TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет


Наука и культура

Валерий Николаевич Сойфер


НАУЧНАЯ ЭТИКА И ╚ТРИУМФ МРАКОБЕСОВ╩

 

В. Н. СОЙФЕР

Университет имени Джорджа Мейсона, США,

Почетный доктор Сибирского Отделения РАН

 

 

═════ ⌠Я авторитетно заявляю, что не было ни одного образованного биолога в тридцатые и сороковые годы, кто мог бы вполне серьезно воспринимать лысенковское ╚учение╩. Если грамотный биолог стоял на позиции Лысенко √ он врал, выслуживался, он делал карьеру, он имел при этом какие угодно цели, но он не мог не понимать, что лысенковщина √ это бред!■

═══════════════════════════════════════════════════════════════════════════════ В.П.Эфроимсон (1).

Выдвижение младшего агронома Лысенко в разряд ученых

═══════════ Почти во всех случаях, когда сегодня вспоминают имя академика Трофима Денисовича Лысенко, его представляют выдвиженцем партии коммунистов и проводником чисто партийных установок в науке. Также часто говорят о трагической роли, которую Лысенко сыграл в судьбе другого выходца из крестьянских кругов √ академика Николая Ивановича Вавилова, также как Лысенко агронома по образованию, не защищавшего ни кандидатской, ни докторской диссертаций, но в отличие от Лысенко славившегося своей образованностью, знанием нескольких языков и плодотворно трудившегося в науке, а не около науки (он был избран академиком АН СССР в 1929 году).

═══════════ Однако остается не решенным до конца вопрос относительно того, как же Лысенко без серьезных научных работ из младших агрономов превратился в академика трех академий √ АН СССР (был избран академиками в свои ряды в 1939 году), Украинской АН (избран академиками этой академии в 1935 году) и ВАСХНИЛ (назначен академиком этой Академии специальным решением Советского правительства в 1935 году)?Значит, выбирали его академики в свои ряды (причем голосование было всегда тайным), значит кто-то его публично и громко называл выдающимся ученым и на этом основании выдвигал в академики, кто-то организовал ему публичную поддержку, агитировал за него, оценивал его вклад в науку. Из ниоткуда, как черт из табакерки, он выскочить не мог, а, следовательно, нужно понять, прежде чем лично обвинять академика Лысенко в криминальных или аморальных действиях, каким был генезис его внедрения в науку и кто персонально ответственен за его продвижение в ученые. Ведь это факт, что ученые и при выдвижении кандидатов и на выборах малообразованного человека, ничем науку не обогатившего, а лишь занимавшегося обманом и саморекламой, нарушили правила научной этики, отвергли моральные запреты и сами способствовали административному взлету шарлатана, каковым Лысенко несомненно был. Печально, что таких, как Лысенко, в советской науке было немало, но другие ╚лысенки╩ не ╚засветились╩ так ярко, поскольку они видимо умели прятаться за спины своих талантливых сослуживцев, хотя и приписывались к ценным работам, часто отодвигая на задний план истинных авторов открытий. Если присмотреться более пристально, то можно заметить, что и сегодня в российской действительности можно найти случаи, когда академики протаскивают в члены этого престижного клуба своих деток и родственников, или же угодных им прилипал и подхалимов, оттирая от снова ставшей жирной кормушкой академической кассы (и от вполне высокого звания академика или члена-корреспондента) по настоящему успешных в науке, а не в карьере ученых. Таким образом анализ данной темы √ далеко не праздное занятие и вовсе не дань прошлому, из уроков прошлого вытекают вполне актуальные выводы.

Решающая роль Н. И. Вавилова в выдвижении Т. Д. Лысенко в ученые.

══════════ Насколько я знаю, первым, кто заявил печатно, что в выдвижении Лысенко в верхние эшелоны научного истеблишмента главную роль сыграл не кто иной, как Н. И. Вавилов, был американский историк Д. Жоравский (2), тот же тезис позже развивал писатель М. А. Поповский в книге "1000 дней академика Вавилова" (3).

