pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Владимир Хлумов

МАСТЕР ДЫМНЫХ КОЛЕЦ

(интеллигентская хроника)

Купить в магазинах"Колибри", "Озон"


Иллюстрации Андрея Пильского


А.В.Силецкий о романе "Мастер дымных колец"

К публикации отрывка из романа В.Хлумова "Мастер дымных колец" в журнале "Мега", N5, 1993
 

Почитателям фантастики, да и просто приверженцам хорошего чтения, безусловно, знакомы произведения В.Хлумова: роман "Санаторий" и различные рассказы печатались и в сборниках, и в журналах (вплоть до такого непредсказуемого по своим пристрастиям, как "Юность"). Однажды появлялся рассказ Хлумова и на страницах "Мега"... Несколько слов о новом тексте, какой вам предлагает "Мега". В действительности это фрагмент, а вернее, одна из сюжетных линий романа "Мастер дымных колец" - объемного (26 авторских листов!) и, как любят говорить, многокрасочного, разнопланового и рассчитаного на читателя с немаленьким культурным багажом. И это на самом деле так. Продолжая традиции классического российского романа, а во многом и отталкиваясь от них, заново переосмысливая (тут можно встретить полемику-перекличку и с Достоевским, и с Пушкиным, и с Салтыковым-Щедриным, и с Андреем Белым), роман Хлумова зачастую выступает и как откровенно новаторский, экспериментальный. И не вина автора, что роман его до сих пор не увидел свет в полном неразъятом виде. Похоже, пока не будут перелопачены все помойки зарубежной беллетристики ( к тому издатели имеют массу стимулов), - до этой сказочной эпохи незаемным авторам, а в особенности ярким, самобытным и талантливым, придется прозябать. Утешает одно: даже если хлумовский роман целиком продебютирует лет так эдак через девяносто-сто - вещь все равно сразу обретет своих благодарных читателей и будет по достоинству оценена, ну, разве что издать придется в серии, подобной нынешним "Литературным памятникам". Так что -- будем оптимистами...


Вячеслав Румянцев

Мастер реализма в дымных кольцах фантазии.

1;2c

Читатель вступает в роман, словно войско в осажденный город, - несколькими колоннами с разных направлений. С первой же строки действие закручивается, то с одной стороны, то с другой, образы захватывают воображение, будто штурмовые группы, - каждый через свой пролом в крепостной стене. Вот перед нами лихой ухажер, житель реального большого города (почти столичного), гуляя с любовницей, вдруг оказывается в фантастической ситуации.

Город на первый взгляд кажется вполне обычным. Но здесь, в привычном для горожанина месте, нежданно-негаданно и автор, и его герой, и читатель ввергаются в фантастическое происшествие. Так начинается роман.

Опять реалистический мир. Снова проза жизни, - провинциальный заштатный городишко, в котором живут обыкновенные провинциалы, да просто русские люди1;2c, коих сотня миллионов. Но теперь читатель уже ждет необычности в обыденном, высматривает подвох с фантастическими или какими-то еще более неожиданными оборотами. Внимание читателя завоевано,  опытная рука ведет его дальше по книге.

Дальше - больше. На сцену выходят новые персонажи, - Имярек и Бошка, - которые живут во враждебном живому человеку мире. Так постепенно из дыма боя проясняется общая картина мироздания. Прорисовываются характеры персонажей и символы, за которыми кроются идеи произведения.

Роман Владимира Хлумова производит чрезвычайно приятное впечатление. Пожалуй, только в детстве переживаешь подобные моменты, склонившись над пухлыми томами Жюля Верна. В наше время книги знаменитого фантаста читают лишь дети да подростки. Совсем иное дело - роман Хлумова. Это чтение вполне взрослое, серьезное, но будит то же самое чувство, какое в отроческой душе рождали погружения в пучину океана вместе с "Наутилусом" или полеты на воздушном шаре над Африкой. Просто удовольствием такие переживания не назовешь. Нет, это вовсе не дешевое "развлекалово" современного рыночного и вроде бы жаждущего ублажить "мира грез". Здесь, в романе, есть что-то еле уловимое, что напоминает состояние накануне своего просветления. Да, именно так. Переживаешь нечто подобное величайшему озарению, не сам прорыв сознания, но приближение к нему. Кажется, вот-вот поймешь что-то чрезвычайно важное, что составляет суть Вселенной. Щекочет, будоражит, вселяет надежду, веру, что мир не сводим к арифметическим формулам и к простым цветам. И уж во всяком случае после чтения романа невозможно согласиться с тем, будто бы всеми человеческими поступками движут примитивные мотивы ("Люди гибнут за метал"). Мир-то, оказывается, бесконечно многомерен, нет, - безмерен. За каждой из его бесчисленных граней могут оказаться (показаться?) мириады таких же миров, каждый из которых кому-то секунду назад казался бесконечным и единственным. Чтобы понять это, не нужно лететь к звездам, можно прямо тут, не сходя с места.

Конечно, просветление не может совершиться после чтения романа. Для очищения и от читателя требуется нечто большее. Но главную авторскую задачу смело можно считать исполненной: превращения, совершающиеся с героями и окружающей их реальностью, способны вызвать что-то вроде интеллектуальной щекотки, которая одновременно заставляет вас улыбаться, грустить, а затем и задумываться над мировыми проблемами. Значит, вы, читатель, небезнадежны. И этот вывод нужен в первую очередь самому читателю. Оказывается, вы следом за автором тоже в силах сделать шаг к преодолению самого себя. С вами наяву совершается переход на какой-то другой уровень жизни, куда-то дальше, к иному человеку внутри, чуть ли не к сверхчеловеку.

Впрочем, почему же к сверхчеловеку? Проза Хлумова как раз удивительно человечна. С одной стороны сюжет романа построен на холодной игре интеллекта, со всяческими парадоксальными разворотами. Он выписан строго логично. Но это лишь с одной стороны. Только умную прозу, - без человечности, - автор оставил для других авторов (не будем указывать пальцем, они слишком хорошо известны современной публике). С другой же стороны, творчество Хлумова и в том числе этот роман на редкость чувственны. Чувство живет в романе, несмотря на буйство почти научной фантастики с картонными звездолетами и спускаемыми утюгами. Здесь всюду есть жизнь. Варфоломеев или Сергеев, короче говоря, Петрович, - несмотря на то, что он почти "белокурая бестия", - так же чувствует боль, как любой из нас. Ему больно, - он способен любить, безрассудно и обреченно. Даже Имярек (!!!) - и тот человек со всеми сопутствующими обстоятельствами (тяжело убивать лично!).

