TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Воронин

 

Разговор в купе

(рассказ)

 



- Почему ты говоришь, что это твоя первая любовь? Она была первая девочка, в которую ты влюбился, или первая женщина, с которой переспал?

- Ни то, ни другое. Влюблялся я всю сознательную жизнь. Первый раз это случилось, когда мне было четыре года. Я сидел в комнате на полу около печки и, кажется, собирался погрызть у нее угол. Не знаю, почему, но это занятие мне очень нравилось. Все кирпичи на углах уже были обгрызены, закруглились, и грызть дальше было непросто. Приходилось очень неудобно выворачивать шею. Дело усложнялось тем, что одновременно я наблюдал за входной дверью √ взрослые моего пристрастия не одобряли и безуспешно пытались с ним бороться. Запрет грызть кирпичи был категоричным, а наказание могло быть строгим.

Дверь внезапно распахнулась, и произошло чудо: в комнату влетела, не вошла, именно влетела, впорхнула девушка необыкновенной красоты в коротком легком платьице. Волны счастья исходили от нее и заполняли окружающее пространство, как аромат дорогих духов. Захваченный эмоциями, я вдруг почувствовал, что люблю ее больше всех на свете. Мама мне потом рассказала, что девушку зовут Валя, она мамина дальняя родственница, только что вышла замуж и забежала поделиться этой радостной новостью. Про свою любовь я никому не сказал, да и не видел ее потом тоже никогда. Только маленькая фотокарточка, три на четыре, воткнутая кем-то из взрослых в раму зеркала, не давала растаять моим воспоминаниям. Три года я мечтал стать на двадцать лет старше и жениться на Вале. Потом я пошел в первый класс и увидел второклассницу Альку Сёмину. Никогда не думал, что кто-то может вытеснить воздушный и светлый образ Вали из моего сердца, но это случилось. С Алькой всё было гораздо сложнее √ я видел ее каждый день и надо было проявлять внимательность и осторожность, чтобы случайно не столкнуться с ней лицом к лицу, и тогда она точно заметила бы, как я ее люблю. По странной случайности именно она пристегнула мне звездочку во время приема в "октябряты". Этот момент, я думал, не переживу. Но время лечит душевные раны, и года через три мне уже не надо было переходить на другую сторону улицы, если она шла навстречу. Достаточно было твердо стиснуть зубы и равнодушно пройти мимо.

В шестом классе я влюбился в Таньку Сидорову из параллельного класса. Она была симпатичная девочка с рано развившимися формами, и около нее постоянно крутились старшеклассники. Она же стала объектом моих первых эротических мечтаний. В восьмом классе я стал ходить на школьные вечера и танцевал там с девочками медленные танцы. Таньку я не пригласил ни разу √ не набрался смелости. В девятом классе смелости у меня было уже сколько хочешь, но Танька после восьмого ушла в какой-то техникум и на школьные вечера ходить перестала.

Кроме этих трех крупных увлечений было еще с десяток мелких, продолжительностью от одного дня до двух-трех месяцев. Я влюблялся, начинал девочку стесняться, но через какое-то время всё проходило, и уже другая вызывала смятение в моей душе. Кстати, для себя я никогда не использовал выражение "я влюбился". Оно казалось мне пустым, легковесным, не отражающим подлинного состояния моих чувств. Вместо этого у меня, так сказать, "для внутреннего потребления" звучало "я люблю". На современный слух фраза "я ее любил" звучит, как перевод с американского "я имел с ней секс". Но в те времена в Советском Союзе секса вообще не было, о чем лет пятнадцать спустя нам сказала по центральному телевидению одна энергичная дама. Да и мои душевные томления далеко не всегда совпадали с телесными желаниями.

История, которую я хочу тебе рассказать, это история первой взаимной любви. По крайней мере, мне показалось, что не только у меня сердце и душа разбились на куски, но и ОНА испытала что-то похожее. Выслушай до конца, а потом скажешь, что ты обо всем этом думаешь.

-Хорошо, начни сначала. Когда ты ее первый раз увидел?