═══════════ Против позиции Поповского резко и категорично, но без достаточно весомых аргументов, выступил Медведев (4), полагавший, что приведенные Поповским выдержки из писем и выступлений Вавилова должны толковаться иначе1 , что крупный администратор Вавилов мог подписывать бумаги, подсунутые ему помощниками, не вдаваясь в их содержание. Позже в книге "Дело академика Вавилова" (6) Поповский привел выдержки из некоторых выступлений Вавилова, отвергавшие предположение Медведева: выступал Вавилов сам и говорил, что думал. Я также обнаруженные дополнительные данные по этому вопросу (7).

═══════════ Но о роли Вавилова в продвижении Лысенко в ученые писали и люди, близко знавшие Николая Ивановича. Так, ближайший его сотрудник, с которым у Вавилова были чисто дружеские отношения, Е. С. Якушевский, утверждал:

═══════════ ⌠Я считаю, что Николай Иванович сделал серьезную ошибку в конце 20-х годов, поддержав Т. Д. Лысенко: который оказался для науки человеком неподходящим, а скорее √ гибельным. Он был очень самолюбивый и завистливый и не терпел всех, кто был выше его в интеллектуальном отношении. И хотя Вавилов способствовал научной карьере Лысенко, последний, после того как связался с И. И. Презентом, начал борьбу против Вавилова■ (8).

То же утверждал Дубинин, лично наблюдавший развитие взаимоотношений Вавилова и Лысенко:

⌠Когда Лысенко появился на горизонте, то Вавилов его поддержал, причем эта поддержка не соответствовала достижениям Лысенко. Вавилов говорил, что достижения Лысенко таковы, каковых нет в мировой генетике. Это, конечно, было преувеличением■ (9).

═══════════ С учетом сказанного правомочно попытаться в краткой форме изложить как историю поддержки Лысенко учеными, так и попытаться понять, чем руководствовались те, кто воспринял как последнее слово науки предложение Лысенко, высказанное им в январе 1929 года, что можно превращать озимые пшеницы в яровые под действием низких температур. Лысенко в то время был младшим агрономом в Азербайджане (двумя с половиной годами раньше он заочно закончил Киевский сельхозинститут), проведенные им за два года опыты не давали ему права делать широкомасштабные выводы, но тем не менее в совместном с Д. А. Долгушиным докладе, зачитанном на созванном Н. И. Вавиловым 1 Всесоюзном съезде по генетике, селекции, семеноводству и племенному животноводству в Ленинграде, Лысенко решительно объявил о доказательстве перехода озимой пшеницы в яровую. Летом того же 1929 года в газете ╚Правда╩ появилась восторженная статья об открытии агронома Лысенко (10), а затем нарком земледелия Украины А. Г. Шлихтер опубликовал также в ╚Правде╩ статью, в которой на всю страну заявил, что благодаря ╚методу агронома Лысенко╩ отец агронома √ малограмотный крестьянин с Полтавщины, сумел увеличить урожайность пшеницы на треть (11). С этого началась газетная шумиха о решении главной проблемы страны √ снабжении хлебом. Напомним, что 1929 год был годом тотальной коллективизации сельских хозяйств в СССР, приведшей к колоссальным несчастьям страны: развалу сельского хозяйства, смерти около 10 миллионов лучших крестьян, жуткому голоду, гибели скота, утере стародавних российских сортов и т. п. Никаких дополнительных экспериментов с января по июль 1929 года Лысенко не провел, все его обещания были беспочвенной бравадой плохо образованного человека, однако, как мы увидим, их подняли на щит многие ученые из околовавиловских кругов и сам Вавилов.

═══════════ Признание важности ╚открытия╩ Лысенко на заседании Ученого Совета вавиловского института

═══════════ Выступление Лысенко с докладом на Всесоюзном съезде по генетике и селекции и последовавшее за этим прославление лысенковского "опыта" в газетах в июле-сентябре 1929 года заинтересовало руководителей созданного Н. И. Вавиловым Всесоюзного Института Прикладной Ботаники и Новых Культур (ВИПБиНК, в будущем переименован во Всесоюзный институт растениеводства ВАСХНИЛ), которые решили пригласить новатора, чтобы обсудить его работу в спокойной обстановке научного семинара. Случай для выступления представился в начале осени 1929 года, когда в Ленинграде Наркомземом было созвано ⌠Совещание по организации всесоюзного испытания зимостойкости озимых культур■, на котором Лысенко был одним из главных докладчиков. В этот приезд в город на Неве он выступил 1 сентября 1929 года в ВИПБиНК. Директор института Вавилов в это время был в поездке по Дальнему Востоку, Китаю, Японии и Корее. Поэтому председательствовал на заседании заместитель директора по научной работе профессор В. Е. Писарев. Лысенко назвал свой доклад "Вопрос об озимости" (термин "яровизация" появится чуть позже) и начал его с категоричного утверждения о природе "озимости":

 

"Принципиального различия между озимыми и яровыми формами злаков не существует. Все злаки √ озимые, но только с различной степенью озимости. Яровых злаков нет" (12).

