней и воинов в сухихи степях центрального Крыма, но сами землю не пахали, кормились военными набегами на расстоянии до полутора тысяч километров вокруг полуострова. Наиболее ярко и добросовестно описаны зверства и образы крымских татар времен Тридцатилетней войны в знаменитой исторической трилогии великого польского писателя Г. Сенкевича о пане Володыевском.

    Средства, добываемые крымскими татарами в битвах за рубежами ханства, не оставались в хранилищах татарских мурз и ханов, а перетекали в ломбардские хранилища золота и драгоценных камней, уложенных в пещерах южных склонов Альп, как золото андоррских иудеев содержалось в каменных ковернах южных Пиреней.

    Ибо князь Потемкин, захвативший-таки в конце 18 века Крым, никаких особых богатств в Бахчисарае и во дворце хана не обнаружил. Все баснословные сокровища, награбленные за пять столетий существования Крымского ханства с территории большей, чем вся Европа, исчезли из Крыма вместе с ломбардцами, ушедшими с полуострова накануне начала военных действий России, принадлежавшей ставленнице ганноверских иудеев-банкиров, точно так же, как предки их сделали это за четверть тысячелетия до этого накануне захвата турками Константинополя, ограбленного не приславшими обещанных крестоносцев ломбардскими иудеями. Для космополитически мыслящих ломбардских иудеев-ростовщиков Крым был всего лишь факторией по приему драгоценных металлов, уворованных с Восточной Европы, а не Родиной. Потому и передача Крыма России была лишь очередной ликвидацией не нужного иудейским караванам буфера по пути западно-европейского Корвана на Восток.

    Заодно и караимы с крымчаками принялись понемногу покидать территорию полуострова. Дошло до того, что уже в 1930-е годы крымчаков и караимов стали ассоциировать в СССР с крымскими татарами, записывать им в пятую графу их паспортов новый статус. Кстати, в татарской Крымской дивизии СС служили Гитлеру немалым числом и остатки крымчаков, и караимов, лютовавших над славянами.

    Обращает на себя внимание тот факт, что именно в конце 18 века случилось в Генуе и в Венеции внезапное массовое появление новых ломбардов, мелких мастерских по обработке драгоценных камней, меняльных контор, ростовщических пунктов, что не раз отмечалось в изданиях впечатлений французскими, английскими и русскими путешественниками об их поездках в Италию. Профессии эти, надо признать, были в Европе извечно сугубо иудейские, лиц других национальностей повсюду в эту закрытую систему не допускали – и именно эта закономерность дает нам право предположить, что караимы и крымчаки выехали из Крыма именно в Ламбардию, выехали массово и до прихода войск князя Потемкина в Крым.

    Да и нелепый, на первый взгляд, поход Наполеона в Италию может иметь вполне реальное и практическое объяснение – командующему французской армии нужны были деньги на осуществление его грандиозного плана по захвату всего мира. А взять это золото можно было молодому честолюбцу только у иудеев Ломабрдии, да еще прямо на территории их проживания. Косвенно об этом сообщает и академик Тарле, являвшийся в СССР крупнейшим исследователем наполеоновской эпохи.

    Ведь многочисленные и мелкие княжества, королевства и графства Италии в 18 веке имели плохо развитое, отсталое сельское хозяйство, не имели промышленности, были вытеснены с торговых путей Средиземного моря Турцией, почти полностью потеряли свои торговые флоты. Владельцы этих квазигосударств шиковали в нарядах и драгоценностях, заложенных в иудейские ломбарды, взять с них французскому завоевателю было нечего. Остается только согласиться с тем, что целью Наполеона в италийском походе были итальянские ломбарды. Как, впрочем, были они же и целью неудачного суворовского похода в это же время и в эти же самые места по внешне беспричинному приказу Павла Первого. В драчках за сокровищами всегда участвуют, как минимум, две-три и более противоборствующие силы. Только вот золото ломбардское завоевывали суворовские чудо-богатыри не для России, а для Австро-Венгрии и венских с парижскими иудеев. Император Павел Первый получил ленту офицера Мальтийского Ордена масонов за это, как Ельцин за развал Советского Союза, а .Россия потеряла десятки тысяч солдат славянского происхождения, выходцев их центрально-черноземных областей.

    Думается нам, что и поход Бонапарта на Москву, изначально обреченный на неуспех ввиду плохого качества дорог и малого числа населенных пунктов от прусской границы до столицы России, производился с подачи скрывающихся в окружении Бонапарта агентов от ломбардских банкиров. Да и убранства и сокровища московских церквей и соборов, похищенные французским императором из Москвы для уплаты расходов Корвана на поход в Россию, вовсе не утонули в одном и белорусских болот во время отступления Великой Армии, а благополучно достигли Ломбардии и упокоились в тамошних иудейских кладовых. Потому что всякий «долг платежом красен», а в случаях с иудеями еще и маржой.

    Ведь на какие-то средства Бонапарт сумел спустя три года, да еще находясь в ссылке на острове, собрать и экипировать во Франции новое свое войско, обеспечить его оружием и артиллерией, форменной амуницией в ограбленной союзниками по антинаполеоновской коалицией стране. Средства эти могли предоставить свергнутому импператору только ломбардские банкиры-иудеи. Английские, андорские, чешские иудеи помогать уже однажды поверженному императору Франции не стали бы. Да еще надо принять во внимание, что от Генуи до места высадки венценосного беглеца на береге Франции всего три дня пути на тяжело груженных кораблях. Род иудеев Ротшильдов сделал на Наполеона еще одну ставку, но в тот раз за счет денег, доставленных Бонапартом в Ломбардию из Москвы.

    При таком, сугубо практическом, взгляде на развитие европейской истории 18 века в Европе, оказывается, что никаких особых тайн в ее процессе и во всем известных событиях нет. Тайны возникают только там, где их придумывают, а историков для этого подкупают.

    Как и в случае с участием иудеев в Великой смуте.

     

    Что до Романовых...

     

    Фигура Патриарха Филарета как мы уже неоднократно писали в этой книге, в истории России яркая и одиозная. То, что этот руководитель православной церкви с 1619 по 1633 год являлся постоянным и несокрушимым изменником православию и славянскому народу, который он, судя по его действиям и поступкам (одно введение рабства – крепостного права – чего стоит), ненавидел всей душой и хотел бы полностью уничтожить без всяких для этого основанийь (отметим хотя бы бессмысленную и беспричинную казнь героя Смоленской осады от поляков князя Шеина), известно всякому непредвзятому исследователю Великой смуты. Этим он чем-то напоминает одного из вице-премьеров ельцинской Росссии, сбежавшего в США, и там прямо на аэродроме пророчески заявивщего американским журналистам:

    - Россия – хорошая страна. Только там народ надо менять. Полностью.

    Изменял отец первого царя из рода так называемых Романовых Федор Михайлович Захарьев и своему царю Борису Годунову в качестве руководителя заговора тайных католтиков Москвы против Руси, был и агентом Кракова, и лже-Патриархом при Втором Лжедмитрии. Эти факты никем, в общем-то, не опровергаются, но официальными историками современной бандитской России и не ставятся Филарету в вину. Мол, «время было такое», весь народ стал предателем самих себя, и «победителя не судят», да и вообще-то Филарет, став по факту во главе Московии, так до конца не доломал все-таки Русь, оставил ее православной, всего-то, мол, только закрыл страну от Запада настолько несокрушимой стеной, что через три четверти века правнук его Петр начал тратить неимеверные усилия на то только, чтобы прорубить сквозь эти границы хотя бы крохотное окошко в виде гавани Санкт-Петербурга и отремонтировать бывшие ганзейские порты будущих «братских республик» изменившей в 1985-1991 гг. России Прибалтики.

    Православные сторонники идеи возрождения династии Романовых в России даже ставят в заслугу Филарету то, что тот фактически спихнул с Престола собственного сынишку-недоумка Мишу, сам стал самодержцем и не меньшим тираном, чем его будущий деспот-внук Петр Алексеевич. Благодаря якобы крепкой руке и воле Филарета Московия в якобы особо сложное для нее время страна встала на ноги, не позволила завоевать себя ни Крымом, ни Польшей, отделавшись лишь отдачей последней Смоленска с землями и уступкой приморских земель Ингерманландии в руки Швеции. Зато Филарет, мол, усмирил бунтующее против новой династии искони русское Пошехонье, разгромил восставшее против изменной Москвы волжско-уральское казачество во главе с Лже-Заруцким – и это, мол, хорошо. Хотя чем хорошо, не объясняется. И даже то, что никто этих восстаний на Руси никогда не изучал, все равно говорят, что тысячи казненных и повешенных по приказу Филарета московитов – это хорошо. Вышивки на носовых платках придворных дам изучали, а вот историю становления крепостного права на Руси никто из ученых России так и не исследовал, равно как и никто не оценивал реакции русского нароода на приход к власти над ним семейства изменников Родине Захарьиных. Ну, а теперь, судя по всему, и вовсе некому будет заниматься этими вопросами. Другая страна, другие проблемы. Последнего Романова, развязавшего Первую мировую войну первым, прочат в новой России в почетные святые христианской церкви, не уступая в кощунстве бывшей южной России Украине, возвеличившей изверга Бандеру до положения национального героя.

    Новые русские историки категорически не хотят видеть, как незаметно, путем серии указов, узаконил Филарет рабство на Руси, превратив всех крестьян Московии в крепостных, полностью примирился с ногаем Иштереком и почти нашел общий язык с постоянно совершающими набеги на Русь донскими и запорожскими казаками, открыл путь китайскому чаю через Московию в Европу. Первый на Руси Ельцин какой-то, право, этот Филарет. Что до запорожцев, то их Филарет боялся до дрожи в коленках и колик в животе, а сумела приструнить эту банду мародеров через сто лет Екатерина Вторая, выслав большую часть звероватых вояк Малороссии на плохо освоенные воинственными горскими племенами кубанские просторы.

    Здесь можно и возразить, сказав, что войну Московии с Польшей прекратил вовсе не Филарет, а чехи и Тридцатилетняя война, помешавшая ломбардским иудеям вести караваны из Индии через саму Европу и вынуждавшая тратить золотые запасы иудеев на европейских королей и на удовлетворение их честолюбия больше, чем они изначально планировали выдавать им денег под векселя. Караваны из Ост-Ингдии и Вест-Индии все еще приплывали в Англию, а континентальные покупатели доставленных ими товаров уже все перерезали и перевешали друг друга.

    Война между протестантами и католиками в 1618-1648 гг происходила без участия православной части Европы, став частью днастической, но в большей части Религиозной (протестанты против католиков), чем была война католиков против православных в Московии во время Великой смуты, закончившаяся воцарением недокатоликов Захарьевых на московском троне. Во-первых, потому что в Европе война была этнографически более пестрой. Во-вторых, уровень экономического развития и плотность населения, проживающего в Западной Европе, были более неровными, чем в практически во всей одинаково сиволапой Московии. Да и сил у тайных русских католиков и тайных сторонников «жидовской ереси» после Великой смуты практически не осталось на Руси. Не было сил у жидовствующих совершать перевороты и заговоры вплоть до воцарения Петра Первого. Зааговоры царевича Алексея и сестры Петра Софьи – это всего лишь семейные дрязги. Ведь для усмирения их не потребовалось даже сражений. Да и сына своего казнил Петр, скорее всего, для подтверждения преданности своей западным иудеям-ростовщикам, нежели в защиту своих государственных якобы преобразований.

    Все те князья, кто входил в латинянский кружок Федора Михайловича Захарьина в период правления Московией Борисом Годуновым, за время Великой смуты либо поумирали, либо дискредитировали себя в глазах русского народа в не меньшей мере, чем Патриарх Филарет, изменами и службами трем Лжедмитриям, Илейке Муромцу, царевичу Петру, королевичу Владиславу, полякам и шведам. Поэтому именно многократные изменники московские аристократы-бояре стали особо ярыми крикунами о величии православия в родной им стране, как ныне кричат то же самое высшие чиновники новой России, бывшие коммунистами и атеистами в советское время. В том числе и Президент России Владимир Путин, между прочим. Если бы Филарет после возвращения из Польши, и захотел совершить религиозный переворот в Московии в пользу римской церкви, то у него бы просто не было для этого ни сил, ни верных этой идее сторонников. Даже помощи от возможных новых западных интервентов, занятых собственными проблемами выше крыши в начавшейся Тридцатилетней войне, не было бы у него, как и у Ельцина, Путина, Медведева сейчас, согласных бы иправославных славян перевести Русь в католичество. Максимум, на что сумели на самом деле совершить первые Захарьевы, так это перевести Московию на никонианское троеперстие при внуке Филарета царе Алексее Михайловиче и на новый григорианский календарь при его правнуке Петре Первом. Еще русские 18 века от якобы лишних русских букв избавились в славянском алфавите и принялись в некоторых городах систематически «скоблить рыла».

