TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Загрибельный

 

ФАКЕЛ В ПУСТЫНЕ

(главы из романа)

 

 

Будильник

 

"Гуля, Гульнара, Гульмира", - поглядывая в зеркало "Лэндкрузера", мучительно пытался вспомнить Григорий, как зовут молодую красивую женщину, сидящую за его спиной. Вариации на тему цветка в тюркских именах утомляли. "Во всяком случае не Гюльчатай", - подумал он, сжимая между ног сумку и ощущая приятную твердость бутылок, аккуратно, чтоб не гремели, завернутых в махровое полотенце - мера предосторожности совсем не лишняя, ввиду строжайшего "сухого" закона на промысле. Он предвкушал восторг переводчиков, которые ждали возвращения собрата из командировки в город.

Шла шестая неделя вахты. Сам близкий вид женщины вызывал тревожное удивление. Он встречал ее раньше в городе. В легком летнем платьице, светясь улыбкой, она выпархивала из развозившего микроавтобуса, со словами: "До свидания", - раздаривала на всех общий нежный взгляд и быстро скрывалась в переулке между домами.

Сейчас же она, вольготно расположившись на сиденье джипа и высоко поднимая крупную грудь, оживленно пересказывала свежие сплетни только что прибывшему спецу по бурению √ Френку Дриллеру.

Большие широко раскрытые глаза, круглое, с тонкими чертами необычное для азиатки почти белое лицо - даже вблизи ее можно было принять за девушку, если не знать, что ей около тридцати и у нее почти взрослая дочь. Она безумолку тарахтела о чем попало и чувствовалось, что ее слегка несет. Канадец отвечал краткими дежурными возгласами: "Вау! Реали?" и, вскоре, задремал, покачивая лысоватой головой. Сказывался "джет лег" - разница во времени после стремительного перелета через океан и континенты.

Женщина надела очки, достала из пластикового пакета толстую книгу и, несмотря на изрядную тряску, углубилась в чтение.

Шофер подтолкнул Гришу локтем в бок и подмигнул со значением.

Гриша тоже хотел развернуть недочитанный в городе номер газеты, но решил не открывать сумку, а поудобнее откинулся в кресле, и, отстегнув ремень безопасности, стал смотреть в окно.

После недавних зимних холодов весна была на редкость ранняя и дружная. Мимо пролетали то причудливо профилированные ветром песчаные откосы с джингилем и саксаулом, то проплешины белесых солончаков и широких такыров, на которых когда-то по снегу загоняли сайгу, пока почти напрочь не истребили ее по всюду.

В пустыне уже отцветали подснежники, а по пригоркам и ложбинам в светлой зелени низкорослой полыни и в более темных кустиках терескена начинали проглядывать красные и желтые огоньки тюльпанов. Разлитый в воздухе горьковатый, притягательный травный запах проникал внутрь даже через кондиционер джипа.

Направо и налево пронизывая холмистую равнину убегали дороги, дорожки и тяжелогрузные колеи, уводившие к разным промыслам, аулам и летним пастушьим стоянкам.

Промелькнула серая юрта. Стадо баранов обтекало склон невысокого бархана. Сквозь стриженные бока животных отчетливо проступали ребра. Следом за отарой размеренно плыл волнистый верблюд, между горбами которого подремывал чабан.

Иногда невысоко кружили орлы, подбирая сбитых машинами, то и дело перебегавших дорогу сусликов. Согретые лучами и отмоченные дождями флора и фауна жили весенними плодящими заботами, стараясь поспеть до наступления изнурительно жаркого и сухого лета.

Вся эта местность была когда-то дном древнего моря, а теперь на сотни километров по обе стороны трассы простирались песок, ветер и солнце.

А еще здесь нашли большую нефть, и ради нее люди со всего света слетались сюда, чтобы выкачать эту черную кровь планеты, продать, переработать в требуемые цивилизацией товары и устроить тем свое благополучие.

Здесь в земле лежали огромные богатства.

Компания " Hurry Up !", (с английского "Харри-ап" можно перевести как - "Скорей-скорей!") работала в Казахстане несколько лет и переживала не лучшие времена: мировые цены на нефть все еще оставались низкими, недавно сменившиеся президент и главные менеджеры пока плохо контролировал ситуацию, акции компании на Нью-Йоркской бирже продолжали падать. Положение пытались выправить непопулярными мерами, увольняя половину рабочих и тасуя кадры, что порождало крайнюю нервозность и противоречивые слухи.

Крепкие западные спецы, давно почуяв неладное, перебирались под другие более надежные крыши, и уже с год как сюда из-за рубежа повалила всякая шушера.

Среди местных молодых тоже появились беспредельщики, и Григорий по собственной доброте чуть не оказался на обочине. Стоило ему положительно отрекомендовать студента, проходившего в его отделе практику, как тот, вскоре неожиданно опять объявился в транспортном, и был сверху предложен на Гришино место. Хорошо, что шеф - Джек Драйвер воспротивился √ почему, не согласовав с ним, ему меняют переводчика. Но все равно пришлось ехать в город, объясняться и доказывать.

Парень клялся потом, что ничего дурного не замышлял, что это не его инициатива, но Гриша впредь решил держаться настороже и зарекся оказывать помощь. Теперь, когда все, вроде, утряслось, он немного расслабился, поглядывая то на пассажиров в зеркало заднего обзора, то в набегающее серое полотно гравийки.

Наконец из-за горизонта показались черные шлейфы дыма над алыми факелами, в которых ежедневно на десятки тысяч долларов сгорал попутный газ, и заблестели серебристые массивы наливных емкостей самого богатого в округе месторождения, запущенного в разработку еще при Союзе.

Миновав шлагбаум, джип въехал в ворота лагеря. Френк с багажом выгрузился у головного офиса, и уже налегке они подрулили к дальнему корпусу, где жили переводчики.

