TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Rambler's Top100

Золотые прииски Юлия Андреева  Книга Писем Владимира Хлумова  Слово Владимира Березина  На оттоманке с Шиншиным  Классики и современники  Критические заметки Андрея Журкина 
Дискуссия

ОБОЗРЕНИЕ

ОБОЗРЕНИЕ
Алексея Шорохова


23.12.2010
14:39

ШАЛИНСКИЙ фРЕЙД

    Шалинский Фрейд Стоит ли удивляться разгулу . . .

11.11.2010
10:10

ОТ "СУВЕРЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ" К "СУВЕРЕННОМУ КАТОЛИЧЕСТВУ"?

    Экспансия латинизма на мировоззренческой территории Единой, Соборной и Апостольской Церкви> К 400-летию защиты Боровского монастыря от польско-католических . . .

07.09.2010
16:11

ТРЕТЬЯ РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА?

    Третья Русско-японская война? К 65-летию Победы над Японией Принятая не так давно парламентом и правительством Японии <декларация об оккупированных РФ> так . . .

18.06.2010
20:13

РИМСКИЙ ЮБИЛЕЙ РУССКОГО ПОЭТА

    Александру Кувакину исполнилось 50 лет

    Римляне справляли юбилей только два раза в жизни - в пятьдесят и, при особой милости богов, в сто лет. Сегодня юбилеев, как огурцов в кадушке. Всё лезет в патриции. Всё юбилеит по поводу и без. Особенно же - русские писатели. Правда, не от большой радости

    Юбилей Кувакина законен (он без <хвостиков>). И радостен. Полвека собственного времени, разъятого меж двух веков русской истории:

    Ещё тревожит девятнадцатый,

    Ещё кипит в крови двадцатый,

    Ещё поют в Кремле семнадцатый,

    Но двадцать первый - час расплаты

    Ключевое слово здесь - <расплаты>; в нём впервые столь отчётливо проясняется тот эсхатологический оптимизм, с которым уже давно и прочно ассоциируется имя поэта. И, кстати, совершенно напрасно ассоциируется. Та упоённость будущим, что характерна прежним стихам Кувакина, в лирике последних лет обретает, наконец, трагическую предметность и трезвость.

    Перефразируя Блока, можно сказать: будущее - это возмездие. Суд. И только сознанию сектанта или неофита в этой суровой законченности может примерещиться амнистия.

    Однако именно здесь, в нечеловеческой уже определённости, поэт находит радость, радость поля, где плевелы вымахали в полный рост и едва ли не заглушают добрую пшеницу; радость близкой жатвы, которая воспринимается как освобождение; радость слов, которые неизбежно настигают царя Валтасара: <Ты уже взвешен, и найден слишком лёгким>.

    Ведь в каком-то смысле Александр Кувакин, как и все мы, обращается не столько к себе, сколько к своим (нашим) прежним <безудержным ожиданиям>:

    Что ты ищешь, Кувакин, на кладбище грёз,

    Там, где только осколки бессмертных лучей?

    И это отнюдь не ставшее уже общим местом прощание с <советским прошлым>, это приговор минувшему двадцатилетию наших надежд и отчаяний, веры без дел и дел без веры. Поэт говорит этому времени: <ты уже взвешено >

    И в этом мужественном слове больше правды и красоты, чем в экстатическом лепете хронической юности. Рука, лёгшая на штурвал перед последним тараном, знает о победе больше, чем торопливо дёргающая затвор.

    Если б только стужа!

    Если б только ночь!

    Если б только ужас

    Гнал вперёд и прочь!

     

    Вязли бездорожьем,

    Но слова нашли -

    Те, что и моложе,

    И прочней земли.

    В стихах Александра Кувакина музыка с годами нарастает, это признак подлинности пути. Быть может, он, по-человечьи, с радостью и затерялся бы <среди детей ничтожных света>, но стихия, которой поэт некогда вверил себя - ревнива. И, наделяя, отбирает. Покой, уют, удобную глупость, необременительную праведность. Дары, получаемые взамен, неоспоримы для самого певца, и очень сомнительны для толпы. И всё это по-пушкински, всё - радостно.