- Сначала я услышал о ней от Витьки Чернова. Он встретил меня новостью, что приехали практикантки-медички, и добавил, что одна из них очень даже ничего. Год назад уже приезжали медички предыдущего выпуска, и мы с Витькой имели у них некоторый успех. Одну я провожал каждый вечер после кино до дома, и потом она позволяла себя поцеловать. Сердцеед Витька целовался даже с двумя. Но мы тогда учились в десятом классе, девушки были на два года нас старше и начинали присматривать себе потенциальных мужей. Так что при первой возможности подруги сменили нас на парней повзрослее. В этом же году мы заканчивали ПТУ, мужиками стали серьезными и расчитывали на что-то большее.

На следующий день я столкнулся в дверях магазина с незнакомой девушкой в модном приталенном пальто с капюшоном. Девушка была симпатичная, и я от неожиданости смутился. Она это заметила, презрительно фыркнула и прошла мимо. Демонстративное движение плечом подчеркнуло, что с ней у меня шансов нет. Этим же вечером я увидел ее в кинотеатре в компании с другой, рыжей Танькой. Таньку мы знали, она окончила 10 классов на год раньше нас и пошла потом в медучилище.

Понадобилось минут пять уговоров и обещаний, прежде чем он уступил. Витька √ хороший друг. Махнул рукой, вздохнул и сказал:

Я сделал медовую улыбку и подошел к девушкам.

Галя ничего не сказала, но посмотрела на меня со смесью любопытства и презрения. Меня такими взглядами не прошибешь.

Ситуация, кажется, складывалась благоприятно.

После кино мы с Витькой ловко разъединили подруг √ что было непросто: жили они вместе √ и пошли парочками. Я болтал какую-то развлекательную чушь, Галя иногда односложно отвечала, а чаще молчала. Я потом узнал, что она вообще говорила всегда очень мало, почему-то стеснялась. Скажет фразу, смущенно усмехнется и замолчит. О том что эта усмешка относится не ко мне, я сообразил месяца через три.

А в тот вечер у калитки я привычным ловким жестом притянул ее к себе и попытался поцеловать. Так же привычно и ловко она увернулась.

Ко второму вечеру я готовился основательно √ вымыл голову под умывальником, надушился материными духами "Пиковая дама" и взял свой кассетник "Весна 303" с любимой кассетой √ на одной стороне "Deep Purple", на другой └Led Zeppelin".

На счет духов ничего сказать не могу, но кассетник я взял напрасно √ рок-музыку она слушать отказалась.

Первый раз поцеловались мы на третий вечер, а на четвертый она загнала меня в стыд до последней степени √ хитро улыбаясь сказала, что сегодня днем она была в регистратуре поликлиники и видела мою карточку. Карточкой называлась толстая книга, в которую записывались все мои болезни и обращения ко врачу от момента рождения до настоящего времени. Ничего особенного там не было, но ребенком я болел часто, и книга получилась толстая. Я подумал, что лучше всего было бы провалиться сквозь землю.

От счастья у меня перехватило дыхание. Я понял, что игра в любовь и дружбу кончилась √ я влюбился.

Следующие полторы недели мы встречались каждый вечер. Был конец марта, днем таял снег, вечером подмораживало. Мы хрустели тонким ледышком на лужах, я болтал без умолку, она говорила мало, смотрела на меня и улыбалась. Два √ три раза за вечер мы целовались. Свою первую неудачную попытку я не забыл и старался не пережимать в этом направлении. Впрочем, пивом я ее тоже ни разу не угостил.

Через две недели мы расставались на месяц √ заканчивалась первая половина практики. В начале мая она должна была приехать еще на две недели.

Бабушка, у которой Галя и Танька снимали комнату, держала постоянного квартиранта √ шофера Мишку. Был он с того же села, что и Галя, но после армии остался в райцентре, работал в "Сельхозтехнике" на самосвале и приглядывал себе невесту. Парень он простой и добрый, но среди девушек успехом не пользовался. С невестой получалась задержка. Причин, на мой взгляд, было две. Первая √ внешность. Невысокий, коренастый, с широким плоским лицом и кривыми ногами - ну совсем не Ален Делон. Вторая √ у него не было лихости и наглости, он был "дерёвня".

Так вот, дня за два до нашего первого расставания, загадочно улыбаясь, Галя говорит мне:

В галиных глазах появилось разочарование.

сразу себе еще кого-нибудь найдешь.

было. Приятно побеждать, не прилагая усилий. Но Галя глядела на меня, дожидаясь чего-то другого.

нужен, и никого я не буду искать.

Но она ждала каких-то других слов. Каких? Не знаю. Может быть, признания в любви, а может, как от Мишки √ предложения выйти за меня замуж.

