TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Злободневное, Сомнения и cпоры

27 октября 2013 года

Максим Горький

О русском крестьянстве

Пуликуется по изданию журнала "Русская жизнь"


Революционные откровения пролетарского классика

Эта скандальная статья Горького вышла в 1922 году в Берлине. Ее не издавали в России ни до, ни после войны, ни в перестройку, - вообще никогда. Просто не издавали и все тут. Быть может, как раз потому, что именно в этом своем сочинении Буревестник говорит о сути революции откровеннее, чем где-либо еще, и чем это позволяли себе его товарищи-большевики. Он живописует варварство и отсталость крестьянской массы, подсказывая читателю, что искоренить это зло возможно только чрезвычайщиной. Создатель Челкаша и Клима убежден: «Как евреи, выведенные Моисеем из рабства Египетского, вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень - все те почти страшные люди, о которых говорилось выше, и их заменит новое племя - грамотных, разумных, бодрых людей».
«Интеллигенция и революция» - тема из разряда вечных. А вот крестьянство и революция - это то, о чем многое еще не сказано. И сетования Ленина на узость мысли «мелких хозяйчиков», и сочувственно-лирические суждения Солженицына о крестьянском «мiре», «мироустроении» - лишь два идейных края, между которыми еще много невозделанной земли. Мысли титулованного «пролетарского классика» - лишь кое-что из непрочитанного. Или хорошо забытого.
Текст статьи печатается полностью по изданию: Максим Горький. О русском крестьянстве. Издательство И. П. Ладыжникова. Берлин, 1922.


"Русская жизнь".

Несколько слов главного редактора перед прочтением. Думаю, эта публикация вызовет большую дискуссию. Я сам прочел эту статью несколько часов назад и нахожусь сейчас под ее впечатлением. Наверное более спокойный и разумный анализ появится позже. Сейчас подчеркну, что любое высказывание говорит гораздо более о самом авторе, нежели о предмете высказывания. В данном случае, мы имеем дело с безусловно талантливым, значительным лицом нашей литературы, и можно добавить, что эта статья конечно, в первую очередь говорит о состоянгии мозгов всей революционной интеллигенции того времени (~1922 год). В некоторых особенно одиозных случаях я поставил гиперсылки на раннее опубликованные материалы "Русского переплёта".


Главный редактор "Русского переплёта"

