pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Иллюстрации к работе:


Изменение отношения населения шести стран к США


Модель формирования внешнеполитического образа США


Изменение рейтингов ТВ-лидеров США с начала войны в Ираке

 А. Титова

 Формирование внешнеполитической модели США

 

 

 

Глава 1.  Государственность США. Роль внешнеполитического образа государства

Глава 2. Технологии внешнеполитической пропаганды

2.1. Эволюция технологий

2.2. Модель формирования государственного образа США

2.3. Основные инструменты информационно-психологического воздействия

Глава 3. Основные элементы модели государственности США

3.1. Ядро системы - "мозговой центр"

3.2. Административные ресурсы. Вторая сфера модели

3.2.1. Государственные органы

3.2.1.1. Управление глобальных коммуникаций

3.2.1.2. Министерство внутренней безопасности

3.2.1.3. Госдепартамент и Пентагон. Несогласованность их действий

3.2.2. Негосударственные институты

3.2.3. История создания государственных институтов пропаганды

3.3. СМИ. Внешняя сфера модели

3.3.1. Новая роль прессы. Журналисты - изначальные оформители событий

3.3.2. Контроль над СМИ. Роль зарубежной прессы

3.2.3. История взаимоотношений прессы с властью США

3.2.4. Современный рынок американских СМИ. Пропагандистская модель  Наома  Чомски

Заключение

Литература

 

 

 

 

 

"Воображаемый мир

приносит вполне реальные выгоды,

если заставить жить в нем других".

Веслав Брудзиньский, польский сатирик.

 

 

Введение

 Соединенные Штаты в современных исторических условиях претендуют на глобальное лидерство. И эти претензии не безосновательны, учитывая экономические и политические факторы. Величина внутреннего  валового продукта США достигает трети общемирового, военные расходы приблизились к половине расходов всех стран мира, очевидно  технологическое первенство. Благоприятен для лидерства США оказался и политический фон: распад СССР и серьезное ослабление России, политическая интеграция Западной Европы не завершилась, Япония остановилась в развитии в 1990 и до сих пор не может преодолеть стагнацию, раскол в мусульманском мире, Китай и Индия нейтрализуют друг друга в Азии. К тому же Организация Объединенных наций теряет влиятельность, при чем теряет не без усилий США, существенно сокративших объем внешней помощи.  На фоне всех этих тенденций появляются новые угрозы - терроризм, распространение оружия массового поражения.  У Соединенных

Штатов появляются уникальные условия для укрепления своего лидерства. Вопрос в том, смогут ли США справиться с  задачей спасения мира от глобальных угроз и воспримет ли мир Соединенные штаты в качестве мирового лидера.

 Поскольку США остаются государством со своими национальными интересами, у этого государства сохраняются связи с другими странами в различных регионах и соответственно интересы в этих странах. Из-за этого способность США в одиночку вершить мировой порядок может быть поставлена под сомнение. В то же время мир, оказавшийся  на грани выживания, при падающем авторитете признанных международных организаций, регулирующих мировой порядок, может потребовать новых лидеров. Опыт создания антитеррористической коалиции, возможно, определит магистраль развития международных отношений. В этой ситуации для США наиболее важно чтобы мир поверил в американское дисциплинирующее могущество. Американский исследователь Риефф так сформулировал этот лозунг: "В настоящее время только Соединенные штаты способны (и имеют на это волю) навязать порядок в турбулентных районах мира"[1].

Наличие объективных факторов совпало с субъективными желаниями нынешней администрации. Для методов управления президента Джорджа Буша - младшего характерны: желание решать проблемы силовым способом, реализовать превосходство не дожидаясь следующих выборов, вмешательство во внутренние дела других государств и изъятие своих ресурсов из международных программ помощи. 

Если предположить в качестве направляющей развития международных отношений - создание коалиций наиболее могущественных и влиятельных государств, то для США оказывается как никогда важным поддержание имиджа страны, обеспечивающей стабильность и безопасность в мире.

Нынешнее руководство США определило главные вызовы и угрозы: международный терроризм и распространение оружия массового поражения. Способ борьбы с угрозами также определен - это разрешение кризисов совместно с союзниками, при чем посредством упреждающих ударов.

Превентивные атаки не всегда (точнее - почти никогда) не могут укладываться в рамки, предусмотренные международным правом. Так как такие акции скорее могут расцениваться как вмешательство - экономическое и военное - во внутренние дела другого государства. Однако задача США представить такую акцию как желательную и благородную. Американские теоретики предложили новый термин - "благожелательная гегемония". Аналитики считают, что доверия к американским лозунгам будет больше, если они будут исходить не только от США,  а от всего международного сообщества. К тому же риски проведения таких операций и расходы на них лучше разделить между несколькими партнерами.

Доходы же, как правило, получают американские корпорации. Во времена "холодной войны" подрядчики Пентагона получали до 2000 процентов прибыли. Теперь появился новый враг, новые задачи по созданию современного оружия, вновь увеличиваются военные расходы, а значит, вновь зарабатывают американские компании.

За последние несколько десятилетий в США сложилась система по формированию внешнеполитического образа государства, в которую включены не только государственные институты, но и частные корпорации, неправительственные организации,  и, конечно, средства массовой информации.

Цель данной работы - проанализировать историю отношений между различными институтами американской государственности, включая негосударственные компании и учреждения, изучить сложившуюся  систему, разобраться как она функционирует, где дает сбои.

В основе исследования - политологический анализ формирования внешнеполитического образа государства, включая психологический, информационный, коммуникативный аспекты, а также функциональное разделение многоуровневой системы. В качестве метода политического анализа отчасти использованы модели Эллисона. Разбирается организационный процесс принятия решений в США (в основе - идея о том, что внешнеполитическую линию вырабатывают различные организации и решение  - это компромисс между ведомствами), а также анализируется политико-бюрократическая система, в основе которой личности, принимающие решения и ставящие подписи под документами, иными словами учитывается  и личностный состав современного американского руководства.

В российской и зарубежной литературе широко представлены научные разработки на темы государственности и внешней политики США,  массовых коммуникаций и СМИ.

В частности американский политолог Наом Чомски, объясняя единую политическую направленность программ американского телевидения,  предлагает теорию прохождения любой информации через пять фильтров  (среди них - интересы корпораций, владеющих СМИ, информационные источники, которые СМИ не могут потерять и от которых зависят, культурный фактор - идеология антикоммунизма).

Ученые, изучающие массовые коммуникации, описывают различные модели влияния СМИ на аудиторию. Так исследователи "Glasgo Media Group"[2]  провели контент-анализ масс-медиа и пришли, например, к выводу, что комиксы и мультфильмы о Дональде Даке  - утонченный образец американского "культурного империализма" - они навязывают буржуазную систему ценностей, воспевают консьюмеризм, проповедуют культ денег.

А американский ученый Лазерсфельд[3] на метериале опросов избирателей в преддверии выборов 1940 года сделал вывод о "двуступенчатой модели коммуникации". Он впервые ввел термин - "лидеры мнений" - это посредники между средствами массовой информации и аудиторией.

 Именно они активно пользуются СМИ в качестве источников информации, а затем транслируют эту информацию своему окружению, давая ей собственную интерпретацию. Окружение склонно полагаться на лидера вплоть до того, что под его влиянием предпринимать определенные действия.      

Наконец, в теории международных отношений представлены различные модели современного мироустройства. Неореалисты предлагают "одно- и много- полюсные" концепции, неолибералы считают, что современный мир похож на Интернет со множеством узлов и связей. Любопытную теорию "комбинированной структуры" разработал японский ученый Акихико Танака[4]. Мир в его концепции предстает в качестве трехслойной сферы, все три пласта взаимно проецируются и взаимодействие проекций определяет фактическое положение мировых игроков по отношению друг к другу. Танака считает, что мир является однополярным в том смысле, что только США обладают абсолютным превосходством по совокупности возможностей. В экономическом аспекте мир - трехполярен и роль экономических полюсов выполняют США, Германия и Япония. И мир представляется пятиполярным  в организационно-политическом отношении, где полюсами являются США, Россия, Китай, Великобритания и Франция.

Модель, предлагаемая в данной работе также имеет сферическую структуру. Она  отражает то, как формируется и реализуется концепция внешней политики США и  включает в себя комплекс различных государственных и негосударственных институтов, компаний, средств массовой информации, с их системой связей и взаимозависимостей. Система вырабатывает различные по силе импульсы воздействия на общественное и индивидуальное сознание. В самой структуре модели заложено объяснение того, как формируются импульсы и от чего зависит их сила, а также обратная реакция.

 

Глава 1.  Государственность США. Роль внешнеполитического образа государства. 

 Прежде чем разобраться какими представляются США в глазах других государств и какими хотят выглядеть, как это влияет на внешнюю политику Соединенных штатов, необходимо понять какие задачи ставят себе сами Соединенные штаты и как работает государственная машина для достижения поставленных целей. Именно ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ - национальная идея, стратегия, модель -   играют здесь наиболее значительную роль.

Модель управления государством США признается самой эффективной бюрократией мира1, превратившей самосовершенствование в постоянный процесс, нисколько не мешающий выполнению рутинных повседневных функций. Иными словами, США ставят себе задачи, которые затем выполняют. В данной работе предлагается модель функционирования системы американской государственности применительно к внешнеполитической деятельности: начиная с момента выработки внешнеполитической концепции, затем претворения  ее в жизнь и заканчивая обратной связью.

В Доктрине национальной безопасности (U.S. NATIONAL SECURITY STRATEGY: A NEW ERA.)[5] нынешнего президента США Джорджа Буша описаны новые вызовы и угрозы - главные среди них  - терроризм и распространение оружия массового поражения. В связи с этим и главная задача звучит так: обеспечить безопасность путем борьбы с терроризмом и оружием массового поражения, участвуя в разрешении кризисов совместно с государствами-союзниками. Как средство достижения этой цели - упреждающие удары. От стратегии сдерживания и устрашения нынешняя администрация переходит к превентивным атакам (preventive war). При этом проявляется тенденция к отказу от юридически обязывающих договоров в области стратегических вооружений.

Во внешней политике - стратегия превосходства над любым государством (в отличие от периода "холодной войны", когда необходимо было добиться превосходства над единственной державой - СССР). 

Новая стратегия национальной безопасности содержит три основных приоритета:

-                     вести за собой мир в борьбе против террористов и агрессивных режимов, стремящихся получить оружие массового поражения,

-                     укреплять и поощрять хорошие отношения между великими державами

-                      продвигать преимущества свободы и процветания через распространение американских ценностей.

Впрочем, США избрали стратегию мирового преобладания еще во времена "холодной войны". Эта фраза впервые была употреблена в документе, известном как СНБ-68 (1950 года), с тех пор он точнее других характеризует эту стратегию, для которой холодная война была лишь эпизодом. Речь идет о преобладании над любыми силами (любым сочетанием этих сил) в целях контроля над международным развитием. После краха СССР словесное оформление стратегических усилий США пришло не сразу. На смену теоретикам, утверждающим, что биполярность и многополярность более стабильны, пришли апологеты однополярности. Развернулась дискуссия, выводом которой стал тезис об уникальной возможности страны воспользоваться однополярностью как результатом победы в холодной войне. Споры венчались высказыванием Джорджа Буша - младшего: "Мы просто обязаны вести за собой ┘ Мы должны обеспечить предсказуемость и стабильность международных отношений.

Ведь мы - единственная держава, имеющая необходимые ресурсы и репутацию".  И эту репутацию теперь надо непрерывно создавать и поддерживать.

Начальник штаба армии США Д. Раймер охарактеризовал армию как "силы быстрого реагирования для глобальной деревни".

 Термин "благожелательная гегемония" стал почти штампом.  Теоретики благожелательной гегемонии утверждают, во-первых, что гегемония Соединенных штатов может быть принята мировым сообществом, если покажет себя неагрессивной, желательной и приносящей блага. Демократические либеральные ценности Америки должны ослабить действие второго закона Ньютона - природа сделает исключение и не породит противодействия! Поверить в это невозможно, возможно лишь заставить мир поверить в это.

В своей книге "Единственная сверхдержава" директор центра международных исследований Института США и Канады Анатолий Уткин[6] приводит цитату из документа Министерства обороны США: "Наша фундаментальная  вера в демократию и гражданские права придает другим нациям уверенность в благожелательности нашей военной мощи, ее стремлении к мирному демократическому прогрессу".

"После терактов в Нью Йорке и Вашингтоне 2001 года понятие "имперское мышление" сменило негативно-осуждающий знак на позитивно-конструктивный" - пишет Уткин. Ныне даже такие солидные и умеренные издания как "Уолл Стрит джорнэл " и "Нью Йорк Таймс" впервые за 100 лет заговорили об империи, имперском мышлении и имперском бремени не с привычным либеральным осуждением, а как о факте исторического бытия.

Для США сейчас важно, чтобы в мире было принято считать, что Соединенные штаты благотворно воздействуют на глобальную систему как страна несравненной мощи и процветания, как опора безопасности.  

В США стала популярной наукой классическая история. Соединенные Штаты отождествляют себя с Римской империей. Появились  статьи  о положительном воздействии на мир Пакс Романум. Подтекст такой: новая империя вошла в современный мир и мир должен найти в ней признаки и условия прогресса. Даже архитектура и названия основных институтов указывают на ментальность страны: Капитолий, сенат, пантеон Линкольна, обелиск Вашингтона и ротонда Джеферсона. 

"Римская идея" легла и в основание Конституции США, о чем свидетельствуют статьи в защиту принятой Конституции, которые публиковались осенью 1787 г. - весной 1788 гг. и были изданы в виде двухтомного сборника "Федералист: сборник статей в поддержку новой конституции, одобренный федеральным конвентом 17 сентября 1787г."[7]

В другой своей работе, "Пути всех империй ведут к цесаризму", А. Уткин пишет: "Когда сверхдержава начинает ощущать себя единственной и неповторимой, ее внешнеполитические приоритеты сводятся к единственной задаче - предотвратить возникновение потенциального соперника. Когда римские войска сокрушили главного неприятеля - македонского царя, их двойной последующей целью стало предотвращение неожиданного концентрированного удара, грозящего самому существованию Рима, и пресечение поползновений других государств на самостоятельный статус".

Главное сходство политики США и Рима  - в их решении не оставаться в своей, всеми признанной сфере влияния, а выйти за ее пределы и овладеть контрольными по важности регионами.

Ключевое же отличие заключается в том, что мощь Америки изначально базировалась на чрезвычайно высоком уровне экономического развития, тогда как сила Рима - в политическом гении его вождей и способности воинов к самопожертвованию. 

Закат любой гегемонии может случиться по трем причинам:

Именно поэтому само понятие "безопасность" для Соединенных штатов означает  бессилие потенциальных конкурентов. Исходя из этого и ставятся задачи - предотвратить любую атаку на Соединенные штаты и гарантировать многолетнее американское преобладание.

Сегодня активность руководства США по обеспечению доминирующих позиций в мире достигла небывалого уровня. Об этом свидетельствуют следующие одна за другой военные операции в разных точках мира. При этом в отношениях со странами, против которых США не ведут открытой "армейской" войны, на первый план выходит американская стратегия непрямых действий и ее информационно-психологическая составляющая. Среди таких стран - европейские государства и Россия.

В США как ни в одной другой стране много внимания уделяется тому как выглядит государство в глазах мирового сообщества. Любая политическая, военная акция, экономическое вмешательство и другие  действия, которые даже если объективно негативны и нарушают международное право, должны выглядеть как благородная миссия.

Между тем в мире растет антиамериканизм. Согласно исследованию, проведенному The Pew Research for the People and the Press, антиамериканские настроения усилились в 19 из 27 обследованных стран мира. При этом в России, на Украине и в Узбекистане, напротив, зафиксирован рост проамериканских настроений. Больше всего США не любят в Пакистане (только 10 процентов относятся к США хорошо) и в Турции (30 %).

В 2002 году число американофобов выросло в Германии (на 17 процентов), Турции (на 22%), Аргентине (на 17%), Индонезии (на 14%), Кении (на 14 %). Умеренный рост антиамериканизма был отмечен и в странах, традиционно являющихся союзниками США - в Великобритании - 8%, Италии - 6%, Японии и Южной Кореи - по 5%.

В сентябре 2002-го года в США вышел доклад независимой организации "Task Force on Public Diplomacy"[8] при поддержке Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations). В документе обращается внимание на то, что у США возникли серьезные проблемы с формированием имиджа страны за рубежом. В период, когда США объявили войну терроризму, этот вопрос приобретает особую актуальность. Ведь важно разъяснить всему миру - почему США объявили эту войну и почему для других стран так необходимо выступить в этой войне на стороне США. США нужны союзники и поэтому страна должна изменить не просто представление о своей внешней политике, но и саму политику. Так как такие понятия как "внешняя политика" и "проблемы имиджа" нельзя разделять и нельзя отодвигать на второй план. Авторы доклада предлагают прежде всего использовать народную (публичную) дипломатию. В мире сформировался стереотип американцев как людей - высокомерных, невнимательных и безвольных, а также неспособных выстраивать межкультурный (межцивилизационный) диалог.

По мнению многих, американцы игнорировали терроризм, пока сами не столкнулись с этой проблемой после того, как 11 сентября 2001 года были атакованы Всемирный торговый центр в Нью Йорке и Пентагон. Авторы документа считают, что народная дипломатия поможет противостоять такой враждебности, если будет демонстрировать желание Соединенных штатов помочь развивающимся странам преодолеть трудности или хотя бы будет выражать сочувствие и сопереживание. Доверия к американским лозунгам будет больше, если исходить они будут не только от США в одностороннем порядке, а от всего международного сообщества, при чем действия Соединенных штатов будут проводиться в соответствии с международным правом.

К тому же любое решение, принятое при отсутствии международной поддержки,  наносит удар по имиджу Соединенных штатов. Агентство Рейтер через день после того, как Джордж  Буш предъявил ультиматум Ираку, опубликовало отчет об отношении населения семи стран к США. Во всех этих странах резко упало число тех, кто положительно относится к США. Опрос проведен The Pew Research for the People and the Press с 10 по 13 марта, опрошено 5000 человек, возможная ошибка 3,5 %.