Войдя в длинный пустой коридор с дверями по обе стороны, Григорий открыл комнату своим ключом и засунул сумку под стол в дальний угол.

Спрашивать, как ее зовут, стало теперь еще более неудобно, и чтобы замять неловкость, он

предложил:

- Пора обедать. Ты здесь первый раз? Пойдем, покажу, где столовая.

Не успели они войти и встать в очередь на раздачу, как среди веселого перестука полутора сотен ложек и вилок раздался дружный возглас:

- О! Кто приехал! - Подразумевалось, конечно - что привез.

Но следующие слова относилось уже не к нему:

- Кого мы видим, Айгуль! Каким пассатом ты к нам занесена? √ это поднявшись из-за стола, театрально простер навстречу руки длинный худощавый переводчик Еркен, любивший вкрутить затейливое словцо.

Робкая стайка студенток-практиканток обернулась на него, и перевела взгляд на прибывших.

- Я к вам на инвентаризацию, а, может, и совсем останусь, - кокетливо отозвалась Гришина спутница.

- Народ всецело одобряет твое решение, садись скорее к нам! √ тут же начал Еркен подбивать свои обычные клинья.

Повар-француз, выкладывая на тарелку сочные куски баранины, услужливо изогнувшись, не преминул пролопотать Айгуль свои французские любезности, спрашивая, какое мясо ей больше нравится - хорошо прожаренное или наполовину, "или ты любить кур-р-рочка, знаешь, ко-ко-ко"?

Вообще эти "фрогз"√лягушатники, как их свысока именовали британцы, в отличие от самих англоговорящих, немедленно усваивали нужные словечки из окружающих языков и ловко безобидно подшучивали, зато очередь бодро продвигалась вперед.

За столом переводчиков всегда царило оживление, сюда стекались самые свежие новости промысла:

- Ты посторожее, - неодобрительно покачал головой Пантелей, переводчик из отдела добычи, в прошлом музыкант и хиппи, получивший за хвостик на затылке кличку Пони-тейл, - Я давно работаю и то иногда попадаю. Мой ирландец с кривым прононсом однажды заявляет:

"Надо встречать Норис".

"Ну, - думаю, - какой-то важный чувак приезжает, может, нужно послать за ним машину в город".

- Да, - соглашаюсь, - надо.

Через час он опять:

- Надо встречать Норис.

А вроде неудобно показать, что не врубился, пытаюсь выяснить наводящими вопросами.

- Что ты считаешь, для этого лучше сделать?

Он посмотрел на меня, пожал плечами и говорит:

Тут я допер, что Норис √ это, блин, Наурыз. (Среднеазиатский Новый Год, приходится на день весеннего равноденствия).

Раздался взрыв смеха.

- У вас тут отлично кормят, все натуральное! - уплетая свиную отбивную с гарниром из брокколи и золотистой маринованной кукурузки, удивлялся широкоплечий заросший щетиной Макар, которого его земляк Еркен не так давно перетянул с Каспия. - А у нас на Тенгизе задолбали ляжками Буша. Говядина из Аргентины, картошка из Голландии - почищена, порезана, заморожена - никакого вкуса.

- Мой первый шеф, когда его турнули, так сказал на прощанье: "Будьте осторожны с нашими компаниями, они вас вздрючат!", - вставил в общую тему Гриша.

Макар пожал плечами то ли соглашаясь, то ли выражая сомнение:

- Однако, у американов такого бардака нет, как здесь, там все чики-чики, они свой бизнес плотно знают.

Тут хоть салфетки опять появились, одно время даже туалетная бумага исчезла. Переводчикам зарплату срезали наполовину, сволочи. На экспатах (Экспатами (сокращенно от экс-патриот √ работающий не на родине) на промыслах традиционно называют иностранных специалистов ) лучше бы экономили, - сказал Пантелей

- Это вряд ли. - возразил Костя.- Во-первых, профсоюз беспонтовый, а во-вторых, зачем было продавать.

- Вот именно, зачем продавать? Месторождение работало нормально, его специально обанкротили. Я √ экономист и знаю: тут материальных ценностей на миллиард, а пихнули за сто миллионов зеленых. Кто-то в правительстве поимел колоссальный куш, - веско заявил обычно молчавший Андрей √ переводчик генерального директора.

Айгуль заулыбалась обращенным на нее взглядам.

Мимо стола шагал с разносом Френк Дриллер и, поприветствовав обедавших кивком головы, чуть не всем туловищем наклонился в ее сторону.

Она ему приветливо пошевелила пальчиками: "Хай!"

Теперь Гриша сумел разглядеть его более внимательно. Френк был невысокого роста, вдобавок сутулый. Нос у него как клюв нависал над широкими черными усами, скрывавшими рот и жесткую улыбку. Стертая мимика и гладкость выбритых щек делали его лицо похожим на какую-то мягкую пластмассу. Он не произносил слова, они вырывались у него прямо из гортани вслед за по-птичьи угловатыми поворотами шеи. На макушке светилась плешина, как будто подчеркивая, что какая-то часть мозга в голове либо отключена, либо просто отсутствовала.

"Натуральный урод из Канады", - провожая взглядом, подумал Гриша.

За столом экспатов послышался громкий раскованный смех.

 

* * *

После обеда Гриша помог Айгуль перенести вещи в ее комнату, и, пошутив насчет того, что теперь с нее причитается, вызвал по рации машину и поехал на работу.

От утренней ясной погоды не осталось и следа: по небу двигались плотные облака, на темном горизонте между туч проблескивали молнии, сильнее стал поддувать почти никогда не утихающий ветер.