Люди, которых я привык уважать, спрашивают: что я думаю о России?
Мне очень тяжело все, что я думаю о моей стране, точнee говоря, о русском народe, о крестьянстве, большинстве его. Для меня было бы легче не отвечать на вопрос, но - я слишком много пережил и знаю для того, чтоб иметь право на молчание. Однако прошу понять, что я никого не осуждаю, не оправдываю, - я просто рассказываю, в какие формы сложилась масса моих впечатлений. Мнение не есть осуждениe, и если мои мнения окажутся ошибочными, - это меня не огорчит.
В сущности своей всякий народ - стихия анархическая; народ хочет как можно больше есть и возможно меньше работать, хочет иметь все права и не иметь никаких обязанностей. Атмосфера бесправия, в которой издревле привык жить народ, убеждает его в законности бесправия, в зоологической естественности анархизма. Это особенно плотно приложимо к массе русского крестьянства, испытавшего болee грубый и длительный гнет рабства, чем другие народы Европы. Русский крестьянин сотни лет мечтает о каком-то государстве без права влияния на волю личности, на свободу ее действий, - о государстве без власти над человеком. В несбыточной надежде достичь равенства всех при неограниченной свободe каждого народ русский пытался организовать такое государство в форме казачества, Запорожской Сечи.
Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует гдe-то «на краю земли», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты», города, мучительно истязуемого судорогами творчества культуры. В русском крестьянине как бы еще не изжит инстинкт кочевника, он смотрит на труд пахаря как на проклятие Божье и болеет «охотой к перемене мест». У него почти отсутствует - во всяком случае, очень слабо развито - боевое желание укрепиться на избранной точкe и влиять на окружающую среду в своих интересах, если же он решается на это - его ждет тяжелая и бесплодная борьба. Тех, кто пытается внести в жизнь деревни нечто от себя, новое - деревня встречает недоверием, враждой и быстро выжимает или выбрасывает из своей среды. Но чаще случается так, что новаторы, столкнувшись с неодолимым консерватизмом деревни, сами уходят из нее. Идти есть куда - всюду развернулась пустынная плоскость и соблазнительно манит вдаль.
Талантливый русский историк Костомаров говорит: «Оппозиция против государства существовала в народе, но, по причине слишком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тягостей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борьбой». Со времени, к которому относится сказанное, население русской равнины увеличилось, «географическое пространство» сузилось, но - психология осталась и выражается в курьезном совете-пословице: «От дела - не бегай, а дела - не делай».
Человек Запада еще в раннем детстве, только что встав на задние лапы, видит всюду вокруг себя монументальные результаты труда его предков. От каналов Голландии до туннелей Итальянской Ривьеры и виноградников Везувия, от великой работы Англии и до мощных Силезских фабрик - вся земля Европы тесно покрыта грандиозными воплощениями организованной воли людей, - воли, которая поставила себе гордую цель: подчинить стихийные силы природы разумным интересам человека. Земля - в руках человека, и человек действительно владыка ее. Это впечатление всасывается ребенком Запада и воспитывает в нем сознание ценности человека, уважение к его труду и чувство своей личной значительности как наследника чудес, труда и творчества предков.
Такие мысли, такие чувства и оценки не могут возникнуть в душе русского крестьянина. Безграничная плоскость, на которой тесно сгрудились деревянные, крытые соломой деревни, имеет ядовитое свойство опустошать человека, высасывать его желания. Выйдет крестьянин за пределы деревни, посмотрит в пустоту вокруг него, и через некоторое время чувствует, что эта пустота влилась в душу ему. Нигде вокруг не видно прочных следов труда и творчества. Усадьбы помещиков? Но их мало, и в них живут враги. Города? Но они - далеко и не многим культурно значительнее деревни. Вокруг - бескрайняя равнина, а в центре ее - ничтожный, маленький человечек, брошенный на эту скучную землю для каторжного труда. И человек насыщается чувством безразличия, убивающим способность думать, помнить пережитое, вырабатывать из опыта своего идеи! Историк русской культуры, характеризуя крестьянство, сказал о нем: «Множество суеверий и никаких идей».
Это печальное суждение подтверждается всем русским фольклором.
Спора нет - прекрасно летом «живое злато пышных нив», но осенью пред пахарем снова ободранная голая земля и снова она требует каторжного труда. Потом наступает суровая, шестимесячная зима, земля одета ослепительно белым саваном, сердито и грозно воют вьюги, и человек задыхается от безделья и тоски в тесной, грязной избе. Из всего, что он делает, на земле остается только солома и крытая соломой изба - ее три раза в жизни каждого поколения истребляют пожары.
Технически примитивный труд деревни неимоверно тяжел, крестьянство называет его «страда» от глагола «страдать». Тяжесть труда, в связи с ничтожеством его результатов, углубляет в крестьянине инстинкт собственности, делая его почти не поддающимся влиянию учений, которые объясняют все грехи людей силой именно этого инстинкта.
Труд горожанина разнообразен, прочен и долговечен. Из бесформенных глыб мертвой руды он создает машины и аппараты изумительной сложности, одухотворенные его разумом, живые. Он уже подчинил своим высоким целям силы природы, и они служат ему, как джинны восточных сказок царю Соломону. Он создал вокруг себя атмосферу разума - «вторую природу», он всюду видит свою энергию воплощенной в разнообразии механизмов, вещей, в тысячах книг, картин, и всюду запечатлены величавые муки его духа, его мечты и надежды, любовь и ненависть, его сомнения и верования, его трепетная душа, в которой неугасимо говорит жажда новых форм, идей, деяний и мучительное стремление вскрыть тайны природы, найти смысл бытия.
Будучи порабощен властью государства, он остается внутренне свободен, - именно силой этой свободы духа он разрушает изжитые формы жизни и создает новые. Человек деяния, он создал для себя жизнь мучительно напряженную, порочную, но - прекрасную своей полнотой. Он возбудитель всех социальных болезней, извращений плоти и духа, творец лжи и социального лицемерия, но - это он создал микроскоп самокритики, который позволяет ему со страшной ясностью видеть все свои пороки и преступления, все вольные и невольные ошибки свои, малейшие движения своего всегда и навеки неудовлетворенного духа.
Великий грешник перед ближним и, может быть, еще больший перед самим собою, он - великомученик своих стремлений, которые, искажая, разрушая его, родят все новые и новые муки и радости бытия. Дух его, как проклятый Агасфер, идет в безграничье будущего, куда-то к сердцу космоса или в холодную пустоту вселенной, которую он - может быть - заполнит эманацией своей психофизической энергии, создав - со временем - нечто не доступное представлениям разума сегодня.
Инстинкту важны только утилитарные результаты развития культуры духа, только то, что увеличивает внешнее, материальное благополучие жизни, хотя бы это была явная и унизительная ложь.
Для интеллекта процесс творчества важен сам по себе; интеллект глуп, как солнце, он работает бескорыстно.
Был в России некто Иван Болотников, человек оригинальной судьбы: ребенком он попал в плен к татарам во время одного из их набегов на окраинные города Московского царства, юношей был продан в рабство туркам, - работал на турецких галерах, его выкупили из рабства венецианцы, и, прожив некоторое время в аристократической Республике Дожей, он возвратился в Россию.
Это было в 1606 году; московские бояре только что затравили талантливого царя Бориса Годунова и убили умного смельчака, загадочного юношу, который, приняв имя Дмитрия, сына Ивана Грозного, занял Московский престол и, пытаясь перебороть азиатские нравы московитян, говорил в лицо им:
«Вы считаете себя самым праведным народом в Мире, а вы - развратны, злобны, мало любите ближнего и не расположены делать добро».
Его убили, был выбран в цари хитрый, двоедушный Шуйский, князь Василий, явился второй самозванец, тоже выдававший себя за сына Грозного, и вот в России началась кровавая трагедия политического распада, известная в истории под именем Смуты. Иван Болотников пристал ко второму самозванцу, получил от него право команды небольшим отрядом сторонников самозванца и пошел с ними на Москву, проповедуя холопам и крестьянам:
«Бейте бояр, берите их жен и все достояние их. Бейте торговых и богатых людей, делите между собой их имущество».
Эта соблазнительная программа примитивного коммунизма привлекла к Болотникову десятки тысяч холопов, крестьян и бродяг, они неоднократно били войска царя Василия, вооруженные и организованные лучше их; они осадили Москву и с великим трудом были отброшены от нее войском бояр и торговых людей. В конце концов этот первый мощный бунт крестьян был залит потоками крови, Болотникова взяли в плен, выкололи ему глаза и утопили его.
Имя Болотникова не сохранилось в памяти крестьянства, его жизнь и деятельность не оставила по себе ни песен, ни легенд. И вообще в устном творчестве русского крестьянства нет ни слова о десятилетней эпохе - 1602-1603 гг. - кровавой смуты, о которой историк говорит как о «школе своевольства, безначалия, политического неразумия, двоедушия, обмана, легкомыслия и мелкого эгоизма, не способного оценить общих нужд». Но все это не оставило никаких следов ни в быте, ни в памяти русского крестьянства.
В легендах Италии сохранилась память о фра Дольчино, чехи помнят Яна Жижку, так же как крестьяне Германии Томаса Мюнцера, Флориана Гейера, а французы - героев и мучеников Жакерии и англичане имя Уота Тейлора, - обо всех этих людях в народе остались песни, легенды, рассказы. Русское крестьянство не знает своих героев, вождей, фанатиков любви, справедливости, мести.
Через 50 лет после Болотникова донской казак Степан Разин поднял крестьянство почти всего Поволжья и двинулся с ним на Москву, возбужденный той же идеей политического и экономического равенства. Почти три года его шайки грабили и резали бояр и купцов, он выдерживал правильные сражения с войсками царя Алексея Романова, его бунт грозил поднять всю деревенскую Русь. Его разбили, потом четвертовали. В народной памяти о нем осталось две-три песни, но чисто народное происхождение их сомнительно, смысл же был не понятен крестьянству уже в начале XIX века.
Не менее мощным и широким по размаху был бунт, поднятый при Екатерине Великой уральским казаком Пугачевым, - «эта последняя попытка борьбы казачества с режимом государства», как определил этот бунт историк С. Ф. Платонов. О Пугачеве тоже не осталось ярких воспоминаний в крестьянстве, как и о всех других, менее значительных, политических достижениях русского народа.
О них можно сказать буквально то же, что сказано историком о грозной эпохе Смуты:
«Все эти восстания ничего не изменили, ничего не внесли нового в механизм государства, в строй понятий, в нравы и стремления...»
К этому суждению уместно прибавить вывод одного иностранца, внимательно наблюдавшего русский народ. «У этого народа нет исторической памяти. Он не знает свое прошлое и даже как будто не хочет знать его». Великий князь Сергей Романов рассказал мне, что в 1913 году, когда праздновалось трехсотлетие династии Романовых и царь Николай был в Костроме, - Николай Михайлович - тоже великий князь, талантливый автор целого ряда солидных исторических трудов, - сказал царю, указывая на многотысячную толпу крестьян:
«А ведь они совершенно такие же, какими были в XVII веке, выбирая на царство Михаила, такие же; это - плохо, как ты думаешь?»
Царь промолчал. Говорят, он всегда молчал в ответ на серьезные вопросы. Это - своего рода мудрость, если не является хитростью или - не вызвано страхом.
Жестокость - вот что всю жизнь изумляло и мучило меня. В чем, где корни человеческой жестокости? Я много думал над этим и - ничего не понял, не понимаю.
Давно когда-то я прочитал книгу под зловещим заглавием: «Прогресс как эволюция жестокости».
Автор, искусно подобрав факты, доказывал, что с развитием прогресса люди все более сладострастно мучают друг друга и физически, и духовно. Я читал эту книгу с гневом, не верил ей и скоро забыл ее парадоксы.
Но теперь, после ужасающего безумия европейской войны и кровавых событий революции, - теперь эти едкие парадоксы все чаще вспоминаются мне. Но - я должен заметить, что в русской жестокости эволюции, кажется, нет, формы ее как будто не изменяются.
Летописец начала XVII века рассказывает, что в его время так мучили: «насыпали в рот пороху и зажигали его, а иным набивали порох снизу, женщинам прорезывали груди и, продев в раны веревки, вешали на этих веревках».
В 18-м и 19-м годах то же самое делали на Дону и на Урале: вставив человеку - снизу - динамитный патрон, взрывали его.
Я думаю, что русскому народу исключительно - так же исключительно, как англичанину чувство юмора - свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни.
В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное. Это свойство едва ли можно объяснить словами «психоз», «садизм», словами, которые, в сущности, и вообще ничего не объясняют. Наследие алкоголизма? Не думаю, чтоб русский народ был отравлен ядом алкоголя более других народов Европы, хотя допустимо, что при плохом питании русского крестьянства яд алкоголя действует на психику сильнее в России, чем в других странах, где питание народа обильнее и разнообразнее.
Можно допустить, что на развитие затейливой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, - любимое чтение грамотеев в глухих деревнях.
Если б факты жестокости являлись выражением извращенной психологии единиц - о них можно было не говорить, в этом случае они материал психиатра, а не бытописателя. Но я имею в виду только коллективные забавы муками человека.
В Сибири крестьяне, выкопав ямы, опускали туда - вниз головой - пленных красноармейцев, оставляя ноги их - до колен - на поверхности земли; потом они постепенно засыпали яму землею, следя по судорогам ног, кто из мучимых окажется выносливее, живучее, кто задохнется позднее других.
Забайкальские казаки учили рубке молодежь свою на пленных.
В Тамбовской губернии коммунистов пригвождали железнодорожными костылями в левую руку и в левую ногу к деревьям на высоте метра над землею и наблюдали, как эти - нарочито неправильно распятые люди - мучаются.
Вскрыв пленному живот, вынимали тонкую кишку и, прибив ее гвоздем к дереву или столбу телеграфа, гоняли человека ударами вокруг дерева, глядя, как из раны выматывается кишка. Раздев пленного офицера донага, сдирали с плеч его куски кожи, в форме погон, а на место звездочек вбивали гвозди; сдирали кожу по линиям портупей и лампасов - эта операция называлась «одеть по форме». Она, несомненно, требовала немало времени и большого искусства.
Творилось еще много подобных гадостей, отвращение не позволяет увеличивать количество описаний этих кровавых забав.
Кто более жесток: белые или красные? Вероятно - одинаково, ведь и те, и другие - русские. Впрочем, на вопрос о степенях жестокости весьма определенно отвечает история: наиболее жесток - наиболее активный...
Думаю, что нигде не бьют женщин так безжалостно и страшно, как в русской деревне, и, вероятно, ни в одной стране нет таких вот пословиц-советов:
«Бей жену обухом, припади да понюхай - дышит? - морочит, еще хочет». «Жена дважды мила бывает: когда в дом ведут, да когда в могилу несут». «На бабу да на скотину суда нет». «Чем больше бабу бьешь, тем щи вкуснее».
Сотни таких афоризмов, - в них заключена веками нажитая мудрость народа, - обращаются в деревне, эти советы слышат, на них воспитываются дети.
Детей бьют тоже очень усердно. Желая ознакомиться с характером преступности населения губерний Московского округа, я просмотрел «Отчеты Московской судебной палаты» за десять лет - 1900-1910 гг. - и был подавлен количеством истязаний детей, а также и других форм преступлений против малолетних. Вообще в России очень любят бить, все равно - кого. «Народная мудрость» считает битого человека весьма ценным: «За битого двух небитых дают, да и то не берут».
Есть даже поговорки, которые считают драку необходимым условием полноты жизни. «Эх, жить весело, да - бить некого». Я спрашивал активных участников гражданской войны: не чувствуют ли они некоторой неловкости, убивая друг друга?
Нет, не чувствуют.
«У него - ружье, у меня - ружье, значит - мы равные; ничего, побьем друг друга - земля освободится».
Однажды я получил на этот вопрос ответ крайне оригинальный, мне дал его солдат европейской войны, ныне он командует значительным отрядом Красной армии.
- Внутренняя война - это ничего! А вот междоусобная, против чужих, - трудное дело для души. Я вам, товарищ, прямо скажу: русского бить легче. Народу у нас много, хозяйство у нас плохое; ну, сожгут деревню, - чего она стоит! Она и сама сгорела бы в свой срок. И вообще, это наше внутреннее дело, вроде маневров, для науки, так сказать. А вот когда я в начале той войны попал в Пруссию - Боже, до чего жалко было мне тамошний народ, деревни ихние, города и вообще хозяйство! Какое величественное хозяйство разоряли мы по неизвестной причине. Тошнота!.. Когда меня ранили, так я почти рад был, - до того тяжело смотреть на безобразие жизни. Потом - попал я на Кавказ к Юденичу, там турки и другие черномазые личности. Беднейший народ, добряки, улыбаются, знаете, - неизвестно почему. Его бьют, а он улыбается. Тоже - жалко, ведь и у них, у каждого есть свое занятие, своя привязка к жизни...
Это говорил человек, по-своему гуманный, он хорошо относится к своим солдатам, они, видимо, уважают и даже любят его, и он любит свое военное дело. Я попробовал рассказать ему кое-что о России, о ее значении в мире, - он слушал меня задумчиво, покуривая папиросу, потом глаза у него стали скучные, вздохнув, он сказал:
- Да, конечно, держава была специальная, даже вовсе необыкновенная, ну а теперь, по-моему, окончательно впала в негодяйство!
Мне кажется, что война создала немало людей, подобных ему, и что начальники бесчисленных и бессмысленных банд - люди этой психологии.
Говоря о жестокости, трудно забыть о характере еврейских погромов в России. Тот факт, что погромы евреев разрешались имевшими власть злыми идиотами, - никого и ничего не оправдывает. Разрешая бить и грабить евреев, идиоты не внушали сотням погромщиков: отрезайте еврейкам груди, бейте их детей, вбивайте гвозди в черепа евреев, - все эти кровавые мерзости надо рассматривать как «проявление личной инициативы масс».
Но где же - наконец - тот добродушный, вдумчивый русский крестьянин, неутомимый искатель правды и справедливости, о котором так убедительно и красиво рассказывала миру русская литература XIX века?
В юности моей я усиленно искал такого человека по деревням России и - не нашел его. Я встретил там сурового реалиста и хитреца, который, когда это выгодно ему, прекрасно умеет показать себя простаком. По природе своей он не глуп и сам хорошо знает это. Он создал множество печальных песен, грубых и жестоких сказок, создал тысячи пословиц, в которых воплощен опыт его тяжелой жизни. Он знает, что «мужик не глуп, да - мир дурак» и что «мир силен, как вода, да глуп, как свинья».
Он говорит: «Не бойся чертей, бойся людей». «Бей своих - чужие бояться будут».
(Ср. здесь. В.М.) О правде он не очень высокого мнения: «Правдой сыт не будешь». «Что в том, что ложь, коли сыто живешь». «Правдивый, как дурак, так же вреден».
Чувствуя себя человеком, способным на всякий труд, он говорит: «Бей русского, - часы сделает». А бить надо потому, что «каждый день есть не лень, а работать неохота».
Таких и подобных афоризмов у него тысячи, он ловко умеет пользоваться ими, с детства он слышит их и с детства убеждается, как много заключено в них резкой правды и печали, как много насмешки над собою и озлобления против людей. Люди - особенно люди города - очень мешают ему жить, он считает их лишними на земле, буквально удобренной потом и кровью его, на земле, которую он мистически любит, непоколебимо верит и чувствует, что с этой землей он крепко спаян плотью своей, что она его кровная собственность, разбойнически отнятая у него. Он задолго раньше лорда Байрона знал, что «пот крестьянина стоит усадьбы помещика». Литература народолюбцев служила целям политической агитации и поэтому идеализировала мужика. Но уже в конце ХIХ столетия отношение литературы к деревне и крестьянину начало решительно изменяться, стало менее жалостливое и более правдивое. Начало новому взгляду на крестьянство положил Антон Чехов рассказами «В овраге» и «Мужики».
В первых годах ХХ столетия являются рассказы лучшего из современных русских художников слова, Ивана Бунина; его «Ночной разговор» и другая, превосходная по красоте языка и суровой правдивости повесть «Деревня» утвердили новое, критическое отношение к русскому крестьянству.
О Бунине в России говорят, что «он, как дворянин, относится к мужику пристрастно и даже враждебно». Разумеется, это неверно - Бунин прекрасный художник и только. Но в русской литературе текущего века есть более резкие и печальные свидетельства о жуткой деревенской темноте - это «Юность», поверьте, написанная талантливым крестьянином Орловской губернии Иваном Волиным, это рассказы московского крестьянина Семена Подъячева, а также рассказы сибирского крестьянина Всеволода Иванова, молодого писателя исключительной яркости и силы.
Этих людей едва ли можно заподозрить в предвзятом и враждебном отношении к среде, родной им по плоти и крови, - к среде, связь с которой ими еще не порвана. Им более, чем кому-либо иному, известна и понятна жизнь крестьянства - горе и грубые радости деревни, слепота разума и жестокость чувства.
В заключение этого невеселого очерка я приведу рассказ одного из участников научной экспедиции, работавшей на Урале в 1921 году. Крестьянин обратился к членам экспедиции с таким вопросом:
- Вы люди ученые, скажите, как мне быть. Зарезал у меня башкир корову, я башкира, к о н е ч н о, убил, а после того сам свел корову у его семьи, так вот: будет мне за корову наказание?
Когда его спросили: а за убийство человека разве он не ждет наказа-
ния, - мужик спокойно ответил:
- Это - ничего, человек теперь дешев.
Характерно здесь слово «конечно», оно свидетельствует, что убийство стало делом простым, обычным. Это – отражение гражданской войны и бандитизма.
А вот это образец того, как - иногда - воспринимаются новые для деревенского разума идеи.
Сельский учитель, сын крестьянина, пишет мне: «Так как знаменитый ученый Дарвин установил научно необходимость беспощадной борьбы за существование и ничего не имеет против уничтожения слабых и бесполезных людей, а в древнее время стариков отвозили в овраги на смерть от голода или, посадив на дерево, стряхивали оттуда, чтобы они расшиблись, - то, протестуя против такой жестокости, я предлагаю уничтожать бесполезных людей мерами более сострадательного характера. Например - окармливать их чем-нибудь вкусным и так далее. Эти меры смягчали бы повсеместную борьбу за существование, то есть приемы ее. Так же следует поступить со слабоумными идиотами, с сумасшедшими и преступниками от природы, а может быть, и с неизлечимо больными, горбатыми, слепыми и проч. Такое законодательство, конечно, не понравится нашей ноющей интеллигенции, но пора уже перестать считаться с ее консервативной и контрреволюционной идеологией. Содержание бесполезных людей обходится народу слишком дорого, и эту статью расхода нужно сократить до нуля».
Много сейчас в России пишется таких и подобных проектов, писем, докладов, - очень они удручают, но и они, невзирая на их уродство, заставляют чувствовать, что мысль деревни пробуждена и хотя работает неумело, однако работает в направлении, совершенно новом для нее: деревня пытается мыслить о государстве в его целом.
Существует мнение, что русский крестьянин как-то особенно глубоко религиозен. Я никогда не чувствовал этого, хотя, кажется, достаточно внимательно наблюдал духовную жизнь народа. Я думаю, что человек безграмотный и не привыкший мыслить не может быть истинным теистом или атеистом и что путь к твердой, глубокой вере лежит через пустыню неверия.
Беседуя с верующими крестьянами, присматриваясь к жизни различных сект, я видел прежде всего органическое, слепое недоверие к поискам мысли, к ее работе, наблюдал умонастроение, которое следует назвать скептицизмом невежества.
В стремлении сектантов обособиться, отойти в сторону от государственной церковной организации мною всегда чувствовалось отрицательное отношение не только к обрядам и - всего меньше - к догматам, а вообще к строю государственной и городской жизни. В этом отрицании я не могу уловить какой-либо оригинальной идеи, признаков творческой мысли, искания новых путей духа. Это просто пассивное и бесплодное отрицание явлений и событий, связей и значений которых мысль, развитая слабо, не может понять.
Мне кажется, что революция вполне определенно доказала ошибочность убеждения в глубокой религиозности крестьянства в России. Я не считаю значительными факты устройства в сельских церквах театров и клубов, хотя это делалось - иногда - не потому, что не было помещения, более удобного для театра, а - с явной целью демонстрировать свободомыслие. Наблюдалось и более грубое кощунственное отношение ко храму, - его можно объяснить враждой к «попам», желанием оскорбить священника, а порою дерзким и наивным любопытством юности: что со мною будет, если я оскорблю вот это, всеми чтимое?
Несравненно значительнее такие факты: разрушение глубоко чтимых народом монастырей - древней Киево-Печерской лавры и сыгравшего огромную историческую и религиозную роль Троице-Сергиевского монастыря - не вызвало в крестьянстве ни протестов, ни волнения, - чего уверенно ждали некоторые политики. Как будто эти центры религиозной жизни вдруг утратили свою магическую силу, привлекавшую верующих со всех концов обширной русской земли. А ведь сотни тысяч пудов хлеба, спрятанного от голодной Москвы и Петербурга, деревня защищала с оружием в руках, не щадя своей жизни.
Когда провинциальные советы вскрывали «нетленные», высоко чтимые народом мощи, - народ отнесся и к этим актам совершенно равнодушно, с молчаливым, тупым любопытством. Вскрытие мощей производилось крайне бестактно и часто в очень грубых формах - с активным участием инородцев, иноверцев, с грубым издевательством над чувствами верующих в святость и чудотворную силу мощей. Но - и это не возбудило протестов со стороны людей, которые еще вчера преклонялись перед гробницами «чудотворцев». Я опросил не один десяток очевидцев и участников разоблачения церковного обмана: что чувствовали они, когда перед глазами вместо нетленного и благоухающего тела являлась грубо сделанная кукла или открывались полуистлевшие кости? Одни говорили, что совершилось чудо: святые тела, зная о поругании, затеянном неверами, покинули гробницы свои и скрылись. Другие утверждали, что обман был устроен монахами лишь тогда, когда им стало известно о намерении властей уничтожить мощи: «Они вынули настоящие нетленные мощи и заменили их чучелами».
Так говорят почти одни только представители старой, безграмотной деревни. Более молодые и грамотные крестьяне признают, конечно, что обман был, и говорят:
- Это хорошо сделано, - одним обманом меньше.
Но затем у них являются такие мысли, - я воспроизвожу их буквально, как они записаны мною.
- Теперь, когда монастырские фокусы открыты, - докторов надо пощупать и разных ученых - их дела открыть народу.
Нужно было долго убеждать моего собеседника, чтобы он объяснил смысл своих слов. Несколько смущаясь, он сказал:
- Конечно, вы не верите в это... А говорят, что теперь можно отравить ветер ядом и - конец всему живущему, и человеку, и скоту. Теперь - все озлобились, жалости ни в ком нет...
Другой крестьянин, член уездного совета, называющий себя коммунистом, еще более углубил эту тревожную мысль.
- Нам никаких чудес не надо. Мы желаем жить при ясном свете, без опасений, без страха. А чудес затеяно - много. Решили провести электрический свет по деревням, говорят: пожаров меньше будет. Это - хорошо, дай Бог! Только как бы ошибок не делали, поверните какой-нибудь винтик не в ту сторону и - вся деревня вспыхнула огнем. Видите, чего опасно? К этому скажу: городской народ - хитер, а деревня дура, обмануть ее легко. А тут - затеяно большое дело. Солдаты сказывали, что на войне и электрическим светом целые полки убивали.
Я постарался рассеять страх Калибана - и услышал от него разумные слова:
- Один все знает, а другой - ничего; в этом и начало всякого горя. Как я могу врать, ежели ничего не знаю?
Жалобы деревни на свою темноту раздаются все чаще, звучат все более тревожно. Сибиряк, энергичный парень, организатор партизанского отряда в тылу Колчака, угрюмо говорит:
- Не готов наш народ для событий. Шатается туда и сюда, слеп разумом. Разбили мы отряд колчаковцев, три пулемета отняли, пушечку, обозишко небольшой, людей перебили с полсотни у них, сами потеряли семьдесят одного, сидим, отдыхаем, вдруг ребята мои спрашивают меня: а что, не у Колчака ли правда-то? Не против ли себя идем?* Да и сам я иной день как баран живу - ничего не понимаю. Распря везде! Мне доктор один в Томске - хороший человек - говорил про вас, что вы еще с девятьсот пятого года японцам служите за большие деньги. А один пленный, колчаковский солдат из матросов, раненый, доказывал нам, что Ленин немцам на руку играет. Документы у него были, и доказано в них, что имел Ленин переписку о деньгах с немецкими генералами. Я велел солдата расстрелять, чтобы он народ не смущал, - а все-таки долго на душе неспокойно было. Ничего толком не знаешь - кому верить? Все против всех. И себе верить боязно.
Немало бесед вел я с крестьянами на разные темы и, в общем, они вызвали у меня тяжелое впечатление: люди много видят, но - до отчаяния мало понимают. В частности, беседы о мощах показали мне, что вскрытый обман церкви усилил подозрительное и недоверчивое отношение деревни к городу. Не к духовенству, не к власти, а именно к городу как сложной организации хитрых людей, которые живут трудом и хлебом деревни, делают множество бесполезных крестьянину вещей, всячески стремятся обмануть его и ловко обманывают.
Работая в комиссии по ликвидации безграмотности, я беседовал однажды с группой подгородних петербургских крестьян на тему об успехах науки и техники.
- Так, - сказал один слушатель, бородатый красавец, - по воздуху галками научились летать, под водой щуками плаваем, а на земле жить не умеем. Сначала-то на земле надо бы твердо устроиться, а на воздух - после. И денег бы не тратить на эти забавки!
Другой сердито добавил:
- Пользы нам от фокусов этих нет, а расход большой и людьми, и деньгами. Мне подковы надо, топор, у меня гвоздей нет, а вы тут на улицах памятники ставите - баловство это!
- Ребятишек одеть не во что, а у вас везде флаги болтаются...
И в заключение, после длительной, жестокой критики городских «забавок», бородатый мужик сказал, вздыхая:
- Если бы революцию мы сами делали, - давно бы на земле тихо стало и порядок был бы...
Иногда отношение к горожанам выражается в такой простой, но радикальной форме:
- Срезать надо с земли всех образованных, тогда нам, дуракам, легко жить будет, а то - замаяли вы нас!
В 1919 году милейший деревенский житель спокойно разул, раздел и вообще обобрал горожанина, выманивая у него на хлеб и картофель все, что нужно и не нужно деревне.
Не хочется говорить о грубо насмешливом, мстительном издевательстве, которым деревня встречала голодных людей города.
Всегда выигрывая на обмане, крестьяне - в большинстве - старались и умели придать обману унизительный характер милостыни, которую они нехотя дают барину, «прожившемуся на революции». Замечено было, что к рабочему относились не то чтобы человечнее, но осторожнее. Вероятно, осторожность эта объясняется анекдотическим советом одного крестьянина другому:
- Ты с ним осторожнее, он, говорят, где-то Совдеп держал.
Интеллигент почти неизбежно подвергался моральному истязанию. Например: установив после долгого спора точные условия обмена, мужик или баба равнодушно говорили человеку, у которого дома дети в цинге:
- Нет, иди с Богом. Раздумали мы, не дадим картофеля...
Когда человек говорил, что слишком долго приходится ждать, он получал в ответ злопамятные слова:
- Мы - бывало, ваших милостей еще больше ждали.
Да, чем другим, а великодушием русский крестьянин не отличается. Про него можно сказать, что он не злопамятен: он не помнит зла, творимого им самим, да, кстати, не помнит и добра, содеянного в его пользу другим.
Один инженер, возмущенный отношением крестьян к группе городских жителей, которые приплелись в деревню под осенним дождем и долго не могли найти места, где бы обсушиться и отдохнуть, - инженер, работавший в этой деревне на торфу, сказал крестьянам речь о заслугах интеллигенции в истории политического освобождения народа. Он получил из уст русоволосого, голубоглазого славянина сухой ответ:
- Читали мы, что действительно ваши довольно пострадали за политику, только ведь это вами же и писано. И вы по своей воле на революцию шли, а не по найму от нас, - значит, мы за горе ваше не отвечаем - за все Бог с вами рассчитается...
Я не привел бы этих слов, если бы не считал их типичными - в различных сочетаниях я лично слышал их десятки раз.
Но необходимо отметить, что унижение хитроумного горожанина перед деревней имело для нее очень серьезное и поучительное значение: деревня хорошо поняла зависимость города от нее, до этого момента она чувствовала только свою зависимость от города.
В России - небывалый, ужасающий голод, он убивает десятки тысяч людей, убьет миллионы. Эта драма возбуждает сострадание даже у людей, относящихся враждебно к России, стране, где, по словам одной американки, «всегда холера или революция». Как относится к этой драме русский, сравнительно пока еще сытый, крестьянин?
- «Не плачут в Рязани о Псковском неурожае», - отвечает он на этот вопрос старинной пословицей.
- «Люди мрут - нам дороги трут», - сказал мне старик новгородец, а его сын, красавец, курсант военной школы, развил мысль отца так:
- Несчастье - большое, и народу вымрет - много. Но - кто вымрет? Слабые, трепанные жизнью; тем, кто жив останется, в пять раз легче будет.
Вот голос подлинного русского крестьянина, которому принадлежит будущее. Человек этого типа рассуждает спокойно и весьма цинично, он чувствует свою силу, свое значение.
- С мужиком - не совладаешь, - говорит он. - Мужик теперь понял: в чьей руке хлеб, в той и власть, и сила.
Это говорит крестьянин, который встретил политику национализации сокращением посевов как раз настолько, чтобы оставить городское население без хлеба и не дать власти ни зерна на вывоз за границу.**
- Мужик как лес: его и жгут, и рубят, а он самосевом растет да растет, - говорил мне крестьянин, приехавший в сентябре из Воронежа в Москву за книгами по вопросам сельского хозяйства. - У нас не заметно, чтоб война убавила народу. А теперь вот, говорят, миллионы вымрут, - конечно, заметно станет. Ты считай хоть по две десятины на покойника - сколько освободится земли? То-то. Тогда мы такую работу покажем - весь свет ахнет. Мужик работать умеет, только дай ему - на чем. Он забастовок не устраивает, - этого земля не позволяет ему!
В общем, сытное и полусытное крестьянство относится к трагедии голода спокойно, как издревле привыкло относиться к стихийным бедствиям. А в будущее крестьянин смотрит все более уверенно, и в тоне, которым он начинает говорить, чувствуется человек, сознающий себя единственным и действительным хозяином русской земли.
Очень любопытную систему областного хозяйства развивал передо мной один рязанец:
- Нам, друг, больших фабрик не надо, от них только бунты и всякий разврат. Мы бы так устроились: сукновальню человек на сто рабочих, кожевню - тоже небольшую, и так все бы маленькие фабрики, да подальше одна от другой, чтобы рабочие-то не скоплялись в одном месте, и так бы, потихоньку, всю губернию обстроить небольшими заводиками, а другая губерния - тоже так. У каждой - все свое, никто ни в чем не нуждается. И рабочему сытно жить, и всем - спокойно. Рабочий - он жадный, ему все подай, что он видит, а мужик - малым доволен...
- Многие ли думают так? - спросил я.
- Думают некоторые, кто поумнее.
- Рабочих-то не любите?
- Зачем? Я только говорю, что беспокойный это народ, когда в большом скоплении он. Разбивать их надо на малые артели, там сотня, тут сотня...
А отношение крестьян к коммунистам - выражено, по моему мнению, всего искреннее и точнее в совете, данном односельчанами моему знакомому крестьянину, талантливому поэту:
- Ты, Иван, смотри, в коммуну не поступай, а то мы у тебя и отца и брата зарежем, да - кроме того - и соседей обоих тоже.
- Соседей-то за что?
- Дух ваш искоренять надо.
Какие же выводы делаю я?
Прежде всего: не следует принимать ненависть к подлости и глупости за недостаток дружеского внимания к человеку, хотя подлость и глупость не существуют вне человека. Я очертил - так, как я ее понимаю, - среду, в которой разыгралась и разыгрывается трагедия русской революции. Это - среда полудиких людей.
Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа.
Когда в «зверствах» обвиняют вождей революции - группу наиболее активной интеллигенции, - я рассматриваю эти обвинения как ложь и клевету, неизбежные в борьбе политических партий, или - у людей честных - как добросовестное заблуждение.
Напомню, что всегда и всюду особенно злые, бесстыдные формы принимает ложь обиженных и побежденных. Из этого отнюдь не следует, что я считаю священной и неоспоримой правду победителей. Нет, я просто хочу сказать то, что хорошо знаю и что - в мягкой форме - можно выразить словами печальной, но истинной правды: какими бы идеями ни руководились люди, - в своей практической деятельности они все еще остаются зверями. И часто - бешеными, причем иногда бешенство объяснимо страхом. Обвинения в эгоистическом своекорыстии, честолюбии и бесчестности я считаю вообще не применимыми ни к одной из групп русской интеллигенции - неосновательность этих обвинений прекрасно знают все те, кто ими оперирует.
Не отрицаю, что политики наиболее грешные люди из всех окаянных грешников земли, но это потому, что характер деятельности неуклонно обязывает их руководствоваться иезуитским принципом «цель оправдывает средство».
Но люди искренно любящие и фанатики идеи нередко сознательно искажают душу свою ради блага других. Это особенно приложимо к большинству русской активной интеллигенции - она всегда подчиняла вопрос качества жизни интересам и потребностям количества первобытных людей.
Тех, кто взял на себя каторжную, геркулесову работу очистки авгиевых конюшен русской жизни, я не могу считать «мучителями народа», - с моей точки зрения, они - скорее жертвы.
Я говорю это, исходя из крепко сложившегося убеждения, что вся русская интеллигенция, мужественно пытавшаяся поднять на ноги тяжелый русский народ, лениво, нерадиво и бесталанно лежавший на своей земле, - вся интеллигенция является жертвой истории прозябания народа, который ухитрился жить изумительно нищенски на земле, сказочно богатой. Русский крестьянин, здравый смысл которого ныне пробужден революцией, мог бы сказать о своей интеллигенции: глупа, как солнце, работает так же бескорыстно.
Он, конечно, не скажет этого, ибо ему еще не ясно решающее значение интеллектуального труда.
Почти весь запас интеллектуальной энергии, накопленной Россией в XIX веке, израсходован революцией, растворился в крестьянской массе. Интеллигент, производитель духовного хлеба, рабочий, творец механизма городской культуры, постепенно и с быстротой, все возрастающей, поглощается крестьянством, и оно жадно впитывает все полезное ему, что создано за эти четыре года бешеной работы.
Теперь можно с уверенностью сказать, что, ценою гибели интеллигенции и рабочего класса, русское крестьянство ожило.
Да, это стоило мужику дорого, и он еще не все заплатил, трагедия не кончена. Но революция, совершенная ничтожной - количественно - группой интеллигенции, во главе нескольких тысяч воспитанных ею рабочих, эта революция стальным плугом взбороздила всю массу народа так глубоко, что крестьянство уже едва ли может возвратиться к старым, в прах и навсегда разбитым формам жизни; как евреи, выведенные Моисеем из рабства Египетского, вымрут полудикие, глупые, тяжелые люди русских сел и деревень - все те почти страшные люди, о которых говорилось выше, и их заменит новое племя - грамотных, разумных, бодрых людей.
На мой взгляд, это будет не очень «милый и симпатичный русский народ», но это будет - наконец - деловой народ, недоверчивый и равнодушный ко всему, что не имеет прямого отношения к его потребностям.
Он не скоро задумается над теорией Эйнштейна и научится понимать значение Шекспира или Леонардо да Винчи, но, вероятно, он даст денег на опыты Штейнаха и, несомненно, очень скоро усвоит значение электрификации, ценность ученого агронома, полезность трактора, необходимость иметь в каждом селе хорошего доктора и пользу шоссе.
У него разовьется хорошая историческая память и, памятуя свое недавнее мучительное прошлое, он - на первой поре строительства новой жизни - станет относиться довольно недоверчиво, если не прямо враждебно, к интеллигенту и рабочему, возбудителям различных беспорядков и мятежей.
И город, неугасимый костер требовательной, все исследующей мысли, источник раздражающих, не всегда понятных явлений и событий, не скоро заслужит справедливую оценку со стороны этого человека, не скоро будет понят им, как мастерская, где непрерывно вырабатываются новые идеи, машины, вещи, назначение которых - облегчить и украсить жизнь народа.
Вот схема моих впечатлений и мыслей о русском народе.

