TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Обозрение Алексея Шорохова  Книга Писем Владимира Хлумова  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
Соломона Воложина

Х У Д О Ж Е С Т В Е Н Н Ы Й      С М Ы С Л


10.02.2019
13:36

Единственность мига

    Художник Парошин рассказывал, рассказывал и вдруг говорит: "У меня что-то общее в восприятии есть, некоторое, с Тарковским. Есть что-то родственное такое . . .

03.02.2019
21:33

Против шумихи вокруг "Ай-Петри" Куинджи

    Я б не включился, если б зло не взяло, в конце концов. Картина в Русском музее обычно лежит в запаснике, а теперь, из-за громкого, под видеокамерами, уворовывания её . . .

01.02.2019
13:08

Была не была. Попробую.

    Недавно прочёл объяснение своей настырности: "Наиболее катастрофичен для судьбы конкретного человека и порочен для повседневной жизни феномен незаметной . . .

31.01.2019
11:10

Мысль в голову пришла

    Мысль такая: если кто уверился, что абсурдна вся Эта жизнь, то надо её заклеймить, выставив напоказ всю её абсурдность. Ведь это ж ерунда – группировать людей по их . . .

29.01.2019
22:02

По цепи извращений

    Извращениями занимается Дмитрий Быков (“Время потрясений 1900 - 1950” М., 2018. С. 28). Пишу это авансом. Потому что уже несколько раз ловил его на них. И думаю, что и теперь . . .

28.01.2019
13:42

Уж и не знаю, как начать.

    Уж и не знаю, как начать писать… Хронологически попробую. Потому что я так и не смог найти автора… Сперва я прочёл у Алексея Варламова в романе пронзительную . . .

25.01.2019
09:06

О песнях Высоцкого цитатами из Богданова

    Самодеятельный критик: Вы знаете, что такое художественный смысл? Кандидат филологических наук: Нет. Разговор без свидетелей. Богданов – главный поначалу . . .

23.01.2019
15:56

О господи...

    Блаженны верующие… А мне – не на что надеяться. Я прожил жизнь, так и не узнав взаимной любви. Ну хорошо, я невзрачен внешним видом. Но Тургенев-то был красавец. Ан . . .

22.01.2019
13:08

"Фэ" Булгаковой

    Это – второй заход в попытке “понять” художницу Булгакову. Булгакова. Гоголь. 1980. Холст, масло. Булгакова. Гоголь. 2008-2009. В первом я сам себя стращал, что . . .

17.01.2019
14:17

Быков и Гоголь

    Происхождением этой статьи я обязан Д. Быкову и тому факту, что я ещё не разбирал “Страшную месть” (1831) Гоголя. Быков нечто высказал, используя цитату из “Страшной . . .

16.01.2019
18:08

Вредина

    Это я про себя – вредина. Понравилась картина – Кораблёва. Зимний вечер. 2018. Холст, масло. ну так хвали. Я было поначалу и вознамерился. Стал всматриваться, чем это . . .

14.01.2019
20:54

То же, но в чём-то не то.

    Я вынужден повторяться. Потому что имею слишком оригинальное воззрение на искусство и слишком неизвестен, вообще-то, а публикуюсь в ограниченном количестве эл . . .

11.01.2019
19:05

Искренний Юдин

    На днях в фейсбуке у меня случился такой разговор: "- …народ и Сталина любил. Попробовал бы он не любить. - Воображения у вас не хватает. Сталина любили. Вы, . . .

10.01.2019
13:14

Духовное или душевное?

    Идеалистом, наверно, можно считать того, кто повышенно ценит духовное. Именно духовное, а не душевное. Потому что душевное не относится крайне негативно к грехам . . .

08.01.2019
17:06

Разлетелись

    От лицезрения провалов революций в XIX веке в Западной Европе и так и не начавшейся революции в России некоторые художники пришли в ТАКОЕ отчаяние, что стали . . .

04.01.2019
14:38

Вы как хотите...

    Вы, как хотите, а на меня эти слова Александрова производят как бы гипнотическое действие: "…неживое в модерне живёт активно, а живое мертвеет и застывает . . .

03.01.2019
14:33

Гоголь в трансе

    Близится Новый Год. Как его встречать? – Надо попробовать писать статью о гоголевской повести “Ночь перед Рождеством”. Я не уверен, что я её читал, но почти . . .

02.01.2019
16:41

Лишь Россия живёт вопреки или со всеми что-то неладно?..

    С реставрацией капитализма в России я заметил, что стал не моден историзм. Наверно, из-за свержения с пьедестала почёта исторического и диалектического . . .