Транспортный отдел гудел, как трансформатор высокого напряжения. Шла перевахтовка: одни работники только что прибыли, другие с вещами еще не успели погрузиться в автобусы. Водители, механики, слесари то по одиночке бродили по территории базы, то сбивались в группки, что-то выспрашивали, стараясь не глядеть друг другу в глаза.

Среди приехавших было несколько человек из числа тех, кто был заочно отправлен в бессрочный отпуск, и теперь каждый пытался выяснить почему уволили именно его.

только б работа была. √ сокрушенно говорил пожилой слесарь.

червяками? √ язвительно отозвался сокращенный механик Саня Ким, - а пусть увольняют, я не пропаду, открою свою мастерскую дома, они ж ко мне и приедут ремонтироваться, но только уже за конкретные бабки.

Под тревожный перешепот и перебранки ожидали оглашения окончательного "черного" списка.

У входа в офис толстый Джек Драйвер разбирался с инструментальщиком, в сумке у которого обнаружил набор импортных ключей и отверток из цеха. В свое оправдание тот мямлил нечто невразумительное √ "Просто положил, а потом хотел принести обратно. Простите, пожалуйста"

За коробочку пусть иностранных и блестящих железок потерять работу было по меньшей мере глупо. Начальник колонны, которому инструментальщик приходился родней, пытался сгладить ситуацию:

- Нам надо свой менталитет менять, так уж повелось, если что-то плохо лежит, то обязательно возьмем. Постепенно исправимся .

Все знали, что тащат беспощадно - ГСМ, запчасти, стройматериалы, даже компьютеры. Но ловили мало. У самого Джека не так давно сперли его фирменный комбинезон, повешенный после стирки сушиться во дворе базы. Тщетно пытаясь бороться с воровством и, наконец, взяв с поличным, Драйвер был неумолим.

- И что, если б удалось угнать автомобиль, то и его бы украли?

- Почему ж нет? - удивился Гриша.

- Совесть их что ли совсем не мучает?

- А при чем тут совесть? Так восполняется недостаток зарплаты. К тому ж, если стибрил что-нибудь и не попался √ значит молодец √ джигит. Об этом даже фольклор повествует - встречаются в степи двое, знакомятся::

угнал табун лошадей.

Джек недоверчиво посмотрел на Григория, усмехнулся и, оставив охранника оформлять протокол, они пошли в офис разбираться со списком.

На увольнение в первую очередь стояли те, кто был замечен в пьянстве или других серьезных проступках; разумеется, оставляли более молодых и сильных, готовых безропотно работать за двоих. Для соблюдения объективности в городе была проведена аттестация, но вопреки ожиданиям, среди отобранных оказались не самые лучшие. Начальство любыми путями старалось протащить своих.

Сам Джек, с удивлением не обнаружив многих имен, все же не захотел спорить с решением комиссии. Частенько недовольный ремонтом, он хвастал, что у него в Абудаби, пятеро индусов справлялись быстрее и лучшее, чем вся здешняя орава слесарей, и скорее всего не врал, потому что когда коснулось замены ремня в "Тойоте", то даже молодой толковый начальник цеха Рустем, которому Гриша подробно перевел инструкцию, провозившись битый час, с первого раза не смог справиться, а Джек, засучив рукава, поменял за десять минут. Для иномарок нужны были иные приемы и навыки.

На улице ветер сыпал песок, шуршащий по оконным стеклам.

командир к чукче-шаману и говорит: "Я знаю, у тебя есть золото. Показывай, где спрятал, а то расстреляю". Переводчик перевел приказ, поскольку сам командир по-чукотски, естественно, не знал. Шаман перепугался, "Не стреляй! - говорит, белый человек, забирай золото, оно зарыто в чуме под очагом."

Переводчик чуть подумал и перевел: "Чукча говорит: "Хоть убей меня, гад проклятый, все равно не скажу, где золото!"

Джек погрозил Грише пальцем:

- Хитрая ты бестия.

В этот момент дверь кабинета приоткрылась и просунулась взъерошенная голова Рустема. Они понимали друг друга с одного взгляда. Гриша щелкнув "мышкой" по иконке "Принт", поднялся и вышел в коридор.

- Слушай, никак нельзя, чтобы уволили Кима. √ возбужденно заговорил Рустем, - Наши на меня бочку катят. Ну, причем тут кореец. Он мне, сам понимаешь, не родственник, но камазовскую коробку с закрытыми глазами разберет и соберет, а оставят блатных балбесов, как я с ними работать буду - запорят двигатель, меня ж самого тогда Джек выгонит.

Перед командировкой Ким рассказывал Грише свою историю:

"Меня часто за казаха принимают - такой же загорелый, узкоглазый √ говорят при мне что хотят. "Вот разгоним всех русских, а корейцы, которые останутся, будут для нас "лука-чеснока" сажать". Потом слышу, как один на Рустема наезжает: "Зачем ты, такой-сякой за корейца впрягаешься - своим работы нет".

Ох, и разозлил он меня. Терять нечего. "Эй, ты, - говорю, - давно научился камнем жопу вытирать? Вам - ленивым, казахам, всегда был нужен пастух и камча, как стаду баранов, чтобы не разбредались и не дремали по кустам. Одна мечта в башке √ большой портфель и начальником сидеть, нос задрать, а инструмент в руках держать не умеете".

Другие рядом стоят, ржут, хмурятся, но сильно не обижаются. Правду говорю.

А русских, немцев разогнали, и что? - Сами ничего наладить не могут, позвали иносранцев. Но те с ними цацкаться не будут. Короче, довели народ до ручки".

- Попробую, но ничего не обещаю, √ сказал Рустему Григорий и уже повернулся, намереваясь идти к себе, как, тут, словно за последнюю соломинку, ухватив его за рукав, стал умолять маленький хилый затюканный слесарь Басеке:

работы нет, воды нет - соль кругом.