Я вообще ей в этом никогда не признался. Помнишь, как в детстве, я прятался от нравившейся мне девочки? Так и сейчас, чем сильнее становились мои чувства, тем труднее было об этом говорить. Один раз я попытался передать ей инициативу и спросил, шепнув нежно в ушко:

Она отстранилась от меня, посмотрела, широко распахнув глаза, и сказала с непонятной тоской в голосе: "Ты что, сам не видишь?".

На следующий день после ее отъезда я написал ей первое письмо и попросил прислать фотокарточку. Она прислала, маленькую, формата в полоткрытки, и четырехлетней давности. Настойчивые просьбы сфотографироваться и прислать мне настоящую фотографию, а не из периода позднего детства, успехом не увенчались. Больше я ничего не получил.

К сожалению, я ее не сохранил. Произошло вот что. Летом, после удачно сданного последнего вступительного экзамена в политех, я зашел в магазин марочных вин и выпил двести грамм "Букета Молдавии". Окрыленный вином и успехом, я неожиданно столкнулся с парнем из нашего села, имевшем странную кличку "Касенька". Кличку эту он получил совсем маленьким, когда взрослые спрашивали, сюсюкая:

- Привет, Сергей! √ я принципиально не называю людей по кличкам или прозвищам.

"Зачем ему фотокарточка незнакомой девушки?" √ с недоумением подумал я, а вслух небрежно сказал:

Потрясающе! Невысокая, - мода на длинных "моделей" до нас еще тогда не дошла, и девушки, длиннее метра семидесяти, стеснялись и сутулились. Хрупкого сложения √ узкие плечи, тонкая талия, изящные кисти рук, красивые ногти. Форме ногтей я свегда придавал очень важное значение. По ним видно "породу". Длинные, как-то даже нестествено прямые ноги. Никаких тебе коленок шишками или икр бутылками. Пожалуй, ноги √ это первое, что бросалось в глаза и выделяло ее из массы еще до того, как ты увидел ее лицо. У нее были гладкие каштановые волосы до плеч, и больше всего она была похожа на актрису Анастасию Вертинскую. Только глаза больше и без того сумасшедшего блеска, который виден на фотографиях Вертинской. Но один дефект всё же был в ее внешности √ у верхнего переднего зуба была небольшая щербинка, нарушающая ровную линию. Это сразу бросалось в глаза, стоило ей начать говорить или просто улыбнуться. Странным образом этот дефект даже не портил внешности, а, наоборот, говоря языком прошлого века, гасил отталкивающее совершенство красоты.

Я молча пожал плечами и пошел занимать очередь в кассу, за билетами. В моих планах было отвертеться, или, как сейчас говорят, "закосить" от армии и поступить в политех. Жениться, а тем более, столь странным образом получить "Жигули" я не собирался. И вообще, социальный статус или материальное благосостояние родителей моих подружек меня ни когда не интересовали. Мишка был практичнее. Через год он женился на бабе, работавшей заведующей аптекой и уже лет десять твердо ходившей в старых девах. Я как-то поспорил с Витькой на бутылку, что эта "крышка от гроба" (ее Витька так называл) замуж никогда не выйдет, да, к тому же, у нее характер, как у ведьмы. Витька со мной не соглашался и рассудительно отвечал:

Вскоре после свадьбы Мишка купил ижевский "Москвич" и важно проезжал мимо нас, аккуратно объезжая рытвины на дорогах.

Проспоренную бутылку отдать мне не пришлось. В отличие от меня Витька не сумел "закосить" и загремел в армию. Вернулся через два года он совсем другим человеком. Веселый характер его исчез навсегда. На небольшой гулянке, собранной его родителями по случаю возвращения из армии √ отслужил! √ он сидел грустный и задумчиво ел чайной ложкой сливочное масло из масленки. Видимо, в армии не хватало в пище жиров. Друзьями с ним мы больше не были.

Извини, я опять отвлекся. Так вот, за тот месяц, что мы с Галей не виделись, я отправил ей четыре письма и получил четыре ответа, написанные крупным аккуратным почерком прилежной ученицы. Я мог бы писать каждый день, но почему-то стеснялся. Мне казалось, что это будет излишне бурной демонстрацией чувств.