    Поднимаю забвенное знамя поэта.

    Ветер! Ветер! - зову на все стороны света. -

    Поднимайся! Лети! Взвей победное знамя,

    Чтоб дыханье его трепетало над нами.

     

    Чтоб над всею землёй,

    Над бескрайностью крова,

    Полыхало огнём

    Знамя вещего слова.

     

    div class=Section1>

     

    Александр Кувакин

     

    <Что же делать поэту среди не людей?..>

     

     

     

     

    * * *

    Г. Полякову

     

    По тульским улицам идти

    И чувствовать - дух по соседству:

    Здесь - власть, как воробей в горсти,

    Здесь - крест, врученный по наследству,

    Здесь - оружейников земля,

    Здесь - воздух тяжелей металла,

    Здесь - ровными стоят поля.

    Их нежность ко врагу сровняла.

     

    * * *

     

    Мы знаем, как земля цветёт.

    В начале - кровь и пот,

    И окаянная мечта

    Смыкают ей уста.

     

    Беззвёздно, пусто всё кругом.

    Лишь в отдаленье - гром.

    Да! Воздух начинает петь

    Про жизнь, любовь и смерть.

     

    Недвижны небеса. И мрак

    Последний скрыл маяк.

    Поэзии прощальный слог

    У плит гранитных лёг.

     

    Прочь, жалость! Человек встаёт.

    И страсть его поёт.

    И кровь, и пот - его мечта

    От века не пуста.

     

    * * *

     

    Поднимаю забвенное знамя поэта.

    Ветер! Ветер! - зову на все стороны света. -

    Поднимайся! Лети! Взвей победное знамя,

    Чтоб дыханье его трепетало над нами.

     

    Чтоб над всею землёй,

    Над бескрайностью крова,

    Полыхало огнём

    Знамя вещего слова.

     

    * * *

     

    Любовь - это русский ветер,

    Срывающий душу в лёт.

    Любовь - это свет во свете,

    Когда его тьма гнетёт.

     

    От века любви страницы

    Кровью написаны все.

    Любовь сметает границы

    По дороге к весне.

     

    Любовь никого не обманет -

    Только доверься ей.

    Любовь никогда не престанет

    Волей святой своей.

     

     

    * * *

    Ш.

     

    Священной ночи пробужденье

    Скорбит, но чувствует душа.

    И разум станет - помраченье,

    И сердце смолкнет - не дыша.

     

    И горизонт взлетит - пожаром,

    Когда влюблённых веселя,

    Небесным даром, чудным даром

    Задышат русские поля.

     

    ПАМЯТИ МОЕГО ДЯДИ

     

    <Ваш сын красноармеец Лукин Николай Александрович,

    1923 г.р., уроженец Воронежской обл., с. Грязи,

    находясь на фронте, пропал без вести 15 февраля 1942 г.

    при выполнении спецзадания по разведке.

    Штаб 849 артиллерийского полка. 8 мая 1942 г.>

     

    Из похоронки.

    Ленинградский фронт.

     

    Красноармеец Николай Лукин

    Шёл по войне, не замечая мин.

     

    <Что нам война!> - друзьям он говорил.

    И спирт водой ни в жизнь не разводил.

     

    <Вот Волхов, - говорил, - вот Шлиссельбург.

    За Ленинград их бьём, за Петербург>.

     

    А после оборачивал свой взгляд

    В ту сторону, где отчий дом и сад,

     

    Где мать с отцом да младших - братьев пять

    И четверо сестёр - родная рать!

     

    Глаза его влажнели на ветру.

    <Нет, - он шептал. - Так просто не умру!>

     

    И в боевых товарищах своих

    Дух поднимал, читая древний стих

     

    Про Куликовский бой, Бородино,

    Про битвы, в сердце певшие давно.

     

    И впереди немецкий наглый враг

    Бойцам казался обращённым в прах.

