TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Владимир Варава

 

 

 

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННЫЙ СМЫСЛ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного.

1 Кор. 15-49

Нужно особое проникновение, и, может быть, наиболее трудное и глубокое, чтобы познать самого себя в своей природной индивидуальности, уметь полюбить свое, род и родину, постигнуть в ней самого себя, узнать в ней свой образ Божий.

О.Сергий Булгаков

Вряд ли кто оспорит факт, что образование такая сфера социального бытия, в которой происходит формирование, фундаментальных принципов, обеспечивающих жизнестойкость и жизнеспособность любого общественного организма. Эта функция в настоящее время совершенно не выполняется. Положение России катастрофично и удручающе по всем параметрам.

Сейчас Россия остро нуждается в новой концепции образовательной системы. Существующая не только не соответствует нормам и идеалам российского самосознания, она оппозиционна ценностям национальной культуры. Более того, в некоторых аспектах враждебна им, ибо выполняет (вольно или невольно) идеологический заказ по формированию личности, имеющей устойчивый иммунитет ко всему национальному и лишенной традиционных способов идентификации с глубинным смыслами отечественной культуры (религия, язык, нравственные ценности, обычаи, традиции и т.д.).

А ведь хорошо известно, что залогом психического здоровья личности является осознание онтологического единства, т.е. глубинной общности со своей культурой, историей, национальной традицией. Распадается это связь - распадается личность. Результат налицо. Статистические данные академика Г.В.Осипова* убедительно показывают, что небывалое возрастание девиантного поведения будет иметь следующие последствия для страны: криминализация общественных отношений, физическая деградация и массовая психическая деградация населения.

Итак, требуется серьезнейшая переориентация ценностей в образовательной системе с существующих на традиционные. Для этого необходимо ответить на вопрос, в чем заключаются главные особенности российской модели образования.

Вначале за некоторым разъяснением обратимся к языку. Само слово "образование" имеет корень "образ". Это, по сути дела, тот фундамент, тот центр, который и определяет специфику понятия.

Что такое образ? Это образец, модель, идеал, пример, т.е. то, что служит неким основополагающим ориентиром, путеводной звездой. Когда мы говорим об образовании чего-то, то это не просто становление и развитие, но целенаправленный процесс, стремящийся к образу как идеалу, как к высшему ценностному средоточению. По словам о.Василия Зеньковского, много занимавшегося педагогическими проблемами, "в жизни человека, в его развитии всегда оказывает свое действие некоторый особый фактор, как бы некий идеальный образ (т.е. подлинное, "энтелехия"), который направляет в "свою" сторону жизнь человека■** .

Одним словом, образование есть всегда формирование по заданному образцу. К тому же, в русском слове "образ" есть значение "икона" (на Руси говорят "хоть образа выноси из избы", в случае, когда в доме происходит что-то непристойное). Если же обратиться к этимологии слова "икона", то окажется, что изначально икона - "отражение" мира идеальных сущностей*** . Смысл иконы, как атрибута религиозного искусства и жизни, заключается в изображении неизображаемого, отражения неотразимого, видении невидимого, т.е. идеального Бытия Бога. В этом великая сила иконы, в этом ее сокровенная тайна. Икона изображает высший Идеал, составляющий цель всех жизненных устремлений человека.

Таким образом, в семантике русского слова "образование" имеется компонент "икона" как "идеал", как высшая цель стремлений. И когда мы говорим об образовании человека, то имеем ввиду формирование его личности по образу иконы как идеала. Икона выступает как высший образец, как абсолютное средоточение духовно-нравственного и психофизического совершенства, к которому должна стремиться личность. И поэтому высшей целью образования является формирование личности по образу иконы как совершенного состояния, как абсолютной гармонии духа, души и тела. Религиозный смысл иконы как совершенного бытия задает те условия, в которых должно происходить становление и формирование личности* .

Зададимся следующим вопросом: что значит формирование личности, что оно предполагает? Снова обратимся к языку. Однокоренными слову "образование" являются слова: "преобразование", "сообразование", "преображение". Образование есть преобразование личности сообразно какому-то образцу, "по образу и подобию".

Русская образовательная модель основывается на ключевых принципах русской философии, в которой проблемы преображения, преобразования личности, ее духовно-нравственного совершенствования имеют исключительно важное значение и, соответственно, высокую степень продуманности и разработанности** . И здесь педагогический аспект образования смыкается с философским, что и создает необходимый национальный контекст.

Чтобы быть плодотворным современное образование не может не опираться на те глубокие прозрения относительно человеческой души, смысла жизни и смысла истории, сущности человека, которые мы находим в русской философии, и даже шире, в контексте всей отечественной культуры.