    Зачинатель Великой смуты Патриарх Филарет, виля беспомощность свою в борьбе с народом, последние два десятка лет жизни дома был занят исключительно притворством перед западными дипломатами, что он переустаривает Русь, и демонстрацией перед русским населением, видимости своей православности, выставлением на обозрение толпе своих якобы сугубо русских привычек. Он даже книги польские и латинские, дотоле им особо любимые, перестал читать и держать в своей библиотеке. Некогда знаменитый московский весельчак, танцор и повеса превратился на старости лет внешне чуть ли не в схимника с вечно постным лицом и с манерой вести со всеми беседы долго, высокомерно и с плохо скрываемым раздражением в голосе.

    Тут надо сказать, что этот самый Федор-Филарет якобы Романов всю свою жизнь до самой смерти назывался и оставался все-таки Захарьевым, внуком боярина Романа Захарьева. Его сын, юридический глава Московского государства с 1613 по 1645 годы, звался Михаилом Федоровичем тоже Захарьевым, да и сын последнего Алексей Михайлович Захарьев по прозвищу Тишайший, сумевший в какой-то мере по-настоящему утихомирить Русь и начать государственное строительство, едва не порушенное его сыном, сменившим фамилию на Романов и научившимся владеть топором. Став узурпаторами московского трона, за три четверти века, прошедшие после Великой смуты, сумели Захарьевы затормозить развитие экономики и социальной системы Московии так, что к началу 18 века все еще Московия, а не Россия, стала общепризнанной самой экономически отсталой и даже самой дикой и самой неуважаемой иностранными владетелями страной во всей Европе. Как происходит, кстати, и сейчас. Ведь Петр даже помечтать не мог, подобно Ивану Грозному, предложить английской королеве руку и сердце.

    В стране Захарьевых даже мясные блюда до середины 18 века ели без соли, и даже посуды не было оловянной, как в Европе, стояла на скобленных ножами и топорами столах сплошь деревянная, глинянная либо золотая и серебряная. Последняя имелась только у царя и у тех бояр, кто боялся покушения на себя с помощью ядов. Страна, где бояре и дворяне носили длиннополые и длиннорукавные шубы даже летом, не брили и не стригли бород, пили не вино и самогон, как в Европе, а квас и медовуху, строили деревянные избы с крохотными окнами, затянутыми бычьими пузырями и регулярно мылись в банях, когда вся просвещенная Европа чесалась от грязи и блох, - это Россия.

    В Европе Западной 18 века книгоиздатели три с лишним сотни лет уже богатели на торговле книгами, а в послепетровской России после всех преобразований «просвещенного царя» книги печатали лишь дворяне в собственных ручных типографиях тиражами до ста экземпляров. А империатрица Екатерина Великая сослала в Сибирь излишне грамотного Радищева за его книгу путевых очерков о состоянии дорог и ямских станций между Санкт-Петербургом и Москвой, по которым ездила и она сама, и все аристократы империи, сами видя беды тамошних крестьян и неурядицы. На всю восьмидесятимиллионную в ту пору империю за всё время правления «великой императрицы» было напечатано едва ли больше двухсот экземпляров «Арифметики» Магницкого, по которой изучали математику буквально все российские недоросли – будущие государственные деятели страны, ученые и полководцы, М. Ломоносов, конечно, был титаном, но, например, и будущие герои битв с Наполеоном, и академики российские, и государственные мужи при Екатерине Второй, Павле Первом и Александре Первом – все они знали к Отечественнной войне 1812 года лишь начала математики. А в иудейских школах при синагогах иудеи в те годы изучали немецкий язык и учили арифметику, геометрию и алгебру по немецким учебникам массово.

    Великая войнами своими и массовыми жертвами Московия-Россия всю историю свою, кроме короткого периода правления страной Хрущевым и Брежневым, не жила, а выживала. В борьбе с собственными правительствами в неменьшей мере, чем с интервентами. Славянская масса и вымирала сама, и умерщвлялась своими царями-вождями-президентами, и гибла на полях чрезвычайно частых и больших сражений, и спивалась, и умирала от наркотиков, и генетически деградировала. А иудейские общины-кагалы тем временем слежили за чистотой крови в иудейских семьях, формировали из способных к наукам иудеев русскую интеллигению путем финансовой помощи им в процессе становления и поддержки в продвижении по службе и помощи в уклонении от военной службы, особенно во время ведения Россиенй военных действий. Так, например, подавляющая часть иудеев Украины оказалась не на фронтах войны с фашистской Германией, а в глубоком тылу СССР, в Сибири, Казахстане и Средней Азии, проживая в домах советских немцев-колонистов еще царского времени, которых насильно лишили жилья и выслали в тайгу и пустыни, хотя опасности того, что они перейдут к противнику в этих краях не было – от фронта их отделяли тысячи километров, Гитлер даже не мечтал перевалить Уральский хребет и переправиться через реку Урал, для оккупации даже европейской части России у него не было людских рессурсов. Поэтому, как можно предположить, массовое выселение советских немцев из Сибири, Казахстана, Средней Азии было осуществленно советским правительством и личнго Сталиным в 1941 гощду лишь с целью сохранения западных иудеев, то есть по указке Запада.

    Но основной генофонд иудейский в новой Московии, несмотря на массовое уничтожение гитлеровцами тех иудеев, что сами остались на оккупированной террритории СССР, сохранился. Статистических данных тут не привожу, ибо сейчас официально принято считать, что на территории одной Украины убили вшестеро раз больше иудеев, чем их проживало на территории всего СССР по переписи 1939 года.

    Ну, а генофонд славянских народов, особенно белорусского, за период Великой Отечественной войны оказался подорван настолько, что дети фронтовиков и внуки стали врагами своей Родины и своих предков в 1985-1993 годах всего лишь из зависти к иностранным шмоткам.

    Начало этих грандиозных трагедий в истории славянских народов восходит к тому самому историческому моменту, когда все нации европеоидов, сами пережили Тридцативосьмилетнюю войну, и на себе осознали, что такое настоящий геноцид (германские княжества и королевства, к примеру, потеряли в 17 веке от религиозных войн три четверти своего населения). Именно после этого вынужденного селекционного отбора европеоидов, потерявших свою наиболее активную часть, принялись наименее задетые войной Англия и Голландия интенсивно развивать промышленность, новые ремесленные и сельскохозяйственные технологии, отказываться от последних пережитков крепостного права, вводить в оборот пахотное трехполье, превращать ветряные мельницы в насосы и в двигатели токарных станков, принялись самообеспечиваться своим зерном и прочими продуктами питания, массово строить корабли, изыскивать и разрабатывать месторождения полезных ископаемых, создавать промышленную металлургию. За счет Корвана, между прочим.

    Освободившаяся от колониальной зависимости от Испании Голландия, сбежавшая с континента Швеция, захватившая полмира Великобритания и иудейские ростовщики стремительно богатели на фоне старающихся поспевать за ними Франции и некоторых германских княжеств, перетянувших к себе французских гугенотов. Континентальные монархии принялись поспевать за ними, хотя и не очень успешно в промышленной сфере, но зато все оказались должниками иулеев-ростовщиков навечно и потому занялись войнами за передел мира и колоний между собой.

    Как раз в Голландии, Англии, Франци и сформировалось мировоззрение юного Петра, на тот момент царя Московии и будущего миропомазанного папой римским императора России, за всю свою жизнь, судя по отсутствию об этом сведений, по-иудейски ни разу не помывшего тела, как следует. Ведь в Западной Европе до начала 19 века даже короли и королевы мыли тела свои лишь по два раза в жизни: в день появления на свет и в день вступления в брак. Но после наполеоновских войн и знакомства с русской культурой гигиены европеоиды стали жить телесно чище. Только вот до 1880-х годов туалетов они все-таки не строили, гадили под кустами, а то и на дорогах и тротуарах. Но грязными считали русских, у которых нужники были еще в 16 веке, при Иване Грозном.

    Поэтому, кстати, благовония, доставляемые испокон веков и до 20-го века в Западную Европу караванами из Азии сухопутными путями и морскими, почитались в передовых и высокоразвитых, цивилизованных Париже, Лондоне, Ломбардии, Голландии и в других европейских столицах и странах товарами первой необходимости. Они заглушали вонь от смердящих грязью, потом и дерьмом европейских тел. Отсюда – и караваны, бредущие по Великой степи и Руси с Востока на Запад. Специи везли они и благовония, в основном. А назад – золото и серебро. Потом приходили на Восток европейские колонизаторы, уничтожали азиатские и африканские государства и народы – и золото с серебром и каменьями отправлялись назад, на Запад. Круговорот надуманных иудеями богатств в природе, словом.

    Московия почиталась в Европе 18 века все еще государством отсталым, с приметами типичными для 16-го века, по мнению всех европеоидов и иудеев, без исключения. Даже в глазах самих московитов Московия выглядела задворками Европы. Цари Захарьевы, боясь перемен и развития, словно заморозили властью своей всю страну почти на целый 17-й век в ожидании нового хозяина. Об этом говорил сам Петр Первый вслух громогласно, и не раз.

    И первый преобразователь Московии в Россию явился. В лице как раз Петра Алексеевича Захарьева, ставшего зваться, как мы уже отмечали, после возвращения из пятилетнего посольства в Голландию и знакомства с главами всех банковских домов Европы Романовым – по имени своего пра-прадеда, первым из московитов начавшим сношения с ломбардскими банковыми домами.

    Изменения в Московии начал молодой, неуклюжий верзила-царь производить все-таки раньше, сразу, как только воссел в отроческом возрасте и с ветром в голове вместе с братом своим Иваном на московский трон, то есть распоряжаясь пока еще московитами строго по указанным ему иудеями из окружения Лефорта методикам, не признавая славянских подданных своих за людей. Но есть мнение, что выполнял он те задачи, что ставили ему в качестве первоочередных для Московии не так называемые немцы (Ле Форт был на самом деле французом), а представители существующей на Руси в подполье секты «жидовстующих» аристократов Москвы, то есть русские протестанты, потомки бояр из окружения царского прадеда Филарета. Боролся царь Петр со «стариной русской» столь рьяно, что к концу своего правления уничтожил половину мужского населения европейской части страны, и сам не оставил после себя наследников

    В результате, задач царь Петр главных из поставленных перед ним иудейскими банками, не выполнил: путей сухопутных и коротких до Индии так и не проложил, посольство его индийское в Хиве вырезали, Каспийское море царь так и не освоил, на войну за сомнительно экономически выгодный выход России в Балтийское море потратил двадцать один год, так и не разгромив окончательно своего северного соседа – конкурента Англии Швецию, торговых путей от Архангельска до Соликамска и от Киева даже до Ташкента не освоил, из Сибири тягал на продажу только шкуры диких животных, а многие города Севера Руси без особой пользы вымертвил.

    А то, что есть версия, будто бы Петра во время его поездки в Голландию подменили, не важно для России. Пусть бы даже это было и так, бед для православной Руси принес бы любой представитель рода Захарьевых не меньше, чем сумел натворить известный нам Петр. По-другому любой другой «жидовствующий царь» просто не смог бы править славянским государством. Мораль протестантского жидовствующего деляги должна была преобладать в неславянском по духу императоре и обламываться о неспешную лень вечно пьяного русского мужика, видящего в Иисусе иудея, в первую очередь, а потом уж бесполую и всемогущую третью часть навязанного ему иудеями Бога. Жить хорошо русскому человеку конечно же хочется, но вкалывать ради приумножения мощи безликого государства и государя до изнеможения было ему всегда лень. А Петру хотелось, чтобы весь русский народ круглыми сутками горбатился на него и на будто бы Россию за сухой кусок хлеба, и восхищался им. Славяне вымирали тысячами, но продолжали работать ни шатко, ни валко, порождая из недр своих крайне невеликое число мастеров-самородков. Что интересно: подданных своих иудеев в своих проектах изменения Московии в Россию Петр Первый не использовал, не умерщвлял их массово, не угнетал налогами, не призывал в солдаты и матросы.