Все образы романа удивительно жизненны, реалистичны, и вместе с тем фантастичны. Автор позволяет читателю ощутить жизненную связь с ними, сжиться с героями, а заодно и с бескрайней, бездонной темной и пустой Вселенной. Читатель понимает, что это как раз та первичная библейская тьма, из которой явился первый свет.

Ясная взаимосвязь Вселенной и человека делается понятной благодаря неповторимому авторскому языку, светлому и ясному. Текст, необычно объемный (таких романов нынче почти не пишут) читается на редкость легко. Здесь просторно, вольготно, свободно взгляду и духу. Нет ни стен, ни пола, ни потолка. Витаешь, словно Илья Ильич с Петровичем, по бескрайнему космосу.

При всем при том роман имеет четко рассчитанную (просчитанную) и выверенную конструкцию. Композиция выписана грамотно, можно сказать, классически. Но скелет сооружения не выпирает острыми углами сквозь шкуру фабулы (об этом следовало бы сказать отдельно, но не здесь). А потому читатель готов абсолютно серьезно сопереживать выдуманным героям, - ведь им искренне сопереживает сам их создатель. Его присутствие чувствуется, он всегда рядом, однако не вмешивается в разгорающийся конфликт, позволяет героям самим находить выход из очередного тупика. Это как раз тот случай, когда читателю проще пережить судьбы героев, - прочитал и все. А в воображении автора они продолжают жить и беспокоить его, снова и снова проходя через перипетии сюжета, неизбежно вступая в новые конфликты, - и в который уж раз...

Увлеченный созданием романа писатель, видно, сам забывал об им же придуманной схеме, о сюжете, о конфликте, о кульминации, - обо всех компонентах, составляющих произведение. Мы видим, что писатель растворен в жизни своих героев. А ведь беллетристику только так и должно писать! Да, именно так, чтобы даже у самого отпетого критика не оставалось желания препарировать композицию. Зачем? Если автор и герои, сюжет и язык, читатель и окружающие его люди, которые еще не читали роман, стали лучше, чище, светлее, просто от того, что "Мастер дымных колец" появился на свет. Тут остается только присоединиться к мнению одного из основных героев, Ильи Ильича: "Не хотелось ни о чем думать, анализировать... хотелось щуриться от света желтого карлика". Да, да, только так: желтая звезда, Солнце, являет собой символ человеческой сущности1;2c, самости, которая, раскрываясь перед человеческим сознанием лишь в редкие моменты божественного откровения. Солнце проясняется после чтения этого текста. Не текст, который убивает (опять не буду называть того, в чей огород мой камень, коли уж решил не поминать его), а текст, который просветляет. Таков "Мастер дымных колец".

Критику да и проницательному читателю бывает интересно (скорее - любопытно) разбирать "умные" романы, в которых первейшую роль играют мыслительные конструкции. Именно потому интересно, что эти конструкции видны невооруженному глазу, их легко обнаружить. Кроме того, ничего иного порой там и не найти: не читаешь, а кроссворд разгадываешь. В подобных вещах попадаются одни умствования, "стеб", оригинальничание. Совсем иное дело, если в произведении, кроме подобных же логических построений (а как же обойтись без них в беллетристике?!), есть и подли1;2c1;2cнное чувство, искреннее переживание. Особенно приятно, когда в руки попадает роман, в котором органично сочетаются интеллект и эмоция. Подобные удачи случаются в литературе редко. Сейчас в моду вошли (среди, так сказать, массового читателя) произведения того рода, где голый интеллект выступает на поверхность повествования. Им весьма  слабо противостоят вещи, написанные людьми чувственными, но не нашедшими общего языка с чрезмерно логичными рациональными современниками, интегрировавшими в новейшее рыночное общество (или стремящимися таковыми казаться). Обе суб-литературы занимают друг по отношению к другу полюсные места. А кто может соединить в себе преимущества обеих? Каким человеком нужно для этого быть?

А вот каким, давайте нарисуем его портрет. Он Ученый, суть математик, человек безупречного логичного ума, иронично заостренного интеллекта. Но, вместе с тем, это и 1;2c1;2cчеловек, вовремя познавший мир и себя в мире. Он с юных лет понял, что нет идеальных форм и сущностей, что все окружающие люди в чем-то грешны. Мало того, что познал, - он рано принял этот мир таким, не увлекаясь чрезмерно ни чем и ни кем! Он отчужден от Вселенной, и не сближается до слияния душ ни  с одним земным существом. Он критически относится ко всему и вся. Он хладнокровный исследователь жизни.

Но в один прекрасный момент мой герой вдруг открывает в себе неуправляемые и ни коим образом не контролируемые его волей силы, которые также возможно лишь признать, как факт, признать и допустить. Глубокие человеческие переживания, великие чувства ему присущи, как и каждому смертному. Безупречного интеллекта и силы воли хватает, оказывается, только на то, чтобы признать в себе такую неуемную живую силу,   признать и допустить, что порой она начинает бушевать, переходя все границы, которые для кого-нибудь другого, то есть с точки зрения холодного рационального ума недопустимы. Что же предпринимает этот человек? Он не пытается подавить своих чувств, наоборот, дает им волю, словно нечаянно пойманной птице. И чувства в благодарность разуму совершают поистине чудеса, позволяют творить не только в научных сферах, но в искусстве слова.