25.12.2018
17:16

Живописные аналоги победного Высоцкого

    Хоть плачь… Когда я иллюстрировал мысль о мажорной пастозности художника Игоря Попова (тут), меня поразило, насколько он схож с художником Стожаровым. Аж . . .

21.12.2018
22:14

Тонус

     

    Честный критик, выступая перед аудиторией, обязан честно признаться: “Господа! Сегодня по случаю юбилея Шекспира я хочу поговорить о себе...”

    Фридесберт Туглас

    Тонус заставляет меня писать о книгах. Те, чаще всего, стали попадаться непривлекательными. Ну со мной ясно – я загнал себя в прокрустово ложе ожидания художественности, которую понимаю так строго, как, наверно, никто не понимает. Художественность для меня – это ЧТО-ТО, невыразимое словами, потому что самовыражается подсознательный идеал автора. А моё подсознание это ЧТО-ТО улавливает. И я доволен. Так вот книга за книгой мне попадаются без этого ЧТО-ТО. Но с самого-то начала не знаешь, попадётся оно или нет. Вдруг пока только нету. Значит, надо терпеть это пока. – А как? – Как бы стенографировать свои переживания по поводу читаемого.

    Зачем так себя насиловать? – Затем, что надо как можно на большем числе примеров продемонстрировать, что такая требовательность к художественности окупается редкостным переживанием – ощущением общения подсознаний автора и восприемника. Ведь на что настроен, то и есть шанс уловить. Иначе тебя совратит интересность, или поучительность, или возможность изжить что-то своё в сопереживании подобному, или мало ли что ещё – у искусства ж масса побочных функций, кроме главной – испытать сокровенное, что без художественности невозможно. Именно той художественности, о которой хлопочу я.

    Сейчас передо мной книга рассказов Михаила Шишкина под общим названием “Пальто с хлястиком” (2017). Таково же и название первого рассказа (2010 года).

    Началось хорошими намёками:

    "Начинаешь дышать в такт с пространством, в котором всё происходит одновременно – и бывшее, и ещё не наступившее”.

    Бр.

    "Вдруг приходит понимание: не нужно цепляться за жизнь, потому что я и есть жизнь. И это не я чувствую, что у леса прелый запах изо рта, а это вселенная принюхивается к себе моими ноздрями”.

    Воспевание абы какой жизни! Близко к мещанскому идеалу Пользы. – Михаил Шишкин в своём амплуа (я второй раз его читаю и о нём пишу; “там” было что-то то же; но в подробностях не помню).

    Начинается ироничное описания своей мамы, воодушевлённой каким-то дядей Витей…

    И вдруг я что-то заскучал. Пошли общие мысли. Наверно, начинается приобщение героя к суровой действительности, ко Лжи. Но не на маму свернул “я”-повествователь, а на совковость, на мещанство с советским лицом.

    "Может, нас плохо учили химии или языкам, но зато мы получали показательные уроки в искусстве выживания – говорить одно, а думать и делать другое”.

    И я что-то не вспомнил такого. Я учился с 1945 по 1955 год. Нас такому учили, чему после нас уже не учили никого: астрономии, логике, психологии (правда, в программе не было Достоевского). И учителя что-то не особенно вторгались в наш детский мир. Например, я организовал бойкот Гарьке Жизневскому за то, что он начал провожать со школы самую красивую одноклассницу (имя забыл, а фамилию помню – Горевая). И мы следили за ними. Чтоб засечь, будут они – какая безнравственность! – целоваться или нет. Рано нам – значит рано. И я воинствовал. И классная руководительница не засекла. А мы сами как-то устали.

    Хотя, хотя… Мы ж числились пионерами. Но никакой пионерской работы я что-то не помню. Ни реальной, ни для видимости. Ну, выпускали стенгазету. Точно не по своей инициативе. Я был главным художником. Любил рисовать, и мне было не в тягость с инициативой выполнить общий заказ. Чей? Наверно, классной руководительницы. И как художнику от меня не требовалось сочинять заметки. И я не помню содержания ни одной.

    Советское мещанство в нас было в эмбриональном состоянии и никакого сопротивления ему в нас я не помню. Как и насаждения. Всё шло очень естественно.

    Нет. Вспомнил. За двойки на классном собрании ругали. Может, и не только классная руководительница, но и… Господи! Как это называлось? – А. Председатель совета отряда. Пионерского. А в настоящей чести` была – физкультура, а не вообще хорошая успеваемость.

