TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Обозрение Алексея Шорохова  Книга Писем Владимира Хлумова  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБОЗРЕНИЕ
Соломона Воложина

Х У Д О Ж Е С Т В Е Н Н Ы Й      С М Ы С Л


25.04.2018
12:47

Диво дивное.

    Сначала – что случилось. Я сидел, читал теоретическую книгу Меерсон “Персонализм как поэтика. СПб., 2009”. Главу о “Метели” (1830) Пушкина. Мне захотелось посмотреть, . . .

23.04.2018
09:51

Не прогорел ли Гарин?

    Попробуем так. Я буду честен и попробую разбираться. Надежда, что если полезет фальшь, я её всё же замечу и как-нибудь из неё вылезу. Но начну, как часто делаю, с себя. . . .

19.04.2018
12:57

Пушкин и его подсознательный идеал в 1830 году.

    …в подсознание, то есть на тот уровень восприятия текста, который для настоящего исследования и есть наиболее — если не единственно — важный. Ольга Меерсон . . .

16.04.2018
12:57

Плюнули в душу.

    Я хочу писать о фильме Сегала “Кино про Алексеева” (2014), но начну издалека. Очень издалека. Восхитительная всё-таки штука – интернет (но я всё равно это слово . . .

12.04.2018
14:06

Выверт.

    Кто не захочет, не станет дальше читать… Я начинаю писать статью о стихотворении Пушкина “Отцы пустынники и жёны непорочны” (1836). Что я нового скажу, я не знаю. Я . . .

10.04.2018
20:04

Бабский.

    Я в неглубоком пессимизме. Потому что, хоть и хвастался, бывало, но в глубине души знал, что я слабоват в искусствоведении. Что я хорошо могу – это переосмыслить то, . . .

10.04.2018
15:12

Да, в коммунизм нам! Но всем и без крови!

    Я читаю книгу Малышева “Номах” (2017). К столетию революции, что ли, написанную? Кто меня читал ранее, знает, что, раз я применил настоящее время (читаю), значит, книга . . .

08.04.2018
12:12

Битва с Битовым.

    Ну что: старая беда? Опять нарвался на нечитабельную книгу “Уроки Армении” (1967-69) в книге Битова “Путешествие из России” (СПб., 2009). Опять есть подозрение, что это хорошая вещь, раз нечитабельна… Какими оказались “Доктор Живаго”, “Сто лет одиночества”… Опять, значит, чтоб одолеть чтением, надо с самого начала начать отчитываться, как я мучаюсь этой нудотой…

    Ну я сразу напал на плодотворную мысль, что автор бежит из России в Армению из-за отчаяния от этого застоя в СССР, тон задаёт, конечно, не Армения, а Россия.

    "Не было тут [в аэровокзале Еревана] этой затравленности российского пассажира, где каждый сам по себе – боится за чемодан, боится опоздать, боится быть обиженным и обойдённым, - и оттого появляется в нём автобусная, вокзальная твердоватость и туповатость, и сам он становится похож формой и твёрдостью на свой фанерный чемодан с царапающими и цепляющими углами, и лицо – как замок”.

    Как метко!.. Но вообще – тоска описания (радостного!) непонимания чужих букв, слов…

     

    Ну что? Я на 27-й странице. Битов – верный себе? – тихонько покусывает всё в Армении. А речь об одной за другою ерунде вообще-то: буквах, словах, хранилище рукописей… – Битов, наверно, прекрасно понимает, что читателя всё это не интересует, и радуется, что доставляет читателю неприятность, которую тот ещё не успел осознать. – Тихая вонючка такая.

    "Я подымаюсь по лестнице и не трепещу. Жара мешает, одышка”.

    “Как много люди знали и как много они забыли!

    Сколько они узнали, столько они забыли.

    И сколько они узнали и забыли зря!”

     

    Впечатление, что Битов попал из огня да в полымя. Лермонтов ехал на Кавказ, проклиная (если это таки его стихи) мундиры голубые и преданный им народ. А Битов бежал от советского тоталитаризма, а попал в тоталитаризм какой-то армянский.