Долгожданная встреча прошла напряженно. Галя смотрела на меня с непонятной обидой, попытки поймать с ней контакт, как-то сблизиться, окончились ничем.

Весь следующий день я пытался сообразить, в чем причина, но так ничего и не придумал.

В тот же вечер Галя не захотела идти в кино. Мы сели в палисаднике на скамеечку подышать чистым весенним воздухом. От аромата сирени у меня кружилась голова. Неожиданно Галя начала говорить. Я не хочу приводить здесь слова, которые она сказала, но всё было неправда и очень обидно. Она умышленно меня оскорбляла. Я сидел молча, слушал и думал, что ответить. В голову ничего не шло. Тогда я подождал, когда она замолчит, левой рукой, которой всё ещё обнимал ее за плечи, слегка отвел от себя, а правой влепил несильную пощечину. От неожиданности она ахнула, распрямила спину и стала медленно вставать. Я удержал ее и грубо сказал:

Она села.

Она промолчала. Минут двадцать мы сидели молча, потом я не выдержал и сказал:

Следующую неделю я видел ее каждый вечер в фойе кинотеатра, но не подходил. Она тоже не делала попыток сближения, только смотрела на меня каким-то обжигающим взглядом.

В субботу вечером я после кино не пошел, как обычно, на танцы, а решил покататься на мотоцикле. Медленно, на первой скорости, я ехал вдоль тротуара, высматривая знакомых. Наконец я увидел тех, кого искал. Галя с Танькой шли медленной прогулочной походкой. Я забыл сказать, что Витька сбежал от Таньки к середине второй недели, и Танька снова была девушкой в свободном поиске.

Галя легко запрыгнула на заднее сиденье моего верного "Восхода", и я дал газ. Но буквально через минуту, при переключении с третьей на четвертую скорость, у мотоцикла оборвался тросик сцепления.

Мир и счастье вернулись на свои места.

Следующая неделя была неделей безоблачной радости. А потом Галя уехала назад в Ткачевск, сдавать госэкзамены. Я писал ей почти каждый день, так же часто получал ответы. Экзамены она сдала очень хорошо, за что получила распределение в ткачевскую городскую больницу. Но сначала было полтора месяца каникул, и она вернулась домой.

Между нашими селами - восемнадцать километров грунтовой дороги. Каждый вечер я пролетал их на своем "Восходе", забирал Галю, и мы уезжали куда-нибудь подальше. За то, что я увел самую красивую девушку, местные орлы грозились меня, как минимум, покалечить.

К такому ответу не хватало, разве что, кавказского акцента. Конечно я боялся. Для безопасности в кармане куртки я носил гирьку на веревочке √ аппарат страшной убийственной силы. Кроме того, во внутреннем кармане лежала огромная самодельная отвертка. Про них я Гале ничего не сказал. К счастью, эти жуткие средства самозащиты так ни разу и не понадобились. Я забирал Галю, мы ехали в поле, заезжали за копну сена, садились на мою расстеленную куртку, обнимались и замирали от счастья. Пару раз я пытался в ласках зайти чуть подальше. Отпор был мягкий, но решительный. И я больше не настаивал. Конечно, для восемнадцатилетнего парня секс - остро желаемая вещь. Но ощущение счастья у меня было просто максимальным, и галин отказ или согласие не могли к этому ни прибавить, ни отнять.

В начале июля я уезжал в город, поступать в институт. За день до отъезда я сказал Гале, что буду жить в общаге, адреса не знаю и писать пока не буду. Она отнеслась к этому как-то спокойно и ничего не ответила. Следующие полтора месяца я о ней вообще не думал. Новая среда, новые люди, нервные перегрузки на экзаменах. Видимо, внутри меня сработал какой-то блок защиты. Впервые о ней я вспомнил во время той странной встречи с Касенькой. Через четыре дня, прежде чем вернуться домой, я заехал в Ткачевск. Гали дома не было, она работала. Найти ее в огромных корпусах больницы было непросто, но, как говорится, язык до чего хочешь доведет.

Галя увидела меня, и я почувствовал, как она внутренне напряглась.

Галя презрительно скривила губы, выдержала паузу, потом дрожащим голосом сказала:

Я повернулся и вышел, вполне заслуженно чувствуя себя последним подлецом.