Русская философская культура выработала общее понимание человека, его природы и судьбы. Это понимание заключено в следующем. Человек создан, сотворен Богом по своему "образу и подобию". Но от него требуется собственными усилиями, через духовно-нравственное совершенствование преобразовать свою изначальную природную наличность-данность, пораженную пороками и несовершенством, в тот великий образец, который соответствует идеальной иконической сущности. Выражаясь богословским языком, человек должен "обожиться". Это его сверхзадача, призвание и высший смысл жизни. Отец Сергий Булгаков выразил эту мысль следующим образом: "несоответствие образа и подобия в человеке, или, точнее, его потенциальности и актуальности, наличности и заданности, именно и составляет своеобразие человека, который ипостасно своею свободою осуществляет в себе свой собственный и идеальный образ, погруженный в некую мэональность или неопределенность*** .

Главным принципом жизни для русского человека является извечное стремление к идеальному, совершенному: преображение составляет сердцевину бытия человека. Само же преображение есть сообразование личности с идеалом, коим и является икона (и в религиозном смысле, и в смысле высшего нравственного образца).

Икона - высшее измерение жизни в русской культуре. В ней чаянья, надежды, упования, радость, сама Истина. Икона своим разящим совершенством "укоряет" несовершенство человека, призывая его к добровольному преображению всей его материально-духовной целостности. Импульс к преображению задает осознание того факта, что человек - существо неполноценное, но свободное; греховное, но имеющее силу выйти за пределы своего несовершенства.

Здесь заключено одно из самых фундаментальных противоречий человека, в этом его "загадка". Существо, коренным образом поврежденное грехом, утратившее гармонию своего бытия, казалось бы обречено на вечное бесперспективное прозябание в своей порочности: "Проклята земля в делах твоих". Но неведомой и чудной силой даровано человеку поистине великое: от невозможности не грешить до возможности не грешить. Как говорит русский философ Е.Трубецкой: "и присущая ему совесть о безусловном, живое свидетельство о связи с миром иным, твердит ему ежечасно о том, что он призванный к вечности, не есть раб смерти и времени, что перед ним открывается возможность возвыситься и над собственным прошлым и над греховным прошлым мироздания!"*. Это акт величайшей свободы, начатки которой носит человек в своем естестве. Действительно, что может быть большим выражением свободы как не сознательное преодоление греховности, через которое дается радость богообщения. Вообще, тайна личности в ее способности к постоянному богообщению. Что с наибольшей силой выражено именно в Православии.

И чем выше нравственное достоинство личности, тем сильнее тяга к совершенствованию, тем острее осознание главной задачи жизни. Можно сказать, что коллективным: и философским, и религиозным, и житейским опытом является убеждение, что не может жить человек просто для жизни, ради самого только ее процесса, в котором выходят на первый план ценности потребления, комфорта и достатка. Вся духовная мощь русской культуры показывает, что сущность человека в ином , и прежде всего во внутреннем преображении личности.

И опять язык нам подсказывает, что в слове "образ" имеется древнейшее исходное значение "рвать", "нарушать", "ломать". "Образ", с одной стороны, - идеал, направляющий жизненную энергию в правильное русло, а с другой, разлом, но разлом того наличного, которое препятствует нравственному совершенствованию. Именно идея "преображения" лежит в центре христианской антропологии о.Василия Зеньковского: "Все педагогические усилия, какие вообще осуществимы, должны быть направлены на то, чтобы юное существо могло "найти себя" и творчески преображать свой состав, какой оно в себе находит, как взаимодействие наследственности, социальных и духовных влияний■** .

Итак, преображение - это стремление к высшему духовно-нравственному идеалу, сопровождающееся сильнейшими муками процесса преобразования своей природы, болезненной ломкой и разрушением, но не всей человеческой природы, а только ее несовершенной и низменной части. Преображение - не отмена человека, а переход его на новый, качественно иной уровень бытия, связанный с неистребимой, вечной жаждой бесконечного совершенствования, преодоления в себе злого, порочного, эгоистического. Можно сказать, такова характерная черта русского национального характера, которая в главных моментах совпадает с христианским видением человеческой природы. И потребность в преображении своей личности, ее стремление к высшему нравственному идеалу должно стать стержнем современного российского образования.