    "Нас сопровождал смотритель со строгим лицом скопца. Он так же глубоко проникался своей прислоненностью к великому, как вахтер проникается своей государственностью”.

     

    В следующей миниглавке – замечательнейший ницшеанский гимн мигу. А ницшеанство ж выражается предвзрывом ненависти к тянущемуся нынешнему времени… – Как хорошо написано об “Уроках Армении”:

    "Писать не хочется, но писать необходимо – так рождаются вымученные произведения. Что мог Андрей Битов рассказать про десятидневное пребывание в Армении? Сам он говорит, что ничего толкового сказать не может. А сказать надо! Поэтому в течение двух лет он писал “Уроки Армении”” (http://trounin.ru/bitov69/).

    ""Да и есть ли история? Существует ли объективно? Не есть ли она наше случайное отношение к времени?” и т. д. — такие мысли однажды посетили меня”.

    Вполне себе пятая колона, желающая уничтожения России, говоря по-теперешнему.

    Оправдание этой вымученности, по-моему, может быть только одно – если я смогу доказать, что подсознательным идеалом, двигавшим писание этого произведения, было нечто, и это нечто – вероятнее всего на сей момент – принципиально недостижимое иномирие.

    А пока – яд, яд…

    "Толпа интеллигентов — не часто встречающийся вид толпы и зрелище довольно удивительное. Каждый полагает себя не подчиненным законам толпы, а все вместе все равно составляют толпу”.

    И далее – про неинтеллигентную толкотню интеллигентов.

    Блеск! Можно читать, просто эстетически упиваясь блеском яда…

     

    Сарказм описания службы в Эчмиадзине такой… (Я в своё время благоразумно избежал соответствующей экскурсии.)

    Боже! Какая кругом фальшь! Молитв, гостеприимства, похорон…

    "…а по углам, преклонив колено, — четверо черных мужчин противоестественно выпрямившись и затвердев (кажется, с венками в руках [я вспомнил сарказм Бабеля насчёт бандитов, торжественно едущих в публичный дом]), торжественно глядели вперед, как бы даже не моргая… И далее следовало такое количество “Волг”, что я сбился со счета”.

     

    Цитаты об армянском геноциде… Что: написано для того, чтоб продемонстрировать воочию, что слова есть только слова?

    "Я кажусь себе убийцей, лишь переписывая эти слова…”.

    Господи, но как прочесть до 180-й страницы, если, даже отчитываясь, вот, я не могу – на 46-й – больше читать?

     

    "По обстоятельствам чисто внутренним я чувствовал себя запертым в родном городе и удрал из него… Удрав же, опять оказался в клетке, причем чужой. И своя была все-таки лучше”.

    Хоть честный…

     

    В главке “Простор” совершенно замечательно описан простор.

     

    Не менее замечательно описано изменённое психическое состояние чужестранца на Севане. – Всё кусочки, кусочки…

    У меня лично тоже есть воспоминание о тамошней странности: с горы, на которую мы полезли в порядке осваивания пространства вокруг турбазы, гладь озера предстала… стоящей. Жаль, я об этом эффекте раньше читал – про Новороссийск – в “Железном потоке” Серафимовича.

    Скучно. Развращён я сюжетной литературой…

    Самое плохое – не тянет то или иное описание армянского иномирия на образ иномирия метафизического, ницшеанского.

    Или всё же… Вот (про то же восшествие на ближайшую гору):

    "Это было такое дикое, опасное, напряженное, натянутое как струна, звенящее место на земле, подставленное свету, как ветру, и ветру, как свету, место, которое могло бы еще принять паломника, чтобы обдуть с него пыль дорог, но праздного пришельца сдувало с него, как пыль, и оставалось таким же невиданным, таким же не-посещенным, как тысячу лет назад, как всегда. Ослепительное, как зубная боль. Место для родины… Ни для чего больше оно не подходило. Закладывает уши, слезятся глаза.