- Так чего ж там живешь?

- А куда деваться - родная земля. Мы √ казахи, знаешь же как, главное своего протолкнуть, а если ты из другого джуза √ совсем беда. У меня дети инвалиды и жена не работает, голодные дома сидят, болеют, хоть чем-нибудь помоги, скажи Джеку, пусть оставит, я тебя отблагодарю.

Откровенно поговорив с Джеком, Гриша убедил его убрать из списка Кима, и, кое как упросив хотя бы выслушать Басеке, смотрел теперь, как тот еще не старческими, но трясущимися руками, разворачивал тряпицу с потертой справкой о составе семьи.

предложил Григорий, зная, какая прорва денег уходит дома на лекарства.

что здесь частная компания, а не благотворительная организация. Мы можем вообще остановить добычу, распустить к чертям всех бездельников и начать работать, когда станет выгодно! Все, разговор окончен. - жестко подвел черту Джек, и под нарастающий ужас в глазах Басеке поставил под списком размашистую подпись.

По рации вызывал неуверенный голос молодого переводчика , которого определили к Френку Дриллеру.

Гриша доложил Джеку и предложил выслать техничку.

Еще не отключилась рация, как раздался междугородний звонок, жена по телефону спрашивала, когда, наконец, закончится затянувшаяся вахта, купил ли он в командировке какие-то редкие таблетки и напомнила, что денег дома осталось совсем мало. И еще она очень соскучилась.

Однако лирику разводить было некогда, потому что за окном уже сигналил Джек, сидевший за рулем "Тойоты пикап", которую почему-то неизменно обзывал " Japanese revenge " - месть японцев, нахваливая при этом свой домашний "Форд".

Гриша быстро переобулся в выданные недавно фирменные защитные ботинки и выскочил за ворота.

Ремонтная вышка "Юг-Мунай" торчала посреди зеленоватой глинистой равнины, без единой былинки простиравшейся до гряды низких холмов на горизонте. Даже неспециалиста могла поразить допотопность ее оснастки: рабочая площадка стояла на шатких опорах с уложенными крест накрест досками, не было ни механического ключа, ни дополнительной лебедки для подачи труб - все вручную.

Над головами висело хмурое серое небо, глина под ногами уже набухла от мелкого дождика и начала прилипать свинцовыми оладьями к разномастной худой обувке. Работа не легче, чем у рабов в каменоломне. Разве, что с кнутом за спиной никто не стоит √ только нужда. И платили тут раза в два меньше, чем в "Харри-Апе".

Трое низкорослых работяг под крики мастера "Бура, бура!", налегли на метровый трубный ключ и едва сдвигали его с места.

Ты посмотри на них √ маленькие, слабые как девчонки, мускулов совсем нет! √ закричал по-английски Френк Дриллер. √ Да, в Канаде один помбур их всех заменит, Фак!

"Бура-бура, крути-крути!" кричал мастер, и ухватившись за рычаг стал помогать. Вертикальная труба, наконец, повернулась на нужный градус.

Раньше Григорию не приходило в голову, как похожи по звучанию и значению казахское "бура" на русское "бурить" и английское " boring ". Корень от некого пра-языка просочился сквозь тысячелетия, оставшись почти неизменным в разных языках.

Водитель автоцистерны накануне бухал так, что даже к вечеру голова у него не вращалась. Из-за малого диаметра железный патрубок его водовозки свободно болтался в широком шланге, поэтому стали накручивать тряпки, а вместо хомута наскоро затягивать алюминиевой проволокой.

Френк насмешливо наблюдал за суетливой возней.

ямку.

отталкивающую внешность и грубость, он оказался опытным практиком. √ Устал уже от них, все делают медленно. Чуть отвернушься - перекур. То солярки нет, переливают ведрами из машины в машину, то инструмента нет, то что-нибудь сломалось.

О!Фак! Я проработатал в Сибири 9 лет, я знаю все их приемы и уловки, все отговорки, которые они умеют придумывать чтобы тянуть время и не работатать.

- Почему здесь в Казахстане все задом наперед. √ не унимался Дриллер . - Они вообще знают, как управлять манифольдом? Почему не подключить подачу по центру, и тогда легко видно, какие отрывать и закрывать симметричные задвижки. Нет, прикрутили шланг сбоку.

Из фонтанной арматуры, на здешнем жаргоне - "елки", черные капли падали в обрезанную до середины бочку.

Он окунул пальцы в теплую зеленовато-коричневую маслянистую жидкость - итог биологической жизни на Земле - растер ее на ладони, поднес к носу, обнюхал и сказал:

И нам тоже немного серебряников от нее перепадает, √ согласился Гриша.

Он достал из кармана белый носовой платок, и оттиснул на нем отпечаток большого пальца.

Oil,oil,oil! Money, money, money! √ истерично закричал Дриллер.- Давай! Агрегат, ребяты! Чумазые ремонтники смотрели на них, улыбаясь.

Двигатель резко взвыл и большой насос, начал ритмично раскачивать Краз, подавая соляной раствор для глушения скважины.

Мастер, понаблюдав за манометрами, попросил у Гриши закурить, оправдываясь, что зарплату задерживают третий месяц. Гриша достал пачку "Парламента" и угостил желающих. Они отошли подальше к обшарпанному покосившемуся вагончику и присели на ящик с песком.

По опаленному солнцем и обдутом ветрами смуглому морщинистому лицу трудно было угадать возраст √ ему могло быть и тридцать пять, и сорок, и все пятьдесят.

показывая на обувь Френка.

- Эх, не учил я английский в школе, ходил бы сейчас как ты, а не крутил трубы, - посетовал мастер, - выковыривая глину из отслоившегося каблука туфли.

