TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Искания и размышления
05 сентября 2006

Алексей Смоленцев

 

 

 

спор: "Толстой и Православие" - в православных координатах

 

Художественное творчество Толстого помогает лучше понять православие?

 

"В Ясной Поляне состоялась беспрецедентная встреча представителей Русской православной церкви с историками литературы и писателями. Встреча была, мягко говоря, жаркой. Льва Толстого отлучили от Церкви в 1901 году, больше ста лет назад, но до сих пор проблема эта многим не дает покоя", - так сообщала весной 2006 года одна из центральных газет.

В разговоре о Толстом принимали участие проректор православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета о. Георгий, директор музея-заповедника "Ясная Поляна", праправнук Л.Н. Толстого, Владимир Толстой, а также критик Валентин Курбатов, писатель Алексей Варламов.

На мой взгляд, жизнеустойчивость "спора о Толстом и Православии" основана на том, что это спор не о "вчера", а о "сегодня", и не столько о Толстом, сколько о нас самих.

Если любишь Русскую литературу нельзя не любить Православие - это аксиома. Без понимания Православия не возможно понимание Русской литературы. Но через понимание Русской литературы можно понять Православие. И только, подчеркиваю - только поняв Православие - можно начать понимать Русскую литературу в ее истинном смысле и глубине. Но тогда получается - Толстой помогает нам понять православие?! - Да. Толстой, как и вся русская литература, а он ее неотъемлемая и органичная часть, помогает нам понимать православие. Именно так.

Важно сознавать: есть художественное творчество Льва Толстого - суть часть русской литературы, и есть - "учение Толстого": раскол, бунт, апостасия, еретизм (каким бы еще клеймом припечатать?). Две части - их не надо соединять в одно. Они уже соединены в целом - в личности Льва Николаевича Толстого. Вопрос в другом - как правильно понять сосуществование этих двух несопоставимых, несоединимых величин в одной, всего лишь - человеческой, душе.

А что бы правильно понять надо сначала обозначить эти величины, назвать их своими именами. И, если не все еще станет ясно, то, по крайне мере, появится "точка отсчета".

Назовем эту точку: "Здесь дьявол с Богом борется, а поле битвы сердца людей" (Достоевский. "Братья Карамазовы"). Вот и - все. Вот - две стороны, две части. Бог и его вечный противник. Добро и зло - если хотите проще.

Это противостояние - только в сердце Толстого? Нет - это противостояние в сердце каждого из нас. Другое дело, что противостояние Бога и его противника в нашем собственном сердце не так заметно для окружающих. А может, в наших сердцах нет этого противостояния? Если мы так думаем - пора поспешить в нашу православную церковь. Пройти Исповедь и Причастие - потом уже подумать о Толстом. Уверен - многое станет понятней.

 

Художественное творчество Толстого: как в жизни, как в Евангелии

 

Валентин Курбатов: "Я верующий, православный человек. Но я не могу отказаться от Толстого. Я пытаюсь уместить в своем сердце и православие, и Толстого. А это непросто".

Как понять Толстого?

Возьмем самый яркий пример "Анна Каренина". Не раз доводилось слышать: "В романе "Анна Каренина" Толстой воспевает блуд". Где они это прочли? Да. Нас учили в советской школе: Каренин - ретроград, Анна - порыв к свободе.

О чем пишет Толстой в "Анне Карениной", если рассматривать роман в православных координатах:

В общих словах (сравните по содержанию произведения): Толстой показывает "путь греха", иначе - к чему ведет грех. Показывает на основе собственных умозаключений, на основе своего учения? Нет. - На основе Евангелия. Путь Анны - это путь Иуды, путь предательства. Сочувствует Толстой Анне? - Сочувствует (Анна, ведь не сам Иуда, она лишь встала на этот путь и не может, мучительно не может, уйти с него). И любой нормальный человек будет сочувствовать. И Господь говорит: "кто из вас без греха, первый брось на нее камень". Очень важная для нас часть Евангельского текста, поэтому процитируем полностью: "Они же, услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один за другим, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши" (Иоанн 8:9-11). - (Здесь очень важны слова: "будучи обличаемы совестью". Случись в наше время - боюсь не "сработало" бы. Побили бы камнями и ее... И, страшно сказать, - Его.

Проводит Толстой Анну именно евангельским путем? Да. Проводит. Не побивание камнями (что - смерть), но смертельная болезнь - приближение Анны к смерти, и к Истине. Господь прощает Анну: "иди и впредь не греши". Она выздоровела и, на первых порах, "опомнилась". Но - две силы, две - в сердце человека, и выбор он делает только сам (православный постулат свободы выбора). Анна отвергает прощение мужа, тем самым - прощение Господа. Отсюда начинается путь Иуды. И с любой точки этого пути, кроме самой последней, возможно свернуть, возможно покаяться... И если не сворачиваешь, то исход этого пути один - окончательный разрыв с Богом (самоубийство). Так в Евангелии. Так в жизни. Так у Толстого. И другой Логики к пути Анны просто не применить. Ведь "главное" - Вронский ее не разлюбил (этого нет в тексте), он ее любит. Анна с любимым. А как нам твердят сегодня: любовь - это все, то почему она не на вершине блаженства? Почему она не находит себе места? Почему? Ответ здесь (в данном конкретном случае взятом Толстым) может быть лишь один - грех уничтожает сам себя. Две силы: посредине стоять не получится. Если ты не идешь к Богу, ты - идешь к Его противнику, как Иуда. Анна гибнет не под колесами поезда. Она гибнет в тот момент, когда отвергает Прощение. Воскресение - возможно. Как воскресает Раскольников - не старуху убивший, убивший себя преступлением Заповеди. Не случайно Соня читает Раскольникову из Евангелия - о "четырехдневном Лазаре", отсюда, с этих строк Раскольников возвращается в жизнь. Анна выбирает (сама подчеркнем) выбирает другой путь.

Важно, что все вышеизложенное это не мои предположения, это факты текста, это так написано Толстым, так понято им, по-евангельски, иначе не скажешь и ничего с этим не поделаешь. Может он хотел написать иначе? Может и хотел. Но - не смог, Русская литература не позволила. Русская действительность не пустила, а лгать себе он - не мог. Отсюда и понимание жизни и отражение ее, с Евангельскими установлениями в соответствии... отсюда и творчество Толстого-художника - наше национальное достояние и богатство. И счастье для России, что такой Писатель был у нас.