    “Точно такой же ветер дул и при Рюрике, и при Иване Грозном, и при Петре” [это цитата из ницшеанца Чехова!], так же было холодно и сине, так же полегла желтая трава и в ту ночь, когда трижды отрекся Петр, прежде чем пропел петух, и когда чеховский студент подошел к тому костру на огороде…”.

    65-я страница. И что: этого одного хватает, чтоб быть благодарным судьбе, что привела к прочтению такого?

     

    Я приноровился? – Я прочитываю страницу, на которой ничего не происходит. Устаю. Откидываюсь. И какое-то время отдыхаю от этой медленной казни – чтения неинтересной книги…

     

    На следующий день. Сказка. От которой я смог очнуться на 104-й странице.

    Какая психологическая тонкость!.. Аж жуть. Было описано общение с двумя армянками. Оно кончилось на 99-й странице, и после у меня хватило инерции читать ещё 5 страниц, чтобы очнуться.

    Тонкость была такая… Как на другую планету попал. Психологическое иномирие.

    Нет, я клялся себе в Дилижане, что я ещё раз приеду туда – такой рай природный мне там показался. Восторг для глаз. До сих пор какое-то смутное воспоминание есть. А потом был Ереван. И я там влюбился в туристку из параллельного потока. И она в меня. И Ереван стал-таки сказкой. Но не такой утончённой, как у Битова с армянками.

    Насколько ничего этакого у него с ними не было, настолько феерия какая-то. Жаль, из-за объёма процитировать нельзя.

    Но зато уже назавтра меня осенило, что общего между двумя эпизодами. Один, как целомудренно вела себя 17-тилетняя Аэлита и как разнуздано – другая, 10-тилетняя девочка. – Армения – страна Традиции, Порядка, Нравственности (только детям до определённого возраста разрешается вседозволенность). “Я” Битова бежал из тоталитаризма, Ленинграда, а попал в иной тоталитаризм. Нет счастья на Этом свете! НИГДЕ! Вот в чём скрытый смысл названия “Уроки Армении”.

    Даже в мире домашних попугайчиков… Они вели себя разнузданно, пока это никого не угнетало. А как только… – Достаточно было хозяину громко стукнуть палкой, как те впали в ступор и замолчали и замерли.

    Вполне в духе мастеровитости Битов своего “я” выставляет в высшей степени тактичным гостем Армении, соглашающимся вместе с любящими её армянами столь ненавистную ему страну Несвободы, Армению… любить. Якобы. И на этом противоречии держится всё повествование.

    Битов – ницшеанец. А я, когда был в Армении, был заурядным мещанином.

     

    Меня надолго (до 116-й страницы) хватило после такого озарения. Правда, я не смог удержаться, чтоб не впасть в дрёму от скуки. – Описывалась – через описание пещерных естественного и вырубленного храмов – вера. Ницшеанец-то христианскую веру презирает. Не потому ли и написано у Битова соответственно (я почти заснул от скуки его восторгов). И не потому ли есть и прямые слова такие:

    "Это сейчас я нанизываю косноязычную логику слов – у меня нет другого выхода”.

    Потом друзья-показыватели запели. И потом сарказм, наконец, прорвался:

    "Песня была прекрасна, но после пения мы уже могли вынести усталые от прямой нагрузки души на божий свет”.

    И дальше опять полилось скучное мне краснословие.

    Конец – ожидаемо снижен:

    обег.

    Мы поднялись еще выше, и, уже более со страхом, чем с трепетом, заглянул я в то голубое отверстие, откуда ОН начал… Это была черная немая дыра. “Вот почему, — сказал друг, заглянув мне через плечо в ту же дыру, вот почему я так редко бываю тут… Если бы не ты, то и не был бы… Как отсюда вернуться назад, туда же, тем же?..” И тогда мы по плавной и крутой кривой быстро спустились вниз, все более ощущая пустую усталость. Там во дворе стояла “Волга” (ее не было, когда мы поднимались)…

    …Все очень просто: небо треснуло, земля раскололась, твердь покачнулась, хлябь разверзлась, — всего лишь еще один день прожит, до свидания, до завтра”.