- Нам тоже, порой, достается - к концу дня и уши, и голова пухнут.

На веревке привязанной к гвоздям, вколоченным в стенку закопченной кухни, вялились куски почерневшей засоленой баранины, возле печурки лежала горка наломанного саксаула. Из любопытства Гриша поднялся и заглянул внутрь вагончика. На двухъярусных нарах лежали рваные ватные одеяла без простыней, в нос ударила смесь запахов застарелого пота и прокисшего молока. Пахло кошарой √ загоном для баранов. В пыльном скрипящем магнитофоне акын тянул древнюю, длинную, печальную песню, √ вот и все, что обеспечивало незатейливый быт бригады.

Заметив, как Гриша поморщился, Френк сказал:

В дальнем углу лохмотья одеял зашевелились, из под них показалась нечесаная голова и человек быстро сев на кровати стал торопливо натягивать штаны. Он спрыгнул по лестнице вниз, схватил бутылку с водой скрючившись побежал за низкий холмик .

Френка даже передернуло от брезгливости.

Гриша, по началу, когда на работе тянули руки √ потные, сухие, липкие, чистые и грязные, кто знает, куда они их только что совали, скорее спешил к умывальнику и отмывал с мылом. Потом постепенно привык. Но Френку все было ново и дико.

Дождь усиливался.

- Садитесь к нам. А твою "месть японцев" заберет "аварийка".

Не успели они укрыться в машине, как хлынувший ливень быстро превратил песочно-глинистую насыпь дороги в непролазную грязь. Даже на четырех ведущих "Тойота-пикап" еле ползла, елозя из стороны в сторону, а "дворники" не успевали сметать с лобового стекла струи воды.

Когда подъехали к воротам лагеря, фары выхватили из сумерек сгорбленно плетущуюся вдоль ограды фигуру Басеке, ветер обжимал легкую намокшую спецовку вокруг щуплого туловища и от этого он казался до того незначительным, почти слившимся с собственной тенью, что Френк с отвращением бросил:

- Погляди, разве это человек. Это какое-то существо. Главный недостаток здешних людей в том, что они не чувствуют ценности времени.

Френк расхохотался:

- О, да! Теперь, фак его, он, конечно, чувствует!

Гриша резко притормозил, опустил стекло на двери машины и крикнул:

Медленно доехав до столовой, он понял, что безумно устал. Язык не ворочался и отказывался воспроизводить уже не только иностранные, но и родные слова.

* * *

Уже было совсем темно, когда он, (предварительно заскочив к себе в комнату), остановился в отдаленном уголке, куда не доставали фонари лагеря. В машине было тепло и уютно.

Он откупорил бутылки.

- Свежак, - подтвердил он. √ Нас, кстати, сейчас с этим делом ждут переводчики. Но мы к ним еще успеем.

Правой рукой он обхватил ее за плечи, потянул к себе и попытался поцеловать, но промазал. Она не очень сопротивлялась, но голову отклонила и вытерла щеку рукой.

На повороте аллеи показалась машина и издалека осветила их фарами. Он узнал дежурный джип "секьюрити". Быстро убрав недопитые бутылки, Гриша завел мотор.

Осторожно, стараясь не скрипнуть дверью, чтобы случайно не быть замеченным никем из собравшихся на кухне, они проскользнули в комнату. Он не стал включать свет и повернул ключ в замке:

- Так надежнее. Снимай свою куртку, здесь тепло.

Яркий фонарь на соседнем столбе хорошо освещал все внутри.

Айгуль близоруко огляделась, потом сняла и отдала ему верхнюю одежду.

- Хочешь еще выпить?

Она согласно кивнула и молча присела на край свежей постели. Он сел рядом, наливая из бутылки специально для нее в кружку. В коридоре раздались голоса и в дверь постучали.

Айгуль инстиктивно прижалась к Грише.

Он обнял ее, прижав палец к губам - Тс! Теперь открывать нельзя. - И ощутив "молнию" на спине плавно провел рукой от шеи до талии. Шелковое платье с легким шелестом упало с плеч.

- Какой ты ловкий, однако, √ сказала Айгуль и поставила кружку на пол

Грудь ее высоко вздымалась под стесняющей кружевной упряжью. Казалось, если ее сейчас же не расстегнуть, она точно порвется. Он поскорее освободил застежки и помог убрать все остальное, стягивая при этом одежду и с себя.

Потом он наклонил ее к подушке. Она лежала перед ним молодая, красивая, ждущая. Не находя подходящих слов, он просто прижался к ней, но через минуту сконфужено лег рядом.

Она разочаровано поднялась, и принялась вытирать ноги салфетками.

Вскоре она добилась своего и теперь сама управляла его телом.

Она, словно, пыталась сверху врасти в него, сладко постанывая и прося: "Еще, еще, пожалуйста, еще", и вдруг, крепко обвив его руками и ногами, замолкла.

Он тоже закрыл глаза и открыл их, когда она ослабила объятия. Лицо ее блестело сияло при жирном свете фонаря. Через форточку после дождя полынь пахла особенно пряно.

- А ты ничего, мускулистый, я сначала думала √ облом, √ улыбаясь сказала Айгуль.

Они лежали каждый думая о своем.

- Сегодня утром в отделе кадров на столе видела докладную старшего переводчика он написал, что ты с людьми не находишь контакта, термины не знаешь. Я удивилась, потому что наоборот слышала, что ты, вроде, нормально переводишь. А в конце было написано, что он рекомендует принять вместо тебя Амантая.

Дороги их нигде не пересекались, но Григорий каким-то звериным чутьем подспудно ощущал настороженную, скрытую неприязнь. Впрочем, он припомнил, что однажды выразил вслух на общей планерке недоумение по поводу неловкостей в переводе на русский одной важной инструкции, а потом оказалось, что готовил ее именно молодой самолюбивый старший, который совсем недавно за счет компании уехал учиться в штаты.