Но, к сожалению, сумел он и через запрет Русской литературы переступить. "Преодолел" все-таки, "пересилил" вписал-таки, то, что невозможно вписать в произведение Русской литературы. Думаю: поперек себя вписал, из принципа. Я говорю о "Воскресении"... О, тех страницах страшных, которые не то, что написать, читать - грех. Бунин перед самой смертью вздыхал горько о этих страницах: "Зачем, зачем он это написал". Бунину - больно было за Толстого. Бунин, чтобы Толстого нам объяснить, душу его - целую книгу написал: "Освобождение Толстого". В этой книге все точки расставлены. А мы - не прочли, или опять не поняли... (Самого Бунина, кстати, все к язычеству приписываем, а по его "Жизни Арсеньева" православие изучать можно - с таким пониманием: какое язычество может быть? А мы понять не можем - и туда же: язычник. )

Как с этими страницами в "Воскресении" разобраться? Как на это ответить?

Никак не отвечать. Не нашего ума дело. Господь ему Ответил. Не допустил до предсмертного Причастия. Что еще страшнее может быть. Православный человек понимает до Причастия не священник допускает, не Церковь даже - Господь допускает. Пушкина допустил Господь до Причастия - и это радость и счастье для всякого русского православного сердца... А Толстого не допустил... Вот и обращаюсь к православным: мы, что в Бога не верим? А если верим - то какое наказание еще страшнее придумать можно? Так Толстой его и получил, наказание самое страшное. Стоял ведь наготове батюшка со Святыми Дарами. Чертков помешал? Не будем смешить друг друга. Господь - явил Волю Свою.

И мы сегодня Толстого "каменьями побивая", мы, что забыли о том, что самое страшное получил он уже. Куда уж еще страшнее...

 

 

Как и зачем "уместить в своем сердце и Православие, и Толстого"

 

Права ли была Церковь высказав свою позицию в отношении учения Толстого? На мой взгляд, позицию следовало высказать еще раньше. Ведь есть масса свидетельств того, что, последовав за учением Толстого, люди буквально - гибли. Позиция здесь должна была быть бескомпромиссной. Кстати, насколько я владею вопросом, отлучения от Церкви не было. Синод просто констатировал факт, что Толстой разошелся с православным вероучением.

Осмысляя вопрос "Толстой и Православие" важно помнить, что это вопрос в ряду других вопросов. Например, "Белинский и Православие"... И вот Белинский, в отличии от нас читать и прочитывать умел. Чего стоит один его Труд о Пушкине. Где, критик-демократ (так нам преподавали в школе), не только творчество, а и судьбу Пушкина рассматривает в православных координатах, свидетельствуя о "Инстинкте Истины", присущему поэту и помогавшему преодолевать судьбу. И в то же время, молодой Достоевский, близкий к кружку Белинского свидетельствует о том, что там ругали Христа. Но было это уже после "труда о Пушкине" (Расплата?).

Как совместить и объяснить все это?

Ответ есть в Православии: чем выше подвиг, тем выше и искушение. А что бы выстоять в искушении, добавим от себя, нужна Церковь... Исповедь и Причастие...

Высок был творческий подвиг Толстого, велик труд Белинского... Страшным стало падение их - "Здесь дьявол с Богом борется..." Что тут еще добавить. Поле брани. А на поле брани без потерь не бывает и метит враг в первую очередь в тех, кто заметней ("чем выше подвиг"). Но мы когда наших "павших" (пусть даже "падших", но - наших) клеймим и тем самым истинные их труды зачеркиваем, мы разве не врагу в угоду действуем? То-то он торжествует...

А смерть пусть и без Причастия, но - хоть не самоубийство (тогда бы уж был - тупик) это еще - надежда. Не мы разберемся. Господь определит. Но определит, я думаю, и потому как в нас наследие Толстого отзывается. К погибели оно служит нашей, или к спасению. Других критериев - нет. И мы, когда Толстого однозначно в еретики записываем, мы его сегодня и сами уже надежды на спасение души его лишаем. По православному ли это?

Как же быть в такой ситуации. Молиться за Толстого? По силам ли нам это? Молиться можно, но только после совета со священником. Для молитвы за Толстого, крепкое стояние в вере нужно. Есть ли оно у нас? Здесь вреда может быть больше чем пользы... А что же реально можем мы сделать для Толстого? Не спорить. Но суметь показать в его творчестве, то что направленно к жизни, к спасению души человека. А это у Толстого есть. Как видно хотя бы из нашего взгляда на "Анну Каренину". И вот об этом добром и светлом в творчестве Толстого и должно нам говорить. Не придумывая ничего, а умно прочитывая Толстого. Послужит творчество его к спасению души и России, послужит тогда и к спасению души Толстого - Господь милостив. От нас зависит, от нашего труда.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
268669  2006-09-05 23:29:10
KUKLIN
- И правильно многое мз написанного, и откровенно фальшиво. К примеру:

Если любишь Русскую литературу нельзя не любить Православие - это аксиома.

Словоблудие это, а не аксиома. Миллионы людей искренне и всей душой любят именно русскую литературу, оставаясь при этом и католиками, и иудеями, и простестантами, и конфуцианцами, и даже огнепоклонниками или мормонами. Подобные фактически истерические статьи действуют на подсознание лиц, не вникшитх в суть проблемы взаимоотношения ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕЛИГИИ (ИДЕОЛОГИИ) с САМОСТОЯТЕЛЬНО МЫСЛЯЩИМ ЧЕЛОВЕКОМ, обратят внимание, в первую очередь, именно на подобное кликушество. Действительно, люди на смерть шли, защищая постулаты толстовства, вели образ жизни, равный, быть может, только первохристианам кумранских общим, а тут откормленные чиновники от церкви да лица, из которых лишь потомок Льва Николаевича всерьез занимался историей жизни и творчества Толстого, решают походя проблему, которую после Черткова никто как следует и не пытался осмыслить. Даже Виктор Шкловский, автор весьма недурных мыслей и предложений, оценивавших великого яснополянца в своих знаменитых работах о человеке, которого ЗНАЛ ЛИЧНО, обходил именно эту тему. Я уж не говорю, что знаменитая работа Гузия абсолютно безобразно трактует всю суть взаимоотношений церковников с Толстым, который, в свою очередь, вовсе не отделял себя от православной церкви. Вся эта свистопляска, случившаяся, если бюыть откровенным, только по науськиванию ныне столь популярного Столыпина-вешателя, имела в самом своем начале статью "Не могу молчать" и повесть "Хаджи-Мурат", в которой показано истинное лицо русского самодержца. Как уж нам, не знающим даже того, что есть самодержавие на самом деле, равно как и не представляющим мощи идеологии, приправленной мистицизмом, каковой и являеться всякая государственная религия, понять истинные, глубинные истоки противостояния чиновников от Синода, уже тогда подпевавших во всю глотку Западу, который ненавидел и продолжает ненавидеть Толстого с большей силой, чем даже всех большевиков за семьдесят лет вместе взятых? Оттого, мне кажется, семинар и диспут на эту тему в Ясной поляне был обыкновенной ныне модной профанацией самой проблемы, даже если их устроители и искренне хотели что-то решить. Статья же, при всем моем уважении к автору, мне показалась вздорной и настолько поверхностной, что принесет толстоведению больше вреда, чем пользы.