═══════════ Различия между озимыми и яровыми пшеницей, рожью и другими злаковыми растениями многообразны, они затрагивают морфологические, биохимические, и, разумеется, физиологические признаки. Их изучало много поколений ученых, тысячелетняя мировая практика земледельцев накопила массу приемов культивирования озимых и яровых. В одних климатических зонах более удачными оказывались посевы озимых, в других яровых культур. Теперь же Лысенко разом перечеркивал и мировой земледельческий опыт, и вековые наблюдения ученых. Но время было лихое, революционное, в стране ломали привычные ⌠...нормы, установки, которые стали тормозом на продвижении вперед■, как утверждал Сталин, осторожность старорежимных ╚спецов╩ просто раздражала многих из ╚рвущихся вперед╩, и в этой атмосфере эйфории, умело культивировавшейся партийной пропагандой, было даже престижно объявить о ⌠крушении догм■ в самых разных областях. Так что в этом отношении Лысенко шел в ногу с временем.

═══════════ Он отметил решающее, по его мнению, значение термического фактора для развития растений. Его посевы, якобы "полностью подтвердили, что злаки нельзя делить на озимые и яровые" (13) и что "охлаждение парализует неблагоприятное действие срока посевов" (14).

═══════════ Лысенко сообщил также о двух новых наблюдениях: оказывается, и яровая пшеница также поддается действию низких температур, после чего разные сорта выколашиваются на 1√10 и более дней раньше, и что не одна пшеница меняет свойства при охлаждении проростков: "рожь... ведет себя аналогично озимой пшенице; вика при охлаждении также дает ускорение развития" (15):

══════════════ "При предварительном охлаждении вес семян урожая получается больше, чем без охлаждения┘ В 1928 г. был произведен весенний посев озимой пшеницы на Украине в хозяйственных условиях. Перед посевом семена замачивались в бочке и затем охлаждались в снегу в мешках┘ Урожай выдался чрезвычайно блестящий, настолько, что даже затруднительно решиться сделать из него какие-либо выводы. Урожай вышел такой, какой обычно получается при лучшей обработке (около 145 пуд. на гектар). Но вероятно, этому благоприятствовали какие-нибудь особо счастливые обстоятельства" (16).

═══════════ Уже на этом этапе ученые могли (и по сути дела должны были!) отметить ненаучность главного утверждения Лысенко, что яровая и озимая пшеницы √ это одно и то же. Лысенко фактически утверждал, что у этих форм отсутствуют различия в генетической структуре. На явный нонсенс такого заявления никто докладчику не указал. А ведь уже и тогда генетические различия между озимыми и яровыми пшеницами были известны (сегодня определены и охарактеризованы гены, детерминирующие эти различия). Но к сожалению этот кардинальный вывод вавиловские сотрудники не оспорили.

═══════════ После доклада несколько ведущих специалистов высказали мнение о представленном докладе. Оно было единодушным: Н. А. Максимов, В. В. Таланов и В. Е. Писарев высоко оценили работу Лысенко и вполне уважительно, даже восторженно охарактеризовали докладчика. Первым выступил Виктор Викторович Таланов (1871-1936) √ крупнейший в советской России специалист по сортоиспытанию и селекционер, пытавшийся преодолеть нескрещиваемость разных видов кукурузы2. Он отметил "необычайную осторожность и скромность докладчика, но в то же время чрезвычайное практическое значение и теоретический интерес произведенных работ" (17) и предложил пригласить Лысенко на работу в ВИПБиНК.