Во Франции число тех, кто положительно относится к США упало с 63% до 31%,  в Германии с 61 до 25, в Испании с 50 до 14, в Британии с 75 до 48, в Турции с 30 до 12, и в России с 61 до 28.

При этом во многих из этих стран население негативно относится и к Саддаму Хуссейну. 73% французов и 71 % немцев считают, что Ближний Восток был бы в лучшем состоянии если бы Ирак разоружился, а Саддам лишился власти. 

Для начала военной операции в США учитывается рейтинг поддержки в собственной стране, и только. При этом подготовка операции в Ираке показала, что одобрение внутри страны зависит от наличия союзников.

Ни одну войну США не начинали, пока уровень поддержки внутри страны не доходил до двух третей населения. Такие данные приводит журнал "Economist" в статье ⌠We, The ambivalent people■ за 25 января 2003 года[9]. В публикации анализируется уровень поддержки готовящейся операции в Ираке. В январе 2003 года 68 процентов американцев были ЗА войну и 25 процентов - ПРОТИВ. Но цифра 68 процентов расшифровывается: из них только 26 процентов считают возможным начинать войну без поддержки союзников, остальные 37 - за войну только в случае ее ведения в рамках антитеррористической коалиции. То есть возникает  задача - обеспечить поддержку военной операции среди населения стран-союзниц в Европе. Потому что от этого зависит рейтинг поддержки военной операции в собственной стране.

Тот факт, что США стремились в последние полтора десятилетия предпринимать все самые ответственные международные акции при максимально доступной поддержке, отмечает в своей статье "Плюралистическая однополярность" и А.Д. Богатуров[10].

Американская дипломатия настойчиво добивалась когда это было реально, санкционирования своих шагов наиболее авторитетными формальными (ООН, НАТО, ОБСЕ) и неформальными ("группа семи") международными органами. Главное в этом - стремление разложить бремя ответственности и потерь на нескольких партнеров, даже ценой частичного делегирования им властных полномочий. Отсюда, Богатуров делает вывод о том, что версия однополярности выглядит как минимум недостаточной.

На чем же базируется превосходство США - как уже отмечалось выше, в первую очередь - на экономике. Соединенные штаты в 2,5 - 5 раз по главным экономическим показателям превосходят самых мощных своих конкурентов. В глобальной конкуренции США обеспечивают свои интересы при помощи целого ряда формально независимых международных организаций, где они играют доминирующую роль.  В военно-политическом плане такой организацией  является НАТО, в экономическом - МВФ, ВТО, в меньшей степени - Всемирный банк. Контроль США за МВФ обеспечивается даже не столько максимальным вкладом в Уставный фонд этой организации, сколько составом ее высших руководителей. 

Экономическое доминирование базируется в том числе и на контроле над ресурсами. И операцию в Ираке многие связывали с нефтяными интересами США.

Бельгийская журналистка Мишель Коллон в книге "Нефть, PR, война"[11] анализирует причины всех последних военных операций США и приходит к такому выводу. США стремятся обладать средством стратегического давления, состоящим в контроле над энергетическим снабжением своих главных соперников (Европы, Японии, Китая). Нефть стала оружием и средством шантажа. Американские корпорации хотят контролировать все пути транспортировки огромных запасов нефти. Нефть буквально пронизывает самое сердце американской администрации.

Все послевоенные госсекретари, за исключением двух - выходцы из нефтяного бизнеса. Семья Бушей входит в число главных нефтяных семей Техаса. Вице-президент  Дик Чейни  - тоже одна из влиятельных фигур этой отрасли.

Президент США Джордж Буш объявил об увеличении государственных расходов. В 2004 - ом году на оборону пойдет $380 млрд (прирост по сравнению с нынешним годом $15,3 млрд). В последующие годы планируется рост оборонных расходов на $20 млрд ежегодно.

Впрочем, расходы пришлось увеличить еще в 2003 году. Конгресс одобрил выделение $79млрд на покрытие расходов, связанных с войной в Ираке. Сумма включает также вознаграждение союзникам США, в том числе Турции. В бюджетном послании к конгрессу Буш заявляет: "Бюджет  на 2004 год решает три задачи, стоящие перед нацией: победа в войне против терроризма, защита отечества и ускорение экономического роста"┘ Только вот многие экономисты считают, что реально последовательность задач прямо противоположная. Сначала - экономический рост, а уже затем, или точнее - для этого - борьба с терроризмом. Анализируя влияние американской валюты, специалисты приходят к выводу, что американское правительство берет взаймы на войну у всего мира. Стоит вспомнить, что современный финансовый рынок возник только благодаря тому, что США вели войну с Великобританией за независимость и, прежде всего, английские предприниматели считали выгодным давать американцам взаймы. Одновременно на увеличении оборонных расходов обогащаются и американские компании. Так во времена холодной войны наиболее удачливые подрядчики Пентагона  - "Локхид", "Юнайтед текхноложис", "Макдонелл Дуглас", "Дженерал электрик", "Дженерал дайнемикс" - получили от 50 до 2000 % прибыли на вложенный капитал. Подобно тому как тогда был создан миф о "советской угрозе", сейчас "раскручивается" легенда об угрозе терроризма.

Итак, за время  президентства Джорджа Буша - младшего многомиллиардный профицит государственного бюджета сменился многомиллиардным дефицитом, а президент  имеет 70-ти процентный рейтинг. Но это не парадокс, это грамотное психологическое воздействие на массы - избиратель хочет мира и благоденствия, но если отобрать у него мир, то тогда и благоденствия ему уже не надо.

Именно поэтому президенту, активно защищающему безопасность страны, пусть даже ценой военной операции, прощают и террористическую атаку на небоскребы, и падение шаттла, и ограничение свободы слова, и дефицит бюджета. Как подметил обозреватель издания "Коммерсант" Валерий Панюшкин: "Можно не обеспечивать  социальные гарантии, можно просто начать войну!!!" [12]

 

Глава 2. Технологии внешнеполитической пропаганды.

2.1. Эволюция технологий.

 В последние несколько лет технологии ведения пропаганды эволюционировали в невероятно быстром темпе. Даже слово "пропаганда", которое недавно было самым распространённым, теперь представляется неактуальным.

Определить, что оказалось в этом процессе первично - практика или теория представляется сложным. С одной стороны, теоретики оперируют терминологией, ссылаясь на конкретные примеры, с другой - сами исследования  и появление новых выводов могли стать импульсом для их применения.

Результат анализа  работ в этой области и периода их выхода показывает следующую последовательность появления терминов.

Сначала говорили об "информационных войнах", затем в этот термин был расширен - "информационно-психологические" войны, сейчас речь идет о "консциентальных войнах" - то есть войнах на  поражение сознания.

Возможности воздействия на психику человека резко возросли в последние десятилетия. Одной из главных причин этого являются значительные успехи, достигнутые в области психотроники, парапсихологии.

Один из ведущих американских теоретиков информационной войны Либики в своей работе "Что такое информационная война?" определил семь ее форм: командно-управленческая, разведывательная, психологическая, экономическая, электронная, хакерская (или кибервойна). Психологическая война, по мнению автора, включает в себя четыре компонента: подрыв гражданского духа, деморализация вооруженных сил, дезориентация высшего руководства и война культур. Основным при этом являются национальные и транснациональные средства массовой информации и глобальные информационные сети, способные влиять как на мировоззрение, политические взгляды, правосознание, менталитет, духовные идеалы и ценностные установки отдельного человека, так и на общество в целом.

В этот период в ведущих СМИ США произошел резкий сдвиг в сторону прямого манипулирования общественным мнением. При этом, используя сознательное искажение и даже просто чрезмерное упрощение реальной картины, мировому обществу навязывается, как правило, односторонняя интерпретация социально-политических процессов, экономических реалий, внушаются оценки событий, прямо противоположные стихийному отношению к ним населения.

Консциентальная война предполагает, что мир вступил в новый этап борьбы  - конкуренции форм организации сознаний, где предметом поражения и уничтожения являются определенные типы сознаний.

То есть сама задача ставится иначе - уничтожение отдельных форм сознания, и дальнейшая манипуляция. Это происходило и ранее, когда один тип организации сознания вытеснял другой  - например, христианство сменяло язычество. Теперь темп решения этой задачи гораздо выше и ее формулируют четче: освободить организацию сознания человека от культурных ограничений, чтобы его можно было помещать в любые матрицы.

Как пишет в своей работе "Оружие, поражающее сознание - что это такое?" Юрий Громыко[13], если  сделать так, чтобы сознание распалось и развалилось как структура, как субстанция, то с оставшимися биоидами можно будет делать все, что угодно: включать их в другие искусственно-конструируемые фиктивные этносы, задавать им другие цели и т.д.  Прежде всего, это тип воздействий по смене и преобразованию типов имидж-идентификаций (глубинного отождествления с той или иной позицией, представленной конкретным образом) и аутентизаций (чувства личной подлинности) осуществляют средства массовой информации, и прежде всего, телевидение. Ведущий телевизионной программы выглядит таким же как и те, кто его смотрит и слушает, -  такой же интеллигентный, такой же обаятельный. Именно этим он вызывает доверие, а далее уже может выступать как образоразрушитель - он может отрицать ценности и принципы и зритель будет задумываться:  а действительно ли ему так дороги эти ценности? Таким образом, цель использования консциентального оружия - это, прежде всего, изымание людей из сложившихся форм мегаобщностей.

Если народ перестает соотносить себя с полиэтносом, к которому он принадлежал, то он становится уже не народом, а населением. Происходит замена эволюционно-естественно сложившихся общностей одной полностью искусственной - общностью зрителей вокруг телевизора. Появляется, к примеру, общность CNN, - кто эти люди? Какой они национальности? Какого гражданства? С какой нацией они себя идентифицируют? - оказывается, не важно.  Оказывается, что CNN  может быть единственным объединяющим фактором. Это общность людей с высоким доходом, часто путешествующие, занимающиеся или собственным бизнесом или работающие на руководящих постах, а также все, кто к этому стремится, для кого такой образ жизни является наиболее предпочтительным. По той рекламе, которая размещается на CNN можно сделать вывод о многих показателях качества жизни этой общности. При чем уже создаются внешние признаки, по которым эта общность объединяется. Например, CNN-отели  - те отели, где показывает CNN (и, кстати, имеющие с CNN взаимовыгодный контракт), карточки для членов клуба и т.д.   Вся ценность заключается в постоянстве телесмотрения. Если вы - постоянный зритель, то вы можете активно критиковать телевидение, но при этом на вас можно направленно и устойчиво воздействовать.

Итак, на смену информационным войнам приходят войны на поражение сознания. Информационная война - это война без фиксированных границ, без четко установленной принадлежности информационных систем той или другой воюющей стороне - когда собственные средства массовой информации могут осуществлять передачу стратегической информации противнику и разрушать сознание населения собственной страны. Современная война становится во все большей мере войной на поражение и разрушение сознания противника и консолидацию сознания своего собственного народа.

 

2.2. Модель формирования государственного образа США.

Анализ работы Государственной "машины" США показал, что ведомственное взаимодействие, отлаженное за последние десятиления превратилось в безотказно функционирующую систему. В данной работе предлагается вариант сферической модели.

В центре этой системы - ядро, мозговой центр,  в котором разрабатываются краеугольные стратегические основы внешней политики США. Это, как правило, негосударственные, частные, наиболее влиятельные компании - то, что на западе принято называть think tank - мозговые центры. Речь идет о таких корпорациях как RAND- corporation.    

Идеи, вырабатываемые "мозговым центром", в дальнейшем приобретают форму документов и директив. Возникает вторая сфера - условно назовем ее - "административный ресурс".

 Государственные  ведомства, как правило, тесно связанные посредством личных контактов и совместных интересов (в том числе экономических) с частными "думающими корпорациями" берут на вооружение эти разработки, и проводят политику в соответствии с предложенной концепцией. На этот же уровень можно поставить PR-компании, которые занимаются разработкой и проведением акций, направленных на решение конкретных задач. А также негосударственные организации, деятельность которых поддерживает проводимую политику и решает задачи на уровне определенных "горизонтальных" прослоек - международные профессиональные сообщества, культурные организации, спорт и т.д.

И, наконец, третья сфера - "масс-медиа". Общая тенденция такова: в единой системе медиа-военно-промышленного комплекса журналисты становятся кадровыми боевыми офицерами, причем авангардными.

Если раньше, в период информационных войн и пропаганды пресса занималась "прокачиванием" точек зрения "военных" кураторов, то теперь именно журналисты стали начальными оформителями событий, идей, тезисов, лозунгов и т.д. Богатая история взаимоотношений военных и прессы позволила выйти им на новый уровень организации военного дела, с одной стороны, и работы масс-медиа, с другой. То есть теперь военные не должны ставить журналистам задачи,  корреспонденты ментально настроены на работу в интересах  государства, решение стратегических задач,   и их не надо как-то специально направлять. Во многом появление такой тенденции объяснимо стремительным развитием информационных технологий. Раньше существовал временной зазор между моментом поступления новости и моментом, когда препарированная и осмысленная новость обнародовалась. Теперь новость мгновенна и она требует мгновенного комментария. Текущий момент легко понять, но трудно оценить, особенно трудно это делать когда нет ментальной настройки на стратегические задачи.

Таким образом, масс-медиа не являются более только лишь инструментом в руках политтехнологов, теперь они  - самостоятельный субъект, способный самостоятельно действовать (в контексте описываемой модели - формировать и посылать импульсы).

 

Импульсы воздействия, посылаемые этой системой вовне, оказываются тем мощнее, чем глубже они сформированы. Если точка отсчета на самом глубоком уровне - в мозговом центре, то и мощность воздействия оказывается больше, если  масс-медиа пытаются воздействовать на аудиторию, проводя некую собственную идею, не подкрепленную разработками и поддержкой на административном уровне, то и эффект от этого оказывается гораздо меньше.

Именно этим объясняется то, что американские СМИ стали работать примерно в одном, довольно узком спектре политических позиций. Американский исследователь этой проблемы Наом Чомски, называл это системой "пяти фильтров" - СМИ  стали действовать в четко заданных рамках.

При этом ТВ-компании и журналисты, которые проводят точку зрения, идущую вразрез с политикой "Белого дома", то есть в "американском сознании" - вразрез с тем, что "хорошо для  Америки", оказываются маловостребованными.

В период войны в Ираке, в чрезвычайных обстоятельствах обострилось то, что выглядело еле наметившимся, и тенденции оказались более очевидными.

В борьбу за рейтинги вступили два лидера американского телерынка - FOX-news и CNN. Традиционно принято считать, что FOX - прореспубликанский канал, а значит сегодня - проправительственный, CNN же больше ориентируется на демократов (в свое время его прозвали даже Клинтон - ТВ). И именно CNN всегда был лидером в освещении крупных международных событий, однажды став в этом деле первым, канал прочно сохранял лидерство на протяжении последнего десятилетия. 

Что же произошло во время войны в Ираке? Канал, занимающий проправительственную позицию, постоянно приглашающий в эфир сотрудников американской администрации, и выдающий больше не новости, а великодержавные лозунги побеждает CNN в рейтингах.

В разгар военной операции на сайте MediaGUERDIAN1 появляются следующие данные. Охват аудитории FOXnews увеличился  до 4 миллионов зрителей - в среднем и 5.6 миллионов - в prime-time. CNN  же смог поднять рейтинг до  3,6 миллионов - в среднем и  4.4 - в prime-time.

 Стоит отметить, что набор инструментов, которым пользуются на всех 3-х уровнях (сферах) примерно одинаков. И в кампаниях, замысленных на более глубоком уровне, чаще всего принимаются участие субъекты более приближенные к внешней оболочке, точнее - к внешней среде, на которую собственно и оказывается воздействие.

Так, например, стратегия, выработанная "мозговым центром", затем реализуется и различными ведомствами и СМИ - эффект максимальный.

Если PR-кампания разработана только на втором уровне (изначальная идея появилась у политтехнологов, но она не соответствует общему тренду) - то даже при активной поддержке СМИ эффект будет гораздо меньший.

Не говоря уже о попытках СМИ "идти не в ногу" - воздействие импульса окажется минимальным, то есть система просто выдавит такое СМИ и такого журналиста. 

Объектами этого воздействия могут быть общности людей, совершенно разного уровня восприятия информации. Одни способны только лишь воспринимать то, что им говорят, не задавая себе таких вопросов как : кто делает сообщение? С какой целью оно сделано? Почему именно в это время? Почему оно адресовано именно мне? И хотят ли меня сделать субъектом, на который оказывается влияние. Другие склонны такие вопросы задавать и анализировать. Суть консциентального воздействия как раз и заключается в том, чтобы подавить рефлексивные способности отдельных людей и легко перенастраивать массовое сознание.  Таким образом, то, на что направлено воздействие, нельзя считать объектом, это тоже субъект, способный формировать обратные импульсы, направленные внутрь системы.

 

2.3. Основные инструменты информационно-психологического воздействия.

 Прежде всего, наметилась тенденция увеличения  количества каналов воздействия (литература, кино, компьютерные технологии, церковь и т.п.). В результате одно и то же сообщение, оформленное в соответствии с требованиями данного канала, попадает в массовое сознание множеством путей. При этом особой популярностью пользуются не только эмоциональные сообщения, но и сообщения развлекательного характера (телевизионные шоу и т.п.). В них, как правило, идеологическая составляющая выражена только на втором плане. Соответственно уровень воздействия подобного сообщения возрастает.

Другая, не менее важная  тенденция -  американизации СМИ целого ряда стран, в том числе и России. Телевизионная и печатная техника - западная, программные системы обработки информации - западные, бренды большинства ТВ программ - западные и вся творческая часть копируется с американских аналогов, которые считаются эталоном в силу своей зрелищности. Подготовкой кадров для российского телевидения нового образца в 90-е годы занимались, в основном, западные специалисты. По всей России были открыты школы BBC, на ТВ-станции как в Москве, так и в регионах приезжали специалисты из США, многие российские журналисты смогли тогда по программе, финансируемой USIA поехать в США на стажировку. В то время, когда в российских университетах не готовили специалистов, способных работать в новых условиях, западная помощь была востребована. То же самое происходило во многих странах бывшего соцлагеря.