Валерий Куклин

268670  2006-09-06 00:38:12
AVD
- Т.е. как это Толстой не отделял себя от Церкви? Очень даже недвусмысленно отделял.
Вот выдержки из письма ответа Льва Толстого на определение Синода об отлучении Толстого от Церкви. Сам ответ представляет из себя интереснейший документ во многих отношениях, но я ограничусь здесь только теми местами, которые имеют отношение к затронутому вопросу:

То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо.
Но отрекся я от нее не потому, что я восстал на Господа, а, напротив, только потому, что всеми силами души желал служить Ему. Прежде чем отречься от церкви и единения с народом, которое мне было невыразимо дорого, я, по некоторым признакам усомнившись в правоте церкви посвятил несколько лет на то, чтобы исследовать теоретически и практически учение церкви: теоретически я перечитал все, что мог, об учении церкви, изучил и критически разобрал догматическое богословие; практически строго следовал в продолжение более года, всем предписаниям церкви, соблюдая все посты и все церковные службы.
И я, убедившись, что учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения <...> действительно отрекся от церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей, и мертвое мое тело убрали бы поскорей, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают всякую ненужную вещь, чтобы она не мешала живым...

Это было написано в 1901 году. Не изменил своего мнения Толстой и впоследствии. В январе 1909 года Толстого посетил тульский епископ Парфений. После этого посещения в дневнике Толстого появляется запись:

...Особенно неприятно, что он просил дать ему знать, когда я буду умирать. Как бы не придумали они чего-нибудь такого, чтобы уверить людей, что я "покаялся" перед смертью. И потому заявляю, кажется, повторяю, что возвратиться к Церкви, причаститься перед смертью я так же не могу, как не могу перед смертью говорить похабные слова или смотреть похабные картинки, и все, что будут говорить о моем предсмертном покаянии и причащении, ложь. Говорю это потому, что есть люди, для которых, по их религиозному пониманию, причащение есть некоторый религиозный акт, т.е. проявление стремления к Богу, для меня всякое такое внешнее действие, как причастие, было бы отречением от души, от добра, от учения Христа, от Бога.
Повторяю при этом случае и то, что похоронить меня прошу также без так называемого богослужения, а зарыть тело в землю, чтобы оно не воняло.

Другое дело, что перед смертью Толстой всё-таки имел желание примириться с Церековью, но, по-видимому, не сумел переступить через свою гордыню...

268671  2006-09-06 00:47:15
AVD
- А вообще же эта, как вы выразились, "свистопляска", уважаемый Валерий Васильевич, а точнее отлучение Льва Толстого от Церкви, исходит вовсе не от Столыпина, а от Толстого. Синод просто зафиксировал в своем определении существующее положение вещей то, что Толстой своими антихристианскими убеждениями поставил себя вне Церкви.

Вот текст этого синодального определения об отлучении Толстого:

"Изначала Церковь Христова терпела хулы и нападения от многочисленных еретиков и лжеучителей, которые стремились ниспровергнуть ее и поколебать в существенных ее основаниях, утверждающихся на вере во Христа, Сына Бога Живаго. Но все силы ада, по обетованию Господню, не могли одолеть Церкви святой, которая пребудет неодоленною вовеки. И в наши дни, Божиим попущением, явился новый лжеучитель, граф Лев Толстой. Известный миру писатель, русский по рождению, православный по крещению и воспитанию своему, граф Толстой, в прельщении гордого ума своего, дерзко восстал на Господа и на Христа Его и на святое Его достояние, явно пред всеми отрекся от вскормившей его Матери, Церкви Православной, и посвятил свою литературную деятельность и данный ему от Бога талант на распространение в народе учений, противных Христу и Церкви, и на истребление в умах и сердцах людей веры отческой, веры православной, которая утвердила вселенную, которою жили и спасались наши предки и которою доселе держалась и крепка была Русь святая. В своих сочинениях и письмах, во множестве рассеиваемых им и его учениками по всему свету, в особенности же в пределах дорогого Отечества нашего, он проповедует, с ревностию фанатика, ниспровержение всех догматов Православной Церкви и самой сущности веры христианской: отвергает личного живого Бога, во Святой Троице славимого, Создателя и Промыслителя вселенной, отрицает Господа Иисуса Христа Богочеловека, Искупителя и Спасителя мира, пострадавшего нас ради человек и нашего ради спасения и воскресшего из мертвых, отрицает бессеменное зачатие по человечеству Христа Господа и девство до рождества и по рождестве Пречистой Богородицы Приснодевы Марии, не признает загробной жизни и мздовоздаяния, отвергает все таинства Церкви и благодатное в них действие Святаго Духа, и, ругаясь над самыми священными предметами веры православного народа, не содрогнулся подвергнуть глумлению величайшее из таинств, святую Евхаристию. Все сие проповедует граф Лев Толстой непрерывно, словом и писанием, к соблазну и ужасу всего православного мира, и тем не прикровенно, но явно пред всеми, сознательно и намеренно отторг себя сам от всякого общения с Церковию Православной. Бывшие же к его вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею. Ныне о сем свидетельствуем пред всею Церковию к утверждению правостоящих и к вразумлению заблуждающихся, особливо же к новому вразумлению самого графа Толстого. Многие из ближних его, хранящих веру, со скорбию помышляют о том, что он, в конце дней своих, остается без веры в Бога и Господа Спасителя нашего, отвергшись от благословения и молитв Церкви, и от всякого общения с нею. Посему, свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины. Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь".