    О. Я ж – двоечник по физкультуре – даже поклялся себе в седьмом классе перестать быть отличником по остальным предметам, чтоб не так выделяться. И перестал садиться (1-го сентября все себе место выбирали) на первую парту. – Так что: я тем учился лицемерию? Меня этому учили сверху? – Вроде, нет. Закрывание глаз на мои двойки по физкультуре было "спасти правдолюбивых юношей от глупости”? Или меня таки приучили к выводиловке мне тройки по физкультуре?

    Кто нас учил лицемерию, вспомнил, – это учительница по литовскому. Мы, большинство, были дети военных. Оккупантов, как их назвали в перестройку. И верно. Мы клялись друг другу – правда, под давлением заводил – не учить литовский, и всё. “Пусть лабасы говорят по-русски” (лабас – это здравствуй). И директор знал и молчаливо покрывал. И учительница знала и подчинялась. Но громко об этом не говорили. – Вспомнил-таки проявление Империи Лжи, как позже я для себя назвал СССР. Но то – позже. А в школе как-то это не осознавалось. Я соглашателем, в общем, не рос. (Что потом и проявилось.)

    И с Шишкиным я не согласен. (Хоть и должен признать, что вырос-то я исключением, правдолюбом.) Я, правда, на 22 года Шишкина старше. Почти другое поколение…

    И всё это, увы, не имеет никакого отношения к недопонятности, которую я считаю одним из признаков следа подсознательного идеала автора. Наоборот, очень даже от сознания – этот выпад против советскости. Шишкин живёт в Швейцарии. Там Россия очень не популярна (знаю от отца дочки, живущей там). С 2008 года – особенно. А ему, наверно, хочется подольститься к окружению. Вот и пишет плохое про СССР. Ведь Россия его преемник не только по долгам, но и по традиционалистскому менталитету, который и при желании СССР быть впереди планеты всей – сохранялся (на работе говорили о доме, дома – о работе и т.п. – община). Менталитет же столетиями не изменяется. В России – особенно. Как пишет философ Александров, Западная Европа теперь живёт будущим, Центральная – сегодняшним, а Россия – прошлым (историей, победной войной, выходом в космос и т.п.).

    Впрочем… Одна дождинка ещё не дождь. Может, эта антисоветскость у Шишкина просто публицистический прокол.

     

     

    Мой выпад был преждевременным. Шишкин – москвич. В столице все прозападнее, так сказать, чем в провинции. Дальнейшее повествование идёт в антисоветском русле.

    "…в замордованной стране…”.

    Нет, опять не могу выдержать…

    Я был уже женатым и двух детей имел. Лучший товарищ смеялся, что я двигаю вперёд человечество, а жена обеспечивает семье просто жизнь. Я писал. В стол. После работы. А на работе так уставал, что с удовольствием ходил домой пешком и витал в эмпиреях.

    И вот раз навстречу идёт шикарная женщина, и я чувствую, что должен с нею поздороваться. Я поздоровался. И задумался: почему я это сделал? Откуда я мог знать эту шикарную особу. И вспомнил. Это была директриса детского сада, куда я устроил своего сына. Был тот редкий случай, когда жена мне что-то поручила сделать для семьи, и я выполнил.

    А в садик тогда было трудно устроиться.

    Я со стыдом вспомнил, как я гнусаво обещал директрисе, что её отблагодарю. (Жизнь свою я устроил так, что жил почти абсолютно незапятнанным правдолюбцем.) Слабым утешением было то, что мне не пришлось благодарить. К следующему визиту она ушла в декретный отпуск, а её замещавшую я обманул, твёрдым голосом сказав, что вопрос о принятии моего сына уже решён положительно.

    Вспомнив всё стыдное, меня шатнуло в противоположное переживание: “Я ж живу как какой-то средневековый барон! Никто мне не указ. Я – зам главного конструктора по радиоизмерительному прибору. Кроме радистов, дающих мне электрическую схему и несколько указаний, что на что наводит помехи, вся конструкция будущего прибора зависит только от меня. Никто не смеет мне ничего по работе приказать. Я в элите конструкторской. То же в общественной жизни. Я не хожу на демонстрации и на профсоюзные собрания, и это молча терпят за мою квалификацию. В Литве с этим было либеральнее, чем в других местах в СССР. Я гордый, как дьявол. И даже избежал дачи взятку. Я пишу в стол то, что хочу. И мне насиловать себя не надо, потому что я не правый, а левый диссидент. И потому надеюсь, что, если повезёт, смогу даже опубликовать написанное. Потому что я надеюсь, что социализм (с самодеятельностью) победит лжесоциализм (с тоталитаризмом) в стране: всем надоест и выплеснут лживую воду из купели”. (Что выплеснут с нею и ребёнка – неконтрастное общество, я не ожидал.)