     

    Теперь начинается нуда описания цели редакционной командировки этого “я” в Армению:

    ""Раньше и теперь” — таково было мое задание. Взволнованный лирический репортаж о современном градостроительстве”.

     

    Дриблинг… Он особенно, наверно, гипнотизирует тех, кто так не может… Я – не могу ни играть в баскетбол, ни мастерски писать. У меня потому, может, и перехватило дыхание, когда я увидел (в 1959-м) первые секунды выступления американцев из клуба Гарлем Глоб Троттерс. Когда я читаю посещение этим “я” Битова мэра Еревана… Похлеще психологизма общения с армянками. Введшем меня в ступор, красно говоря.

    Это опять попадание в какое-то иномирие. Так никто не пишет. Так тонко.

    Искусство для искусства… А ведь, наверно, это – ложный ход. Ибо – ёрничанье над советским вельможей. Неуловимо скользким. А?

    Ужас того времени был в необъятной Лжи. Через 15 лет Рейган назовёт Советский Союз империей Зла, а я для себя переименую его в империю Лжи. Так я – провинциал и мелкая сошка. А Битову-то, наверно, это было ясно уже в 1968-м. Потому его “я” так ласков с этим гладко стелющим мэром Еревана?

    Тогда бытовал такой лозунг: “Всё – во имя человека, на благо человека!” – Вот на эту тему и запел мэр. Читателя, наверно, должно было раздражать несоответствие слов действительности.

    Меня, правда, архитектура Еревана не удручала, когда я там в то же время пребывал. И я не уверен, что знал тогда слово хрущобы.

    Но – к Битову. – Его “я” мастерски посадил в галошу мэра, претендующего на ублажение людей… лишением Еревана его исторического облика. Собственно, как Хрцщёв хрущёбами решал жилищную проблему миллионов. – Ску-учно. (Битову. Мне было хорошо, когда я переехал в хрущобу из коммунальной квартиры.)

    И вот “я” вышел и пошёл смотреть расхваленную мэром экспериментальную улицу. И…

    "Ту свежесть и бодрость, которую одним своим видом внушал мой недавний собеседник, как рукой сняло. “Был ли он? Не придумал ли я все это?” — уже думал я, расплавляясь от жары”.

    Автор не постеснялся описать разочарование “я”, излагаемое какому-то очередному персонажу, исполняющему роль экскурсовода по чему-то ещё не посмотренному.

    Надо же… Он саму идею строительства сумел опорочить. (Страна-то самообманывалась, что строит новое что-то.) А на самом-то деле всё – плохо!

    "Не для будущего надо строить, а для настоящего, с глубокой любовью к нему”.

    А нет того.

    Понятно, что, чтоб так вывернуть, пришлось 2 года писать “отчёт” о 10-ти дневном пребывании в Армении.

    И вдруг – восторг. “Я” повели по старому Еревану… (Я его не видел.) И я не понимаю: неужели к изображённому позитиву приведёт автор? – Тогда какой же он ницшеанец? Позитив – по моему пониманию ницшеанства – может быть только если он – образ иномирия.

    Или эта красота уходящего есть образ невозможности счастья в Этом мире?

    "…как вздох, вздох облегчения, вздох встречи, вздох нерасставания и какая-то непонятная сладкая вера в возможность и твоего счастья…”.

    А оно невозможно.

    Есть и слово "вечной” в конце главы “Страсти градостроителя” на странице 150…

    Осталось 30 страниц. – Счастлив ли, хоть и творящий, но ницшеанец?..

     

    Новое испытание позитивом, визитом к великому сыну Армении.

    "По лицу его волной пробежала тщательно подавленная скука”.

    Нет, это ещё не ОН.

    "Холсты…”. – Наверно, Сарьян. Посмотрел в интернет – так и есть: умер в 1972-м, через 3 года после написания “Уроков Армении”.