Высказаться в Дискуссионном клубе

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
308952  2013-10-28 20:04:50
Андрей Саломатов /avtori/salomatov.html
- Буревестник, как всегда, не раскрывает тему. Хотя, причины вскользь обозначил. Люди не видели результатов труда, никакой перспективы, с детства человек видел, какую пустую, бессмысленную жизнь прожил и закончил дед, потом - отец. Алкоголизм - спасение от этого ада. Четыре месяца тяжелого труда, затем, пустота, а дальше месяцев семь полуголодной жизни в тесной вонючей избушке с клопами и вшами. Жизнь ничего не стоила. Собаки лучше живут. Потом мировая война, плавно перетекшая в отечественную. И после этого окопного ада спрашивать у человека, сколько стоит жизнь противника? Нисколько она не стоит, как и своя собственная. Зря Буревестник берет в единомышленники Чехова и Бунина. Плохо он читал собратьев по перу. Это долго рассказывать. Но в 20-е, когда крестьянин стал оседать в городах и получил возможность дать своим детям образование, все изменилось, как и должно было быть. Из их детей вышло столько талантливых людей: инженеров, писателей, художников, да всех профессий. Выползли из своих вонючих изб и вдруг куда-то делось "людоедство", так подробно описанное Буревестником. Не сразу, конечно, понадобилось время. Но великийрусскийписатель, начавший в революцию с "Несвоевременных мыслей", а потом ушедший в чистую проституцию, не об этом думал. А вот интересно, эта его статья и подобные мысли, которые он, конечно же, излагал своим товарищам по революционной борьбе, как-то повлияли на решение уничтожить в России большую часть крестьянства? Уверен, что повлияли.

Кстати, насчет какой-то особой жестокости русских крестьян. Я когда-то работал в газете "Интерпол-экспресс" и взялся писать для журнала "Интерполиция" историю казней. Не дописал. Поищу, она у меня в старом компе, пришлю. Именно крестьяне, в отличие от горожан, которые не занимались скотоводством, всегда и везде были жестокими. Крестьян, особенно европейских, утюжили войнами - то туда армия пройдет, поубивает, ограбит, изнасилует, то обратно пойдет. И так во все времена. В общем, Горький, он и есть горький.

308959  2013-10-29 01:27:18
лилия
- Андрею Саломатову.

____Буревестник, как всегда, не раскрывает тему.____ Это слишком деликатно сказано . Далее по тексту у вас есть вот такая мысль : ___ А вот интересно, эта его статья и подобные мысли, которые он, конечно же, излагал своим товарищам по революционной борьбе, как-то повлияли на решение уничтожить в России большую часть крестьянства? Уверен, что повлияли.___

Так вот интересный момент : М. Шагал, к примеру уехал из России тоже именно в 1922 году (год написания статьи) и Шагал писал перед отъездом : " Теперь, во времена РСФСР, я громко кричу: разве вы не замечаете, что мы уже вступили на помост бойни и вот-вот включат ток? И не оправдываются ли мои предчувствия: мы ведь в полном смысле слова висим в воздухе, всем нам не хватает опоры? Последние пять лет жгут мою душу. Я похудел. Наголодался." А ведь Шагал тоже уловил преддверие этой бойни ? Просто Горький наверное мог очень тонко (а у него в этом был несомненный талант) развить и поддержать взятый курс на бойню, скорее всего это так и было. Вам надо продолжить то, что пообещали , мне интересно что вы напишете , буду ждать. Можно говорить о : Горький и Савва Морозов, М.Г. и Замятин , М.Г.и Бабель и так далее.

А мне хочется еще пару выдержек подать из воспоминаний Шагала ( 1919 год) : ".... Это весьма укрепляло уважение городских властей к искусству. Хотя и не помешало им арестовать мою тещу, в числе других зажиточных земляков, за то лишь, что они не были бедны. Где только я не побывал, обивая пороги! Дошел до самого Горького. Не знаю, какое впечатление я на него произвел. Войдя, я увидел на стенах до того безвкусные картины, что усомнился, не ошибся ли дверью. Лежа в постели, Горький поминутно харкал то в платок, то в плевательницу. Он терпеливо выслушал мои фантастические идеи об искусстве, разглядывая меня и пытаясь угадать, кто я такой и откуда взялся. Я же забыл, зачем пришел."

"... Будь я чуть понахальнее, я бы добился для себя хоть каких-нибудь льгот, как другие. Но я заика. Вечно робею...." Вот это самое : " Будь я чуть понахальнее " : напишут еще очень многие талантливые люди не оцененные по достоинству этим государством.

* все выдержки из автобиографии М.Шагала << Моя жизнь >>.

308962  2013-10-29 15:59:07
М.П. Нет.
- Русское крестьянство! Кто только не брался судить о нем! И все походя, со стороны, сверху. И все ахают: ╚Ах, какое отсталое, глупое, невежественное, невоспитанное, жестокое╩! А пробовали ли эти умники похлебать крестьянкой мурцовки, хоть немного, хоть временно. Мао Цзедун не случайно отправлял таких умников из китайской интеллигенции на перевоспитание в деревню. В Китае это особенно важно, так как необходимо прежде всего накормить такое огромное население. Прежде, чем рассуждать о русском крестьянстве, необходимо решить главный вопрос: А было ли в России девятнадцатого века крестьянство? Крепостное право отменили в 1861 году. Да и то не повсеместно. Крепостничество - это же жизненный уклад. Как можно расформировать жизненный уклад каким-то одним законом, в один день ликвидировать вековые отношения повсеместного рабства, феодализма. Крестьянство начало формироваться в России только после Столыпинской реформы, да и то не везде. Абсолютное большинство сельского населения России так и осталась терпеливыми и бесправными рабами, батраками, за неимением своей земли. Не успев стать крестьянами, они уже подверглись раскрестьяниванию. Они и терпели все эти издевательства большевиков, только потому, что привыкли к своему рабскому покорному состоянию, потому, что другой жизни они никогда и не видели. А тех, кто видел и возмущался, большевики без сожаления расстреливали.. Потому и не удивляло их особенно рабское существование в большевистских коммунах. Куда ты денешься с подводной лодки?! Без паспорта, без права, без профессии, только в еще худшее рабство в лагерь.

308987  2013-10-30 18:01:53
Максим Солохин http://www.pereplet.ru/avtori/solohin.html
-

Жизнь здесь на земле по сути своей многоскорбна и многотрудна. Потому что она кончается смертью.

Крестьянин видит и переживает это непосредственно, помнит о смерти всегда, потому что она окружает его со всех сторон. Горожанин живет в иллюзорном мире, где нет или почти нет смерти, где сравнительно мало страданий. Этот мир, созданный культурой, обманывает человека, даёт ему иллюзию бессмертия. Город это наркотик, от которого трудно отвыкнуть и на который легко подсесть.

Город дает человеку мнжество утешений, и все они по сути иллюзорны, так как уводят в сторону от жестокой правды, которая заключается в том, что мы смертны. Но не так-то легко жить с этой правдой, потому крестьянин ожесточается, если не имеет утешения в религии. Крестьянин без религии страшный человек, как верно замечено: "Русский человек без Христа дрянь".

Русский крестьянин давным-давно уже живет без религии. Ошибочно мнение, будто до революции крестьяне были религиозны. Достаточно поделить число храмов в России до революции (60 000) на население России, чтобы понять простую вещь: подавляющее большинство русских людей перед Революцией в храмы уже не ходили. Только разве по большим праздникам, да на Пасху.

Этого-то нерелигиозного, не имеющего в себе жизни вечной, и видел, и изучал Горький и правдиво описал его.

Но русский крестьянин не всегда был таким, потому что когда-то давно веке в XVI он имел утешение во Христе. А человек, который имеет это утешение, способен переносить тяжкие невзгоды в этой жизни, не ожесточаясь, потому что он имеет Жизнь вечную.

308988  2013-10-30 20:17:12
Куклин http://www.pereplet.ru/kuklin/108.html#108
-

 



╚Много ошибались и часто ошибались Маркс и Энгельс.



Но такие ошибки гигантов мирового рабочего класса



в тысячу раз величественнее и ценнее,



чем пошлая мудрость казенного либерализма,



поющего о тщете революционных сует



и о прелести контрреволюционных конституционных бредней╩



В. И. Ленин





╚ зря Буревестник взял в Чехова и Бунина в собратья по перу╩, - заявил А. Саломатов по прочтении статьи М. Горького ╚О русском крестьянстве╩, вызванной из небытия главным редактором ╚Русского переплета╩ В. Липуновым. Вот так вот: наотмашь и со всего размаха, как истинный прижизненный классик, тонкий знаток человеческих душ и истории литературы. Пригвоздил покойного босяка-литератора к позорному столбу, да еще и плюнул в его сторону.



А мне стало обидно за вот уже третий десяток лет поруганного в бывшем СССР гения русской литературы, который и по сию пору почитаем во всем мире, даже читаем в отличие от множества его современников. Такой вот парадокс: лауреата Нобелевской премии И. Бунина в Западной Европе не знают, не помнят, не читают, из библиотек за ненадобностью в макулатуру отправляют, а какого-то там М. Горького зачитывают до дыр и переиздают едва ли не во всех странах мира, пьесы Алексея Максимовича по всему миру ставят наперебой, даже театры носят его имя везде, кроме как в России. А уж цитировать Горького и вовсе считается хорошим тоном, особенно в академических кругах.



Не уверен, что А. Саломатов знает, что М. Горький и А, Чехов были дружны, взаимоотношения у них были теплыми и доверительными, что миллионер М. Горький помогал в короткий момент жизни своей А. Чехову и членам его семьи финансово. А ведь достаточно москвичу А. Саломатову было зайти в дом-музей А. Чехова на Садовом кольце и убедиться в этом. Если во время перестройки экспозицию эту, конечно, не ликвидировали для ╚восстановления исторической справедливости╩, заменив ее на портрет Николая Второго, которого оба эти писателя искренне презирали. Но даже если и такой поступок совершить А. Саломатову невозможно по каким-то личным его причинам, он бы смог взять в библиотеках книги с опубликованными в них письмами этих писателей друг к другу, они есть в обоих академических собраниях сочинений этих классиков, да и отдельными томами выпускались. Если, конечно, и из библиотек новорусских тома эти не отправились в постперестроечное время на мусороперерабатывающие заводы, заменив их нынешними глянцевыми страницами книг в стиле фэнтэзи.



На худой конец, мог бы А. Саломатов ознакомиться с интернет-публикациями произведений этих авторов, с отзывами А. Чехова и М. Горького друг о друге, узнать про историю их совместных проектов и взаимосотрудничестве - и убедиться, что оба писателя эти были единомышленниками как политическими, так и в художественно-эстетическом контексте осмысления ими роли и значениия литературы для русского народа. Более того, он еще бы узнал, что был при них и третий, ибо как это быть русским писателем и не быть втроем? Имя его Лев Николаевич Толстой, который тоже относился к М. Горькому с великим уважением и почтением, считал ровней себе, принимал в гостях не только в Ясной поляне, но и в особняке в Москве. В музее-усадьбе Льва Николаевича рядом с метро ╚Кропоткинская╩ была когда-то целая экспозиция фотографий этой троицы. Сейчас, верно, опять вместо них торчит портрет Николая Кровавого героя новейшего времени России.



А вот А. Бунина все трое не любили. Ценили, как стилиста, но не любили, как человека. (Хотя Чехов с Буниным и встречался, и даже был до этого в недолгой переписке, весьма, надо признать, напряженной и лишенной тепла). Да и незачем было им любить автора ╚Деревни╩. И не за что. Бунин был идеологом той части интеллигенции российской, которая жировала на труде рабочих и крестьян с удовольствием и ностальгировала по временам Екатерины Второй, когда их предки были рабовладельцами-крепостниками и почитали себя ╚солью земли╩ вопреки мнению Христа. Бунин писал слащавые рассказики для маструбирующих девочек и мальчиков, невольно облекая их в некий флер романтизма и псевдофилософского осмысления происходящих внутри узкого круга бывших помещиков процессов. То есть был Иван Андреевич тем отголоском дворянской спесивой публики, кого А. Чехов вывернул наизнанку в своих пьесах, особенно в ╚Вишневом саде╩. И потому И. Бунин в знаменитых своих воспоминаниях о современниках постарался выдать на гора как можно больше негативных фактов из личной жизни А. Чехова и М. Горького, превратившись в типичного провинциального сплетника и интригана.



