TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Сомнения и споры

Альбина Савченко

 

Будущее России в руках интеллигенции

России необходима психологическая реабилитация: глубокое расслоение общества, тотальное недоверие и подозрительность всех ко всем, позиция неучастия большого количества граждан в общей жизни. Сегодня самооценка нации во многом определяется отрицательным опытом, что лишает сил и практически исключает положительное взаимодействие. Попытки политических партий прийти к соглашению с самого начала обнаруживают свою несостоятельность. Все это и многое другое симптомы психологического нездоровья нации, которое рано или поздно приводит к объективным последствиям. И наоборот, человек или нация, обладающие здоровой психикой, а значит, уверенностью в себе, своих силах, доверием к себе и окружению, оптимизмом, способны к творческому созиданию, способны сделать свою жизнь благополучной.

Можно ли прийти к благополучной жизни и конструктивному созиданию при столь удручающем психологическом состоянии? Социологические опросы раз за разом подтверждают, что ⌠умом Россию не понять■: ответы и реакции большинства нации опрокидывают логику, здравый смысл и, может казаться, ставят под вопрос разумность россиян. Но понять Россию и россиян и необходимо, и можно: логика нашей истории и жизни в психологии. Только через процесс психологической реабилитации нация сможет обрести психологическое здоровье и прийти к единству, а значит, противостоять негативным явлениям и тенденциям современности. Если россияне не обретут психологической стабильности и самоуважения, все самые лучшие начинания и проекты будут обречены; в лучшем случае - будут иметь кратковременный успех и пользу.

Если обратиться к нашей истории, то нетрудно обнаружить подобные периоды и ранее. История √ это осуществление эволюции и, как утверждал В.Вернадский, эволюция имеет направленность, стало быть, изначальную заданность, цель или предназначение. Повторяющиеся события, явления, процессы позволяют обнаружить заданную направленность; кризисы есть отклонение от необходимой направленности.

Психологическая реабилитация не простой процесс, тем более для нации, но у нас нет выбора. Нам нужен целостный подход, но прежде всего, как в случае индивида необходимо обнаружить, раскрыть базисный конфликт, так и в случае нации √ нужно понять ядро, корень наших проблем.

Сделаем попытку приблизиться к некоторому пониманию наших проблем, обнаружить их.

В нашей истории, несмотря на кажущуюся непоследовательность, есть и логика, и усложняющиеся повторы характерных для нас процессов и явлений.

Например, каждый большой кризис, сопровождающийся тотальным разрушением государства (Смута, 1917-1922, Перестройка), берет свое начало в ⌠великом споре■ интеллектуальной элиты соответствующего этапа эволюции. Спор рано или поздно переходит в тотальный кризис, который делит общество на своих и чужих, по ходу истории это деление превращается в бездну между разными социальными группами в нашем государстве. Мы еще вернемся к этой теме, отметим лишь, что в начале 90-х наметился, а сегодня очевиден очередной ⌠великий спор■ интеллектуальной элиты: интеллигенция России вновь разделена на группы, которые называют себя интеллектуалами и гуманитарной интеллигенцией. Почему происходит размежевание, постепенно вовлекающее всю нацию, почему с каждым витком эволюции оно углубляется? Повторится ли привычный для нас ход? Это вопрос к интеллигенции, не разделяя ее.

Ни в коей мере нельзя думать, что приведенная закономерность есть злой рок России. Более того, интеллектуальная элита действительно является мозгом нации, тонко чувствующим и происходящее, и нереализованные потребности, и созревающие потенции нации и в определяющей степени способствующая развитию нации. Вопрос в другом - может ли сегодня интеллектуальная элита изменить привычный для себя и для нации ход и провести Россию по пути эволюции, не столь тяжелой и жестокой ценой расплачиваясь за наше развитие?

Просматривая современную публицистику раз за разом, отмечаешь одно и то же. Почти каждая статья приводит вполне аргументированные доводы, точку зрения на разные аспекты нашего существования, но общий фон, тональность вот уже который год остаются, увы, безрадостными, а главное, нет идеологически осмысленной стратегии развития государства. Удивительно не то, что есть разногласия: пропасть в понимании правильного и должного между разными группами граждан в нашем отечестве √ это обычная русская ситуация, - удивительно, что, несмотря на многочисленные повторения одних и тех же заблуждений и ошибок, мы вновь их совершаем.

Приведем несколько цитат, которые зададут общую направленность данной работы.

В.Ключевский, пересказывая Временник Ивана Тимофеева, дьяка начала царствования Михаила Романова, говорит: ⌠Русские не верят друг другу, поворачиваются каждый спиною к другому: одни смотрят на восток, другие √ на запад■

Достоевский, оказавшись на каторге среди простых людей, был поражен ⌠непреодолимой бездной самих основ■, ему казалось, что они принадлежат к ⌠двум разным, веками враждующим нациям■.

Розанов, исследуя психологию Раскола (как известно, разделившего нацию на своих и чужих), приходит к выводу, что ⌠┘ в споре что-то не установлено, не оговорено, что тяжущиеся стороны лишены общей почвы и (┘) не имеют одного ⌠умоначертания■.

А.Рубцов: ⌠┘у нас подмечали, что на общей территории живут две разные ⌠нации■┘■ (⌠Знамя■ ноябрь 2002).

Определим последовательность рассмотрения заявленной темы. В первую очередь мы рассмотрим психологические и психофизиологические причины, определяющие диаметрально противоположную локализацию сознания, а стало быть, восприятия, мышления, отношения к себе и другим, ценности и т. д. у разных социальных групп в нашем государстве. Затем под тем же углом (психологии и психофизиологии) посмотрим на современную социально-политическую ситуацию, обозначим причины взаимного недоверия между интеллигенцией и властью, интеллигенцией и народом. Завершим тему попыткой осознания современного положения интеллигенции и ее роли в общенациональном созидании.

Если в большом сообществе людей веками существуют две большие группы людей с диаметрально противоположными взглядами, ценностями, типами восприятия и мышления; если эти две группы веками конфликтуют, противостоят, уничтожают друг друга; если эти отношения ведут к подозрительности, взаимному недоверию, к непоследовательности истории, когда за реформами следуют контрреформы, а затем и тотальные разрушения ⌠до основания■, логично было бы, вероятно, не обвинять друг друга, в очередной раз изыскивая все более изощренные эпитеты, а констатировать, что наличие столь разных воззрений на один и тот же объект, явление, процесс означает отсутствие правильно взятого измерения, точки отсчета.

Два научных открытия двадцатого столетия дают принципиальные ключи к пониманию человеческого существования: это психологическая типология К.Юнга и функциональная асимметрия полушарий мозга Р.Сперри.

Не вдаваясь в подробности, подчеркнем главное. Человеческое сознание имеет три основных, первичных направленности: на объект - экстравертивность, на субъект - интровертивность и соединяющее их √ ритмическое, равнонаправленное или амбивертное. Определить тип сознания не всегда легко, но в случае, ⌠когда речь идет о сколько √ нибудь ярко выраженной личности■, тип сознания ⌠обнаруживается всегда■.

К сказанному прибавим другое открытие конца 60-х Р.Сперри о функциональной асимметрии полушарий головного мозга, утверждающее, что у каждого индивида, кроме случаев травматизма, функционируют оба полушария, но в то же время каждому свойствен вполне определенный вариант функционирования полушарий мозга: с доминантой левого, правого или равнополушарного. Такая доминанта является врожденной.

Оба научных открытия легко ⌠накладываются■ на ⌠ярко выраженные личности■, которым подобны нации или группы наций, тем самым подтверждая слова В.Вернадского о направленности эволюции. Эволюция западного человечества имела экстравертивный (направленный на объект) и левополушарный (рационально-логический) характер, легко обнаруживаемый, например, в социально устроительном характере западного христианства, в истории западной науки: предпочтение Аристотеля, Дарвина, Маркса, Фрейда и т. д. Эволюция клас.Востока √ интровертивна (направленность на субъект) и правополушарна (одномоментное схватывание большого числа неочевидных, на первый взгляд, связей и формирование целостного и многозначного контекста), выраженная в религиозном многообразии и подчеркивании личного пути.

Если существует три типа сознания и три типа функционирования полушарий мозга и два типа культур и цивилизаций, соответствующих двум из этих трех, более чем логично допустить, что имеются нации, народы, культуры и цивилизации с третьим типом сознания и функционирования полушарий мозга. И действительно, такой тип сознания и культур легко обнаружить у народов Евразийского Эллипса: России, Турции, Израиля, исламских государств. (Назовем это третьим вариантом общечеловеческой эволюции.)

Равнонаправленное сознание имеет два варианта проявления: синтезированное, или ритмическое, и двойственное, проявляющееся то как экстравертное, то как интровертное. Синтезированное проявляется при однородности жизни, что особенно хорошо видно у наций, исповедующих ислам: лидер государства часто соединяет светскую и духовную власть, отсутствует разница между духовными лицами и мирянами, между религиозной общиной и государственными органами, религией и правом, что позволяет вырабатывать общее понимание ценностей, порядка жизни. Двойственный вариант национального сознания можно видеть у еврейского народа: равная значимость материальной, экстравертивной и религиозной, интровертивной жизни и, как у исламских народов, отсутствие противоречий в силу однородности.

Россия, в отличие от других евразийских стран, развивалась как государство с выраженной неоднородностью многих аспектов жизни: природно-климатических, экономических, национальных, религиозных и пр. Неоднородность, прежде всего национальная и религиозная, т. е. отсутствие общих правил существования, делала национальное сознание двойственным: часть нации выражала экстравертивную и левополушарную доминанту, другая √ интровертивную и правополушарную. Назовем первых объективистами (западниками), вторых √ субъективистами (восточниками). Третий тип, синтезированного или равнонаправленного сознания, большую часть нашей истории представлен немногочисленной группой, скорей индивидами, назовем их евразийцами.

В отличие от Запада и Востока, эволюция которых имела однонаправленный экстравертивный или интровертивный характер, российская история √ это чередование правящих элит с разными типами сознания, а значит, время от времени при смене власти происходила смена направления развития, что вело к разрушениям, непоследовательности. Ценности, приоритеты, противоборство ⌠двух наций■ (объективистов и субъективистов) выражалось в терминах Запада и Востока.

XX век сгладил и смешал многовековую обусловленность трех типов цивилизаций и культур, но это только на поверхности - тип сознания, а значит, восприятие, мышление, отношение к различным явлениям жизни, ценности и т. д., остается прежним.