Прозревать в себе "образ" - значит раскрывать свою индивидуальность и уникальность, значит постигать тайну своей личности. Величайший богослов св.Григорий Нисский выразил эту мысль так: "Познай, как Творец возвеличил тебя превыше всякой твари. Небо не есть образ Божий, ни луна, ни солнце, ни красота светил и ничто другое из того, что может быть созерцаемо в творении. Только ты был создан образом Бытия, превосходящего всякий разум подобием нетленной красоты, оттиском истинного тожества, восприемником блаженства, печатью подлинного света. Когда ты обращаешься к Нему, то становишься тем же, что и Он... Нет ничего среди сущего, что могло бы сравниться с твоим величием■*** .

Такое требует высокого творческого подъема, свободы для реализации и большой ответственности. Наличие высшего идеала не закрепощает личность, как ошибочно думают сторонники ⌠творческой самореализации личности■, а наоборот, освобождает ее для великих творческих свершений. Как говорит протоиерей Фома Хопко: "И до какой бы степени зрелости и развития не дошел человек, какими бы ни были его сила, мудрость, милосердие, знание и любовь перед ним вечно остается возможность становиться все более и более богоподобным, даже и в Царствии Божьем в конце этого века, когда Христос опять придет во славе, воскрешая мертвых и даруя жизнь любящим Его. И это совершенствование человеческой природы Божьей является смыслом жизни для человека и во все времена остается для него источником радости и счастья■* .

Смысл жизни в совершенствовании человеческой природы, чему нет предела ни во времени, ни в пространстве, ни в эмпирической, ни в метафизической сферах. Непрестанный процесс богопознания - сущность русской культуры, основной смысл "русской идеи" и главный ориентир образования.

Сейчас весьма распространено убеждение, что образование является формированием свободной, ответственной и творческой личности. Признавая всю бесспорность данного формального положения, необходимо отметить, что такое формирование возводится в высшую и единственную цель; при том, вопрос более фундаментального свойства - а для чего личности быть свободной, к чему ответственно относиться и чего творить , иначе - в чем смысл такой личности, как правило остается без ответа.

Воспитательная функция - одна их характернейших особенностей российского образования. Слово "воспитание" связано с "питать", "кормить", т.е. с пищей, хлебом насущным. И в нынешней ситуации духовного голода и нравственной опустошенности нужно думать не только о хлебе для питания плотского, физиологического, а заботиться о духовном "питании-воспитании" человека. Это очень общий и декларативный тезис, но не перестающий от этого быть сверхактуальным.

Образование оказывается теснейшим образом связано с воспитанием, ибо помимо суммы специальных знаний, приобретение которых было, есть и будет важнейшей функцией образования, необходимо "ценностное питание" человека, без которого любое накопление теоретических фактов превращается в безличное, нормативное знание, делающее из человека бездушного, расчетливого и прагматичного "профессионала".

Выполняет ли сейчас образование свою исконную функцию по формированию целостной личности? По крайней мере, стремиться ли оно к этому. Что есть норма, идеал, пример для современного молодого поколения, что представляет для него высшую ценность? Что есть икона, в конце концов, для современного русского молодого человека? На что он молится, чему поклоняется? Где тот идеал, который был бы органично вписан в контекст отечественной культуры?

Позаботилось ли образование в нынешней ситуации отсутствия ценностных ориентиров создать новые или восстановить старые, чтобы заполнить тот духовный вакуум, который безжалостно захватывает настоящее и будущее России. Или оно оставило несформированную личность на произвол действия стихийных, инстинктивных, хищнических сил природного начала, не попытавшись обуздать хаос и агрессию непреображенной плоти. Какова сейчас концепция образования, какого человека оно образует, формирует? Ценности предшествующей социокультурной системы дискредитированы, традиционно российские основательно позабыты. Так на что сейчас ориентироваться человеку в процессе своего становления, где те моральные опоры, которые так необходимы для формирования полноценной личности?

Кризис сегодняшнего образования связан не с финансовым необеспечением (что, безусловно, важно), не с отсутствием учителей и материальной базы. Он связан, прежде всего, с отсутствием понимания самой сущности образования - какую личность, с какими идеалами и ценностями формировать. Вот самая большая слабость нынешнего образовательного процесса. И, как хорошо известно, свято место пусто не бывает. Нужно сказать, что массовая культура (в ее дичайшем нынешнем российском варианте) стремительно заполняет все наше бытие, просачиваясь во все интимные закоулки человеческого быта своей наглостью, примитивностью и пошлостью.