Всего этого А. Саломатов, разумеется, не знал, когда писал о М. Горьком негативно, а о А. Чехове и И. Бунине позитивно в знаковом для него лично противостояния этих писателей. Он даже вряд ли знает о существовании некогда сверхзнаменитого товарищества писателей ╚Знание╩, в котором состояли практически все сколь-нибудь значительные писатели России: Л. Андреев, И. Куприн и так далее. Более того, став пайщиком этого издательства-содружества в 1900 году, М. Горький фактически взял на себя финансирование всех проектов и издание всех сколь-нибудь достойных внимания россиян писателей. А вот И. Бунина среди этих писателей не было. Несмотря на Пушкинскую премию 1901 года. Теме этой посвящена была изданная в Ленинграде в 1973 году книга ╚М. Горький и И. Бунин╩. Толстенная книга страниц так в шестьсот, аналитическая и наполненная взаимопротиворечащими фактами, вызывающая, впрочем, уважение читателя к обоим классикам. Интеллигентная, словом, книга, позволяющая видеть мир диалектически, а не со свойственным новорусским писателям снобизмом в отношении босяка М. Горького, о котором А. Саломатов сказал: Буревестник, как всегда, не раскрывает тему.



Что значит ╚как всегда╩? Какую ╚тему╩ не раскрыл М. Горький А. Саломатову в статье ╚О русском крестьянстве╩? Кто ее раскрыл лучше М. Горького? У кого нам надо учиться, как надо раскрывать космического уровня темы?



Сам А. Саломатов ответов на эти вопросы не дает. Хотя намекает, что он русского крестьянина знает хорошо, а потому может оценивать оценки М. Горького неправильными. А если продолжить мысль критика далее и откровенно, то можно сказать: ╚не дело босяка оценивать состояние государства, на то есть ╚белая кость╩.



И это отношение к Горькому коробит особенно. И потому вольно-невольно возникает желание не только возразить самовлюбленному и агрессивному критикану, но и защитить писателя, которому были благодарны в буквальном смысле этого слова десятки тысяч писателей дореволюционной России и Советского Союза. Ибо быть благодарным старикам своим и предкам хоть и стало не модно на Руси, но НАДО. Я не стану перечислять всех тех литераторов, хороших и плохих, которым М. Горький помог выйти в мир, их и без меня перечислили литературоведы. Я отмечу лишь то, что именно они рассказали нам ПРАВДУ о том, что такое были первые годы советской власти и как трудно было строить глупому, дремучему и неграмотному люду новый мир, выходить в космос.



Новорусские писатели нашего с А. Саломатовым поколения не только не защитили свою страну от Ельцина и его прихвостней, но и не создали до сих пор ни одного шедевра равного среднестатическому художественному произведению писателей горьковского призыва.



И, тем не менее, вот уж третий десяток лет всякий, кому взбредет в голову, старательно вытирает ноги о М. Горького и говорит о нем гадости. Даже о таком материале, как статья М. Горького, касающаяся САМОГО СЛОЖНОГО понятия в истории России русского крестьянина.



Между тем, Алексей Максимович выступает в этой статье, как человек не только мыслящий, но и переживающий за судьбы миллионов крестьян, оказавшихся в 1922 году, когда написана была эта статья, в состоянии некого перманентного шока: советское государство, которое крестьянин пошел защищать от интервентов и их прислужников-белогвардейцев только летом 1919 года после того, как Ленин открыл подвалы госбанка и стал платить красноармейцам зарплату, стало зализывать раны, нанесенные Первой мировой и Гражданской войнами. Москва провела массовую демобилизацию - и крестьянин вернулся в родные села на землю, которую им ПОДАРИЛА советская власть, обогащенным памятью о совершенных самим крестьянином в белых и красной армиях безумствах и бесчинствах. Вернулся, отвыкнув от созидательного труда, с привычкой все брать с револьвером в руке задаром.



Таким был крестьянин в глазах М. Горького в 1922 году. Когда он действительно имел прозвище в Европе и в России ╚Буревестник революции╩, а ╚пролетарским писателем╩ его и других советских писателей-реалистов еще не называли.



И писал эту статью М. Горький, живя вне России, из которой просто-напросто сбежал после серии попыток некоторых представителей Совнаркома вытребовать у заработавшего миллионы на издании своих книг писателя деньги для якобы нужд советского народа, а фактически для того, чтобы самим нажиться на этом. Потребовалась защита лично Ленина, чтобы защититься от поползновений того же Свердлова. А если вспомнить про авантюры близких к окружению Шаляпина прохвостов, направленные на то, чтобы изъять из посольских посылок, прибывающих в Петроград на имя М. Горького и подкармливаемых им голодающих петроградских писателей организованного им издательства ╚Мировая литература╩, про разоблачения нескольких подпольных белогвардейских группировок, поставивших перед собой цель совершить покушение на М. Горького, убийство Урицкого, состоящего в одном с писателем белогвардейском расстрельном списке, то можно понять, почему советское правительство Ленина дало разрешение М. Горькому покинуть СССР и даже за счет советского государства.



Бунин бежал в захваченную румынами Одессу, а потом во Францию с большими трудностями, конечно. И не увозил, как Шаляпин, музейные ценности, купленные за хлеб, драгоценности и картины, в дипломатическом купе. Но, что объединяет Шаляпина с Буниным и не состыковывает их с Горьким и с испачканным в воспоминаниях Бунина Куприным, так это то, что ни Шаляпин, ни Бунин, находясь в эмиграции, не задумались о трагической судьбе русского крестьянина, пережившего две кошмарные войны и вынужденного заново становиться на ноги в новом обществе, основой которого для него был в тот момент не столь ненавистный Саломатовым социализм, а НЭП.



Никто из трех названных знаменитых эмигрантов политику НЭП-а уже не застал, да и политику военного коммунизма на себе не испытал. И о том, что происходит у них на Родине, каждый из них мог знать лишь через третьи-пятые-десятые руки и уста, то есть пользовался сплетнями и слухами в большей части, а не информацией. Да и как-то не верится, что Бунин вообще интересовался событиями в России. Он слишком был занят своей персоной. О чванстве Бунина и его гоношистости пишут едва ли не все воспоминатели о нем. А в его собственных воспоминаниях это качество его особы видно во всей красе. Достаточно вспомнить его статью о Куприне, где он автора ╚Поединка╩ и ╚Гранатового браслета╩ смешал с грязью походя только за то, что Куприн поехал умирать на Родину. Сам же Бунин отказался возвращаться даже после того, как с ним встречался К. Симонов с предложением лично от Сталина - в тот 1945 год всемирно признанного Победителя фашизма из СССР, пользующегося симпатией во всех странах мира, даже в США.



Отказ Бунина прозвучал даже до бомбардировки Хиросимы и речи Черчилля в Фултоне. Отказ вроде бы русского писателя, который в 1922 году был дружен с Мережковским, впоследствии ставшим сотрудником аппарата Геббельса, и порвавшим с ним в момент борьбы двух этих эмигрантов за уже в те времена проституцированную нобельку.



╚Скажи мне, кто твой друг и я скажу, кто ты╩, - утверждает древнеиудейская поговорка, признанная у нас своей. Очень мудрое суждение. Ибо писатель, который не захотел вернуться в СССР в 1945 году, - это не русский писатель. И не собрат по перу, конечно, М. Горькому, который несколько раз после 1922 года возвращался на Родину, чтобы работать на износ для своего народа, таскаться больным чахоткой по нашим неухоженным дорогам, встречаться с людьми, и даже умер в Москве, и похоронен в Москве. Вся жизнь М. Горького была подвижничеством. Даже журнал ╚Литературная учеба╩ - один из многих созданных им, М. Горький сам лично редактировал и я имел на руках эти брошюры, читал в них не только наших писателей, но и Хемингуэя, например, и Экзюпери, которого якобы ╚открыли в СССР лишь в 1965 году╩. А на самом деле, их распознал еще молодыми именно Горький. Потому что гений видит гения издалека.



А Бунин не был гением. Во всяком случае, в течение всей своей жизни он прозябал в тени великого Горького, которого ошельмовал печатно в своих воспоминаниях сразу же после смерти Алексея Максимовича. Лучшим его произведением был и остается лишь маленький рассказ ╚Легкое дыхание╩ на модную тогда тему ╚нимфеток╩, ибо был негласный социальный заказ на такого рода произведения со стороны педофилов, ищущих оправданий своей нравственности. Подобных историек тогда писано было тысячи, но вот этот рассказ Бунина стал действительно художественным произведением народа, на языке которого он писал. При этом. Иван Андреевич русских крестьян не знал, людей русских презирал, о чем сам не раз говорил вслух. Но вот, поди ж ты, пришел Златой телец в Россию и стал зваться Бунин русским патриотом, не сделав для этого НИЧЕГО, а Горький, отдавший России всю душу свою, все свои силы и все здоровье, сам вышедший из самых низов общества получает в новороссийских СМИ от потомков своих оплеуху за оплеухой.



Более того, теперь, прочитав статью М. Горького ╚О русском крестьянстве╩ становится понятно, что и И. Бунин читал ее, когда садился за ╚Окаянные дни╩ - мемуары барчука о Великой Октябрьской революции. М. Горький задолго до публикации этого псевдоромана Бунина (скорее сборник высококлассной публицистики по жанру) расставил именно все те точки над ╚И╩, которые потом повторил И. Бунин, выдавая за свои. Даже ряд образов озверелых дегенератов с винтовками в лапах перенесены И. Буниным из статьи М. Горького в свою книгу. Только Горький, как человек честный, пишет о том, что и красные, и белые стоили друг друга в совершении зверств, а И. Бунин, защищая интересы своего класса, все эти зверства приписывал только красным. В ╚Жизни Арсеньева╩ тоже, если внимательно приглядеться, находятся отголоски позиции М. Горького, которую не увидел А. Саломатов.



Статья ╚О русском крестьянстве╩ - это позиция озабоченного будущим своей Родины писателя-патриота, твердо знающего, что основа Руси община села, деревни, семья пахаря, сеятеля, труженика, который оказался в 1922 году в совершенно новых для себя условиях существования и НЕ ГОТОВ был к тому, чтобы ему давали землю, и свободу распоряжаться ею так, чтобы трудом своим приносил он пользу и себе, и обществу. М. Горький интуитивно чувствовал, что с установлением НЭП-а возродится традиция кулачества, основанная на грабеже одними крестьянами других и земля станет на Руси тем, чем стала сейчас, после победы ельцинской революции собственностью латифундистов в большей части нерусского происхождения. Миллионы русских крестьян, предчувствовал он, вынуждены будут стать люмпен-пролетариями, как сейчас происходит у нас на глазах, примутся спиваться селами, деревнями, стадами, городами.



Горький еще не знал, что через семь лет в голову Сталину придет гениальная мысль использовать избыток крестьянских рук на Руси в деле строительства гигантов пятилеток и создания мощнейшего в истории России военно-промышленного комплекса, оказавшегося весьма кстати почти завершенным к 1941 году.



Горький многого еще не знал. Но, как истинный гений, предчувствовал все вышесказанное. Доживи Горький до 1941 года, он и тогда бы был уверен, что СССР победит. А вот Бунин очень и очень сомневался. В дни боев на Елец, в котором он учился в гимназии, Бунин ходил в церковь и ставил свечку за погибших советских солдат, называя их ╚воинством Антихристовым╩. И для него победа Сталина над Гитлером не была праздником.



Этого Горький не мог знать. И поэтому в статье 1922 года назвал никому в Европе тогда еще неизвестного Бунина своим ╚собратом по перу╩. Постарался поддержать бывшего русского писателя в трудную для него минуту а Бунин ему за это отплатил желчью и незаслуженными поношениями.



 



***



 



Но вообще-то статья М. Горького правильная. Настоящий русский писатель просто обязан оценивать происходящие вокруг него события, анализировать их и искать пути для дальнейшего существования его народа. Писатель может ошибаться в оценках текущих событий, путаться в цветах знамен над головами своих современников, но не имеет права быть безразличным. Писатель не пророк, писатель аналитик. Переставший быть озабоченным проблемами своего народа писатель это уже не писатель, а словоблуд. Вот и случилось так, что Горький стал чуть ли не единственным русским писателем в 1922 году, кто вслух и отчаянно завопил о грядущем исчезновении основы русского народа крестьянства. Потом эту тему подхватили в СССР М. Шолохов и другие ныне нагло забытые сегодня русским народом писатели-патриоты, завершив свою плеяду А. Солженицыным ╚Матренин двор╩), А. Беловым (╚Плотницкие рассказы╩), Б. Можаевым (╚Живой╩, ╚Мужики и бабы╩), а после и вовсе сошедшие на нет ╚кто вас к черту разберет╩. И только два настоящих крестьянских публициста:



Валентин Овечкин, написавший всеми уж сегодня забытые, но очень честные и серьезные очерки ╚Районные будни╩.



- и Владимир Солоухин, автор ╚Владимирских проселков╩



К нашему большому сожалению, статья М. Горького так и осталась известна лишь узкому кругу читателей германского издания, вышедшего, как мне представляется, тиражом не более пяти тысяч экземпляров и прочитанная числом не более сотни человек, да и то в виде лиц с сугубо белогвардейским и аристократическим прошлым, почитающим крестьян быдлом, разворовавшим их усадьбы и потому достойным уйти со сцены мировой истории. Оценить ее достоинства они не могли, даже если бы и захотели.



То, что ее реанимировал для нас главный редактор интерет-журнала ╚Русский переплет╩ В. Липунов, показывает, что и среди остатков русской интеллигенции в России есть люди, которые понимают сущность глубинных процессов идущих в православной России с одновременным прессингом извне католической и протестантской культур. А то, что добротный писатель в жанре фэнтэзи А. Саломатов решил при этом в очередной раз походя мазануть грязью по великому русскому писателю Горькому, это уже издержки сегодняшнего времени. Времени, когда никого не интересует истина, никто не стремится поглубже разобраться в проблемах, стоящих перед русским народом, медленно, но неуклонно снижающегося численностью на территории своего естественного проживания.



 



***



 



И все-таки, разговор, от темы которого нас увел А. Саломатов, касается не великих писателей прошлого, а ведется о русском крестьянине. Именно о нем пишет М. Горький в своей статье, а не о И. Бунине и не о А. Чехове. О нем и стоит говорить в дискуссии, предложенной нам В. Липуновым.



Нормальная тема. Традиционная для многих тысяч интеллигентов девятнадцатого века, слегка подувядшая в двадцатом веке, а уж в перестройку замыленная миллионами голосов публицистов-перестройщиков, не умеющих гвоздя в стену вбить, но учащих всех и каждого, как надо обрабатывать землю. На РП на моей памяти два человека пытались поднять эту тему - из краснодарского края и из Курской области, - но кроме меня и философа Игоря Крылова никто на обе публикации не среагировал. Потому что публика нынче такая на Руси пошла безразличная к жизни своей и к жизни своего государства. Сволочная, словом, публика, как это ни обидно для многих звучит.



И вот что САМ М. Горький о русском крестьянине пишет на это всем, кто сегодня себя мнит русским писателем, наплевать. То есть один Саломатов лишь и ввязался в этот разговор, показал себя достойным гражданином новой России. А остальные даже так поступить не решились.



Ладно бы времени не было. Или сил. А то так от внутренней пакостности. Оправдываемой всякий раз словесным поносом на темы, отвлеченные от жизни. Трещат без умолку и безответственно, словно сороки. Прячутся под кличками, словно собаки. Потрясают цитатами из чужих сочинений, склочничают, интригуют, а то и доносят на инакомыслящих. Словом зоопарк, совмещенный с террариумом. К чему им русский крестьянин?



Ситуация в эмиграции русской в 1922 году той самой, к которой обращался М. Горький была аналогичной. Читающих и тем более думающих особей русскоговорящих, вопреки заверениям Никиты Михалкова, было в Германии, где вышла эта статья, мало.



Свидетельством тому является тот факт, что даже у местных немцев не имелось средств на покупку печатной продукции. Страны-победительницы Антанты (кроме советской России, отказавшейся грабить германский народ и брать у него репатриации) разобрали Германию так, что с 1919-го по 1924 год в этой стране была самая высокая смертность в мире, а дети, рождавшиеся без ногтей, а то и без рук или ног, были нормой (╚Чистка нации╩, проведенная Гитлером после прихода к власти была направлена в 1933-34 годах на то, чтобы ╚уничтожить мусор╩ в стране в виде этих несчастных жертв мирового империализма). Коробка спичек стоила 2000 марок. Литературный перевод на немецкий одной печатной страницы стоил те же две тысячи. И себестоимость изданий в Германии была столь низкой, что тиражи печатали в ней, а реализовывали СМИ и книги в странах-победительницах с многократной маржой.



Из этого следует, что статья Горького была написана все-таки для эмигрантов российских во Франции, Италии, Чехословакии и Сербии, где процент читающего по-русски люда был все-таки выше, чем в Германии. И весь люд этот талдычил о великом русском народе, о крестьянине русском Микуле Селяниновиче, который вот-вот станет тосковать по своему барину, ╚хряпнет Ленина с его бандой иудеев по башке╩ (дословное выражение генерала Кутепова) и позовет ╚цвет русской нации╩ в Москву. Написана, скорее всего, с привлечением большего количества зловещих фактов деяний белогвардейцев, но потом их вымарали. И полный вариант текста статьи нало искать в немецких изданиях. Ибо во всех печатных изданиях, обращенных к белой эмиграции, действовала довольно жесткая цензура, за излишнюю критику белого движения в России многие русскоязычные журналисты Запада платили жизнями. В ходу были только поношения большевиков.



Поэтому происходили в 1920-е годы в СМИ русскоязычных те же самые штампы поведения, что мы видели в 1990-х в той же Германии, где сотни воспоминателей, только что прибывших из СССР и России, в том числе и бывшие кэгэбэшники, бывшие партийные и административные работники публиковали воспоминания-страшилки о ╚бесовской власти╩ и русских уродах, преследовавших этих мемуаристов всеми доступными их собственной фантазии способами. Всякий эмигрант мнил себя страдальцем на Родине и ждал милостыни от приютившей его страны, как обязанности граждан той же Германии или Франции позаботиться о нем.