    (Странно: о ком я только ни писал, а о Сарьяне ни строки. Боюсь, что я не чуял в нём загадки. Боюсь, что он творил прикладное искусство – к восточному патриотизму в данном случае приложенное. То есть он – не великий художник, раз знаемое выражал. Да простится мне за невежественную смелость.)

    "Неужто ни разу за долгую жизнь, столько раз повторив их, не усомнился он в самом факте их существования… И ни разу не захотелось ему, чтобы эта груша перестала быть грушей, стала бы идеей груши, какой-нибудь грушей через два “у” или два “ш”, треугольником, шаром… Мне бы захотелось. Но такое поразительное здоровье, при котором все реалии этого мира вечны и вечно достойны воспроизведения в этом длинном-длинном времени каждого дня нашей мгновенной жизни; такое природное сознание, как личный дар этого человека, что на его недолгий срок ему вполне хватит счастья от видения этих горообразных и фруктовых лиц (от множественности, от длины ряда внезапно начинала проступать их общая природа, еще и совпадающая с природой творца), — такое сознание тоже иначе как здоровьем не назовешь… а здоровье в последнее время преимущественно кажется мне прекрасным”.

    По-моему, начало цитаты – за здравие, а конец – за упокой. – Скучно битовскому “я” одно и то же. Но вообще, что-то трудно в этой главе выводится скука всего для автора.

    Мысль Сарьяна, не названного, что спасение землян (хоть бы от ядерной войны) в величии цели: "Космос – вот будущее человечества”. – Нечто прямо противоположное ницшенанству, для которого святее всего – недостижимость. А космос-то можно практически понемногу покорять себе и покорять (в 69-м уже на Луну высадились). Или это – самообман? Его не покоришь.

    Имеет ли значение, что второе предложение начала новой подглавки такое:

    "Я рвусь к цели, почти потеряв ее из виду”?

    И чуть далее:

    "Я рискую быть непонятым…”?

    И дальше – промельк о "нашей “странной” русской любви”… – Ведь русские ж – ницшеанцы. Как сказал (оборвал я его) Феофан Затворник? "Дело не главное в жизни, главное — настроение сердца”. А мало ли, что захочет сердце?.. – Перед нами сама недостижительность, как называют эту черту русского менталитета либералы. И потому (из-за всего выясненного недовольства Арменией) "По сути, эта моя Армения написана о России”. Советской тоталитарной. Что нож острый для ницшеанца. – Но всё это затопляют – наверно ради цензуры – потоки патоки, "чем гордится Советская Армения”.

     

    Кто-нибудь скажет, что я оклеветал Битова. И найдётся много-премного доказательств этого, цитируемых. Но художественный-то смысл – нецитируем. Я привык быть непонятым.

    А подглавка “Виньетка” (о похмелье после пьянки после возвращения из Армении) впрямую перекликается со словами Феофана Затворника.

     

    Опять про Армению. Воспоминания. Но уже из перестроечного времени (1989-й год). Новое описание изменённого психического состояния. Пьют армянский коньяк.

    И чем не то же изменённое – ужасы перестроечного времени с Карабахом и Спитакским землетрясением…

    И чем это не вопль, только уже не скуки, против Этого мира, такого плохого?

    А под конец, по-моему, русским национализмом пахнуло.

    И я нечаянно кончил читать эту вещь.

    Так. Жутковато как-то… Ну таково оно, ницшеанство.

    28 марта 2018 г.