═══════════ Ему вторил физиолог растений Максимов, сказавший, что "доложенная работа в высшей степени ценна и интересна" (18). Можно усмотреть некоторое лукавство в последовавшем за этим высказывании Максимова, когда он заявил, что для установления Трофимом Денисовичем его закономерностей решающим стало то, что он проводил опыты в Азербайджане. "Вне Ганджийской обстановки подмеченные закономерности, может быть, не могли-бы быть выявлены", √ сказал Максимов (19). Но по главному вопросу √ об отсутствии "принципиальных различий между яровыми и озимыми формами растений" √ он с Лысенко полностью согласился и даже делал вид, что в его лаборатории получены сходные результаты:

═══════ "Расхождения докладчика с точкой зрения, которой придерживаются при работах в физиологической лаборатории ВИПБиНК, √ небольшие. Принципиальной разницы между яровыми и озимыми формами растений нет, она только количественная. Она в антагонизме между вегетативными и репродуктивными органами, в тормозе, проявляющемся при развитии репродуктивных органов" (20).

═══════════ Резолюцию по докладу Лысенко предложил Виктор Евграфович Писарев (1882-1972) √ селекционер пшениц и правая рука Вавилова в институте. Он отметил большое значение для селекционеров метода холодного проращивания. Он полагал, расширяя сферу интересов Лысенко, что благодаря этому методу можно будет легче выделять расы яровых хлебов и успешнее изучать гибриды, "выделять формы, расщепляющиеся после скрещивания" (21). Вообще было очевидно, что Лысенко пробудил в уме каждого из выступавших какие-то отличные от узкого лысенковского подхода мысли. Ученые с интересом говорили каждый о своем, а попутно хвалили Лысенко, невольно направившего их мысль в новое русло.

═══════════ Писарев зачитал проект резолюции в четырех пунктах: /1/ просить Лысенко написать статью для трудов их института, /2/ привлечь Лысенко для работы в их институте, /3/ "поставить в институте ряд опытов по испытанию зимостойких хлебов с привлечением к этой работе Т. Д. Лысенко■ и /4/ ⌠подобрать сорта для этих опытов в Комитете по изучению зимостойкости культур". Участники заседания проголосовали за все четыре предложения, однако в своем заключительном слове Лысенко от всех лестных предложений отказался ввиду своей якобы исключительной занятости, отметив, что он не претендует на приоритет в открытии явления превращения озимых в яровые, но твердо оспорил осторожные высказывания Максимова практически по всем пунктам, заявив, что "если окажется, что озимые и яровые злаки не одно и то же, то он не в состоянии будет вести дальше свои физиологические работы" (22).

══════════ Выступление на Научном Совете ВИПБиНК было для Лысенко событием исключительной важности, так как открывало перед ним дорогу к признанию ведущими специалистами в данной области знаний.

═══════════ В том же 1929 году, когда еще никаких результатов яровизация не принесла, Лысенко добивается огромной чести и со стороны государственной: его приглашают выступить с докладом на заседании Коллегии Наркомата земледелия СССР √ высшего совещательного органа при наркоме, обсуждающего только животрепещущие проблемы сельского хозяйства страны. Доклад проходит успешно. Нарком Яковлев высоко оценивает вклад Лысенко в решение продовольственной проблемы, а Наркомат официально принимает решение одобрить яровизацию (23).

═══════════ Систематические усилия Вавилова по продвижению Лысенко на верхи

советской науки

═══════════ С 1930 года начинает хвалить Лысенко и сам Вавилов. Прежде всего Вавилов поддержал идею яровизации как новаторскую на заседании Наркомзема СССР и Президиума ВАСХНИЛ. Отражением высокой оценки работы Лысенко стали и строки письма Вавилова одному весьма влиятельному французскому ученому и администратору Эдмону Рабатэ √ генеральному инспектору Французского правительства по сельскому хозяйству и директору Национального агрономического института Франции. Рабатэ обратился 7 февраля 1930 г. к Вавилову с просьбой порекомендовать ему литературу по очень специальному вопросу: о развитии первого листа злакового растения (колеоптиле). Колеоптиле окружают проросток растения; образуя вокруг проростка трубку, они защищают его от повреждений и вредных влияний (24). Вавилов быстро отвечает ему письмом, датированным 10 марта того же года, и рекомендует французскому коллеге познакомиться ни с чем иным, как с работой Лысенко по действию низких температур на проростки пшеницы:

"Дорогой сударь! Я посылаю Вам со следующей почтой сборник трудов Съезда селекционеров, который проходил в Ленинграде в прошлом году. Вы найдете там работу Т. Лысенко... Примите, сударь, мои самые искренние чувства уважения к Вам. Ваш Н. Вавилов! (25)

Остается только удивляться тому, какую связь между биологией колеоптиле и холодовым проращиванием Лысенко мог усмотреть академик Вавилов.

