TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Новые книги

Владимир Варава

О книгеСлавянский мир.

Историко-культурное издание Центра духовного возрождения Черноземного края. (Презентация книги 24 мая 2002 г. г. Воронеж).

 

Историософские взгляды русского мыслителя Константина Леонтьева вызывают сегодня большой интерес. Это весьма отрадно, ибо дар предвидения и обостреннейшее чувство исторического катастрофизма Леонтьева крайне необходимы в понимании современного духовного состояния России. Хорошо известны его антиславянские установки. ⌠Пессимист славянофильства■ был далек от, как ему представлялось, романтических идей славянского единения; он не находит у славян объединяющей идеи и на этом основании отрицает их целостность и самостоятельность. Более того, для славянского мира он знает лишь слова разъедающей критики и презрения■ (С. Н. Булгаков). Византийских дух - вот то культурообразующее начало, которое по мысли Леонтьева, и является основой основ нашей государственности, религии, традиционного уклада жизни и национального характера. Возможно, в этих взглядах есть некоторая эмоциональность, но Леонтьев был честен и свое неприятие славянства он основывал на реальном знании, которое он приобрел практически, во время дипломатической службы.

Чуть менее полувека крупнейший чешский ученый-славист Любор Нидерле в 1904 году писал: ⌠В настоящее время ... славяне не составляют одного народа, с одним языком и одинаковой культурой, не представляют они и политического единства■. Мысли, весьма напоминающие леонтьевские. Можно говорить уже как бы о сформировавшейся тенденции. Если сюда добавить еще и представления не жаловавших славянство евразийцев, то картина будет полной.

Современные ученые - историки, лингвисты, археологи, этнографы, фольклористы заняты проблемой славянского этногенеза. Но здесь - море гипотез и концепций, противоборствующих мнений и откровенных догадок. Но главное - отсутствие единства. Нет единства и в политических реалиях современного славянства. Здесь царит, увы, разобщенность, проходящая по наиболее важным жизненным центрам славянских наций. Дает о себе знать мощнейший геополитический прессинг со стороны ⌠цивилизованного мира■. Одним словом, бытийные перспективы славянских народов сегодня явно не на подъеме.

На этом фоне примечательно (и обнадеживающе) выглядит выход в свет содержательного и богато иллюстрированного фолианта ⌠Славянский мир■, вышедшей в Воронеже в конце мая 2002 года. Кстати говоря, это не первое издание ⌠Центра духовного возрождения Черноземья■. В последние годы были изданы замечательные книги о Воронеже, стихи А. Прасолова, проза Платонова, исследования о Платонове и другие. Издание осуществлено ⌠Центром духовного возрождения Черноземного края■ при финансовой поддержке Министерства культуре РФ и Ассоциации ⌠Центрально-Черноземная■. Содействие в издание приняли руководители органов управления культуры Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Липецкой, Орловской и Тамбовской областей.

Событие это примечательно не только географическим и культурным размахом, не только энциклопедическим характере материалов, представленных в сборнике. Сборник имеет некоторый геополитический импульс■. Изучая (да просто рассматривая) новую книгу, скепсис по поводу того, что славянский национальный тип является ⌠слабым■ или ⌠несуществующим■, исчезает. Пожалуй, леонтьевская дихотомия ⌠византизм-славянство■ начинает здесь преодолеваться.

Дело в том, что составители сборника (Р.Ф. Андреева, В.В. Будаков, Л.Ф. Попова) смогли отойти от устоявшегося этнографического стереотипа о славянстве, высшие проявления которого выражаются лишь в фольклорных праздниках, обрядах, костюмах, промыслах и ремеслах. Здесь явлено расширенное понимание культуры, включающее в себя различные измерения национального бытия; русская культура раскрывается во всей своей мощи, глубине и красоте. Мысли Гоголя о том, что русские не знают Россию временами приобретает пророчески-драматический характер. Достаточно посмотреть, как мощно представлен американизм в сегодняшней России. Вообще западная ⌠культура■ сейчас - высший жизненный критерий; многие соотечественники буквально погибают в тоске по вожделенным дарам ⌠страны святых чудес■. А своего не знают, порой даже не подозревают об уровне национальных ценностей.