Итак, фундаментальная причина непонимания, противостояния и противоборства разных групп √ это типы сознания, имеющие диаметрально противоположную локализацию, а значит, диаметрально противоположные ценности, способ восприятия, мышления и пр. Противостояние существует не только между большими социальными группами: властью, культурой, народом, - каждая из которых имеет определенный тип сознания, выраженный в архетипе группы, но и внутри групп, например, в интеллектуальной среде (в XIXвеке √ это западники и славянофилы, сегодня √ интеллектуалы и гуманитарная интеллигенция). Сохраняясь в течение веков, такое положение выработало стереотипы национального мышления и соответствующие им отношения между разными социальными группами. Нам нужно понять, что мы не враги друг другу; мы разные, но сущностно - одинаковые √ это можно выразить в следующих терминах: нам всем присущи восточные черты √ интроверсия (как общая характеристика -преданность своему пониманию) и западные цели (осуществление своего понимания). Когда крайности √ объективное и субъективное - сходятся, образуется целое, синтез, полнота жизни. Почти всю нашу историю крайности √ объективные и субъективные √ противостояли друг другу. Но к концу XX века, когда следствия крайностей (30-80-е √ субъективистские, 90-е √ объективистские) прошли через жизнь 2-3 ныне живущих поколений, историческое сознание нации, кажется, готово осознать необходимость среднего пути: равнонаправленного и равнополушарного.

Вопрос пути не единожды всплывает в российском обществе и всегда делит его на сторонников Запада √ объективистов и приверженцев особого пути России √ субъективистов. Причем, те и другие категорически однозначны: или √ или. Третьего не дано?! Но типология К.Юнга и в еще большей степени функциональная асимметрия полушарий мозга Р.Сперри утверждают, что третий тип сознания, функционирования полушарий, а стало быть, восприятия, мышления, ценностей √ всего того, что определяет способ существования, есть такая же реальность, как и существование объективистов и субъективистов и соответствующих им культур и цивилизаций √ Запада и Востока.

О среднем, или третьем пути, давно известно на Востоке, в частности, в Классической Йоге. ⌠┘Поначалу этот средний путь не столь очевиден, как те, что лежат по сторонам■, это путь, ⌠в результате которого постигаются пары противоположностей, познается двойственность и встает вопрос выбора■. Вся наша история и судьба есть познание противоположностей, двойственность и вечный для нас вопрос выбора. Вопрос евразийства √ это не политический вопрос, это вопрос жизненной стратегии, принципиального положения и современной социально-политической ситуации, и будущего в нашем государстве.

К евразийству у одних отношение положительное или даже эмоционально одобрительное, у других - негативное или неопределенное.

Вполне очевидно евразийство России с географической точки зрения. Непринятие идеи евразийства вполне понятно, так как евразийцы (политические и общественные движения) прошлого и настоящего скорей выражают субъективистскую точку зрения, а значит, исключают интересы части нации. Евразийство же как идея, как тип сознания является не исключающим, а включающим Европу и Азию, объективные и субъективные ценности, духовное и материальное. Страхи и озабоченность евразийцев по поводу возможной утраты национального, подчинения Западу необоснованны, так же как и опасения противников евразийства о ⌠скатывании■ в восточный вариант развития. Правда - в середине.

Россия никогда не была и не будет ни Западом, ни Востоком; Россия √ Евразия, то есть государство, включающее Европу и Азию во всех аспектах существования и прежде всего, по сути, их эволюционных задач.

Не может нация, как и человек, утратить и врожденное (данное), и воспитанное веками; оно может и должно менять формы, имена, но не суть. Евразийцы правы, отстаивая необходимость удовлетворения присущих нации запросов и особенностей, но под национальным почти всегда имеется в виду традиционное. Да, через традиции реализуются особенности народа, но есть и эволюция, стало быть, не отказ от присущего, а его развитие, нахождение новых, адекватных современному уровню жизни форм, для чего необходимо ясное понимание сути явления.

Объективистам (во власти √ это правые, либералы, демократы, в культуре √ интеллектуалы, правозащитники, часть журналистского корпуса) свойственно не считаться с национальным. Для них то, что имеет отношение к субъективному (к внутреннему миру человека), в лучшем случае малозначимо, подлежит свободному выбору, последствия которого объективиста заботят меньше, чем отсутствие свобод. В этом нет ничего удивительного, так как у любого экстраверта субъективное ориентировано на объект, само по себе не замечается или игнорируется, отсюда страх и недоверие к субъективному: психологии, религии, идеологии, - усугубляемые нашим недавним прошлым. Но не считаться с национальным, а это и есть субъективные особенности нации, √ это пилить сук, на котором сидим. Все наши несчастья в том и заключаются.

Несколько слов о ментальности, так как часто можно слышать ссылки на нашу, якобы европейскую, ментальность. Тип ментальности является врожденным для человека (выраженным в типе функционирования мозга) или заданным для нации, что можно проследить в выборе основной религии, в культуре и цивилизации. И с этой точки зрения мы не похожи ни на Запад, ни на клас. Восток, со свойственными им экстравертивностью и интровертивностью, мы имеем и то, и другое. Мнение о похожести ментальности россиян на западный тип отражает лишь часть правды. Да, мы имеем западный тип образования, активно развивающий левое полушарие, но наша культура, история и, может быть, больше, чем что-либо другое, наше глубокое недоверие друг к другу (результат противоположных способов восприятия и мышления) говорят о существовании и другой ментальности √ восточной или, правильнее сказать √ интровертивной, правополушарной.

Отсутствие четких формулировок, понимания сути евразийства как типа сознания, с одной стороны; радикализм представителей крайних позиций, выраженных в терминах Запада и Востока или объективистских и субъективистских ценностей, с другой, - ведет к непониманию, подозрительности, со всеми свойственными нам следствиями. Суть же евразийства в соединении объективного и субъективного, или в равнонаправленности сознания и равнополушарном функционировании мозга. Так же как у индивида тип функционирования мозга является врожденным и, следовательно, определяет восприятие, мышление, привычки, характер, судьбу, так и нация имеет ту или иную заданность, проявляющуюся в типе культуры и цивилизации. С полным правом мы можем говорить, что русская культура, ее удивительная глубина и психологичность, общечеловечность и свободолюбие, духовность и нравственность подтверждают гипотезу о принадлежности России к среднему типу культур и цивилизаций.

Теперь, когда общие принципиальные положения определены, посмотрим, чем отличается сегодняшняя социально-политическая ситуация от типичной российской? Практически на протяжении всей истории России вплоть до 90-х двадцатого столетия политический лидер государства и, стало быть, общий курс, направленность жизни были вполне определенными: лидер - объективист-экстраверт - движение к объективным ценностям, хотя и не всегда выраженное в терминах западной ориентации (Хрущев); когда лидер - субъективист-интроверт - нация разворачивалась на Восток, или к субъективным ценностям. Реформы тех и других или вовсе не осуществлялись; или имела место инверсия: результаты были прямо противоположными задуманному; или осуществлялись авторитарными методами.

Каждый раз, когда лидером государства становился объективист, интересы, потребности, ценности противоположной группы игнорировались и, наоборот, при лидере субъективисте имело место пренебрежение потребностями и ценностями объективистов.

Сегодня впервые российское общество разделено не на две, а на три группы: объективисты √ крупный капитал, правые, либералы, демократы; субъективисты - это силовики, левые, патриоты; и центристы, или те, кто пока плохо понимает суть третьего варианта, но убеждены, что крайние позиции губительны для России.

Чтобы лучше понимать происходящее, отметим принципиальные отличия восприятия, мышления, способов переработки информации представителями противоположных типов сознания и доминирующего полушария. Памятование об этих различиях позволяет понять достоинства и недостатки каждой группы, что, в свою очередь, позволит уйти от противостояния и взаимного уничтожения на словах и на деле и может научить нас взаимодействию.

Объективисты Субъективисты

Формально-логическое. Смысловое.

Технический текст. Художественный текст.

Кодируют печатные символы. Находят значение декодируемой информации.

От части к целому. От целого к части.

Не нуждаются в контексте. Без контекста (т.е.целого) не воспринимают.

Одиночные виды деятельности. Работа в команде.

 

Третий тип проявляет то и другое и потому менее понятен, кроме того, представителям этого типа не всегда удается удерживать равновесие, равнозначность объективного и субъективного.

Попробуем понять современные процессы и их возможные последствия на типичном примере - ситуации вокруг ⌠Юкоса■. Не будем описывать саму ситуацию, она известна. Вот реакция объективистов: ⌠Реальной демократии нанесен непоправимый урон, президент должен четко заявить свою точку зрения: поддерживает ли он бизнес или же силовые структуры■, то есть объективистов или субъективистов.

Предположим, что Путин В.В. открыто становится на сторону объективистов: крупного капитала, правых, либералов и т. д. Что отличает их методы: силовые броски, когда, кто успел, тот и съел. Причем ⌠силовые■ как в прямом, так и в переносном смысле. У объективистов всегда много предложений, они смело берутся за дело, но подобно тому как в собственной жизни мало считаются с субъективными ценностями, не замечая их, так и в общенациональной жизни не учитывают запросы большинства. Им всегда кажется, что можно и нужно быстро решить все вопросы, но реформы в России осуществляются быстро только в случае общенационального согласия и всем очевидного смысла и порядка.

В нашей стране значительная часть чиновников, силовых структур, часть культурного слоя и большинство народа √ это субъективисты, а значит, реформы объективистов по методам непонятны и, вероятнее всего, это большинство неохотно будет участвовать в общих процессах: будут отстраненно наблюдать. Объективисты же вновь, как в 90-е, ⌠приватизируют■ все что возможно, то есть богатые станут богаче, бедные станут беднее. Объективисты уверены, что крупный капитал может быстро поднять экономику, создать рынок, обеспечить права и свободы и пр. В случае государств, наций с экстравертивной направленностью сознания (Австралия, Канада, да и сами США, направленность жизни которых определили европейцы) это было бы возможно. В нашем случае, когда значительное большинство в той или иной степени характеризуется интроверсией, ч то означает наличие тенденций к более спокойной, ритмичной жизни, сосредоточенность на субъективных ценностях, поспешность и деловитость объективистов воспринимается как безнравственность, а стало быть, встречает сопротивление. Более того, необходимо помнить, что мы имеем двойственный √ активно-пассивный √ характер, стало быть, наступит момент, когда никакие силы не удержат протест и возмущение народа.

Действия объективистов, будь то Петр, Ленин, Хрущев, Ельцин или лидер СПС Немцов, носят характер стремительных действий, а порой шапкозакидательства, - конечно, из ста случаев 15-20, может быть, достигнут цели, но реально ни среднего и малого бизнеса, ни прав и свобод не будет (ведь и сегодня очевидно, что крупный бизнес препятствует принятию законов, перераспределяющих ресурсы природной ренты, СРП, о замене лицензий концессиями, пытается подчинить себе государство). Дело не в том, что объективисты не способны, а только в том, что их методы и способы непонятны и чужды большинству нации. Задача бизнессообщества не навязывать свое понимание и свой жизненный ритм всей нации, а способствовать созданию приемлемых для большинства форм и механизмов полноценного функционирования. (Странно слышать предложения РСПП о крупных социальных проектах, вместо справедливого решения о природной ренте: представители крупного капитала любят говорить о необходимости подарить удочку и научить ею пользоваться, а не решать вопрос разовой раздачей еды. Ну вот бы и вернули государству право распоряжаться природной рентой √ удочкой.)

