TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Злободненвое20 мая 2008

Виктор Погадаев

 

 

Вместо тепла - зелень
стекла,
Вместо огня - дым,
Из сетки календаря выхвачен
день.
Красное солнце сгорает
дотла,
День догорает с
ним,
На пылающий город падает
тень.
Перемен! - требуют наши
сердца.
Перемен! - требуют наши
глаза.
В нашем смехе и в наших
слезах,
И в пульсации вен:
"Перемен!
Мы ждем перемен!"
(Из песни Виктора Цоя)

 

Политический цунами

(Заметки о всеобщих выборах в Малайзии)

 

В.А. Погадаев

 

Выборы в марте 2008 года в Малайзии некоторые политические обозреватели сравнивают с цунами - столь неожиданными оказались их результаты. Оппозиция не только потеснила правящий Национальный фронт в парламенте и лишила его конституционного большинства, завоевав 82 места из 222 (на предыдущих выборах у оппозиции было всего 21 место), но и вырвала из-под его контроля пять штатов (Кедах, Келантан, Перак, Пинанг, Селангор), сформировав там коалиционные правительства./span> Такого в истории Малайзии еще не бывало.

Но цунами этот, в отличие от природного катаклизма, носит очистительный характер. Страна впервые сбросила с себя цепи страха и проголосовала за изменения, перемены и реформы. Заслуга в этом несомненно принадлежит премьер-министру Абдулле Бадави, который, может быть, проиграл как политик, но выиграл как государственный деятель. Ему, а не кому-либо другому , как утверждает малайзийский политолог Зулкифли Сулонг, обеспечено звание "отца реформ". Некоторые, как например, Хишамуддин Раис, идут еще дальше и сравнивают его роль с ролью Горбачева в СССР, а его реформы с горбачевской перестройкой и гластностью.

После 22 лет авторитарного правления Махатхира Мохамада, не допускавшего никакой оппозиции и правившего "ежовыми рукавицами", политика Абдуллы Бадави (с октября 2003 года) с его "цивилизованным исламом" ("ислам хадари" ) стала как бы свежим глотком воздуха для страны и открыла возможности для плюрализма мнений, в том числе на вопросы дальнейшего развития страны. Он взял курс на возвращение забытых при Махатхире традиционных ценностей малайзийского общества, к возрождению культурного наследия и традиционных производств, включая сельское хозяйство. При Махатхире страна, увлекшись современными производствами, стала слишком зависимой от ввозимого продовольствия, а крестьяне начали постепенно утрачивать навыки производства риса, бросали земли в деревне и пополняли ряды люмпенов в городах. Это привело к негативным социально-экономическим последствиям, росту безработицы и преступности, особенно среди молодежи.

Концепция "цивилизованного ислама", подразумевающая отмежевание от "исламского терроризма", является эффективной основой для развития страны. Она включает десять основных принципов: вера в Аллаха и преданность ему, справедливое и достойное доверия правительство, свобода и независимость людей, освоение современных знаний, сбалансированное и всестороннее экономическое развитие, достойная жизнь для всех, защита прав меньшинств и женщин, повышение культуры и высокой нравственности, защита окружающей среды, эффективная оборонительная политика. "Ислам хадари", по словам самого премьер-министра, это создание новой цивилизации. Качество жизни должно улучшаться через строительство человека, осваивающего современную науку и технику".

Реализация концепции по существу стала триумфом "умеренных" сил в исламе Малайзии и имела большое влияние на весь регион в целом, включая ближайшего соседа Индонезию. Партии мусульманской направленности в этой стране, как заявлял ректор Исламского университета Западной Суматры Азюмарди Азра, учли опыт Малайзии и заинтересованно обсуждают концепцию "ислам хадари", рассматривая ее как один из способов покончить с представлением о тождестве ислама и терроризма. Ведь после событий 11 сентября 2001 года, репутация "умеренного и толерантного ислама", которым славился регион Юго-Восточной Азии, оказалась подмоченной участием некоторых радикальных лиц в сети международного терроризма. Для многонациональной Малайзии, где кроме малайцев-мусульман (58 процентов), проживает значительная прослойка выходцев из Китая и Индии, исповедующих другие религии, концепция "ислам хадари" явилась наилучшим способом поддержания расовой гармонии и религиозной толерантности. Расовые столкновения 1969 года ушли в историю, но всегда в памяти и политиков и простых людей. Сохранить экономическое процветание, высокий уровень жизни для всех национальных общин, развитие многонациональной культуры . важная задача, которую декларировало малайзийское правительство. И не только декларировало, но и принимало конкретные шаги в этом направлении. В 9-ом пятилетнем плане развития Малайзии (2006-2010) в соответствии с концепцией "ислам хадари" ставится задача поиска новых источников развития, повышения производства во всех отраслях экономики и совершенствование человеческого фактора, включая развитие образования, науки и культуры.