И тут надо отдать должное М. Горькому и Ф. Шаляпину, которые до такой низости не скатились. А вот ставший после побега во Францию знаменитостью бывший советский нарком Марк Шагал как раз и стал таким антисоветчиком-пропагандистом. За это и мазню его признали гениальной.



И все эмигранты при этом не несли ответственность за совершенное ими самими в России, не винились даже перед Богом, которому они вроде как и поклонялись, заняты были исключительно поиском виновных в своих бедах вовне и находили оных только в большевиках. И по привычке печалились о русском крестьянине, лия слезы и сопли по поводу его несчастной судьбы. Все это очень хорошо и выпукло отобразил А. Толстой в первом варианте своего романа ╚Эмигранты╩, где сделан был упор на то, что большую часть так называемых русских аристократов финансировал французский миллиардер иудейского происхождения Ротшильд, получивший в личную собственность основную часть контрибуций, слупленных Францией с Германии по Версальскому договору и тем самым спровоцировавший создание НДСАП в Германии и антиеврейские тенденции и в германском обществе.



Статья М. Горького идет вразрез с установкой Ротшильда о возложении вины за трагедию русского народа в период 1914-1922 годов на самого русского крестьянина, не пожелавшего слушаться своего ╚старшего брата╩ - ростовщиков Западной Европы и решившего встать на сторону большевиков в Гражданской войне, чтобы обустроить свою жизнь на свой лад. Горький встает на сторону крестьянина, но



при этом остался в плену традиционного для писателей России 19 века богоискательства и веры в богоносность русского крестьянства.



Он хочет, очень хочет высказать истину, которая живет в нем внутри, которую он осознает каждой порой своего тела, но не имеет слов высказать ее, ибо для того, чтобы понять суть трагедии русского крестьянина окончательно, ему бы следовало прожить еще лет так семьдесят-сто. И увидеть своими глазами, что крестьянство русское, как он и предрекал, обречено на исчезновение с земли русской не мытьем, так катаньем. Потому что земля общинная согласно законов исторического материализма, неизбежно перестанет быть собственностью народа. Перейдет в лапы латифундистам, финансируемым все тем же бессмертным родом Ротшильда.



Что же касается крестьянина русского То кто о нем сейчас вспоминает по-настоящему? Кому он нужен в новой России? Кто относится сегодня к крестьянину с уважением?



И русский крестьянин заслужил такое отношение к себе, если быть честным. Честным, как М. Горький в этой статье. Как Л. Толстой в романе ╚Воскресение╩ и в пьесе ╚Власть тьмы╩, как М. Булгаков в рассказе ╚Тьма египетская╩.



Не признать правоты этих писателей нельзя. Но и признавать больно, себя противно. Отсюда и сюсюканья в отношении М. Шагала и А. Чехова фигур несопоставимых для истории русской культуры, ибо М. Шагал это всего лишь придворный живописец вышеупомянутого банкира Ротшильда, имевший корни в одном из еврейских местечек Белоруссии, активно сотрудничавший всю свою жизнь с Международным сионистским центром, весьма агрессивно отзывавшийся о СССР, России и русском народе.



А Чехов это Чехов.



И Горький это Горький.



А мы с Саломатовым и его соратницей по оплевыванию Горького где-то там, в списке ╚и т. д.╩



308994  2013-10-31 05:02:17
М.П. Нет.
- Спасибо Вам уважаемый Валерий Васильевич за обстоятельное и компетентное разъяснение по поводу российского многонационального крестьянства. Тяжело преодолевать интеллигентский снобизм, главную проблему России разъединенность Тела и Разума. А это ни к чему, кроме заблуждений и болезней и Тела и Духа, не приводит. Современная интеллигенция мне напоминает отрезанную голову профессора Доуэля, в самой худшей ее интерпретации. Доброго Вам здоровья!

308998  2013-10-31 09:09:04
лилия
- Андрею Саломатову.

Пишите и не обращайте пожалуйста внимания на ЗАСКОРУЗЛОГО ГОРЛОПАНА В.К. и его поддерживателелей проживших всю жизнь в красных , пропитанных кровью штанах , --оттого и тяжелых . Для облегчения штанов в носке, ими предпринимаются попытки подрезания их снизу красивым ЗИГЗАГОМ , но от этого они только больше махряться .Так и влачат они, эти горлопаны, свое жалкое существование в тех мокрых штанах , а за ними тащится авоська полная не только голов профессоров Доуэлей , но и многих других , отколовшихся от своих гипсовых бюстов . Эту авоську им тащить уже тяжело , да и как говориться бросить жалко . Вот и вся их 'сугуба', так что пишите и не обращайте внимания.

309000  2013-10-31 11:17:55
М.П. Нет.
- Да, уважаемая Лилия! На вашем примере еще раз убеждаюсь, как ныне ветрены женщины! Давно ли Вы называли меня горячо любимым?! И вот на тебе! Чуть не погладь по шерстке женщину и уж враг на всю оставшуюся жизнь. Но, пост Ваш прекрасен и образы великолепны. В красных революционных штанах, да еще с авоськой пустых ╚интеллигентских╩ голов! Это перл! Полчаса уже плачу от смеха.

Но, в принципе, конечно, ваш образ весьма справедлив. Такие головы ни на что другое, кроме как для авоськи и не годятся. И предлагаю Вам сравнить две цифры, отражающие рост населения страны в советский период и ельцинский. Поизучайте статистику, может быть это вас просветлит. А еще отсылаю Вас к моей статье: ╚Капитализм и Социализм. Мифы и реальность╩. Наберите в яндексе, она почти в готовом варианте. Можете и ╚Революция и Эволюция╩ почитать заодно.

Да еще советую побывать на кладбище и посмотреть на даты жизни на крестах ельцинского периода. Очень поучительно. Авоськи здесь будет маловато!

309010  2013-11-01 10:55:51
LOM /avtori/lyubimov.html
- Дорогой Валерий Васильевич, Вы во многом правы и во многом с Вами хочется согласиться, но только, воля Ваша, простите, Бунин никак не может быть Иваном Андреевичем, он Алексеевич...

309018  2013-11-01 19:05:10
Валерий Куклин http://www.pereplet.ru/kuklin/109.html#109
-

 



Заcкорузлым, то есть ставшим жестким от высохшего пота, грязи, то есть с точки зрения кабинетных мартышек оскорбительным эпитетом наградила меня некая Лилия Соловьева после того, как я поймал ее на мошенничестве за руку и потребовал извинений. Извинений, конечно, не получил, ибо новорусские псевдоинтеллигентки к культуре поведения в человеческом обществе не0 приучены. Услышал в ответ целую очередь неаргументированных оскорблений и все. Ну, а перед этим мадама сия приклеила мне ярлык ╚коричневый╩ за то, что обнародовал я в дискуссии о статье М. Горького ╚О русском крестьянстве╩ такие секреты Полишинеля, как двурушничество бывшего красного наркома Марка Шагала, превратившегося в прислугу при бароне Ротшильде и написавшего кроме аляповатых и безобразных, на мой вкус, полотен глумливые в отношении белорусского народа воспоминания о России. При чтении ее филиппок у меня из памяти всплыла строфа покойного уж прекрасного русского поэта В. Петелько: ╚Как вы скучны, мадам, в своем нелепом гневе. Скучны, как ложь, как проповедь войны. Как вы скучны, мадам. Нет, в самом деле, вы просто ослепительно скучны╩.



И на этом можно было бы поставить точку в дискуссии о русском крестьянстве, в которую со свиным рылом влезла будто бы госпожа и будто бы Соловьева, хотя на самом деле она и не госпожа, и не Лилия, и, конечно же, не Соловьева, а совершенно другая склочная особа, боящаяся показать свое истинное лицо, дабы не узрели мы в нем лик бесовки Лолит из древнеиудейского фольклора. То есть мне даже кажется, что я знаю, кто такая будто бы Л. Соловьева и отчего она живет в мире пакостей и интриг, как лягушка в болоте, почему ей так по нраву давать авторам РП и участникам ДК эпитеты дурного вкуса и всегда оскорбительного свойства, неумные, а главное развязные и пошлые. Назвать марксиста коричневым, к примеру, может только абсолютная идиотка с соответствующей медицинской справкой из медлечебницы.



Впрочем, мне думается, мадама сия просто погорячилась. Ее, что называется, понесло. Такое случается с сексуально неудовлетворенными женщинами климактерического периода в критические дни. Они бегут за собственным бредовым словом, и не видят вокруг себя ничего, кроме бушующего внутри них самих гнева порют чушь ради того, чтобы выплеснуть ненависть ко всему миру за свою неудавшуюся жизнь.



Принято таких скандалисток жалеть, а иногда даже поддакивать им. Но, мне думается, это неправильно. Лучшее средство успокоения истеричных дур это удар в рыло. Негуманно, не по-рыцарски, конечно, но всегда действенно. Тех же, кто захочет такого рода дискуссантку успокоить телесно, ждет разочарование истерика поменяет маски и обернется большой бедой для доброго самаритянина.



То есть, если следовать той линии дискуссии, куда направляет нас так называемая Лилия Соловьева, то о крестьянине русском современном в ДК никто не выскажется никогда.



А это уже преступление против русского народа и остатков крестьянства на территории РФ. Крестьянства, которое по сию пору худо-бедно, но кормит эту заразу Соловьеву и других пустобрехов, считающих себя солью земли русской. Пусть даже они и покупают в своих супермаркетах жратву в иноземных цветных упаковках, которыми загаживают планету, но молоко пока что пьют все-таки от русских коровенок, вздоенных руками русских крестьянок, и большая часть россиян ест все-таки русский хлеб, взращенный руками русского крестьянина. А уж про свежие овощи и говорить не приходится. Даже яблоки, взращенные русским крестьянином, наполовину пожранные червяками сам русский народ, да и вся планета, почитает экологически чистым продуктом, а красивые иноземные яблочки хранилищем пестицидов.



То есть крестьянство российское хоть и дышит на ладан, но все еще существует. Это видно даже отсюда из Германии, где крестьянство, как класс, начало исчезать еще накануне объединения германских мелких государств Бисмарком. Дурам Л. Соловьевым и присно с ней перестройщикам, не под силу было (а теперь уж и вовсе) прочитать книгу юного В. Ленина ╚Экономическое развитие России╩, наполненную великим числом статистических данных и таблиц, часть которых ведется в сравнении с ╚юнкерским хозяйством╩, пришедшим сначала в Пруссии, а потом и большинстве других земель Германии на смену крестьянскому. И уж тем более Л. Соловьевой и ее сторонникам не придет в голову прочитать очерки молодого М. Твена ╚Пешком по Европе╩, в которых великий американский писатель описал этот переходный период в Германии не аналитически, а взглядом художника слова и тонкого психолога.



Вряд ли Л. С. увидит те детали, что характеризуют переходной период видоизменения принципиальной структуры сельхозпроизводства в Германии, сумевшей еще в конце 19 века обеспечить на своих сверхскудных землях достаточно продовольствия для прокорма самой плотнонаселенной страны мира.



А они характеризуются большим числом заброшенных и заросших лесом земель, как это ни странно. Большим количеством заброшенных и заиленных каналов, по которым в средневековье и в новое время доставляли из южных районов Германии продовольствие по всему миру, в том числе и в Россию, соединенную с Европой до того времени, когда появились железные дороги. Да, да, перевозка осуществлялась именно по каналам, а себестоимость такой транспортировки была чрезвычайно низкой, практически не влияющих на окончательную цену. И еще было много старых заброшенных, но не разворованных и не разрушенных мельниц, как ветровых, так и водных. И было много рабочих рук, которые не вышвыривали на улицу, а вынуждали работать задешево, не позволяя работному люду лениться и отвыкать от потребности возвращаться домой усталым с ЗАКОРУЗЛЫМИ усталыми руками, принося ЗАРАБОТАННОЕ, а не полученное по милости жалование, чтобы худо-бедно прокормить семью.



То есть переходной период в Германии 19 века в виде общего технологического упадка был равным с Россией 21 века, отличался лишь увеличением, а не уменьшением людских ресурсовс приблизительно одинаковым массовым обнищанием масс. Показатель в области культуры был таковой же декадентщина и китч во всех отраслях, стремление упростить художественные задачи и настырное желание примитивное ремесло выдать за профессионализм.



И еще одно отличие - вся Германия середины 19 века ела то, что производил сам немецкий крестьянин, потомок участников восстания Томаса Мюнцера, забывший о том. что он - ╚человек и звучит гордо╩ (цитата из очень нелюбимого Лилией Соловьевой М. Горького), превратившийся после подавления бунта 1848 года в бессловесного раба наподобие того, в кого превратился современный крестьянин в России, который так же, как и российский горожанин, питается иноземным дерьмом в красивых обертках, а не продуктами, произведенными собственным трудом.



Даже неприхотливую картошку в черноземной Тамбовской области продают в виде товара, произведенного в Польше, стране с чрезвычайно малой площадью пахотных земель, да еще и с низким бонитетом.



Черноземная Северщина использует вызвавшие зависть у Гитлера благодатные земли свои едва ли на тридцать процентов, все остальное зарастает стремительно дрянным лесом, превращая эти окраинные при царе Федоре Иоановиче земли в традиционную для естественно развития этого региона лесостепь, из которой народ русский выдавливается в нечерноземье Московской и соседней с ней областей. Льговский район, например, воспетый Тургеневым, фактически прекратил свое существование, остался лишь в качестве административно-бюрократической единицы. Даже бегущие из Средней Азии и Казахстана люди не хотят селиться там.



Из этих и тысяч аналогичных примеров следует один простой вывод: о русском крестьянстве, как об отдельном и самостоятельном классе в России, наступила пора забыть и почитать оставшихся работать на земле россиян не русскими крестьянами, а аграрными рабочими где-то пролетариями, где-то середняками, а где-то и мелкими буржуа. И все они являются рабочей силой у латифундистов нового типа с уголовным прошлым. То есть вся та болтовня горбачевца-публициста Черниченко и присно с ним псевдолитераторов и журналистов, устроивших споры вокруг проблемы спасения крестьянства в СССР, пропала втуне под звон лозунгов о демократии и свободе.



Потому что свобода всякий раз должна быть регламентирована и быть свободной от чего-то конкретного, меняющегося всякий исторический момент. Но свобода, провозглашенная горлопанами перестройки была свободой от всего. Освободиться от тирании аппаратчиков СССР это не означало освободиться от обязанности рабочего трудиться на предприятии, колхозника трудиться на земле, уголовника и бандита сидеть в тюрьме. Идиотизм ельцинских реформ укрепил именно эту тенденцию и уничтожил русское государство, как таковое, а заодно и исполнил великую мечту как раз-таки большевиков, с которыми ельцинисты якобы боролись: в России 21 века исчезли два класса: рабочих и крестьян. И слово ╚ЗАКОРУЗЛЫЙ╩ стало в устах новых владельцев России бранным.



М. Горький в статье ╚О русском крестьянине╩, обращенном к эмигрантам русским в Европе, писал об еще имевшем место быть в СССР крестьянстве общинном. Писал не потому, что был специалистом в области государственного строительства или натурфилософии, социологом, а, как я узнал от историков Германии, отвечая на просьбы большого количества русских эмигрантов, вышвырнутых Гражданской войной из России, дабы объяснить им, почему крестьянин русский предпочел им большевиков. Отрывки этой статьи печатались в переводах на различные языки для оставшихся в живых после мировой бойни интеллигентов Европы. Ее много раз обсуждали во всевозможных политических клубах, с ней соглашались, ей возражали. Ибо в моде тогда была идея социализма, всем хотелось понять: что это за штука такая всеобщая социальная справедливость? И почему надо за нее платить кровью человеческой?



Один из крупнейших писателей 20 века П. Алешкин в своем романе ╚Откровения Егора Анохина╩ попытался в художественной форме ответить на эти вопросы, заданные М. Горькому европейскими интеллектуалами. Потому что уровень интеллекта европейцев, как это и обидно для них звучит, не достигал потолка, заданного в этой статье М. Горьким. Статья рассчитана на самостоятельное мышление читателя, а европейский читатель, равно как и современный российский читатель, желает, чтобы ему все разложили по полочкам, разжевали, положили в рот и уговорили проглотить с тем, чтобы, переварив информации, выдать на гора экскременты. И, когда появился на свет (еще в конце советской власти) роман П. Алешкина, они его просто-напросто не смогли переварить, обозвали достоевщиной и выплюнули.



Вместе с русским крестьянством и селом Масловка, где происходят в романе трагические события 20 века, приведшие к полному исчезновению некогда одного из самых богатых и самых счастливых сел южной России.



Ибо Масловки уже нет. Не только литературной, но и фактически существовавшей.



Бывшие колхозники одного из подмосковных рыбхозяйств, где довелось мне побывать в 2005 году, не ловят сами рыбы, а являются акционерами этого хозяйства, поставляющего в Москву пресноводную рыбу. А работают на них рабы нового типа временные рабочие из Средней Азии и Закавказья с нерусским прозвищем гастарбайтеры. То есть русский рыболов-крестьянин в Помосковье превратился в мелкого рабовладельца.



Колхоз имени В. Ленина в Горках поставляет сотни тонн высококачественных овощей москвичам, является самым в России высокодоходным сельхозпредприятием, но ╚отстегивает╩ за ╚крышевание╩ и уголовникам, и МВД, и прокуратурам для сохранения своей безопасности. То есть крестьяне этого колхоза, боящиеся потерять свои рабочие места в этом колхозе, уже стали крепостными крестьянами без права личной собственности, рабами, не имеющими даже права на Юрьев день.



Во Владимирской, Нижегородской, Ивановской, Ярославской областях я видел сотни мертвых сел тех самых сел знаменитого Нечерноземья, куда бьющееся в конвульсиях советское государство при Брежневе отправляло миллиарды рублей на создание инфраструктуры села и обустройство земли русской.



А уж про горелые леса и возрождающиеся болота и говорить не приходится. Века крестьянство русское боролось с лесом, чтобы на его месте создать поля, сушило болота. А теперь медведевское правительство выдает государственные деньги всякого рода проходимцам, в обход государственных структур, на восстановление болот. И никто не спросил совета при этом у агролесомелиораторов, не произвел расчетов и топографических работ, научных изысканий.



Потому что у правительства РФ и у крестьянина русского нет общих задач и целей.



Потому что в России не осталось ученых, знающих даже основы ведения такого рода многопрофильных и масштабных работ.