     

    Когда Лукин в разведку уходил,

    На Сретенье пух снежный повалил.

     

    Со Сретенья рукой подать - весна.

    Весна - кругом. Была ли ты, война?

     

    Восьмого мая в штабе артполка

    Над похоронкой пели все века -

     

    Красноармеец Николай Лукин

    Стал в русском небе вечный русский сын.

     

     

     

    * * *

     

    А.

    От порога - родные ухабы.

    Впереди - мировая Луна.

    Сотрясает небо Каабы

    Золотая твоя струна.

     

    И вкруг Солнца парит неземное.

    Говорят: <Это просто слова>.

    Отчего же тогда в знойном зное

    Птица вещая вечно жива?

     

    И откуда такая сила?

    Сила - вот она: деньги да власть

    Но она в оны дни молила -

    И завеса разорвалась.

     

    Тьма всё гуще.

    Полет всё выше.

    Но с неведомой высоты

    Птица вещая тех, кто слышит,

    Узнаёт, окликая на <ты>.

     

     

    * * *

     

    Ещё тревожит девятнадцатый,

    Ещё кипит в крови двадцатый,

    Ещё поют в Кремле семнадцатый,

    Но двадцать первый - час расплаты.

     

    Домов нестройные строения,

    Дворов глухие очертания,

    И жителей полночных пение -

    Всё растворится в расставаниях.

     

    И белым, словно вздох, поднимется,

    Навеки покидая землю,

    И зарыдает, что отнимется

    Всё, что на небе не приемлют.

     

     

    * * *

     

    Вместо нас останутся слова.

    Чья-то наклонится голова

    Над стихами нашими.

    И вдруг

    Огненный возринет в Небе круг.

     

    Прочь, сомненья! Дальше от Земли!

    Дни тысячелетья отцвели.

    Ясно, вольно и бело вокруг -

    Жги сердца новорожденный звук!

     

    ИМПЕРИЯ

     

    Обречено. Обречено на слом -

    И я, и ты, и вы, и сад, и дом.

    Советский сад и русский дом при нём

    Обречены на слом и на подъём.

     

    Не будем колдовать и ворожить,

    Не будем пыль забвенья ворошить.

    А будем строить дом и сад сажать -

    Чтоб с Богом жить и в Боге умирать.

     

    * * *

     

    Если б только стужа!

    Если б только ночь!

    Если б только ужас

    Гнал вперёд и прочь!

     

    Вязли бездорожьем,

    Но слова нашли -

    Те, что и моложе,

    И прочней земли.

     

     

    На посещение Воронежа

     

    Что ты ищешь, Кувакин, на кладбище грёз,

    Там, где только осколки бессмертных лучей?

    Но остался, Воронеж, последний вопрос:

    Что же делать поэту среди не людей?

     

    Он способен их души, как лёд, растопить,

    Он способен их злобное сердце унять.

    Но не может, как зверя, несчастного бить,

    И не может в глаза безответному лгать.

     

    Выходящим из мрака скрываться во мрак?

    Или так же пытать, как пытают они?

    Впрочем, столько вопросов, как будто я - враг,

    И идут в никуда я, они, эти дни.

     

    Да, мы всё же - враги. Это именно так.

    Нам ничто не мешает друг друга убить -

    Жизнь - копейка, случайность, советский пятак

    Только голос небесный командует: <Жить!>

     

24.05.2010
22:56

Генплан и Генклан

    Небиеннальное возбуждение Марата Гельмана Отстоим прошлое, распилим будущее Лидер информационных продаж и известный медиаскандалист, изнемогающий на галерах . . .

30.04.2010
17:03

Возмущения земные. И небесные.

    Алексей Шорохов Возмущения земные. И небесные. Что-то нездоровое происходит в магнитном поле земли. Какие-то географические шевеления и метаисторические . . .

29.03.2010
21:13

"Кровавая Гэбня"-дежавю

    <Кровавая гэбня>-дежавю Первый взрыв Начну, как и полагается, с антисемитизма. Все информагентства сегодня, так или иначе, приводят статистику взрывов в московском . . .