═══════════ 20 февраля 1931 года Лысенко был приглашен еще раз выступить с докладом о своих работах на Президиуме ВАСХНИЛ (26), и руководители академии и прежде всего президент Вавилов, председательствовавший на этом заседании, безосновательно причисляют Лысенко к рангу выдающихся исследователей и объявляют, что яровизация уже "себя оправдала" (27). В решении, подписанном Президентом ВАСХНИЛ Вавиловым, говорилось:

"Президиум Всесоюзной академии с.-х. наук им. Ленина... признает эти опыты заслуживающими исключительного внимания, при чем в помощь тов. Лысенко мобилизуется целый ряд институтов (Институт растениеводства, защиты растений и др.), которым поручено предоставить в его распоряжение специалистов, мировую коллекцию сортов пшениц и т. д... Автору метода... выдано материальное вознаграждение" (28).

═══════════ Уместно вспомнить в связи с этой резолюцией, насколько Вавилов был вовлечен в мифологию своего времени, подписывая аналогичные документы. Ему не стоило труда (вернее говоря, это была его прямая обязанность) разобраться в том, что за опыты осуществил Лысенко (как было ясно и тогда, их просто не существовало!). Поэтому не было оснований говорить и писать об их исключительности. Еще более изумляют строки, что все научные силы собственного вавиловского блока институтов (ВИР и созданного Вавиловым в Ленинграде Института защиты растений) и мировая коллекция сортов пшеницы "предоставляются в РАСПОРЯЖЕНИЕ" Лысенко, у которого скорее всего и понятия не было, как ими распоряжаться.

═══════════ Подобный перекос в оценках не был бы столь пагубным, если бы восторг не выплеснулся за стены кабинета Президента ВАСХНИЛ. Однако через день в центральной газете снова под кричащими шапками был напечатан отчет о заседании и приведена эта резолюция Президиума ВАСХНИЛ.

═══════════ Летом 1931 года Вавилов как Президент ВАСХНИЛ подписал постановление Президиума этой академии с резолюцией:

═══════ "Считать необходимым для разворачивания и расширения работ тов. Лысенко по укорачиванию длины вегетационного периода злаков, хлопка, кукурузы, сои, овощных культур и пр. ассигновать из бюджета Академии 30.000 рублей" (29).

═══════════ Среди вавиловских выдвиженцев был агроном Полярной станции ВИР в Хибинах √ Иоган Гансович Эйхфельд (в будущем один из главных лысенковских клевретов и человек, внесший огромный вклад в развал вавиловского детища √ ВИР после ареста Николая Ивановича). В ноябре 1931 года Вавилов писал Эйхфельду:

═══════════════ "То, что сделал Лысенко и то, что делает, представляет совершенно исключительный интерес, и надо Полярному отделению эти работы развернуть" (30).

═══════════ Могучая поддержка Лысенко и на административном и на научном уровнях дает результат: в июне 1931 года Коллегия Наркомзема СССР выносит директиву √ засеять яровизированными семенами озимой пшеницы (заметьте, √ озимой, а не яровой) 10 тысяч гектаров пашни в РСФСР и в десять раз больше √ 100 тысяч гектаров на Украине (31). Буквально через две недели, 9 июля 1931 года, Коллегия принимает решение (32) о предоставлении лаборатории Лысенко ежегодно по 150 тысяч рублей на исследования, об издании специального журнала "Бюллетень яровизации" под редакцией Лысенко и о других поощрениях (с 1935 года года название "Бюллетень яровизации" было заменено на "Яровизация"). Забегая вперед, отметим, что на 1935 год еще более высокая инстанция √ Совет Народных Комиссаров СССР утвердил новый план: 600 тысяч гектаров (но уже посевов яровизированной яровой, а не озимой пшеницы, признав этим, что с яровизацией озимой пшеницы покончено).