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
340421  2018-04-08 19:04:51
sweetheart
-

340422  2018-04-09 14:19:10
Kuklin
- Воложину

Интересная статья. Меня она задела По сумме причин. Битов в "Зеленой лдампе" вел у нас курс прозы После искадерав. Очень много говорил, счто горбьится екнигой об Армении. А яя нашел не сразу. Когда напшщел и прочитал восхиттился стилистикорй, но не глубиной мфслей Автора. И прочитал унигну ущк раз. Мнение изменилось: Битов - ужак в Арм ении, хочет понять суть народа, но пишет о том, что видит митмоходом, не понимая до уонца национальной особенности армян. не зная их культуры, быта, менталитета, не проникнувшись в суть конфликта этого древнего народа, находившегося в течение тысячелетий в конфликте с народами Феликой степи. У него же это конфликт христиан с мусульманами, притом понятый весьма Не6достатоком книги я бы назвал скакание с темы на тему и нежелание разобраться в целом ряде затронутых Битовым проблем. Напила статью о книге для Бности, но Поленвой решил ее не печататьПотому как битов получил премию за книшгу - и егот с тех пор требовалось лишь превозносить.

потиом итов стал председателем комиссии по Госпремии РФ - и принязся давать себе эти деньги и делиться с друганами, пить по=-черному, развлекать собой воров и бандитов России на всякого рлода мероприятиях - и умер в моих глазах, как русский писатель.

Да, впрочем, никогда он таковым и не был ибо всегда принадлкежвл к еврейской литературной мафии, называвшей сеья воспевателями советской итндустри и гороа. всегда относился с презрением к русским писателям-деревнщикам. и тот факть, что именно вы и именно из Израился решмлм вдруг реанимировать нам Битова, заставляет предполагать в вас авьороа, пишущегшо по заказу ыргоы современной России, стремящейся сбросить с счебя оковы сионизма. Они, мне думается, ищут литераторов, на которых можно опереться в деле продвижения иудейского способа мышления в РФ, стиавшего насквозь продажным, то бишь коррумпированным. Для того и терминология меняется в русском чзыке. : вроде бь умно, а, по сути,мерзость.

Если же учесть тот факт, что вы вот уже десять лдет, по собственному признанию, не в состоянии прочитать ни одной книмги, даже Хомелеона чеховского не осилили и за это время достигли преклонных восьмидесвяти лет. но продлжаете старательно засорять интернет, словно мальчик шестнадцатилетний, можно предположить, что от вашего имени тут шкордми мосад или ЦРУ. во всяком случае, последних года поолтора точно.

При этом ваши призывы к любви к России, в который вы были несколько раз в качестиве туриста и вопли ваши о любви к Путину делают вас братом-близнецом Битова. Ему, кстати в этом году будет, каежтся, восем ьдесят. И это тоже деталь к пониманию, почему написагап и опубликована ваша статья именно сейчас.

Интересно только: сколько серебренников платчт за таку статью?

340424  2018-04-10 12:16:14
Воложин
- На 340422.

Как там я Ляплина называл? Безответственным, помню. – Забыл.

А вот как Битов попал мне на карандаш.

Я записан в местную библиотеку. Когда-то в режиме читальни взял забыл какую книгу Битова и стал читать первый рассказ, забыл название. Про то, как мама парня послала за батоном в магазин… А он был влюблён… И я так зачитался, что, когда закончил и захотел встать, у меня закружилась голова – так я переволновался. Никогда со мной так не было. Я аж предложил библиотекарше (русскоговорящей) почитать этот рассказ.

Полмесяца назад я пришёл в библиотеку со списком каких-то лауреатов. Вдруг будет работать одна библиотекарша, которая делает для меня исключение и ищет мне книги из списка. Её не было. Была та, о которой я сказал выше. Но она ленивая. Спросила: «А что б вы хотел почитать, если всё было можно?» Я ей напомнил случай про Битова. Тогда она пошла – Битова держат отдельно от макулатуры на полках общего доступа – и вынесла мне две книги Битова. В одной из них первой были «Уроки Армении».

Вот как попался мне Битов в этот раз. Больше мне читать не удалось ничего – скучно до непереносимости. Завтра пойду сдавать. Может, что-нибудь читабельное попадёт, но вряд ли. Читабельное с полок общего пользования я не могу читать – скучно. А нечитабельное, которое ого что, я не знаю, что спросить. Может, подскажете (если есть тут кто живой; Ляплин не в счёт – он уже… Ладно.)?