Студенческая жизнь начинается с колхоза. Весь первый курс нашего механико-технологического пригнали в плодосовхоз убирать яблоки. Сад был гигантский. Нас поселили в бараки, стоящие примерно в середине сада, в четырех километрах от ближайшей деревни. Отряд охранников с овчарками, присланный из Харькова, завершал картину. Охранять они должны были сад, но всем нам казалось, что охраняют нас.

Первая неделя жизни в колхозе √ период бурных знакомств. Всё выглядит очень интересным, веселым и романтическим. Один я, подавленный разрывом с Галей, ходил задумчивый и мрачный. Мои однокурсницы почувствовали во мне что-то необычное и стали сначала заинтересованно поглядывать на меня, а потом, не дождавшись активности с моей стороны, сами проявили инициативу. Я получил несколько предложений встречаться, но вежливо отказался. Недели через две я был переведен из категории "загадочный" в категорию "чокнутый", и меня оставили в покое.

Из колхоза мы вернулись через полтора месяца, а на следующий день я купил букетик цветов и поехал в Ткачевск.

Галя оказалась дома и открыла дверь. Но увидеть меня она никак не ожидала. Секунда замешательства, затем она сказала, сверкнув глазами:

"Когда-нибудь ей всё равно нужно будет выйти из дома," √ подумал я и сел на ступеньку лестничной площадки. Долго ждать не пришлось. Минут через пять дверь открылась, и Галя вышла на площадку. Кажется, она поняла, что я никуда не уйду. Я быстро встал и молча протянул ей букетик. Она взяла.

Она ничего не ответила, только посмотрела на меня и улыбнулась. В улыбке было облегчение и радость. Я взял ее за руку. Она руку не убрала, продолжала смотреть на меня и улыбаться. Тогда я наклонился и поцеловал ей руку. Никогда раньше этого не делал. От руки пахло какими-то лекарствами. Я подумал, что, наверное, руки у медсестер всегда так пахнут, и мне вдруг стало ее невыносимо жалко. Я поднял голову, поймал галин взгляд, улыбнулся, вытер предательски навернувшиеся слезы и сказал:

Конечно, я надеялся получить слова прощения, но то, что услышал, было в тысячу раз лучше. Она сказала:

С этого дня я стал приезжать к ней каждую субботу. Сразу после занятий спешил на вокзал, потом три с половиной часа на электричке, - и я в Ткачевске. Автобусом было на час быстрее, но билет стоил два пятьдесят, а электричкой √ восемьдесят копеек. Денег не хватало. Как говорил один мой друг тех лет √ "Откуда у студента сало."

С Галей я мог провести чуть поменьше двух часов, потом нужно было успеть на последнюю электричку. Назад электричка шла почему-то еще медленнее, и когда я приезжал, было уже полпервого ночи. Городские автобусы ходили только до двенадцати, а пешком до общаги очень далеко. Я сидел до шести утра на вокзале и с первым автобусом ехал отсыпаться.

Один раз я приехал к ней и увидел, что она стоит в подъезде и разговаривает с каким-то остроносым парнишкой в форме курсанта военного училища.

Парнишка испуганно зыркнул на меня , - он был на голову ниже и на несколько размеров уже в плечах, - и исчез, не уточняя ситуации.

В этот вечер Галя должна была идти на ночное дежурство, и я пошел ее провожать. По дороге она рассказала, что вчера с подругами ходила на танцы, и парнишка этот там прицепился, тащился за ней до дома, а сегодня вот опять пришел.

Ревность сжигала меня насквозь. Услышанное не успокаивало, я продолжал расспрашивать, уточнять детали и, видимо, вконец измотал ей нервы.

Галя сделала вид, что не расслышала.

В следующий мой приезд Галя таинственно пошепталась с теткой и сказала, что тетка разрешила переночевать мне у них. Жили они вдвоем в однокомнатной восемнадцатиметровке. Тетка была родной сестрой галиной матери. Был ли у нее когда-нибудь муж, не знаю, но детей не было. Днем комната служила залом, ночью спальней. Между кроватями на ночь выдвигалась раздвижная матерчатая ширма. Мне постелили раскладушку на кухне, и Галя сказала, чтобы я до утра оттуда не высовывался. Я подчинился √ это было лучше, чем всю ночь сидеть на вокзале. Утром я проводил Галю на работу и вернулся к себе в общагу. Еще через неделю мне опять постелили на кухне. Около часа я лежал и ждал. Потом встал, потихоньку зашел в комнату и прилег на краешек галиной кровати.