268673  2006-09-06 16:47:41
Kuklin
- Дорогой АВД, здравствуйте. Благодарю вас за цитаты, но у меня возникает сомнение в вашей искренности и, что особенно для меня неприятно, я хочу уличить вас в вольном или невольном лукавстве, как это всегда случается в спорах, касающихся мистики, богословия и прочей чехарды нематериалистических понятий. Речь идет о том, что ваши два послания, поставленные в такой очередности, что второе читается вначале, в первое вторым, нарушают хронологию создания документов, выдержки из которых вы представили здесь на суд читателей, а это играет в пользу вашей позиции на все сто процентов. В случае, если эти письма переставить, а также вспомнить о том, что до публицистических выступлений Толстого защиту крестьянства не было фактически никаких обвинений писателю в его заблуждениях в отношении долга церкви не грабить народ, а помогать ему, то события выглядят так

Россия конца 19 века разделилась, условно говоря, на православное, мусульманское и буддистское крестьянство, составляющее добрых 90 процентов населения империи, а также: на иудейских революционеров, стремящихся насадить свои морально-этические ценности и свой образ мысли названным 90 процентам, на чиновников-мздоимцев (других, как утверждают мемуары и документы, в России тех пор не было), на купцов, фабрикантов, ломбардщиков, банкиров и др, составляющих едва ли полпроцента от всего населения страны, но жирующих за счет грабежа и нещадной эксплуатации (до 12 часов рабочего дня) рабочих (менее 2 процентов общего населения) и крестьян, а также крайне небольшого числа, неисчисляемого даже процентами, в виде лиц, условно говоря, интеллигентных, включающих в себя учителей, инженеров, журналистов, писателей и так далее. Оставшиеся четыре-пять процентов представляли собою аппарат насилия в виде армии, жандармерии, трех церквей, как административных единиц, и администрации, обслуживающей каторги и тюрьмы, то есть то, что, по сути, и составляло в то время известное нам триединство государственности российской империи. В настоящее время мы имеем в РФ полный аналог оной социальной ситуации при потере почти сорока процентов территории и сокращении демографической численности. И еще одно важное отличие: пришедшие к власти по уничтожению СССР иудеи-революционеры стали заводчиками, банкирами, ломбардщиками и вообще эксплуататорами народа, среди которого вновь исчез класс рабочих, как таковой, превратился в небольшую часть населения, работающего по найму.

И новому классу нынешних эксплуататоров, ставшему и классом правящим на Руси, срочно понадобилась модифицированная национальнообразующая идея с привлечением одного из рычагов аппарата насилия православной церкви, которая сто лет тому назад также не боролась, а способствовала насаждению иноземной декадентской культуры на Руси, заигрывала с католиками и иудеями, потворствовала бесовскому окружению царя и наследника (хлыст Распутин и другие), освящала все кровопролития (Японская война, шедшая в интересах лишь членов императорской семьи, члены которой запутались в финансовых спекуляциях, Первая мировая, развязанная официально 1 августа 1914 года, то есть рескриптом самого русского императора и так далее). Надо всем этим стоял ╚миропомазанник Божий╩, который совершит спустя годы величайший из грехов, доступный царям, королям и императорам: добровольно откажется от руководства страной в самую лихую для народа ему подданного годину, не приняв при этом схиму, как делали это все его предшественники, убедившиеся вдруг в своем бессилии нести столь тяжкий груз, а занявшись колкой дров, непременно ольховых, которые колоть легко и приятно. Миропомазанник при этом был и главой церкви православной, а Синод являлся при нем чем-то вроде Разбойного Приказа времен Ивана Третьего. То есть, если рассматривать весь конфликт, как будто бы внутриконфессионный, касающийся догматов церкви, по поводу которых велись до Толстого почти две тысячи лет споры выдающихся церковных схоластов во всех церквях мира, то объявление Льва Николаевича еретиком и уравнивание лица, прославившего гуманизм типично русский, православный на весь мир, с теми же Пугачевым либо Отрепьевым было не выгодно как раз-таки церковным иерархам православной церкви, которые и написали вами процитированный вторым, а по времени бывшего первым документ, из которого ясно становится, что церковь обратилась к графу с отеческим увещеванием

Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею.

И:

свидетельствуя об отпадении его от Церкви, вместе и молимся, да подаст ему Господь покаяние в разум истины. Молимтися, милосердый Господи, не хотяй смерти грешных, услыши и помилуй и обрати его ко святой Твоей Церкви. Аминь". Именно иудеи-революционеры периода расцвета декаденщины, называемым ныне Серебряным веком, использовали ссылки на этот текст (как часто публиковали его в советское время, не знаете? У меня стоит на полке академическое собрание сочинений графа, я в нем этого текста против него не нашел) для того, чтобы создать стойкое мнение в сознании НЫНЕШНИХ россиян о том, что Лев Толстой враг православной церкви. В то время, как фактически тем лицом, которое крикнуло: ╚Фас!╩, - было Его императорское величество, без ведома которого никакой Синод даже не задумался бы о том, что Лев Николаевич в своем самом, быть может, гуманном в истории человечества романе ╚Воскресение╩ показал изнанку современного ему общества с большей силой и с большей реалистичностью, чем тот же Куприн в своей ╚Яме╩, либо Н. Лесков в ╚Леди Макбет Мценского уезда╩, перекликающихся с романом Толстого по многим параметрам. Николай Александрович Романов был оскорблен тем, что в ╚Хаджи-Мурате╩ обожаемый им прадед был показан, как психически больной человек, приведший страну к национальной катастрофе Крымской войны точно таким же способом, каким вел к национальной катастрофе 1914-1917 года он сам. То есть за внешне теологическим спором стоял конфликт самый что ни на есть бытовой, подобный ссоре двух баб на коммунальной кухне из-за того, что кто-то кому-то плюнул в кастрюлю, и сделал это поделом. Современники это понимали правильно, именно потому образ миропомазанника в глазах даже крестьян значительно поблек, именно потому в журнале ╚Жупел╩ появился на обложке Осел (ишак) с императорской короной на голове работа звезды декаданса, кстати, Добужинского. Идиотским документом своим, процитированным вами, Синод, что сейчас называется, ПОДСТАВИЛ главу русской православной церкви императора всероссийского и прочая, прочая, прочая.

Премьер Столыпин-вешатель был до перевода в Москву губернатором в тех самых губерниях, которые входили в состав России за так называемой чертой оседлости лиц иудейского вероисповедания, ходили слухи в свое время о соучастии им в совместных с еврейскими купцами и банкирами в финансовых махинациях, ко времени прихода к власти над страной занялся работой над универсалом по уничтожению данной черты оседлости юридически, первым начал уничтожать православный генофонд страны повальным уничтожением голодающих крестьян, обворованных кулаками и еврейскими землевладельцами, выкупившими после реформы 1861 года значительную часть русских и малоросских земель фактически исчезнувшего к тому времени в России служилого дворянства. Сей Столыпин имел значительное влияние на царя и потому, ознакомившись с публицистикой Льва Толстого, разоблачающей его политику и политику его предшественника Витте, приведшие к оттоку национальных богатств и капитала из России, натравил царя-ишака на Толстого, а тот, в свою очередь, натравил на графа послушный его воле Синод.