Такой человек оказывается в силах соединить, казалось бы, несоединимое, - интеллект и эмоцию. Таков автор романа "Мастер дымных колец" Владимир Хлумов. Потому он и стал поистине мастером прозы, реалистической, хотя бы и в фантастической оболочке. Односторонняя критика способна умертвить произведение. Потому-то и бесполезно препарировать его роман, разбирать по винтикам механизм композиции, расчленять труп сюжетной линии. "Простой" читатель может упустить какие-то сюжетные извилины, наивно полагая их стихийным выплеском души автора, а не осознанно сделанной и своевременной вставкой в текст. И даже профессиональный критик, извлекая из романа скелет, выворачивая его наизнанку для всеобщего обозрения, мало чего добьется. Все равно, у автора получилось лучше, чем может выйти у критика. Ведь автор породил живой организм, а не схему, не скелет. Он замыслил роман, замыслив написал. И не надо разбирать его на запчасти. Не для того написано. Для чего? - Да, чтобы читать, получать от чтения удовольствие, сопереживать героям, очищать душу. Для того произведение и сделано таким большим, чтобы оно долго не кончалось. Что читатель, наверняка, оценит.

Я написал: читать для удовольствия? Да, но не смакование красивостями, а удовольствие одухотворенное. Я написал: сопереживание и сострадание? Да, страдание. Но не "чернуха", а мудрое разглядывание бездонной тьмы, глубин интуитивно постигаемых субстанций. - "Ведь человек живет таинством, таинством прошлого, таинством настоящего, и главное, таинством будущего. Зачем жить, если про тебя уже кому-то все известно?" А совместить наслаждение с таинством, удовольствие со страданием не каждому дано. Дано это Владимиру Хлумову. Также как совмещение в едином казалось бы несоединимого, - интеллектуального и чувственного. Чрезвычайно органичный сплав! Писателю удалось избегнуть крайностей. А это - уже немало.

И наконец, роман "Мастер дымных колец" не относится к тем произведениям, которые оставляют лишь приятное ощущение, словно мятный леденец. Нет, герои, идеи продолжают еще долго жить в памяти читателя, требуя к себе внимания, заставляя сверять поступки с теми, что совершали персонажи, выдуманные из жизни, фантастически реальные, ужасающе симпатичные, неповторимые и похожие на нас, читателей романа "Мастер дымных колец". С последней строкой книги дымные кольца фантастики рассеиваются и позволяют нам отчетливо увидеть подлинного Мастера, сотворившего свой мир, необычный, волшебный и в то же время удивительно реалистичный.

22 декабря 1999 г.

Вячеслав Румянцев

Книга Альфреда Баркова о романе "Мастер дымных колец"

Юрий Астров-Зацарицынский о романе "Мастер дымных колец"

Рецензия Виталия Каплана на книгу "Мастер дымных колец"

Рецензия Василия Пригодича на книгу "Мастер дымных колец"

Текстовый файл романа 921 Kb

Zip файл романа MDKW.zip 594 Kb



 


МАСТЕР ДЫМНЫХ КОЛЕЦ
(интеллигентская хроника)

Иллюстрации Андрея Пильского



Роман состоит из трех частей:

Первая четверть

Полнолуние

Последняя четверть.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
222161  2000-05-06 22:20:07
Антон Шмалько
- .... Нет, ну все-таки никак не удержаться. Знаю, что тут не в чести "шуткование и ерничество", что "мысли о судьбах России" требуют настроить лиру на одический лад, но надо же как уравновесить пиндарический пыл обозревателя. Нет... положительно невозможно удержаться... Это какой же должен быть "бредень" (удачное слово тут было приведено, хотя, похоже, автор и не заметил чУдной парономасии) широкий, чтобы такое вот в него заплывало? В самые печальные времена редакционных междусобойчиков, мышиной возни и "творческих" союзов, такого безобразия без редакторского усекновения не пропустили бы. Начинаю цитировать :-)) Итак: "Почитателям фантастики, да и просто приверженцам хорошего чтения, безусловно, знакомы произведения В.Хлумова" - позволю себе заметить, что будучи "профессиональным читателем" в силу рода занятий, образования, воспитания и природных склонностей, я вовсе не стыжусь признаться, что НЕТ, НЕИЗВЕСТНЫ МНЕ ЭТИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ. Безусловно, неизвестны. И не думаю, что этого следует стыдиться. Цитирую дальше: "Читатель вступает в роман, словно войско в осажденный город, - несколькими колоннами с разных направлений". - Тут можно было бы развернуть совершенно кафкианскую, если не пеливинианскую (тьфу) картину так и представляешь себе... впрочем, это отдает физиологизмом, богатое выоображение рисует слишком соблазнительные картины... Идем дальше: "С первой же строки действие закручивается, то с одной стороны, то с другой, образы захватывают воображение, будто штурмовые группы, - каждый через свой пролом в крепостной стене..." - Тут я опускаю руки, мое воображение меркнет рядом с этим барочным каскадом уподоблений. Вот только все-таки, кто кого штумует? Я колоннами роман или он меня штурмовыми группами? Или метафоризация прострается еще дальше, теряясь в "дымных кольцах" и вся эта батальная сцена - лишь описание любовной схватки с переменой ролей? На мой вкус - слишком смело... Ну да Бог с ним, со вкусом Слудующая цитата на выбор: "Роман Владимира Хлумова производит чрезвычайно приятное впечатление". - грешен, не могу не съязвить, что при всем уважении к коцепции гедонистического чтения, для критического наблюдения, это несколько... гастрономично. Дальше: "Пожалуй, только в детстве переживаешь подобные моменты, склонившись над пухлыми томами Жюля Верна. В наше время книги знаменитого фантаста читают лишь дети да подростки. Совсем иное дело - роман Хлумова..." - Нет, (чувствую уже возмущенный окрик "Ха-а-а-ам") все-таки в моей идее о метафоре любовной сцены что-то было. В детсве вото пухлый Жюлб прельщал, а ноне времена другие. Впрочем, того хоть дети читают, а вот Хлумова, действительно, другое дело - ни дети, ни подростки не читают. Дальше цитирую почти без комментариев: "Нет, это вовсе не дешевое "развлекалово" современного рыночного и вроде бы жаждущего ублажить "мира грез". Здесь, в романе, есть что-то еле уловимое, что напоминает состояние накануне своего просветления. Да, именно так. Переживаешь нечто подобное величайшему озарению, не сам прорыв сознания, но приближение к нему. Кажется, вот-вот поймешь что-то чрезвычайно важное, что составляет суть Вселенной. Щекочет, будоражит, вселяет надежду, веру, что мир не сводим к арифметическим формулам и к простым цветам". - Ну чистая психоделия. Есть такой анекдот - обкурившись травки, человек чувствует, что ему пришла в голову гениальная мысль. Он хватает бумагу и записывает. Утром, обнаруживает следующее изречение :"Банан большой, а шкурка еще больше" "Чтобы понять это, не нужно лететь к звездам, можно прямо тут, не сходя с места". Конечно, просветление не может совершиться после чтения романа. Для очищения и от читателя требуется нечто большее". - А я-то так надеялся.... И еще несколько гениальных изречений, я даже не знаю, какой незапный восторг должен был пленить ум критика, чтобы они родились... "Чувство живет в романе, несмотря на буйство почти научной фантастики с картонными звездолетами и спускаемыми утюгами". "Даже Имярек (!!!) - и тот человек со всеми сопутствующими обстоятельствами (тяжело убивать лично!)". - трогательный восклицательный знак в особенности. Ну а самое чудное - это реакция автора :-) Тут надо целиком цитировать, но я удержусь - много чести. "Интересна непечатная судьба романа". :-))))) "Ну что еще сказать, чем завлечь? Кого волновали такие личности как Петр-I, Циолковский, Ульянов, Пушкин, Сахаров, Федоров, Джугашвили, Солженицин, Королев, Пастернак, Пригожин, Достоевский, Кондратюк, Салтыков-Щедрин, Высоцкий, Платонов, Чехов, Пешков, Гончаров, Гагарин... вперед! Все они - отчаянные изобретатели и воплотители идей - идей, определивших судьбу России в уходящем столетии" Так и представил себе (проклятое воображение), как Сахаров в обнимку с Джугашвили и Солженицыным, зовут вперед неведомого мне, но уже волнующего Кодратюка. А в другой колонне заходят справа Чехов с Ульяновым. И щтурмовая группа Циолковского ждет только Высоцкого, чтобы войти в мои дымящиеся мозги... Ребята, ну как можно???? Я пытался быть корректным. I was trying, you know... I was trying real hard... Но не сдержался. Времени только жалко.