Новые Кодексы о земле и лесе уничтожили юридическую основу для сохранения крестьянства, как класса, на территории РФ окончательно.



Хорошо это или плохо?



Хорошо, потому что крестьянин русский своей политической пассивностью заслужил исчезновение.



Плохо, что не осталось на земле русской людей способных и любящих работать на земле по-хозяйски. Ибо копаться на дачном участке это не то, что превращать тысячи гектаров неудобий в плантации. И останавливать эрозию почв разучились в России. И построенные на территории РФ закрома всевозможные, холодильники и элеваторы, перерабатывающие в полуфабрикаты производства принадлежат вовсе не гражданам РФ, которые заинтересованы в том, чтобы держать русский народ на голодном пайке и регулировать политическую активность масс в стране ценами на продукты питания.



Зато болтать языком о земле, крестьянине и его богоносности стараются в России все. Стрекочут, как сороки. Невесть зачем.



А я вот вспоминаю деда Мефодия Лодина из села Успеновка Джувалинского района, прототипа одного из персонажей моей книги ╚Любить по-русски╩, с его как раз-таки ЗАКОРУЗЛЫМИ руками и пальцами, основателя колхоза имени М. Горького, поднявшего предгорную целину этими руками, прорывшего на поля самый настоящий канал (полвека не требовал чистки), защитившего страну в 1941-45 годах этими руками, вынянчившего этими закорузлыми руками (не помню точно) около восьми детей и около полусотни внуков. Вот это - и есть русский крестьянин, хоть и прожил всю жизнь (кроме военных пор) в Казахстане. ╚Соль Земли╩, - называл таких Иисус.



А таких стрекотух, как Лилия Соловьева, звал дядя Мефодий да простит меня читатель за разглашение военной тайны идеологов РФ навозом.



Тоже полезный для земли продукт, конечно. Но не в свежем виде. Свежий навоз губит молодые растения. Навоз должен вылежаться, перепреть, смешаться с землей тогда от него бывает польза. А как может вылежаться и перепреть перестройщик? Исторический опыт показывает, что горланящая русская гуманитарная интеллигенция состоит из невежд, получивших без фактической учебы документы о своей якобы грамотности, а потому в большей части своей представляет имитаторов всякого рода сами они предпочитают государственную деятельности.



Крестьянин русский никогда не любил и не уважал интеллигентов. Боялся да. Использовал в своекорыстных целях да. Завидовал да.



Но уважать Нет, уважать Соловьеву Лилию и присно с ней пустобрехов русский крестьянин не мог себе позволить никогда.



И М. Горький хоть и не прямо, но пишет именно об этом, обращаясь к эмигрировавшей из советской России интеллигенции. И оказался прав. Сейчас об этом не говорят, но в 1930-м году в журнале ╚Красная Нива╩ писали, что в Россию из эмиграции после окончания Гражданской войны в 1922 году и создания в том же году СССР, вернулось около полумиллиона человек. Большинство их как раз-таки русские крестьяне. А всякие там философы, литераторы, художники, журналисты возвращались действительно редко. Ибо знали, что они советской России не нужны, в России уже актьивизировались молодые, здоровые силы, которые превратят в течение тридцатых годов самую дремучую и отсталую страну в Европе во вторую по уровню экономического развития страну мира. Зачем был советской России тот же Аверченко или Шагал? Они уж и в новейшей России никому не нужны и даже неприятны новому поколению россиян.



А вот герой повести (и одноименного фильма) Н. Смирнова ╚Джек Восьмеркин американец╩, создавший как раз в 1922 году сельхозкоммуну на Псковщине, был крайне нужен. У него был реальный прототип, убитый кулаками в 1931 году. Теми самыми кулаками, что стали в перестройку разменной монетой для обмана колхозников и совхозников, превратившихся сегодня в рабов и мелких рабовладельцев новой России.



И вот тут-то надо сказать то, о чем М. Горький знал, а перестройщики 20 века и слыхом не слыхали и не хотят слышать: кулаками называли в старой России не крестьян богатых, как пишут и говорят в новой России, а спекулянтов хлебом, называемых в 18 веке во Франции перекупщиками. Революция в той державе в 1789 году произошла из-за их действий, как из-за действий кулаков России случился голодный бунт в Петрограде в феврале 1917 года (хлеб, перевозимый в столицу по каналам, построенным еще при Петре Первом, раскупили и разворовали северо-западные кулаки России), приведший к свержению режима Николая Кровавого.



Сегодня не крестьянин русский кормит Россию всякого рода сникерсами, чипсами и прочим дерьмом, а традиционный криминал обряженный в купеческие и депутатские одежды. Акценты сместились и русский крестьянин, как было уже сказано, стал не нужен в качестве социального и экономически самостоятельного явления. И потому в России стремительно вымирает именно деревня.



Кто имеет что возразить , может поискать камень, чтобы бросить в меня.



Ибо более всего мне бы хотелось в моих суждениях ошибиться.



 



309020  2013-11-01 20:53:08
Александр О
- Надо бы разобраться в некоторых понятиях! "Рыболов -крестьянин"!? А крестьянин ли он? Так всех жителей не города можно в крестьяне записать. А бергал-рудобоец какой-нибудь! Он крестьянин? А "колхозник" - это еще крестьянин или уже не...

309021  2013-11-01 22:19:12
лилия
- Вот интересно !

Каким только боком к "Литературному обозрению " В.Куклина гадания по поводу сексуальной УДовлетворенности ли или о сексуальной НЕудовлетворенности ли ? Вам так и страниц не хватит этого лит.обозрения вашего , пока будете гадать о климактерических синдромах.

Ну а этот блестящий 'полишинель' : ___... это удар в рыло. Негуманно, не по-рыцарски, конечно, но всегда действенно. Тех же, кто захочет такого рода дискуссантку успокоить телесно....___ вообще, -- коричневый паспорт вашей сомнительной личности.

309027  2013-11-02 07:50:09
Л.Лисинкер
- Для М.П. / Современное крестьянство и роботы.

Уважаемый М.П., Вы - самый неагрессивный из высказавшихся по крестьянскому вопросу. А исходный материал - от М.Горького (А.М.Пешкова) 90-летней давности.

Что-то ненормальное в нашей (ДК РП) беседе-полемике, не правда ли? Тут, понимаете ли, о роботах под эгидой фантаста С.Лукьяненко люди собираются толковать :

--

Писатель Сергей Лукьяненко посетит ╚РобоСиб╩, чтобы обсудить технологии будущего. Первый Иркутский фестиваль ╚РобоСиб╩, где будут состязаться создатели роботов в возрасте от 6 до 30 лет,

пройдет 28-29 ноября. Одним из гостей мероприятия станет писатель-фантаст Сергей Лукьяненко.

--

Ну, катастрофически умирают современные деревни. Да, надо вмешиваться в этот процесс на правительственном уровне. Но это же объективная реальность. А не злые козни закулисы, проклятой 5-й колонны и т.п. Или я не прав?

309037  2013-11-02 16:37:00
М.П. Нет.
- Продолжение темы:

Для Л.Лисинкера!

Вы знаете и правы и не правы, Вот я знаю, как быть здоровым, но всех здоровыми сделать не могу, даже самых близких мне людей . Для того, чтобы стать здоровыми, им самим необходимо: во первых осознать что такое здоровье; а во-вторых исполнять то, что для здоровья необходимо делать. Где же вы видели на земле людей, которые и знают, и умеют и еще и делают?! А здесь целое сословие и не знает, и не умеет, и ничего не делает, и никого не слушает, да к тому же никто его и учить, как жить, не собирается, тем более организовывать. Есть такой старый русский писатель - Федор Михайлович Решетников . Он когда еще написал рассказ, который называется ╚Подлиповцы╩. Прекраснейшая иллюстрация к состоянию сознания русского крестьянства, которое, если что-то и делает, то по крайней нужде. Вот такие крестьяне сегодня спиваются и вымирают. А, те, кто не ждет спасения со стороны и сегодня нормально трудится, активны во всех сферах жизни, и в поле работают, и приторговывают ездят на ландкрузерах, строят коттеджи, имеют полный двор техники. Христос пытался Мир спасти, да его распяли. Если вы знакомы с книгами Карлоса Кастаньеды, напомню один эпизод. В поисках лекарственных трав индейский Маг Дон Хуан и его ученик Кастаньеда идут по тропе в горах. Кастаньеда видит, что через тропу ползет улитка. Он берет улитку и переносит ее через тропу. ╚Зачем ты это сделал?╩ - жестко спрашивает Дон Хуан. ╚Я помог улитке переползти через дорогу╩.- отвечает Кастаньеда. ╚Ты лишил ее возможности╩.- еще жестче сказал Дон Хуан. ╚Какой возможности?╩ ╚У нее была возможность переползти через дорогу.╩ У российского крестьянства тоже есть возможность переползти через дорогу. А любая истерия лишь расхолаживает личную волю крестьян. Они сидят и ждут, что вот придет Герой или Спаситель и всех их спасет! Но герой, если и приходит, то только на час. А жить надо целую жизнь!

Доброта, которая всегда добра, не принесет добра!

309041  2013-11-02 22:47:52
Александр О
-

Специально, чтобы огорчить Валерия Васильевича, достал из-закромов давний опус о современной деревне и, естественно, крестьянстве.

"Делал какие-то наброски, посматривал в окно. И дождался! Опубликованы результаты переписи населения 2010 года. Как и следовало ожидать, село вновь понесло серьезнейшие потери. Прямо в тему! Именно о судьбе российского села и размышлял, хотя о переписи давно забыл, да и переписчиков её не видел в свое время.

Слово сказано! Появление российских городов-призраков не за горами! На состоявшемся в начале декабря Международном урбанистическом форуме министр экономического развития Эльвира Набиуллина сказала, что стране не удастся сохранить целый ряд мелких и средних городов, что их содержание тормозит экономический рост на 2-3 процента ежегодно.

Ясно, что при такой позиции экономического министра, процесс вычеркивания мелких муниципалитетов из списка жизнеспособных скоро должен начаться. И будет он, конечно, очень болезненным. Что, кстати, уже знакомо по истории уничтожения ╚бесперспективных╩ деревень еще в советские времена. И свидетельствует это все о нарастающей ломке традиционного уклада жизни значительной части населения, против которого настроены многие политики (как видим, и экономисты), деятели культуры и литераторы. На одном из литературных сайтов недавно появилась статья ╚Судьба России не будет избяной╩. Тон торжествующий. Автор как бы подводит итоги спора ╚почвенников╩ и ╚западников╩, спешит поставить в нем точку, закрепить свое авторство и приоритет в этом действе. Какое-то разительное единомыслие разных деятелей!

Удивило, конечно, что процесс ╚зачисления в неперспективные╩ дошел уже до городов! Казалось, что и с уничтожением деревни не все еще завершено. В сентябре, на одном журналистском форуме, угодил на диспут, посвященный дальнейшей судьбе российских сельских муниципальных образований. Тема журналистов (с десяток регионов от Твери до Якутска были представлены) как-то мало взволновала, явились на ристалище всего два-три ╚мастера пера и микрофона╩, да редактор специального журнала, освещающего практику муниципальной деятельности. И диспута тоже не случилось, докладчик не позволял никому с ним спорить, считая собственные сведения истиной окончательной и сомнению не подлежащей. А говорил он о вещах известных, о том, что количество сельских муниципалитетов в стране неуклонно сокращается, что средств, выделяемых из бюджета страны на содержание муниципальных образований (около одного процента в год), явно недостаточно.

Все давно и хорошо знакомо... Но удивила какая-то истовая приверженность докладчика к сохранению существующих органов местного самоуправления, которые почему-то милы его сердцу, даже святы настолько, что их упразднение можно, по его мнению, объявить делом чуть ли не святотатственным. А в образец для подражания была выдвинута Испания, где, по его сведениям, есть даже такой муниципалитет, в котором нет ни одного жителя, но средства на содержание муниципальных служб, тем не менее, ежегодно выделяются.

Сразу же представилось, как, при подобном порядке, в нашей стране внезапно учреждаются тысячи муниципалитетов, не имеющих жителей, и как чиновники ╚пилят╩ выделяемые на них средства. Докладчик искренне верил, что основу деревенской жизни составляет именно наличие неких местных властных структур. Как в давнем давнем антисоветском анекдоте о развитии сельского хозяйства на Дальнем Востоке: ╚Колхозы организованы, присылайте колхозников!╩

И вспомнилась такая же безоглядная вера в могущество власти одного деревенского доброхота, регулярно обременяющего администрацию президента страны перепиской с сельсоветом по поводу организации выпаса коров жителей. Автор извещал верховное руководство о том, что своей обязанностью выделить место для выпаса этого скота сельсовет пренебрегает. А сельсовет (вскоре после того уже упраздненный по малолюдству и объединенный с другими, Износковский Льговского района Курской области) регулярно отписывался, что на подведомственной территории, на полторы сотни дворов, населением содержаться всего семь коров, с выпасом которых нет никаких проблем. В отличие от советских времен, луга вокруг деревень давно не кошены и зарастают кустарниками, большинство огородов заброшено - полное раздолье для выпаса любого скота. И никакая власть уже не привьет селянину желание заниматься личным подсобным хозяйством так, как это вынуждал его делать недавний уклад деревенской колхозной жизни.

Те дни, когда, например, в селе Фитиж (или в райцентре Льгов) специально назначенная сельсоветом (горсоветом) комиссия с шумом, с криками и даже с драками делила на участки под покосы заливные луга в пойме реки Сейм, давно минули. Нет уже того человека, что находил смысл в уходе за скотом, радость от созерцания своего подворья, заполненного специфическими звуками и запахами от многочисленной живности.

Поэтому, когда встречается где-нибудь упоминание о каком-нибудь общественном органе, взявшем на себя заботу о возрождении деревни, а такие есть, становится и смешно, и грустно. Это нечто вроде известных ╚хлопобудов╩ из знаменитого в 80-е романа ╚Альтист Данилов╩ Владимира Орлова, только наоборот, хлопотуны об ушедшем, а не будущем. И уже есть профессиональные ╚хлопотуны╩, где-то как-то заседают, выносят решения, льют слезы над несчастной судьбой деревни и утираются специальными холщевыми рушниками в красных петухах.

Получается не орган по возрождению, а сбор плакальщиц. Никто не знает, что делать надо, чтобы (где уж там ВОЗРОЖДАТЬ!) хотя бы остановить процесс. Потери неисчислимы! Скорость, с которой исчезают с лица земли, вчера еще с виду благополучные деревушки и села, нарастает.

Характернейшая примета проведенное в 2010 году в Курской области укрупнение сельских муниципалитетов. Было во Льговском районе 17 сельсоветов, осталось 8. Да и из оставшихся ╚сельскими╩ в чистом виде являются далеко не все. Некоторые селения настолько плотно граничат с райцентром, что ╚селянами╩ назвать какую-то часть жителей можно только условно. Образец всему улица Асеева во Льгове, одна сторона которой городская, а противоположная отнесена к Пригородней Слободке Городенского сельсовета. Все жители слободки, естественно, работают в городе и так же ╚страшно далеки╩ от сельхозпроизводства, как декабристы от народа. Такое же условное приращение показателя еще в нескольких сельсоветах. То есть статистика несколько привирает, когда сообщает, например, что трудоспособного населения в селах района 7,5 тысячи человек. Тут бы можно поговорить о причинах, по которым жители одной улицы (кроме ул.Асеева есть и другие, ей подобные) находятся в разных юрисдикциях, платят налоги в разные бюджеты и получают разные льготы. Но не в этом задача. Надо бы рассмотреть процесс ухода деревни небытие несколько подробнее.

Дело в том, что начался исход из жителей деревни очень-очень давно, а нашему поколению выпала горькая участь присутствовать при его кульминации и близящемся завершении. И никакими слезами делу уже не поможешь! Деревня обречена! Большей частью - на исчезновение, остальною - на перерождение.

Уже механизация сельского хозяйства в 40-50-е поставила деревню перед той же проблемой - необходимостью куда-то деть людей, оказавшихся лишними в производстве. Образно говоря, трактор ╚проехался╩ по крестьянству, ╚выдавливая╩ из села лишних жителей. Освоение целины подоспело вовремя, оно вобрало в себя какую-то часть сельского населения. Энтузиасты из городских комсомольцев, отведав труда на ниве, в большинстве случаев вернулись восвояси, писать мемуары. Но и в шестидесятые годы избыток населения в деревне был немалым. Можно даже назвать все происходящее в селе с конца сороковых годов так же, как и в начале века ╚безземелье╩, учитывая, образовавшийся избыток рабочих рук. Суть происходящего та же.

Из-за этого процесса, например, пострадал предтеча ╚писателей -деревенщиков╩ - Валентин Овечкин. Он, продолжая работу над еще предвоенной темой о переменах в деревенской жизни, привнесенных коллективизацией, собрал во Льгове материал, написал о колхозной звеньевой пьесу ╚Настя Колосова╩, а она на театре не пошла. И не только потому, что не вызвала интереса зрителя, но и не была поддержана партийной властью, способной заставить театральных деятелей отыскать у любого произведения достоинства в рамках соцреализма. Партсекретари углядели в ней ╚вчерашний день╩ колхозного производства, воспевание ╚звеньевой системы╩ организации труда в растениеводстве. А звенья тормозили внедрение механизации, мешали применению техники в производстве зерна. Они были распущены и огромное количество колхозниц и колхозников остались не у дел.

Развитие технологий закономерно ведет к исчезновению деревни, той, что мы любим, к которой мы привыкли, которую считаем хранительницей традиций, подлинного народного духа. В сегодняшней деревне утрачена основа, та уверенность в праведности и безусловной необходимости главного дела её жителей производства продовольствия и сырья для переработки - которой поддерживались и продвигались все процессы деревенской жизни. Производство основа жизни села, а красочные хороводы девушек на полянке, о которых с тоской вспоминают доброхоты возрождения деревни это уже из давнего былого. Да и знаем мы по истории: почему такие хороводы были в центре внимания проезжающих мимо царских кортежей.

Когда исчезает эта основа, исчезает и тот тип характера, что требовался жителю деревни для благополучного существования.