    А тот фокт, что портреты Петра в подростковом возрасте и во взрослом состоянии отличны друг от друга заметно, ничего о царе не говорит. У меня, к примеру, есть фото моих детей в разных возрастах – и часто кажется при взгляде на них, что это – разные люди. Ведь уезжал за границу царь-отрок, а вернулся муж зрелый. Да и образ жизни в переходном возрасте накладывает свой отпечаток на поведение и образ мышления молодых людей значительно.

    За четверть века жизни в эмиграции дети мои сохранили советскую манеру русской речи, не загадили ее ныне модными в России англицизмами, хотя им легче общаться по-немецки. Они читают русскую классику, поют русские песни, общаются с русскоязычными эмигрантами-сверстниками, смотрят русские фильмы, даже играли роли в русском театре на русском языке. Только с экранов телевизоров пытаются понять современный русский жаргон и новую феню, которую уже не всегда разумею даже я, природный русак. При посещении России они всеми жителями России, вплоть до деревенских людей, воспринимаются коренными русскими. Хотя и не матерятся. И все потому. что общаться им приходилось со мной все эти годы.

    Петр же в годы одинокой жизни в Голландии говорил по-голландски, по-французки, по-английски, в основном, общался по-русски редко и с крайне малым числом находящихся в его подчинении русских лиц, говорящих на южномосковском говоре, то есть «акающих», а большую часть последующей жизни царь на Руси провел на территориях к северу от Москвы, среди московитов «окающих». Последние слышали речь своего императора, как речь, отличную от их речи, то есть осознавали ее, как речь с акцентом. Отсюда – и возникновение легенды о том, что «царя подменили».

    Да и зачем было подменивать юного царя? И кому? Такое решение для выполнения задачи иезуитов и иудеев по преобразованию целой страны с целью изменения менталитета целого народа было бы нелепо. Подмену личности всегда легко заметить близким людям. Или, как часто бывает, случайно разоблачить самозванца на пустяке. Да и на юнца трудно опираться в серьезных геополитических интригах. Проще манипулировать им.

    Сознание Петра Алексеевича Захарьева гораздо надежнее, проще, а главное, естественным образом, можно было видоизменить в подростковом возрасте, как это случается всегда с перевертышами, путем долговременной долбежки одних и тех же мыслей и призывов, как это к тому времени уже три столетия делали иезуиты в своих спецшколах, подготавливающих римских спецагентов едва ли не во все страны мира. Методики эти общеизвестны, практиковались еще в древнем мире, используются спецслужбами и сейчас.

    Голландские банкиры-иудеи, может быть, и сделали Петра фанатиком-баптистом, но тогда это именно они разрушили его психофизику, из-за чего русский император превратился в психически неполноценного человека, обладающего колоссальной властью в технологически и экономически неразвитой стране, живущей по древнему славяно-иудейскому общинному укладу. Владельцы иудейских банков Англии и Нидерландов расчитывали, быть может, что восстановят свое потерянное при Алексее Михайловиче Тишайшем влияние в России хотя бы до того уровня, что был у них во время правления Московией Патриархом Филаретом, отдавшим Ост-Индийской компании в безналоговую концессию весь европейский Север Московии с правом беспошлинного вывоза любых товаров, произведенных русскими людьми, за рубеж, но сознания русского народа так и не сумевшим потревожить, разворошить. Если Бориса Годунова не то тайные католики, не то иудеи убили за то, что царь прервал все контакты Московии с Ост-Индийской компанией, то Петра убрали только за то, что одновременная служба его интересам общинной России и интересам англичан-индивидуалистов привела к распаду личности царя, что грозило англичанам непредвиденными последствиями. Ведь это трудно: быть абсолютным самодержцем, и одновременно знать, что прислуживаешь каким-то там жучкам-корючкотворам из иноземных банков, при этом постоянно орать на тупых и ленивых подданных своих и вдалбливать в сознание окружающим царя лодырям чужие слова и мысли о величии будущей России, пытаться гордиться русским народом и своими в общем-то мелкими победами над собственными врагами. Отсюда – и безудержные запои Петра, безрассудные поступки, неоправданные риски своей жизнью, в том числе и тот, что привел его, ва конце концов к смерти. Он, будучи в простуде, заменил по собственному почину профессионального лоцмана на входящем в гавань Санкт-Петербурга голландском корабле во время бури, простыл на ветру и под дождем еще сильней и, не без помощи ностранцев-лекарей, умер.

    Начиная со стратегически дурацкого Прутского похода Петра, приведшего к пленению царя и к полному разгрому русской армии, похода, нужного только для того, чтобы Россия могла заявить о своем праве на контроль бывших земель хазар, так необходимых европейским иудеям-хозяевам России, и заканчивая видимостью победы Петра над Швецией – главным конкурентом иудо-купеческой Англии на мировых рынках весь 17 век, - Петр всегда защищал интересы вовсе не русского народа и не росссийской короны, а банкиров-иудеев Голландии, Англии, Ломбардии, Австрии, Чехии, Польши, очищал для них будущие торговые пути на Восток, изыскивал новые земли для них, добывал промышленное сырье для их предприятий. Ведь даже железо с Уральских железоделательных заводов Демидова шло не на нужды России, а отправлялось на Запад на российских кораблях с русскими командами с тем, чтобы вытеснить с мировых рынков шведский металл.

    Потомки и потомицы царя-преобразователя следовали курсу Петра, платя благодарностью и дивидендами иудейским банкам Великобритании за помощь Англии в восхождении Захарьевых на московский Престол в 1613 году. Поэтому Россия весь остальной после Петра 18 век вела войну только с Пруссией, мешающей иудейской Англии торговать в Европе, и с хозяйкой Средиземноморья Османской империей, где ломбардские иудеи несли огромные убытки из-за отказавшихся от их услуг турок.

    Конфликты между Англией и Россией начались перед Крымской войной и продолжились после победоносных походов русской армии в Среднюю Азию, захватившую в середине 19 века даже Синьцзян в Китае и Афганистан. Земли эти пришлось русскому императору Александру Третьему срочно вернуть англичанам, да еще с доплатой, войска русские с них вывести. И больше Россия никогда не претендовала на них. Хотя афганские короли в 20-м веке четыре раза просили принять их земли и народы в советское подданство. Царь же вернул Китаю Синцзян и Кабул готовившимся на третью интервенцию англичанам без каких-либо объяснений. А сегодня об этом эпизоде почти нигде информации не публикуется, диссертации пишут об англо-афганских войнах и участии в них русской армии только в Узбекистане и в Азербайджане. В России же, Казахстане, Киргизии говорят лишь кое-где и кое-как о захвате Средней Азии генералом Кауфманом, куда отсталая в ту пору Россия якобы принесла какую-то там цивилизацию.

    Но так и в сторону Ташкента и далее к Кабулу пошли войска русские не по решению Генерального штаба России, а по требованию представителя Ост-Индийской компании при царском дворе России. Так было решено поступить в Лондоне для реализации давнего иудейского плана с двухсотлетней историей по выходу Великобритании на Индию сухопутным путем. По требованию аглийских иудеев, владеющих этой компанией, война России в Центральной Азии внезапно и окончилась, подполковник Скобелев со своим батальоном ушел из Кабула, не захватив добычи, – и стал сразу же генералом. Только потому, что слишком ретивая на захват восточных земель Россия, оставшись в Китае, могла подорвать хлопковую монополию Англии на мировом рынке, а через Афганистан могла легко проникнуть в с таким трудом завоеванную Великобританией Индию, где в это время вовсю бушевало знаменитое восстание сипаев. Такая вот «иудейская кувыркколлегия» (по выражению современника этих событий Н. Лескова).

    Словом весь период правления Россией так называемыми Романовыми славяно-иудейская страна либо внезапно, вспышкой развивалась экономически и интеллектуально, когда это требовалось международному банковскому иудейскому капиталу, либо надолго впадала в спячку, деградируя во всех сферах деятельности, как это происходит с Российской Федерацией сейчас. И на фоне этой вечной полужизни-полумертвечины в 19-м веке иудеи медленно, но неуклонно продвигались на север государства по имени Россия, лишая так называемую «черту оседлости» смысла существования. Происходил этот процесс с помощью массового участия иудеев в так называемом студенческом якобы революционном движении бомбистов и террористов, с воспитавшем ими сотен, если не тысяч, вполнпе чистосердечных и движимых добрыми намерениями героев-революционеров, наполнявших собой до 1917 года практически все опозиционные партии России.

    Царь Николай Второй по кличке Кровавый начал Первую мировую войну нападением на Австро-Венгрию не для того, чтобы наказать ее престарелого императора Франца-Иосифа за то, что племянника старика эрцгерцога Фердинанда убил сербский подросток-студент Принцип. Государя российского, немца по крови, вынудил напасть на ранее владевших Европой немцев Гогенцоллеров - императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа и своего двоюродного брата, психически неполноценного императора Германии Вильгельма - французский иудей-банкир Ротшильд.

    Именно Ротшильд предоставил России гиганский кредит для постройки Транссибирской железнодорожной магистрали, пронзающей Сибирь насквозь – и потребовал от Николая Второго оплаты долга кровью славян России. Ибо иудеев на Первую мировую войну в окопы не призывали в России. Не полагалось по всем Уставам империи присутствия рабби в российской армии, а без рабби – какие иудеи вояки?

    Самой России эта дорога в то время, судя по путевым заметкам А. Чехова, была совсем не нужна. Но зато железнодорожный путь сквозь всю Сибирь предоставлял возможность Западной Европе иметь практически прямой и архикороткий выход к Тихому океану. Да еще с помощью самого дешевого на тот момент вида траспорта, работающего, к тому же, на дровах при передвижении через бесконечные таежные просторы с обилием рек, поставляющих паровозам воду. В августе 1914 года истек срок выплаты основного транша по загашению государственного долга России Ротшильду – и царь долг этот выплатил, положив более половины из двадцати миллионов жизней, отданных в Первую мировую войну европеоидами в интересах мирового иудейского банковского капитала. Президент новой России Путин в 2000-2009 гг этот долг царский, несмотря на решения Генуэзской конференции, все-таки Ротшильду вернул вторично. Деньги взял из хранилищ Госбанка Российской Федерации. А народ российский все эти годы вымирал от голода, теряя ежегодно по более миллиона жизней и прекращая воспроизводить славянское потомство.

    Предыдуший период - период СССР - был коротким, но для иудеев особенно отрадным, хотя сейчас и особо оскорбляемым. Практически все признанные иудеями виновники страданий их самих и страданий их предков были уничтожены не только на территории России, но и на всей планете. В 1946 году был создан усилиями американского иудея-миллиардера Бураха Международный валютный фонд-Корван. И облапошенный Бурахом советский тогда еще нарком иностранных дел Молотов подписал Устав этого фонда, сделав самостоятельный дотоле советский рубль зависимым от курса доллара на мировом рынке.

    В 1947 году по предложению СССР было создано за землях английской колонии Палестина государство Израиль, куда потоками устремились иудеи со всего мира. Через пять лет Израиль с помощью серии развязанных иудеями войн и аннексий арабских земель, увеличил свою начальную, дарованную ООН, территорию в пять раз, и принялся бесплатно тестировать военное вооружение США, испытывая его на арабах Ближнего Востока. В те же годы иудеи и армяне получили право на выезд из СССР.

    За исключением весьма короткого периода борьбы в СССР с космополитизмом (полтора года из семидесяти) иудеи жили в Советском Союзе со славянами и другими народами страны в равном социальном и политическом положении. Да и в годы борьбы с космополитизмом иудеи, на самом деле, получали сталинские премии, пьесы иудеев-драматургов ставились в театрах СССР, книги иудеев издавались массовыми тиражами, музыка иудеев транслировалась по радио, иудеи снимались в кинофильмах и снимали кино. Согласно ахривным данным МВД, в эти годы борьбы с космополитами был расстрелян всего лишь один иудей, да и то по обвинению в расхищении общенародной социалистической собственности в особо крупных размерах. То есть нынешняя ложь о массовых репрессиях против иудеев в СССР при Сталине на самом деле не имеет никаких оснований.

    Ну, а сами иудеи, покидая СССР добровольно, массово становились ярыми противниками своей Родины, работали в спецслужбах иностранных государств против Советского Союза, служили на различных радиостанциях, вещающих на русском языке материалы, порочащие советскую власть, и так далее. Деятельность всех их оплачивал Международный Валютный фонд-Корван, который наполнялся в эти годы и советским золотом.