Слова Льва Николаевича:

учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения

- звучат кощунственно в ваших глазах, как человека религиозного, а для меня в них особое внимание привлекают слова, оказавшиеся в конце этого предложения: СКРЫВАЮЩИЕ СОВЕРШЕННО ВЕСЬ СМЫСЛ ХРИСТИАНСКОГО УЧЕНИЯ. То есть едва ли не мнение Фомы Аквинского и сотен тысяч лиц в истории человечества, которые видели, что христианскими церквями РУКОВОДЯТ ЛЮДИ ХРИСТА ПРЕЗИРАЮЩИЕ. Посмотрите на лицо покойного папы римского Павла Иоанна Второго лицо откровенного педераста, протащившего в сонм святых римской католической церкви даже лиц не христианского вероисповедания, а иудейского, объявившего, что Христа предали и отдали на распятье не евреи. Посмотрите эскиз знаменитой работы И. Репина ╚Заседание Государственного Совета╩. Лица вырожденцев, патологических типов, но даже среди них Победоносцев, глава Синода, выглядит монстром. А ведь Репин был монархистом и, откровенно говоря, к тому времени холуем царским. Сравните после с репинскими зарисовками Толстого в Ясной поляне. Не тот знаменитый портрет в Третьяковке, в котором тело великого писателя Репину пришлось имитировать мешком с сеном, а карандашные 14 штук. Приложите рядом с портретом Победоносцева и поймете, на чьей стороне Бог.

Еще раз с уважением и извинениями за некоторую резкость, Валерий куклин

268714  2006-09-11 19:35:39
AVD
- Дорогой Валерий Васильевич!

Ваши слова о моём (не)умышленном лукавстве, связанном с очерёдностью постановки записей (и следующего из очерёдности предположения о моей неискренности) мне не понятны. О какой последовательности идёт речь? Если вы читаете комментарии на странице, где находится самоё статья Алексея Смоленцева, то хронологическая очерёдность появления комментариев направлена сверху вниз: более ранние - выше, более поздние - ниже. Если же вы читаете комментарии на общей странице "Дискуссионного клуба", то там порядок - противоположный, самые свежие комментарии - вверху. Так что порядок, в котором комментарии читаются, определяется предпочтениями самого читающего. Я же вначале привёл документы, подтверждающие тот факт, что Толстой безусловно отделял себя от Церкви, а затем мне захотелось привести ещё и текст Определния Синода.

Теперь вы описали ваше вúдение ситуации. Ортодоксально марксистское, я бы сказал. Вы приводите много много фактов и соображений, на которых мне совсем не хочется останавливаться. Не хочется по той причине, что я полагаю все эти факты - внешними, никак не затрагивающими внутренний мир писателя, не объясняющими, почему Толстой выступил со своей антихристианской проповедью, которую, к слову сказать, он начал раньше, и которой придавал гораздо бóльшее значение, чем своим выступлениям в защиту крестьянства, бóльшее значение даже, чем всем своим художественным произведениям*).

Я не являюсь сторонником ленинской "теории отражения", не считаю, что познание сводится только к отражению действительности сознанием человека и не считаю, что "бытие определяет сознание". Я убеждён в том, что дух творит себе формы и поэтому для меня интересен в первую очередь духовный путь Толстого, мне хочется понять каким образом произошла его духовная эволюция. Ваши соображения, с моей точки зрения, отвечают совсем не на этот вопрос.

Я порекомендовал бы книгу архиепископа Иоанна (Шаховского) "Революция Тостого". Там делается попытка ответа. Достаточно убедительного, с моей точки зрения ответа (достаточно ли он убедителен для вас - не мне судить). Я же могу только повторить: Толстой был отлучён от Церкви из-за того, что он сам отверг Церковь. Вот, например, свидетельство выдающегося хирурга (он был пионером регионарной анестезии в России и получил Сталинскую премию за монографию "Очерки гнойной хирургии") и святого Русской Православной Церкви архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого):
В это же время, (т.е., когда будущему святителю было 17-18 лет - в середине 1890-х годов) я страстно увлекся этическим учением Льва Толстого и стал, можно сказать, завзятым толстовцем: спал на полу на ковре, а летом, уезжая на дачу, косил траву и рожь вместе с крестьянами, не отставая от них. Однако мое толстовство продолжалось недолго, только лишь до того времени, когда я прочел его запрещенное, изданное за границей сочинение “В чем моя вера”. Как видим, непредвзятый человек, не ослеплённый авторитетом Толстого, и знающий Евангелие, сразу увидел суть толстовского учения. Причём это было ещё до того, как Церковь официально объявила об отлучении писателя.
Да и сейчас в этом может убедиться непредвзятый читатель, прочтя работы Толстого о религии.

 

Примечание
*)В письме Фету в январе 1871 года Толстой писал: Как я счастлив <...> что писать дребедени многословной вроде "Войны" я больше никогда не стану.
Много лет спустя та же мысль звучит в дневнике писателя (запись от 6.12.1908 года): Люди, любят меня за те пустяки - "Война и мир" и т.п., которые им кажутся очень важными, а в ответ на выраженный одним из посетителей Ясной Поляны восторг и благодарность за романы "Война и мир" и "Анна Каренина" Тостой замечает: Это все равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: "Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку".

268732  2006-09-12 14:04:39
Kuklin ß AVD-у
- Здравствуйте, АВД

Во-первых, прошу прощения за такое обращение при знании мною вас по имени-отчеству и даже при наличии фото вашей семьи у меня в архиве. Но, коль вам угодно выступать на ДК под подобной аббревиатурой, то и я не смею изменять установленной вами традиции. Мне вы милы, интересны, а потому приношу извинения за невольную обиду, которую принесло мое заявление о том, что ваши письма были посланы в нарушении хронологии написания цитированных вами документов. Я тупо читаю сверху вниз, а не так, как они были посланы. Виноват.

Насчет души Льва Николаевича, которую вы пытаетесь оценить и заклеймить с позиций религиозной идеологии, которую вы исповедуете. Мне кажется, что уж что-что, а душа любого человека собственность его абсолютная, без спросу хозяина лезть в нее всегда почиталось на Руси, да и во всем мире, делом крайне неприличным. Этим злодеянием занималась инквизиция в Западной Европе и только этим. Я не стану тут вспоминать о Г. Галилее, Д. Бруно, Ж. Д-Арк, которых церковь потом не только простила, но и ввела в саны мучеников, а Жанну даже признала святой. Я отмечу лишь то, что обвинять душу занятие неблагодарное.