У россиян есть такая психологическая особенность, как двойственное проявление психических свойств, одно из них - максимализм√отстраненность, или, другими словами, все или ничего. Причем эта отстраненность, что бы ни говорили об этом объективисты (инертность, согласие на зло, склонность к рабству и т. д.), не есть пассивность и слабость - это есть принципиальная позиция: не участвовать в чуждом, пусть даже ценой трудной материальной жизни. Но, по словам Данилевского, великие моменты в жизни русского народа как бы не имеют предвестников и происходят всегда ⌠вдруг■, поэтому нельзя обманываться отстраненностью, в ней всегда зреет очередной переворот.

Но и субъективисты - силовики, левые, патриоты, даже если В. Путин присоединится к ним, не способны решить наши проблемы. Субъективист √ интроверт всегда сосредоточен на внутренних реалиях и потому дорожит в себе и других субъективными процессами, сочувствует им. В личной жизни это им часто удается, но, когда перед субъективистом встают вопросы организации общей жизни, они, руководствуясь самыми лучшими побуждениями, находят только один способ √ регламентацию всей жизни. Создается громадный аппарат контроля, практически всегда злоупотребляющий правами и обязанностями (Николай Первый, Сталин, Брежнев, Андропов). Да, жизнь в стране стабилизируется через подавление практически любой инициативы, реформы осуществляются, но они реально не создают благополучия, скорей прикрывают явные пробелы. Проблема субъективистов в неумении организовать реализацию субъективных ценностей на национальном уровне, при этом не упрощая человека и его потребности и не навязывая собственные идеалы.

Можно сделать первый вывод: приход к власти и объективистов, и субъективистов, непосредственно или при явной поддержке тех или других президентом Путиным, приведет страну к новой перестройке, на днях или через пару - другую лет. Попробуем понять позицию президента, одновременно исследуя, как складываются отношения интеллигенции и власти, интеллигенции и народа.

Сегодня сложилась парадоксальная ситуация: две группы - объективисты и субъективисты, имеют идеологию, обусловленную типом сознания и доминирующим полушарием. У большинства же нации - все больше тяготеющего к среднему варианту, совмещающему то и другое, то есть предпочитающих и материальное благополучие, и идеологически осмысленную, нравственную жизнь общества, а не ширпотреб от культуры и свободный хаос, - нет идеологической платформы.

Вполне естественным было бы формулирование средней позиции, не исключающей интересы той или другой части нации; однако, кажется, наша история мало чему нас научила √ многие по-прежнему стоят на позиции или √ или.

Ниже мы вернемся к этому вопросу.

Не выходя за рамки статьи, коснемся взаимоотношений интеллигенции и власти.

Будем двигаться от целого к частному. Сама природа власти связана с объективными процессами в государстве, и потому архетип власти носит выраженный экстравертивный и левополушарный характер. Конечно, среди лидеров государства и других представителей правящей элиты встречаются и экстраверты, и интроверты, и индивиды с равнонаправленным сознанием. Так же как в народе есть представители всех трех типов сознания, но в целом народный архетип выражает интроверсию и правополушарность, так и власть всегда выражает и реализует объективную, экстравертивную природу. Даже если лидер государства - интроверт (Николай I, Александр III, Сталин, Брежнев, Андропов), у представителей власти ⌠борьба между субъективным и объективным всегда кончается в пользу последнего■ (К.Юнг).

Непоследовательность нашей истории, смена реформ (в самом широком смысле) конртреформами - результат чередования объективистов и субъективистов и уравновешивающих тех и других лидеров-евразийцев. Многие процессы в нашей истории носят характер инверсии. Двойственным индивидам свойственно метание из одной крайности в другую, так же как и двойственным нациям: начиная один процесс, нация оказывается в противоположном. Принято считать, что благие идеи, выдвинутые большевиками, обернулись злом, насилием, крахом самих идей по вине Ленина и Сталина. Советский ⌠перевертыш■ не единственный в нашей истории. Приверженцы веры XVIIв √ раскольники (субъективисты) в XIX веке составляли большинство купеческого сословия (объективистов), превратив ⌠уставное благочестие■ в ложь и фарс.

Россия никогда не была однородной, и потому лидер государства не может и не должен соединять светскую и духовную власть, объективную и субъективную. В то же время наша двойственная природа, то есть потребность равноценности объективного и субъективного, бессознательно проявляется в требовании к лидеру государства как к образцу и деятельности, и нравственности. Нельзя сказать, что наши лидеры были хуже властителей других стран. Мы делаем их иногда лучше, чем они есть, но чаще - хуже. У нас есть глубокое недоверие, не только к власти, но и друг к другу. Всем нам свойственные недоверие и подозрительность, соединяясь с максимализмом, становятся тотальными в годы кризисов - все всем не доверяют и все всех подозревают. Эта национальная черта √ одно из проявлений интроверсии, в той или иной степени все-таки присущей всей нации, и многосложных условий нашей истории и жизни (готовится к изданию книга, в которой дан подробный анализ причин, проблем нации, сделана попытка осмысления нашей судьбы с точки зрения психологии).

В отличие от власти, культурный слой, его архетип, имеет двойственный объективно-субъективный характер, и потому, в зависимости от того, какой психологический тип представляет собой глава государства, соответствующая часть культурного слоя, интеллигенции доверяет ему, а остальные критикуют или отстраняются. В нашем государстве любой психологический тип лидера, даже если он исполняет свои обязанности добросовестно, всегда критикуется, осуждается, так как имеется достаточно большое количество россиян других психотипов. Такое положение сформировало стойкий стереотип недоверия к власти и уверенность в том, что всегда и во всем виновата власть. Особенно хорошо это видно по отношению к лидеру-евразийцу.

Примером политического лидера-евразийца может быть Александр II. Более важным для нас представляется понять личность действующего президента В.В.Путина. Знакомство с биографией второго президента России, его высказывания, позиция по многим вопросам почти не вызывают сомнения, что перед нами человек с равнонаправленным типом сознания, причем не в двойственном его варианте, а в синтетическом, что дает человеку целостность и стабильность. По типу сознания Путин В.В. √ евразиец. Конечно, каждый евразиец способен к синтезу объективного и субъективного в разной степени, тем более если синтеза требует не только личная жизнь, но и процессы, которые человек осуществляет в своей группе √ будь то семья или нация.

Вопросы: ⌠Как долго будет Путин находиться ⌠над схваткой■; определяться, с кем он?■ и т. д. - это непонимание позиции президента, а не ее отсутствие. Трудно сказать, насколько его позиция является сознательной, так как нация, и даже ее мозг √ интеллигенция, не имеет ясного понимания стратегической цели (предназначения) и идеологического обоснования последовательности и целесообразности усилий.

Человек с равнонаправленным сознанием на объект и субъект не может по самой своей природе игнорировать те или другие ценности; да, иногда он может временно сосредотачиваться на одном, потом на другом, но обязательно будет стремиться к синтезу. Если же индивид с равнонаправленным сознанием целостен, умеет удерживать баланс в себе и осуществляемых им процессах, он будет выстраивать эти процессы с учетом интересов, потребностей, ценностей всех национальных групп. Конечно, в этом случае общий ход реформ будет не быстрым, но он гарантированно будет двигать страну к благополучию, а не к очередной смене курса. Если крупный капитал и другие объективисты будут продолжать свою политику вмешательства и давления на государство, не позволяя активно перераспределить финансовые потоки и решать таким образом крупномасштабные социальные проекты, президент Путин будет вынужден ⌠не замечать■ наездов силовиков, то есть будет вынужден сохранять противовес однобокому развитию нации.

С другой стороны, все предлагаемые субъективистами варианты развития явно неудовлетворительны, так как предлагают в той или иной степени возвращение к плановой экономике, деприватизации и т. д.; все эти меры, как и меры субъективистов в прошлой нашей истории (Николай Первый, Александр Третий, Сталин), обеспечат и некоторый порядок, и некоторое улучшение материальной жизни большинства, но реально не приведут страну к благополучию и процветанию, не говоря уже о том, что из мировых процессов мы будем вытеснены или станем государством-изгоем. Если силовики, чиновничий аппарат будут тормозить реформы, по всей видимости, В.В.Путин вынужден будет поддержать правый сектор политического поля.

Но есть еще центристы, которые по сути, и являются евразийцами. Казалось бы, опора на центристов плюс поддержка большинства могли бы изменить общее настроение и психологическое состояние нации. Но этого не происходит. Почему? У центристов нет идеологии, и потому их действия многими рассматриваются как соглашательство с властью и ради власти. Неопределенность вызвана непониманием стремления центристов соединять объективные и субъективные ценности, не исключать интересы противоположных групп, а по возможности их соединять. Это отсутствие идеологически осмысленной и точно сформулированной позиции у центристов и борьба с радикалами справа и слева вызывают недоверие и общее ощущение бессмысленности, интриг, манипуляций.

Без серьезной помощи интеллигенции в разрешении субъективных запросов нации, то есть идеологически осмысленной стратегии развития, которая изменит отношение большинства к реформам с позиции отстраненного наблюдения на позицию активного участия, удовлетворительно решить задачи нашего развития вряд ли удастся. Хочется думать, что президент это понимает.

Сегодня, из-за отсутствия адекватного современности содержания жизни, единственный способ удержать страну от идеологического кризиса, с его обычными для нас разрушениями, - это политика сдерживания крайних позиций и постепенное выравнивание объективных и субъективных ценностей индивидов и нации. Фактически президент Путин занимает позицию сдерживания крайних, радикальных вариантов развития России, но отсутствие обоснованной политики синтеза, несмотря на некоторую стабилизацию, не меняет общее психологическое состояние нации. Отсутствие четко сформулированной идеологии синтеза ценностей и интересов всех групп в государстве влечет за собой своевольную интерпретацию слов и действий президента, представителей власти, центристов и вслед за этим - вседозволенность. Создание же такой идеологии позволило бы определять целесообразность и последовательность усилий, позволило бы исключить, свести к минимуму манипуляции, злоупотребления, игру на положительных ценностях россиян. На сессии Организации ⌠Исламская Конференция■ (ОИК) Путин В.В. говорил об особом месте и роли России между Западом и Востоком; когда мы поймем, что внутри страны мы имеем ту же ситуацию, и научимся ее полноценно решать, мы обретем благополучие и более качественно будем исполнять свой международный долг.

Как практически любой руководитель государства, Путин сосредоточен на объективной стороне жизни, и мы не будем рассматривать, хорошо или плохо он это делает. Наша задача - понять, почему большинство нации: народ, некоторая часть интеллектуалов и представителей культуры - положительно воспринимает и поддерживает президента; другие: либералы, часть интеллектуалов и культуры √ критикует, а гуманитарии отстраненно наблюдают за происходящим.

Именно в Путине большинство нации видит, а скорей чувствует, человека способного осуществить потребности и запросы разных социальных групп в государстве. Личная нравственность, достоинство, заинтересованность и активная деятельность В.Путина являются основанием для доверия президенту большинства.