222163  2000-05-07 10:53:51
В(эб) М(астер) www.pereplet.ru
- Полностью согласен с господином Шмалько! Тупость беспросветная и графоманство. Все ясно - заказная рецензия, рука-руку моет, как я это ненавижу. Но больше всего убивает этот неизвестный Кондратюк. Не иначе, родственник Хлумова, чорт знает что, нет бы Довлатов или Пелевин... Эти кондратюки достали, лезут во все интернетовские дыры - тошно. Просто какая-то белогвардейская сволочь, мельницы строил, а мечтал о звездах... Правда, в национальных академиях Нью-Йорка зачислен, наряду с фон Брауном, но эти везде пролезут. Они даже на Луну вместе с Армстронгом в одном идеологическом пакете... Ноги бы поотрывал, и в луноход. Недоумки, к звездам летать надумали, растрелять надо было или в лагерь к Довлатову, тоже мне, кибальчичи... чи-чи, (звучит литературно).

222170  2000-05-07 19:58:30
dk
- Пока еще недочитал, но можно сказать, что автором всецело движет мысль. Остальное на втором плане. А персонажи простыми кажутся, точнее подмечены какие-то яркие черты человека, остальное достраивается по прочтении на автомате. Да впрочем ценность книги скорее в образе мышления автора. Имярек... хм. Это более человек нежели чем его имя. Хочется написать критику, да неутерпел. Имярек... Кто-нибудь знает, откуда появились названия рек? Волга, Десна, Москва, Днепр???? Урал - понятно, переименовали, ибо яицкие казаки. Нигде ничего не нашел :(

227204  2001-03-03 17:36:01
Иегудиил Сивухин
- Отменная книга.

231384  2001-07-28 12:32:44
qwerty
- Писатель Неточкин - Достоевский. Но еще буду дочитывать... это все под настроение...

231385  2001-07-28 12:39:20
qwerty
- а почвенниками иронично названы авторы Истоков, Корней и пр. Кажется так.