Так что "вторжением" Запада это назвать нельзя. Скорее это делалось по инициативе властных структур самих государств, которые стремились "войти в западную цивилизацию". Американизация СМИ происходит не только в силу смены идеологий, этот процесс еще и оправдан профессиональными соображениями. Зрелищность американских телепрограмм, большие усилия психологов по их "подгонке" к запросам конкретной аудитории и удачный маркетинг делают их достаточно популярными в мире. Поэтому зрители многих стран сегодня посчитали бы себя обделенными, если бы были лишены доступа к ним.

Самым опасным свойством СМИ с психологической точки зрения является их способность подавать информацию таким образом, чтобы за видимой объективностью формировать виртуальную картину реального мира.

В книге "Супертерроризм"[14] анализируются основные приемы информационно-психологического воздействия (их уже берут на вооружение террористические группы, хотя изначально они разрабатывались в недрах государственных  структур и исследовательских центров). Автор главы "Психотерроризм" профессор Дипакадемии Лепский В.Е.  утверждает, что в сознании человека поданная ему виртуальная действительность существует лишь до тех пор, пока не возникнет сомнение в ней и тогда эффективность информационного воздействия резко падает. С появлением глобальных систем вещания появилась возможность удерживать на длительный срок эффект от психологического воздействия. Такие системы, имея вполне мирное и гуманное применение в повседневной жизни, способны оказывать огромное влияние на психику.

Масс-медиа в этом смысле заняли уникальную позицию в предлагаемой модели. С одной стороны, они являются самостоятельным субъектом, способным вырабатывать импульсы воздействия, с другой - это и инструмент, который может быть использован всеми участниками системы.  Причем среди СМИ телевидение можно выделить как отдельный и наиболее эффективный инструмент, обладающий не только вербальными, но и визуальными свойствами. Способность "стирать" различие между правдой и ложью у телевидения развита как ни у одного другого СМИ. Даже явная ложь, представленная через телеэкран, не вызывает у телезрителя автоматического сигнала тревоги - его психологическая защита отключена, а восприятие имеет сильно заниженный уровень критичности. Человек может контролировать, "фильтровать" сообщения, которые он получает по одному каналу, например, через слово или зрительные образы. Когда эти каналы соединяются, эффективность внедрения в сознание резко возрастает.

Текст, читаемый диктором, воспринимается как очевидная истина, если дается на фоне видеоряда - образов, снятых "на месте событий". Критическое осмысление резко затрудняется, даже если видеоряд не имеет никакой связи с текстом. При этом для усиления эффекта информационно-идеологического воздействия применяется целый ряд приемов, таких как умолчание, фальсификация, преувеличение, подбор контекста и т.д.

К примеру, в настоящее время СМИ широко применяют несложный прием, называемый "позиционирование", то есть показ тех характеристик в объекте, в которых наиболее заинтересованы потребители, превращение незнакомого, чуждого объекта в знакомый, нужный. В качестве элементарного примера позиционирования можно считать те или иные терминологические нюансы. Джордж Буш-старший, назвав три тысячи оставшихся в Кувейте американцев "заложниками", дал возможность применить для их освобождения военную силу. Радиостанция "Свобода", называя чеченских боевиков "ополченцами", "бойцами сопротивления" или "партизанами", создает моральную подоплеку, чтобы обрушиться с резкой критикой деятельности российских военных в Чечне. Другим примером подобной манипуляции может служить тот факт, что в СМИ произошла трансформация терминологии описания военных конфликтов. Вместо привычных слов "военная операция", "вторжение", "атака" используются "миротворческая операция", "антитеррористическая операция", "гуманитарная миссия" и "контроль ситуации". Сегодня в глазах мировой общественности изменено само понятие войны. Информационными службами США еще в ходе операции в Персидском заливе был создан имидж высокоточной войны, что было призвано заранее убрать из массового сознания представление о человеческих жертвах. Этот подход построен на эксплуатации принятой сегодня символизации американской армии как обладающей самым технологическим вооружением.

Введение подобных образов позволяет в результате перестроить массовое сознание, направив его в нужном направлении. Правда, это массовое сознание должно быть подготовлено для такой перестройки.

Еще одним приемом, используемым зарубежными СМИ при освещении военных конфликтов, является трансформация, когда объект ограничивается только теми характеристиками, которые интересны потребителю. В ситуации с косовскими беженцами в ходе войны в Югославии имело место явно одностороннее освещение проблемы. В оправдание действий коалиционных сил на телеэкранах преобладали картины массового исхода стариков, женщин, детей, вынужденных покинуть свои дома и мыкаться на чужой земле по вине сербов. Однако умалчивался тот факт, что массовый исход беженцев начался именно с момента начала военной операции НАТО против Югославии.

Продолжает использоваться и такой, казалось бы, устаревший прием как прямая "дезинформация".  Во время иракской кампании Франция обвинила США в целенаправленном распространении ложных сведений. Французские дипломаты обратились с письмом, опубликованном в Washington Post  и New York Times. В нем говорится, что средства массовой информации США проводят антифранцузскую кампанию. "Мы решили подсчитать, те лживые обвинения в отношении Франции, которые появились в последнее время в американской прессе"[15], - говорит пресс-секретарь Министерства Иностранных дел Франции Мари Масдупюи (Marie Masdupuy), - "Нас обвиняли и в поставке специальных устройств Ираку, которые могут быть использованы в ядерном оружии, и в продаже Ираку военных самолетов и вертолетов, и даже в том, что Франция помогла бежать бывшим Иракским лидерам в Европу, обеспечив их необходимыми документами". Каждый раз американская пресса ссылалась на источники в администрации.

Впрочем, прием генерирования различного рода фобий, слухов и прямая дезинформация, введение потенциального противника в заблуждение используется достаточно давно.

Еще во время первой операции  Персидском заливе, а также в  Югославии и Афганистане американское командование, широко используя СМИ, распространяло заведомо ложные сведения о характере подготовки вооруженных сил к возможным боевым действиям. По всем информационным каналам неоднократно передавались значительно завышенные цифры уже переброшенной в регион живой силы и техники, что заставляло военное командование стран-противников отказаться от нанесения превентивного удара по войскам коалиции, которые в такие моменты достаточно уязвимы.

В целях дезориентации мирового общественного мнения и в конечном итоге сокрытия от противника истинных сроков начала военных операций под контролем военного командования США образовываются специальные группы журналистов, прошедших проверку на лояльность и давших подписку о неразглашении доверительной информации. Одновременно значительно сокращается число иностранных журналистов, аккредитованных при штабах командования, а также вводится жесткая цензура на передаваемую информацию.

Активное использование СМИ в мероприятиях по дезинформации проводится также путем организации "утечек" секретных сведений и распространения "личных мнений" информированных высокопоставленных представителей американской администрации и военно-политического руководства США. Эти специально организованные "утечки" информации преследуют определенную цель - убедить командование противника в существовании основной угрозы с ложных направлений. Например, в ходе войны в Персидском заливе 91-го года телерадиокомпания Би-би-си сообщила со ссылкой на "компетентные источники", что морская пехота США захватила остров Файлака и сосредотачивается у побережья Кувейта. О результативности подобных акций свидетельствует тот факт, что иракское военное руководство приступило к активной подготовке по отражению морской десантной операции, сосредоточив в районах предполагаемой высадки по меньшей мере семь дивизий и выделив в их распоряжение значительное количество артиллерии и инженерных средств. Однако в итоге главный удар американского 7-го армейского корпуса был нанесен на сухопутном направлении в обход основной группировки ВС Ирака в Кувейте.

Во время военной операции в Ираке использовалась и практика трансформации отрицательной информации в положительную. Так, антивоенные манифестации в США освещались очень подробно, но выбирались только репортажи из арабских стран, кадры перекошенных от злости лиц,  -  нарочито демонстрировалась агрессия, направленная на Соединенные Штаты и американцев. Тем самым подчеркивалось, что существует реальная угроза США, и она исходит от арабского мира. Кроме того, демонстрации  снимались с вертолетов, чтобы визуально казалось, что в них участвует не так много народа.

Одними из наиболее распространенных приемов манипулятивного воздействия, используемыми ведущими американскими и западными СМИ, являются эмоционализация и определенная последовательность подачи информации. Блоки новостей о ходе югославского конфликта ежедневно начинались с репортажей о страданиях беженцев, а лишь затем шла речь о ракетно-бомбовых ударах НАТО. При этом получалась картинка, изображающая войска НАТО в самом выгодном свете - как спасителей мирного населения Косово.

В ходе освещения боевых действий в Афганистане оставшиеся в живых после первых бомбардировок боевики "Аль-Каиды" и сопротивляющиеся группы талибов, которые в то время были немногочисленны и уже не являлись реальной угрозой для США и их европейских союзников, представлялись в виде серьезной силы, способной угрожать миропорядку. Вместе с этим акцентировалось внимание на зверствах талибов и нарушениях ими прав человека. Однако информация о жертвах среди мирного населения Афганистана и о последствиях бомбардировок и ракетных ударов практически отсутствовала.

Афганская кампания была направлена прежде всего на подготовку мирового сообщества к возможному вторжению США и в другие неподконтрольные им государства. В дальнейшем, говоря об Афганской операции, политологи отмечали, что "Джордж Буш выиграл несуществующую войну и сумел убедить весь мир в своей победе".

В человеческом сознании закрепляется информация, которая затрагивает эмоциональную сферу человека, заставляет сопереживать. Вся остальная информация уже не будет восприниматься как достоверная. А телевидение обладает свойствами, способными возбуждать эмоции. 

Эффективным пропагандистским инструментарием США продолжает оставаться киноиндустрия. В последнее время американский кинопрокат подвергся серьезной идеологической "правке". В более ранних фильмах "Скала", "Сломанная стрела", "В осаде" в основу сюжета были положены насилие и терроризм, и основным источником опасности становились американские военные. В фильмах последних лет, таких как "Миротворец", "Три короля", "За линией огня" и т.п. положительные киногерои в камуфляже не только значительно подняли авторитет военнослужащих США, но и способствовали формированию лояльного отношения населения развитых стран к войне в Персидском заливе, югославскому конфликту и военной операции в Афганистане.

Кроме того, в некоторых произведениях американского киноискусства прослеживается до сих пор присутствующее в США параноидальное отношение к России, движимое комплексами бывшего противника. Так, в фильме "Миротворец" главным отрицательным персонажем стал российский генерал, похитивший для продажи в "третьи" страны несколько ядерных боеголовок, а российские солдаты в эпизодах фильма похожи на клоунов. Героями ленты стали, как обычно, американцы, спасшие мир от ядерной катастрофы. Особого внимания заслуживает один из последних голливудских "шедевров" на эту тематику - "Падение черного ястреба", или в российском прокате просто "Черный ястреб". Фабула фильма имеет реальную основу: "Падение черного ястреба" - это художественное, но весьма предвзятое переосмысление режиссером Скоттом провалившейся миссии американского спецназа в Сомали в 1993 г., в результате которой погибли 19 американских солдат и около 500 сомалийцев. Создатели ленты переделали события, которые современные историки называют американской военной катастрофой, в нечто более привлекательное. В качестве героев в фильме выступают американские солдаты, при этом умалчивается тот факт, что это была война высоких технологий против людей, вооруженных одними автоматами Калашникова. Малайзийские солдаты, которые принимали непосредственное участие в операции по спасению американских военных в Сомали, и сами сомалийцы зачастую представлены в фильме либо на вторых ролях, либо совершенно карикатурно.

В США происходит корпоризация киноиндустрии. Крупные корпорации захватили производство. И подпорками  всей индустрии стали  "стержневые" фильмы. Огромные франчайзы, целые направления - направление "Спайдермена", направление "Бэтмена", направление "Матрицы. В Голливуде исчезает творческий климат. Фильмы - уже не искусство, а товар.

Главный акцент - политика больших корпораций, которая рекламируется в кино и  на телевидении. А то, что хорошо для американского бизнеса, - хорошо для американского государства.

Впрочем, если анализировать киноиндустрию в целом, нельзя обойти вниманием и штучное интеллектуальное кино, а точнее картины о том, как в США используют кино в качестве инструмента PR-кампаний.

Продюсер и режиссер Барри Левинсон, один из самых интеллектуальных голливудских развлекателей, получивший "Оскара" за "Человека дождя", снял в 1997 году малобюджетную ленту "Хвост виляет собакой" (Wag the Dog). Скромную, камерную комедию, которой он гордится и сегодня. Еще бы, в этом политическом памфлете режиссеру вместе с автором экранизированной книги Ларри Бейнхартом и сценаристами Дэвидом Мэметом и Хилари Хенкин удалось предвидеть грандиозный политический скандал, с легкой руки журналистов прозванный "Моника-гейт". В фильме вымышленный американский президент оказывается замешан в сексуальном скандале за 11 дней до выборов. Для создания "шумовой завесы" президентские политтехнологи учиняют виртуальную войну с Албанией. Клинтон, напомню, поступил почти "как в кино", выбрав в качестве мишени соседнюю с Албанией Югославию...

Тогдашнего министра обороны Уильяма Коэна замучили вопросами, видел ли он "Хвост" и нет ли тут прямой аналогии. Сценарист фильма Мэмет на сей счет ответствовал словами Марселя Марсо: "Молчание - это высшая мудрость".

В интервью российскому журналу "Итоги"[16] Б. Левинсон так описал роль экранных образов, создаваемых телевидением и кино: " Мы зачастую даже не задумываемся, что видим на кино- или телеэкране. А ведь практически все несет на себе родовой отпечаток презентации.

Любая телепрограмма новостей обладает такой атрибутикой как: логотип станции, музыкальный ряд, ритм смены сегментов, графические элементы оформления картинки, диктор обещает вернуться через минуту, экран вспыхивает, переливается, подмигивает. Даже если сильно захотеть представить голый факт, он всегда будет деформирован, окрашен. И не всегда намеренно. Потому что телевидение - и медиум информации, и инструмент развлечения. Отсюда дразнящие, пощипывающие воображение визуальные манки. Нужно держать внимание аудитории, чтобы она не переключалась на конкурирующие каналы. Каждый фрагмент реальности упакован так, чтобы удобно интегрироваться в общий развлекательный поток. Еще раз подчеркиваю: речь далеко не всегда идет о циничном манипулировании восприятием. Но всегда новость трансформируется в привлекательный продукт.

Развлекательность стала главным условием любого репортажа. Посмотрите, как с помощью компьютерной анимации показывают конструкцию и диапазон действий новейших самолетов. Как с заоблачных высот мы наблюдаем театр военных действий, с циркульно очерченными, мигающими мишенями, со вспышками взрывов, как нам удобно "зумом" приближают любопытные детали, а потом так же легко, по-киношному, мы вновь воспаряем в надмирную высь. И при этом, увы, забываем о реальных ужасах происходящего".

Получилось что-то вроде "обратной связи". Кино снимается на основе реальных событий (при этом многое додумывается, дописывается, приукрашивается или наоборот нагоняются страхи) - зритель привыкает видеть эти картинки, они уже не шокируют какими бы жуткими не казались - и снова реальные события, но уже на телевидении, также жуткие кадры , но снятые не в декорациях, а на месте реально происходящих событий и зритель, уже приученный это видеть воспринимает их, а, значит, и события вполне толерантно.

Многие российские обозреватели считают, что американским политтехнологам удалось создать экранный образ "Идеальной войны 21-го века". Как пишет корреспондент журнала "Итоги" Николай Зимин[17], "сражение за Багдад было срежиссировано по классическим канонам голливудского блокбастера".

Большой голливудский стиль в освещении иракской войны прослеживается буквально во всем. Есть и прямые аналогии. Например, военные колонны, двигавшиеся через пески, напоминают сцены из оскароносного "Лоуренса Аравийского". Кадры горящих нефтяных скважин словно вырезаны из бесчисленных фильмов-катастроф. Гадания, сам ли Саддам Хусейн снят на пленке, показанной иракским телевидением, или один из его многочисленных двойников, вызывали ассоциации с комедией "Дейв". А демонстрация на экране нескольких семей из штата Теннесси, отправлявших на фронт своих отцов и сыновей, - прямое заимствование из спилберговского "Спасти рядового Райана".

Избавиться от ощущения, что все происходящее в Ираке - блестяще срежиссированное кино, не помогали даже нарочитые напоминания репортеров, что картинки за их спиной только внешне выглядят как кино. Чего стоит кульминационный кадр с морским пехотинцем, накинувшим петлю на шею статуи Саддама и накрывшим ее голову "чадрой" из американского флага...

Впрочем, именно такого эффекта авторы сценария телевизионной войны и добивались. Наверное, самое большое достижение Пентагона в том и заключается, что он сумел представить жестокие реальности жизни и смерти частично в виде оставляющего впечатление искусственности кинематографического действа, частично - в виде сверхпопулярных "реальных ТВ-шоу". Даже в названии "Шок и трепет" явно проглядывается голливудское влияние.

Впрочем, опять срабатывает уже упомянутая "обратная связь". Реальные события подкидывают политтехнологам сюжеты для фильмов. Судя по всему, новый блок-бастер будет называться "Спасти рядовую Линч".  Телекомпания Эн-Би-Си уже объявила о своем намерении снять такой фильм.

Имя рядовой Джессики Линч теперь известно в США не меньше, чем имена ее высокопоставленных командиров - генералов Томми Фрэнкса, Ричарда Майерса или даже министра обороны Дона Рамсфелда. 19-летняя девушка из городка Палестина (Западная Вирджиния) окрещена в СМИ "самым человечным лицом" американской армии, а также "символом героизма и ужасов иракской войны". Телекомпания Эн-би-си объявила о решении сделать фильм о ней. По словам представителя телекомпании, работа над сценарием идет вовсю. Все правильно. Как говорил персонаж фильма "Хвост виляет собакой" голливудский продюсер Стэнли Мотс, "каждая война должна иметь своих героев". Так у него родился образ сержанта Шумана по прозвищу Старый Башмак, ставшего "героем" виртуальной войны, показанной в фильме Барри Левинсона. Правда, псевдосержанту не повезло. Его, вопреки мотсовскому сценарию, настигла пуля ревнивого мужа. У Джессики, слава богу, все развивалось гораздо лучше, хотя и в ее жизни реальность и виртуальность успели переплестись неразрывно.