Мы живем во время суррогатов, химики свою работу делают очень неплохо. То, настоящее, что производила настоящая деревня, конечно, исчезает вместе с нею. И, соответственно, вместо настоящей деревни появится её суррогат. Это будут те самые ╚агрогородки╩, о строительстве которых, кстати, долго и много говорили коммунисты (как и о внедрении передовых технологий, и прочих достижениях науки и техники) при огромных комплексах - фабриках мяса, перерабатывающих предприятиях. И это ни в коем случае не будет деревня с её укладом, традициями, с её неповторимостью. И вместо крестьянина появится тоже суррогат, как тот, регулярно мелькающий на экранах телевизоров бывший биржевик в нагольном полушубке, осевший где-то вдали от торгов на лоне природы и назвавшийся фермером

И что это значит: возродить? То есть родить заново? Если так, то стоит обратиться к истокам, посмотреть на прошлое деревни. А как же она рождалась, какая цель была у тех, кто её породил, у её, так сказать, ╚генетических родителей╩? И даже очень далеко в историю погружаться не надо, еще свежо в памяти, хотя бы, воспоминание о подъеме целины, о столыпинской реформе, с переселением крестьян в Сибирь и на Дальний Восток породивших десятки тысяч деревень. Причины известны: в начале века в деревне избыток населения (и безземелье как результат), в середине необходимость накормить огромную страну, решить продовольственную проблему технологическими способами, что были присущи времени. И процесс известен и понятен. По тем же причинам и по тем же принципам все происходило и в давние-давние времена.

Если говорить о недавнем великом переселении в новую деревню, о целине, то моим сверстникам должна быть памятна песенка тех лет о миленке-целиннике, к которому стремится героиня-колхозница: ╚Убирать к нему поеду стопудовый урожай╩. Звучала из репродукторов в 50-е годы почти круглые сутки, почти так же, как спустя сорок лет, зазвучало не менее ╚актуальное╩: ╚Америкен-бой, я уеду с тобой!╩

И одной этой частушечной строчкой все было сказано! Стопудовый урожай это 16 центнеров зерна с гектара. По сегодняшним меркам очень немного! Почти такой же урожай в 2010-ом, очень неблагоприятном из-за необычной жары, году и получили. Например, в прославленном своею обыкновенностью и, так сказать, ╚срединностью╩, во всей ЦЧЗ Льговском районе урожайность зерновых, по официальным данным райкомитета аграрной политики составила, в весе после доработки, 17,2 центнера с гектара.

Телевизионщики по давнейшей привычке своей всё попадают пальцем в небо. Есть то, что называется ╚уходящая натура╩, чего завтра уже не станет, исчезнет, растворится во мраке времен, канет в Лету. Но телевидение не спешит ухватить объективом, не хочет запечатлеть для потомков последнее, находящееся на краю. Его интересуют, как и в недавние еще времена всеобщего равенства и счастья, исключительно представители массовых профессий. В огромной стране, с огромным населением, если судить по телеэкрану, поголовье эстрадных (и телевизионных) ╚звезд╩ переросло все разумные пределы. Они примелькались везде! Вот певички судят в каких-то телеразборках о последствиях реформы образования или медицины, а вот они рассуждают о достижениях современных технологий, вмешиваются в споры ученых-физиков или литературоведов, растолковывают профессорам-недотепам тонкости их науки и, конечно, популярно разъясняют рядовым согражданам: как, и с кого, делать жизнь.

Верный признак массовости и заурядности профессии мелькание её представителей на телеэкране!

Нового ничего не изобретено. Если в советские времена в телевизионных ╚массовках╩ среди выразителей общественного мнения должна была присутствовать доярка (ткачиха-мотальщица) в орденах, то в сегодняшних теле-шоу обязательно присутствует какая-нибудь из эстрадных ╚звезд╩, с обязательной присказкой: ╚Ну я не знаюНо думаю╩ Если в советские времена в самом популярном теле-шоу ╚А ну-ка, девушки!╩ обязательно должна была присутствовать доярка, то сегодня, на кухне-телестудии какого-нибудь канала (замена ╚А ну-ка, девушкам╩ и таким же ╚А ну-ка, парням╩) стряпают по своим рецептам заурядные звезды эстрады.

Вспомните, как в давние-давние времена судить о повести Владимира Крупина ╚Сороковой день╩, опубликованной в ╚Нашем современнике╩, были призваны героические доярки и мотальщицы. (Даже памятно недоуменное высказывание одной из них: ╚Владимир Николаевич, где вы видели, что наш народ так много пьет?╩ За абсолютную точность цитаты не ручаюсь, но смысл был именно такой, высказали писателю казенное порицание.) А сегодня на такое действо приглашают обязательно эстрадную диву, так сказать, ударницу капиталистического труда. Понятно, что от доярки, за её появление на телеэкране, никто ничего не получит и в карман не положит.

А ситуация обостряется с каждым днем, чем дальше, тем труднее будет спецам от микрофона и телекамеры отыскать эту самую доярку, запечатлеть уходящую натуру и прославить свое имя в грядущем.

Процессы, протекающие на необъятных просторах родины, именно там, где и сосредоточены были в свое время доярки, комбайнеры, агрономы и зоотехники, то есть в сельской местности, не могут не вызывать беспокойства о дальнейшем существовании самого села, а вместе с ним и доярок, комбайнеров-механизаторов и проч., и проч.

Само понятие ╚сельское хозяйство╩ уже должно (ударение на первое ╚о╩) подвергнуть сомнению, какое же это сельское хозяйство будет, если пашню вспашет и засеет не Ваня-механизатор из расположенной рядом с нею Горностаевки или Погореловки, а некий, специально для того прибывший из-за ╚бугра╩, заморский гость. И убирать урожай приедет другой гость, из-за другого ╚бугра╩! Причем здесь российское село и его хозяйство?!!

Надо честно сказать, признаться себе самим: дороги, у того вида предпринимательства, что обеспечивает страну продовольствием, некоторыми видами сырья заводы и фабрики, с одной стороны, и у типа поселения, известного под названиями ╚село╩, ╚деревня╩, ╚хутор╩ - с другой, расходятся все дальше и дальше.

Ничего не имею против крупных латифундий! Как любому другому потребителю, практически безразлично: из какого зерна получена мука, из которой, в свою очередь, был выпечен хлеб, что покупаю в магазине. Было ли это зерно взращено на полях капиталиста-латифундиста или коллективного хозяйства все равно, лишь хлеб был.

Крупные капитализированные хозяйства в неблагоприятном по климатическим условиям 2010 году доказали свою эффективность, вырастили и убрали урожай. Во Льговском районе, например, у латифундистов, применивших современные технологии, урожайность была не ниже 35 ц/га (А по области в одной подобной системе даже выше 40 ц/га! Эти же хозяйства ╚освободили╩ от полукрепостной зависимости тысячи горожан и селян, прежде вынужденных ежегодно вооружаться тяпками и обрабатывать свекловичные плантации колхозов. Они ╚внедрили╩ технологии, о которых было столько разговоров в оные времена, когда с трибун звучали декларации о неустанной заботе о селянах, а на деле все творилось привычными методами принуждения.

Крестьянство победило советскую власть в долгой войне. Самыми яркими выразителями его настроений были ╚ярославский крестьянин╩ Яковлев и ╚ставропольский комбайнер╩ Горбачев. Предвижу, что будут многочисленные возражения, что кто-то скажет о великой скорби, охватившей колхозное крестьянство при распаде советского государства. Не стану спорить, в этой скорби проявился тот самый синдром заложника, который скорбит о судьбе своего захватчика, успев как-то с ним сродниться Но и не стоит особенно торжествовать по поводу уничтожения крестьянства, как например в упомянутой статье ╚Судьба России не будет избяной╩. С ╚избяной Россией╩ с первых дней своего захвата власти боролись большевики. История этой войны, победы, например, в виде коллективизации, известны. Но не стоит особо торжествовать по поводу окончательной победы над ╚избяной Россией╩, она сама эту победу последовательно ковала, сама в этой войне изнемогла."

Что касается защиты Горького, как любителя крестьянства, то надо заметить, что был он в юности бродяжкой, люмпеном и не мог любить мужика- хозяина, поскольку для такого любой праздный человек, любой самовольно забредший на двор сторонний человек - обязательно враг. Вы сами, наверняка, все дачами владеете. Так вспомните свои эмоции, охватывающие хозяина когда бомжи к вам забредают во владения. Тут даже углубляться в историю взаимоотношений не надо. И возлюбила русская литература конца 19-го свободного человека: подлиповца, люмпена, бродягу, бомжа и криминального Челкаша с ножичком за голенищем. А Горький и пел об этом вольнолюбивом человеке. У крестьянина, вишь ли, кругом обязанности, сезонные работы, долг перед землей, семьей,общиной. Как такого воспеть было!

309045  2013-11-03 11:40:41
العاب كرتون نتورك http://cartoon-network-arabic.com
- Для Л.Лисинкера!

Вы знаете и правы и не правы, Вот я знаю, как быть здоровым, но всех здоровыми сделать не могу, даже самых близких мне людей . Для того, чтобы стать здоровыми, им самим необходимо: во первых осознать что такое здоровье; а во-вторых исполнять то, что для здоровья необходимо делать. Где же вы видели на земле людей, которые и знают, и умеют и еще и делают?! А здесь целое сословие и не знает, и не умеет, и ничего не делает, и никого не слушает, да к тому же никто его и учить, как жить, не собирается, тем более организовывать. Есть такой старый русский писатель - Федор Михайлович Решетников . Он когда еще написал рассказ, который называется ╚Подлиповцы╩. Прекраснейшая иллюстрация к состоянию сознания русского крестьянства, которое, если что-то и делает, то по крайней нужде. Вот такие крестьяне сегодня спиваются и вымирают. А, те, кто не ждет спасения со стороны и сегодня нормально трудится, активны во всех сферах жизни, и в поле работают, и приторговывают ездят на ландкрузерах, строят коттеджи, имеют полный двор техники. Христос пытался Мир спасти, да его распяли. Если вы знакомы с книгами Карлоса Кастаньеды, напомню один эпизод. В поисках лекарственных трав индейский Маг Дон Хуан и его ученик Кастаньеда идут по тропе в горах. Кастаньеда видит, что через тропу ползет улитка. Он берет улитку и переносит ее через тропу. ╚Зачем ты это сделал?╩ - жестко спрашивает Дон Хуан. ╚Я помог улитке переползти через дорогу╩.- отвечает Кастаньеда. ╚Ты лишил ее возможности╩.- еще жестче сказал Дон Хуан. ╚Какой возможности?╩ ╚У нее была возможность переползти через дорогу.╩ У российского крестьянства тоже есть возможность переползти через дорогу. А любая истерия лишь расхолаживает личную волю крестьян. Они сидят и ждут, что вот придет Герой или Спаситель и всех их спасет! Но герой, если и приходит, то только на час. А жить надо целую жизнь!

Доброта, которая всегда добра, не принесет добра! العاب كرتون نتورك

309048  2013-11-03 11:51:05
ВМ /avtori/lipunov.html
- Александру О.

Вы пишите:

"Что касается защиты Горького, как любителя крестьянства, то надо заметить, что был он в юности бродяжкой, люмпеном и не мог любить мужика- хозяина, поскольку для такого любой праздный человек, любой самовольно забредший на двор сторонний человек - обязательно враг. Вы сами, наверняка, все дачами владеете. Так вспомните свои эмоции, охватывающие хозяина когда бомжи к вам забредают во владения. Тут даже углубляться в историю взаимоотношений не надо. И возлюбила русская литература конца 19-го свободного человека: подлиповца, люмпена, бродягу, бомжа и криминального Челкаша с ножичком за голенищем. А Горький и пел об этом вольнолюбивом человеке. У крестьянина, вишь ли, кругом обязанности, сезонные работы, долг перед землей, семьей,общиной. Как такого воспеть было!"

Верное замечание, но не каждый люмпен Пешков становился писателем Горьким...

309051  2013-11-03 16:15:40
- ВМ "Не каждый люмпен становится писателем..."

Я такого и не утверждал! Если Вы намекаете на мой опус о бичах 70-х годов "Вся правда о "Битве латышей с пермяками"? То в нем вопрос именно так и поставлен: "Был ли бич советский люмпеном?"

309144  2013-11-08 12:01:49
Валерий Куклин http://www.pereplet.ru/kuklin/110.html#110
-

 



ОТВЕТ НА ВОЗРАЖЕНИЕ МП за номером 308875



 



Признаюсь, поначалу разочаровал меня ваш ответ, дорогой М. П. Из пяти вопросов вы выбрали два, самых простых, перевернув сам смысл их и ответив сугубо по трафарету школьного учебника по истории СССР за девятый класс брежневского периода. Стоило ли так велеречиво повторять штампы обыденного сознания советских школьников п00осле ваших ранее заявленных весьма самостоятельных и оригинальных мыслей, касающихся исторической судьбы нашего народа, его настоящего и будущего? Так-то ответить и Лиля смогла бы. Для возможности беседовать на столь примитивном уровне и возвращаться на ДК не стоит. Легче открыть вышеназванный учебник и, сунув в рот ватрушку, развалясь на диване, поржать от души над идиотизмами советских академиков. Просите за хамство, но пишу искренне. Я всегда пишу искренне. Жаль терять время на вихляние и ложь, типичные для нашего времени. Я потому и из журналюг ушел, что нынешние СМИ не интересует истина, им важна склока. То есть СМИ РФ - это опять для Аргоши и Лилии. А вы Лилии и, как видно из вашего письма, СМИ России верите. И топчете свой огромный интеллект в словесном поносе современной журналистики.



Вопрос о Японии был поставлен просто и ясно: тактическая победа Сталина в битве с Японией за острова Тихого океана, обернувшиеся стратегическим поражением нашей с вами Родины в этом регионе, принесла хоть какую пользу России? Стоила она сотен тысяч жизней советских солдат? Ваш ответ уводит эту проблему в сторону. Словно вы не понимаете, что дипломатия это наука лжи, коварства и узаконенных на бумаге уголовных преступлений, а не школа благородства и честного выполнения взятых страной на себя обязательств. Наполеон это понимал двести лет тому назад, Талейран, став министром страны, потерпевшей военное поражение, приумножил ее богатства и укрепил своего крестьянина. А победительница Россия, потеряв в войне с Наполеоном более двухсот тысяч только солдат, не считая гражданского населения, в результате Венского конгресса с вовсю вальсировавшим там Александром Первым только и сделала, что не потеряла ни одной из своих болотистых губерний на границе с Польшей и Австрией. То есть войну 1812 года выиграл Талейран, а не Кутузов.



Вторую мировую выиграли все-таки американцы, как и утверждают все западные учебники, как это нам не обидно. Потому что они завершили ее сбрасыванием атомных бомб на Японию и остались с Японией друзьями. А Россия, вступившая в войну с Японией буквально накануне атомной бомбардировки, совершила с точки зрения японской морали подлость и потому мирного договора с нами страна восходящего солнца не подписала, то есть, согласно международного права, находится в состоянии войны с Россией вот уже скоро семьдесят лет. То есть для России Вторая мировая война не закончена. И победили в ней те, кто вышел из нее то есть все страны Европы (в том числе и Германия) и США.



Рыцарство Сталина обернулось для СССР и России таким количеством бед, что перечислить не берусь. Гениальный дипломатический дуплет Молотова, помогший СССР противостоять Гитлеру, был уничтожен Победителем во имя чего? Ради аплодисментов тому же Молотову в ООН? Ради тут же произнесенной Черчиллем в Фултоне антироссийской речи? Ибо если Сталин наплевал на договор с Японией, то и Великобритании с США наплевать стало на договор о коалиции с СССР нормальным. Все в мире взаимосвязано и вы знаете это. Но от ответа увильнули. Потому что за ответом сокрыта бездна. А какой смысл изучать бездну в ДК? Всегда найдется ╚бабалайка╩ Лилоша, которая устроит спор или ссору по пустому слову, переориентирует сознание дискуссантов-парикмахеров, обсуждающих готовую прическу, на описание красот лысой головы.



Вот вы напыщенно и так, словно вы преподаватель военного дела в средней школе, высокопатриотически и патетически заявили, что Россия жила, живет и будет жить. А мне, мол, немчуре тупорылой, и не понять никогда великого смысла существования на шестой части суши очередной богоизбранной нации. Мол, били, бьем и буем бить супостатов. И это вызывает улыбку сожаления. Ибо не понимаете, оказывается, вы главного зачем существовать русскому народу в том качестве, в каком он существует сейчас. В том качестве, в каком существовал советский народ от Брежнева до Горбачева, он тоже был нежизнеспособен и, как результат, стал даже сам себе не нужен, едва только на его прилавках появились жвачка и джинсы. Страна воров породила воровскую страну, страна предателей породила страну, предавшую своих граждан и всех своих союзников. Во имя чего?



Сегодня зашел в магазин строительных материалов в Берлине. Надо было купить доску 200 на 800 мм для полки книг (Мне так нравится). Купил. В полиэтиленовой обертке, внутри - бумажка с рекламой на 12 языках, в том числе и на русском девятом по счету. Я спрашиваю продавца (по-новорусски менеджера): ╚Откуда дровишки?╩ Он в ответ: ╚Из Германии вестимо╩. ╚А почему тут реклама по-русски?╩ А он: ╚Так ведь мы в Россию лес продаем╩. ╚Ну. дОжили!╩ - крикнул Валерий Васильевич басом, сунул доску под мышку и к кассе зашагал.



Разведанных запасов нефти осталось в РФ на 15 лет. Газ продает Россия для своего населения дороже, чем в Германию. Амур разливался века и ничего. А теперь разливается так, что скоро и населения русского на границе с Китаем не будет. У вас хорошая, кажется, пенсия, если вам она хватает на то, чтобы мечтать умереть не от голода. А я тут встречался с приезжающими на заработки в Германию россиянами из глубинки такого понаслышался пересказывать не смогу, боюсь еще больше поседею. Потому что Кущевская это не из ряда вон, а типично для России, которой вы предрекаете светлое будущее.



Ведь ситуация банальная: погрызлись две мафии: русская и татарская, русские убили татар и тех, кто подвернулся под руку. Необычная в России история тем, что победили русские, а ведь обычно побеждают инородцы, если следовать досоветской терминологии. Дело бы замяли, но погибли дети. Началась всепланетная вонь! Вмешалась Генпрокуратура. И жертвами признаны стали татарские мафиози. А в станице восстановились те же уголовные порядки, что были и раньше, только теперь на смену старым мафиози пришли новые. Ситуация аналогичная событиям недавним в Волгоградской области, хотя там убили все-таки русского, в Бирюлеве с убитым русским парнем. И везде признаны виновными русские.