- Я так и думал, Амантай сам бы не смог эту кашу заварить, молод еще. На чем же они спелись? На национальной почве что ли?

Она подняла с пола свою кружку. Он налил.

- А где твой муж?

- Пьет, гуляет, работать не хочет, я с ним уже два года не живу, развелась √ пусть его мать с отцом кормят. А то я и на работу, я и младшая сноха - всем угодить должна, убирать у себя и в доме его родителей. Я своей дочке скажу, чтобы замуж выходила только за русского. Наши казахи женщину за человека не считают.

- Тогда найдем иностранца, √ не задумываясь с усмешкой ответила Айгуль .

- Тут уже многие повыскакивали. √ согласился Гриша.

- Я родился, вырос тут . Все понимаю. И еще потому, что ты мне нравишься.

Умиротворенная, улыбка и спокойное свечение на ее лице показывали, что она вспоминала что-то очень приятное.

Он подлил ей пива.

Пока она пила, он незаметно заснул. Она не стала будить его и, одевшись, тихо сидела рядом пока небо не посветлело на Востоке

Она осторожно приоткрыла дверь и мышкой юркнула через коридор в свою комнату.

 

 

Кто кого

Будильник зазвонил ровно в шесть, но глаза не раскрывались. Повернувшись на другой бок, он машинально хлопнул по кнопке и заснул опять, но через восемь минут звонок повторился. Гриша перевернулся еще раз, но потом усилием воли поднял себя и посадил на кровати. Не раскрывая глаз, он влез в джинсы, накинул рубашку и поплелся умываться, по пути постучав в дверь Айгуль. Завтракать было поздно.

В половине седьмого Гриша подогнал машину под окно Джека. Они подвезли полусонную, красившуюся на ходу Айгуль к складам, где располагалось управление материальными ресурсами.

"Откуда он знает, черт такой, - удивился Гриша, - секьюрити хлеб свой едят не зря."

Используя утреннее затишье, Григорий Грешнов проверил электронную почту, прочитал письмо от жены, но домой отвечать не захотел. Жена, видит его насквозь и сразу почует неладное. "Ничего серьезного, спустим на тормозах. Не мальчик, в конце концов." - подумал он.

Надо было срочно перевести отчет по использованию транспорта за вчерашний день. Пока Джек тыкал двумя пальцами в супервайзерский "лэптоп", то и дело спрашивая, как проспеленговать (назвать по буквам) слова "университет, теоретический, специальность", Григорий, печатая вслепую всеми десятью пальцами, и быстро справившись с рутинной текучкой, принялся за толстое руководство по ремонту экскаватора "Катерпиллера", стоявшего с разобранными шасси в углу автобазы.

Особенно ему нравилось переводить с английского, строить фразу так, чтобы она ясно и выразительно звучала по-русски. Он предпочитал сначала разобраться в технических деталях, поскольку если ты сам не дошел до сути, то читающий твой перевод и подавно запутается. Его английский был, не лучшим на промысле, уступая московской выучке синхрониста-Андрея, международной практике Константина и сленгу Пантелея, но уж русский, несомнено, выделялся, и он гордился своим языком, стараясь не халтурить и держать марку.

Впрочем, на нынешнем фоне, где почти сплошь, как ложку к обеду, употребляют √ "ложить", а из головного офиса приходят реляции, начинающиеся словами: "Согласно приказа┘" выделиться было не трудно. Ничего не поделаешь, на "великий и могучий" в школе отводилось времени все меньше и меньше.

Переводчики по-разному приходили к английскому: Пантелей через рок-музыку и тексты песен, Костя Архангельский поднатаскался в мореходке, Еркен, мало что усвоив в институте, успешно набивал шишки на практике. Вообще казахские ребята были изначально двуязычными, многие по-русски говорили лучше, чем на родном казахском и, не имея психологического барьера, третий язык осваивали достаточно быстро.

Григорий же начал учить из любви к литературе. Ему многое хотелось прочитать в оригинале. Однако, если художественные языки держались на равных, то в ежедневной практике приходилось постоянно сталкиваться с различием в ресурсах: в английском слово кратче √ плотнее, больше смысла на единицу звука, да и сам звук гибче, поворотливее. После удобного спортивного английского костюма для мысли, в русском Гриша порой чувствовал себя, как в роскошном домашнем халате и в тапочках.

Правда, окончив инъяз, он относился к английскому, как к хобби, и даже, работая в ВУЗе, не предполагал, что язык, когда-нибудь, будет его по-настоящему кормить. Обнаружив объявление в газете о наборе переводчиков в иностранную нефтяную компанию, он прошел по конкурсу, и оставив аспирантуру, ни разу не пожалел об этом. Жалкие институтские гроши, ни в какие подметки не годились его теперешней даже пополам урезанной зарплате. Всего за три года он смог и квартиру купить в центре города, и обставить ее, и поднакопил уже на приличный "Ауди". Работа живая, интересная, если бы не определенные нюансы.

На своем месте Григорий пережил с дюжину шефов: первым, был рыхловатый, немного сентиментальный Кисел Саймон, закоренелый холостяк и удачливый биржевой игрок

- Я миллионер, мне не нужна зарплата, - говорил он, - я приехал сюда, чтобы помочь здешним людям наладить производство, чтобы все заработало, как на Западе.

Однако местный люд не спешил перенимать передовой капиталистический опыт. Случалось, что часиков в одиннадцать утра Киселу приходилось вставать из-за стола и ехать в общежитие, будить Гришиного сменщика - нахального парня, который дрыхал без задних ног, потому что накануне фестивалил в кабаке, а потом еще подцепил проститутку. Кисел просил его проснуться и идти на работу, переводить документы. А тот спросонья посылал его подальше по-русски, по-казахски и по-английски.