Но другая картина в интеллектуальной среде. Часть интеллектуалов, то есть объективистов по сознанию, сотрудничают с властью √ тоже объективистами, и, вполне понятно, поддерживают Путина. Другая часть интеллектуалов - крайних либералов, сторонников Запада, категорически не желающих знать ни историю России, ни национальные особенности (для которых ⌠Америка всегда права■), - действия президента критикует, видит как авторитарные и пр.

Субъективисты-интроверты в интеллектуальной среде √ это гуманитарии в интеллигенции.

Ни личная нравственность, ни активная деятельность лидера государства для интеллигента-интроверта не является достаточным основанием для доверия. Часто вспоминаемую работу в КГБ можно назвать бессознательным поводом, но не причиной недоверия этой части интеллигенции. Не могут люди разумные, интеллигентные строить отношение к человеку, исходя только из места его работы.

Вполне вероятно, что для гуманитариев главное препятствие для принятия и активной поддержки президента и реформ, активного участия в гражданской жизни √ отсутствие идеологически осмысленной стратегии развития. Интеллигенция - социальная группа, в равной степени заинтересованная в объективной и субъективной жизни нации, не обнаруживая идеологической стратегии в политике Путина, продолжает отстраняться. Путин же, со своей стороны, возможно, и сознает √ евразиец не может не считаться с субъективным √ необходимость целенаправленного внимания и организации не только социальной, но и субъективной жизни нации; но, учитывая близость советского прошлого, недоверие интеллигенции и либералов, бездействует или кажется, что бездействует в этом направлении. С точки зрения национальных интересов, это может оказаться ошибкой.

 

Теперь к вопросу отношения интеллигенции к народу: как и следовало ожидать, у представителей разных групп интеллигенции оно разное.

Интеллектуалы болезнь нашего общества часто определяют как ⌠бессилие перед злом и согласием на зло■, а причина ⌠уходит в 1917 год■. Возьмем пример, в котором хорошо отразились многие типичные российские черты и явления. Не будем упоминать фамилии и издания, так как наша цель - обнаружить характерное, а не упрекнуть.

А: ⌠┘ что мешает обществу, миллионам полуголодных и практически нищих людей, получающих символические зарплаты, (┘) √ что мешает им объединиться в настоящие политические движения, сыскать и выдвинуть нравственных и порядочных вождей, добиться действительного местного самоуправления, контроля над деятельностью чиновников и олигархов, над городскими, губернскими и провинциальными властями, а затем и сменить эти власти? (┘) Но почему не подавляемый никем извне народ безмолвствует при явном разграблении своего дома? Я вижу ответ только в одном √ потому что он не только жертва, но и грабитель. Потому что чиновный вор, олигарх, бандит стали для большинства не врагами, но объектами зависти и желания уподобления■.

Неспособность объединиться, потребовать достойной жизни и т. д. автор приведенной цитаты видит в советском периоде. Но возникает вопрос: а как быть с крепостными? А куда деть чаадаевское негодование ⌠немотой русских лиц■, согласием на рабство и т. д.?

Может быть, дело все-таки не в согласии на рабство, зло, грабеж? Может быть, интеллигенция и народ по-разному понимают добро и зло? А оно далеко не всегда подчиненно формальной логике - и белое легко становится серым, потом и черным, а красное переходит в розовое и может стать белым. Увлекаясь идеей, мы редко замечаем, как идея становится идолом, как средства подменяют цели. Достоевский писал: ⌠Наши Белинские и Грановские не поверили бы, что они прямые отцы Нечаева■ - терроризма и можно добавить - революции. Можно вспомнить, что идеи объективистов-западников: Герцена, Белинского, Чернышевского, потом народников, марксистов, большевиков, предшественников сегодняшних интеллектуалов (как бы это ни казалось странным), - привели нацию к революции, а затем субъективисты: Сталин и коммунисты - постепенно превратили их в догмы, а при Брежневе они стали ложью и фарсом. Изменились обстоятельства, время, имена, но сознание, характер, привычки и стереотипы мышления остались с нами.

Разве не напоминает вышеприведенная цитата о народе слова Белинского о том, что народ так глуп, что его приходится вести к счастью силой?

Если исходить из особенностей, характерных для интровертов и правополушарных индивидов, а большинство представителей народа отличается доминантой правого полушария, можно утверждать, что ныне предлагаемое народ воспринимает не как добро, правду, а как борьбу за власть, политические и социальные игры, и потому народ отстраняется и молчит. Есть логика истории, эволюции, и странно слышать о том, что якобы за 70 лет можно уничтожить то, что создавалось веками. Отсутствие целого, даже если оно упрощенное или примитивное, интроверта и правополушарного индивида лишает веры и смысла. Если вспомнить советский период, то будем вынуждены признать: пока вера и смысл для народа были очевидны, народ был активен, проявлял положительное доверие, отзывчивость и готовность к активной социальной жизни. (Здесь речь не о содержании веры и целого, а о характере народа.)

Суть позиции народа становится понятной, если обратиться к психологии и особенностям функционирования правого полушария. В представителях народа правополушарность выражена через эмоциональность и как развитое нравственное чувство, подчеркнем, по сути своей различающее чувство. Всем ходом российской истории в народе воспитывалась привычка и потребность осмысленных действий, усилий. Многосложная жизнь в России на протяжении долгих столетий: от природы и климата до непоследовательной и непредсказуемой истории - учила делать усилия только тогда, когда смысл был очевиден.

Нравственность - ключевое понятие национального характера. И в отношении к этому вопросу деление россиян на объективистов и субъективистов особенно очевидно: одни выражают одобрение и согласие (субъективисты), другие √ недоверие и сарказм (объективисты), но обе реакции говорят о заинтересованности, неравнодушии. Нравственное чувство действительно свойственно россиянам. ⌠Главный ключ и главный результат двойственности √ способность различать■, - утверждает восточная мудрость. Двойственное сознание и многосложные условия существования воспитывали в россиянах способность отличать правильное от неправильного, потом от правильного более правильное. Конечно, россиянин - представитель культуры и россиянин - представитель народа в разной степени умеют это делать, но именно способность различать лежит в основе любого творчества, любого успешного процесса (в том числе и криминального). Нравственное чувство, еще раз повторим, в основе своей различающее чувство, не есть гарант нравственности или нравственной деятельности, жизни. Оно легко переходит в нравственность, когда в государстве есть стабильность, а главное, в обществе понятия добра и зла, правды и порядка определены, не имеют разногласий, узаконены. В нашем же государстве, по вышеназванным причинам, нет общего духа понимания, и, как всегда в такие периоды нашей истории, хаос, безнравственность достигают предела. В условиях многоголосицы, когда каждый заявляет, утверждает, требует своей правды, √ трудно или даже невозможно понять, имеет ли смысл к кому-либо присоединяться, прилагать какие-либо усилия. Психологическая причина беспредела - в отсутствии смысла. В такие периоды даже те, кто обладает мужеством и силой сохранять нравственные позиции, не всегда могут отличить правильное и должное и потому могут совершать ошибки. Другие, менее сильные и нравственно устойчивые, могут поддаваться соблазнам (⌠все так делают■). В подобной сумятице событий, мнений легко происходит подмена понятий, случайности переходят в закономерности, ошибки становятся преступлениями, даже у тех, кто был и хотел бы быть человеком порядочным и ответственным.

Правду, добро, зло представители народа хорошо чувствуют, но оформить свое понимание чаще не в состоянии; к тому же, как любой интроверт, будут говорить об этом, только когда субъективно доверяют. Наш народ хорошо знает, что, ⌠когда паны дерутся, у холопьев чубы летят■, и потому не торопится присоединяться к первым.

Все то, что сегодня предлагают правые, левые, центристы, малопонятно представителям народа, не вызывает доверия, так как выражено в типичных для объективистов (левое полушарие) формах и способах. Для правополушарных индивидов отсутствие целого, которое бы позволяло видеть (у представителей народа, правильнее сказать - чувствовать) связи, приоритеты, определяло бы целесообразность усилий, подобно отсутствию почвы под ногами. Не понаслышке зная, как легко в нашем государстве самые лучшие цели превращаются в тотальную безнравственность и бездеятельность, народ не верит в возможность осуществления реформ (хотя и надеется). Кроме того, принципиально разный способ восприятия и переработки информации ведет к тому, что представители противоположных групп, например, власти и народа, бессознательно закрываются от чуждого способа мышления. Это суть взаимоотношений объективистов (интеллектуалов, либералов) и народа.

Другая группа √ интеллигенты-гуманитарии, по типу сознания субъективисты-интроверты, сочувствует, но, не понимая народ, отстраняется. Например: ⌠Я сам, к сожалению, не высокого мнения о качестве, уровне населения России, но все-таки смотреть на Россию как на быдло, которое проглотит все, что ему преподнесут┘ Мне кажется, это безнравственно■.

Обе группы интеллигенции по-разному не понимают народ и не доверяют ему. Ситуация в настоящее время усугубляется тем, что большинство народа поддерживает президента Путина. Для интроверта типичны недоверчивость, подозрительность, но, если интроверт все-таки поверил кому-либо или чему-либо √ вера и преданность его будут глубокими и тотальными. Интеллигенции же, выражающей скорей равнонаправленное сознание, не только не свойственна и не понятна такая преданность, но вызывает осуждение и даже негодование. Отношение к В.Путину народного большинства √ это отношение интроверта, качества которого проявляет народный архетип. Гуманитарная часть интеллигенции по вышеназванным причинам не доверяет президенту, а поддержка и отношение к нему народа еще больше усиливают недоверие и к Путину, и к народу.

Президент В.В.Путин по сознанию евразиец, большинство нации сегодня имеет или стремится к равнонаправленному, т.е. евразийскому, сознанию; констатация этих двух фактов делает понятным и очевидным отношение большинства нации к Путину В.В.

Не менее понятно и отношение явных объективистов - правых и либералов, и явных субъективистов - левых. В.В.Путин не западник-объективист, не восточник-субъективист и в связи с отсутствием сформулированного понимания сути евразийства (еще раз подчеркнем, как равнонаправленности сознания и равнополушарного функционирования мозга), как любой евразиец и в культуре, и в народе, непонятен. Представители объективистов и субъективистов в подавляющем большинстве выражают крайние позиции, часто отличаются радикализмом и нетерпимостью, отчего воспринимаются более определенными, однозначными. Евразиец всегда стремится к соединению, синтезу объективного и субъективного √ это делает процесс более медленным, не столь категоричным и выраженным и, конечно же, у тех, кто справа и слева, вызывает и непонимание, и раздражение.