 Девушка хотела стать учительницей и пошла в армию заработать деньги на окончание образования. Найти другую работу в их захолустье, где уровень безработицы зашкаливает за 15 процентов, не представлялось возможным. 23 марта ее тыловая рота нарвалась на иракскую засаду. 15 товарищей Линч были либо убиты, либо, как она сама, оказались в плену. Со множественными переломами ног и рук пленную американку отправили в иракский военный госпиталь около Эн-Насирии.

 1 апреля американский спецназ в ходе операции, проведенной по всем канонам кинобоевика - с предварительной засылкой агента-иракца со скрытой камерой для съемок госпиталя, с высадкой с вертолетов и стремительным броском по палатам, - спас рядовую Линч. Как "великую новость" этот факт отметил президент США. Сама героиня еще не успела сказать и двух слов прессе, известно только то, что своим любимым блюдом назвала типичную американскую еду - индейку с яблочным соусом и тушеной репой на гарнир. Тем не менее легенда творится помимо ее воли. "Ее вдохновляющая история, - говорится в пресс-релизе Эн-би-си по поводу начала работы над фильмом, - несет в себе послание надежды". Как ожидается, фильм будет готов к показу уже к концу 2003 года.

Американское кино помогает и в работе с собственным военным составом. Так были сняты учебные видеоролики о том, как американским солдатам следует вести себя в тех или иных ситуациях. Особый упор при этом делается на то, как завоевать симпатии населения враждебной страны. Так что кадры первых дней иракской войны с "зачистками" скорее исключение из правила. Впоследствии военная цензура исправилась, и на камеру солдаты коалиции старательно демонстрировали дружелюбие к мирному населению Ирака.

Обращение к массовому сознанию происходит не только через СМИ и кино - как массовую культуру. Это и народная (публичная) дипломатия - программы двухнедельных туров в США для людей всех чинов и профессий - от региональных политиков до медиков, и общение через Интернет (так, например,  Советник по культуре посольства США в России регулярно дает рекомендации - как правильно сделать карьеру на быстро меняющемся рынке рабочей силы, об этике на рабочем месте и т.д. и предлагает российскому народу больше рецептов по выживанию, чем его собственное правительство) и деятельность различных неправительственных организаций. 

Главным козырем зарубежных информационных центров и конгломератов служат отнюдь не технические средства, лицензии и прочее, а широкомасштабная и кропотливая работа с "человеческими ресурсами". В период после распада Советского Союза Американское правительство обратилось к российскому народу во исполнение идеи "народной дипломатии", то есть налаживания взаимопонимания и контактов буквально со всеми - детьми и взрослыми, "элитой" и "народом". И не только со столичными жителями, но и с провинцией.

При этом  в США "народная дипломатия" была возведена в ранг приоритетных задач высокой политики. А Информационное агентство США, на чьих плечах издавна лежала такая задача, с октября прошлого года превращено в подразделение Госдепа.

В России сейчас работают информационно-ресурсные центры, американские центры при посольствах и консульствах, каждое из которых обслуживает свои "округа" от Москвы до Владивостока, на которые поделена территория России для информработы. Помимо них трудятся многочисленные фонды, филиалы Национального института прессы, отдел прессы Агентства международного развития. После нескольких брифингов даже у провинциальных журналистов и академической элиты практически снимаются многие из былых комплексов и аллергий в отношении бывшего главного противника.

Наиболее динамично развивающимся средством психологического воздействия стали глобальные информационно-вычислительные сети. В 90-е годы появилось уникальное средство распространения информации - Интернет. Уникальным его делает сравнительная дешевизна доступа, свобода распространения и получения информации. В условиях, когда формируется "субкультура информационного общества", интернет становится наиболее популярным средством получения информации.

 Распространение информации в Интернет не урегулировано в правовом отношении и дает возможность распространять любую, в том числе клеветнические и заведомо недостоверные сведения. Факты могут быть также серьезно искажены посредством текстовых, звуковых и видеоинформационных приемов. Технологии быстрого распространения информации через Интернет будут играть все большую роль, так как они позволяют легально производить целенаправленные информационные выбросы. При чем зафиксировать факт их применения и оценить последствия довольно сложно. В последнее время специалисты отмечают[18], что увеличивается зависимость всего человечества от информационной среды, и возникает "синдром зависимости от киберпространства" - а это уже угроза для личности и для общества. 

При этом веб-сайты все больше  становятся похожими на газеты со своими редакторами, службой безопасности, а значит и владельцами, определяющими политику сайта. Таким образом, если Интернет рассматривать как средство массовой информации, то  в представленной модели - это и  самостоятельный субъект внешней сферы,  и инструмент воздействия.

О том, что в США на Интернет-ресурс делается большая ставка свидетельствует деятельность американских институтов (в том чиле Конгресса), направленная на захват киберпространства в таких стремительно развивающих странах как Китай, ГонКонг.┘.

По прогнозам, через четыре года в Китае будет самое большое число пользователей интернета, даже больше, чем в США, где сейчас к сети подключены 166 млн. человек.

Согласно последнему отчету аналитической фирмы AC Nielsen, в 2006 году в Китае будет 257 млн. пользователей интернета, то есть 25% населения азиатского гиганта.

По числу интернет-пользователей (в первом квартале текущего года 56,6 млн.) Китай опередил даже Японию, сделав впечатляющий рывок вперед (в январе 2001 года в стране было 22 млн. пользователей).
Министерство информации Китая подтвердило оптимистические прогнозы AC Nielsen, заявив, что ежемесячно число интернет-подписчиков возрастает на 5%.

Согласно отчету, возраст большинства пользователей интернета в Китае составляет от 16 до 34 лет, из которых 53% предпочитают заходить в сеть из своего дома, а не из интернет-кафе или офиса.

При этом Китайское правительство пытается усилить контроль за Интернетом. С апреля 2001-го года ведется кампания, в результате которой закрыты тысячи работающих без лицензий интернет-кафе, арестованы десятки интернет-дессидентов. В Китае существуют правила, по которым провайдеры должны фильтровать информацию антиправительственного характера. В число блокируемых входят сайты таких газет как Wasington Post.

Американский конгресс в связи со всем вышеизложенным профинансировал создание сети прокси-серверов, предназначенный для того, чтобы обходить препятствия китайской цензуры. Американские официальные лица и фирмы, причастные к созданию анти-цензурных программ говорят, что деньги непосредственно поступают из International Broadcasting Bureau. Представители Международного вещательного бюро провели переговоры с маленькой фирмой Эмервиль (Калифорния), которая получает финансирование от венчурного отделения ЦРУ - In - Q-Tel. В результате была создана программа Safeweb, которая маскирует то, какие web-сайты посещают пользователи, теперь эта программа поддерживает работу сети из 100 серверов. Данная сеть популярна в Китае и спецслужбы этой страны заблокировали основную часть серверов Safeweb.

 И, как частность,  - кибервоздействие формирует толерантное отношение к жестокости. Любители компьютерных игр (среди них в основном молодое поколение) увлечены "Doom", "Quake", "Delta Force" или всевозможными "стратегиями", где в той или иной степени присутствует насилие. Безобидные на первый взгляд развлечения способствуют формированию у людей терпимости к насилию, выработке стереотипов решения конфликтных ситуаций с помощью оружия. Как уже было отмечено, затем это влияет на то, как воспринимаются реальные события. Они уже не кажутся столь шокирующими - к этому есть психологическая привычка.

 

Глава 3. Основные элементы модели государственности США.

3.1. Ядро системы - "мозговой центр".

 Важнейшим фактором эффективности  американской государственной системы  является симбиоз государства и крупного капитала. В результате чего транснациональные корпорации и государство преследуют единые общенациональные цели, помогая друг другу решать политические и экономические задачи. Механизм же их взаимодействия можно представить через деятельность аналитического сообщества. В США аналитические центры часто непосредственно участвуют в реализации своих разработок и, таким образом, предоставляют услуги "полного цикла":  от прогнозирования ситуации и ее оценки с точки зрения интересов заказчика, определения механизмов реализации своих разработок до прямого участия в их реализации. Исторически аналитическое сообщество США выросло из антикризисных подразделений корпораций, вынужденных гасить кризисы и обеспечивать свою конкурентоспособность - сначала на уровне отдельных предприятий, затем на уровне отраслей (отраслевых монополий), а начиная с Великой Депрессии 1929-1932 г.г. - и на общенациональном уровне. Группа стратегического анализа - такая же неотъемлемая часть каждой серьезной фирмы США как юридическая группа или бухгалтерия.  В Результате именно эти структуры "де факто" становятся "мозгом государства". Решения, реализуемые госаппаратом, разрабатываются на деньги коммерческих организаций и при помощи коммерческих технологий управления, и, соответственно с коммерческой же эффективностью, что существенно повышает и эффективность государства.

Самой знаменитой "думающей корпорацией" признается RAND-corporation. Она была создана при ВВС США для анализа деликатных проблем, возникавших при организации воздушного моста в Западный Берлин. Сегодня RAND - мозг республиканской партии, который также располагает достаточно эффективно действующими руками.

В официальной биографии одного из руководителей американской разведки  содержится такая фраза: "ЦРУ и RAND направили меня воевать во Вьетнам".

А в докладе генерала ВВС времен Второй Мировой войны  Арнольда говорится: "Во время войны мы стали свидетелями и участниками беспрецедентного использования научных и промышленных ресурсов".  К 1948 году в RAND уже работало 200 сотрудников - среди них математики, инженеры, специалисты по аэродинамике, физике, химии, экономисты и психологи. Первые компьютерные разработки были осуществлены в недрах RAND.

На официальном сайте RAND[19] дается такое описание деятельности этой компании: "Более 50-ти лет RAND обеспечивает политиков независимыми и объективными исследованиями по ключевым вопросам национальной безопасности и внутренней политики. RAND помогает улучшить процесс принятия решений посредством исследований и  анализа".  

Список клиентов корпорации с трудом помещается на 10-ти страницах. Он начинается с различных правительственных департаментов (среди которых оборонные, энергетические образовательные, юридические ведомства, ФБР и др.), Правительства зарубежных стран (Голландии, Австралии, Великобритании, Китая, Катара), международные организации ( в частности, ООН и Всемирный банк), Местные институты различных штатов, Университеты и колледжи, фонды, промышленные предприятия, профессиональные ассоциации, неправительственные организации.

На этом же сайте можно найти несколько статей, правда в сильно урезанном виде, в которых отражается мнение специалистов RAND по ключевым вопросам, в частности, внешней политики.   Так по вопросам борьбы с терроризмом корпорация дает следующие рекомендации: "Удержать фанатиков скорее всего невозможно, но возможно влиять на саму систему терроризма. Стратегия контртерроризма должна основываться на политике, при которой в зону риска будут поставлены страны и группы стран, поощряющие и дающие прикрытие террористическим организациям, а также те, которые разрабатывают оружие массового поражения. Необходимо создать реальную угрозу применения против них силы. При этом также необходимо найти поддержку таких действий со стороны стран, которые готовы сотрудничать с Соединенными штатами и разделяют американские ценности".

Именно этой политики, как видим, и придерживается руководство США. Таким образом, основная деятельность "думающей корпорации" направлена на выработку стратегии государственного управления, включая стратегию внешней политики.

Аналитики RAND Дж. Аркилла и Д.Ронфильд еще 5 лет назад писали о необходимости создания специальных медиа-войск (special media forces).

Директор российского института проблем глобализации М. Делягин[20]так определил влияние корпораций на государственную политику в США: "Принципиальное отличие американской модели от российской "олигархии" заключается в том, что сращивание государства и корпораций осуществляется не только на уровне лоббистов, но и, что наиболее важно, на уровне стратегических прогнозистов - соответственно не на основе узких и корыстных интересов корпораций, а на долговременных стратегических интересах, в значительной степени общих для крупных корпораций и общества в целом".

Итак, лоббисты в США играют довольно ограниченную роль, сосредоточившись на взаимодействии с Конгрессом и Сенатом. Значительно более важную роль играет постоянная ротация кадров между государством и бизнесом. Один и тот же человек может несколько раз уходить с поста министра на пост вице-премьера крупной корпорации и наоборот. Таким образом, во многом и обеспечивается взаимопонимание и сращивание интересов между коммерческим сектором и государством. Кроме того, стирается грань между чиновником и бизнесменом и появляется качественно новый тип универсальных топ-менеджеров, одинаково эффективно работающих как в коммерческом, так и в государственном секторе.

В основе американской аналитики лежит системный анализ,  позволяющий строго математически анализировать любые процессы развития и любые кризисы. Именно это отличает аналитику полного цикла от Public Relations, использующего теневые методы.

 В предлагаемой модели эти кампании стоят на разных ступенях - точнее - сферах. Аналитика "думающих корпораций" - ядро системы, PR-компании вместе с государственными ведомствами и правительственными/ неправительственными организациями реализуют разработанную стратегию и формируют "вторую сферу" модели.

Впрочем, между частными PR-компаниями и госсектором точно также существуют тесные связи и взаимные интересы.

 

3.2. Административные ресурсы. Вторая сфера модели.

 Стратегия внешней политики, разработанная в недрах "думающих корпораций" принимается к исполнению прежде всего государственным аппаратом управления. Издаются документы, указы, директивы, пишутся доктрины и меморандумы, делаются заявления. В реализации участвуют многочисленные государственные и негосударственные институты, каждый из которых выполняет поставленную задачу и фокусируется на своей части работы, которая зависит от специализации организации.

 

3.2.1. Государственные органы.

3.2.1.1. Управление глобальных коммуникаций.

 В январе 2003 года Джордж Буш подписал Указ о создании нового пропагандистского ведомства - Управления глобальных коммуникаций. Его главная задача -  распространять  в мире благоприятную информацию о Соединенных штатах. В подписанном президентом постановлении подчеркивается, что создаваемое управление "должно продвигать американские интересы за рубежом, предотвращать неправильные толкования, создавать поддержку союзникам США и информировать зарубежную аудиторию".

По заявлению координатора нового ведомства Такера Эскью, его ведомство "не будет распространять лживую информацию. Наоборот: речь будет идти только о правдивых и точных сведениях".

Этими словами Эскью отвечает тем, кто выступил резко против предыдущей попытки создания подобной структуры.  В феврале 2002 года Белый дом объявил о создании - Управления стратегического влияния, которое должно было быть подчинено непосредственно Пентагону. Тогда американские СМИ назвали новый правительственный орган "министерством дезинформации", т.к. его создатели во имя обеспечения интересов США планировали снабжать мир в том числе и заведомой ложью.

Было объявлено, что Управление Стратегического Влияния (Office of Strategic Influence) создается  для противодействия, везде и всеми средствами, враждебной по отношению к Соединенным Штатам информации и пропаганды, как в мирное, так и в военное время, и распространения контрпропаганды с целью борьбы с антиамериканскими настроениями и не исключено, что это ведомство будет проводить секретные операции по дезинформации: распространению несоответствующих действительности новостей, отправке закамуфлированных электронных сообщений, осуществлять информационные атаки с целью уничтожения враждебного источника.

 Однако у нового управления  появились противники и в самом Пентагоне. Против нового управления выступили службы, занимающиеся "обычной" военной разведкой. Именно они организовали утечку в New York Times в рамках своей борьбы с этой структурой, опасаясь того, что со временем новое управление начнет манипулировать ими или даже поглотит их. Новая структура должна была попасть в  подчинение статс-секретаря Дугласа Фейта  - его должность - заместитель министра обороны США по вопросам политики - одного из пентагоновских ястребов.

Перспектива появления еще одного управления, помимо ЦРУ, использующего технику дезинформации, сразу же вызвала шквал протестов. Свое негативное отношение к новой структуре выразил и генерал Норман Шварцкопф, принимавший участие в войне в Персидском заливе [ставший героем Америки после блестяще проведенной операции "Буря в пустыне"].

И вскоре информация о создании Управления стратегического влияния была дезавуирована.

Затем, уже осенью 2002 года  в прессе появились сообщения  о возможном создании "министерства пропаганды". Представители администрации США связывали деятельность нового ведомства прежде всего с идеологической подготовкой к новой войне с Ираком. С этой целью планировалось готовить антииракские материалы в соответствии со спецификой тех или иных регионов мира. Ведомство создано не было: может быть из-за этого, США так и не удалось убедить мировое сообщество в том, что от Ирака исходит глобальная угроза человечеству. Таким образом, многомесячные попытки Вашингтона "разъяснить и убедить" дали обратный эффект. Все выглядело примерно так: человечество, которое идет спасть Буш, не просит его об этой услуге. Ломая режим Саддама Хусейна, Бушу придется ломать еще и если не весь мир, то его значительную часть, включая развитые демократии.

 Что касается нынешнего "Управления глобальных коммуникаций", оно создается непосредственно при Белом доме. Сегодня же становится ясным, что поле деятельности нового Управления одним лишь регионом Ближнего Востока не ограничится. Проведенные опросы общественного мнения в разных странах мира, как уже отмечалось, показали, что народ Соединенных Штатов многими за рубежом воспринимается как агрессивная нация, стремящаяся к мировому господству.  Новое пропагандистское ведомство наверняка займется исправлением данной ситуации.

Логично предположить, что увеличится число штатных пропагандистов, разрабатывающих различные идеологические акции, рассчитанные  на зрителей, читателей и слушателей по всему миру, пропаганда станет более адресной, но в то же время и более системной.

 

3.2.1.2. Министерство внутренней безопасности.

 Осенью 2002 года Джордж Буш объявил о создании еще одного нового ведомства  -  министерства внутренней безопасности. В случае новой террористической атаки на США именно это ведомство будет нести ответственность. Таким образом,  Президент США вывел из-под удара - себя и главные спецслужбы - ЦРУ  и ФБР.