⌠Славянский мир■ разбивает порочный культурологический штамп современности о преимуществах евро-американской культуры. Изучая этот мир можно воочию убедиться, что отечественная культура глубоко своеобразна, самобытна, и что эта самобытность носит не только внешне-декоративный характер, но и духовно-экзистенциальный, без приобщения к которому современный ⌠россиянин■ уже не русский, не европеец, а невесть кто.

Особенно важно то, что авторы сумели раскрыть роль православия в духовном и культурном становлении славянских народов. Поэтому в сборник ⌠Славянский мир■ вошли материалы о свв. Кирилле и Мефодии, митрополите Киевском и Галицком Евгении (Болховитинове), св. Тихоне Задонском, св. Луке (Войно-Ясеницком), о. Сергии Булгакове - с одной стороны, с другой о Ф. Скорине, Сковороде, Пушкине, Гоголе, Тютчеве, Федорове, Рахманинове, Костомарове, Щепкине, Афанасьеве, Бунине и многих других прославленных именах. Наряду с обстоятельными рассказами о народных песнях, усадьбах, ремеслах, промыслах, костюмах и верованиях в сборнике представлены очерки ⌠Дом как образ мира■ (об онтологических и космологических аспектах домостроительства), ⌠Книга на Руси■ (о становление и развитии книжной церковной и светской культуры), ⌠Нетленного ищет душа человека■ (о философии труда в православии), рассказы о храмовом зодчестве древнерусской архитектуры, о Коренной пустыни, Задонском монастыре.

При таком разнообразии материала не возникает ощущения разбросанности и хаотичности. Как раз наоборот, различные аспекты культуры органически проникая друг в друга, дают многомерный и целостный образ великой русской культуры. Знакомство с книгой расширяет диапазон устоявшихся представлений о национальном типе славянства. Возникает не только этнографический, а полноценный духовно-культурный образ нашего народа.

Традиционна ассоциация славянства с язычеством. Но в данном сборнике она, пожалуй, преодолена. Явлен такой образ славянского бытия, в котором фольклор и язычество как таковое отнюдь не имеет никаких вероучительных притязаний, а являются просто фактами культуры, прежде всего эстетически обогащающие национальные традиции.

В определенном смысле сборник снимает ставшую распространенной концепцию ⌠двоеверия■. Согласно этой концепции христианство на Руси за всю свою многовековую историю так и не смогло преодолеть язычества, и Россия как бы застыла в ⌠двоеверном■ состоянии между чуждой национальному духу Церковью, якобы угнетавшей все ⌠народное■, и так и не ставшим вполне христианским народом, чуждым церковной духовности.

Исследователи порой легковесно и тенденциозно употребляют понятия ⌠народное православие■, ⌠бытовое православие■, желая тем самым подчеркнуть неглубокий уровень христианизированности России. Как правило русское православие в таких случаях характеризуется как ⌠нецивилизационное■ и противопоставляется ⌠прогрессивному■ западному христианству католиков и протестантов.

⌠Славянский мир■ показывает (причем наглядно, иллюстративно), что Церковь не отчуждалась от жизни народа и не уничтожала народное творчество, а преображала его. И не ⌠двоеверие■, а духовно-культурный синтез ⌠неотмирного■ христианства и ⌠нехристианского мира■ является плодом благодатного преображающего действия Церкви на языческую среду. В результате - оригинальнейшая культура в мире. Не случайно в сознании огромного количества людей ⌠русское■ и ⌠православное■ сливаются в родственно-близкое звучание.

Само слово ⌠славянский■, при всей его научной неоднозначности, имеет для русского слуха однозначно-позитивные ассоциации. Это необходимо использовать при формировнии политико-стратегической идеологии современности. И не занимаясь выявлением глубинных этнических корней народов, можно говорить о великой культурно-исторической славяно-русской общности, берущей свой духовный исток от Иафетова корня.