В отличие от лидера-объективиста (Петр, Ленин, Ельцин), стремящегося любой ценой осуществить реформы - быстро, невзирая на возможности, ⌠прорубить окно■ в Европу; и от субъективиста (Николай I, АлександрIII, Сталин) √ любой ценой удержать или даже вернуться назад, по сути или по форме, - евразийца отличает неспешность (по принципу пословицы: русский мужик долго запрягает, да быстро едет), последовательность и, главное, стремление соединять принципиальные потребности и ценности противоположных групп, исходя из реальных возможностей государства. В действительности это означает: сдерживать объективистов, которые легко справляются с организацией материальной и социальной жизни, но мало или почти не считаются с интересами и возможностями (правополушарного типа мышления) большинства; и, если позволительно так сказать, подгонять субъективистов, √ поддерживая их в вопросах объективных, и, что не менее важно, уделяя внимание организации субъективной жизни общества. В силу изложенного, объективисты: либералы в политике, интеллектуалы в культуре - недовольны лидером-евразийцем В.В.Путиным, как в свое время западники были недовольны Александром II. А субъективисты: коммунисты, народники, как и славянофилы, тоже недовольны, так как всегда хотят вернуться в прошлое (им кажется, что игнорируются нравственные ценности, которые они практически всегда отождествляют с традицией).

Ход нашей эволюции, ее логика и современное положение подсказывает, что исторической задачей президента В.Путина является сознательное определение пути, которое только и способно исключить крайности и сделать наш путь конструктивным и созидательным. Не сделает это Путин, значит, нация будет вновь переживать глубокие кризисы и смены курса до следующей благоприятной возможности в лице лидера-евразийца. Но, первый импульс в этом (сознательном определении пути) может и должна сделать интеллигенция.

Мы рассмотрели общие положения, оттолкнувшись от которых можно понять, что реальная возможность спасти Россию находится в руках интеллигенции и современная социально-политическая ситуация является благоприятной для реализации этой задачи. В начале президентского срока Путина нередко звучал вопрос, спасет ли Путин Россию. Кажется, что более правомочна и корректна следующая постановка вопроса: готовы ли мы осознать себя, свой путь, особенности национального сознания и характера и на этой основе действительно сделать свою жизнь положительной? При такой постановке вопроса фокус перемещается к достаточно большой социальной группе - интеллигенции, так как именно она, являясь мозгом нации, действительно может осознать и сделать общим достоянием глубинные причины наших проблем и на этом основании выработать общую стратегию существования и развития.

Интеллигенция √ ядро культуры, только и может создать содержание жизни, которое обеспечит дух взаимопонимания, а значит, созидания и развития нации без крайностей и разрушений.

История страны говорит о том, что объективные связи и зависимости в России не являются прочной основой единства государства и нации √ слишком в разных условиях находятся многие субъекты государства. Распад СССР - хороший пример того, что экономические связи не гарантируют сохранения государства; на какое-то время советская идеология обеспечила общность, но отсутствие универсального знания в самой идеологии, упрощение и поверхностное знание человека и общества плюс методы √ все это не могло стать серьезной опорой для национального единства.

Мы часто сокрушаемся, что многие начинания в нашем государстве остаются благими намерениями и застревают в верхних эшелонах государственной машины. До низовых звеньев они или не доходят, или доходят в таком виде, что лучше бы они оставались в истоках. Почему это происходит? Власть выражает объективное, а народ √ субъективное начало. Следовательно, нужна третья сила, согласующая и соединяющая противоположные начала. Ею и является культурный слой и его ядро - интеллектуальная элита нации. Так же как душа соединяет дух и тело, так и культура √ душа нации, может и должна соединять власть и народ.

Объединить нацию, столь многосложную и многоликую, может только общее содержание жизни, раскрывающее смысл нашей истории, причины падений и достижений; необходимо обнаружить и сформулировать дух нации, ее психологию √ это и станет психологической связью, которая, если она определена точно, не потребует насилия и запретов.

Попробуем понять трудности интеллектуальной среды, а также, сможет ли интеллигенция, разделенная на интеллектуалов и гуманитариев (экстравертов и интровертов), создать общее для нации содержание жизни.

Необходимо сразу сказать, что ⌠┘оба типа (экстраверт и интроверт √А.С.) до такой степени различны, и их противоположность настолько бросается в глаза, что наличность их без всяких разъяснений бывает очевидной даже для профана в психологических вопросах, стоит только раз обратить его внимание на это■ (К.Юнг).

Приведем характерный пример интеллектуального взаимодействия субъективиста и объективиста, или в современном варианте √ гуманитария и интеллектуала.

Жанр ⌠Переписки ┘■ предоставляет хорошие возможности для сопоставления. Оппоненты фактически не слышат друг друга, каждый остается на собственной точке зрения.

- ⌠Я читал статью с чувством глубокого согласия, зацепило одно место √ об Анне Карениной; отмахнулся от него: и на солнце есть пятна. Но на последних страницах Ваша мысль как-то вдруг вышла из глубины на плоскость, и, пытаясь понять, как это получилось, я вернулся к первой зацепке: ⌠Трагедия Анны Карениной не в том, что от дури она полезла под поезд, вместо того чтобы спокойно ехать к Вронскому или затеять другую интрижку■. С удивлением (оппонент) продолжает: ⌠Вдумайтесь, ┘ - разве слова ⌠от дури■, ⌠интрижка■ здесь уместны? Интрижки были у княгини Бетси, и свет глядел на них сквозь пальцы: а у Анны √ внезапное пробуждение женского сердца. Порыв всего существа навстречу любви■.

Адресат на это отвечает: ⌠В Вашем письме разбор моей статьи начинается с ⌠зацепки■ - Анны Карениной. Здесь меня отчасти подвели выразительные особенности моего языка. Я вовсе не хотел сказать, что отношения Анны с графом Вронским были для нее ⌠интрижкой■ или что она бросилась под поезд ⌠от дури■ (┘) я хотел (┘) подвести читателя к пониманию истинной трагедии Анны: ⌠Трагедия Анны в том, что она сознавала неотвратимость страшного воздаяния за измену мужу, но страсть влекла ее к любовнику, а противостоять страсти не хватало волевых сил■.

Хорошо видны принципиально разное восприятие и отношение: для субъективиста - Анна √ это ⌠внезапное пробуждение женского сердца■, ⌠порыв всего существа навстречу любви■; для объективиста √ ⌠неотвратимость страшного воздаяния■ и отсутствие ⌠волевых сил■, ⌠интрижка■. Ни в коем случае нельзя интерпретировать вышеприведенное в терминах нравственности, морали, чуткости и пр. Речь идет только о разных типах восприятия, мышления, переработке информации.

Еще более наглядно восприятие оппонентами революции.

- ⌠┘Статья эта действительно посвящена размышлениям над причинами ⌠нашего национального несчастья■ и о возможностях и путях преодоления нынешней бедственности, которая, на мой взгляд, напрямую уходит в 1917 год. Во многом, особенно в анализе болезней, приведших к революции, мы с Вами согласны, но есть и пункт разномыслия, тем более важный, что он касается нравственной оценки прошлого и той позиции относительно революции и советской эпохи, которую стоило бы занять сейчас обществу, дабы исцелиться. В том, что ныне российское общество глубоко больно, мало кто сомневается, но каково имя болезни, от которой мы страдаем? На мой взгляд, предельно обобщая, - это бессилие перед злом и согласие на зло■.

В цитате высказана характерная для объективиста, или интеллектуала, точка зрения. Расхождение позиций в вопросе революции и советского периода √ ключевая нота современного ⌠великого спора■. Отличия можно видеть в словах оппонента.

- ⌠┘Пожалуй, суд над стихией любви (об Анне Карениной √ А.С.) √ модель Вашего суда над стихией революции. Вы делаете ошибку, прямо противоположную ошибке поэтов, рвавшихся навстречу буре: совершенно отрицаете поэзию стихии; просто нет в вашей концепции стихии, противостоящей священнику, как гимн Вальсингама в пушкинском ⌠Пире во время чумы■. Все сводится к простому контрасту добра и зла, доведенных до пустоты абстрактных принципов.

Белые, если можно так сказать, онтологически белы, красные в крови с макушки до пят, и только слепой может сделать ложный выбор■.

Можно привести еще не один десяток цитат из этих или других статей, публичных высказываний, но они, как и вышеприведенные, будут отражать экстравертивную и интровертивную, или объективистскую и субъективистскую соответственно, точки зрения. Сам жанр ⌠Переписки ┘■ наглядно отражает не только разное понимание одних и тех же процессов и явлений, но и обнаруживает отсутствие общего ⌠умоначертания■ - разный смысл, контекст, тон, вкладываемый в одно и то же и слышимый в нем.

Противоположная направленность сознания - на объект и субъект - приводит не только к разному восприятию, способам переработки информации, ценностям, но, как результат всего этого, к недоверию, подозрительности, негативному отношению друг к другу.

Печально, что оба типа склонны отзываться друг о друге крайне нелестно. Это обстоятельство немедленно поражает всякого, кто занимается этой проблемой. И причина кроется в том, что сами психические ценности имеют диаметрально противоположную локализацию у этих двух типов■ (Юнг).

Конечно, в любой интеллектуальной среде, как и в любом обществе, имеются и экстраверты, и интроверты, и индивиды с равнонаправленным сознанием, и между ними возникают разногласия. Но давно замечено, что национальный характер отличается двойственным проявлением черт, назовем наиболее яркие из них: максимализм √ тотальная отстраненность, идеализм √ негативизм. В силу этих особенностей каждое слово, дело, процесс у наших соотечественников носит радикальные формы.

Если власть через сотрудничающих с ней интеллектуалов будет формировать содержание жизни, то оно, в лучшем случае, будет носить социальную организованность, то есть характер формализованного взаимодействия. Само же содержание в этом случае ⌠отпускается■ на свободу, что неизбежно ведет к вседозволенности, к упрощению самого человека и его потребностей. Можно не сомневаться, что в этом случае большинство нации: народ, часть культуры, в том числе гуманитарии, - не только не будут удовлетворены, но будет зреть и новый кризис, и новая смена курса. На примере Соединенных Штатов можно видеть, что объективисты√экстраверты способны на силовой бросок, но не способны организовать жизнь, удовлетворяющую запросы людей, для которых субъективная жизнь является столь же, а может быть и более, важной, чем объективная (Балканы, Афганистан, Ирак, да и внутри государства, как известно, ⌠плавильный котел наций■ не получился).

Народы классического Востока находят удовлетворение субъективных запросов в религиозном многообразии, отличающемся от западных религий индивидуальным подходом и многоуровневым постижением человека и мира. Евразийские народы, кроме России, в силу национальной и религиозной однородности, также легко организуют субъективную жизнь нации. Россия находится, можно сказать, в уникальной ситуации по сложности существования: природно-климатической, экономической, национальной, религиозной. Ситуация усугубляется двойственностью национального сознания (США √ многонациональное государство, но архетип американцев имеет однонаправленное сознание). Вышеизложенное означает, что без содержания жизни, позволяющего определить стратегию и тактику существования, приоритеты, целесообразность и последовательность усилий, мы не сможем положительно существовать и будем вынуждены, как и прежде, чередовать направленность жизни то на Запад, то на Восток, то к объективным, то к субъективным ценностям, исключая то одно, то другое.

Вполне понятны и естественны были бы (и будут) возражения на вышесказанное о необходимости сознательной организации субъективной жизни. Советский опыт все еще держит нас в страхе. Но отрицательный опыт не есть основание для бездействия. Нельзя забывать свою историю и ждать очередного переворота, а он не заставит себя ждать, так как эволюция ускоряется и очередная смена ориентиров может застать ныне творящих.