Министерство внутренней безопасности  формируется из 22-ух существующих федеральных ведомств и структур, численность сотрудников составит 170 тысяч человек. Бюджет - 38 млрд долларов. При чем в первый же год 0,5 миллиарда долларов пойдет на разработку новейших технологий, которые позволят вычислять террористов в электронных информационных потоках.  Этим серьезно обеспокоились Федерация американских ученых, Американский совет защиты гражданских свобод и Центр защиты частной электронной информации. Они считают, что формируется тотальная электронная слежка за населением.

Кроме того, новое ведомство получило право на засекречивание "критически важной" информации и создание системы информации по предотвращению терроризма (TIPS) - программы, фактически узаконивающей доносительство граждан друг на друга.

А для ужесточения контроля за иностранцами, Сенат принял поправки к Закону о наблюдении и сборе разведывательной информации об иностранцах 1978 г, касающиеся ведения наблюдений при расследовании дел о шпионаже и терроризме.

Теперь агентам США будет позволено записывать разговоры отдельных иностранцев, которые могут быть связаны с террористическими организациями и преступными правительственными режимами.

 

3.2.1.3. Госдепартамент и Пентагон. Несогласованность их действий. 

 Безусловно, большая часть деятельности главного внешнеполитического ведомства Соединенных штатов - ГОСДЕПа направлена на формирование и поддержание благоприятного образа Соединенных штатов. Нынешний государственный секретарь Колин Пауэл является едва ли не самым опытным чиновником в вопросах взаимодействия со средствами массовой информации. Именно он выстраивал отношения между СМИ и военным руководством во время  операции 1991-го года "Буря в пустыне.

 Накануне удара США по Ираку, 14-го марта 2003 года появилась информация о том, что внешнеполитическую пропаганду предложено возглавить Маргарет Татуайлер. Задачу по формированию благоприятных представлений о США в трудное военное время решили поручить одному из опытнейших американских специалистов по информационно-пропагандистской работе. Непосредственно перед этим она занимала пост посла США в Марокко, но в администрации Джорджа Буша - старшего несколько лет была представителем госдепартамента США, она также работала в Аппарате Белого дома в качестве одного из советников нынешнего президента США. Как отмечает газета Washington Post, Татуайлер знакома с Дж. Бушем - старшем  с 1978 года, когда она участвовала в его первой президентсткой гонке.

 Возможно, кадровые перестановки связаны с тем, что США пришлось начать военное вторжение в Ирак, не имея необходимой поддержки ни в мире, ни внутри страны. США так и не удалось получить поддержку Совета безопасности ООН, заручиться если не участием, то хотя бы нейтральным  отношением к военному решению со стороны Германии, Франции и России.

Причиной этого видится  несогласованность действий ключевых ведомств на фоне серьезных разногласий внутри администрации США. Окружение Джорджа Буша разделилось на "ястребов" - сторонников более жесткой позиции в отношении Ирака и работы с союзниками и  "голубей" - пытающихся договориться с Европой и получить поддержку в ООН.  Идеологическим вдохновителем "ястребов" считали советника министра обороны США Ричарда Перла. В этот период он считался одним из самых влиятельных людей в Вашингтоне и заслужил за свои жесткие взгляды прозвище "Князь тьмы". Будучи одним из самых активных игроков в команде вашингтонских снайперов, Перл с самого начала предлагал не обращаться в ООН, а действовать самостоятельно. Лидером другого крыла, главным "голубем" называют Госсекретаря Колина Пауэла. "Голуби" в какой-то момент (осень 2002 года) сумели переиграть "ястребов" и убедить президента Буша действовать через ООН.  Однако не смотря на, казалось бы, принятое решение и выработанную линию поведения, эта линия оказалась не достаточно четкой. Публично выступали представители и того, и другого лагеря, ощущалась несогласованность позиций, что давало козыри оппонентам. Так, накануне  решающего доклада в Совете безопасности инспекторов ООН, по американскому телевидению выступил Ричард Перл, который заявил буквально следующее: "Нам необходимо решить что делать с французами, которые пытаются вместе с немцами строить политику объединенной Европы на противостоянии с США. У Франции нефтяной контракт с Ираком на 15 миллиардов долларов, который превратиться в ничто, если в Багдаде будет новый режим"[21]. Эту, довольно агрессивную, позицию поддержал и проправительственный телевизионный канал FOX news. Ведущий популярной аналитической программы Шон Ханнити  заявил: "Мы освободили французов от нацистов, но сейчас, когда мы хотим освободить Ирак, они не хотят быть с нами, и я нахожу это мерзким".  Все это, конечно, вредило Колину Пауэлу, который пытался применить все свое дипломатическое мастерство. В дальнейшем "голуби" попытались переложить вину за провал на "ястребов", заявив, что США выступили со слишком односторонних позиций.

Издание "Коммерсант" приводит данные опросов на февраль 2003г. В этот момент 56 процентов американцев поддерживали силовые действия против Ирака, и 36 процентов считали такие действия преждевременными.

 Не удавалось поднять рейтинг поддержки  и на этапе самой военной операции. Например, за многочисленными сообщениями о взятии Басры следовали такие же многочисленные опровержения.

Политики явно торопили военных и подталкивали их к взятию Багдада. Военные просили больше времени на подготовку. Это вносило сумятицу, которой умело пользовались иностранные журналисты, сообщая о провалах американской армии. 

Не добавили авторитета американскому военному ведомству и две громкие отставки в разгар военной кампании. Сначала ушел глава комиссии по оборонной политике и один из главных идеологов "ястребов" Ричард Перл, затем другой близкий соратник министра обороны США Дональда Рамсфелда Эдвард Пит Элдридж. Наблюдатели говорят, что и тот и другой  пытались совмещать государственные интересы с личными. Как уже говорилось, связи госсектора с бизнесом в США очень сильны, и особенно это проявляется когда речь идет о крупных военных заказах.

 Отставка Элдриджа случилась через несколько дней после того, как Пентагон одобрил закупку у компании Lockheed Martin еще 20-ти истребителей F/A22 Raptor на сумму $3 млрд долларов (доведя общее число закупленных самолетов до 43, а сумму контракта до $10млрд). Таким образом Lockheed Martin вошла в число трех компаний - главных поставщиков оружия и боеприпасов для американской армии в Ираке. Прощаясь с коллегами, Элдридж произнес: "Я буду и дальше работать на благо национальной безопасности нашей страны, хотя и не столь непосредственным образом"[22].

Еще до отставок Перла и Эдриджа в США разгорелся скандал вокруг тендера на тушение иракских нефтяных скважин. Пентагон назвал его победителем одну из дочерних фирм компании Хеллибертон ( Halliburton), которой в течение нескольких лет руководил нынешний вице-президент США Дик Чейни. Это решение вызвало такой общественный резонанс, что компании пришлось отказаться от выгодного контракта. 

Хеллибертон (Halliburton) не появилась и в списке компаний, претендующих на участие в послевоенном восстановлении Ирака. По мнению Джеффа Кибутца - аналитика Ситигруп (Citygroup), который сопровождает бизнес компании, Halliburton стала заложником своих чересчур высоких политических связей и сложностей военного бизнеса. Отношения военных и Halliburton имеют давнюю историю - в 1991 году с ее помощью было погашено около половины всех нефтяных скважин в Кувейте, позднее компания участвовала в реконструкции Боснии и Афганистана. В этот раз в восстановлении Ирака, будут участвовать компании, также тесно связанные с политической элитой, но с менее громкими, точнее раскрученными именами. Примечательно, что к тендеру были допущены только американские компании.

Эксперты Economist Intelligence Unit считают, что USAID, созданное благодаря реализации плана Маршалла и теперь уполномоченное заниматься реконструкцией Ирака, сумело создать очень сильное впечатление, что восстановление Ирака будет прежде всего бизнесом, правила которого будут определяться американцами.  

И в Госдепе, и в Пентагоне действуют специальные аналитические отделы.

Так в рамках госдепартамента функционирует специальный отдел по исследованиям  (U.S. Department of States Office of Research). Каждый день этот отдел выпускает обзор зарубежной прессы. Основное внимание уделяется освещению последних внешнеполитических инициатив и действий руководства Соединенных Штатов.  Обзор рассортирован по географии регионов и  стран. Эти обзоры причем находятся в свободном доступе на интернет-сайте государственного департамента.

Например, 15-го марта 2002-го года (во время подготовки к подписанию между Россией и США договора  "О сокращении стратегических наступательных потенциалов") дается обзор прессы по освещению ядерной политики Вашингтона. Дана краткая аннотация статей основных изданий наиболее влиятельных стран. Классификация проведена по регионам.

В разделе Европа - Россия  приводятся  выдержки из Коммерсанта, Парламентской газеты, Известий, Времени Новостей.

Никаких выводов, резюме, анализа. Это, судя по всему, уже документы для внутреннего пользования.

Пентагон гораздо меньше задействован  в процессе непосредственно формирования образа государства. Однако в одном из самых закрытых ведомств американского правительства существует подразделение, которое занимается психологическим анализом, именно оно и выстраивает отношения с прессой и PR-компаниями.

Во время операции в Ираке появилась совершенно новая схема взаимодействия военных и журналистов. Каждый аккредитованный и прошедший специальную подготовку журналист был прикреплен к определенному армейскому подразделению, откуда и вел свои репортажи.

Новая схема выглядела тем более удивительной, что нынешний глава Пентагона Дональд Рамсфелд никогда не скрывал своего негативного отношения к СМИ и продемонстрировал это в полной мере в  Афганистане,  не допустив к освещению боевых действий практически ни одного журналиста.

Однако в период полготовки иракской кампании на Рамсфелда оказало влияние не только его собственное подразделение, но и частные компании, которым было поручено разработать принципы освещения в прессе военной операции.

 

3.2.2. Негосударственные институты.

Этими компаниями стали, помимо уже упомянутой Rand Corporation, также   Potomac Institute for Policy Studies и American Enterprise Institute (AEI). Все они имеют тесные связи с нынешней администрацией американского президента.
Так,  к примеру, в
AEI уже много лет работает  супруга вице-президента США Линн Чейни.  Кроме того, около двух десятков бывших исследователей и аналитиков из AEI служат в настоящее время в администрации Буша. Связь с Пентагоном вся эта команда осуществляла через близкого друга семьи Чейни Ричарда Перла.  В разгар военной операции Перл покидает свой пост. Официальная версия - из-за скандала вокруг распределения военных контрактов.  С АEI тесно связан и историк Элиот Коэн, книгу которого "Верховное командование: солдаты, государственные деятели и руководство во времена войны" Джордж Буш штудировал во время отпуска прошлым летом.

К этому же кругу принадлежит бывший директор ЦРУ Джеймс Вулси, имя которого упоминается в числе кандидатов на один из ключевых постов в администрации по реконструкции Ирака.

Журнал Итоги за 22 апреля 2003 года приводит слова вашингтонского аналитика Фила Маккомса: "Перл, Коэн, Вулси и другие близкие к AEI люди имеют доступ к Рамсфелду и Чейни. И, следовательно, к президенту".

Помимо политтехнологов в работу были включены и представители Голливуда. Их задачей стала телевизионная картинка. Пресс-центр временного штаба Центрального командования армии США в Катаре оформлял известный художник-постановщик Джордж Эллисон. За спинами американских генералов, комментировавших ход военных действий,  стояли суперсовременные плазменные мониторы.

И это отнюдь не единичный случай сотрудничества кинематографистов с военными.

На предоставленный Пентагоном грант при Университете Южной Калифорнии  был создан Institute for Creative Technologies (ICT). Его штат состоит из представителей киноиндустрии, призванных генерировать идеи, способные помочь американской армии на полях сражений. Авторы проекта ICT сценарист Джеймс Коррис и представитель Paramount Pictures Ричард Линдгейм говорят, что задача института - воплотить в жизнь некоторые, порой самые фантастические "военные разработки" из голливудских фильмов. Речь, в частности, идет о создании новых образцов вооружений. Однако технические идеи, конечно, не главное, что ждет Пентагон от деятелей искусств.

О "киношности" иракской войны  написано немало, и, судя по всему, этим она войдет в учебники по PR

На 21-ый день военной операции американские войска заняли Багдад. Символичное падение памятника Саддаму Хусейну - главный видеокадр этого этапа. Настолько эффектный, что ни одна телекомпания мира не смогла обойти его вниманием. На всех языках мира этот видеодискурс "прокричал": "Багдад пал. Режим Саддама Хуссейна низвергнут". Хотя фактически низвергнут был только памятник. Где находился сам Садам в тот момент еще никто не знал. Да и сам Багдад, не говоря уже о территории всей страны, ПОЛНОСТЬЮ американскими войсками не контролируется. 

Но центральная площадь Багдада для войск коалиции была стратегической высотой (возможно, даже более важной, чем нефтяные центры) и не только потому что на площади стоит главный символ режима "памятник при жизни", но и потому что эта площадь расположена перед гостиницей "Палестина", где расквартированы все иностранные журналисты и это самая удобная точка для съемок - расчет безупречен. Трансляция в прямом эфире - весь мир должен был увидеть как "свергают Саддама".

 Однако в  первые дни вторжения были проведены явно "провальные" попытки выброса дезинформации. Сообщалось, что иракский министр Тарик Азиз не то бежал, не то ранен, не то повешен. Через несколько часов Азиз появляется на экранах  - дает интервью арабским спутниковым телеканалам.     

Участие в освещении конфликта новых арабских каналов и их влияние американские политтехнологи явно недооценили.

Помимо компаний, которые получают конкретные заказы, касающиеся формирования имиджа Соединенных штатов, существует масса частных медиа-, кино- и других корпораций, чья деятельность также влияет на образ государства.

Любопытно, что в период иракской кампании частные фирмы, которые косвенно становятся Имидж-мейкерами США, скоррестировали свою деятельность. 

Так, например,  один из ведущих медиа-холдингов Clear Channel, контролирующий 1170 коммерческих радиостанций в США опубликовал список из 150-ти "лирически сомнительных" песен, которые запрещено исполнять на подконтрольных ему радиостанциях. (справка: всего в США действуют более 10700 радиостанций). Среди запрещенных оказались в основном антивоенные хиты прошлых лет - "Harvecter or Sorrow", ⌠Eve of Destruction■, ⌠Enter Sandmen■ и другие. Пресс-секретарь   Clear Channel Пам Тейлор заявила, что список появился в результате работы многих директоров радиостанций западного подразделения компании.

После терактов 11 сентября ведущие кинопроизводители США  - Warner Bros, Disney, Paramount  решили приостановить выпуск ряда фильмов. В частности, был отменен намеченный на 5 октября релиз нового боевика с Арнольдом Шварцнегером  "Побочный ущерб". В фильме речь идет о  лос-анжелесском пожарном, который мстит террористам за убийство своей семьи.

Организаторы церемонии "Оскар" также решили "проявить сознательность" и в канун войны  против Ирака  не только отменить знаменитый проход кинозвезд по красной дорожке, но и не приглашать тех несознательных актеров, которые выступили против войны в Ираке. Церемонию обычно транслируют в прямом эфире и "ненадежные" могли выступить с нежелательными заявлениями. 

 

3.2.3. История создания государственных институтов пропаганды.

Нынешняя деятельность американских институтов основана на большом опыте работы подобных структур, в особенности, в период "холодной войны".

18 августа 1948 года Совет национальной безопасности США утвердил директиву 20/1 "Цели США в отношении России". Эта директива несла с собой войну качественно нового типа, где оружием служит информация, а борьба ведется за целенаправленное изменение общественного сознания. Задача заключалась во влиянии на население России, и ее правящую элиту.

В 1953 году по указанию Эйзенхауэра создана организация USIA - ЮСИА (информационное агентство пропаганды). В издаваемом американским правительством бюллетене "USA - Congressional Record" содержится документ N57 (апрель 1952 года), в котором говорится: "Создание управления международной информацией, как центрального  органа, руководящего разведывательной деятельностью в стране и за рубежом, позволит использовать наших лучших людей и финансовые средства везде и всюду в мире, где в этом есть необходимость┘ Сотрудники службы информации приравниваются в посольствах  и миссиях к советникам, первым секретарям и получают тот ранг, который имеют сотрудники , составляющие самую узкую группу ближайших помощников главы дипломатического представительства". Управление международной информации и подотдел "Международная деятельность в области и информации и просвещения" Госдепартамента в августе 1953 года  вошли в состав созданного информационного агентства США - USIA (ЮСИА), которое в дальнейшем станем мощным центром , подчиняющимся Национальному Совету безопасности и будет получать повседневные указания по вопросам политики США от государственного секретаря. Подготавливал создание ЮСИА Джон Фостер Даллес при активном участии Алена Даллеса. В инструкции президента говорилось , что цель этой организации состоит в том, чтобы познакомить другие народы при помощи публицистических и художественных средств  с американской политикой "за свободу, прогресс и мир". ЮСИА начало активно использовать в своих целях по пропаганде американского образа жизни все возможные средства. В частности, шла активная работа с советскими художниками - их надежда на свободное искусство подпитывалась американской печатью, радио, кино, телевидением, библиотеками, выставками, зарубежными поездками и различными формами контактов.

К середине 70-ых годов в США имелось примерно 150 организаций и университетских кафедр, главной целью которых был сбор и анализ информации о положении в самых разных областях жизни России. И их сведения были серьезной базой для работы ЮСИА.

Только по линии правительства на пропаганду ЮСИА затрачивалось в 1961-1962 годах - 148,5 миллионов долларов, в 1974 - 221 млн долларов. В 1975 году на деятельность за границей в области информации и культуры правительство США израсходовало 350 миллионов долларов. Эти данные приводит Збигнев Бзежинский в совей статье, написанной по материалам специальной комиссии, занимавшейся изучением информационной деятельности.

Кроме того, свой вклад в идеологическую борьбу вносили различные неправительственные организации - фонды Рокфеллера, Сороса, Маккартуров.

Как отмечает в своей работе "Проблемы обеспечения информационной безопасности в современных условиях" И.Н.Панарин[23], Дж. Сорос в 1987 году предпринял первую попытку проникнуть в информационное пространство СССР. В настоящее время его фонды функционируют в 30-ти странах Восточной Европы.