Кисел уволил его, и, пожалев, принял назад, потому что переводчики были еще в дефиците, но через вахту уволил опять, а следом и Киселу не продлили контракт за критику президента компании.

профессионалы, которые знают что и как делать, √ наблюдая неэффективные действия старших менеджеров, негодовал Кисел. .

Изрядно хлебнув в баре виски, он искренне плакал над судьбой здешнего народа: "Все мы люди - все мы human beings , и ко всем надо относиться по-человечески".

Накануне отъезда, прощаясь, Кисел сказал: "Берегитесь наших компаний, они сделают фак ю аут. Они это умеют делать классически. Вы еще и довольны останетесь. А тебе советую, не упусти момент, когда акции пойдут вверх. Покупай смело, не проиграешь".

Потом добавил: "Жалко, не могу всем помочь", - и уехал, подарив Григорию свой мощный электронный будильник, а любовнице роскошную шубу.

Впрочем, пример Кисела был совершенно нетипичен, больше такие гуманисты Грише на пути не попадались. Наоборот, и дурковатый Фергюс Гордон, и интеллигентный Пакер Артурс спорили в финансовом отделе за каждый некомпенсированный цент.

В свое первое утро в транспортном отделе Фергюс, налив в кружку свежезаваренный кофе, отправился в цех, знакомиться. В каптерке он уселся боком в разломанное еще в советские времена кресло, закинул ноги на стол и, потягивая кофе, вполоборота принялся вещать свою политику.

Сидевший вокруг по лавкам народ в чумазых спецовках, обомлел и угрюмо взирал на варяга. Старики качали головами - вот, дожили┘ Григорию было неловко за шефа, но его обязанности не обсуждать, а переводить.

Фергюса побаивались, потому как никто не знал, что он выкинет в следующий момент, но в принципе, он был достаточно безобидным, если б не его гнусавый шотландский выговор и отрыжка, от несварения желудка. Дела при нем шли не шибко, но ровно. Он забил на всех большой prick , потому что жена его была боссом на далеком острове в офшорной конторе, через которую "Харри ап" прокачивал основную прибыль. В светлых шортах и белых носках, как на пляже, он обычно полулежал в кожаном кресле, закинув ноги на угол стола и шлепая на "лэптопе". В такой позе его и застала почти случайно заглянувшая в отдел Министерская комиссия.

На вопрос, почему он не в спецодежде, он с гонором ответил:

- А вы кто такие?

Произошел скандал и компромиссом стало увольнение. Это был явный прокол переводчицы, Гришиной сменщицы, которая знала, что на промысле официальные гости, но она, полагаясь на своего босса, не придала этому особого значения.

Следующий - лысый техасский ковбой Пол Сирс с ней сразу не поладил, и уволил, он вообще кроме работы ничего не знал, уморив переводчиков своим немедленным возвращением после обеда в офис и задержками до поздней ночи. Он был из породы людей, которые боятся оставаться наедине с собой, потому что, как он признался однажды: - "Когда я ничего не делаю, начинаю думать о том, что жизнь проходит и скоро наступит смерть".

"Но это его проблемы, почему другие должны сидеть с ним без компенсации за переработку", - сошлись в общем мнении переводчики.

Здоровенный лоб и обжора Скотт Трип имел особый кураж - выйти в центр кабинета, громко пернуть и воскликнуть "У-упс!", потом гордо оглядеться и захохотать. Он любил также тихонько подпустить в машине, чтобы народ рядом заволновался. На него - на шефа ведь никто не подумает. А подумает √ не обматерит. А он потом сознается, что это он сделал, и насладится неловким переглядыванием - ноу проблем. Частенько так развлекался, без комплексов был парниша.

Подобные приколы выкидывали в основном средней руки технари, а не спецы с университетским образованием. Но и те, грешили. Проститутку экспат не приведет в комнату соотечественника, а вот в комнату, где спит переводчик - запросто. Они таким образом выражают свое презрение. А наши люди не знают, как реагировать. Боятся лезть на рожон. Улыбаются даже. У нас давнее глубокое почтение к богатым цивилизованным иностранцам.

Поначалу Григорий очень болезненно воспринимал неравенство положения. У тебя высшее образование, аспирантура, а ты, слуга малоучки с годичной технической школой У иного на роже написано, что он недоумок, но у него практика, он знает западную технику, владеет привитыми его системой навыками хозяйствования, которые часто элементарны, но у нас пока не в ходу.

Свои заметки Гриша не раз выплескивал в частушках, которые с успехом гуляли по промыслу:

Часто думают экспаты,

Что у них ума палаты,

Мне бы дали их зарплаты,

Я бы думал, как экспаты

.

"Но все равно обидно, - горько размышлял Григорий, - когда босс, получающий восемь-десять тысяч долларов в месяц, спрашивает у тебя, как правильно написать по-английски слово "университет".

И вообще-то, они нас за людей особо не считают, мы для них, если не обезьяны, то в некотором роде орудие, при помощи которого они создают свое благополучие. Как бы внешне любезно они с нами не обходились и не брали в жены наших женщин-служанок. Да и как можно ставить на одну доску с собой своего подчиненного, который в одинаковых условиях получает в месяц меньше, чем ты за пару дней.

Если верить поговорке √ тайм из мани (время-деньги) √ то экспат живет в десять раз дольше меня, то есть, почти бессмертен. Почему ж ему, как богу, не взирать снисходительно и не вещать, что мы тут не понимаем ценности времени.

Но после Туниса, Ирака, Эфиопии они забывают, что у нас не совсем страна третьего мира. Как ни крути, мы первыми вышли в космос. За нами такие титаны как Толстой, Достоевский. И во мне лично еще жива пролетарская ненависть к эксплуататорам. И если молодежь не читала "Мистера-Твистера", то я его помню наизусть.