Вы человек верующий, но ученый-физик, потому пользуетесь в нашем диалоге методологией, введенной в научный обиход именно отвергаемого вами, как науки, исторического материализма, защищая интересы мною ранее упомянутых в предыдущих письмах лиц. Согласитесь, что в этом есть некоторая неправильность? Я защищаю Льва Толстого так, как должно защищать пахавшего землю сохой графа человеком, предков которого защищал оный граф от сильных мира сего, столь же сильных человеконенавистников, как и нынешние правители Руси. В этом и состоит основное противоречие между вами и мной. Для вас важнее обмолвки и выстраданные сомнения старика в том, что окружающие его священнослужители вправе говорить от имени Бога, чтобы доказать его греховность. Мне важен писатель Толстой, автор не только попыток вступить в теологические споры с профессиональными словоплетами, неискренними, как и лекторы обкома КПСС, но и автор ╚Детства╩, ╚Отрочества╩, ╚Юности╩, ╚Севастопольских рассказов╩, пусть даже отвергнутого им в приступе старческой истерики, но гениального ╚Войны и мира╩, ╚Двух гусар╩, ╚Анны Карениной╩ и так далее. Вы считаете возможным продолжить бичевание гения даже спустя почти столетие после его смерти? Я вижу Льва Толстого одним из рубежей в защите интересов русской православной культуры от агрессии иудаизма/. Католицизма и так далее. Вас не удивляет, что даже Ленина, Сталина, Хрущева, крещенных в православных церквях, не лишила православная церковь своего благословения, а моралиста Толстого, автора ╚Власти тьмы╩ и создателя галереи образов спасителей Отчизны в 1812 году, прославившего Россию в веках, заклеймили процитированными вами словами? Для того, чтобы понять, что за публика орала на Толстого от имени церкви, я бы попросил вас перечитать ╚Очерки бурсы╩ Г. Помяловского это как раз поколение Победоносцева и иже с ним в молодости. Узнаете в них начетчиков из комитета комсомола в вашем ВУЗе в вашей молодости? Это аналогичные современным нам с вами цэковским сволочам, которые поливали грязью Солженицына, не прочитав ни одной строчки из его произведений, а потом столь же яростно защищавшие его при перестройке и возвеличившие его до уровня едва ли не Гомера, по-прежнему не прочитав ни строчки. (К слову, я Солженицына не люблю, но мои статьи о нем не публикуют персона нон-грата).

Что меня радует в нашем диалоге, так это то, что вы, не пример многим из участников ДК, действительно читаете, действительно вникаете в прочитанный текст и действительно ищете ответа на мучающие вас вопросы самостоятельно. Мы можем говорить на разных языках, но при этом понимать друг друга. Вам важно защитить православную церковь от атеиста Куклина, мне важно защитить писателя Толстого от агрессии чиновников Синода. Для вас это долг правоверного христианина, для меня долг литератора, которого завтра могут поволочь на костер за то, что Разве это важно? Придумают. Ибо если позволено Толстого превращать во врага России, то остальных

Вы знаете, что сейчас происходит в Кандопоге, о которой мы с Канем только что беседовали? Сидит за столом президиума армия миллионеров новых русских с сытыми мордами и тяжелыми задницами, смотрят в зал с пятью десятками изможденных, обворованных ими и присно с ними местных жителей, слушают их лепет о том, что жизнь стала невмоготу, и учат их жить по-христиански. Хорошая иллюстрация к спору церкви с Львом Николаевичем.

О Войне-Войсенецком, как ни странно, я знаю довольно много. Так уж получилось. И про то, что был он хирургом, и что книга его о гнойных ранениях очень хороший атлас знаю. Но я обращаю внимание и на то, что это два периода жизни архиерея Луки, мало связанные друг с другом, хотя сейчас и усиленно объединяются его пропагандистами. В качестве врача он мог бы встать рядом с Бурденко и Вишневским. А мог бы и не стать. В качестве весьма обласканной советской властью после восстановления Патриаршьего престола личности, он проявил себя замечательным организатором, создав несколько кафедр в Южной России от Саратова до Краснодара. Умер где-то в Крыму, кажется. Каким он был врачом в период своего монашьего подвига, случившегося уже после смерти его жены, я не знаю. Но я знаком с довольно большим числом хирургов и в России, и в Казахстане, и в Германии, которые честно выполняют свои обязанности. Это каторжный труд. После него не может у человека оставаться сил на христианские подвиги вкупе с разрешением кучи сугубо бюрократических проблем как внутри епархии, так и во взаимоотношениях с советской властью. Ибо должен признаться, что немного знаю и образ жизни одного из крупных иерархов русской церкви советского периода, бывшего дядей моему ныне покойному другу Саше Соловьеву. Борьба с интриганами сжирала у него три четверти времени жизни. А еще он при этом должен был исполнять все многочисленные положенные духовному лицу его сана самоистязания в виде постов, молитв и наложений на самого себя эпитимий. Дай такому в руки скальпель зарежет, глазом не моргнув. От усталости, от отчания. Потому, мне кажется, вокруг Войн-Войсенецкого наворочено было в период ельцынского правления слишком много выдумок и спекуляций, чтобы сейчас нам разобраться, где была правда, где ложь. Нужен стал новорусской власти список новых святых с уничтожением истинных мучеников земли русской в виде комсомольцев Зои Космодемьянской, краснодонцев и других вот и родился этот новый святой. Потому что посидел при Сталине, страдал, так сказать, за веру. Человеком был хорошим, как люди говорят, пакостей не делал. Из выкрестов, к тому же. Это не Толстой.

Что касается книги князя Шаховского о Толстом, которую вы предлагаете мне почитать, то я читал оную лет так двадцать пять тому назад. Показалась она в те годы мне частью вздорной, частью ожидаемой, но всегда скучной и абсолютно заказной, подобной брошюрам ╚Знания╩ на антирелигиозные темы, но с противоположным знаком. Признаться, перечитывать ее сейчас у меня нет ни времени, ни желания, Ни сил, особенно если учесть, что ряд его позиций хорошо опроверг уже упомянутый здесь Виктор Шкловский, понимающий, по-моему, как раз-таки душу Льва Николаевича очень тонко. К сожалению, я не имел возможности вывезти в Германию своей библиотеки, а сейчас тех книг о Толстом, что накопилось в ней за прошедшие годы, уже и не найдешь, потому нет возможности у меня и цитировать материалы авторов, разбиравшихся в проблеме взаимоотношений ЛН с церковью. А память моя несоверешенна. Но мне хочется обратить ваше внимание, дорогой АВД, на тот факт, что православные церковники в борьбе с Толстым идут бок о бок именно с католической, иудейской и квакерской церквями, начинают борьбу с мыслью его (совсем не новой, ибо фарисеи всегда боролись с садукеями еще с библейских времен, равно как и были всегда гонения всеми на свете существующими церквями всякого рода нестяжателей). История, по Марксу, повторяется, как фарс. Сначала была попытка сотворить из Николки Окаянного и Кровавого святого великомученика, потом целью нового эксплуататорского класса стал Лев Николаевич Толстой, защитник класса эксплуатируемых. Законы исторического материализма в действии. Еще и используют при этом невнятное понятие душа, то бишь свойство характера, которое у самих эксплуататоров напрочь отсутствует. Ибо одной из составляющих души, по раннехристианским трактатам (Абеляр и др.), является совесть. Посмотрите на шеренгу увещевающих кандопожцев чиновников. Вы верите, что у них была когда-то совесть? Я нет. Вы верите, что они читали когда-нибудь Толстого? Не проходили, а читали. Я не верю. Вы верите, что это брыдластые хотят и могут помочь кандопожцам и чеченцам жить мирно? В это не верит никто на планете. Особенно те, кто стараются понять человеческую душу.