234199  2001-11-06 21:48:40
Ива Шехтенберг
- Книга написана уже давно, а я прочитал ее только спустя десять лет. Думаю, что это только скорректирует взгляд назад и в мое прошлое. Я попытаюсь высказаться, но своим словом, так как я простой читатель, не литератор. Уже самые первые впечатления о прочитанном в романе напомнили мне прозу Лермонтова, Булгакова, и А. Толстого. Конечно, автор спорит со многими и находит свою линию и можно сделать вывод, что не умерла русская литература, традиции ее сохранены и, несомненно, будут продолжены. Я прочитал роман на ╚одном дыхании╩ и готов присоединиться ко всем кто высказал похвалы в адрес творчества Владимира Хлумова. Хочу остановиться на характере героев романа, так как они весьма интересны. Начну по существу дела. Что же случилось в жизни нашего героя? Кто и в чем виноват? Может быть, ничего особенного и не произошло и все что произошло закономерно? Вот эти вопросы считаю главными. Автор романа как бы преднамеренно, и не скрывая даже этого, напускает много дыма уже вначале. Вот пример - доцент Бальтазаров. Мне он представляется достаточно наивным и даже уязвимым, хотя я лично также брезгливо отношусь к таким людям. Он ведь просто играл в свою игру и втягивал в нее очень многих, а соревноваться с ним в этом было просто бессмысленно. Это чистая психология. Я его знал. Он имел кабинет на втором этаже факультета, и на прием к нему, всегда толпилось очень много людей. В первый же проход туда, на прием к нему, на двери кабинета я заметил странную табличку. Она бросалась в глаза многим. На ней печатными буквами сообщалось о должности, занимаемой доцентом, большими печатными буквами была написана фамилия и, намеренно, корявым почерком, вкось, от руки сделана приписка: Леонид Иванович. Странность еще заключалась в том, что табличка эта была, как говорят, от царя Дымка. Он сам входил и выходил через эти двери годами, а табличка не менялась. Можно было задаться вопросом, почему это так? Ответ прост - вы играете уже в его игру. Ведь обратив внимание на табличку, и переступив порог кабинета, вы теперь обратитесь к нему очень четко - Леонид Иванович. Леонид Иванович же глядя на вас, будет лишь слегка посмеиваться. Как- то сразу, невзначай, пришла мне в голову мысль о том, что он то сам и сделал приписку. Как проверить? В один из плановых приходов, под удобным предлогом, я попросил что-то написать его своей рукой на клочке бумаги. Это можно было выполнить почти автоматически, однако его отрицательная реакция была мгновенной, и он переадресовал меня к секретарю. Понял он все хорошо и моментально. Теперь можно и не удивляться тому, что Горынычу удалось одолеть Бальтазарова. Он тоже сыграл против него. Здесь проявляется врожденный характер генерального конструктора. В противоположность примеру произошедшим со мной, где есть логика и расчет, здесь явно проявляется тот факт, что Горыныч обладал весьма развитым аналоговым мышлением. Поэтому подобные ситуации он и не замечал, а Бальтазарова при этом скосило. Мне встречались такие люди. Как-то в разговоре с одним из них на служебную тему он вдруг, и это было не рисованным, а искренним движением, повернулся в пол-оборота к юго-востоку и сказал: ╚ Я прямо-таки чувствую, что Юпитер в квадратуре╩. Сию минуту у меня проскользнула мысль: ╚ А что если бы еще Вега была бы в зените? А?╩. И тут, читая роман, подумал о том, что ведь не зря Горыныча преследовала Луна. Здесь есть что-то существенное. Какова же мораль? Клин клином выбивают. Это понятно. Непонятно другое. Почему весь факультет ломился в лоб, и пытался именно переубедить Бальтазарова. Я поступил иначе. Я сдавал комиссии, а там Бальтазаров сидел молча и ╚думал╩ запускать ли ему свою игрушку или нет. Кто же главный злодей в романе? Это Илья Ильич. Этот будет пострашней Бальтазарыча. Прав Афанасьич, что именно он погубил его детей. Ведь Сергеев - все тот же Сережа, который осуществляет идею Ильи Ильича на практике. Вся его жизнь подчинена выполнению первоначально не своей, хотя и заманчивой идеи. В. Хлумов потихоньку раскручивает спираль И. И.. В чем его бездна? Бессмертие. Казалось бы все ясно. Мысль о ╚загадочном бессмертии заставила его (Понтия Пилата) похолодеть на солнцепеке╩, - это у М. Булгакова. И. И. Ищет бессмертия, стремится к нему, и заставляет других стремиться к нему любыми средствами. Вот тут и подоплека. Бороться надо с Ильичами. Трагикомизм многих ситуаций в романе как бы исподволь борется с навязчивыми идеями. В. Хлумов, например, гениально решил эту проблему идеей деэксгумации. Придумать такое слово нелегко. Но это все-таки некоторое виртуальное пространство, а реальная жизнь несколько другая. Посмотрим здесь на второй план романа. Имярек и Бошка. Интересно описаны. Вот, правда, выводы против них слабоваты. Генеральный конструктор критикует Неточкина и приводит свою формулу - знание побеждает зло. По моему как высказывание Неточкина, так и Хлумова это высказывания в правильном направлении, но обе мысли являются асимптотиками, хотя одна более ╚крутая╩, а другая менее. Решение проблемы найдено. И давно. Это решение, правда, никто не замечает. Для того чтобы найти это решение нужно просто зайти в греческий зал и внимательно посмотреть экспозиции. Когда я впервые увидел ее, то многое понял. В этом зале самые многочисленные экспонаты - это скульптуры тираноубийц. Греция - колыбель демократии, и вот представьте себе, что на каждого тираноубийцу нашелся свой Пракситель. Это поименная галерея создавалась на протяжении столетий и по-своему интересна не менее чем галерея портретов героев войны 1812 года. Вы можете воскликнуть: ╚ А не карбонарий ли Я?╩ - Я историк. Нить романа и реалистична и фантастична одновременно. Приведу примеры интересных совпадений. Я с интересом прочитал эпизод с аварией поезда. Там все как-то сгущалось и сгущалось, но вот по ходу чтения как-то представилось, что авария то аварией, а динамик в вагоне продолжает работать и диктор сообщает очередные новости ╚ по городу поползли тревожные слухи, что где-то горят склады сушеного кактуса╩ - ну точно как попал в другой роман в ╚Аэлиту╩. Мастерство автора сногсшибательно, если герои романа почти осязаемы. А вот еще маленький штрих. Уж я знал об этом, а откуда В. Хлумову стало известно? Я про ворону. Я видел эту ворону. Это было зимой. Это был год низкой Луны. Ближе к вечеру, когда темнело, у меня выпадала ╚минутка╩ пробежаться по магазинам. В тот день, напротив, я утром побежал к цековскому магазину. Это ниже по проспекту от кафедры. Гляжу толпа. Подхожу ближе. Какой-то гражданин указывает на ворону и с обидой жалуется обступившим его людям. Меня поразило то, что ворона внимательно смотрела на ораторов и чутко реагировала на возгласы людей. Да, именно, ворона все время преследовала этого человека. Я долго помнил этот эпизод, да вот забылось. Я в жизни всегда шел своей дорогой, но почему-то описанное в романе все время где-то рядом проходит. Я вспомнил. Видел я Горыныча. Вам интересно? Так вот, это же я - Ива Шехтенберг, тот самый недоверчивый абитуриент. Я там все-таки был! Хороший роман.

234202  2001-11-06 22:43:49
Yuli
- Любезнейший И.Ш.!

Как бы и мне хотелось верить, что все что происходило - происходило. Вы не замечали, что карнизы, водостоки, портики и антики университетского здания на Воробьевых горах украшены химерами?
От этой мысли порой удивительно неуютно становится. Неужели ничего этого не было? Неужели никто никогда не жил в этом большом доме, кроме тараканов с химфака, тех самых, что становились зелеными, попадая в концентрированную серную кислоту, но не погибали, а только бегали быстрее прежнего? Во что обратился труд десятков тысяч зеков, строивших этот дом? Не было, не было этих доцентов, не было нацарапанного шкодливой рукой имени-отчества, ничего не было.
И Вас, любезнейший И.Ш. не было и нет.
Все провалилось куда-то в небытие, и только ветер царапает остуженную первым ночным морозом землю рассыпанными в беспорядке колючими обломками букв.