═══════════ В августе 1931 года агроприем яровизации снова должен был рассматриваться на заседании Президиума ВАСХНИЛ, и, предваряя обсуждение, профессор В. Румянцев писал в газете "Социалистическое земледелие":

"Разрешение проблемы укорочения вегетационного периода, имеющей огромное практическое значение... уже в значительной степени продвинуто вперед благодаря весьма ценным научным и практическим работам тов. Лысенко по яровизации" (33).

Автор будто подсказывал Лысенко, в каком направлении развивать дела с яровизацией, ставя перед ним задачу "углублять опыты по яровизации... воздействовать на все сельскохозяйственные культуры" (/34/, выделено мной √ В. С.).

═══════════ Этот призыв, который, конечно, раздавался со многих сторон, был услышан и подхвачен Лысенко. Уже в 1932 году он стал настаивать, чтобы яровизировали не только пшеницу, но и другие культуры, с которыми пока еще не успели провести никакого исследования √ картофель, кукурузу, просо, траву суданку, сорго, сою, в 1933 году √ хлопчатник, а затем и плодовые деревья и даже виноград (о чем он поведал в 1934 году на конференции опытников-плодоводов в городе Мичуринске /35/)3. Жонглирование предложениями становится самой характерной чертой лысенковской тактики.═══════

═══════════ От речи к речи Лысенко смелел и в представлении цифровых данных, быстро сообразив, что проверять его никто не собирается, а от завышения собственных успехов его акции растут. Эту "вексельную" систему он прочно усвоил уже в начале карьеры, уловив цепким умом истину, недоступную совестливым коллегам по науке: на верхах устали от просьб и сетований ученых, обещающих лишь крупицы из того, что властям хотелось бы получить немедленно.

═══════════ Эта нехитрая мысль требовала, правда, смелости. Боязнь оказаться банкротом сковывала даже тех ученых, кто готовы были выдать завышенные обязательства, ибо они понимали, как легко оказаться у разбитого корыта. Но этого знать не хотели и учитывать не собирались авантюристы, лихачи, изобретатели вечных двигателей или сверхмощных ветряных мельниц, которые всегда выплывали наверх во времена крупных общественных потрясений.

═══════════ Однако было и коренное отличие Лысенко от этих авантюристов-однодневок. Он уже тогда понял, что его векселя не только не предъявят к оплате, но и предъявив, дела не выиграют. Он придумал новый метод ╚делания науки╩ √ так называемый анкетный метод. Суть его состояла в следующем: помощники Лысенко рассылали по колхозам анкеты и просили счетоводов и руководителей колхозов указать, какие площади заняты посевами яровизированными семенами, как развивались посевы обычными и яровизированными семенами и тому подобное. Анкеты не были документами строгой отчетности, почему и заполняли их произвольно, ╚ненарочно╩ приукрашивая действительность. Сотрудники Лысенко занимались тем, что представляли в государственные органы победные реляции о достигнутых небывалых успехах, хотя статистические данные показывали, что дела с урожаями шли в стране хуже и хуже.

═══════════ Типичная для советских условий бумажная кампания вокруг яровизации, в которой все стороны √ и те, кто заполнял липовые бумажки на местах, и те, кто собирал "липу" в Одесском институте, и те, кто получал на верхах лысенковские отчеты о колоссальном разрастании "дела яровизации" √ всё понимали, но испытывали радость от выводимых на бумаге цифр, была схожа с другими подобными кампаниями, прокатывавшимися по стране. Здесь важно еще раз подчеркнуть, что яровизация провалилась не потому, что с годами специалисты поняли ее практический вред. Она провалилась, не начинаясь, что позже Лысенко был сам вынужден признать (36).

═══════════ Вавилов, который по должности обязан был знать реальное положение дел в колхозах и совхозах, решительно поддерживал яровизацию и считал, что она ╚победно шествует по стране╩. Весной 1932 года, когда формировали состав советской делегации для поездки в США на VI Международный генетический конгресс, Вавилов, исполняя поручение Наркома земледелия СССР Яковлева, и как глава подготовительного комитета посчитал, что в группу генетиков, едущих на конгресс (не опытников, или агрономов, или физиологов растений, а в число ГЕНЕТИКОВ) должен быть включен не имеющий к этой науке никакого отношения Лысенко. Он послал 29 марта 1932 года Лысенко личное письмо с приглашением отправиться в США, сообщая, что на конгрессе "будет для генетика много интересного" (37) и также будет важно

⌠...чтобы Вы нам сделали доклад о Ваших работах и к выставке подготовили бы демонстрацию работ.