В книге "Третья мировая психологическая война" Лисичкина[24] отмечается, что во время "холодной войны" США провели несколько операций, направленных на разрушение советской науки.

Среди них такие:

В период правления Рейгана, в 1983-ем году была издана директива "руководство государственной дипломатией с целями национальной безопасности". Директива подразумевала проведение информационных и культурных мероприятий и координацию информационной, общественной и политической деятельности США.   По мнению доктора политических наук Панарина И.Н., при Рейгане государственные органы стали играть роль направляющих центров информационно-психологического воздействия. Центральное место в этой работе занял Совет национальной безопасности.

В январе 1981 г. директор ЦРУ Уильям Колби представил только что избранному президенту США Рональду Рейгану доклад о наступательной стратегии.         В начале следующего года Рейган с группой ближайших советников приступил к конкретной разработке наступательной стратегии по демонтажу "советской империи". Цели и средства этого наступления были обозначены в серии секретных директив по национальной безопасности (NSDD).

Директивы (NSDD) требовали "нейтрализации советского влияния в Восточной Европе и применения тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе.

 Качественно новым этапом в подрывной деятельности против СССР стало то, что руководство ею, которое раньше осуществлялось спецслужбами якобы без ведома политических инстанций, теперь официально возглавили вашингтонские чины высшего государственного уровня. В подписанной Рейганом директиве N75 предписывалось прямое вмешательство во внутренние дела соцстран с целью подрыва их режимов. При этом главную ставку делали на создание и консолидацию "внутренних оппозиционных сил", которые при поддержке извне должны добиться захвата власти и политической переориентации своих стран на Запад. Формировалась так называемая "пятая колонна". В директиве говорилось о том, что в основу конкретных действий должна быть положена "программа демократии и публичной дипломатии". Что, кстати созвучно предложениям, которые звучат и в эти дни. В отчете независимой организации "Independent Task Force" именно публичная дипломатия  предлагается в качестве способа корректировки имиджа США за рубежом.

Рейгановская  программа, в частности, предусматривала выделение на ближайшие два года 85 млн. долларов для подготовки будущих руководящих кадров и создания прозападных политических партий и профсоюзов в соцстранах, а также в странах "третьего мира", придерживающихся социалистической ориентации. На создание "национального и интернационального рабочего движения" ассигновалось 17,8 млн. долларов, а на издание и распространение литературы, опровергающей "марксистскую диалектическую философию" - около 5,5 млн. долларов". Подготовка кадров, означавшая денежные дотации, бесплатные зарубежные поездки, снабжение техникой компьютерного типа и т. д., служила прикрытием организации сети агентов влияния.

 Затем, в 1992 году, уже после развала СССР, в США была принята "Национальная военная стратегия", согласно которой их вооруженные силы получили странные на первый взгляд задачи: "Содействовать здоровому экономическому росту и процветанию страны, в том числе посредством обеспечения доступа к иностранным рынкам, источникам энергии, океанским коммуникациям и космическому пространству". Примерно те же цели содержатся и в докладе Б. Клинтона "Стратегия национальной безопасности" за 1996 год. Вот любопытная цитата из этого доклада: "Несмотря на меры по консервации нефтяных скважин, США весьма заинтересованы в беспрепятственном доступе к этому важному сырью за рубежом".

Итак, к моменту прихода в Белый Дом Джорджа Буша - младшего, уже был наработан определенный опыт - как поизитивный, так и негативный. Во-первых уже стало ясно, что  между началом действий и достижением цели могут пройти многие годы. И это неизбежно, поскольку для процессов в общественном сознании необходимы десятилетия. Во-вторых, практика показала эффективность директивы 20/1, согласно которой для внешнего мира решающие действия должны осуществляться изнутри, т.е. пятой колонной.

 

3.3. СМИ. Внешняя сфера модели.

 

3.3.1. Новая роль прессы. Журналисты - изначальные оформители событий.

 В предлагаемой модели,  СМИ - не инструмент, которым пользуются политтехнологи, это самостоятельно действующий субъект, встроенный в модель.

Если раньше, когда можно было говорить об информационно-психологическом противоборстве, журналисты были призваны "прокачивать" точки зрения военных "кураторов", то теперь их роль заметно изменилась - сами журналисты являются исходными оформителями событий, организаторами видения, идей и лозунгов.

В период подготовки операции в Ираке Министерство обороны предложило уникальный проект, который призван сделать журналистов союзниками американских военных.

Уже в ноябре 2002 года на базе ВВС США Andrews под Вашингтоном появилась первая группа журналистов - их учили тому, как надо освещать иракский кризис.

Глава пресс-службы Пентагона Виктория Кларк уведомила главных редакторов, что журналистам, планирующим освещать иракскую кампанию, предлагается пройти базовый курс военной ориентации и обучения. "Подготовка репортеров к действиям на поле боя поможет нам лучше обеспечить доступ к тому, что будет происходить в ходе будущих операций. Каждый курс позволит сотрудникам СМИ получить базовые военные знания и выработать  умения, которые позволят  им безопасно и точно сообщать о военных операциях " - отметила госпожа Кларк. Корреспондентов ждал 8-микилометровый марш-бросок с 25-ти килограммовым рюкзаком на спине, высадка с вертолета с полной боевой экипировкой, знакомство со стрелковым оружием, обучение терминологии и приемам ведения радио переговоров. 

Журналисты должны были посещать и  учебные классы, где им рассказывали о структуре вооруженных сил и управления войсками, видах вооружений и техники.

По опыту "Бури в пустыне", Югославии, Афганистана у СМИ были опасения, что Пентагон будет засекречивать информацию, ограничиваясь победными сообщениями о самолетовылетах и скучными брифингами.

И эти учения - попытка совместно выработать правила игры. Пресса  в современных условиях - важнейший фактор при планировании военной операции, к тому же грамотно выстроенные отношения с прессой могут гарантировать, что в случае неудачи военные не станут крайними в зеркале общественного мнения. Госпожа Кларк заявила: "Чем больше американцы будут видеть на телеэкранах американские войска, тем больше мы получим поддержки со стороны общества".

 Пентагон предложил руководителям СМИ опробовать новую систему - прикрепление журналиста к конкретной боевой части, в которой он будет находиться все время, включая боевые операции. Появился новый термин "embedded" - "вживленная съемочная группа".

Военные считали, что, учитывая мастерство Саддама Хусейна в области дезинформации, присутствие журналистов в войсках позволит получить объективное освещение того, что происходит на поле боя.  В феврале (за месяц до начала операции) конкурс на прикрепление составлял 4 человека на место. Хотя Пентагон недвусмысленно давал понять, что контроль за материалами, которые будут готовить журналисты, будет в руках командиров военных частей. "Мы практикуем то, что называем безопасность у истока", - заявил официальный представитель Пентагона Брайан Уитман. По его словам, военные не будут посвящать журналистов в секретную и чувствительную информацию, утечка которой может сорвать военную операцию.

И, конечно, всегда больной вопрос для военных - это возможности прямого эфира. Канал АВС посвятил этой проблеме специальную передачу, которую вел мэтр американской тележурналистики Тэд Коппел. Задавая вопрос своему гостю, он сказал "У нас есть возможности выхода в прямой эфир живьем. Если бы я был военным, меня бы это крайне беспокоило". Ответ контр-адмирала был по-военному лаконичен: "У нас будут рычаги контроля. То, что вы будете находиться с нашими войсками, еще не значит, что вы всегда сможете выходить в прямой эфир. Иногда в целях безопасности журналистам будет запрещено пользоваться своей аппаратурой".

Военные ожидали, что при схеме "emberded", именно они - люди в погонах - будут контролировать прямой эфир.

 Пентагон согласился на "вживление" 662 журналистов в состав американских подразделений, еще 95 человек принял британский контингент. Большая пятерка общенациональных телеканалов США - ABC, NBC, CBS, CNN и Fox - и информагентство Ассошиэйтед Пресс получили по 26 мест. Из печатной прессы, кроме таких солидных газет, как "Нью-Йорк таймс", "Вашингтон пост", "Уолл-стрит джорнэл", каждая из которых имела право направить на передовую по 10 "бойцов", или многотиражных еженедельников типа "Ньюсуик" и "Тайм", в боевых порядках был представлен широкий спектр других изданий - от "Нэшнл джиогрэфик" и развлекательного "Пипл" до провинциальной газеты "Обсервер", выходящей в Файэтвиле, штат Северная Каролина (месте постоянной дислокации воевавшей в Ираке 82-й дивизии ВДВ. В зону военных действий направился цвет американской журналистики: Тед Коннел (ABC), Скотт Пелли (CBS), Уолт Роджерс и Вульф Блицер (CNN), Оливер Норт (Fox) и впоследствии уволенный за "пособничество врагу" Питер Арнетт ("Нэшнл джиогрэфик" и MSNBC).

Неустанные труды этой съемочной группы в разгар боевых действий собирали небывалую для информационных программ ведущих телеканалов зрительскую аудиторию - от 38 до 43 миллионов человек. Сутки освещения войны обходились каждой телекомпании в миллион долларов.

Нетрудно подсчитать, что за три недели активных боев в Ираке только пятерка ведущих телеканалов США истратила более ста миллионов долларов. Если добавить к этому расходы менее значительных американских СМИ, оплату специалистов из пиар-компаний и прочие сопутствующие траты, бюджет блокбастера "Шок и трепет" окажется вполне сравним с затратами на крупнобюджетный голливудский фильм.

 При этом надо отметить, что владельцы медиа-бизнеса сами шли на такие траты и сами выбирали политические ориентиры в освещении Иракской кампании. Впрочем, эти ориентиры мало чем отличались - "непатриотизм" в США не в моде и любая альтернативная точка зрения вряд ли была бы воспринята публикой. Это могло лишь "просадить" рейтинг, а авторитета бы не добавило. Таким образом, сама система выдавливает тех, кто в нее не вписывается. Так известный американский журналист Питер Арнетт был уволен из NBC за то, что дал интервью иракской телекомпании, в котором заявил, что планы американского командования, рассчитывавшего на быструю победу, оказались ошибочными. Поскольку не учитывали силы иракского сопротивления, и что руководство США виновно в гибели множества иракцев. Как затем признал Арнетт, все это он сказал "по глупости".

 Момент введения "военного положения" для прессы был очевиден. Началом этого этапа можно считать встречу на Азорских островах лидеров США, Великобритании и  Испании, которую окрестили "военным советом".  На встрече было принято решение больше не настаивать на поддержке ООН, начинать военную операцию без санкции Совбеза.  Для вторжения в Ирак у США не было необходимого уровня поддержки  ни внутри страны, ни на международной арене. Но время "поджимало", дальнейшее промедление было невозможно из-за погоды в ИРАКЕ -  через неделю-другую температура могла подняться до +50.

В этот момент почувствовалось резкое изменение тона освещения иракской тематики американскими СМИ. Если до этого CNN могла себе позволить задать зрителям вопрос : Не даст ли вторжение США в Ирак право другим странам на военное вмешательство без санкции ООН? То сразу, как только 20-го марта вторжение случилось, СМИ Америки перешли на военный режим работы. Главная тема первого дня не только начало военной операции, телекомпании  США постоянно говорят о том, что Америку поддерживают многие страны. Показаны репортажи из Конгрессов Великобритании и Италии, где идет обсуждение, и, в конечном итоге депутаты приходят к решению о поддержке военной акции. На экранах то и дело появляются списки поддерживающих США государств, включая небольшие островные страны.

И уже через пару дней Washington Post опубликовал новые данные опросов общественного мнения, согласно которым военную акцию поддерживает 71 процент американцев.

 "Эта война принадлежит телевидению. Мы все стали "вживленной" нацией" - напишет аналитик Ховард Курц.

"Война в прямом эфире" - именно так можно охарактеризовать то, что происходило круглые сутки в эфире американских телеканалов. Журналисты, прикрепленные ("embedded") к армейским подразделениям  постоянно выходили в прямой эфир и сообщали сводки с фронтов. При чем даже внешний вид репортеров говорил о их полной включенности в военное противостояние. Они одеты в военную форму и приводят Ирак в состояние "шока и трепета". Ведущие CNN и BBC теперь выходят в эфир не из студий, а с полей сражений - передвижные студии развернуты в районе Персидского залива. Тон передач больше напоминает комментарии футбольного матча.

 Ключевым моментом в освещении иракской кампании стала самоидентификация владельцев СМИ и их сотрудников.

В статье "Уроки Ирака" Крупнов Ю.В.[25] дает такую трактовку: "В этой войне символов, кодировок, этикеток, флажков, наклеек, целеопределителей, целеориентировок, и систем ложных целей и ориентировок,  в этой войне идентификаций и аутентификаций побеждает тот, кто ясно знает себя и свое общество, кто умеет быстро и точно формулировать свою идентификацию и производить идентификацию других".

Каждый "вживленный" журналист мог четко и быстро ответить на вопросы: Кто я? Кто мы? Насколько достоверна информация, которую я получаю? Что я должен донести до зрителей?  Ему не нужны установки и цензура. Он знает свою роль в этой войне, осознает свою задачу и, что главное способен свободно идентифицировать себя.  "Способность к свободной идентификации делает жизнь человека принципиально открытой, и в то же время очень жестко задающей единство самосознания и строго определенную позицию через рефлексию собственного призвания и самых дорогих человеческих связей" - пишет в своей статье Юрий Крупнов.

 

3.3.2. Контроль над СМИ. Роль зарубежной прессы. 

 В отличие от войны, шедшей 11 лет назад при безраздельном эфирном господстве CNN, новая иракская кампания проходила в других условиях  - аналогичные спутниковые каналы заработали в десятках стран мира, на Ближнем Востоке появился канал Аль-Джазира, стремительно увеличивающий количество пользователей и по влиянию догоняющий CNN.

 Если после Сомали, CNN по негласной договоренности с Белым домом могла придерживать кадры гибели американских солдат, то сейчас "Аль-джазира" обеспечила в мировом телеэфире непрекращающийся поток видеокадров с другой стороны.

К тому же национальное иракское телевидение до взятия Багдада продолжало свою работу в эфире. В интервью газете "Коммерсант" профессор иракского Университета Диа Нафи рассказал что он видел в эти дни по телевидению: "Показывают, как обычно, патриотические песни, новости. Говорят, что американцы лгут, придумывают про нас всякую неправду. Еще говорят, что мы сбили у них два вертолета".

Даже репортеры из Великобритании, основного партнера США в войне с Ираком, в своих репортажах допускали  довольно язвительные высказывания по отношению к американской военной политики. Когда американский генерал в Катаре дал свои комментарии относительно телевизионных кадров с пленными американскими военнослужащими, британский телевизионный репортер Джеф Мид попросил его ответить на следующий вопрос: "Что бы он сказал жителям Ирака и другим мусульманам, которые приветствуют показ на телевидении американских военнопленных?"
Некоторые американские репортеры были ошеломлены агрессивностью вопроса. Некоторое время никто не мог вымолвить ни слова. Холодно посмотрев на британского репортера, американский генерал уклонился ответа. "Кто-то сказал мне, что в скором времени я обнаружу вокруг себя лишь французов и немцев", - пошутил корреспондент британского телеканала Sky TV после окончания встречи.

Раскол среди журналистов ощущался и в эфире. 
Американские СМИ пытались отстоять свои позиции. "Мы пытаемся сбалансировать наши новости, осветить ситуацию со всех сторон. Кроме этого нами проводятся интервью с арабскими и британскими официальными лицами", - заявил представитель CNN International в Лондоне.
Война в Ираке оказалась, возможно, первым конфликтом, в котором скептически настроенные неамериканские СМИ, включая государственные британские телекомпании, занимают лидирующие позиции в освещении боевых действий.

Изображения пленных американских солдат появлялись на американском телевидении эпизодически. Однако уже в понедельник ведущие европейские СМИ вышли под следующими заголовками: "Заключенные Саддама" - итальянская La Republica и "Суровая реальность войны" - лондонская Times. В отличие от европейских изданий, на первой полосе New York Post появилась лишь одна статья, характеризующая иракское общество, - "Дикари".

"Мы считаем, что люди должны видеть всю правду, даже если она не очень приятна", - заявил руководитель лондонского филиала телекомпании "Аль-Джазира" Навал Ассад.

Именно Аль-Джазира показала первые кадры убитых и пленных американских солдат.

В комнате в лужах крови лежало не менее четырех изуродованных тел. Кроме того, были показаны  пятеро пленных. Якобы это были американские солдаты. По данным иракского телевидения и телеканала "Аль-Джазира", они были схвачены во время сражения у Насирии в южном Ираке. Телеканал CNN тоже сообщал, что там ведутся тяжелые бои.

У пятерых солдат, среди которых была 30-летняя цветная женщина, на лице застыло выражение страха. Двое из них были ранены, на них были бинты. Мужчины и женщина показали, что они входят в состав 507-го ремонтного батальона армии США и назвали свои личные номера. Родом они их Канзаса, Техаса и Нью-Джерси.

Переводчик переводил слова солдат на арабский язык, однако несколько фраз можно было услышать и на английском. "Я пришел, чтобы стрелять, только если будут стрелять в меня", - сказал один из американцев. Другой военнопленный из Техаса в ответ на вопрос, почему он воюет против иракцев, произнес: "Я исполняю приказ".

Эти кадры не появились на американском телевидении. Руководство США в этом случае считало, что показ пленных - нарушение Женевской конвенции, хотя иракских пленных по американскому ТВ показывали. Тема убитых американских солдат для населения США очень болезненна.

Стоит вспомнить  ситуацию в Сомали: тогда по американскому телевидению можно было увидеть кадры, на которых разгневанные толпы таскали по улицам Могадишо изуродованные трупы американских солдат. Поддержка армейской военной акции резко упала, и президент США Билл Клинтон прекратил интервенцию, начатую при Джордже Буше-старшем.
Именно Аль-Джазира первой стала вести репортажи из осажденных городов и  демонстрировать страдания мирного населения.