    С приходом к власти в новой России Б. Ельцина кормушка иудейская захлопнулась. МВФ стал тянуть деньги из России откровенно и без уема – и разом обедневшие иудеи России и стран СНГ принялись массово выезжать в Израиль и США. В России остались либо совершенно уж обрусевшие иудеи-патриоты типа В. Жириновского, либо иудеи-грабители типа Березовского и Абрамовича, получившие в период приватизации доступ к основным фондам, природным рессурсам бывшего советского государства. Отныне стали они являться юридически владельцами материальных бывших советских ценностей, общая стоимость которых может исчисляться триллионами долларов, а потому нужды на жизнь в Израиле либо в США не имели.

    Все эти баснословные богатства новые российские иудеи получили по новым законам, а не по совести. За это их можно стало грабить, потому и стали зваться особо богатые иулеи РФ в народе славянском «кошельками Путина».

    Новый народ русский, якобы по-прежнему славянский, эту фигу под нос съел. Потому что народ нынешний русский – это собственно уже не русский народ, не славянский, и даже не славяно-иудейский, каким был на этой территории изначально. Он с 1985 года прнялся становиться иудо-славянским. Некогда мощная славянская общность давно уже вымирает на территории своего естественного проживания. Согласно данным Росстата, сегодня пока что по 700 тысяч человек в год. Уже и подачка нового русского правительства в виде материнского капитала не помогает славянам новой России даже просто возобновляться и хоть кое-как развиваться.

    Уже не хватает в России квалифицированных рабочих кадров даже в оборонной промышленности. Уже ракеты взрываются при пусках по семь штук в год, уже нашли дырку в обшивке российской орбитальной космической станции. А прежнюю, советскую космическую станцию «Мир» утопили по приказу Путина в Тихом океане без всяких для этого причин.

    Да и книг, написанных русскими авторами о реальной современной русской жизни, нет в Россси – и потому изданные в России русские книги никто за рубежом не переводит, и никто русских авторов нигде уже не читает. И кинофильмы России перестали рассказывать правду о настоящих проблемах русской жизни – и их смотрят только потому, что смотреть больше нечего.

    «Вы, мамаша, в телевизор посмотрите! – кричит в истерике герой последнего по-настоящему русского фильма «Ширли-мырли» уголовник Васька Кроликов. – Одни еврейские морды!»

    Но даже если бы и не иудейские лица сияли с телеэкранов России, что бы изменилось в Федерации Путина и Медведева? Боюсь, телевидение российское стало бы от этого только хуже .

    Заключение

     

    Из всего здесь сказанного об иудеях, живших в начале 17 века вокруг Московии на ее южных, юго-восточных и юго-западных границах, сдедует, что жили славяне и б-гоизбранный народ в относительном соседстве в общем-то безразличными друг к другу. Иудеи 17 века не были друзьями славянам, но и не были их врагами. Потому кажется нам сейчас, что им не было никакого дела до событий, происходящих на территории Московии в начале семнадцатого века, своих дел и забот хватало, и они будто бы в дела Московии не вмешивались. А то, что Богданко звался жидом, есть хоть и факт, но все-таки случайный, даже одиозный, не стоящий внимания профессиональных историков современной России. Такова официальная версия, защищаемая сотруниками библиотеки президента России всеми мыслимыми способами, вплоть до неприличных, вроде той, что совершили они по отношению ко мне.

    Такова и общепризнанная концепция, бытующая в среде и профессиональных историков Российской Федерации. Потому что получают они не только мизерное российское жалование, но и так называмые гранды, величина которых несоизмеримо выше их зарплат. Гранды те выдают им иудейские банки Западной Европы и Америки, а «кто оплачивает, тот и заказывает музыку». Суть заказа в этом случае очевидна: «Не трожь говна – оно не воняет». То есть, резюмируя ранее тут сказанное, раз наука история развивается в Российской Федерации за откровенные и даже официальные взятки иудеев русским ученым, то суждения современных русских историков быть объективными не могут, а наука история превратилась в новой России в откроенную проститутку окончательно.

    Но часть русских интеллигентов, оставшихся в России и после перестройки, и после ельциновщины, позиция тех подонков, кто захотел мне заткнуть рот в эфире Интернета, не удовлетворяет. Более того, вызывает откровенное отвращение.

    Во-первых, потому что позиция их нивелирует и даже низводит почти на нет наше утверждение, что Великая смута была войной религиозной, местом столкновений интересов католических держав Европы и православной Россией, где на стороне Западной Европы выступал иудейский международный капитал.

    Во-вторых, потому что отказ от анализа религиозной и финансово-спекулятивной основ Великой смуты в Московии уводит историков в сторону от анализа исторически закономерных проблем совместного проживания униатских государств Литва и Украина с оставшейся в православии Россией и от попыток научного осмысления причин последующего укрепления униатской церкви на территории Украины и Белоруссии, приведшего к расколу русской православной церкви в 2018 году и к потере авторитета Москвы на западных границах бывшей Российской империи сегодня.

    Ну, и в третьих, потому что отказ от рассмотрения истории России в контексте развития всех европеоидных народов (в том числе и иудейского) в двухсотлетний (16-17 вв) период религиозных войн на территории континента, как явлений геополитических, уводит внимание современных россиян в сторону от действительно насущных для них на текущий моменнт настоящих проблем.

    Иудеи - это в начале 17 века уже далеко не нация и даже не единое бывшеближневосточное племя, это – многоязыкий и многокультурный конггломерат отдельных особей, объединенных лишь верой в единого Б-га, отличного от старшего из трех христианских Ипостасей Бога лишь отсутствием буквы «о» в названии Его официальной должности, а в остальном живущих и тогда, и сегодня по единому, древнеиудейскому образцу. Ибо разница между иудеями и охристианеными потомками древних славян к 17 веку нивелировалась, а сегодня исчезла совсем. Ведь в 21 веке те и другие поклоняются Мамоне и финикийскому Золотому идолу в виде Быка или Фалоса, соблюдая лишь различные условия и обряды при проведении церковных служб в синагогах и церквях. Но если Бог у иудеев и славян общий, то и Церковь их одна. А как называется какой храм на каком языке – и не важно. Тем более, когда золото из корванов и алтарей перетекает в Корван МВФ.

    У Б-га иудеев нет Сына Иисуса, да и Архангелов всего четыре, одного из которых – Гавриила - христиане у иудеев спёрли и назначили в сотрудники при христианском Боге. Яхве иудейский простых Ангелов христианских при Себе не имеет, но зато у Него имеются Противники в лице Демонихи Лолит и египетского Бога смерти Сета - Хозяина Ада - концентрационного лагеря для неправедных иудейских душ и язычников. Его-то христиане и переименовали в Сатану, чтобы стращать Им малоразвитые сознания последователей античного философа Иудеи Иисуса.

    Христианский Бог имеет Сына Иисуса, основной обязанностью Которого является разбор вин уже покойных христиан, их сортировка по Раю, Аду и Чистилищу, сооруженных для того, чтобы трудоустроить Христа Богом, уже после шести дней состворения Мира,. Кроме того, Иисус изредка якобы появляется перед смертными для сотворения чудес и для соверщения массовых геноцидов христиан и лиц других вер. Сам же Бог остается у христиан Тем же Самым иудейским Б-гом, характеризующимся выщеназванными иудейскими правами и обязанностями для Него, утвержденными троглодитами еще далекого от нас Каменного века, как незыблемые.

    Бог с Иисусом и Б-г иудейский во взаимоотношениях между Собой всегда состоят в бесконечной борьбе в классическом стиле, становясь по отношению друг к другу то Один главным, Второй подчиненным, то меняясь местами. Потому в разных регионах то одна из этих Церквей считается всегда тупыми массами доминирующей, а вторая сектантской, то наоборот. Но, по сути, обе церкви эти являются единой, иудейской.

    Владимир Киевский принял христианство в своем княжестве только потому, что имел целью примирить два подчиненных ему народа, находивщшихся в многовековой религиозной распре, наиболее мягким способом, опираясь на единого для христиан и иудеев Яхве и отказавшись от славянского многобожия, усложняющего систему перевозки товаров через Днепр в районе Киева и мешающего сбору дани с перевозящих товары купцов-иудеев. Потому что, по косвенным данным, славянский князь уже до принятия христианства заразился иудейским мировоззрением, и стал считать золото в своей казне ценностью если не основной, то более важной, чем нравственные ориентиры забытого уже нами многобожного славянства.

    Экономические проблемы своего лоскутного микрогосударства князь решил, а вот иудеев со славянами и славян с иудеями не примирил. Потому-то и была придумана православными монахами стандартная для европейского Средневековья христианская убогая легенда о том, что Владимир Красное Солнышко послал на четыре стороны света четырех гонцов для поиска настоящего Бога для славян (заметьте, для славян, а не для иудеев), и на основе анализа полученных от гонцов сведений принять велел на Руси именно христианство государственной религией, якобы отказавшись при этом от иудаизма, мусульманства и будизма. А кто из славян не согласен оказался с выбором князя, того дружинники славянские во главе с Добрыней Никитичем топили в Днепре. И за это благонравие князь-предатель веры предков стал христианским святым.

    В результате казней и массовых утоплений, почти вся прежде славянская южная Русь стала признанной официально к 13 веку полностью христианской, но фактически так и осталась даже в начале 17 века славяно-иудейской с сохранением великого количества пережитков от многобожия. Славяне оставались пахарями, охотниками, рыболовами. бортниками, а иудеи торговали этими товарами на этих землях и в соседних государствах. Славяне представляли собой население, говорящее на множестве южно-русских диалектов и финно-угорских да северокавказских языков разного склада, объединенных к тому времени верой в то, что мир сотворен иудейским Богом Яхве и воря в существование всяких там леших´домовых, кикимор и прочих славянских Анчуток. Рядом с ними жили поклоняющиеся одному лишь Б-гу Яхве иудеи. При этом, иудеи почитали славян отвергнутыми Б-гом Яхве рабами иудеев, имеющими звание гоев.

    Но главное для нас в этой статье не эта сугубо религиозная казуистика, а то, что иудеи всего мира в исторический момент Великой смуты были объединены в систему взаимных соглашений и уступок на базе признания золота и серебра за главную ценность на Земле, за эталон, по которому расценивались к тому времени две тысячи двести лет, как все товары без исключения, так и все человеческие качества, заслуги и даже все жизни. Все сущее на свете стало иметь цену.

    До признания золота за меру ценности всего сущего на земле в Лидии 6 века до нашей эры, не было даже на Ближнем Востоке единого прейскуранта цен на товары и услуги. Но зато уже тогда существовали взаимосотрудничающие между собой иудейские торгово-обменные центры, расположенные на Ближнем Востоке, именуемые меняльными сообществами. Именно они перетекли в Средние века в пока еще католические, а потом и ставшие частично протестантскими главные общемировые финансовые центры: в Геную, в Венецию, в Андорру, в Лондон, в Гаагу, в Прагу. Оттуда и шло управление интервенциями Речи Посполитой на Московию в 1605-1618 гг. , потом нашествие Наполеона в 1812 году, Гитлера в 1941-1945 гг, Ельцина в 1991-1993 гг.

    Североамериканские колонии в ту пору находились под контролем иудеев Лондона и Амстердама, и потому влиять на события в Московии напрямую не могли. Но сегодня в США существует целая сеть фондовых бирж, которые заметно влияют на рост и падение котировок всех национальных валют мира. Москва в период с 1991 года по 2008 год несколько раз пыталась попасть в эту обойму контролеров мирового потока капиталов, но всякий раз проигрывала битвы с основными игроками, хотя игра шла между иудеями США и иудеями России. Из чего следует вполне резонный вывод: внутри иудейского сообщества идет собственная иудейская грызня ни на жизнь – на смерть. И все – ради права владения золотом Корвана бывшей Большой синагоги Иерусалима и продолжающего течь туда же нержавеющего металла.