Массовая культура (в основном распространяющаяся через деструктивную деятельность СМИ) отбирает у образования его прерогативу по формированию личности. Не высокие нравственные идеалы взращивают подлинно человеческое в человеке, а идолы современной псевдокультуры разжигают (с самого раннего возраста) низменные инстинкты, которые ничего, кроме морально и физически дефективной личности воспитать не могут. Стыд, как глубиннейшее метафизическое качество истинной человечности исчезает на наших глазах с молниеносной быстротой. И если верно, что чувство стыда в значительной мере сформировало человеческую культуру, то отсутствие стыда, бесстыдство ее погубят. Сейчас идет не преображение человека, а вырождение. Ценностный вектор поменял свое направление.

Академик Л.П.Буева следующим образом характеризует сложившуюся ситуацию: "Конфликтность рационального и иррационального в культурном пространстве в целом и в образовательном процессе сопровождается ростом невротизма, психических болезней, особенно в молодежной среде, атомизацией индивидов, и ростом социального одиночества, деструкцией нравов и ростом информационного мусора в культурном пространстве"*.

Вот что упущено отечественным образованием, общей тенденцией которого является ныне не поднятие человека из глубин его дремучих "природных" инстинктов до высоких моральных идеалов, а наоборот, возвращение человека в первозданное лоно его животного начала. Задача такого "образования" сводится не к воспитанию личности с широким ценностным кругозором, а к взращиванию инстинктопослушных членов общества потребления.

Это не только антирусская установка, но уже и античеловеческая; ибо уже и сам Запад, вдоволь хлебнув земной роскоши и достатка, осознал тщетность и бессмысленность жизни, направленной только лишь на удовлетворение своих потребностей. Крупный венский психотерапевт В.Франкл - один из первых западных мыслителей, осознавший грандиозные масштабы страшного явления - утраты смысла жизни. Масштаб этого явления настолько велик, что подавляющее большинство людей даже не осознают факта своего бессмысленного существования. Абсурд - норма жизни высокотехнологизированного общества** . Поэтому на Западе появились мысли о кардинальной переоценке ценностей индустриального общества, существенной переориентации взглядов на жизнь, на человека. Ибо с такими потребностями и запросами, которые имеются у современного западного обывателя, миру просто-напросто не выжить. Он не выдержит той колоссальной нагрузки и просто разлетится по экологическим швам, "лопнув как мыльный пузырь".

Понимая это, западные прагматики постепенно внедряют в сознание людей ценностную доминанту, связанную с постепенным снижением уровня потребностей (неоромантические идеалы упрощения жизни, идеи досуга и т.д.) Вырабатывается новая мировоззренческая парадигма: 21 век - век разворота от экономики к экологии. Неизвестно, насколько это осуществимо, но тенденция налицо.

Сейчас, как никогда, образование должно опираться на всю целостность отечественной культуры, на весь ее многовековой опыт. И поэтому задача заключается не в том, чтобы привнести какие-то элементы, связанные национальными особенностями, не только в том, чтобы разработать отдельные курсы, направленные на восполнение пробелов в отечественной истории и культуре. Все это утонет и не будет иметь действия на фоне всеобщей ложной установки. Необходимо восстановление самого духа отечественного образования, его православной основы. Если будет восстановлен сам дух, то все предметы органично сочленятся в единую концептуальную систему, направленную на формирование полноценной личности.

Как это сделать - задача чрезвычайно сложная. Здесь необходимо действовать коллективными усилиями. Но при условии общего понимания происходящего: сейчас образование не формируют, а деформирует личность, по крайней мере, не препятствует этому процессу. И нынешнее "безобразие" в сфере образования можно расценить как современную форму иконоборчества. Вместо образа, иконы - имидж.

Образование органично произрастает из национальных основ, и личность должна формироваться сообразно этим началам, а не каким-то иным. Выработка культурного самосознания, являющейся главной задачей образования, это выработка, прежде всего, национального самосознания. Постичь, осмыслить свое место в мире возможно только лишь через те смыслы и символы, которые укоренены в национальном. Нельзя выйти на какие-либо "общечеловеческие уровни" перескочив, обойдя национальное начало.

Диалектику национального и общечеловеческого хорошо показал русский мыслитель И.Ильин. Он таким образом характеризовал истинный патриотизм: "Эта открытость личной души всем достижениям есть прямо путь к истинному патриотизму: только тот умеет любить свою родину, кто хоть раз испытал что вселенная может быть отечеством мудреца. И обратно: только тот может нелицемерно говорить о "братстве народов", кто сумел найти свою родину, усвоить ее дух и слить с нею свою судьбу"*.