Если содержание жизни не обретет разумность и целесообразность (возможные при наличии идеологической стратегии) в период президентства Путина, то, как говорит логика нашей эволюции (например, после Александра II - АлександрIII), следующий политический лидер будет субъективистом, а значит, соответствующей будет идеология (необязательно коммунистическая). Нам же необходимо содержание жизни, не исключающее интересы и ценности той или иной социальной группы, а включающее объективную и субъективную сторону жизни человека и общества, что реально возможно только при лидере с евразийским типом сознания (будет ли это Путин или другой лидер-евразиец). Под силу ли интеллигенции создать положительное содержание жизни? Ответ на этот вопрос и будет ответом на вопрос о дальнейшей судьбе России.

Что этому мешает?

Первое √ отсутствие единства в рядах интеллигенции и культурного слоя.

Второе √ отсутствие регулятивной идеи нации, или национальной идеи, способной

объединить и саму интеллигенцию, а вслед затем - нацию.

Третье √ вопросы, связанные с реализацией содержания жизни.

В современной публицистике редки обращения к нашим истокам, и это не позволяет объемно видеть процессы и явления. Небольшой экскурс в историю нашей культуры.

Культурный слой фактически возникает на Руси с принятием христианства, принесшего идею единства, и его ядром становятся духовные подвижники. Строительство государства сопровождалось формированием христианского сознания, а значит, понятий добра, зла, порядка, правил национальной жизни. Именно неустанный труд подвижников, духовенства задавал главную ноту жизни, пронизывающую сознание и деятельность великих князей, бояр, крестьян и горожан. Это активное участие подвижников в общей жизни позже назовут Святой Русью, деятельной нравственностью. Не присоединяясь ни к славянофилам, ни к другим субъективистам, отметим главное. Святая Русь √ это не идеальное государство, в нем было все, что присуще государству и нации в период создания и закладки основ: и вражда, и усобицы, и насилие. Святая Русь √ это дух понимания и стремления к единству государства, который только и способен обеспечить защиту от внешнего врага, самосохранение, способность делать общую жизнь созидательной и конструктивной.

В нашем государстве понятия правды, справедливости всегда носили характер высшей истины. Но может ли торжествовать правда, если у нас своя правда у объективистов и субъективистов, своя - у власти, культуры и народа, и, вообще, у нас каждый сам себе голова. Отличие лишь в том, активно или молчаливо и отстраненно человек реализует ⌠свою правду■. Понимая характер, дух народа, духовные подвижники √ интеллектуальная элита своего времени √ формировали главные принципы жизни общества: милосердие, терпимость, соединение противоположностей, для них закон целесообразности был выше закона правды. Образец национального характера можно видеть в Феодосии Печерском √ отце русского монашества, и в величайшем русском святом Сергии Радонежском.

Но уже в конце XV века, когда заканчивается создание государства, происходит первый ⌠великий спор■, первое явное деление на объективистов и субъективистов, Иосифа Волоцкого и Нила Сорского, соответственно. Как известно, это противостояние двух святых (в канонизации обоих подвижников, несмотря на утверждение ими противоположных ценностей, можно видеть равноценность объективного и субъективного для России) приводит в конечном итоге к Смуте и Расколу в XVII веке.

С Петра Первого начинается новый этап развития в России, когда на призыв образоваться Россия через сто лет ответила гением Пушкина. Как преподобные Феодосий и Сергий, Пушкин с удивительной гармонией и целостностью выражает евразийский тип сознания. Но так же, как после Сергия, после Пушкина в культурной среде нарастает раскол, разделивший интеллигенцию на западников и славянофилов, или, опять же, объективистов и субъективистов. Этот второй ⌠великий спор■ приводит к новой, еще более тотальной смуте 1917-1922 и расколу на белых и красных.

Советская идеология, тоталитарный режим, нивелировка всей жизни не позволяли обнаружить разногласия в культурной среде (исключая деление на физиков и лириков), но, как только ⌠потеплело■, проявились все те же ростки объективистского и субъективистского подходов к жизни (сторонники Сахарова √ Солженицына), которые и привели к Перестройке, с очередным разрушением и разделением общества теперь уже на либералов-демократов и коммунистов-народников.

Время Перестройки казалось временем некоторой общности людей культуры, интеллигенции. После первых восторгов и разочарований мы привычно стали занимать свои места √ объективисты становятся интеллектуалами, либералами, правозащитниками; субъективисты √ гуманитариями, патриотами, народниками. В XXI веке мы вновь не только не понимаем друг друга, но и, как в далеких XV и XIX, становимся антагонистами, вовлекая за собой в вечную русскую бездну остальных россиян. Очередной раскол в интеллектуальной среде может привести (уже приводит) к очередному национальному расколу, точнее, может углубить и без того значительное расхождение во взглядах, ценностях и т. д.

Интеллигенция, без деления ее на субъективистов и объективистов, - это мозг нации, и если она не едина, не может договориться, не может выработать общее понимание правильного и должного и создать общенациональные ценности, то мы обречены на конфронтацию, взаимное уничтожение на словах и на деле.

Содержание жизни формирует сознание, а значит, и весь порядок жизни. Если содержания нет или оно носит характер свободного выбора, как сегодня, то оно формирует взгляды, мнения, убеждения у представителей власти, народа и культуры, непредсказуемые и не способные привести к конструктивному созиданию. При столь характерной для россиян разноголосице утрачивается главное √ смысл, целесообразность усилий и самой жизни. В такой обстановке в России всегда возникает ⌠карамазовщина■.

Может ли интеллигенция объединить нацию? Мы привычно определяем нравственность представителей культуры и интеллигенции как борьбу с властью или положение ⌠над схваткой■. Но это понимание нравственности в основном сложилось в XIX и ХХ столетиях. Если же заглянуть в более ранний период нашей истории, мы обнаружим иное содержание гражданской нравственности культурного слоя √ духовных подвижников. Не борьба и не отстраненность, а деятельная нравственность была лозунгом и реальностью интеллектуальной элиты Древней Руси почти до конца XV века. Именно активное подвижничество в общенациональных делах привело россиян к единству, к созданию государства. Да, государство было сравнительно небольшим, не было еще пропасти между разными социальными группами, не сформировался еще стойкий дух борьбы и противостояния. Но является ли это основанием, чтобы не пытаться разрушить привычные стереотипы нашего мышления, возникшие в более поздний период?

Итак, первое, что может приблизить нас к нормальному человеческому существованию, - это объединение интеллигенции, не формальное, каким пыталось сделать его советское государство, а единство в духе, в понимании. Реально это возможно только в случае обнаружения более высокого измерения; точки отсчета, не исключающей, а включающей все аспекты существования россиян. Только знание первичных установок сознания и их следствий позволит начать процесс осознания, снимет постепенно психологическое напряжение и противостояние. Объединить интеллигенцию, а затем и нацию, может только национальная идея, которая есть регулятивная идея нации, раскрывающая смысл и смыслы нашей истории, судьбы, характера, причины достижений и катастроф. Сама по себе такая идея может стать первым шагом, создаст серьезную предпосылку: положительную готовность к взаимодействию. Процесс же объединения и создания содержания жизни, идеологии, может стать общим делом, которое соединит и саму интеллигенцию, и разные социальные группы, преодолеет негативные последствия нашего развития. Негативное невозможно преодолеть негативизмом и борьбой, только положительное содержание жизни может постепенно вытеснить отрицательные явления нашего существования. Часто можно слышать ссылки на необходимость прежде разобраться с прошлым, дать ему нравственную оценку. Но отсутствие общей точки отсчета практически исключает возможность ⌠разобраться с прошлым■ и, кроме усиления антагонизма, ничего не дает.

Теперь несколько слов о возможном варианте национальной идеи. Нижеизложенное есть предложение и приглашение к обсуждению.

Вполне объяснима победа Запада в делах общечеловеческих √ формально-логические процессы в силу простоты и однозначности имеют ускоренный характер, но большинство человечества все-таки жизненно заинтересовано в организации внутренней жизни, небрежение этим чревато серьезными последствиями для людей.

Кажется странным не замечать, что человек - это его внешняя и внутренняя жизнь. Когда же последняя организованна, она создает понятия, убеждения, формирует отношение к себе, другим, миру, Богу, что и делает человека и общество рано или поздно нравственными. Содержание жизни национально и религиозно однородных государств обеспечивает конструктивность и согласие; в соответствии с эволюционным возрастом нации религия постепенно становится идеологией.

В то же время достаточно проявлены трудности, возникшие в странах Запада, отказавшихся в ХХ веке от организации субъективной жизни граждан. Сегодня вряд ли можно не замечать, что ⌠плавильный котел■ наций ни в США, ни в Европе не имеет положительных результатов. Расовые волнения в США, последние выборы во Франции, успехи крайне правых и националистических партий в Австрии и Голландии, националистические выступления в Германии √ все это результат длительного пренебрежения национальными (подлинно национальными) и религиозными ценностями.

В дореволюционной России хотя и имели место притеснения народов, но в целом страна изначально создавалась как многонациональное государство, и процессы вхождения и адаптации других этносов и народов носили чаще добровольный характер. Общенационального единства не было, но не было и принципиальной разобщенности (исключая Прибалтику, Польшу, Финляндию, формировавшихся как государства с идеологией западного христианства).

Опыт СССР √ это соединение народов общей идеей. Идея оказалась упрощенной и в чем-то примитивной, но все-таки она, пусть на короткое время и пусть с неглубокой общностью и ментальностью, смогла объединить народы нашей страны. Человеческая эволюция ускоряет свое развитие с каждым веком, и сегодня ментальная оснащенность является достоянием не единиц, сотен и тысяч, а миллионов и миллиардов людей. Это факт, а стало быть, человек не только может, но и нуждается в осмыслении жизни, себя и других, общества и планеты, мироздания. Отсутствие идеи при высоком уровне жизни и высоких технологиях опасно для человечества, не только в непосредственном смысле (неконтролируемое высокотехнологичное вооружение), но и через оглупление масс, позволяющее манипулировать общественным мнением в интересах властных элит.

Как уже было сказано, отрицательный опыт советской идеологии не основание для отказа от идеологии, а повод для осмысления и анализа. Сразу нужно уточнить, что необходимо отказаться от классового смысла в этом термине. ⌠Идеология■ √ от идеи. Человек не есть только природно-биологическое существо, - человек также существо духовное. Стало быть, он развивается, а это возможно при наличии идей, определяющих вектор развития. История людей √ это история идей.

Идея есть ключ к эволюции людей; национальная идея √ ключ, открывающий смысл, а значит, целесообразность жизни, усилий нации. Какой бы непоследовательной или даже неразумной ни казалась нам российская история и действительность, нельзя забывать об эволюции, имеющей свои законы, действующие вне зависимости от нашей воли и желания. В рамках этих законов индивиды и нации имеют свободу выбирать, и потому путь от открытия идеи до полноценной ее реализации нередко насчитывает столетия и проходит не только через идеалы, но и идолы. (Идеи гуманизма прошли долгий путь от эпохи Возрождения до двадцатого столетия, через утопии, Великую Французскую революцию, социализм советского образца и либерализм, который нельзя назвать идеальным воплощением.)