    Торговый путь между Индией, Персией, Среднеазиатскими ханствами, Афганистаном и Европой в 17 веке уже давно существовал, как мы раньше сказали. Золото Африки и Азии, Америки, а потом и Австралии перемещалось в трюмах кораблей по морям и океанам, текло на Запад по караванным тропам Великой степи. А вот путь через незамерзающее зимой Баренцево море, верховья Камы, Волгу и через Астрахань в Среднюю Азию и Индию только начал осваиваться в конце 16 века при царе Федоре Ивановиче, когда был заложен будущий Архангельск. Сразу после прихода к власти над Московией Патриарха Филарета земли эти будут отданы в вечное пользование англо-иудейской Ост-Индийской компании в уплату за финансирование иудейскими банками семьи Захарьевых-Романовых в деле организации Великой смуты с целью захвата царского престола Московии этой семейкой, а также на взятки хану Иштереку за измену Заруцкому и еще на оплату терским казакам, уничтожившим альтернативное Московскому православное русское царство Астраханское.

    Как видно из всего здесь не в хронологическом порядке изложенного, с отступлениями и с пропусками других важных эпизодов Великой смуты, даже в этом случае наша геополитическая оценка и финансовое обоснование возникновения и разрешения этого страшного события в истории Московии 17 века имеет право существовать и на то, чтобы история Великой смуты была глубоко и всенепременно изучена русскими учеными уже нынешнего поколения и, тем более, поколениями будущими. Потому что при честном и трезвом анализе прошедших событий на Руси все тайные якобы проблемы в истории России оказываются вполне ясными и простыми для осмысления, как профессиональными историками, так и людьми с незашторенным наукообразными версиями сознанием.

    Всякий народ ведь состоит, в основном, из дилетантов, и потому не ученые, а именно дилетанты выносят окончательный вердикт своим правителям. Иногда такое случается и через сотни лет.

    А как вынести свой вердикт, не ведая об исторических корнях текущего конфликта между русскими и иудеями, не осознав его, как естественно-исторический процесс в качестве требующего естественного разрешения противоречий между славянами и иудеями в течение хотя бы ближайших четырехсот лет? Ибо цивилизавции славянской на русской земле уже нет, а иудейская еще не создана, да и всяки с малочисленностью своей и с низкой рождаемостью будет вряд ли когда создана.

    Как же быть? Как спасать Россию? Да и нужно ли ее спасать?

    Думать надо, думать и еще раз думать. Всем.

     

    Семь разъяснений для дилетантов

     

    1. Из получившегося здесь текста, по мнению критиков данной статьи, прочитавших ее ранее, получается, что я – антисемит, ненавидящий иудеев за то, что они завладели Россией.

    Вовсе нет. Я безразличен к дальнейшей судьбе России и к семитам ровно настолько же, насколько и безразличен с славянам вообще и к русским, каким являюсь сам, в частности. Даже более того, русских людей своего поколения, предавших Советский Союз в период перестройки и далее в 90-е годы, я искренне презираю, то есть отношусь к ним в большей части более отрицательно, чем к тем российским иудеям, что остались верными своим клятве пионеров и присяге воинов СССР. Хотя, признаюсь, я и клятвам с присягами не доверял даже в пионерском возрасте. Слишком много было вокруг правильных и одновременно лживых слов о Родине, партии, священном долге и прочей фанаберии.

    Но, при этом, я уверен, что при прочтении данной статьи многие иудеи обрушатся на меня с обвинениями в разжигании межнациональной розни и прозвучат в который уж раз требования заключить меня в узилище. Такое уже случилось, когда я в российской печати на русском языке назвал хозяина «Еврейской газеты», выходящей в Германии, Нихаласа Вернера (бывшего главу красноярской криминальной группировки, назваемой «Лебедевским комсомолом») новым русским и бандитом. Вернер подал на меня в германский суд – и конечно же выиграл процесс. Хотя процесс велся на немецком языке, и моего мнения о претензиях истца суд не выслушал.

    Поступок берлинских судей чем-то показался мне схожим с поступком работников президентской библиотеки Санкт-Петербурга 7 Ноября 2018 года и руководства издательства «ЭКСМО», сократившего при издании мою книгу «Главная Тайна Великой смуты» на треть без согласования на то со мной, без выплаты мне гонорара и без пересылки мне авторских экземпляров. Таким стал в России иудейский метод обращения с владельцами авторских прав в издательском деле повсеместно в мире, не только в России. И это закономерно. Ибо существует всего лишь два незыблемых закона юриспруденции: «победителей не судят» и « у кого больше денег, тот и прав». Так повелось со времен царствования древнемесопотамского царя Хамурапи, существует по сей день и по завтрашний.

    И осознание этой всеобщей несправедливости в том числе и в покинутой мною родной стране тоже подтолкнуло меня к написанию данной статьи, в какой-то мере объясняющей профессиональным немецким юристам, не знающим русского языка, характера и истории взаимоотношений славян и иудеев в течение последней тысячи лет вообще и в период сорока с лишним лет моей жизни в СССР и в СНГ в частности, что иудеи и славяне – это близнецы-братья, которые ненавидят друг друга, но и не могут жить друг без друга, что со своим германским менталитетом берлинские судьи не в состоянии понять характера взаимоотношений между представителями остатков славяно-иудейской цивилизации и новорожденной цивилизации иудо-славянской. Уж в этом-то они действительно не понимают ни уха, ни рыла, и никогда не поймут.

    Но судят. И отправляют в тюрьму. Но после посещения мною тюрьмы вдруг заменяют отсидку штрафом, который я не выплатил до сих пор. И не буду платить никогда.

    В этом и состоит, между прочим, одно из серии различий протестантско-иудейского и славянско-атеистического менталитетов. Они судят нас по законам, а мы их – по совести. И разница эта состоит в том, что совесть наша, общинная, остается неизменной тысячу лет, как минимум, а законы индивидуалистской цивилизации меняются каждые 50-100 лет.

    Даже в славной своими дурацкими традициями Великобритании все еще существуют общины в маленьких городках и селах, и люди там живут по своим понятиям, а не по общегосударственным установкам. А вот в России таких собственных славянских общин нет. Разве что села христиан-раскольников, отдельное село новорусского миллиардера да отдельные сектантские поселения в Сибири тянут на то, чтобы почитаться заповедниками русской старины и хранителями каждая своего способа благочестия. Бывший же советский мир, то есть базовый бывший, в современной России стал абсолютно иудейским, расположившимся на трех китах: купи-продай-пропей.

     

    2. Следующая «непонятка», которая может у дилетантов возникнуть при прочтении этой статьи, заключается в том, что мало кто в настоящпее время знает, почему именно золото и серебро стали во всем мире признаваться за металлы драгоценные и почему именно они должны были и остаются единым эквивалентом стоимости товаров и труда вложенного в их произведство, как уверил нас в этом иудей К. Маркс в 19 веке. Когда же в следующем веке всё золото перекачается в корван Международного валютного фонда окончательно, Маркс станет экономистам не нужен, но появится некий другой эквивалент, над изобретением которого сегодня ломают умные головы всей планеты. Придумали вот небавно электронные деньги биткоины, но испробовали их лишь богатые иудеи - и увидели, что биткоины – деньги для элиты, не работают в массах. А вне масс финансы не порождают новые финансы. Ибо «свой своему поневоле друг», а на друге не очень-то разживешься. Ненависть между славянами и иудеями для того и пествовалась владлельцами корванов тысячу лет подряд владельцами корванов, чтобы иудеи-ростовщики наживались на незадачливости славян.

    Идея признать золото за эквивалент стоимости товаров и услуг принадлежит какому-то из приближенных лидийского царя Крёза, жившего в 6 веке до нашей эры, то есть вполне возможно, что иудею. Ибо Лидия того времени занимала почти весь Ближний Восток, просуществовала недолго, и при жизни все того же Крёза была уничтожена персами. То есть территория проживания иудеев входила в состав Лидийского царства, хотя об этом не сказано ни слова ни в Торе, ни в Библии – и этот факт говорит о степени «добросовестности» изложения истории иудейского народа в этих так называемых священых книгах, которые в глазах современных мне европеоидов являются якобы источниками «достоверных сведений» об истории античного мира.

    Так вот... идея использовать неокисляющиеся металлы в качестве единого мерила стоимости товаров в обществе, где до этого шел натуральный обмен, было, безусловно гениальным и революционным. Самородные золото и серебро, используемые до этого момента античными людьми лишь для изготовления посуды методом холодной ковки каменными молотами, а также украшений, предметов культа, принялись работать, служить людям в качестве посредника при обмене тогда еще небольшого числа товаров. Излишки же драгметаллов стали прятаться и складироваться для проведения спекуляций на рынке, где стоимость товаров всегда зависела и зависит от стихий и состояния погоды, сезонных климатических изменений.

    Излишки запасов драгметаллов и особо блескучих камней, ставших называться драгоценными, прятались от воров и грабителей отдельными лицами, запасы же общественные тут же получили название казны и становились собственностью верховных жрецов и правителей государств. А так как Первого иудейского царства в природе никогда не существовало, то до самого создания так называемого второго Иудейского царства Ирода Великого в первом веке до нашей эры общественное золото и серебро, принадлежащее племени иудеев, в большей части своей хранилось у жрецов иудейских в специально для этого построенных хранилищах, называемых синагогами в ящиках с четырьмя ручками для удобства переноса груза в случае опасности, называсемых на разных иудейских диалектах то корванами, то ковчегами.

    Из чего следует, что никакой царь Соломон первый храм своего имени построить в Иерусалиме не мог. Царь по имени Соломон, то ли араб, то ли иудей, то ли перс, то ли местопотамец, если и существовал на самом деле, то, согласно текстов сказок тысячи и одной ночи и якобы оригинальных пратекстов Торы, жить мог лишь за 600 лет до появления на Ближнем Востоке самой идеи денег и строительства первых синагог. Иудеи же до изобретения денег вполне обходились жертвенными камнями на вершинах холмов для своих б-гослужений Яхве.

    Второй же храм Соломона – это уже выдумка переводчиков Торы, оформленная в Библии, как факт, не треюбующий доказательств. При жизни царя Ирода Великого здание это было недостроенно, судя по одной-единственной Стене плача, сложенной из средней величины циклопических камней много меньшего размера, чем были уложены в стены храмов Египта и Сирии. Больше ничего материального от этого якобы храма не осталось. Хранилище драгметаллов это, сооруженное не самими иудеями, а египетскими и греческими каменных дел мастерами, звалось самими древними иудеями просто Большой Синагогой, то есть имени Соломона не носило никогда. И внутри Большой синагоги действительно стояли носилки с древнейшими сокровищами иудейского племени, называемыми Ковчегом, а также имелся каменный подвал, в котором были скрыты основные богатства племени, называемый Корваном.

    Последний и был предметом интереса к Иерусалиму римских императоров, уяснивших в конце первого века нашей эры причину резкого оттока серебра с территории империи на Восток. Империя теряла основное средство платежа так быстро, что не помогала интенсификация труда на богатейших серебряных рудниках Иберийского полуострова. Прошли две малопримечательные римско-иудейские войны, была разрушена и растаскана по камням недостроенная Большая Синагога, но Корван ее, переправленный еще в годы царствования царя Антипы в Армению, римлянам не достался. А потомки Ирода и его внучки, племянницы Антипы Саломеи проправили ставшей вдруг Великой Арменией (официальное название) еще триста лет.

    Вот так эти два мягких, легко стирающихся и тяжелых металла, абсолютно ни на что, кроме бытовых и религиозных поделок, амулетов, украшений и прочей ерунды людям практически каменного века непригодных, сумели уничтожить целые народы и разрушить царства всего лишь признанием гоев за ними придуманной иудеями мифической ценности.

    Походы поляков на Москву в 17 веке были вызваны всего лишь слухами в Западной Европе о баснословных богатствах нищей Московии именно серебром и золотом. Об этом впрямую говорится во всех дошедших до нас иностранных документах о Великой смуте и о предшествующих ей годах. Иудеи-ростовщики Западной Европы просто не могли позволить какому-то там царю Ивану Васильевичу и его потомкам владеть тем золотом, что, по их мнению, должно было лежать в их корванах. Именно ростовщики ранее названных государств для того, чтобы не позволить укреплению и без того абсолютной королевской власти в Англии, помешали браку Ивана Грозного с британскаой королевой. О чем, кстати, вполне откровенно говорится во всех опубликованных документах той эпохи.

     

    3. Более полезными и более прочными, долговременными в древности следует признать такие металлы, как олово, медь и метеоритное железо. Последнего было мало, встречалось оно редко и потому использовалось только для изготовления предметов культа, то есть жертвенных ножей, символов власти, бус для жрецов и прочих бесполезных для племени вещей. Ими и по сей день завалены практически все выставочные залы и хранилища современных музеев мира.