20.03.2010
13:47

Брюс Уиллис с хвостом и примусом

    Брюс Уиллис с хвостом и примусом В рамках дискуссии <Литературной газеты>: <Обаяние зла или бессилие добра?> <Быть умным, значит быть добрым>. Это определение ума . . .

02.02.2010
16:38

ПОД ЗНАМЕНЕМ "ОСНОВ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ"

    (Выступление 27 января 2010 г. на  XVI Международных Рождественских образовательных чтениях) Здравствуйте честные отцы и все друзья курса "Основы православной . . .

31.01.2010
19:28

Союз писателей России подвергся нападению экстремистов

    <Мне они здесь пленными не нужны!> СП России под огнём Разговаривать с идиотами должны профессионалы. С тихими - психиатры, с буйными - санитары, с буйными и . . .

04.01.2010
18:05

Афганистан: украденная Победа

    Афганистан: украденная Победа К 30-й годовщине Ввода Советских войск в Афганистан Спецназ ГРУ: Очерки истории. Историческая энциклопедия в 4 книгах. - М.: <СПСЛ>, . . .

15.12.2009
20:31

Скорблю вместе с РП

    Прожил год в русской деревне. Приезжал в Москву несколько раз,увы, по таким поводам... чтобы зарыть товарищей в землю. Ещё одна потеря. Всемилостивый Господь над . . .

21.10.2009
15:41

Сумерки Валькирий +

    Алексей ШОРОХОВ Сумерки Валькирий Закрытие музея Константина Васильева как диагноз Некривое зеркало На самом выходе из нашего детства, в школу, освещённую . . .

05.10.2009
13:38

Сумерки Валькирий

    Алексей ШОРОХОВ Сумерки Валькирий Закрытие музея Константина Васильева как диагноз Некривое зеркало На самом выходе из нашего детства, в школу, освещённую . . .

16.09.2009
15:27

Воспаление общественности

    Алексей ШОРОХОВ Воспаление общественности Российский медиасегмент лихорадит. Интеренет-заголовки полнятся мрачными тенями прошлого: <Москвичи (- члены КПРФ, . . .

18.04.2009
15:21

Стойкий оловянный солдатик Тарас

    Алексей Шорохов Стойкий оловянный солдатик Тарас Возвращение <Тараса Бульбы> Рукописи не горят. События последних десятилетий показали, что и герои рукописей . . .

25.12.2008
14:44

Полковник Буданов.То же, но пять лет спустя.

    Алексей ШОРОХОВ Доктор Геббельс икает от смеха Трехголовые страсти Представьте себе такое - приходит человек в суд и говорит судье: Ваша честь, хочу судиться со . . .

29.10.2008
14:24

Затяжное эссе со снегом

    ЗАТЯЖНОЕ ЭССЕ СО СНЕГОМ Пятнадцать лет назад всех нас омыли в жертвенной крови... Публикуемое ниже есть прежде всего свидетельство очевидца. Оно названо . . .

09.04.2008
12:05

"Лучше умереть под стенами Рима,чем жить на его развалинах..."

    (Интервью Захару Прилепину) - Алексей, приветствую тебя. Можешь рассказать, откуда ты родом, где учился, чем занимался, с какой поры началась литература, и чем . . .

28.11.2007
16:28

Осеннее обострение - 2007

    <Осеннее обострение - 2007> Эта статья была опубликована в <ЛГ> весной сего года и, как показалось автору, тему закрыла. Однако природа психических обострений . . .

1|2|3|4|5

 

Добавить статью

 

Редколлегия | О журнале | Авторам | Архив | Статистика | Дискуссия

Содержание
Современная русская мысль
Портал "Русский переплет"
Новости русской культуры
Галерея "Новые Передвижники"
Пишите

Русский переплет

© 1999 "Русский переплет"

Copyright (c) "Русский переплет"
Rambler's
Top100   Rambler's Top100

Rambler's Top100