Понятие ⌠славянский■ очень долгое время являлось основной идентификационной единицей для самосознания многих народов. Теперь, в ситуации интенсивного угнетения национального самосознания, замены его абстрактнейшими ⌠общечеловеческими■ идеями, ⌠славянский■, наряду с ⌠русским■ и ⌠православным■ также может быть еще одной идентификационной доминантой, пренебрегать которой неразумно.

Наращивание славянского потенциала, укрепление ⌠славянской субстанции■ для России сейчас важно еще и потому, что Западный мир всегда относился к славянству уничижительно и цинично, если не сказать больше. В XIX веке появляются ⌠научные теории■, стремившиеся показать, что славяне люди низшей расы. Как свидетельствует уже упоминавшийся Л. Нидерле, в это время в Германии распространяются идеи, которые имели целью унизить и выставить в дурном свете происхождение, историю и общественный характер славян. Ситуация эта, к сожалению, мало изменилась сегодня, и отношение западного, романо-германского мира к миру славянскому характеризуется чередованием страха и презрения.

Славянство, включающее в себя православную доминанту, может выступить в качестве прообраза национальной идеи, способной интегрировать духовную и физическую силу славянских народов. Это особенно важно при нынешнем ослаблении России на всех уровнях. Свою бытийную силу и в сфере мировоззрения, и в сфере политики и экономики Россия, Украина и Белоруссия смогут восполнить только друг через друга.

О стратегическом аспекте проблемы говорит во вступительном слове Н.Л. Дементьева, первый заместитель министра культуры РФ: ⌠Общая многовековая история, многолетнее совместное экономическое хозяйственное, активная миграция населения на территориях, занимаемых ныне Россией, Украиной, Белорусью, смешанные браки среди русских, украинцев и белорусов, православное вероисповедание и многое другое настолько сроднили эти три славянских государства, что разделяющие их границы, скорее воспринимаются как исторический парадокс нежели как историческая закономерность■.

Может быть и парадокс, однако это реальность, свидетельствующая косвенно о какой-то глубинной интуитивной правоте Леонтьева и призывающая к серьезной и духовной, и культурной работе. Общее несомненно есть, оно глубоко и величественно, но расхождения все же произошли и устранить их одними политическими волюнтаристскими решениями или благими пожеланиями вряд ли возможно.

Либеральная установка современной ⌠культурной элиты■ России нацелена прямо в ⌠мировое сообщество■, в котором ни ⌠русскому■, ни ■славянскому■, ни ⌠православному■ просто нет места. Сборник ⌠Славянский мир■ как раз есть то конкретное дело по восстановлению культурно-духовной интеграции славянства. К тому же славянское единение сейчас реальная перспектива; свидетельство тому - ежегодные Дни славянской письменности и культуры, ежегодный фестиваль ⌠Славянское единство■ и множество других мероприятий не менее значимых для культуры.

Составители сборника, прежде всего, стремились показать как славянская идея ⌠работает■ на материале Черноземного края России. Поэтому описанию подлежали культурные реалии преимущественно Белгородской, Брянской, Воронежской, Курской, Липецкой, Орловской, Брянской и Тамбовской областей. Но в результате, охваченной оказалось пространство русской культуры в целом, и в сборник вошли материалы о вершинных именах Отечества.

Издание, богато оснащенное квалифицированным материалом, в работе над котором принял участие не один десяток ученых, писателей, деятелей культуры Черноземья, представляет собой некую энциклопедию и может вполне успешно использоваться и в образовательных целях. В современной, основанной на евро-американских парадигмах, педагогике господствует урезанный, ущербный образ всего русского и национального. ⌠Славянский мир■ может стать реальным учебным пособием по восстановлению исторической памяти и на ее основе формирования полноценного национального мировоззрения.

Несмотря на всю политическую неустроенность современности, несмотря на этнографическую непроясненность генетических аспектов славянства, есть некое величие в том, что тысячелетний процесс становления славяно-русского этноса - неодолимая тайна мировой науки и культуры. Тайна, ставшая судьбой России.

 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
254600  2003-12-09 18:09:19
Pavel Kratej
- Резюме: несмотря на то, что чешский славист Нидерле отрицал единство славян, русские, украинцы и белорусы остаются братскими народами. Умно, дельно, содержательно. Как и всегда у любомудра В.Варавы.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100