    А вот самородных олова и меди было на Ближнем Востоке много – и именно они в виде сплава под названием черная бронза стали в каменном пока еще веке использоваться кое-где и кое-когда в качестве орудий труда и деталей оружия. Но именно их в музеях мало. Потому что бронза ценилась в античное время высоко, собиралась после войн на пепелищах, вынималась из мертвых тел, и неоднократно перековывалась.

    Вплоть до железного века битвы античных землян носили непонятный нам характер: воины в боях убивали друг друга редко, чаще калечили, лишая противников возможности защищать себя. Даже раненых без особой нужды не добивали, только отбирали оружие и доспехи, ну, и ели поверженных при необходимости. Потому так важна была передача греками мертвого тела Гектора царю Трои Приаму в «Иллиаде», как доказательство того, что греки троянского героя не слопали.

    Настоящее оружие солдат Александра Македонского не было похоже на то, что изображено на пилонах древнегреческих храмов в виде барельефов и горельефов. И дорогих, смертельно опасных на солнце шлемов бронзовых на головах они не имели, их заменяли козьи шапки. И дротики, и копья, и стрелы не имели наконечников, а были просто заточены и обожжены. Да и бронзовые мечи в те времена были большой редкостью и в Греции, и на Ближнем Востоке, где древесной растительноти было недостаточно для сжигания ее в топках примитивных медеплавильных печей с крайне инизким коэфициентом полезного действия, что делало невозможным создание индустрии по производству боевого оружия для армии македонского полководца, состоящейй из якобы 20 тысяч человек. Цифра эта завышена учеником Сократа Ксенофонтом, ибо двести сотен пеших и всадников с таким же бы обозом просто бы передохли от жажды при пешем переходе через пустыни Передней Азии и Египта. Не было там достаточно богатых водой источников и колодцев для обеспечивания влагой 20 000 воинов, их коней, их оруженосцев, их слуг, коней обоза.

    И воины иудейской Орды, прибывшие в Закавказье где-то в третьей-пятой сотне лет нашей эры из Набатейско-Иудейского пограничья, перевалив Большой Кавказский хребет, в степи возле будущего Киева, и бежавшие от древних германцев славяне, прибывшие сюда же с территории современных Германии и Польши, были вооружены точно так же, как и македонцы в начале нашей эры. Технологии металлургические за восемь «темных» веков почти не изменились. Хотя в Западной Европе уже было кованное рудное железо в ходу, конечно, но не было такового на берегах Днепра и Дона. Воевали иудеи и славяне в пятом веке именно примитивным оружием каменного века, были сильны одинаково, и не могли победить друг друга деревянными стрелами и дротиками, изредка с каменными наконечниками и с плетеными щитами. И двигались племена их к точке встречи одинаково неторопливо, проходя, в среднем, за пять веков всего около полутора тысяч километров. Ибо все великие переселения античных народов были таковы: и гуны так медленно шли из Китая в Европу, и монголы так шли на Русь и будущую Венгрию от Алтая и Саян, и даже римляне продвигались на Восток с той же скоростью, дойдя лишь до западных границ Армении и Персии. Одни только русские сумели за два поколения достичь парой сотен казаков в 17 веке берегов Тихого океана и Амура, а попытка Сталина повторить Великое переселение народов на Дальний Восток в 1930-х годах оказалась хоть интенсивной, но чрезвычайно короткой, ибо завершилось в 1985 году идиотским указом Горбачева об ускорении всех происходящих в СССР процессов на семь процентов – и славяне стали толпами покидать ставшую голодать Сибирь.

    Теперь дальневосточные территории медленно, но неуклонно, отпадают от Москвы естественным образом сами по себе, вместе с населением, стремительно приобретающим китайские черты лица и кровь. Не помогают заселить бывшие дальневосточные русские территории даже уловки нового правительства РФ в виде бесплатного гектара для желающих работать на бывших каторжных землях и прочие кабинетные благоглупости. Селятся на российском Дальнем Востоке бегущие из бывших социалистических среднеазитатских республик, превращающихся в средневековые ханства, азитаты, да нелегалы из двух Корей, Китая и Юго-Восточной Азии. Русское же население, за исключением небольшой общины забытых Кремлем староверов, прибывших во время перестройки из Австралии, стремится перебраться поближе к Москве, Но и староверы задумывается уже о том, чтобы вернуться из-под власти иудеев в Австралию.

    Славяне и иудеи 5-12 веков оказались чужаками на землях Киева равно, а потому в борьбе с местными народами за выживание выступали вместе. Равно малочисленные в первое время они отличались друг от друга дишь тем, что славяне были политеистами, а иудеи монотеистами. Даже переход славян в монотеизм в виде иудейской секты, верующей в божественное происхождение иудея Иисуса, не объединил их, как на это надеялся князь Владимир Красное Солнышко, а еще больше разъединил. Потому что ментально эти два племени были различными к моменту его правления уже четыре сотни лет. Оба пленени уже осознали свои особые ментальности, хоть жили друг с другом рядом, но душами пребывали, как говорилось тогда, раздельно, и раздел этот стал в 1-м веке уже традиционным.

    А традиция – это сила беспощадная и могучая. Она не подчинена никакой логике, кроме привычки масс что-то признавать и любить, а что-то ненавидеть. Троадиция всегда в каждом народе почитается священной, обязательной для исполнения. Например, славянская традиция умываться по утрам, а иудейская хоть и мыться, но иногда, не часто, не изменилась и за века. Потому что славяне происходили из мест, где воды было всегда в изобилии, а иудеи – из пустынь и полупустынь, где вода была дефицитом. Но славянам всегда воняло от иудеев, а иудеям – от славян.

    К тому же, любое государственное преобразование указами правителей народные массы только разъединяет, революции сверху приводят только к катастрофам. Яркий и свежий пример тому – развал СССР, случившийся после попытки М. Горбачева повторить реформы Александра Второго, осмеянные еще Ф. Достоевским. То, что в 19 веке выглядело прогрессивными мероприятиями, в 20-м оказалось регрессивной деятельностью малограмотного и бездарного главы страны, направленной на ее разрушение. И, как это случается всегда в период любых революционных преобразований, все национальные богатства, что оказались в стране в результате правления бездарем бесхозными, присвоили именно иудеи. Славяне, как всегда, «прохлопали ушами».

    В период Великой смуты иудеи и славяне тоже ненавидели друг друга, тоже рвались жадными руками к мифическим сокровищам московских царей, взаимно вредили. Регулярные походы на Москву славяно-польских Орд, науськаных чешскими, польскими, крымскими иудеями-ростовщиками, - тому свидетельство. Нам же историки старательно вдалюбливают в головы мысль, что даже такой грандиозный поход, как тот, что произвел гетман запорожских казаколв Сагайдачный, например, якобы мог быть организован бесплатно, на голом энтузиазме запорожских казаков под крики лозунгов о самостийной Украине, а уж первый Лжедмитрий и вовсе был волшебником во главе влюбленных в идею свободной Руси во главе со всегда грабящими ее казаками и поляками. При этом, все историки всегда признают, что казаки южной Руси до признания себя московскими подданными, всегда были наемным войском, то есть продажной сволочью, служащей тому, кто им платит, а поляки по сию пору почитают Россию своим главным врагом и любят многократно оккупировавшую их Германию. Инстинкт раба.

    Так было и в период владения Украиной Петлюрой, и в период правления землями южной Руси Петром Порошенко. Потому, вопреки утверждению А. Солженицына, будто иудеи и славяне жили и живут вместе двести лет, сожительствуем мы друг с другом рядом в четыре-пять раз дольше, сосуществуем по сей день во взаимной и одинаковой неприязни. Но не во вражде. Более того, мы довольно часто помогаем друг другу, спасаем друг друга и порой дружим. Но в большей части конфликтуем. Отсюда – и вечный украинский антисемитизм на территории Великой русской равнины, называемый русским намеренно, по указанию из Нью-Йорка.

    Иудеи юга России единовременно перебрались сквозь занятую немецкими войсками «черту оседлости» в Петроград 25 ноября старого стиля (7 Ноября стиля нового) 1917 года, то есть ровно, день в день, за 101 год до того момента, когда сотрудники президентской библиотеки России сказали мне, русскому писателю фактически: «Заткнись!» - и ровно, тоже день в день, через 406 лет от момента открытия ворот Москвы и сдачи на милость Минина и Пожарского польского воинства и вместе с ними отрока Миши Захарьева – сына обитасющего в тот момент в Гостынском замке в Польше лже-Патриарха Филарета, будущего царя Московского и основателя династии, получившей спустя сто лет название Романовых, свергнутых с Престола окончательно именно славянами 2 марта 1918 года в результате Февральской революции.

    Явились иудеи на исконе русские земли тотчас, то есть 7 Ноября 1917 года, явились не босыми и вооруженными палками в набедренных повязках из шкур зверей, а уже в кожанных, хорошей выделки черных сапогах и в кожаных черных куртках, с огромными английскими маузерами на поясах и с набитыми бумагами портфелями в руках – главным оружием иудеев 20-21 веков. Одна из бумаг, лежащих в потрфелях работников президентской библиотеки России сегодня, запрещает, должно быть, упоминать о существовании в 17 веке на юге России, на Западе и на Юго-Востоке богоизбранного племени. Ибо открытие одной только этой тайны разом распахнет ящик иудейской Пандоры и развеет мифы славяно-иудейской истории.

     

    5. Откуда же такая власть иудеев, их бумаг и печатей на русской земле? Отчего иудеи 21 века могут вещать свои лозунги и проповедовать свои принципы и убеждения на русской земле от имени русского народа, а простой русский писатель оказывается не в состоянии высказать свое мнение о том, «кому живется весело, вольготно на Руси» в русском Интернете? Н. А. Некрасову однажды царская цензура в 19 веке дозволила задать этот вопрос вслух, но очень скоро по этому поводу стали бывшие славяне только лишь шушукаться между собой, а после 1922 года заткнулась вовсе.

    А все дело в не однажды упомянутом в этой книге корване – фактическом сердце всякой синагоги, всякого христианского храма и всякой мусульманской мечети. Не знаю уж, как он зовется у других христианских народов и у мусульман, но по-русски носит имя алтарь. В нем хранится то, что иудеями каменного века признано высшей ценностью, ради обладания которой можно и людей убивать, и уничтожать целые народы, города и цивилизации - золото, серебро и драгоценные камни различной степени сохранности, использованные в различных целях: лежащими валом, вставленными в оклады, обивающими иконы, вправленными в перстни, в виде всяких побрякушек и посуды, из которой давно никто ничего не ест, оружия, крестов, панагий, ряс и прочего церковного хлама.

    Содержимое корванов-алтарей нельзя съесть, нельзя ими обогреться, нельзя использовать в качестве инструментов. Их ценность заключена в традиции признавать за ними ценность. Инки, к примеру, не понимали причин повышенного интереса испанцев к желтому металлу, отдавали его бледнолицым дурням даром. Потому что они не знали иудеев, не ведали о навязанной европеидам именно иудеями идеи обожествлять этот желтый и практически бесполезный до середины 20 века металл. Это с развитием электроники возникла у людей практическая надобность в золоте. То есть индейцы двух Америк были в 15-16 века более мудрыми людьми, чем европеоиды. Но потом заразились златолюбием и поглупели.

    Числа мнимых сокровищ, хранившихся в Большой Синагоге Ирода мы не знаем. Нам достоверно известно лишь три связанных с ними факта:

    - во-первых, сокровищ в храме после разрушения ее римлянами не оказалось;

    - во-вторых, племяннца-любовница царя Антипы, сына Ирода, Саломея стала первой царицей Великой Армении, владелицей несметных богатств, дотоле не имевшихся в Армении;

    - в третьих, и в главных, Корван Большой синагоги наполнялся в античное время в большей части не золотом, которого на Ближнем Востоке было в те времена очень много, а редким в этом регионе серебром.