Арабский телеканал  показал сюжет из осажденной Басры: кадры, запечатлевшие жертвы американской бомбардировки. Более 50 убитых и 300 раненых. И мальчика, которому взрывом оторвало полголовы. И матерей, которые проклинают США.

Эти кадры увидел весь арабский мир. Нетрудно представить себе, какие чувства они вызывали. Даже умеренный премьер-министр Иордании Али Абул Раджеб сказал, что эти кадры привели его в ярость.

И, наконец, именно Аль Джазира показала как Саддам Хусейн ходит по улицам Багдада и общается с населением. Этот репортаж появился после целого ряда сообщений о бомбардировках Дворцов Саддама.

На корреспондентов Аль-Джазиры в США начались гонения  - их лишили аккредитации при Нью Йоркской фондовой бирже. Но главная атака на оппозиционный канал была еще впереди.

Сложно складывались отношения американских военных с британской телекомпанией BBC. Британских репортеров также "внедрили" в войска, но их репортажи существенно отличались от  вживленных американских журналистов.

Репортер ВВС Дэвид Уиллис, который находился в американском подразделении, наступавшем в направлении Багдада, например, так комментировал события: "Сегодня вечером произошла интенсивная перестрелка между американцами и несколькими сотнями иракских солдат┘ Идет жесткое противостояние, и я думаю, что ни одно американское подразделение с момента начала военной компании не встречало на своем пути столь яростного сопротивления со стороны иракской армии". По мнению Уиллиса, иракские подразделения намеревались устроить засаду наступающим войскам коалиции.
Британская ВВС заключила взаимовыгодное соглашение с арабской телекомпанией "Аль-Джазира". BBС, как и многие европейские телекомпании, показала кадры с американским военнопленными. BBС пыталась сбалансировать содержание своих новостей, однако британская телекомпания прекрасно понимала, что не может угодить всем.

 Вообще британские СМИ сыграли значительную роль в "иракском кризисе". И здесь важно отметить коренное отличие работы американской и британской прессы. BBC  - общественное телевидение и принадлежит британскому правительству, поэтому можно было бы ожидать, что компания будет поддерживать политику этого правительства, однако она изо всех сил старалась "оставаться беспристрастной", на деле всячески препятствуя своему правительству проводить принятую политику. Американские СМИ находятся в частных руках, однако вели себя как государственные. 

Во многом из-за такой организации информационной поддержки, точнее - информационного внутреннего противостояния, Великобритания вошла в период жесточайшего кризиса. Тони Блэр начал терять поддержку своих однопартийцев, его кабинет один за другим покидали министры, а на улицах Лондона и других крупных городов не прекращались массовые манифестации. Британская пресса не поддержала своего премьер-министра. Мало того, таблоид "Мироу" сам выступал организатором антивоенных митингов, что невиданно для средств массовой информации.

Еще один, очень о многом говорящий, пример. Соратник Тони Блэра по лейбористкой партии Тони Бенн в период жесточайшего переговорного противостояния встречается в Багдаде с Саддамом Хусейном.  Эта встреча проходила в присутстствии телеоператора, который заснял всю беседу от начала до конца. Господин Бенн заявил, что предоставит эту видеозапись любой телекомпании мира, которая согласиться показать ее в эфире. И свою готовность сделать это тут же выразили телекомпании Би-БИ-Си и Аль-Джазира. Саддам Хусейн говорил в этом интервью о том, что настроен оптимистически и верит в возможность предотвращения войны. Так мир услышал не только Джорджа Буша, но и его злейшего врага - иракского лидера.

В 1991 году американская общественность в основном смотрела телевизионные передачи СNN. На этот раз, как заявил генерал ВС США Томми Фрэнкс, "военные действия освещаются журналистами почти всего мира".
К примеру, во Франции, которая высказывалась против развязывания Соединенными Штатами войны в Ираке, местные СМИ пытаются бросить вызов официальной позиции США по Ираку. Ежедневное издание Le Figaro опубликовало статью, посвященную французским телевизионным станциям, в которой говорится, что, после того как в 1991 году США пытались манипулировать ими, руководство данных телестанций пообещало в будущем предоставлять как "можно более объективную оценку военных действий". Во Франции были даже подготовлены специальные инструкции, призывавшие национальные СМИ осторожно и сбалансировано подходить к освещению наиболее важных вопросов, чтобы тем самым не вызвать возмущения среди местного населения.
Обозреватель
Herald Tribune Пол Кругман[26] утверждает, что многие американцы смотрели последние новости по BBC, так как искали альтернативной точки зрения на происходящее.

Американским военным ничего не оставалось как пытаться контролировать зарубежную и отчасти свою прессу.

Все, кто аккредитован при штабе военного командования США в Катаре, дали подписку о неразглашении списка запрещенных к выдаче в эфир сведений. Журналистов не выпускают за пределы военной базы. Те корреспонденты, которые находятся на авианосцах, также вынуждены "играть по правилам". Корреспондент телеканала "Россия", аккредитованный на авианосце "Теодор Рузвельт", Константин Семин свидетельствует о том, что передавать репортажи разрешено только после того, как истребители возвращаются на авианосец, выполнив задание.

На самом корабле, который больше похож на перевернутый небоскреб,  работает своя телевизионная станция. Транслируются в основном, патриотические песни и передачи об американской армии. Американских военнослужащих тщательно ограждают от воздействия инакомыслящих СМИ.

После неудач в период начальной стадии военного конфликта, американское руководство прибегло к  ужесточению работы с прессой. Давление оказывалось на "свои" СМИ и на иностранные. Так, например, жесткой цензуре подвергся даже музыкальный канал МТВ. Департамент вещательных стандартов МТВ разослал в европейские офисы канала рекомендации. К показу запрещались клипы, в которых содержались планы "войны, солдат, бунтов, общественных беспорядков, казней", а также любые ролики, связанные с военной тематикой. При чем в черный список попали и антивоенные ролики.

Беспрецедентное давление оказывалось и на корреспондентов арабских телеканалов Аль Джазира, Аль Арабия, Абу Даби. Эти телекомпании  то и дело заявляли о том, что отзывают своих журналистов, но все равно продолжали работать.

За день до взятия Багдада борьба США с иностранными СМИ  достигла апофеоза. Силы коалиции разбомбили корпункт Аль Джазира и обстреляли гостиницу "Палестина".  На такой шаг США решились явно уже зная о готовящемся наступлении, пресса стала в этом наступлении первой целью.

В Багдадское бюро Аль Джазиры попали 2 ракеты, погиб корреспондент Тарик Айюб, гражданин Иордании, еще один оператор телеканала был ранен. Один из багдадских корреспондентов дал такую оценку: "Мы были свидетелями случившегося. Они убили нашего коллегу Трика Айюба и разбомбили офис Аль Джазира, для того, чтобы скрыть величайшие преступления США против иракского народа".

В это же утро несколько танков подошли к отелю "Палестина" и открыли огонь.

Американское командование затем официально заявило, что целились не в журналистов, а в снайпера, засевшего в отеле. О том, поражены ли были снайперы, - командование ничего не ответило. Погибли два журналиста - оператор агентства Рейтер - украинец Тарас Процюк и испанец Хосе Каусо - оператор телекомпании Телесинко.   Войска же коалиции под предлогом охраны журналистов, окружили здание (был направлен специальный отряд) заодно военные уберегали журналистов от несанкционированных перемещений. Тем временем корреспонденты спутникового канала Абу Даби направили  на родину сигнал SOS. Они сообщали, что их офис полностью окружен американскими танками и никому из сотрудников не дают выходить из здания. "Наши жизни в опасности. Мы просим сотрудников международной организации Красный крест немедленно вмешаться и спасти нас" - передавал корреспондент Абу Даби. В этом же офисе находились сотрудники Аль Джазиры. Из здания их не выпустили даже тогда, когда Багдад был уже взят.

 

3.2.3. История взаимоотношений прессы с властью США.

 Контроль над средствами  массовой информации - одна из самых обсуждаемых тем в США. Отношения прессы и власти выстраивались путем проб и ошибок. Главными, переломными пунктами оказывались чрезвычайные события - точнее, военные операции США.

 Margaret H. Belknap  в своей публикации "The CNN effect"[27] анализирует то, как менялось взаимодействие журналистов с военными в период последних военных кампаний Соединенных штатов.

Поражение США в войне против Вьетнама во многом было обусловлено острейшими противоречиями между военными и прессой.

 Власти оказались не готовы к возможностям, которые давало телевидение, когда в каждом американском доме могли видеть, что происходит в зоне военного конфликта. Как отмечает американский генерал Бернард Трайнор, военные ненавидели журналистов. Выросло целое поколение военных, которые считали прессу - своей большой проблемой, если не врагом.

Вьетнам был первым, и скорее неудачным опытом телевизионного освещения таких событий. И первой, войной, информация о которой попадала в эфир без всякой цензуры - показывали убитых и раненых американских солдат, подверженных обстрелам мирных жителей. Главный вывод американских военных заключался в том, что им необходима поддержка своего народа.

Однако во время следующего конфликта, в 1983-ем году, в Гренаде военные выбрали путь закрытия любой информации для прессы. Лозунг дословно звучал так: "keep the press out". И небольшой остров, на котором проходила операция, позволял это сделать. Несколько журналистов нашли небольшую лодку, на которой попытались подобраться к острову, однако были обстреляны с американского корабля и были вынуждены вернуться на Барбадос. Под давлением прессы и Конгресса, военные все же были вынуждены допустить корреспондентов на остров, однако это был уже третий день операции. Командующий группировкой американского контингента генерал Вессей позже признал, что это было ошибкой, и возглавил комиссию по изучению отношений между военными и прессой. Главным решением этой комиссии было формирования пресс-пулов. В пул попадали проверенные журналисты. Они получали быстрый доступ к месту событий. В этом заключалась основная идея. Однако журналисты и военные понимали ее по-разному.

В 1989 году в Панаме военные уже полагали, что они смогут с помощью пулов полностью контролировать журналистов. И действительно под предлогом секретности операции они очень сильно ограничили репортерам доступ, не предоставив им транспорт и другие возможности, о которых была договоренность. Фактически ограничения оказались такими же как в Гренаде.

Не смотря на то, что репортеры пропустили первые часы вторжения, они все же смогли работать, при чем в прямом эфире. Это было первое крупное событие, которое освещала CNN. И появилась новая вводная - появилась компания, способная вещать в прямом эфире из любой точки планеты , при чем она уже в гораздо меньшей степени зависела от военных в плане коммуникаций, транспорта и доступа к информации.

Главным же переломным моментом стала война в Персидском заливе 1991-го года. Генерал Колин Пауэл внимательно изучил опыт предыдущей войны в Панаме и не только обеспечил доступ журналистов к месту событий, но и назначил военных, которые бы перед камерой могли комментировать происходящее. Во время конфликта в заливе американские телезрители уже могли видеть на экранах не только журналистов, но и военных. Главным же свидетельством изменения подхода стало появление в популярном шоу Saturday Night Live иракского лидера в образе врага, пытающегося украсть американские секреты.

В дальнейшем, в Сомали (1992-93 гг.) и Гаити (1994) участие журналистов было тщательно спланировано. Высадка морских пехотинцев на Сомали выглядела не как репортаж, а как кино. Во время операции на Гаити, журналистов готовили заранее и даже доверяли им секретную информацию. Опытный корреспондент Дэвид Вуд был даже допущен на заседания командования и на военный самолет.

Таким образом, журналисты согласились сами контролировать, чтобы в эфире не появилась информация о расположении боевых частей и другие важные сведения. Можно считать, что это был первый опыт "вживления" (embedded) журналиста.

В 1995г., в Боснии,  армейское командование решило включить в расположение воинских частей  20 журналистов. Военные надеялись , что будут опубликованы положительные истории об армии. Однако далеко не все репортажи оказались позитивными.

В 1999, в Косово конфликт между прессой и военными  еще более обнажился. Командующий НАТОвской группировкой генерал Кларк издал приказ, который тут же назвали "кляпом". Журналисты стали открыто говорить о том, что информация сознательно скрывается военными. Многие стали сравнивать Косово с войной во Вьетнаме. Страдая от недостатка сведений, раскрываемых военными, корреспонденты пытались попасть непосредственно на место событий. В результате все опять вернулось к тому, что военные стали брать журналистов в расположение войск.

За несколько месяцев до начала операции в Афганистане, казалось, что отношения переживают лучшее свое время. Говорили, что эра ненависти журналистов со стороны военных закончилась. Генерал Пауэл, выступая в военном университете National Defence University, говорил студентам: "Обращайте внимание на телевидение. Вы можете выиграть сражение, но проиграть войну, если допустите неправильное освещение в прессе".

Однако во время Афганской кампании, министр обороны Дональд Рамсфелд не допустил журналистов к месту событий.

 

3.2.4. Современный рынок американских СМИ. Пропагандистская модель  Наома  Чомски.

Сейчас в телевизионном мире США сложился следующий расклад сил.

Проправительственным каналом считается FOX news.

Республиканцам долгое время не везло на телеэкране, где безраздельно господствовала телекомпания CNN, монополизировавшая рынок горячих политических новостей. Республиканцы даже дали ей прозвище Clinton News Network. Но в последнее время ситуация стала меняться. Монополия CNN пошатнулась и по  охвату телеаудитории и рейтингам (на 10-15 % больше чем у конкурентов) вперед с заметным отрывом вышла FOX news, созданная в 1986 году медиа магнатом Рупертом Мердоком, никогда не скрывающим своих симпатий к республиканцам. Американский журналист Боб Вудвард в своей книге "Буш на войне" обвинил нынешнего председателя Совета директоров телдекомпании FOX news Роджера Айлеса в том, что он поддерживает тесные связи с Белым домом и тайно давал советы Джорджу Бушу по поводу того, как надо формировать общественное мнение после терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября. В частности, Айлес говорил, что американцы поддержат президента, если они увидят, что в борьбе с терроризмом он использует самые жесткие методы, какие только возможны. Судя по всему, Буш прислушался к этим советам.

FOX заметно отличается от конкурентов. После терактов 11 сентября все корреспонденты и ведущие демонстративно появились со значками в форме государственного флага и все заставки окрасились в патриотические цвета. А накануне операции в Афганистане телекомпания громко объявила, что перестает сообщать в эфире какие либо сведения о подготовке и отправке американский войск,  дабы не информировать врага.

Наступательная манера подачи новостей стала еще более пропрезидентстской с появлением темы Ирака. Так, если сообщение о поимке нового боевика АльКаиды CNN начинает словами "Абдул Нашири пойман и передан властям США", то FOX дает заголовок: "Новая победа президента Буша".    

Телеведущий Нил Кавуто из Fox News после падения Багдада обратился к "тем, кто выступал против освобождения Ирака", - а эти люди составляют значительное по размерам меньшинство - со словами: "Вы были отвратительны прежде, вы отвратительны и сейчас".

В новой медиа-эколого-военной системе это дало свои результаты. При том, что CNN всегда доминировала в освещении международных новостей, на этот раз ее рейтинг пошатнулся. И впервые FOX, с ее казалось бы консервативной и неприкрыто проправительственной ориентацией вышла вперед.

Однако при всей разнице в подходах, все без исключения американские СМИ работают в заданных рамках. И создается лишь иллюзия того, что некоторые из каналов независимы. Просто одни более зависимы, другие - менее. Но каждый журналист пронизан понимаем национального интереса. 

Американские исследователи Эдвард Херман (Edward S. Herman) и Ноам Чомски (Noam Chomsky)[28] доказали наличие системной "пропагандистской модели",  которая объясняет поведение корпоративных новостных СМИ в Соединенных Штатах.

Эта модель основана на убеждении, что средства массовой информации "служат для мобилизации поддержки специальных интересов, над которыми доминирует государство и частной поддержки для специальных интересов, над которыми доминируют государственная и частная деятельность".

Эдвард Херман и Ноам Чомски  с помощью простой модели объяснили как СМИ удовлетворяют обширные пропагандистские требования элиты.

Они отрицают "теорию заговора". Гораздо вероятнее, - считают они , что идеологическое смещение СМИ возникает из предварительного отбора правильно-мыслящих людей, насаждаемых (internalized) предубеждений, и приспособлением людей (personnel) к ограничениям из ряда объективных фильтров, которые они представили в своей пропагандистской модели. Следовательно идеологическое смещение происходит в основном, через само-цензуру, которая объясняет преимущество средств массовой информации в США как пропагандистской системы: они заслуживают значительно больше доверия, чем система, основанная на официальной государственной цензуре, хотя в своем проявлении доминирующие СМИ обслуживают интересы элиты точно также, как это делают государственные органы в интересах правящей бюрократии в Восточной Европе.

Видимость же  правдоподобия (плюрализма) сохраняется из-за отсутствия в СМИ полного согласия по всем вопросам. Действительно в  прессе происходят энергичные дебаты и споры по многим вопросам. Однако эти дискуссии в доминирующих СМИ ограничены "ответственными" мнениями, приемлемыми для определенной части элиты. По вопросам, в которых вся элита проявляет полное согласие, СМИ будут всегда построены по линейке. И никакое возражение не будет допущено и тем более широко обнародовано, за исключением тех случаев, когда это будет необходимо сделать для насмешек и издевательств.

В своей пропагандистской модели, Херман и Чомски утверждают о существовании набора из пяти "фильтров", позволяющих понять, почему доминирующие СМИ в США неизменно используются для пропаганды в интересах элиты. Только сюжеты с прочной ориентацией на интересы элиты могут пройти через все пять фильтров беспрепятственно и получить широкое освещение в СМИ.

Модель также объясняет, как СМИ могут добросовестно функционировать даже тогда, когда поверхностный анализ обстоятельств должен показать нелепую сущность многих сюжетов, которые получают широкую огласку в прессе и в теленовостях.

Первый фильтр, который влияет на содержание информации в СМИ - это то, что СМИ владеют несколько десятков крупнейших корпораций мира, стремящихся к получению прибыли. Многие из этих корпораций имеют обширные доли участия в других отраслях и странах. Отсюда объективно следует, что их стремление к прибыли сильно влияет как на операции с новостями (news operations), так и на общее информационное наполнение СМИ. Субъективно же, есть очевидное столкновение интересов, когда система СМИ, на которую опирается государство, управляется рядом корпораций и обслуживает их корыстные интересы.