240567  2002-03-15 16:11:43
Юрий Астров-Зацарицынский
-

ДЫМ КАК ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЕХНОКРАТИИ

(Владимир Хлумов. Мастер дымных колец. М., "Диалог", 2000.)

 

В книге нет главного героя. Их и вообще-то, как прикинешь после прочтения, немного - персонажей. Хотя вроде бы сотни. Можно выделить нескольких: Шалопута, например (он же Варфоломеев, он же... десяток имен носит этот персонаж), - но разве меньше важен его антагонист Шнитке? Или их антагонист Имярек? Или его антагонист Бошка? А Илья Ильич? А его дочь Соня? А Урса, жительница другой планеты, на которой таким вывертом осуществилась мечта Федорова-Циолковского (их обоих воплощает один из вышеперечисленных героев)?

Все - герои.

И все - антагонисты.

Да, Варфоломеев-Сергеев-Горыныч, молодой Генеральный конструктор, воплотив идеи Учителя-Ильи Ильича, не только запускает космический корабль, но и меняет суть власти, не говоря уж о новом городе, вставшем на месте заброшенного райцентра. Однако лучше от этого никому не становится.

А ведь были, были надежды у читателя на этого гения-гедониста. И, думаю, у автора тоже. Это видно по первым двум частям книги. И как не надеяться? Обаятельнейший, талантливый, гроза генералов, виднейший специалист - да на него сам Учитель молится. И совершенно искренне!

И все-все у него получается.

Главное, он не спорит с теми, кому за идеологию платят. Он дело делает. Так что - на кого же еще и надежды автору возлагать? Тем более автор-то - доктор физматнаук, профессор астрофизики, да не какого-нибудь университета, а Московского... Как же ему не быть технократом?

По счастью для читателя, у Хлумова-писателя есть ценнейшее (и редчайшее сейчас) качество: он не просто видит души своих героев, что само по себе ценно, - он наделяет их частичкой своей души. А уж когда наделил - своя-то и рвется на части в поисках выхода. И тогда понимаешь: нет его, выхода-то. Уж никак не на пути технократии. Наука социальных проблем, а говоря проще - счастья человеческого - никак не решит, сколько не имей она гитик. Персонаж, хотевший стать главным героем книги, помимо прочего, умело пускает кольца дыма при курении. Делает это так же хорошо, как все остальное.

И так же бесполезно.

Поэтому и заканчивается роман огромным, но, как ни странно, видимым только внимательному читателю многоточием. И это обещает. Как утро у Шадурна. И не стоит ждать вечера и вместе с ним - прощения.

А еще хочется сказать о том, как книга построена. Не только о ее архитектонике, напоминающей по своей схеме пятую симфонию Бетховена (возможно, кому-то она напомнит иного композитора, иное сочинение, но симфоническое построение, на мой взгляд, отрицать невозможно). Но еще и о тех кирпичиках, которые книгу "Мастер дымных колец" составляют.

"Кратковременный набег южного гостя не прошел бесследно для Северной Заставы. Это утверждение будет тем очевиднее, чем больше пройдет времени со дня необычной ревизии провинциальной жизни. Но и сейчас, всего лишь через несколько сумрачных осенних дней, те из жителей Северной, которые имели хоть какое-то к нему отношение, нет-нет да и вспоминали о нем парочкой-другой неспешных мыслей. Например, сердобольный старик с подбитым глазом, угощавший гостя таранькой, теперь распространял у пивной бочки свежую информацию о том, что такое кефир. Когда друзья-горожане с удивлением узнавали, что этот редкий напиток является смесью денатурата с козьим молоком, старик в подтверждение своих слов говорил, что если кто не верит, то пусть спросит у Афанасьича..."

Так мог бы писать поздний Платонов, доживи он до сегодняшних дней и имей систематическое образование.

Роман читаешь с напряженным наслаждением. Именно поэтому широкого читательского круга он не получит, но русскую литературу (и жизнь истинных любителей русской словесности) обогатит.

Я прочел книгу, достойную этого имени.

 

240568  2002-03-15 17:04:21
Штирлиц Кайман Палаеозухович http://alexejs.gmxhome.de
- Дорогие Кошка Катя и Сергей,

мои реплики это реакция на высказывания господ считающих себя носителями вселенского разума, идеализируюших философию буддизма и превращающих её тем самым в религию. Хочу Вас заверить - я не принадлежу к людям делящим мир на черное и белое, как Вы уже сказали не всё так просто. Хочу добавить - с Вами, как всегда, очень приятно вести дисскусию!

p.s. Желаю всем хорошо провести выходные!

245360  2002-06-09 09:37:35
Дворцов
- Как сопрягается искусственное и реальное? Вот две недели назад, садясь в поезд, взял с собой ╚Мастера дымных колец╩. Признаюсь, что впервые за много лет прочитал книгу без отрыва. И тут всё и началось: город, в который я попал, не смотря на свои (отмеченные орденами) трудовые успехи вовсе нигде не существует. Его нет ни на одной карте. Чудные, по столичному чистые улочки из двух, четырёхэтажных штукатуренных и весело окрашенных домиков, помпезные (незабвенного ампира) Дом правительства и Театр, строительство которых курировал лично Лаврентий Палыч, бледноватые, но ухоженные жители и этого н и ч е г о н и г д е н е т!.. Т.е. каким-то образом просто вдруг дан через ощущения некий, не исчисленный и не описанный ни географией, ни историей, тайный заповедный мир развитого социализма, где вместо супермаркетов гастрономы, вместо шопа ╚Десткий мир╩, а на улице Ленина огромная свежая доска: ╚Окно народного дружинника╩ со статистикой пресечённых правонарушений за первый квартал текущего года. Где из кранов с водой истекает сероводород, все с друг другом здороваются, и от этого в городе ни одной г о с т и н и ц ы. Для полного погружения в квартире, которую для меня снял театр, не было ни телевизора, ни радио. Зато в шкафу лежали ╚Известия╩ двадцатилетней давности: Романов, Громыко, шефский концерт комсомольцев Большого театра... Результат поездки: свидетельствую параллельные миры существуют.