Пусть иностранец держится демократично, но в душе презирает нас - поденщиков, работающих на него за гроши. Он матерится хуже базарной твари, демонстративно пердит, ставит ноги на стол. Но ты крепишься, терпишь, потому что такую зарплату, ты нигде больше у себя дома не получишь. И пока ты работаешь, твои дети ходят в престижную школу, и дома есть что поесть, и можно отложить на отпуск за рубежом.

Обиднее другое √ родись я в том обществе, откуда он, я бы, наверняка, зарабатывал больше него, и уважал бы себя больше. А случись работать вместе, так это он бы мне в рот заглядывал, и дожидался моих распоряжений .

Что это - зависть? Нет. Но я не хотел, чтобы мои дети оказались в моем положении, на дне цивилизации √ в государстве, трахнутом и глобалистами, и собственными чиновниками.

При тех богатствах, которые имеет страна, если б наверху не растаскивали, а умели организовать работу и жизнь, четырнадцать миллионов казахстанцев катались бы как сыр в масле по золотой тарелке, а не искали врагов среди русских и корейцев.

Я знаю цену времени. √ думал Гриша, - Его цена √ жизнь".

Впрочем, с Джеком Гриша сработался. Он не дурковал, лишним не загружал. Однажды, когда была напряженка с покрышками, и на ходу стоял только гендиректорский дежурный джип, он сразу отдал его простому переводчику, у которого умирала жена в роддоме. Приказал поставить две запаски и отправил ночью в город.

С Джеком они накатали многие сотни миль по пыльным дорогам пустыни и каждый раз приходилось узнать что-нибудь новое. Родился он в бедной семье, отец умер рано, школу не окончил, сначала дробил камни для дорог, занимался фермерством, слесарил и постепенно выучился на механика.

не раз сетовал Джек.

"Бедность не порок, но и она бывает разная, - прикидывал Григорий. - Джек всего добился

своими руками и недавно подарил младшему сыну "Форд-корвет" за сорок тысяч долларов. А старшему "Линкольн". С гордостью показывал фотографии на компьютере - у каждого члена семьи есть мото-сани, а себе он купил супер-модель. Скорость сто пятьдесят километров в час, прет на гору чуть не на вертикальный откос, цена игрушки - десять штук баксов.

И дом у Джека прекрасный и пятьдесят акров земли, и скот держал до сотни голов. Но особое хобби √ автомобили. Своя мастерская по восстановлению классик-раритетов. В технике он толк знал. Может и наших постепенно научит".

Гришины размышления прервал звонок с проходной: "К вам важный гость из города на "Гранд-Чирокки".

Через минуту в кабинете сидел плотный мордатый самоуверенный бастык в дорогой кожаной куртке и нагло предлагал российские автомобили по завышенным ценам.

"Этот уже построил себе и двухэтажный дом и дачу - настоящий бизнацмен, - вспомнил Григорий услышанное на базаре новое смешное словечко. В Алматы вверх по трассе в сторону Медео √ коттеджи покруче богатых американских. Где ж можно такие деньжищи заработать, чтобы их построить, скажите пожалуйста?"

Два года назад, компания "Харри ап", желая подружиться с местной властью и поиметь положительный имидж в прессе, дала под гарантии акима области сначала на посевную, а потом и на уборочную солярки на полмиллиона долларов. Вскоре акима сняли, а фирма распалась. Концов не найдешь. И теперь правопреемник приехал гасить долги.

- Но мне эти УАЗы дешевле взять прямо с завода, - не соглашался Джек, - возвращайте деньги, мы купим сами.

Гриша перевел на русский.

- Ты сам, вообще, чей? Откуда? √ спросил Гришу чиновник-предприниматель.

- Из Чимкента.

- Короче, свой. Тогда ты ему скажи так - если не хочет брать по нашим ценам, вообще ничего назад не получит.

Григорий перевел дословно. А сам подумал: "Власть имущий не ворует, а просто забирает, так же, как во времена Кунанбая. ( Жестокий и алчный бай, отец великого акына Абая ). О народе никто не заботится, а чужие тем более".

УАЗики, действительно, нужны были позарез, а через бюджетные закупки они поступят не раньше осени Побагровевший от возмущения Джек развел руками:.

- Куда деваться, придется взять.

Решение сопровождалось целым потоком ярких междометий типа: Fuck! Unfucking believable son of the bitch! Dirty cunt ! и т.п., которые Гриша не стал переводить гостю.

Когда тот покинул кабинет, Гриша, вчитавшись в оставленную визитку, сказал Джеку:

- Между прочим, нас посетил тот самый мистер Мамбетов, которому принадлежат ремонтные вышки "Юг-Муная", он же владелец, нескольких магазинов, казино и, вероятно, кое-чего еще.

- О! Неудивительно, что у такого сукина сына, люди живут хуже собак.

На здешних просторах азиатская хитромудрость крепко схлестнулась с западной рисковой предприимчивостью.

Там были деньги, здесь - правовой бардак, но и те и другие хотели в этой неразберихе побыстрее и побольше урвать через любые дырки.

"Еще не известно, кто, кого вздрючит", - подумал Гриша.

 






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
265976  2005-10-15 16:55:30
АтБат
- Ужас в каких тонах написано! Прям дикая страна с дикими нравами. Ладно заливать - нет там ни голодной нищеты, ни национализма. Но столько точных вещей описал - это поражает. Понравился прикол про "Надо встречать Норис" :-)

286846  2009-03-16 03:40:49
Рифат Гумеров
- Саша, привет! Черкни мне на мыло: almanac_ark@mail.ru Рифат Гумеров.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100