Второй фильтр - это фильтр рекламы, которая захватила средства массовой информации США и которая ответственна за большую часть доходов СМИ. Херман и Чомски рассмотрели множество подтверждений относительно сковывающего (numbing) влияния коммерции на информационное содержание СМИ. Яркий пример - освещение телекомпанией СNN ближневосточного конфликта: явно пропалестинские репортажи и масса

рекламы из арабских стран.

Третий фильтр - это фильтр информационных источников. Средства массовой информации приводятся в симбиозную связь с мощными источниками информации из-за взаимности интересов. СМИ в большой степени полагаются на новостную информацию, которую им предоставляют корпоративные и государственные источники, сами имеющие развитую и огромную бюрократию, созданную специально для информационного снабжения СМИ. Они приобрели большой опыт в "руководстве" средствами массовой информации. На деле, эта бюрократия субсидирует СМИ, поэтому СМИ должны быть осторожными, чтобы не противодействовать такому важному поставщику. Поэтому эти корпоративные и государственные источники немедленно признаются заслуживающими доверия в соответствии с принятой журналистской практикой. Источники информации, могущие повредить интересам элиты (аnti-elite sources), с другой стороны, рассматриваются с крайним подозрением и имеют громадные сложности при прохождении через этот фильтр.

Четвертым фильтром по мнению Хермана и Чомски является разработка правыми корпоративными кругами оголтелой критики, использующей для атак на СМИ разные понятия, вроде, "точности в СМИ", чтобы создавать неудобства для средств массовой информации и оказывать на них давление, чтобы они следовали корпоративным интересам. Этот фильтр был широко разработан в 1970х, когда основные корпорации и богатые правые стали чрезвычайно недовольны политическими достижениями Запада и информационным охватом СМИ. Эти производители информационных склок (flak producers) активно продвигали абсурдное суждение о том, что СМИ являются бастионом либерализма, коренным образом враждебны капитализму, и являются "защитой" "свободы" во всем мире. Несмотря на якобы антагонизм к СМИ, эти машины информационных атак (flak machines) обеспечивают СМИ законностью и весьма умело используются в СМИ.

Последним фильтром является идеология антикоммунизма, которая является неотъемлемой частью (integral) политической культуры Запада и обеспечивает идеологический кислород, который заставляет пропагандистскую модель действовать так энергично. Антикоммунизм был укоренен в принятых (acceptable) методах журналистики в Соединенных Штатах до такой степени, что даже во время периодов "разрядки" было вполне подходяще и ожидаемо для журналистов ставить рассмотрение вопросов в рамках терминов "наша страна" с одной стороны против коммунистических "плохих парней" с другой.

 

Заключение.

В США на современном этапе формируется новая глобальная стратегия, которая должна определить место и роль Соединенных штатов в создании мирового порядка. Нынешнее руководство США не видит при этом моральных препятствий для американской гегемонии. Согласно новой парадигме Америка должна создать набор принципов и институтов, способных надолго сберечь статус-кво и отразить любые террористические атаки, остановить эволюцию враждебных государств и контролировать мировой порядок[29].

Президент США Джордж Буш выразил эту идею, выступая в Вест-Пойнте в июне 2002 года: "Америка обладает и намерена обладать беспримерной военной мощью - делая бессмысленными всяческие попытки соревноваться с нею и ограничивая соперничество лишь торговлей и другими мирными занятиями". Однако одной военной мощью невозможно завоевать авторитет и признание в качестве лидера. Необходимо формировать имидж державы, способной обеспечить мировой порядок.  И на это направлены усилия не только и не столько специальных ведомств.

Эту задачу уже невозможно решить только  при помощи PR-кампаний, использующих различные "теневые методы". Крупнейшие мозговые центры вырабатывают комплексную внешнеполитическую стратегию США, применяя методы системного (математического, политологического, психологического) анализа.

В США отлажен механизм по созданию образа государства, подобный часовому механизму, в котором каждая шестеренка запускает следующую.

В качестве  "мозговых центров" работают крупные частные корпорации. Именно симбиоз государства и крупного капитала стал основой американской государственности. Аналитическое сообщество США выросло из антикризисных подразделений компаний. "Мозг" республиканской партии, находящейся сейчас у власти - компания  RAND-corporation.

Именно аналитикам RAND принадлежит идея создания медиа-войск. 

Второй уровень занимают государственные и негосударственные институты. За последний год были созданы два новых ведомства - Управление глобальных коммуникаций и министерство внутренний безопасности. Деятельность и того, и другого ведомства связана с распространением в мире благоприятной информации о США и контролем за тем, что говорят и пишут о США за рубежом.

Поддержанием благоприятного образа США занимаются и традиционные ведомства. Такие как Пентагон и Госдепартамент. Однако серьезные противоречия между "голубями" и "ястребами" часто нейтрализуют усилия друг друга, а то и наносят явный вред внешнеполитической деятельности.

Серьезно задействованы в  процессе формирования внешнеполитического образа США и негосударственные организации и компании. Опять же посредством личных контактов тесно связанные с нынешней администрацией. Так во время операции в Ираке 2003 г. помощь Пентагону оказывала известная фирма American Enterprise Institute (AEI), в которой уже много лет работает супруга нынешнего вице-президента США Линн Чейни. Известно также, что заместитель министра обороны (сейчас  - в отставке) Ричард Перл - ближайший друг семьи Чейни.

В освещении последней военной кампании использовались явно голливудские приемы. Не случайно при  Университете Южной Калифорнии был создан Institute for Creative Technologies,  руководят которым выходцы из крупнейших кинокомпаний. Главный видеодискурс операции в Ираке - падение памятника Саддаму Хуссейну, который не смогла обойти вниманием ни одна телекомпания мира. Вообще, операция в Ираке выявила новые вводные, с которыми до сих пор не сталкивалась Америка. Появились мировые спутниковые неамериканские телевизионные каналы. Такие как Аль-Джазира и Аль - Арабия. Сложно складывались отношения американских военных и с британскими журналистами, участвовавшими в проекте "Вживленный репортер". ВВС, как и арабские каналы, показала кадры американских солдат, попавших в плен к иракцам. Для США это болевая точка и американские журналисты очень строго соблюдали все цензурные требования. При чем  в этой кампании обнажилась совершенно новая тенденция. Журналисты  уже не занимаются "прокачиванием" точек зрения военных. Они ментально настроены на работу в интересах американского государства. Появилась и новая форма работы - "emberded" - вживленная съемочная группа. Ключевым же моментом стала новая роль прессы - журналисты являются изначальными оформителями событий, они сами формулируют идеи и лозунги. Они способны быстро и четко формулировать свою идентификацию и производить идентификацию других, а также быстро и четко давать комментарий к событиям. Именно это требуется, когда война транслируется в прямом эфире.  Таким образом, появляется новая дефиниция - медиа-военно-промышленный комплекс. И новая роль СМИ - это не инструмент политтехнологов, а самостоятельно действующий субъект - в описанной модели он занимает третий уровень, наиболее близкий к объекту воздействия.   

Идеология, пропаганда, информационная война - эти понятия постепенно уходят в прошлое, они теряют свою актуальность, потому что им на смену приходят новые. И суть этих новых процессов заключается в том, что формируется новый, "виртуальный" мир - придуманный, а затем с помощью современных информационных технологий навязанный всему человечеству. Кто-то, кто обладает способностью самоидентификации, способен разобраться в этом процессе. Для кого-то оказывается слишком сложно  понять это в силу многих причин: потери жизненных ориентиров, чрезмерно большой вовлеченности в этот процесс (будто заигравшись в увлекательную игру люди перестают различать что есть игра, а что реальность).  Снижение уровня адекватности слишком большого числа членов общества - представляется большой опасностью, ведь в какой-то

 момент "заиграться" могут и те, кто все это затеял.

Распространение технологий формирования сознания и кардинальное повышение их эффективности создает неуклонно растущий соблазн решать реальные проблемы промывкой мозгов, то есть корректировкой сознания, а не  реального мира. Это может сделать, и более того уже делает неадекватным мировосприятие и "управляющих структур". Иными словами, "промывка мозгов" сопровождается  самопрограммированием, то есть "промывающий мозги" другим, сам начинает верить в собственный придуманный мир.

В США на будущих президентских выборах основным определяющим фактором, по мнению многих аналитиков, будет национальная безопасность. Именно поэтому на этом пункте программы сейчас сосредоточено все внимание нынешней администрации: Джордж Буш предстанет перед электоратом не столько неуклюжим экономическим управленцем, сколько победоносным главнокомандующим, которого между битвами не меняют.

В этом смысле Бушу-сыну повезло больше чем Бушу-отцу. Однако, думается, что только до той поры, когда избиратель может заподозрить, что война с терроризмом - ширма, за которой республиканский Белый дом хотел бы спрятать свои домашние неудачи. В конечном счете, "борьба с терроризмом" как ключевой пункт Доктрины Буша, стал точкой отсчета в общей стратегии формирования новой "реальности".

Пока еще можно задавать вопрос: где граница между реальностью и выдуманным.

И иногда  можно даже найти ответ. Однако, осознавая какая отлаженная машина в США занимается формированием "заданной" модели мира, возникает ощущение, что через какое-то время эта машина поглотит существующий мир  и уже никто не сможет увидеть грань между реальностью и вымыслом. И теперь представляется важным искать вакцину от тотального воздействия этого "преобразователя".

 

Литература

 

Монографии

 1. Андрунас Е.Ч. ⌠Информационная элита : корпорации и рынок новостей■  М-: изд-во МГУ, 1991г.

 2. Богатуров А.Д., "Плюралистическая однополярность", Очерки теории и политического анализа международных отношений, М., 2002

 3. Верилио Поль, "Информационная бомба. Стратегия обмана", М.: Прагматика - Культура, 2002г..

 4. Деннис Э. Мэррилл Д. ⌠Беседы о масс-медиа■ М.- национальный институт прессы и Вагриус, 1998.

 5. Делягин М., "Глобальная неустойчивость", сборник "Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы", М., 2001

 6. Коллон Мишель, "Нефть, PR, война", М., 2002

 7. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А., "Третья мировая психологическая война", М., 1999г.

 8. Сиберт Ф.С., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М.- Национальный институт прессы. Изд-во Вагриус, 1998 г.

 9. "Супертерроризм: новый вызов нового века",  под редакцией А.В. Федорова, М., Издательство "Права человека", 2002 

 10. Уткин А., "Единственная сверхдержава", М., "Алгоритм", 2003

 11. "Федералист: политические эссе Александра Гамильтона, Джеймса Мэдиссона и Джона Джоя", М., 1993г.

 зарубежные

 12. Alshull Agents of Power: the role  of news media in human affairs. New York; London: Longman, 1984

 13. Hillsdale. New Jersey, Hove; London: Loerence Eribaum Associates Publishers, 1993

 Периодика

 16. Барлоу Д.П.  ⌠Декларация независимости киберпространства■ // Журнал.Ру 1996

 17. Винокуров Г. ⌠В окопах информационной войны ⌠ // Русский журнал, статья за 10.04.1998

 18. Ганкин Л., "Пентагон заплатил за самолеты отставкой"//, "Коммерсант", 15.05.2003

 19. Громыко Ю., "Оружие, поражающее сознание, - что это такое?"//, сайт  www.dataforce.net

 20. Додошин Д., "Последняя попытка США объеденить мир на войну" // "Коммерсант", 17.02.2003

 21. Павловкий Г.О. Война элит чужими руками: она кончается мятежом наемников// НГ.1997, 5 декабря.

 22. Панарин И.Н., "Проблемы обеспечения информационной безопасности в современных условиях", www.respublika.ru

 23. Панюшкин В, комментарий, раздел "Мировая политика", "Коммерсант", январь 2003

 24. Дондурей Д. ⌠народ уговорили не вставать с олен. Информационная война - преддверие гражданской■ // известия 1998 5 августа.

 25. Зимин Н., "Шок и трепет"// "Итоги", No 16 (358), 22.05.2003

 26. Красников Е. ⌠Стратегии информационной войны■ // Московские новости 1996, 16 июля.

 27. Крупнов Ю.В., "Уроки Ирака"// Знание-народу, N5(146), 2003г.

 28. Смолян Г.Л., Лепский В.Е. "Новые технологии информационного воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание"// Проблемы психологии и эргономики , N3, 2001

 29. Сулькин О., "Хвост виляет Америкой"// "Итоги", No 16 (358), 22.05.2003

 30. Хачатуров К., ⌠Информационный монстр делу не поможет. Упразднена внешнеполитическая пропаганда как функция государства■ // НГ.5.06.1998.

 Зарубежная

 31. Belknap Margaret,  ⌠The CNN effect: Strategic Enabler or Operational Risk?■// Parameters, Autumn 2002.

 32. Choamsky N. Media control// Alternative press review, fall 1993

 33. Cook T.E. Governing with news: the news media as a political institution. Chicago//  London:The University of Chicago press, 1998

 34. Dean Jason, ⌠FOX challenges CNN▓s US ratings dominance■ , 27.03.2003, on the site MediaGuardian.co.uk

 35. FOREIGN POLICY AGENDA// An Electronic Journal of the U.S. Department of State, Volume 7, Number 4, December 2002

 36. "France claims US is engaging in Disinformation Campaign"// The New York Times, 15.05.2003

 37. Gomery D. Who owns the media? // Media economics: Theory and practise/

 38. Heisburg F., American Hegemony? Perceptions of the US Abroad // Survival, 2000

 39. Krugman Paul, ⌠Why Americans Watch the BBC?■// Intarnational Herald Tribune, 15.05.2003

 40. Laserfeld P., Berelson B., Gaudet H. ⌠The people▓s Choice■, N.Y., 1948.

 41. Peter G. Peterson, ⌠Public Diplomacy and the war on terrorism■// Foreign Affairs, September/October 2002

 42. Rieff D. Sustaining the Unsustainable // ⌠World Policy Journal■, Spring 1999

 43. Rogers E. ⌠The Emperical and Critical schools of Communication research■ // The Media Revolution in America and in Western Europe. Norwood, 1997.

 44. Tanaka A., Is There a Realistic Foundation for a Liberal World Order? // Prospects For Global Order. Vol.2/ L.: Royal Institute of International Relations, 1993. 

 45. "We are the ambivalent people"// Economist, 25.01.2003

 

 

 

 


 

[1] Rieff D. Sustaining the Unsustainable // ⌠World Policy Journal■, Spring 1999, p.97

[2] Rogers E. ⌠The Emperical and Critical schools of Communication research■ // The Media Revolution in America and in Western Europe. Norwood, 1997., p 224

[3] Laserfeld P., Berelson B., Gaudet H. ⌠The people▓s Choice■, N.Y., 1948., p.152

[4] Tanaka A., Is There a Realistic Foundation for a Liberal World Order? // Prospects For Global Order. Vol.2/ L.: Royal Institute of International Relations, 1993. 

1 М.Делягин, "Глобальная неустойчивость", сборник "Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы", М., 2001, с.87

2 FOREIGN POLICY AGENDA An Electronic Journal of the U.S. Department of State, Volume 7, Number 4, December 2002

 

[6] А. Уткин, "Единственная сверхдержава", М., "Алгоритм", 2003

[7] "Федералист: политические эссе Александра Гамильтона, Джеймса Мэдиссона и Джона Джоя", М., 1993г.

[8] Peter G. Peterson, ⌠Public Diplomacy and the war on terrorism■, Foreign Affairs, September/October 2002

[9] "We are the ambivalent people", Economist, 25.01.2003

[10] Богатуров А.Д., "Плюралистическая однополярность", Очерки теории и политического анализа международных отношений, М., 2002

[11] Мишель Коллон, "Нефть, PR, война", М., 2002

[12] Валерий Панюшкин, "Коммерсант", январь 2003.

 

[13] Ю. Громыко "Оружие, поражающее сознание, - что это такое?" сайт  www.dataforce.net,

Юрий Вячеславович Громыко - доктор психологических наук, президент Московской академии развития образования.

1 Jason Dean ⌠FOX challenges CNN▓s US ratings dominance■ , 27.03.2003, on the site MediaGuardian.co.uk

[14] "Супертерроризм: новый вызов нового века",  под редакцией А.В. Федорова, М., Издательство "Права человека", 2002, с. 88-89 

[15] The New York Times, France claims US is engaging in Disinformation Campaign, 15.05.2003

[16] Олег Сулькин , "Хвост виляет Америкой", "Итоги", No 16 (358), 22.05.2003

[17] Николай Зимин "Шок и трепет", "Итоги", No 16 (358), 22.05.2003

[18] Смолян Г.Л., Лепский В.Е. "Новые технологии информационного воздействия на индивидуальное, групповое и массовое сознание", Проблемы психологии и эргономики, 2001, N3, с.18

[19] www.rand.org

[20] Делягин М.Г., "Глобальная неустойчивость", сборник статей "Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы", М., 2001г.

[21] Д.Додошин, "Последняя попытка США объеденить мир на войну" // "Коммерсант", 17.02.2003

[22] Л.Ганкин, "Пентагон заплатил за самолеты отставкой"//, "Коммерсант", 15.05.2003

[23] Панарин И.Н., "Проблемы обеспечения информационной безопасности в современных условиях", www.respublika.ru

[24]В.А. Лисичкин, Л.А. Шелепин, "Третья мировая психологическая война", М., 1999г.

[25] Крупнов Ю.В., "Уроки Ирака", Знание-народу, N5(146), 2003г.

[26] Paul Krugman, ⌠Why Americans Watch the BBC?■, Intarnational Herald Tribune, 15.05.2003

[27] Margaret H. Belknap,  ⌠The CNN effect: Strategic Enabler or Operational Risk?■, Parameters, Autumn 2002.

[28] Choamsky N., Media control, Alternative press review, fall 1993

[29] Heisburg F., American Hegemony? Perceptions of the US Abroad // Survival, 2000



Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
267434  2006-03-27 13:24:33
basil nazarov
-


Rambler's Top100