TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Павел Басинский



Дядя Коля

Важнейшим событием православной жизни является Прощеное (или Прощальное) воскресенье накануне Великого поста. Прощеное воскресенье не просто ежегодный трогательный день, когда миллионы людей, в том числе и неверующие, просят прощения друг у друга и слышат в ответ: " Бог простит " . Это, по существу, и есть начало Великого поста, который должен начинаться не с отказа от куска мяса, но именно с прощения и " неосужденного " отношения к ближним.

Не хочется думать, насколько это возможно в нынешнее время в России. Хочется думать, что в ближайшие пять недель с хвостиком это будет хотя бы чуточку более возможно . И в России на каждую отдельную душу нашего населения резко снизится не только потребление мяса и молока, но количество ежедневно производимого зла: обид и зависти.

В нижегородском издательстве братства во имя святого князя Александра Невского при содействии Русского общественного фонда Александра Солженицына вышла книга Павла Проценко " Биография епископа Варнавы (Беляева). В небесный Иерусалим. История одного побега " . Книга, о которой стоит рассказать хотя бы ввиду всего вышесказанного.

Епископ Варнава (в миру Николай Никанорович Беляев, 1887-1963) несомненно является одной из самых загадочных личностей ХХ века. Биография его это своего рода гениальный " роман " , написанный человеком не пером на бумаге (пером был написан грандиозный богословский труд " Основы искусства святости " , также теперь изданный в Нижнем Новгороде), но как бы самим собою на страницах русской жизни. И недаром в предисловии к книге Павел Проценко говорит: " Впервые услышав о " дяде Коле " (под этим именем скрывался от официального мира епископ Варнава), я испытал чувство человека, сделавшего научное открытие. Картина окружающего мира дополнилась важными штрихами. Не то чтобы он стал приципиально другим, но в нем проступили черты, до тех пор скрытые, хотя подспудно и исподволь угадываемые. Черты, помогавшие найти - и поразительно точно - ответы на мучительные вопросы о судьбах Церкви и ее верных детей в этом кровавом и предательском веке " .

Сын слесаря из Подмосковья и дочери сельского дьякона, Николай Беляев с детства любил разные механизмы и мечтал стать инженером-путейщиком. Но внезапно передумал и поступил в Московскую духовную академию. Закончив академию, сделал блестящую церковную карьеру: в тридцать с небольшим лет стал епископом в нижегородской епархии, был обласкан Патриархом и окружен духовными детьми, среди которых не только будущие церковные подвижники иеромонахи Руфим и Киприан, но и художник Рафаил Карелин, и известный поэт и критик Борис Садовской, обязанный отцу Варнаве своим духовным возрождением. Его выделяли зосимские старцы Алексей и Митрофан, к нему с подчеркнутой нежностью относилась знаменитая дивеевская блаженная Мария Ивановна.

Такой карьере, разумеется, завидовали... Например, нижегородский архиепископ Евдоким, назначенный на место расстрелянного большевиками архимандрита Лаврентия. Между Евдокимом и Варнавой начались противоречия, прежде всего связанные с невозможностью примирить свою совесть с образом жизни и " обновленческой " стратегией Евдокима.

И вот, по благословению зосимских старцев, Варнава принял подвиг юродства. Отправился в " небесный Иерусалим " . Блестяще образованный священник-интеллектуал (знал древнееврейский, древнегреческий, несколько европейских языков) на глазах своей паствы и под радостное улюлюканье красных газетчиков стал обычным сумасшедшим. Остриг волосы и бороду (Варнава в молодости был еще и внешне очень красив), выше колен обрезал рясу, стал ругать архимандрита " собакой " , бегать по городу и проч.

Его поместили в психушку к буйным, потом отпустили, потом арестовали, пытались подвести под расстрельную статью и, наконец, сослали в лагерь на Север... погибать. В том, что бывший епископ был обречен на смерть, можно было не сомневаться. Он с его опытом безупречной аскетической жизни и в нормальных-то условиях с трудом поднимался по ступенькам, чего говорить о лагерных работах на пятидесятиградусном морозе! Он выжил чудом, которое заключалось в том, что и в лагере оказались его духовные дети, а их уважали даже блатные.

После лагеря Варнава жил в Киеве, много путешествовал с котомочкой за плечами, где лежали все необходимые инструменты и хозяйственная мелочь, позволявшие ему быть независимым от мира в любой момент и в любом месте... Его называли " дядей Колей " , многие считали его просто дурачком, но в котомке его лежали листки, испещренные каллиграфическим полууставом, в которых встречались такие названия: " Что есть истина... " , " Вавилонская башня " , " Утешитель (Параклитос) " , " Тернистым путем к небу... "

Николай Никанорович Беляев незаметно скончался в в Киеве, там и был похоронен. Двадцать с лишним лет его наследники (прежде всего надо отметить подвижничество его духовной дочери В. В. Лозанской) хранили рукописи бывшего епископа, юродивого, " дяди Коли " . В начале 90-х стараниями Павла Проценко их стали понемногу издавать. Искусство жизни отца Варнавы стало доступно русским читателям.

Не всякий сможет осилить трехтомный труд отца Варнавы " Основы искусства святости " , первый системный опыт изложения православной аскетики, сравнимый по своему значению с работами, скажем, о. Павла Флоренского. Но " вчитаться " в биографию Варнавы может каждый. Чем она поражает? Тем, что, оказывается, и в ХХ веке, в эпоху изощреннейших научных и технических достижений, сложнейших политических вопросов и запутаннейших социальных, национальных и прочих отношений, наиболее сложным искусством остается искусство просто жизни . Варнава прожил " единственную " жизнь. И - с какой стороны на нее не посмотришь, эта жизнь совершенное произведение искусства, с которым не стыдно даже и Богу на глаза показаться.

И еще что приятно... Не все в России " дяди Вани " , замордованные интеллигенты, способные на истерический бунт. Есть в ней (были?) и " дяди Коли " , которых мы не замечали (не замечаем?), но которые и служат оправданием России в любые времена.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
285787  2009-01-23 19:02:11
Светлана
- Добрый день. Я к вере пришла уже, будучи взрослой в 29 лет. После второго рождения ребенка я перенесла клиническую смерть. Мне было очень тяжело жить, все искала смысл жизни. У меня умер папа и я пошла в церковь заказать отпевание. Никогда не забуду то чувство, которое я испытала при посещении церкви. Я сказала себе, чего же ты ищешь, вот оно. И тогда я крестилась сама, крестила своих детей и сестру. Было это в 1990 году. Я стала воцерковляться. В силу того, что плохо слышу, я много читаю. И вот, купив акафистник прочитала в нем рекламу об "Основах искусства святости", а затем в "Мучениках и исповедниках ХХ века" о епископе Варнаве. С Божьей помощью приобрела все, что выходило. Все его книги. Все перечитала и думаю, как же без него я все это узнала. Я перечитываю его постоянно. Все его труды, это моя настольная книга. Я его очень люблю, и все время поминаю в молитве. И не могу узнать причислили его к лику святых или нет. Была бы очень признательна, если бы мне сообщили.

Русский переплет



Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100