Образование - как раз тот институт, первейшей обязанностью которого является возделывание человека, приобщение его к особенностям национальной культуры. Необходимо опираться на лучшие достижения в отечественной педагогике. Образование личности, ее ценностная основа должны питаться прежде из национального духовного источника, а уж после этого (когда все фундаментальные смыслы и способы мировосприятия будут сформированы в системе национальных ценностей) возможно приобщение к опыту других культур. Но именно приобщение, а не слепое копирование, и именно других культур, а не к ценностям только лишь "передового" цивилизованного мира, воплотившимся только в одной англо-американской культуре.

Чтобы в полной мере осознать опасность нынешнего положения вещей необходимо заглянуть несколько вперед, и посмотреть, что нас может ожидать в недалеком будущем, если сейчас образование не переориентируется в сторону национальных ценностей.

Если и дальше будет происходить формирование человека,

- чье мировоззрение всецело формируется сериалами, боевиками и т.д. (которые действительно являются шлаком и отбросами западной культуры, бесконечным потоком льющимся на наши головы),

- чьи потребительские инстинкты разжигаются с детства,

- который имеет более чем смутное представление об истинно высших ценностях жизни,

- которому в раннем возрасте становятся доступными все "прелести" жизни: алкоголь, наркотики, сексуальная развращенность,

- который не подозревает ни о каких национальных особенностях своей культуры, который попросту не осознает, что он русский,

- для которого единственным идеалом является материальный достаток и стремление к нему,

- у которого нет достаточного времени для полноценных занятий в школе (средней или высшей), т.к. он вынужден тратить время на зарабатывание себе на жизнь и т.п.,

то лет через 10-15, или гораздо раньше (в случае интенсификации процессов, происходящих сейчас), мы получим идеальный образец идеального космополита - гражданина всего мира , который, по меткому слову Шукшина, "за понюх табаку" готов продать все, что есть святого. В этом случае нас ожидают не очень радостные перспективы.

А если удастся осуществить планы нынешних идеологов строительства "Новой России" с ее светлым рыночным будущим, то есть три варианта состояния России в таком будущем:

1. Массовая внешняя эмиграция огромного количества людей, которые, будучи сформированными на идеалах безудержного потребления и не найдя возможности для их реализации в условиях России, вынуждены будут ее оставить, причем без каких бы то ни было угрызений совести и ностальгических чувств. Для этих людей - где хорошо, там и Родина.

2. Внутренняя эмиграция, которая также затронет большое количество людей, сформированных на тех же принципах, что и первая категория, но которые, по тем или иным причинам, не смогли осуществить внешний переезд, создав себе в России пространство для существования не сообразованного с национальными устоями страны. Такие люди были всегда и, как правило, они составляют отряд исправно нелюбящих, а нередко откровенно ненавидящих всю ⌠эту■ страну** , - состоящий из радикальных западников-либералов, демократов-космополитов и доходящий в своих крайних вариантах до гнусной русофобии и смердяковщины.

3. Никакой внешней и внутренней эмиграции уже не будет, т.к. будет отсутствовать сама Россия. Она конечно, может быть и сохранит свое название, но ее сущностная роль будет трансформирована. Она перестанет быть Россией в духовном плане, что скажется и на ее геополитической функции в мире. Она утратит величие и своеобразие, как утратили его Афины и Рим, сохранив свое название, но не роль мировых лидеров. Из такой "преображенной" по цивилизационным мировым стандартам России уже никому никуда уезжать будет не нужно. И если в двух первых случаях сохраняется Россия, ее национальный статус особой державы, то последний случай представляет собой самый драматический исход, к которому может привести нынешнее денационализированное и "деидеологизированное" образование.

От образования сейчас зависит, ни много ни мало, будущее России, ее судьба. Образование станет подлинным, когда переориентируется на воспитание подлинных граждан России, которые не дадут ей исчезнуть с горизонта исторического бытия. Такое возможно только лишь в том случае, если образование обратится к национальному своеобразию культуры, в которой самым главным является стремление к преображению человека, выявление в нем богоподобной сущности. Еще раз обратим внимание на эту главнейшую черту российской культуры и соответственно российского образования - выявление в себе богоподобной сущности, т.е. Образа Божьего, что ставит перед человеком задачу непрестанного духовного совершенствования.

Стремление к высшему - отличительная, даже типологическая особенность нашей культуры. Но оно сегодня все более и более утрачивается. Необходимо возвратить пафос стремления к нравственному совершенствованию, что безусловно разрешит многие социальные проблемы.

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
303701  2013-02-02 18:30:28
Марианна
- Спасибо огромное за статью! Страшно до слез за будущее потомков... Задумалась о реальности наших реформ в образовании! Благодарю! Во всем согласна с автором. Я как будто "прозрела". Еще раз спасибо!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100