    Серебро это и макет сказочного деревянного Ковчега, будто бы подаренный иудеям Б-гом Яхве, символизировали вместе образ Самого Яхве, изображать которого по логике древних иудеев было не позволено никому (отсюда и отказ мусульман изображать Аллаха, который раньше имел вид каменного параллелипипеда), Которому и молились иудеи, заплатив за это право так называемый серебряный сикль, медная стоимость которого варьировалась в зависимости от цен на серебро на иерусалимском рынке у менял и ростовщиков. Часть корвана в Ковчеге выносили в дни двух иудейских праздников на всеобщее обозрение бесплатно, но паломники за право слушать проповедь Первосвященника все равно платили – и, как результат, доход Большой синагоги от этого якобы бесплатного показа увеличивался в эти дни в сотни раз. Точно так же обогащались в провинциях римскорй империи и другие синагоги, даже самые мелкие.

    Другой статьей дохода Большой синагоги являлись отчисления в ее Корван синагог Иудеи и всей Римской империи, где имелось подобных учреждений великое множество. Они платили десять процентов от своих доходов этой практически главной синагоге всей Римской империи. А доходы их составлялись из суммы десяти процентов с доходов местных иудеев-прихожан (в большинстве своей менял и ростовщиков) и за исполнение религиозных обрядов, обязательных для каждого иудея: обрезания младенцев мужского пола, крещение в миквах (открытых бассейнах рядом с синагогами), услуг жрецов при заключении брака, и так далее. Если же учесть, что жрецы Большой синагоги занимались активной спекуляцией иберийским серебром на территории всей империи (номинальная цена серебра в Иберии была ниже, чем на Ближнем Востоке, в 4-10 раз в зависимости от года), то можно с уверенностью сказать, что Большая синагога стремительно обогащалась, не участвуя в производстве товаров, увеличивая запасы корванов ежегодно в геометрической прогрессии, а золота и серебра в качестве эквивалентов стоимости производимых в империи товаров становилось все меньше и меньше. Золото перестало быть в обращении империи еще при Юлии Цезаре, а спустя четыреста лет исчезло в Западной Европе и серебро, а с ним и Римская империя.

    Та же методика вкупе с введением бумажных денег и электронных расчетов была введена на Земле Международным валютным банком, превратившим в своих должников все европейские страны на основе законов, добываемых из тех же самых портфелей, что и с 1917 по 1930-й гг в России. Стали вечными должниками Международного сионистского центра Нью-Йорка поначалу Румыния, потом горбачевский Советский Союз, а потом и все отпочковавшиеся из него и друг от друга 15 новых независимых государств бывшего СССР и все бывшие страны социалистического содружества. В том числе и Россия, поднявшая по повелению МВФ пенсионный возраст своим гражданам в год 101-летия Великой Октярьской революции, завоевания которой были похоронены КПСС еще при Л. Брежневе отказом от государственной модели с диктатурой пролетариата.

    То, что не смогли сделать с Московией иудейские банки Генуи, Праги и Лондона в 17 веке, сделал иудейский Нью-Йорк в веках 20-ом и 21-ом.

    Как видно из этих цифр, скорость перемещения государственнообразующих наций в процессе движений народов осталась постоянной и в наши дни. А из этого следует вполне естественный вывод: Россия с 19 авнуста 1991 года перестала быть государством русского народа. Славяне в тысячелетней борьбе с иудеями оказались поверженными окончательно. И положение таковое должно отныне продолжаться никак не меньше пяти сотен лет. То есть где-то в 26 веке следует ждать возрождения государства славянского. Но, скорее всего, и этого не произойдет. Просто исчезнет государство иудейско-славянское, которое, вполне возможно, и через пятьсот лет будет носить название России, но не останется в нем даже ныне геополитизированного руского языка и русского народа. Потому что такая вот эпидерсия случилась с Россией в конце двадцатого века.

    Якобы защитник своей нации, якобы славянин и земляк М. Горбачева, американец и москвич А. Солженицын сыграл в деле уничтожения русского народа важную роль: он научил русских людей не уважать своих отцов и матерей, своих дедов и бабушек, презирать их дела и свершения, научил русский народ любить и защищать уголовных преступников. Писатель этот помог своим читателям и единомышленникам «не разрешать и не пушать» инакомыслящих на дискуссии, сочувствовать лицам, не приносящим никакой пользы русскому обществу.

    И, как говорится, слава Богу. За все надо платить. Народу русскому – за предательство Родины в веке 20-м, мне – за то, что не догадался написать эту статью десять лет назад. То есть мне следует даже поблагодарить сотрудников библиотеки имени Б. Ельцина в новоявленном Санкт-Петербурге за осуществленную ими провокацию. Без нее я бы даже не задумался о поднятых в данной статье проблемах.

     

    6. Если же сфокусировать все выводы пяти вышеприведенных комментариев, осмыслить их, собрав воедино, то можно уверенно заявить: здесь ничего не сказано о том, в чем конкретно разнятся менталитеты славян и русскоязяычных иудеев сегодня, и в чем эта разница проявлялась четыре столетия назад.

    Иудеи 1605 года передали свои плавсредства лжецаревичу Димитрию для переброски его крохотной армии в 2000 польских жолнеров через Днепр за деньги, выделенные им все теми же иудеями Праги, то есть для Самозванца переправа эта осуществилась бесплатно.

    Сделали иудеи это вовсе не из природной подлости, как это представляется моим читателям.

    Во-первых, иудеи не Киевщины не были в начале 17 века подданными московского царя, а потому патриотами Московии быть не могли, да и не хотели. А за перевоз интервентов на территорию Руси иудеям киевщины иудеи из Самбора им заплатили.

    Во-вторых, «бизнес есть бизнес. ничего личного» - это традиционная форма во взаимоотношениях иудеев и протестантов с гоями. А все славяне – гои по определению.

    В-третьих, проход отряда в 2000 сабель с таким же количеством плохо вооруженных пеших пахоликов в 1605 году ни в коей мере не угрожал потрясениями державе, которая могла противопоставить иностранным интервентам собранную в течение короткого времени армию от пятидесяти до полутораста тысяч стрельцов и боевых холопов, и имела собранные в Ельце, расположенном на этом направлении удара Лжедмитрия, пороховые запасы и артиллерию готовыми для войны с могущественным тогда Крымом.

    Из чего следует, между прочим, что Лжедмитрий возможно и спас Крым от разгрома. Ибо ситуация на полуострове в ту весну была архискверная, войско татарское гонялось за очередным молдавским самозванцем на территории Прнкарпатья, турецкий флот мог не помочь татарам, ибо находился в тот момент у берегов Мальты и в африканских портах. А Годунов в тот раз готовился к войне с Крымом основательно. И порох запасал, и пушки свозил в Елец, и народ с севера Московии пересылал на южные земли, наделяя славян там черноземами.

    Иудеи Киева знали о том, что гарнизон Истомы Пашкова в состонии разметать в пыль Самозванца, но не подозревали, что русские крепости и гарнизоны Северщины примутся торопливо друг за другом изменять крестоцелованию Борису Годунову и переходить на сторону заведомого обманщика и предателя Юшки Отрепьева. Сами будущие хохлы все-таки так и не организовали ополчения, включившегося бы в армию Расстриги, так и оставались в течение всех восьми лет официальной Великой смуты сторонними наблюдателями событий, потрясших Московию до основания. А это уже само по себе выглядит, как косвенная, пасивная, но помощь национально-освободительному движению Московии.

    Иудеи же Советского Союза, укрепившись за 70 лет на административных постах, с 1985 по 1993 год участвовали в новой Великой Смуте настолько активно и безжалостно, что при создании нового русского государства в 1993 году стали собственниками всех национальных богатств СССР, а потом России, создали за последующие тридцать лет новый тип государства и подготовили новый административный рессурс, состоящий из их кровных наследников и подельников по разграблению страны. Русская Россия к моменту президентства иудея Медведева (настоящая фамилия Мендель) в 2008 году, прекратила свое существование, родилась Россия иудейская, то есть империалистическая, ведущая отныне колониальные войны и ничем не отличающаяся от США.

    Новая Россия с уже протестантским менталитетом, обновленного путем геноцида собственно русского народа ельцинскими и путинскими реформами и с принципом заселения русских территорий инородцами, вовсе не представляет собой конституционное государство, отделенное от наполняющей ее с избытком сект и церквей, находится под прямым диктатом церкви православно-иудействующей и родственных ей церквей мусульманской и иудейской, имеет в армии священнослужителей трех кофессий. То, ради чего род Захарьевых был заслан в 1613 году в Москву, хоть и через четыреста лет, но разрешилось строго по задуманному мировым сионизмом еще в 16 веке плану. Святая Русь и особая ментальность русского народа перестали существовать вместе с СССР.

     

    7. «... Да не робей за Отчизну любезную, Вынес достаточно русский народ... - писал когда-то уже цитированный здесь великий русский поэт Н. Некрасов, хорошо известный в мире и совершенно забытый в современной России, - ... Вынесет всё – и широкую, ясную грудью дорогу проложит себе, - с оптимизмом заявляет он. Но тут ж завершает печально. – ... Только вот жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе».

    Текст звучит грустно, но оптимистично, как все написанное русскими литераторами в период расцвета русской культуры, сменившегося космополитическим и искусственными «-измами» в веках 20-м и 21-м. Хотелось бы и нам мыслить хотя бы так. Но оснований для подобного оптимизма у нас сегодня нет. При правлении Захарьевых и иудеев-большевиков таковые были потому только, что русские люди оставались все-таки славянами. Свидетельство тому - наличие антифашистского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны на территориях Украины, Белоруссии и традиционно и неизменно предающей Москву Северщины. Объясняется этот парадокс наличием сугубо русского менталитета потомков тамошних славянских племен, и более ничем: «Ребята, не Москва ль за нами? Так умрем же под Москвой, как наши деды умирали. И умереть мы обещали. И клятву верности сдержали...» (М. Лермонтов), а также: «Дальше отступать некуда. За нами Москва» (политрук Панфиловской дивизии В. Крюков)

    Ныне ж менталитет русский в народе бывшем русском пропал, и вместе с ним видоизменился русский народ. Дошло до того, что русскими официально стали признавать в России тех, кто сам себя считает русским. Назвался бурят русским, он – русский, назвался иудей, он – тоже русский, да еще порой более русский, чем русский по крови, по воспитанию и по сущности своей. То есть ментальная русскость русского человека стала в России с 1985 года размываться стремительно и безвозвратно.

    Народы славянские не стали пока что иудейскими, как некогда это чуть не произошло с набатеями 2-го века до нашей эры, но сегодня и не остались славянскими. От имени русского народа в России глаголят со всех общественных площадок только иудеи. Они и защищают русский народ, и диктуют ему законы и правила поведения, они даже учат русских русскому языку и нормам русской речи, из-за чего в течение двадцатого века русский язык потерял красоту слога, звукопись, огрубел, опошлился, потерял в результате ленинской реформы не только оставшиеся после Петра Первого буквы, но и стал канцелярским даже в прозе и поэзии.

    Народ русский стал никаким еще в период перестройки, и даже раньше, когда он стал массово отказываться от собственной культуры, вместо Пушкина, Гоголя Толстого и Чехова принялся читать иностранную порно-детективную макулатуру, а потом стал в школах изучать вместо творчества выдающихся советских писателей исключительно пасквили врагов советской власти, не отражающих истинной жизни своих предков. Дошло до того, что даже М. Шолохов перестал почитаться в новой России русским писателем. Современные российские школьники уже не в состоянии читать книги русских классиков, понимать их смысл; красота языка вчерашних еще кажется великих писателей земли русской кажется им архаичной, непонятной. А великими русскими писателями стали почитаться на Руси исключительно лица иудейской веры. «И примкнувший к ним» изменник Родине Солженицын, кстати

    В библиотеке президентской в бывшем городе-герое Ленгинграде русские книги на русском языке, в том числе и русских классиков, в хранилищах и на полках есть. Но читателей их не наблюдается.

    Тогда на кой хрен и кому нужна такая и подобные ей библиотеки?

     

    Выводы

     

    1. Так называемая Великая смута (название это дано периоду с 1605 года по 1618-й Патриархом Филаретом самолично) оказалась лишь коротким периодом смущения умов в руском народе, повлекшим за собой неисчислимые страдания и трагедии населения Московии, но не порушивших, в конце концов, обыденного сознания крестьянских и дворянских масс. И приход к власти над страной рода Захарьевых-Романовых не изменил исторической предопределенности развития православного государства, раскинувшегося на добрую половину материка Евразия, в сторону семидесятилетнего существования государства атеистического со славянским типом мышления и с евразийским менталитетом. Цивилизация эта вполне естественнно, порой с нечеловеческими усилиями, превозмогла и нашествие Речи Посполитой в 1605-1618 годах, и нашествие почти всей Западной Европы во главе с Наполеоном в 1812-1815 гг, и, наконец, второе нашествие этих же самых народов с Гитлером во главе в 1941-1945 годах. Победила Россия их почти самостоятельно (Лендлиз и экономическая помощь США все-таки были), без какой-либо помощи со стороны западноевропейских стран, оказавшихся под пятой агрессора, а даже помогая некоторой части партизан Польши, Болгарии, Чехии, на последнем этапе войны и Румынии.