Через минуту я то ли уснул, то ли потерял сознание. Очнулся от чего-то мокрого и липкого. Всё лицо и половина подушки были в крови. Кровь шла у меня из носа.

На следующие выходные я никуда не поехал. Во-первых, было ужасно стыдно за испорченную подушку, а во-вторых, я сообразил, что если не возьмусь самым интенсивным образом доделывать несданные "лабораторки" и чертежи, то вылечу из института. Времени стало вдруг в обрез. Я написал Гале письмо с объяснением ситуации и получил успокаивающий ответ. Испорченную подушку тетка простила, но зачеты сдавать я должен был сам.

Несмотря на огромные усилия и бессонные ночи сессию я "свалил" плохо. Часть экзаменов пришлось досдавать в зимние каникулы. Так что я остался не только без каникул, но и без стипендии. Денег стало еще меньше. Я решил не повторять ошибку и в свободное время интенсивно занимался. Кроме того, появились новые друзья. Мы обменивались книгами Борхеса и Карпентьера, слушали "Pink Floyd" и "Queen", обсуждали фильмы молодого, но, явно, талантливого режиссера Никиты Михалкова. Гале я писал. Но ручеек писем становился все тоньше и к летней сессии высох совсем.

Сессия прошла удачно - я получил стипендию и гордо, бывалым студентом, вернулся в родное село. На летние каникулы. Отдыхать.

Недели этак через три, днем, я шагал в центр, встретиться с друзьями, поболтать, попить пива. Вид у меня был как тогда говорили "хиповый" √ желтые вельветовые брюки-клёш, шелковая цветастая рубашка, длинные волосы. Неожиданно около меня затормозил грузовик. Из окна высунулся Мишка:

Я сел.

Галя оказалась дома, но радости на ее лице я не увидел.

Губы у нее скривились в презрительной улыбке.

Такую грубую лексику она раньше не использовала. Я немного смущенно ответил:

Я повернулся и пошел на шоссе, ловить попутку домой.

В ту осень наш механико-технологический угнали в колхоз вместе с факультетом вычислительной техники. Их девушки вполне заслуженно считались самыми симпатичными в институте. Среди них я вдруг увидел одну, самую красивую, с огромными глазами и нежной улыбкой. Как загипнотизированный я пошел к ней знакомиться. Через полгода мы поженились, а еще через год у нас родился сын.

-Не совсем. Галю я видел еще один раз. Была зима. Я полгода, как окончил институт и работал инженером на заводе. Жена заканчивала на год позже √ она брала академический отпуск на ребенка √ и как раз писала диплом. Денег катастрофически не хватало. Выглядел я как типичный ИТР того времени √ поношенное темно-серое пальто с каракулевым воротником, зашмыганная кроликовая шапка, огромный портфель из коричневого кожезаменителя. Мне нужно было в деревню к родителям. В портфель умещалось ведро картошки и ещё оставалось место для куска мяса и банки варенья. Билеты на мой автобус уже кончились. Пришлось покупать на ткачевский до перекрестка, а дальше нужно будет ловить попутку.

Автобус оказался почти наполовину пустым. Она сидела в переднем ряду у окна. Дорогое пальто с шикарным пушистым воротником и шапка из такого же меха. Красивое лицо в красивой рамке. Как в сказке. Место около нее занимал какой-то парень.

Ни слова не говоря, тот встал и ушел в конец автобуса.

Я достал черный конверт из-под фотобумаги с самодельными фотографиями. Галя долго и внимательно разглядывала их, потом молча вернула и стала смотреть в окно. Я понял, что допустил ошибку.

Она не ответила. Минут через пять я не выдержал:

Она быстро повернулась ко мне:

Через какое-то время я сделал еще одну неудачную попытку с ней заговорить. В окно она уже не смотрела, но на мои вопросы тоже не отвечала.

Следующие полтора часа до перекрестка мы ехали молча. Перед остановкой я встал:

Больше я ее никогда не видел.

Года через полтора мы отдыхали летом в деревне у родителей. Я пошел в центр за хлебом и случайно увидел там рыжую Таньку. Не худенькая и раньше, она стала в два раза толще. После обычных приветствий и обмена информацией √ кто, где, как, - я задал главный вопрос:

Вот и закончилась история моей первой любви. Вспоминаю я ее редко, почти никогда. Разве что, как сегодня √ дальняя дорога, мягкое купе и стук колес точно такой, как у электрички на Ткачевск.