Обсуждаемая тут статья показалась мне вздорной именно потому, что не является информацией с места событий в виде аналитической статьи о дискуссии между священником и литературоведом, а является способом высказывания собственных позиций автора в поддержку той силы, что стоит сейчас за противниками Льва Толстого с претензией на будто бы объективность. Мое впечатление: вынули из гроба останки старика и набросились люди в рясах топтать прах, а мимо проходил человек и решил пристроиться к этой свалке. И еще кричит: ╚Эй, ребята! Давай сюда! Теперь можно!╩ Не по-христиански это как-то, не по-русски

Валерий Куклин

268869  2006-09-20 20:36:55
AVD
- Здравствуйте, Валерий Васильевич!

Сразу скажу, что ни "Код да Винчи", ни "Последнее искушение" я не видел поэтому от суждения о достоинствах этих фильмов воздержусь.
А в меру своего понимания попытаюсь ответить на некоторые ваши вопросы, выделяя некоторые моменты, которые, по моему мнению, трактуются вами либо неточно, либо неверно.

О "Святом Граале" существует такая легенда.
Говорят, что Иосиф Аримафейский - так звали того человека, который (вместе с Никодимом) снял с креста Христа и захоронил Его в своей собственной гробнице - во время первых гонений на христиан при императоре Нероне вынужден был бежать из Рима, чтобы спасти христианские святыни - Чашу, в которую Иосиф собрал кровь Христа и Копьё, которым пронзил Его на кресте римский солдат. (Нередко можно найти упоминание о том, что это была та самая Чаша, в которую Христос наливал вино на Тайной вечере, и, стало быть, речь идёт о потире - евхаристическом сосуде.) Иосиф не ведал, куда лежит его путь, но надеялся, что Бог укажет ему, где остановиться. И вот, когда он достиг берегов Альбиона и высадился там, то увидел, что его старый дорожный посох зацвёл, как дерево весной. Тогда он понял, что достиг цели и зарыл Чашу и Копьё в месте под названием Гластонбери и оттуда, где он зарыл эти вещи забил чудесный источник.
Вот эта чаша и есть "святой Грааль". А в Гластонбери похоронен также знаменитый король бриттов Артур (тот самый, за круглым столом которого собирались рыцари), так что становится понятной связь многих легенд о Граале и об Артуре.
На Востоке легенда о святом Граале не получила распространения, что вполне объяснимо, поскольку она связана с проповеднической деятельностью Иосифа Аримафейского. А он на Востоке не проповедовал.

Теперь о существе вопроса:
Почему все, что касается проблемы осмысления Христа, как Богочеловека или вообще задуматься о коротком пребывании Его на земле в качестве смертного, который не только кормил пятью хлебами тысячи и спаивал народ вином, но и сморкался, кашлял, производил прочую продукцию для нужд опарышей, вызывает столь единодушный, но кратковременный вопль возмущения ревнителей чистоты веры в Него, а вольное описание сценического действия в помещении храма, то есть на сцене в присутствии зрителей, обернулось столь сильным гонением на Толстого, как угроза пусть даже не отлучить его от церкви, а как-то наказать?

Вас, по-видимому, смущает несоразмерность реакции в одном и другом случае. Закономерность самой реакции вы не оспариваете (надеюсь вам понятно, чтó движет "ревнителями чистоты веры"). Ну так, во-первых, ведь и масштаб явлений несоизмерим: где Дэн Браун и где Толстой. А во-вторых, Толстой изначально от рождения был членом Церкви или, во всяком случае, считался таковым. Сейчас ситуация в некотором смысле менее "лицемерная", если можно так выразиться, сейчас отлучение нужно "заслужить", т.е. прежде, чем быть отлучённым, нужно стать членом Церкви. Но если бы Дэн Браун, будучи членом Церкви, воздвигал на неё подобную хулу да ещё и в течение столь длительного времени, то тоже был бы отлучён. Несомненно.

Об "официальном документе" отлучения.
Существует один-единственный официальный документ - Определение Синода, которое я уже приводил. Подписи Патриарха там быть не может, потому что Петр I упразднил патриаршество на Руси и до 1918 года Патриарх в Русской церкви не избирался - это время в истории Церкви известно под именем т.н. "синодального периода". Никаких других - "хрестоматийных", "канонических" - текстов не существует; синодальное определение имеет полную силу. Кроме того, не существует также и специального "канона отлучения".

Нужно оговорить, что здесь имеется пара существенных моментов. Отлучение от Церкви на богословском языке называется "анафемой". Это - греческое слово. Но если посмотреть в словарь древнегреческого языка, то можно обнаружить, что это слово имеет два значения: отлучение и проклятие. При этом для обыденного русского языка характерно понимание анафемы именно как проклятия. Такое понимание анафемы приводится, например, в словаре Даля.
И вот из такого понимания происходит совершенно естественное возмущение нравственного чувства человека, когда речь идет об анафеме Льву Толстому. Действительно, как может Церковь, являющаяся, как утверждается, источником Божественных благословений, стать источником проклятий?
Другой важный момент состоит в том, что если в православии анафема - это отлучение от Церкви, отделение от её тáинственной жизни, то в католичестве анафема даже на богословском языке подразумевает проклятие. Здесь проявляется один из пунктов расхождения между православием и католичеством - разное понимание анафематствования (но, конечно, совсем не самое основное расхождение между ними).