245363  2002-06-09 14:10:25
Дворцов
- Действительно всё удивительно реально. И ещё, Владимир Михайлович, а откуда у Вас сюжет с преследующим вороном? Года три назад мой пёс немного потрепал слётка на трамвайном кольце за оперным, в общем-то без последствий, но до самой поздней осени почти каждый день меня от парка до дома сопровожала пара умных и злых птиц. Они совершенно молча перелетали с ветки на ветку, низко-низко планировали и пикировали за спиной, так, что приходилось плечом закрывать от их жутковатых ненавидящих глаз код подъезда. Но они заглядывали в окна лестничных площадок, вычисляя мою квартиру.

245366  2002-06-09 19:43:07
Yuli
- Уважаемый Димитар!
Линк не работает.

245372  2002-06-09 23:56:26
ВМ
- Василию Дворцову!

Спасибо за теплые слова. Насчет вороны... Меня однажды поразила ворона, которая грызла сухарик, то и дело макая его в лужу.

245373  2002-06-10 00:08:04
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- В.Липунову, В.Дворцову

Мои дорогие высокие сетевые друзья! Ворон, которые макают корочки в лужи и закусывают я чуть не каждый день вижу в Петергофе (когда там ошиваюсь).Лет пятнадцать назад был у меня случай. Жил я тогда у Речного вокзала в Питере. Гулял раз в саду со своей длинношерстной таксой Евой (из первого питерского "помета"). Так вот: моя псина увидела и попыталась погнаться за выпавшим из гнезда весьма крупным вороненком. Мгновенно несколько ворон спикировали на собаку и... на меня. Причем они стали нас клевать и когтить совершенно остервенело. В этот сад больше мы не ходили, ибо вороны, поднявшие вороненка в гнездо, вновь пикировали на нас. Вы не поверите, но однажды я один попытался от метро пройти по этому саду (ну, месяца полтора спустя), так и на меня сразу напали две увесистые крупные птицы. Господа, простите, эта история не напоминает вам кое-какие события в Дискуссмонном клубе, а?

245978  2002-06-24 19:45:45
ЛИТЕРАТОР ВЛ. ХЛУМОВ: ПСИХОАНАЛИЗ БЕЗ ФРЕЙДА ИЛИ ДЖОКОНДА АСТРОФИЗИКИ? http://khlumov.narod.ru/index.html
- Крепко знающие свое дело литературные критики наверняка криво усмехнутся в отношении "оригинальной, вызывающе-непривычной формы подачи материала" в романе Вл. Хлумова. Как же - Хлумов не только "позаимствовал" у Булгакова форму подачи материала в виде фантасмагории, но и дважды более чем прозрачно намекнул читателям о присутствии в романном поле самого Булгакова-Бездомного3.

Могу даже добавить литературным критикам, что булгаковская параллель этим не исчерпывается, что "фантасмагория" Вл. Хлумова имеет более прямое отношение, скорее, к "Бегу", чем к "Мастеру и Маргарите", поскольку речь идет об изображении "сна наяву", о чем Вл. Хлудов (виноват, описался - Хлумов, конечно же) прямо сигнализирует в тексте романа: "Сон нужен человеку как эксперимент науке. Без него сохнет тело и мертвеет душа. Но самое интересное происходит на границе, вернее, на той нейтральной полоске времени, разделяющей полный сон от полного пробуждения. Кстати, непонятно, достижимо ли в природе идеальное состояние сна или идеальное состояние бодрствования?"

Так что не торопитесь, уважаемые критики, с выводами: Вл. Хлумов, оказывается, не только Булгакова знает, но еще и такое, что известно немногим - о чрезвычайной важном воздействии на интеллект фазы "парадоксального сна" с ее альфа-ритмами. И, наверное, он - едва ли не единственный, кто сделал это уникальное физиологическое явление (без которого немыслимо никакое творчество) объектом художественного изображения. И художественную оправданность таких прямых и несколько демонстративных отсылок к Булгакову следует оценивать с точки зрения того, в какой степени художником решена его "сверхзадача", выведенная на самый верхний уровень произведения с такой непростой структурой.

Правда, о степени художественности этого средства можно будет судить только когда станет известной его роль в решении дидактической "сверхзадачи" автора. А в таком многоуровневом произведении, построенном на базе текста "Мастера дымных колец" с вовлечением массы дополнительного материала совершено различного свойства, выявление этой сверхзадачи - дело непростое. Во всяком случае, непривычное. То есть, постижение содержания этого своеобразного конволюта из привычного чтения превращается в работу. В первую очередь - серого вещества, которым вымощены мозговые извилины... А напрягать свое серое вещество привыкли далеко не все...

245980  2002-06-24 19:55:36
Шиншин
- "А напрягать свое серое вещество привыкли далеко не все..."

Насчет серого вещества - это к Юлию Борисовичу. Нашего только на футбол хватает.

245981  2002-06-24 20:02:01
Шиншин
- Баркову

Уважаемый Альфред, а вы, часом, не тот самый "Киевлянин", который футбольный болельщик со стажем? Если да, то (извините, конечно), но футбольный тема вам как-то лучше удается... Без обид.

245986  2002-06-24 21:23:32
Киевлянин Шиншину
- Обижаете, господин Шиншин.

...Ну, а то, что он пишет в Предисловии к хлумовскому роману может быть интересным только самому автору романа... и нескольким его интересантам.

Как вы только могли подумать, что такой футбольный болельщик как я - может заниматься подобной чепухой? Не ожидал-с.

245988  2002-06-24 21:51:08
ВМ
- Господин "Киевлянин"

Увы, анонимные оскорбления не принимаются.

245990  2002-06-24 23:49:28
Киелянин Липунову
- Дорогой земляк, я сказал о "творчестве" Баркова то, что известно любому специалисту и любителю творчества Булкагова. Ничего неожиданного и нового о Баркове я не сказал. Повторяю, над его книгами и сенсационными оценками уже не смеются. Надоело. Что же тут оскорбительного?

Вам обидно, что именно похвалившего вас Баркова я затронул? Ну что же, цитируйте более профессиональных критиков. Если их отзывы имеют место при оценке ваших произведений.В конце концов,существует такое понятие как репутация того или иного автора. Репутация Баркова ниже всякой критики.