Абдулла Бадави начал также борьбу за искоренение коррупции в государственном аппарате и затронул интересы бывшего премьера Махатхира, ставленники которого пострадали от этой борьбы в первую очередь. Отсюда такая неприкрытая ненависть Махатхира к Абдулле Бадави, резко негативная оценка его деятельности и требование подать в отставку.

Но это были лишь первые шаги, и их было явно недостаточно. Итоги всеобщих выборов показали, что население ждало от правящего блока большего. Как отмечала газета "Файнэншнл Дейли" 10 марта 2008 года, "на выборах сказалось недовольство населения политикой властей еще во времена Махатхира, и если Абдулла Бадави в чем-то и виноват, то только в том, что не избавился от многих старых деятелей и не наказал их за коррупцию, как обещал на выборах 2004 года".

Газете вторит известный историк, профессор университета Малайя Ку Кей Ким, заявивший в беседе с автором данной статьи, что "голосование за представителей оппозиции, является по существу предупреждением правительству и самому Абдулле Бадави о том, что он должен активнее проводить реформы, направленные на повышение уровня жизни населения в интересах всех национальных общин страны".

И правящему Национальному фронту, если он хочет сохранить власть, не остается иного пути, ибо оппозиция показала себя вполне зрелой и способной бросить вызов властям. Харизма неофициального лидера оппозиции бывшего заместителя премьер-министра Анвара Ибрагима, пострадавшего в 1998 году от Махатхира, отсидевшего шесть лет за "злоупотребление властью" и только с 14 апреля сего года (уже после выборов) получившего право участвовать в политической жизни, несомненно сыграла большую роль в успехе оппозиции на выборах. Хотя многие политологи (включая российских) уже давно похоронили Анвара Ибрагима как "политический труп", он доказал обратное. Он сумел объединить интересы трёх, казалось бы таких разных партий, побудить их отбросить свои амбиции, выдвинуть привлекательную платформу. Панмалайзийская исламская партия (ПИП), правящая в штате Келантан с 1990 года, согласилась заменить лозунг "исламизации" на лозунг "повышения благосостояния народа". Партия демократического действия (ПДД), всегда выступавшая за "малайзийскую Малайзию", т.е. против привилегий какой-либо одной общине, и многонациональная формально, но преимущественно китайская по своему составу, проявила гибкость в отношении "особых прав" малайцев как коренной нации", имеющих, по Конституции, различные привилегии. В результате за ПДД голосовали даже в штатах с преимущественно малайским населением. И, наконец, Народная партия справедливости, возглавляемая супругой Анвара Ибрагима . Ван Азизой Ван Исмаил, в своём манифесте "Новое начало для Малайзии" выдвинула почти что социалистические лозунги: бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, снижение цен на бензин, высокие темпы экономического развития (до 8 процентов), введение минимальной зарплаты в размере 1500 ринггитов ( около 400 ам. долл.), обеспечив себе поддержку беднейших слоев населения.

Таким образом, лидерам оппозиции удалось побудить избирателей поверить им. Как отмечают малайзийские политологи, многие годы население голосовало за Национальный фронт не потому, что полностью одобряло его политику, а потому что не верило оппозиции. Малайцы не голосовали за ПДД, а китайцы боялись ПИП. Народная партия справедливости как многонациональная партия стала своеобразным мостом между ПДД и ПИП, убедив их в необходимости взаимных компромиссов.

По существу создание коалиции трех оппозиционных партий, получившей название "Народный союз", привело к созданию в Малайзии двухполюсной (двухпартийной) системы. С одной стороны, выступает Национальный фронт, тоже являющийся блоковой организацией (объединяет 13 партий при ведущей роли Объединенной малайской национальной организации . ОМНО), а с другой . Народный союз, мощно заявивший о себе во время выборов. Но в отличие от Национального фронта, состоящего из коммуналистских партий, т. е. партий, построенных по национальному принципу, Народный союз включает в себя формально многонациональные партии, открытые для всех граждан Малайзии.