Текст Определения Синода об отлучении от Церкви Льва Толстого я уже приводил. Сравните теперь с этим Определением те слова, что были сказаны при анафематствовании Римом Лео Таксиля (большого негодника, к слову сказать). Причём, что важно, оба текста относятся к одному времени - началу 20 века. Вот текст анафематствования Таксиля:
Во имя всемогущего Бога-Отца, Сына и Святого Духа, Священного Писания, святой и беспорочной Девы Марии, Матери Бога, во имя всех славных добродетелью ангелов, архангелов, престолов, могуществ, херувимов, серафимов, во имя патриархов, пророков, евангелистов, святых преподобных, мучеников и исповедников и всех прочих, спасенных Господом, Мы провозглашаем, что отлучаем от церкви и анафематствуем того злодея, который именуется Леоном Таксиль, и изгоняем его от дверей Святой Божьей Церкви. И Бог-Отец, который сотворил мир, его проклинает; и Бог-Сын, который пострадал за людей, его проклинает; и Святой Дух, который возродил людей крещением, его проклинает, и святая вера, которой искупил нас Христос, его проклинает. И Святая Дева, Матерь Божия, его проклинает. И святой Михаил, ходатай душ, его проклинает. И небо, и земля, и все, что на них заключается святого, его проклинает. Да будет он проклят всюду, где бы он ни находился: в доме, в поле, на большой дороге, на лестнице, в пустыне и даже на пороге церкви. Да будет проклят он в жизни и в час смерти. Да будет проклят он во всех делах его, когда он пьет, когда он ест, когда он алкает и жаждет, когда он постится, когда он спит или когда он бодрствует, когда гуляет или когда отдыхает, когда он сидит или лежит, когда он ест, когда он раненый, когда истекает кровью. Да будет проклят он во всех частях своего тела, внутренних и внешних. Да будет проклят волос его и мозг его, мозжечок его, виски его, лоб его, уши его, брови его, глаза его, щеки его, нос его, кисти рук и руки его, пальцы его, грудь его, сердце его, желудок его, внутренность его, поясница его, пах его, бедра его, колени его, ноги его, ногти его. Да будет проклят во всех суставах членов его. Чтобы болезни грызли его от макушки головы до подошвы ног. Чтобы Христос, Сын Бога Живого, проклял его со всем своим могуществом и величием. И чтобы небо и все живые силы обратились на него, чтоб проклинать до тех пор, пока не даст он нам открытого покаяния. Аминь. Да будет так, да будет так. Аминь (цит. по книге А.Кураева "Сатанизм для интеллигенции").

Разница - очевидна.

Итак, Синод просто зафиксировал в своем Определении существующее положение вещей - то, что Толстой своими антихристианскими убеждениями поставил себя вне Церкви. Не более того.
Нужно отметить также, что никакого особенного обряда отлучения в Православной Церкви нет. "Обряд анафемы" Толстому в известном рассказе Куприна (когда пьяный дьякон вместо анафемы возглашает Толстому "многая лета") придуман писателем. Ни в одном из храмов не возглашалась "анафема" Льву Толстому. Просто в газетах было опубликовано Определение Синода.

И нет никакой "новой волна волнений вокруг имени опального графа". Равно как и нет "нового похода против покойника" и "выдвижения новых обвинений русскому гению". Нету ничего подобного и в статье А.Смоленцева. Наоборот, её характеризует очень доброжелательный в отношении Толстого дух: не концентрироваться на заблуждениях Толстого - ясно при этом отдавая себе отчёт в их наличии,- а "суметь показать в его творчестве, то что направленно к жизни, к спасению души человека... И вот об этом добром и светлом в творчестве Толстого и должно нам говорить. Не придумывая ничего, а умно прочитывая Толстого. Послужит творчество его к спасению души и России, послужит тогда и к спасению души Толстого - Господь милостив. От нас зависит, от нашего труда".


И последнее. Время от времени звучат предложения (иногда едва ли не требования) - снять сейчас анафему с писателя, вернуть Толстого в лоно Церкви, так сказать, посмертно. И то, что Церковь на это не идёт, возможно расценивается как очередные гонения на писателя.
Я как раз и стремился аргументировать, почему Церковь не может это сделать. Толстой ясно и недвусмысленно выразил свою волю. Нарушить её нельзя. А можно сделать только то, что Церковь и сделала - отдала писателя на высший суд. Господь - милостив.

268871  2006-09-20 23:01:02
Kuklin - AVD-у
- Большое спасибо за ясное разъяснение тех темных мест истории культурного наследия России, о которых и не подозревал. Дело в том, что в русских церквях пели первому самозванцу Анафему по вполне определенному тексту, то же самое делали в отношении Лютера и вполне реально жившего в Европе доктора Фауста, только в первом случае по-русски, во втором - по латыни. Что касается анафемы Толстому, то об оной я ранее не слыхал. То есть у Куприна читал - и принял за чистую монету. Про патриарха я сглупил, признаю, забыл про императорство, как о власти духовной и светской одновременно, о том, что Патриарх появился после Петровских реформ уже при советской власти и при отделении церкви от государства. Простите за некоторое ерничество в прошлом письме - для верующего человека оно, должно быть, неприятно звучит. Но для краткости и для ясности позиций был вынужден прибегнуть к резким выражениям. Что касается фильмов, то "Код да Винчи" смотреть верующему человеку не стоит из-за обилия сентенций, имеющих сугубо проституционный идеологический характер и из-за отсутствия в фильме хотя бы одного живого образа. Остроумный детективный сюжет, обилие компьютерной графики и попытка воздействия на подсознание европейцев сторониками разрушения христианской морали. Вопрос: Мария Магдалина признается ли православной церковью в качестве святой? И почему? Что касается "Последнего искушения Христа", то сей фильм, мне кажется, тем и хорош, что видит в Христе БогоЧеловека, а не абсолютно идеального Сына Божьего. Простая мысль: тридцать три года Христос жил в миру и, будучи сыном плотника, сам был плотником, поразила меня тем, что статьей дохода Христа до его Служения и Мучений была реализация деревянных крестов для распятий врагов Рима, которые он изготовлял своими собстенными руками. Драматургически это очень четко и очень правильно, заодно организовывает идею Жертвы, как форму возмездия пусть хоть даже и за невольно, но принесенные страдания другим смертным - основная формула гуманизма, лежашая, как мне кажется, в основе христианства. Жаль, что вы не видели "Последнего искушения Христа". Для тех членов Синода, что пролклинали Льва Толстого, искушением было признать атеистическую власть большевиков. Кто из оных принял оную, а кто отверг? Из тех, кто из них дожил до 1918 года, конечно. Ибо более великого искушения для князей церкви история не преподносила. Судить других все мы молодцы, а вот как те судьи сами поступили, когда рак на горе свистнул? Кстати, раз поводом для гонений на Толстого послужил роман "Воскресение", то хотел бы напомнить эпизод поездки князя Нехлюдова по принадлежащим ему деревням с описанием образа жизни русских крестьян в конце 19 века. Думаю, если бы Говорухин читал этот роман, то свой гадкий фильм "Россия, которую мы потеряли" не состряпал бы. Но как он пригодился именно тем, кто сварганил уже другую Россию - послебеловежскопущинскую. Так что и впрямь: не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.

Знания мои по истории церкви и по вопросам, касающимся религиозных проблем, крайне скудны, потому я искренне благодарен автору статьи и вам за то, что настоящий диалог позволил мне несколько углубить свои познания в тех вопросах, которые меня искренне волнуют. Вы затратили много времени и сил для этого. Я вам искренне благодарен. И смущен.

С уважением, Валерий Куклин

268875  2006-09-21 00:11:34
AVD
- Да, Мария Магдалина - святая равноапостольная мироносица.

По приведённой ссылке можно прочитать её житие.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100