245992  2002-06-24 23:54:37
Киевлянин Липунову
- В следующий раз, дорогой земляк, удаляйте весь мой пост. Никто, ни на одном из существующих форумов не делает того, что сделали вы. Убрав только часть поста - сделали его непонятным и даже слегка изменили его смысл. Это элементарный подлог. И вам, человеку пишущему не может быть сие непонятно. Я уже не говорю об какой-то этике.

254639  2003-12-13 14:29:51
- -Тут, правда, возникает целый ряд проблем, - заинтересованно продолжал Илья Ильич. - Вот, например, идея равенства и братства. Она же в современном виде никуда не годится. Мы же провозгласили равенство только поперек времени, а вдоль времени? Соня, как же вдоль-то времени?

-Что ты имеешь в виду? - с трудом сохраняя самообладание, отреагировала Соня.

-Ну как же, мертвые - они же тоже требуют справедливости, они тоже имеют право голоса, а то что же это за демократия: собирается кучка людей, единственная заслуга которых состоит в том, что они живы одновременно в настоящий момент, и начинают голосованием судить да рядить. А спросить-то, есть ли кворум, и некому. Потому что не думаем об умерших, считаем их людьми как бы второго сорта, а ведь это несправедливо. Вдруг у них другое мнение? Не интересуемся, только для себя признаем право голоса. От этого каждое новое поколение своих предшественников и ниспровергает, оттого каждый раз все сначала приходится лепить и строить. А где гарантии? Есть одна гарантия - демократия вдоль времени.

-Это уже не демократия, а какая-то трупократия получается, - втянулась Соня в разговор.

279297  2008-01-30 22:10:43
Тоже уравновешенный автор и тоже на тему Севера для маэстро Волковича
- "-А что это у вас на острове, строительство? - спросил приезжий старика.

-На Заячьем?

-Ну да, на острове, - как-то нетерпеливо подтвердил Сергеев.

-Тама? - еще раз спросил старик, показывая на верхушку мачты, нависшую над продмагом.

-Да.

-Эсо.

-Чего?

-Эс О. Секретный Объект. Сказывают, спроть норвегов.

-Против кого? - переспросил Сергеев.

-Спроть норвегов. Что же ты, не знаешь, для чего Северную Заставу строили? Да ты в музей к нам сходи, там бумага под стеклом лежит, а в ней предписание центральных органов: основать Заставу для острастки норвегов и прочей нечисти. Эта бумага лет триста уже как под стеклом лежит, а норвеги все не идут, не нападают, басурмане. Выходит, что ли, зря мы тут Заставу чуть не построили? Да нет, не зря. Опять слух прошел, что норвеги замыслили православный народ со свету сжить. Поэтому для острастки Эс О строют. Вот построют, поди сунься, норвег проклятый. - Старик помахал кулаком в северном направлении."


291876  2010-02-17 15:26:35
Светлана Ц. http://chili-vili.blogspot.com/
- Готова чистая рубаха.

Вздохну, умоюсь, кроткий вид

приму, чтоб тихо слушать Баха,

поскольку сам зовусь Бахыт.

Ты скажешь - что за скучный случай!

Но жарко возразит поэт,

что в мире сумрачных созвучий

случайных совпадений нет.

292092  2010-03-05 16:45:22
Задорнов http://tutalarcen.blogspot.com/
- -Вы, дядьку, спортсмэн?

-Мастер спорта по ловле рыбы в мутной воде, - капитан криво усмехнулся.

Мальчишка еще раз с уважением окинул взором трофимовские бицепсы и тут заметил за спиной капитана нечто новое.

293356  2010-07-19 08:35:06
Сорочинский А.В.
- Уважаемый Владимир Михайлович! С удовольствием присоединяюсь к поздравлениям коллег с днем рождения. Желаю Вам здоровья, сил и желания на долгие годы для осуществления благородной миссии в русской литературе; вдохновения в собственном творчестве. Одним словом: многая Вам лета!

303673  2013-01-31 08:27:57
Скиф-азиат
- Вау! А ето чо за ╚шышэл-мышэл╩? Чё за чувак с тремя ╚хэ╩? (ссылки не пашут)

Спасиба канешн, вязь красивая... почитал...

Модератор! Оставьте хучь строчку, дужэ сподобилася... (продолжение уже пишу)...

303674  2013-02-01 12:05:59
Скиф-азиат
- Хлумов! Вот хотел чото островумное напейсать, да после этого чёрта в голову ничо нейдёт...

Ладно, по-приятельски, на отвлечённые темы, шоб разговор поддержать: я тож видел как ворона грецкий орех сверху на дорогу бросала, и даже если он не до конца ращеплялся, то она, ворона, пододвигала его туда, где машины носятся... жрать-то хочется...

Ещё видел как мелкие шелуди в стаю собъются, а тогда их прёт, и давай зявкать на породистого кобеля. Опасные шавки, когда стаей, могут даже на могучего лыцаря Иву Шокенблюма набросица... Барков не их поэт - Хераскова им в руки, для просвещения...

А могут и анонимную фуфель прислать... Шо делать? Шпалер с кривым, как их душа, дулом - их метод...

P.S. Правильно тут товарисч подсказывал (на вязи), если я чота и понял, то там жил такой прынц, который всё и всех к чертям бросил, так вот он учил ваще не принимать оскорбления, а оставлять их (на нэосфере) пославшим... ну типо, чота ╚Сам дурак!╩, для тех кто недогнал... Нас не догонят...

303679  2013-01-31 14:56:30
Скиф-азиат
- Снова ╚самолёт летел - колёса терлися╩...

...зря я его перевёл, тперь не отцепитса... ну если коротко то тут чел ╚hhh╩ сообщает: ╚بيرى رمزيات منوعه للبلاك بيرى رمزيات بلاك بيري بنات صور من لستنى للبلاك بيرى╩, что вручную перевёл всего Хлумова почти на все языки мира, но не имеет средств для покупки клавиш с русской литерой, просит выслать - примет с благодарностью, взамен пошлёт (под расписку все свои, включая неоконченные, работы).

330449  2015-10-26 08:59:30
Produk Green World http://produkgreenworld.web.id/
- Produk Green World

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100