Блестящее выступление Народного союза отражает новые, важные изменения в сознании малайзийцев, которые ранее считали , что их интересы могут отстаивать только организации, созданные по национальному признаку.

Результаты всеобщих выборов в Малайзии еще долго будут анализироваться, но уже сейчас ясно, что они продемонстрировали торжество демократии и более открытую политику, которую стал проводить пнемьер-министр Абдулла Бадави. Очевидно также, что судьба оппозиции, получившей мандат на формирование правительств в пяти штатах, будет во многом зависеть от конкретной политики и того, как она сможет реализовать свои предвыборные обещания в жизнь.

Что касается правящего блока, то ему потребуются принять новые, дополнительные меры и внести существенные коррективы в некоторые направления своей политики, чтобы доказать свою способность активизировать проведение реформ..

И, кажется, эти меры уже принимаются. Новый кабинет по составу почти вдвое меньше предыдущего и обновлен тоже почти наполовину за счет включения министров-профессионалов, что говорит о стремлении добиться большей конкретности и эффективности принимаемых решений. Абдулла Бадави объявил также о существенной реорганизации Комитета по борьбе с коррупцией, расширив его состав и полномочия, вызвав одобрение даже у оппозиции. В новом парламенте создается парламентская комисся по вопросам коррупции. Объявлено о том, что все крупные проекты, вовлекающие государственные средства, будут проходить более тщательную проверку, а тендеры на контракты станут исключительно прозрачными. Взят также курс на экономию средств по содержанию правительства, чтобы выделить больше ассигнований на развитие и социальную сферу.

Задача эта, очевидно, требует сплоченности рядов Национального фронта, позиции которого в результате выборов оказались подорванными не только в парламенте. Бывший премьер Махатхир продолжает играть деструктивную роль, призывая Абдуллу Бадави подать в отставку и отменить квоту по сбору голосов при выборах президента ОМНО (квоту, в свое время введенную им самим!). Он резко изменил свое отношение и к заместителю премьер-министра Наджибу Разака, заклеймив "йесменом", не меющим своих твердых убеждений. Из далекого Келантана слышится голос престарелого Тенку Разали, призывыющего провести чрезвычайный съезд ОМНО и выражающего готовность бросить вызов Абдулле Бадави на посту президента этой партии. Тенку Разали уже однажды был возмутителем спокойствия, и чуть было не сбросил Махатхира с высшегго поста в ОМНО в 1986 году. Султаны в штатах, приструненные в период правления Махатхира и лишенные ряда привилегий, в условиях "демократизации" вспомнили о своих правах, подняли головы и стали проявлять строптивость при назначении главных министров штатов (Перак, Перлис, Тренггану), ставя тем самым премьер-министра в неудобное положение.

Иностранные инвесторы при этом беспокоятся, как бы ситуация не вышла из-под контроля. Они подчеркивают, что хотели бы видеть сильную оппозицию, которая бы оказывала давление на правительство и заставляла его корректировать свою политику. Но процесс этот должен идти спокойно, без эксцессов, которые могли бы подорвать позиции иностранного капитала.

Ситуация в Малайзии развивается стремительно и думается скоро мы узнаем, чем же закончится "малайзийская перестройка", и сможет ли ее инициатор избежать судьбы главного советского перестройщика Михаила Горбачева.

Куала-Лумпур, апрель 2008 г.


Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
281559  2008-05-23 18:29:51
- "Ситуация в Малайзии развивается стремительно и думается скоро мы узнаем, чем же закончится "малайзийская перестройка", и сможет ли ее инициатор избежать судьбы главного советского перестройщика Михаила Горбачева."

289756  2009-09-09 03:28:40
Victor Pogadaev
- Из текста выпало общее число мест в парламенте. Надо читать так: Задача нейтрализации деятельности оппозиции стала как никогда актуальной именно в период правления Наджиба. Ведь оппозиция в лице Народного союза (Исламская партия, Партия демократического действия, Народная партия справедливости) получила 82 из 222 мест в парламенте и вырвала из под влияния правящего блока пять штатов (Селангор, Перак, Пинанг, Кедах, Келантан).

Русский переплет


Rambler's Top100