Возможно ли при столь выраженной дистанции во взглядах, убеждениях, позициях создать что-либо объединяющее нас? Как известно, то, что больше всего мешает, что является препятствием, то и есть ключ к проблеме √ трудность в умении воспользоваться им. Наш путь столь долог и труден, что все, что действительно позволит нам прийти к духу взаимопонимания, уже есть в нашей культуре, в широком смысле этого слова. Вопрос только в волеизъявлении, прежде всего, интеллигенции.

Главная дилемма идейных противников (сегодня - это интеллектуалы и гуманитарии) может быть выражена как противопоставление общечеловеческого и национального. И тут вновь можно вспомнить Наше Все. У Пушкина никогда не возникал вопрос о совместимости общечеловеческого и национального. С.Франк пишет: ⌠Сочетание ⌠западничества■, восприимчивости и любви к европейской культуре, с чувством инстинктивной, кровной связи с родиной, во всем ее своеобразии, подкреплялось у Пушкина одним сознательным убеждением (┘-А.С.): чем глубже, тем шире■. Далее Франк пишет, что ⌠как отдельная человеческая личность, чем более она глубока и своеобразна, чем более она укоренена в глубинной, самобытной духовной почве, тем более общечеловечна (пример √ любой гений), так и народ■. Чем глубже мы будем знать себя, свою психологию, особенности, ценности, тем более мы будем свободны и открыты любому взаимодействию, не впадая при этом ни в зависимость и подражание, ни в страх и подозрительность. Национальное √ это и есть психология, тип сознания нации, которые в результате развития обрели своеобразие. Зная психотип, можно найти современные способы удовлетворения субъективных запросов, при этом не исключая объективных ценностей.

Одна из главных особенностей нашего существования: Россия, с тех пор как было создано государство, была и остается большим и очень сложным организмом. Это факт, и никакие, даже катастрофические события, не изменили эту данность. Стало быть, мы должны исходить из того, что многосложность жизни, в том числе национальная и религиозная, есть необходимое условие, заданность нашей судьбы. О чем это говорит? Наше отечество есть малая реплика общечеловеческого существования, в нем сошлись Запад и Восток, Север и Юг, объективное и субъективное, духовное и материальное, - это и есть общечеловеческое и в нашем случае - национальное. Национальное в России и есть общечеловеческое.

Противоречит ли общечеловеческое национальному, как это часто трактуют сторонники национальных приоритетов? Думается, что нет. Национальное определяют как традиционное православие, пришедшее к нам из Византии, но вспомним еще раз Пушкина, который как-то обратился к стороннику национального, славянофилу Хомякову с вопросом: ⌠из чего он заключает, что византийские идеи московского царства более народны, чем идеи Петра■, то есть западных влияний. Кроме того, как быть в этом случае с уважением к правам других народностей и правам других верующих, родившихся и живущих в России?!

Если же под национальным иметь в виду не традиции (не исключая их), а идеи православия, сформировавшие сознание, то правильнее обратиться к сути православия, более выраженной у палестинских святых, идеи и традиции которых принесли и развивали религиозные русские подвижники: Феодосий Печерский - отец русского монашества, Сергий Радонежский, Паисий Величковский, Тихон Задонский, Серафим Саровский и др. Религиозные национальные гении в наибольшей полноте отражали национальный дух, характер: и в том, что нет ни иудея, ни эллина; и в необходимости соединять противоположности; и следовать целесообразности, а не правде (так как она у нас у каждого своя); и проявлять милосердие и терпимость.

Если понимать суть нашего существования, наше предназначение как создание положительной жизни людей разных национальностей, вероисповеданий, типов сознания, традиций, то национальное становится общечеловеческим. Об этом хорошо писал Достоевский, ⌠русский из русских■: ⌠Если общечеловечность есть идея национальная русская, то прежде всего надо каждому стать русским, то есть самим собой, и тогда с первого шага все изменится (┘) стать русским √ значит перестать презирать свой народ■, свою историю.

Опасения за судьбу русского народа сторонников национального имеет под собой почву: все тяготы в тяжелой и непредсказуемой нашей истории и жизни ложились на плечи народа. Но преодолеть несчастья невозможно за счет других народов, для которых Россия такая же родина, как и для русских. Тяготы и несчастья в нас самих, а значит, только от нас зависит, решим мы их или нет.

Главная идея русской культуры как отражения национального духа √ это человек, свобода, смысл, целое. Главная особенность русской философии, как концентрированной национальной мысли, - антропоцентризм; если мы поймем, что национальное √ это выраженный через религию, историю и т. д. тип сознания, психологии, а в нашем случае это равнонаправленность и равнополушарность, т.е. фактически включенность всех человеческих типов, мы можем через научное знание или общечеловеческий язык выразить суть человека, его потребностей, как объективных, так и субъективных, и раскрыть многообразие методов и форм, в том числе национальных и религиозных.

Помня об общей заданности нашей судьбы, мы можем поставить перед собой задачу организации жизни с целью свободного выражения индивидуальной жизненной цели. Через человека к национальному, через национальное к общечеловеческому.

Противоречие общечеловеческого, национального и индивидуального √ кажущееся, оно базируется на отсутствии полноты знания, свойственного экстравертам и интровертам, как утверждает К.Юнг, отличающихся односторонним развитием. Экстраверты к общечеловеческому относят социальные законы и правила, интроверты √ общность, духовное единение. Но одно не исключает другое. Общечеловеческое и есть и объективная, и субъективная жизнь человека и людей. Непонимание и невнимание к субъективной жизни в немалой степени объясняется тем, что долгие столетия, тысячелетия субъективное выражалось через религиозное. Но, может быть, пришло время, когда должен быть создан синтетический подход √ научный стержень в понимании человека, его потребностей и многообразие форм и методов их реализации, в том числе национальных и религиозных, опирающихся на стержень. И тогда каждый будет выбирать то, что ему ближе, или не будет выбирать ничего.

Свобода, социальные права √ действительно обязательные условия разумного существования каждой человеческой личности, но, кажется, нет необходимости доказывать, что далеко не каждый человек может самостоятельно решать вопросы, с которыми ему приходится сталкиваться в жизни.

Необходимо целостное знание, раскрывающее общее и частное в человеке и обществе, позволяющее сделать жизнь каждого индивида осмысленной, наполненной творческой реализацией собственных для каждого индивида потребностей и ценностей. Сам факт такого знания, научно обоснованного, социально приемлемого, бытийно осуществимого, не только позволит сделать каждому свою жизнь достойной и творческой; не только будет развивать человека и человечество, но, как бы парадоксально это ни звучало, не потребует введения цензуры, обязательности, контроля за исполнением. Все прежние идеологии в разной степени отличались исключением, а не включением всего богатства знаний, выработанных человечеством. Субъективное, так же как и объективное, должно быть известно и узаконено.

В возможность этого трудно поверить, потому что мы все еще опираемся не на человеческое и божественное, а на агрессивные потенциалы, темное начало в человеке.

Интеллигенцию в России называют мозгом, и это главная правда: объективисты-интеллектуалы - проявление левого полушария; субъективисты-гуманитарии - правого; были и те, кто выражал равнополушаность, √ от Святого Феодосия (XIвек) через плеяду святых к Пушкину, Достоевскому и далее. Существует гипотеза, что равнополушарное функционирование мозга является психофизиологической основой общей одаренности, следовательно, интеллигенция в России, подчеркнем это, может создать действительно общечеловеческое содержание жизни, или идеологию. Это неизбежно означает раскрытие объективных и субъективных потребностей и потенций человека во всем богатстве и возможности творчества, веру в его человеческую и божественную (читай: разумную и творческую) природу.

Такая цель может казаться идеализмом, но причина такого отношения в том, что мы, россияне, и есть идеалисты (в душе идеалисты, а в жизни негативисты), и потому сформулированное каждым представляется как некий несбыточный идеал. В действительности содержание и его реализация - это систематизация и организация накопленного человечеством знания и опыта, научного, религиозного, социального, бытийного и пр. Совокупное знание о человеке и мире должно быть раскрыто в сути, методах и формах реализации, в национальных и религиозных особенностях, трудностях и возможностях творческого подхода. Каждый человек индивидуален, но в то же время подчинен универсальным законам человеческой и планетарной жизни.

И последнее. Вопрос реализации при современном положении дел не составляет больших трудностей. Может казаться, что трудно найти тех, кто сможет осуществить данный процесс, но, если изложенное действительно является для нас хлебом насущным и действительно пришло время собирать камни, значит, найдутся те, кто сможет это сделать. Главное, учесть наши особенности и не позволять себе хотеть все и сразу, не идеализировать и не позволять негативизма, верить и доверять человеческому и божественному началу в человеке.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
254425  2003-11-21 01:23:56
ВТЖН Юрию Хельгу
- Вопрос мой в следующем: если мы являемся прямыми наследниками и Великой, и Русской, и Культуры, то где связь этой Культуры с настоящей действительностью? Где связь между золотыми и серебряными инженерами человеческих душ и состоянием общества (как прошлого, так и насущного... Почему общество не стало ни на йоту ни лучше, ни чище (в христианских терминах) после стольких лет внедрения этой высокой культуры в общество? Проще говоря - кто виноват? Вот в таком контексте мне и хотелось бы пронаблюдать связь культуры и общества. Вы же мне предлагаете рассматривать современное общество так, как будто из него выхолостили его прошлое



Уважаемый Юрий, я предполагаю, что вопросы, Вами перечисленные и сводящиеся по сути к одному вопросу "где связь", Вас, безусловно, волнуют. И хотя я не касался этой темы именно в предлагаемом Вами ключе, готов немного порассуждать на эту тему. Мне не совсем понятка Ваша фраза о "внедрении" высокой культуры в общество. Существует история человечества и отдельных его составляющих в виде народностей, территориальных едениц, культур различных наций. Это было и есть, это тот багаж, который человеческое общество накопило за время своего существования. Как распорядится этим багажем человечество теперь -- вопрос, который можно считать открытым в любом обществе, переживающем кризисные периоды. Что же касается Вашего главноо вопроса о том, где же взаимосвязь между Пушкиным и теми тенденциями, которые существуют ныне в литературе в частности, и культуре вообще, то здесь мне кажется вполне уместным ответить Вам наводящим вопросом. А как Вы полагаете, существует ли, и если да, то как проявляется, взаимосвязь между, скажем так, пра-пра-пра-матерью графских кровей и самых изысканных правил, с её потомками, один из которых, почему-то становится вором, например, а то и вообще полным ублюдком, а другой каких-нибудь пятых-десятых кровей и киселей становится художником или ученым?