    За коротких по историческим меркам 342 года римская курия, протестантские государства и иудейские банки совместно совершили три безуспешных Крестовых похода (всегда их называли в Западной Европе именно так) против православно-атеистической России с целью тотального уничтожения в ней государственности и подчинения себе, полонения проживающих в ней около 140-а народов. Крестоносцы Нового и Новейшего времени не просто зверствовали и злодействовали на славянской земле, они дважды полностью сожгли Москву при двух завоевателях, при третьем уснастили оккупированные территории концлагерями, совершали массовы казни. Но Россия справилась с агрессорами услиями славянского и дружественных ему восточных народов.

    Отсюда – и постоянная неблагодарность европейцев в отношении всегда освобождающей их России, постоянные предательства целых государств, в том числе и православных (Болгария, Румыния, Молдавия), доказывающих своими примерами, что религиозные мировоззрения, на которые то и дело ссылаются агрессоры, не имеют решающего значения в качестве причин для развязывания войн. Ведь даже Евросоюз они создали без оглядки на существование на территории Европы великого числа религиозных церквей и конфессий. Ведь главное в Евросоюзе – это единая банковая система. Все остальное в этой нежизнеспособной наднациональной структуре вторично и заменяемо легко и безболезненно.

    Главное во взаимоотношениях всех государств, образовавшихся с 16 по 19 век европеоидами, - это экономические выгоды кланов, стоящих у рулей власти в них, и единого Корвана, который распался сейчас на долларовый и на на евро, но обеспечивается золотом Нью-Йоркским. То есть человечество, живя в 21-м веке в окружении вещей, сотворенных с помощью научно-технической революции, все равно остается обществом троглодитов с мировоззрением пещерных людей. Иудейская религиозная концепция, рожденная троглодитами древнего Ближнего Востока, потому и оказалась более жизнеспособной в сознании европеоидов, чем все остальные их изобретения, что опирается на животную сущность биосоциального существа, зовущего себя человеком.

    Процесс выдавливания русского населения России из числа владельцев оной иудеями есть процесс естественный и предопределенный еще в те годы, когда древние кочевники-иудеи и кочевые славяне только-только начали размещаться на территории южной части Великой русской равнины. Ушло на это у иудеев полторы тысячи лет, но с задачей своей иудеи справились блестяще. В то время как славяне почили в бозе бесславно, а мое поколение даже «не бросило векам ни мысли плодовитой, ни гения начатого труда», идеи встали во главе России и учат ее население не помнить и не уважать своих славянских предков, равняться на космополитов-американцев. И вымирать.

    Россияне сами вручили в 1991 году власть над собой уголовникам и национал-предателям – и, в отличие от наших предков, которым иудеи-ростовщики навязали в правители изменников Родине Захарьевых, никто не неволил советских граждан признавать Ельцина и Путина своими фюрерами, а некоторых любителей пострелять по людям даже погибать с их именами на устах. Народ российский сам избрал свою судьбу в 1991 году, сам и несет за этой кару.

    А то, что Россия сегодня новым оружием с атмоными боеголовками бряцает, так это владетели оной постуцают так от бессилия и безответственности – основных качеств новых иудо-российских властей, совсем не боящихся и не уважающих бывшего славянского народа-раба. Сталин тоже до 22 июня 1941 года был убежден, что «броня крепка и танки наши быстры», да только проотступали в тот год советские войска до самой Москвы и до 28-ми ставших под ней казахстанско-киргизских панфиловцев и сибирских дивизий.

    А теперь ни Казахстана, ни Киргизии у России нет. И панфиловцев взять теперь не откуда. Да и Москва давно уже не славянская столица северо-восточной Руси, а всего лишь один из множества иудейских корванов третьей величины, занятых лишь грабежом бывшей славянской страны и переставшего быть славянским государственнообразующего народа. Так что защищать ее, «если завтра война, если снова в поход...» будет некому.

    Да и, кажется порой, незачем.

     

    2. Что до пакостного поступка президентских библиотекарей России в отношении автора данного очерка, то оспаривать низости иудеев – дело пустое, конечно. Приближенные к Корвану иудеи всегда по отношению к русским писателям поступали именно так, и будут поступать аналогично и далее. Примеров тому не счесть:

    - Лев Толстой. Его академическое собрание сочинений, выпущенное состоящим из иудеев Редакционным советом еще в Советском Союзе, потеряло десятки статей нашего гения, посвященных иудейскому вопросу в России, великое множество абзацев и отдельных предложений в текстах опубликованных произведений.

    - А. Пушкин потерял одну из своих знаменитых сказок – о Попе и его работнике Балде – по требованию новых левитов.

    - М. Лермонтова вот уже десять лет, как лишают авторства восьмистишья «Прощай, немытая Россия».

    - В. Короленко вообще перестали публиковать.

    - М. Шолохова публикуют лишь в адаптированном виде.

    - Президетскую библиотеку в Санкт-Петребурге построили, а изрядно погоревшую во время перестройки еще ленинградскую по-настоящему публичную библиотеку имени М. Салтыкова-Щедрина до сих пор до ума не довели, даже раритетные издания и рукописи не каталогизировали. И так, и тому подобное. Литература русская стремительно теряет свое особое лицо, завещанное нам одной фразой А. Пушкина: «И милость падшим подавал». А без своей литературы любой народ – мертвец.

    И потому вспоминаются далее пророчества 1973 года гениального русского поэта иудейского происхождения Давила Самойлова, тоже нагло забываемоего населением некогда «святой Руси»:

     

    В третьем тысячелетье

    Автор повести

    О позднем Предхиросимье

    Позволит себе для спрессовки сюжета

    Небольшие сдвиги во времени –

    Лет на сто или на двести.

    В его повести

    Пушкин

    Поедет во дворец

    В серебристом автомобиле

    С крепостным шофёром Савельичем.

    За креслом Петра Великого

    Будет стоять седой арап Ганнибал –

    Негатив постаревшего Пушкина.

    Царь в лиловом кафтане

    С брызнувшим из рукава

    Голландским кружевом

    Примет поэта, чтобы дать направление

    Образу бунтовщика Пугачёва.

    Он предложит Пушкину виски с содовой,

    И тот не откажется,

    Несмотря на покашливание

    Старого эфиопа.

    – Что же ты, мин херц? –

    Скажет царь,

    Пяля рыжий зрачок

    И подёргивая левой щекой.

    – Вот моё последнее творение,

    Государь. –

    И Пушкин протянет Петру

    Стихи, начинающиеся словами

    «На берегу пустынных волн…».

    Скажет царь,

    Пробежав начало:

    – Пишешь недурно,

    Ведёшь себя дурно.

    И, снова прицелив в поэта рыжий зрачок,

    Добавит: – Ужо тебе!..

    Он отпустит Пушкина жестом,

    И тот, курчавясь, выскочит из кабинета

    И легко пролетит

    По паркетам смежного зала,

    Чуть кивнувши Дантесу,

    Дежурному офицеру.

    – Шаркуны, ваше величество, –

    Гортанно произнесёт эфиоп

    Вслед белокурому внуку

    И вдруг улыбнётся,

    Показывая крепкие зубы

    Цвета слоновой кости.

    Читатели третьего тысячелетия

    Откроют повесть

    С тем же отрешённым вниманием,

    С каким мы

    Рассматриваем евангельские сюжеты

    Мастеров Возрождения,

    Где за плечами гладковолосых мадонн

    В итальянских окнах

    Открываются тосканские рощи,

    А святой Иосиф

    Придерживает стареющей рукой

    Вечереющие складки флорентинского плаща.

     

04.12.2018
21:54

Закатилась литературная звезда Ленинграда

    Умер Андрей Георгиевич Битов. После ухода с должности руководителя творческой мастерской журнала «Юность» Ф. Искадера, случившегося одновременно со скандалом по . . .

02.04.2017
13:09

Умер Евгений Александрович Евтушенко

    Неоднозначный поэт, переживший свою славу и востребованность обществом небывалую в истории поэзии мировой. Я помню его в переполненной аудитории актового зала . . .

31.07.2016
18:55

Умер Фазиль Абдулович Искандер.

    Я занимался под его руководством в "Зеленой лампе" журнала "Юность". Бывал у него дома, дружил с его молодым земляком Д. Гвилдавой. Но все это было давно, когда его . . .

21.04.2015
17:09

ДЖУНГЛИ В ЦЕНТРЕ ВОСТОЧНО-РУССКОЙ РАВНИНЫ

    Впечатления по прочтении повести Владимира Никитина "ТУСКЛЫЙ СВЕТ СОЛНЦА" Замечательный русский стилист, живоописатель русского Крайнего Севера, . . .

15.04.2015
11:27

О себе любимом

    Рецензия литературного критика В. Куклина на пьесу Валерия Куклина «Я не люблю тебя или Ошметки социализма» и ее нечитателях Себе любимому посвящает эти . . .

20.03.2015
11:15

СЛОВО – НЕ ВОРОБЕЙ (на смерть Валентина Распутина)

    Вот и все… Еще один недослучившийся гений великой русской литературы покинул этот бренный мир тихо и незаметно, еще при жизни практически забытый . . .

18.02.2015
22:53

КРУГОВОРОТ ГЛУПОСТЕЙ В ПРИРОДЕ (сказки тувинского гостя)

    В далекой от моего возлежания на пуховых перинах великой стране Бракодабрии неких пшемокслей было на два порядка больше, чем собственно . . .

09.02.2015
23:51

ПАТРИОТИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛИЗМЫ

    Я вот тут о слове «патриотизм» задумался. Патриот ли я сам? Раньше было все как-то просто: за ТАКУЮ, как у меня, страну можно и жизнь отдать. Потому что . . .

18.01.2015
16:27

НЕ ЛЕТАЙТЕ САМОЛЕТАМИ «АЭРОФЛОТА»

    НЕ ЛЕТАЙТЕ САМОЛЕТАМИ «АЭРОФЛОТА» Незатейливые рассуждения германца по поводу рассказа русского писателя Л. Нетребо «Джокер» Прозу сибирского писателя . . .

01.01.2015
20:53

МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ!

    Повесть Виктора Власова «» начинается с прекрасно выписанной короткой сцены раболепия в странах СНГ по отношению к своему «старшему брату» США в виде таких слов . . .

04.11.2014
17:34

ХАЛЯВА √ 2

    На предыдущую статью ╚Халява╩ с требованием снять ее с ряда сайтов России ополчилась либеральная интеллигенция внутренняя и зарубежная русскоговорящая. Хотя . . .

16.09.2014
12:52

ЛЕВЫЕ, ПРАВЫЕ, ЦЕНТР...

    Недавно в одной из политических интернет-дискуссии мне довелось столкнуться с наличием одного из парадоксов в сознании современного русскоязычного . . .

22.06.2014
23:39

ХАЛЯВА или ЕЩЕ ОДНА ВЕРСИЯ ПРИЧИН, ПОВЛЕКШИХ НЫНЕШНИЕ СОБЫТИЯ НА УКРАИНЕ И ИХ РАЗРЕШЕНИЕ

    Что посеешь, то и пожнешь Говорят, из Библии фраза, но, скорее всего, просто наблюдение какого-то крестьянина Сразу представлюсь: Куклин, Валерий Васильевич, . . .

12.06.2014
15:04

Украинский якобы вопрос

    Валерий Куклин Лауреат премии имени Льва Толстого СП России Украинский якобы вопрос Кому √ война, кому √ мать родна. Древнеславянская мудрость Давайте . . .

14.02.2014
18:20

ИЗДАТЕЛИ-ЧИТАТЕЛИ-ИГРОКИ или КАК АУКНЕТСЯ, ТАК И ОТКЛИКНЕТСЯ

    Когда Советская власть пришла, ликвидировали безграмотность, а когда ушла √ вернули ее обратно. Народная мудрость Читать о том, как в 19 веке люди в драку . . .

1|2|3|4|5|6|7

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100