    Рассказ Шишкина как-то весь против меня.

     

    "…я не понимал тогда, что я не герой, а сопляк…”

    Похоже, что антисоветский юношеский максимализм “я”-повествователя – это просто ложный ход, который в итоге приведёт к мещанству.

    Провинциальный, я б и прочтя тогда ""Колымские рассказа” и “Архипелаг””, думаю, не сменил бы левое на правое. Надеюсь, что это не натягивание себя последующего на себя прежнего. Последующий я так и не стал читать “Архипелаг”. И не потому, что успел начитаться, как Солженицын тенденциозен и лжив. А потому что никакого для меня, ценителя ЧТО-ТО, интереса не представляла публицистика. Чем являются, пусть и в меньшей мере, и “Колымские рассказы” (я попробовал читать и бросил).

     

    Хм. Неужели это мемуары?

    "Потом я описал это во “Взятии Измаила”…”.

    Такое произведение есть у Шишкина.

    Тогда я зря это читаю… 21-я страница. До конца рассказа 5 листов. – Дотерпеть? Вдруг…

     

    "…наоборот, молодые больше боятся смерти”.

    Не знаю. И не знаю, имеет ли право Шишкин так написать.

    Я, трусоватый, не раз загонял себя в опасные для жизни авантюры. Так я просто очень сосредоточивался, а не боялся смерти. Боялся б – не полез бы.

     

    "И очень много счастья”.

    Это о мамином дневнике, который она вела с выпускного класса школы. И там – ничего о политическом климате. И запомнил “я”-повествователь пальто с хлястиком, потому что за него его, четвероклассника, подхватила мама, когда он упал в щель между платформой и электричкой, и потому что часто это рассказывала, приговаривая: "…и одна мысль в голове – вдруг сейчас оборвётся?”

    Экзистенциалист всё же тут Шишкин?

    "Эта девочка родилась в стране-тюрьме, во мраке, а всё равно воспринимала свою жизнь как дар, как возможность осуществиться в любви, дать любовь, поделиться с миром своим счастьем”.

    Или это всё то же (импрессионисткое) воспевание абы какой жизни…

     

    Это всё-таки лишь под видом мемуаров художественное произведение. Пишу художественное авансом. Потому что не уверен, что импрессионистский идеал настолько не описан по сути, что мыслимо через полтора века после его взлёта его исповедовать подсознательно. За подсознательность говорит только одно. Что так определённо его никто (в моём кругозоре) не называл. Вот и Шишкин именно так не пишет. А всё около. И одни лишь гадости об СССР нужны как одно из противочувствий в пару к другому – личному счастью какой-то девочки в дневнике. (А геометрическая сумма того столкновения противочувствий – хвала абы какой жизни.)

    "Она была той самой свечкой, что хоть немного освещала их мрак”.

    Или я обманываться рад?

     

    Рассказ заканчивается сценой, как мальчик писяет на куст, ночью, чтоб не идти в вонючую уборную и предчувствует своё писательское будущее.

    "Вдруг ощутил себя не у куста посреди тумана, а посреди мироздания”.

    Я (чтоб уж выдержать личностный стиль этого опуса) что-то подобное ощущал, идя домой со школы после сочинения, писанного на аттестат зрелости.

    Вдруг оказалось в конце занятий в школе, что я – кандидат в медалисты. Это так напрягло, что я на сочинении впал в ступор. Тем более, что ни по одной из объявленных тем я не знал, что писать. Благо давалось 6 часов и много листов бумаги, а за школьным двором, на кладбище, я знал, полно родителей с учебниками и всякими книгами.

    Мне удалось взять себя в руки, и я составил такой план действий. 2 часа я делаю вид, что пишу черновик. Потом прошусь в туалет. Захватываю авторучку и лист бумаги. Меня, как примерного ученика, выпустят. Я помчусь не в туалет, а во двор, через забор, к книгам. Я так и сделал, выбрав тему “Народность творчества Пушкина”. Списал сколько-то цитат из Пушкина. Кое-что почитал. И – обратно. И написал довольно связное сочинение. Только простыми предложениями, чтоб не пропустить какую-нибудь запятую. Потом очень тщательно проверил. Раз – на орфографию, раз – на пунктуацию. И сдал. Чуть не последним.

    И пошёл домой. И почувствовал, что я не совсем по тротуару иду, а как бы чуть над ним. И мне смутно виделось какое-то удивительное будущее, с другим мною. Ибо я, вот, прыгнул же выше своей головы только что.

    9 декабря 2018 г.

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10 >>

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100