Но иногда √ не часто, раз в полгода или реже, Галя мне снится. Сны какие-то странные, на грани приятного и неприятного. Я расскажу последний.

Теплый майский вечер, она сидит на скамеечке под сиренью и ждет меня. Я медленно подхожу, сажусь около нее на землю, кладу голову ей на колени, закрываю глаза и скулю, скулю от счастья как глупый слепой щенок.





Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
240680  2002-03-26 10:59:13
Суси
- Если кто-нибудь приведет из этого рассказа хотя бы один абзац, фразу хотя бы одну, свидетельствующую о том, что перед нами изящная проза - сниму шляпу. А рассказ-то не маленький, казалось бы, не должно быть с этим проблем (если это и правда хорошая литература). Это о языке.
Друзья, задумайтесь, я прошу о малом - всего-то одну, но НАСТОЯЩУЮ фразу. Фразу, перед которой и хочется снять шляпу. Одну!
Зато литературных штампов в избытке. Вот несколько примеров:
"девушка необыкновенной красоты в коротком легком платьице".
"Волны счастья исходили от нее и заполняли окружающее пространство, как аромат дорогих духов".
воздушный и светлый образ
сердце и душа разбились на куски
Я сделал медовую улыбку
посмотрела, широко распахнув глаза
вытер предательски навернувшиеся слезы
Если кто-нибудь скажет, что не пержил в своей жизни похожую (а то и покруче) историю (и не одну!), тоже обещаю снять шляпу.
На мой взгляд, это не сюжет для рассказа, а довольно банальный случай.

240786  2002-03-26 22:22:05
Александр Воронин
- Валерию Суси. Горек писательский хлеб. Написал road-movie получил взбучку за то, о чем написал. Рассказал love-story уже не нравится, как рассказал. Уважаемый Валерий Суси, Вы абсолютно правы: в рассказе масса штампов и банальностей. Любовные истории они вообще всегда банальны. Вы говорите, что знаете истории и покруче. Не сомневаюсь и охотно верю Вам на слово. Хочу только добавить, что рассказать нечто ╚крутое╩ в мои планы не входило.

240806  2002-03-27 09:19:49
Крупнов Юрий http://partyrus.narod.ru/pred.html
- Мне очень понравились произведения Александра Воронина. Я не специалист в области критики и литературного процесса, меня больше интересует понимание того, что происходит в мире и России и что - должно происходить. Так вот, все выставленные на "Русском Переплете" его произведения - это каждый раз тоска по счастью. И только в лучах этой тоски очевидны некоторые вещи, которые после прочтения рассказов выглядят медицинскими, что называется, фактами. Первое. Массовый человек в России - это, говоря словами Гали из рассказа "Разговор в купе" "сосиска на витрине" ("Губы у нее скривились в презрительной улыбке. Мотаешься ты ... как сосиска на витрине. - Она неприязненно назвала меня по фамилии. Такую грубую лексику она раньше не использовала. Я немного смущенно ответил: Извини, - и подумал, что сказать ей мне, в общем-то, нечего"). Это, к великому несчастью, правда и почти приговор всем нам. Второе. Только сейчас мы начинаем понимать, что потеряли вместе с "тоталитаризмом". Что имеем не храним, потерявши плачем. Впору снимать фильм "СССР который мы потеряли". и дело не в том, что надо возвращаться в СССР, а в том, что СССР должен стать для нас линией отсчета следующего шага страны. Без воспроизводства того советского качества жизни, который был на уровне мирового в 70-80-е годы, нам дорога только на "культурную помойку" (дирижер Темирканов). Третье.По-прежнему женщина - главный герой русской литературы и русской жизни. Мужского типажа в литературе и в жизни - нет. Мужчины очень переживают о своих болях, трудностях, непонятостях и прочих комплексах. А М. Сосницкая в своих ранних стихах (см. http://www.pereplet.ru/text/margo_poezia.html ), просто так и без прикрас, что называется "с места": Если Россия - невеста Христа, То кто я, невеста России? Пламенеют березовые уста, Белые и сухие.

Если Россия несет свой крест, То как я несу Россию?..

Вывод один - следующим президентом страны нужно делать женщину. Предлагаю обсудить кандидатуры.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100