То есть Сталин, будучи ЕДИНСТВЕННЫМ в истории России теоретиком по национальному вопросу (из числа представителей высшего эшелона власти) все-таки был прав, когда проводил интернациональную политику по своим рецептам, спасая русских от вырезания, от которых отказывается сейчас Россия. Ибо для многонационального государства национальный вопрос самый важный. Австро-Венгрия была с точки зрения законов о нациях на двадцать порядков была демократичней нынешней России, управляемой самонадеянными изобретателями велосипедов, но и та распалась на составляющие нац-единицы, а Ленина в 1922 году сумел объединить в Союз 140 наций. И хоть бы одна тварь в Госдуме задумалась: почему и как? Все там заняты, как заткнуть рот свободным высказываниям в интернете.



А что я спровоцировал вас на включение в диалог, - это правда. Я и Лилошу спровоцировал. И сказали они то, что от них следовало ждать. Но от вас я ждал все-таки более углубленного понимания проблемы выживания разбалованной гуманизмом сталинской Конституции РФ в капиталистических джунглях, где страна ваша выглядит Маугли без штанов в окружении тигров Шер-ханов и шакалов. В сказке у Киплинга Лягушонок победил всех, даже рыжих собак. Ну, а в жизни как? В Казахстане я раз отбил у трех волков останки трупа мальчика. Недалеко было от поселка Кара-Кемир. Была зима. Шел ребенок в школу. И факт этот не сказка.



Но вы от этого вопроса тоже отвернулись.



Но далее в диалоге с вышеназванными спорщиками вы все-таки обратили внимание на то, что мои вопросы оказались актуальными на сегодняшний день. И это говорит о том. что вы человек осторожный, кое о чем говорить здесь не хотите. А потому укоряете меня за провокацию. Но делаете это неловко называете провокатором. И тут мне приходится объяснять вам, что провокатор это профессия, ремесло, которым некое лицо зарабатывает себе на кусок хлеба. Дрянное ремесло, но ремесло. Я же инспирировал ситуацию, в которой выявились три позиции. Не получив за это никакой награды, а всего лишь своего удовольствия и интереса ради. То есть вы ошиблись в ярлыке, который уже вторично навешали на меня. Ошиблись принципиально. С подсознательным желанием обидеть меня.



В обмен за что? За то, что я вас назвал почти мудрым? Или за то, что вам пришлось изворачиваться, чтобы не ответить прямо на четкие пять вопросов?



Но да ладно, тут не до личных обид, коли речь идет о судьбах мира или даже всего лишь нации. Пусть даже богоизбранной. Актуальность анализа истории кретинизма российской дипломатии состоит в том, что мы являемся свидетелями потери Россией всего Средиземноморского бассейна. Вы как-то заметили тут, что Медведев сдал Ливию, а Путин за Ливан держится ПОКА ЧТО. Но вот уж Россия согласилась уже на химическое разоружение правительственных войск Ливана. И при этом, оказывается, что Запад поставляет оппозиции химическое оружие. Если же учесть ментальность мусульманской части Сирии, мечтающих стать жертвами во имя Аллаха, и массовое бегство христиан из страны в ту же самую Россию, то можно с твердой уверенностью сказать, что сдаст Россия и Сирию. Как недавно сдала Югославию, Ирак, да и все страны социалистического содружества оптом. А ведь сирийские порты последние в Средиземноморском бассейне, где могут базироваться российские военные корабли.



Египет российское вооружение получать стал. Не платит, правда, но и портов своих не предлагает. А вооружение-то у России еще то: скандалы с проданным бракованным вооружением российским в Индию и Иран еще не заглохли. Да семь подряд аварий ракет о себе напоминать будут еще долго. Если простой пиломатериал в РФ изготовлять не могут, то что уж говорить о том, чтобы отверткой было там кому-то хорошо работать.



Мне тут в Германии на это наплевать должно. Да почему-то за сердце хватает. И начинаешь искать первоистоки бед. Ведь, на самом деле, были в истории России и победы дипломатические не только те, что мною были названы ранее, хоть и менее значительные, но все-таки победы. Я имею ввиду договоры, пописанные Лениным с Турцией, Ираном и Ираком. Если бы не идиотическая внешняя политика Хрущева и Брежнева, они бы и до сих пор функционировали в качестве очень полезных для всех договаривающихся сторон. И Китай был бы нашим другом и союзником. И я бы хрен покинул свою Родину. И пиломатериалы у России были бы свои.



Сплошные сослагательные наклонения И все из-за того, что вы назвали исполнением Сталиным союзнического долга.



А ведь друзья-товарищи России плевали на ВСЕ договоры с нашей Родиной и нарушали ВСЕ договоренности. Горбатый вон нудит: обещали обманули. А его никто уже и не слышит. Незачем обманутого слушать. Тэтчер с командой облапошила его с Шеварнадзе и прочей сволочью перестроечной. Обманула нагло, бесцеремонно и весь мир плачет о ней, как о якобы благородной даме. А из всех перестройщиков один Жириновский на плаву. Ну, и кто из них успел урвать от социалистического пирога кусок. От сталинского, между прочим. пирога.



Но знаете, все-таки спровоцировать ДК на оживание, а не бормотание, не превращения ╚Русского переплета╩ в филиал синагоги, тестирующей учение Иисуса, стоило ради вот этой воложинской фразы:



╚А есть идеал у теперешней России? По Конституции нет. Но явно надо. И это уже политика╩.



Гигант мысли! Отец русской демократии. И без иронии.



Обратите внимание: еврей, живет в Израиле, а ощущает Россию лучше и глубже нынешних охотнорядцев, пользующихся логикой: мы великие были, есть и будем только потому, что мы были великими всегда.



Без грузина Сталина русские по-настоящему и не стали бы никогда великими, мне думается, без его интернациональной когорты не взлетели бы гордыней к небесам. То есть это только для Аргоши важно: еврей человек или не еврей, как для вас важно русский я или немец.



╚Да будь я хоть негром преклонных годов╩, хоть ╚не введи в искушение╩ - самим японским императором, но я не пойму, почему долг перед БЫВШИМИ союзниками превосходит по значению долг перед НАСТОЯЩИМ мирным в отношении СССР государством. Ведь бои на Халкин-Голе и Хасане были до договора. Если отбросить в сторону национальную спесь российскую, то оказывается, что наши отцы воевали с Японией лишь для того, чтобы помочь Китаю стать социалистическим и вдруг опять-таки при Хрущеве пересобачились с Китаем до боев на Жаланшаколе и за остров Даманский ценой жизней своих детей - наших с вами сверстников. И ноги войн России с Чечней растут из этой задницы.



Отсюда вопрос: почему Россия в течение трех сотен лет пресмыкается перед Западом, все время бьющим ее в морду, но в отношении с восточными странами ведет себя по-свински? Это такая дипломатическая уловка или комплекс ╚белого человека╩? Если последняя версия верна, то следует признать, что Сталин так и не сумел сделать Россию страной народов с социалистическим мировоззрением. И именно этой недоработанностью воспользовались перестройщики для развала страны.



 



Валерий Куклин,



Все тот же Берлин, ФРГ, Западная Европа



 



309149  2013-11-08 15:35:38
Маркс ТАРТАКОВСКИЙ.
- В. Куклин: Вторую мировую выиграли все-таки американцы, как и утверждают все западные учебники, как это нам не обидно. Потому что они завершили ее сбрасыванием атомных бомб на Японию и остались с Японией друзьями. А Россия, вступившая в войну с Японией буквально накануне атомной бомбардировки, совершила с точки зрения японской морали подлость и потому мирного договора с нами страна восходящего солнца не подписала, то есть, согласно международного права, находится в состоянии войны с Россией вот уже скоро семьдесят лет. То есть для России Вторая мировая война не закончена. И победили в ней те, кто вышел из нее то есть все страны Европы (в том числе и Германия) и США.

:::::::::::::::::::::МСТ:::::::::::::::::

Не надо передёргивать. Вы прекрасно знаете, что Япония напала на Соединённые Штаты, но придерживалась соглашения с СССР о ненападении.

Ядерная бомбардировка - варварская штука. Но она же спасла миллионы жизней не только американцев, но и самих японцев.

Советское нападение на Японию после атомной бомбардировки. "было хуже, чем преступление; это была ошибка". Возник опаснейший маоистский Китай и прегадкая Сев.Корея.

В сложных вопросах простейшие умозаключения непригодны.

309153  2013-11-08 19:42:38
М.П. Нет.
- .

Уважаемый Валерий Васильевич!

Прошу извинить меня за ╚провокатора╩, но вы же понимаете, что я утрировал и вовсе не хотел Вас обидеть. К сожалению, в России ныне пока еще невозможно, да и не с кем всерьез говорить о судьбах России. Лишь единицы понимают, что с нами сегодня происходит. Надеюсь, Вы понимаете, что такое преждевременные мысли и насколько они опасны, как для ситуации, так и их транслятора. Вопросы, которые вы мне задавали, в настоящей ситуации для России не являются существенными и отвечал я на них, чтобы поддержать разговор. Главная же проблема России - незрелость нашей государственности, а отсюда очень плохая управляемость, как регионами, так и отраслями, потому и заглядываем мы с восхищением в чужой огород. Внешняя политика всегда строится на основе внутреннего ресурса, а если этого ресурса нет, то нет и политики, потому нам с таким трудом приходится извлекать из нее хоть какую-то пользу. Что касается Ваших нравственных исканий в советско-японских отношениях, то это совершенно пустое дело. Какая нравственность может быть в компании, где каждый борется за свой личный интерес. Ваши обывательские рассуждения, вместе с уважаемым мной господином Тартаковским, весьма далеки от истины. Во- первых. СССР был членом антигитлеровской коалиции, а Япония была членом гитлеровской коалиции, в то же время она была агрессором в отношении азиатских стран и США, с которыми у нас были дружеские отношения и которые помогали нам в этой войне, например, Монголия. Сталин, выполняя просьбу США, о вступлении в войну с Японией и не преследовал никаких материальных выгод в этой войне. Он выполнял свои союзнические обязательства. Ну, а укрепление авторитета СССР в Азии, расширение коммунистического влияния это была стратегическая задача, не воспользоваться той ситуации было бы большей ошибкой. А после Победы над Японией - анексированные острова, -с паршивой козы хоть шерсти клок, к тому же Япония была лишена естественного плацдарма для возможной новой агрессии против нашей страны. Во-вторых, экономические отношения Японии и СССР всегда были вялыми не потому, что виной тому была война., а потому, что СССР был интересен для Японии лишь как рынок сбыта своей продукции. Если бы мы были для Японии чем-то интересны с экономической точки зрения, кроме сырья, то и острова были бы давно забыты. Не надо обманываться тем, что если мы заключим с Японий самый прекрасный мирный Договор, включающий всестороннее сотрудничество, это сотрудничество сразу расцветет пышным цветом. Эту мысль как раз и доказывает то, что США остались с Японией ╚друзьями╩, хотя это утверждение вызывает у меня улыбку. Уважаемый Маркс! СССР на Японию не нападал, наши войска никогда не воевали на территории Японии, они лишь выполнили свою освободительную миссию, ликвидировав оккупацию Японией Китая, Монголии и Кореи. Благодарный Китай до сих пор нас кормит и одевает. Меня мало волнует, кто выиграл мировую войну, главное мы выиграли войну Отечественную. Меня мало волнует, что написано по этому поводу в американских или немецких учебниках, мне важно, что написано в наших российских, по которым учатся мои внуки. Мафии, не только в России, грызутся всегда, всегда используют население в своих корыстных интересах и это как раз и говорит о незрелости нашей государственности. А об этом я говорил еще при Горбачеве, во время выдвижение кандидатом в депутаты Верховного Совета СССР. Кстати, более половины пунктов моей программы того времени сегодня уже приняты на законодательном уровне. Надеюсь, что созреем и для остальных моих идей. Но, как правило, разбогатевшая мафия сама начинает заботиться о нравственном отношении народа к собственности, желая сохранить свою. Что касается роли России, как спасительницы Мира, которую вы стараетесь ей навязать, Думаю, что это ей пока не по силам, да и есть ли необходимость спасать тех, кто сам ничего для своего спасения не сделал. Если бы Югославия своевременно озаботилась своей обороноспособностью, думаю вряд ли ╚герои╩ НАТО отважились ее безнаказанно бомбить. То же относится к Ираку, Египту, Сирии и ко всем, кто живет себе на уме, и нашим , и вашим. Это все самостоятельные страны и вольны сами принимать решения и заботиться о своей безопасности. А для этого надо быть безупречными и неуязвимыми в социальном отношении, чего никогда не было в них. Что касается наших военных баз, нам достаточно своих. При современных видах вооружения для обороны, базы на чужих территориях уже анахронизм. Имперские же амбиции пока еще никого до добра не доводили. Для того, чтобы спасать Мир, нужно решить самим мировоззренческие проблемы, а до этого современной российской элите еще далеко, да и некогда им, другим заняты дележем да рейдерством. Ну, а немецкие деревяшки скорее всего из нашего российского леса. В Германии же лучшие станки в мире. Ничего удивительного. Хотя я пользовался при строительстве своими отечественными деревянными изделиями. Надо сказать, что качество не хуже немецкого. Понимая Вашу особую озабоченность проблемами России, хочу Вас успокоить.России ничего пока не грозит. Ее проблемы все решаемы, нужна лишь политическая воля и политический опыт. Придет опыт, появится и воля. Так, что можете жить спокойно. Доброго Вам здоровья, да и всем участникам дискуссии.

309166  2013-11-09 02:30:55
All Genius
- на 309144

История не имеет сослагательного наклонения: то, что было -- было и прошло. Надо жить дальше, вскрывая и учитывая ошибки прошлого.

309172  2013-11-09 12:40:52
бракодабр
- Если уж о крестьянстве, батенька, то опоздали! Его уже нет! Кончилось, вышло все! Фермеры и наемные работники латифундий - это не крестьяне! Тут другая стать, другой уклад, другое самосознание, иной способ существования в пространстве. Русское крестьянство - общинное. Последняя крестьянская община (с извращениями, конечно) колхоз.

309173  2013-11-09 12:42:02
бракодабр
- Тор есть на 66-й, конечно.

309182  2013-11-09 15:52:47
Валерий Васильевич Куклин
- Отвечаю сразу на все вопросы.

Рыбхоз в Подмосковье был создан при Сталине по той методике, чтоб вам должна быть известна по учебнику ╚Природоведение╩ для четвертого класса образца 1947 года. При СССР он носил звание совхоза, а дотоле колхоза, имел и продолжает иметь более пяти тысяч гектаров пахотной земли, на которой выращивается ячмень и прочий корм для рыб, картошка и овощи. И нынешние рабовладельцы проходили и проходят по госстатистике как раз крестьянами.

С отчеством Бунина я и вправду облажался. Второй раз. Впервые это было в диалоге с Пригодичем. Тоже назвал Андреевичем. По-видимому, на уровне подсознания какой-то затор случается: когда лают Моськи, ощущаю себя слоном и к слову Иван тянется Андреевич. Интересный психологический парадокс.

Моську же проняло. Сама она позволяет себе обращаться к другим по-хамски абсолютно уверенная, что ее защищает ее половая принадлежность от ответного хамства. Но вот убедилась в правоте поговорки: ╚Как аукнется так и откликнется╩. О том же и М. П. сказал ей. Но боюсь, что всякие увещевания в этом патологическом случае бесполезны.

Что же касается о якобы решающей роли спившегося российского крестьянства в деле разрушения СССР, то логика тут аналогична той, в которой заслугой за совершившееся безрассудство могут поделиться партаппаратчики и работники КГБ и с постельными клопами. Чо же касаес поняия общинности, то кресьянсво вовсе не обязано быь оным. Это большя и серьеная тема, требующая одельног обсуждания и изучения. Диалогов о судьбе российского крестьянства не получилось пока. Хотя один из знатоков этой проблемы появился на сайте. И еще я пригласил нескольких знакомых с этой проблемой принять участие в этой беседе. И вот уже получил по личке отказы: в нынешней истерично-бестолковой компании ДК они не видят смысла беседовать о важном.

309252  2013-11-12 17:48:00
бракодабр
- В.В. Куклину

"Что же касается о якобы решающей роли спившегося российского крестьянства в деле разрушения СССР, то логика тут аналогична той, в которой заслугой за совершившееся безрассудство могут поделиться партаппаратчики и работники КГБ и с постельными клопами. Чо же касаес поняия общинности, то кресьянсво вовсе не обязано быь оным. Это большя и серьеная тема, требующая одельног обсуждания и изучения. Диалогов о судьбе российского крестьянства не получилось пока. Хотя один из знатоков этой проблемы появился на сайте. И еще я пригласил нескольких знакомых с этой проблемой принять участие в этой беседе. И вот уже получил по личке отказы: в нынешней истерично-бестолковой компании ДК они не видят смысла беседовать о важном."

В.В.! Речь идет о РУССКОМ крестьянстве! А оно было в общине. Надо бы и различать так же тех типов, что в старой России записывались, например, в казаки (У Л.Толстого есть упом. хотел герой в казаки записаться и жениться на казачке), а были антиллегентами средней руки и редактировали газетенки, Или записывались в крестьяне, а были фабрикантами.И первый нарком земледелия любезного Вам ленинского правительства, хоть и родился в д. Кудинцево, но потом по жизни числился суджанским мещанином. А в "крестьяне" его уже Ульянов записал и на недельку отправил управлять всеми крестьянами. страны. Так что русский крестьянин -оратай , он из общины крестьянской, а все прочие носители звания из рогатой и парнокопытной нечисти. Что касается заслуг крестьянства, то и спорить бессмысленно, как только выходцы из настоящего крестьянства возглавили страну, выдвинулись на первые места в культуре (в литературе, например, "деревенская проза" влияла на настроения общества больше, чем прочие течения, хотя позднее роль эту преуменьщили) так и пришел конец советам.

309257  2013-11-13 02:23:29
jeux de mbc3 http://jeu-jeu-jeu.net
- Очень хорошее расположение Есть много полезных вещей

309258  2013-11-13 02:26:58
jasa seo murah http://bit.ly/17FanhJ
- Hello, i am glad to read the whole content of this blog and am very excited and happy to say that the webmaster has done a very good job here to put all the information content and information at one place

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100