254426  2003-11-21 01:35:49
Кошка Катя
- Всем добрый вечер. Ссылка неверно дана, правильная - http://www.pereplet.ru/text/savchenko18nov03.html , а не http://www.pereplet.ru/text/savchenko19nov03.html . Статью не дочитала до конца пока что. Впечатление двойственное, со многим можно поспорить, и многое кажется поверхностным (например, суждения о свободе выбора в западной и восточной философиях), но основная мысль интересная и, наверное, правильная. Никто не пытался анализировать Блока с точки зрения право- и левополушарности? "Мы любим все: и жар холодных числ, и дар божественных видений..." Вообще-то свидетельство в пользу мысли статьи. Не знаю, имел в виду Блок, что каждый скиф любит и жар холодных числ, и дар божественных видений, или что один скиф - одно, а другой - другое?

254427  2003-11-21 10:10:55
qwerty
- Вопрос мой в следующем: если мы являемся прямыми наследниками и Великой, и Русской, и Культуры, то где связь этой Культуры с настоящей действительностью? Где связь между золотыми и серебряными инженерами человеческих душ и состоянием общества

Ха, есть и очень сильная свыязь. Иной раз начитаешься Тургенева или Гончарова и потом лет через 10 ходишь и понимаешь, что там внутри что то такое есть, и взялось оно именно от Гончарова с Тургенвым. И оченно сильно оно влияет на действия и мысли. Как бы незримо незаметно руководит. Мне кажется, надо дать прочитать вовремя, а оно само потом с тобой все сделает и причем как надо. Еще на это место очень сильно претендует Октав Панку Яш, уж больно у него хороши рассказы... А еще советую роман "Кукла" Болеслава Пруса. Тонкая психологическая проза, и еще причем красивая проза. Наприме у Сомерсета Моэма писатель не дает волю мыслям, как ведется повествование так и ведется, все рассказывается. Особенно убило просто в Моэме "через 4 часа, на том месте где застрелился помошник губернатора, сновали акулы"...

Главное преимущество в лит-ре в том, что она сама с читателем что-то делает, путь даже 10 лет пройдет, этот процесс рано или поздно начнется. И делает это настолько незаметно и незримо...

254428  2003-11-21 11:16:17
Дворцов
- Уважаемый qwerty, разве ж молчу? Слушаю родные голоса из 2002 года... наслаждаюсь думаю. Не скажу про скифов, тем более, про блоковых тем паче, но славяне, вышедши на Волгу, своей двуполюсарностью увязали лесных угров и степных тюрков в единую Россию. И эта равнополушарность наших интеллектуалов для России словно камень с указателями где чего обязательно потеряешь: ╚так всех нас в трусов превращает мысль╩. Отсюда ли все ярые деятели в России всегда чуток неславяне? .. А ╚Обрыв╩ Гончарова ╚догнал╩ меня, действительно, через десять лет. И, может быть, ещё через десять загонит... И ещё: статья г-жи Савченко пустая. К нам индийский аршин, как и европейский или американский Тютчева пора перечитывать.

254429  2003-11-21 12:20:15
-

254437  2003-11-21 18:48:49
Прекрасная Незнакомка
- Я согласна с г.Дворцовым, что статья Савченко пуста. Но несколько по другой причине. Г.Дворцов пишет: "Тютчева надо перечитывать"... Смотря какого Тютчева надо перечитывать. Если философскую лирику Тютчева, с которой ассициируется вечность - надо. Хотя бы потому надо, что поэтический опыт Тютчева-мыслителя, Тютчева-философа достаточно успешно переняли не только символисты, но и такие замечательные русские поэты как Заболоцкий или Тарковский. А если Тютчева общественно-политических стихов, изобличающего поляков, либералов, печать, Европу и так далее - то эти стихи перечитывать тоскливо. Потому, что стихи очень плохие: пафосные, риторические, верноподданические. Это даже не стихи, а ритмизированная официозная патетика. Замечательно сказал об этих стихах еще Вяземский: "шинельные оды".

254439  2003-11-21 23:03:20
А.Мещекский
- К нам индийский аршин, как и европейский или американский... Тютчева пора перечитывать.

╚...есть речи, значенье темно иль ничтожно но им без волненья внимать невозможно╩ - именно это я вспоминаю, когда слышу затертые до прозрачности строки Тютчева:

...Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить!

Вспоминаю после того, как прочел в мартовской книжке ╚Вопросов языкознания╩ недавно обнаруженные дневники И.Анненского. В Сети мне их отыскать не удалось, поэтому набираю с листа прошу прощения за купюры, это от лени.

Итак:

╚...весной семьдесят третьего, будучи в Царском селе, я набрался нахальства и явился в дом Тютчева безо всякого предупреждения. Против ожиданий, меня приняли...<...> Федор Иванович выглядел изможденным, но довольно оживленным болезнь в очередной раз отступила, и он испытывал некоторый подъем духа. За беседою мы провели более двух часов <...> и я, уже не помню, к чему, продекламировал: ╚Умом Россию не понять и т.д.╩

- Боже мой! едва не закричал Ф.И., и голос его сделался звонким и каким-то дребезжащим. Мне кажется, что после моей смерти других моих стихов и не вспомнят, а только эти! Какой уж глубокий смысл только в них не находили! Будь я помоложе, я бы, честное слово, загордился.

Он доверительно наклонился ко мне, и глаза его за толстыми стеклами очков весело блеснули.

- Знаете ли вы, - понизив голос, сказал он мне, - какова была третья строка попервоначалу? А? Нипочем не угадаете!

Он выдержал паузу, пока я растерянно что-то мямлил, и торжественно провозгласил: - Она у нас такая бл...! и рассмеялся, тут же, впрочем, сухо закашлявшись.

Я онемел.

- Да, да! отдышавшись, подтвердил Ф.И. Я, дорогой Иннокентий Федорович, тоже пробовал себя в жанре сатиры. Не все же всяким Курочкиным. Обозлился, помнится, на какую-то совершенную ничтожность, и начал язвить вот таким образом.

- Да при чем же здесь аршин? довольно глупо спросил я.

- Так ведь в аршине вся соль и должна была заключаться! Как вы думаете, отчего нельзя измерить именно общим аршином? и, не дав мне сказать какую-нибудь благоумность, торжественно заключил: - А оттого, что общий аршин непременно сопрут! Сопрут-с! Как же его не украсть, ежели он общий? В первые пять минут и сопрут! и засмеялся, уже тихонько и устало.

Я и не знал, что сказать. Возникло молчание, которое нарушил опять Ф.И.

- Рифмы не нашел. И так, и сяк крутил никак не выходило. А наутро перечел, в совсем уже другом настроении, - он мягко, почти незаметно улыбнулся каким-то своим воспоминаниям, и лицо его осветилось, - и как будто замок какой щелкнул. Поверите ли, буквально в две минуты все написал! Ну да вы ведь поэт, вы знаете, как это бывает...

<...>

...и, уже возле двери, зябко поводя плечами, вдруг сказал: - Да и за своим аршином-то тоже глаз да глаз нужен, а то неровен час, - и снова тихонечко и грустно засмеялся с кашлем, как полешки в печке затрещали.

254449  2003-11-23 12:07:53
Юрий Хельгу
- ВТЖН! Безусловно, Ваш наводящий вопрос способен свалить наповал,но только если смотреть на него в упор. Встреча с ублюдком весьма неприятна, и способна навести на определенные умозаключения. Однако, уже вор, вполне, может быть носителем высокой культуры. Вор - это специальность, ну, в крайнем случае - болезнь, и я не вижу причин, почему спектр от профессия до недомогание может быть препятствием к овладению неровностями культуры (Грузия) Между прочим, и ублюдок способен оказаться милейшим человеком: наши субъективные оценки не всегда обязаны совпадать с общим местом. Я знаю - да и вы, наверное, имеете на примете - многих ╚ублюдков╩ почитаемых общественным мнением. Мало того, эти ╚ублюдки╩ могут являть собой авторитетов, обсуждаемой культуры. И уж совсем непонятно, когда наш друг\сват\брат (пупсик из пупсиков) оказывается, в других мнениях, нехорошим человеком Давайте, несколько отойдем от частностей - и мы увидим, что законы общества (а следственно и связи мы ведь говорим об устойчивых связях) проявляются статистически. Т.е. то, что некий потомок графской пра-пра-пра-матери избрал род деятельности, не связанный с наукой и искусством, нисколько не отменяет того правила, что, как правило, последыши не далеко ╚падают╩ от своих предков. Из того факта, что в обществе должны наличествовать инакомыслящие, не вытекает, отнюдь, массовость этого явления: в противном случае диссиденты стали бы самим обществом.

И если мы не будем упираться в исключительность (тупиковый, кстати, русский путь), мы непременно увидим, что если авторитеты культуры обсуждают безнравственность сожительства без любви, то, наверное, следует ожидать ослабления института брака: как скоро любовь в браке ослабевает и пропадает вовсе следует немедленно разводится, иначе совершится безнравственный поступок (оно, положим, как индивидууму мне это и выгодно (тактически), но и общество пострадает (пострадают мои стратегические выгоды))Если Чацкий у нас герой, то, непременно, надлежит ожидать увеличение демагогов: указывать на ╚язвы╩ общества - не штука, штука исправлять их (умно и без истерик). И не говорите мне, умоляю, будто бы роль интеллигенции безответственно обличать ╚недостатки╩. Обличать недостатки - очень удобная роль ...Если декабристы у нас ходят а друзьях общества, то, безусловно, надо приготовляться к потрясениям этого самого обществаЕсли А. Невский святой, то не следует удивляться многовековой ( Вот! Какая длинная связь!) татаро-монгольской отрыжке Если Христос бог, то сам бог велел быть революционером. По-моему, связи, совсем, прозрачные. На эти связи я и хотел указать. ╚Художник╩ не только отражает действительность он еще и формирует ее. Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский, Тургенев, Гончаров (О! Этот Обломов), Чехов, Горький, герцены, писаревы, белинские, добролюбовы, - имя им легион - все они положили свой камень в будущие потрясения России Кто у них герой? непонятый, безответственный, лишний человек? Чему вы детишек обучаете? Поколение за поколением растите лишних, нигилистки настроенных людей? Ну, если сам Пушкин сказал, что так надо, то кто же из гуманитариев будет противостоять? Надеюсь, теперь, слова о ╚внедрении╩ ╚высокой╩ культуры более понятны? Да! Культура наша добилась вершин, но только для 10% (в лучшем случае); для остальных 90% она чужда, она повод к вседозволенности, она рассадник декаданса: такое впечатление, словно 10% - это руссы, а 90% славяне Вы (безотносительно к личностям) думаете, что призываете к диалогу - а они думают, что вы указываете им путь. И ни вы, ни они не понимают, как долог путь договора

Порядка 300 лет просвещенная часть общества противостоит власти - вы думаете это шутка?Результаты подобных шуток, теперь можно наблюдать повсеместноХотим мы того или не хотим, понимаем или не понимаем, но прошлое ╚сидит╩ в каждом нашем движении, и в количестве гораздо и гораздо большем чем инновация

Мне думается, что г. Дворцов поторопился с пустым вердиктом, доказав своим высказыванием обратное.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100