340425  2018-04-10 16:28:30
Kuklin
- Воложину

На вкус и цвет, как говорится. Чехов вам скучен, Толстой скучен, Куклин скучен. А вот Битовым вы зачитались. И еще бракодабром здешним. Это - показатель. А как вам "Три мушкетера". По-моему, ндная книга, типичный газетный роман строкогона. А фильмы по нему все нравятся, даже американский вариант. И пародии были неплохие.

А вот вы попроюовали бы Битова пропарадировать . Иувидите, какая мерзость получится. Особенно по Пушкинскому дому. Что в Израиле Битов в почете - это верю. Мафия есть мафия. Только ведь мафия книг не читает, даже своих авторов потому для вас тоже нашли книгу быстро, ни у кого не оказалось Да и вы, сам признались, не стали его до конца читать. Любопытное наблюбдение, не правда ли? В унисон моему отзыву о вашей статье.

Хотите совет мудрого собеседниаа? Вот он: читайте всякую книгу до конца, до последжнего слова. Помните Хемингнуэя "По ком звонит колокол". У вас он звонит. А вот по ком, вы так и не узнаете никогда.

31.03.2018
17:18

Оп-пу-петь!

    Вы как хотите, а мне было, фигурально говоря, больно читать, что Рафаэль поместил в “Афинской школе” своей Платона и Аристотеля в “точку” перспективного . . .

28.03.2018
22:34

Целенаправленный поиск.

    Читатель не поймёт, что у меня за поиск, если не рассказать обстановку, среди которой я ищу. А это – нудно: читать про обстановку… Хочется-то – сразу о картинах . . .

26.03.2018
10:21

Позволить себе, что ли?..

    Вообще-то я себе не позволяю вникать в стихотворения графомана. Потому что, во-первых, о графомании нет теории (я не встречал), а во-вторых, я не знаю теории развития . . .

23.03.2018
18:19

Серюзье.

    Диву даюсь на самого себя… Неужели можно переживать что-то положительное при рассматривании такой вот мазни? Серюзье. Талисман. 1888. А не исключено, что я себя . . .

20.03.2018
17:45

Полное отчаяние.

    Меня это напрягает. Когда режиссёр нагло обращается со мной, зрителем. И не показывает мне никаким образом, что осуществляет (по-учёному) "переход от одной . . .

18.03.2018
15:17

Ох, грешен я, грешен!

    Давал волю своим размышлизмам. Однажды написал такое: “Можно сказать: душа клетки. Ибо для неё мыслима цель сохраниться, несмотря на ежесекундную нестабильность . . .

16.03.2018
16:33

Пофигизм ли у Ерофеева.

    Почему-то я, не читав сам ни произведения “Москва – Петушки” (1970) Ерофеева, ни чего-нибудь о нём, ждал, что это окажется произведением постмодернизма, который я . . .

13.03.2018
15:11

А вдруг...

    Горький хотел творить новую мифологию, и недаром появляется у Павла на стене изображение Христа воскресшего, идущего с учениками. Герой романа — этакий . . .

12.03.2018
14:03

Хорошо, когда ничего не понятно.

    Есть патриотизм, который… вообще нельзя такое слово произносить. Только можно про себя чуть-чуть подумать. Борис Хлебников Хлебников православие в качестве . . .

07.03.2018
16:43

Закусив удила.

    Я получил сильное своей уверенностью в себе возражение своему выводу, что Высоцкий был в претензии больше к нам, проявляющим слабость и отдающим социализм на . . .

05.03.2018
09:12

Вектор.

    Мысль имеет обыкновение появляться в разных головах. Мне когда-то пришло в голову проиллюстрировать художественность по Выготскому в виде геометрической суммы . . .

04.03.2018
19:36

Украина - не Россия.

    Я родился на Украине, моим родным языком до десяти лет был суржик. И, может, там в меня влилось что-то, специфически украинское, что в международном понятии . . .

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10 >>

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100