═══════ Последнее совершенно обязательно, но только в компактном виде, удобнопересылаемом. Скажем, на 2 √ 3 таблицах полуватманских листов, фотографии; может быть несколько гербарных экземпляров■ (38).

═══════════ Одновременно, в тот же день 29 марта 1932 года Вавилов отправил письмо Степаненко √ сотруднику лысенковской лаборатории, который вскоре стал директором всего Украинского института генетики и селекции после ареста создателя института А. А. Сапегина:

═══════════════ ⌠Нарком земледелия Союза тов. ЯКОВЛЕВ поручил Президиуму Академии С. Х. наук им. Ленина взять под особое наблюдение работы по яровизации в нынешнем году для оказания максимального содействия в проведении этих опытов...

═══════════════ Прежде всего сообщите выздоровел ли тов. ЛЫСЕНКО? Как проводятся массовые опыты по яровизации; как проводится исследовательская работа; какие нужны экстренные меры, чтобы провести работы?

═══════════════ Прошу телеграфировать или непосредственно мне или в особо трудных случаях тов. ЯКОВЛЕВУ о том, что необходимо сделать.

═══════════════ ...Если Вы заняты, то прошу поручить кому-либо из ответственных работников, ведающих яровизацией сноситься непосредственно со мною■ (39).

═══════════ Еще до отъезда на конгресс в США, Николай Иванович, как он обещал в письмах Лысенко и Степаненко (40), съездил в мае 1932 года в Одессу, заразился окончательно идеей яровизации и писал оттуда своему заместителю в ВИР'е √ Н. В. Ковалеву:

"Работа Лысенко замечательна. И заставляет многое ставить по-новому. Мировые коллекции надо проработать через яровизацию..." (41).

═══════════ Таким образом, Вавилов очередной раз показывал, что работу Лысенко он ставит столь высоко, что готов свое детище √ мировую коллекцию сортов √ пропустить через ⌠сито■ яровизации. Лысенко на Конгресс не поехал, но и в его отсутствие, выступая на Конгрессе с пленарной речью, Вавилов высказался о работах Лысенко следующим образом:

═══════ "Замечательное открытие, недавно сделанное Т. Д. Лысенко в Одессе, открывает новые громадные возможности для селекционеров и генетиков... Это открытие позволяет нам использовать в нашем климате тропические и субтропические разновидности" (42).

Из Америки Вавилов еще раз пишет Н. В. Ковалеву о волнующей проблеме:

═══════════════ "Сам думаю подучиться яровизации" (43).

═══════════ По завершении Конгресса Вавилов выступил с несколькими лекциями в США и в Париже (44), где характеризовал работу Лысенко как выдающуюся, пионерскую, имеющую огромное значение для практики:

"... сущность этих методов, которые специфичны для различных растений и различных групповых вариантов, состоит в воздействии на семена отдельных комбинаций темноты, температуры, влажности4 . Это открытие дает нам возможность использовать в нашем климате для выращивания и для работы по генетике тропические и субтропические растения... Это создает возможность расширить масштабы выращивания сельскохозяйственных культур до небывалого размаха..." (45).

═══════════ Возвратясь из зарубежной поездки, Вавилов публикует 29 марта 1933 года в газете "Известия" пространный отчет о ней, где пишет:

"Принципиально новых открытий... чего-либо равноценного работе Лысенко, мы ни в Канаде, ни САСШ (Северо-Американских Соединенных Штатах √ В. С.) не видели" (46).

═══════════ Разбирая важнейшую для себя проблему новых культур, Вавилов в 1932 году пишет в книге того же названия:

⌠Физиологические опыты Алларда, Гарнера, Н. А. Максимова, Т. Д. Лысенко и других исследователей, а также проведенные нами географические опыты показали большое значение в вегетации различий районов по длине ночи (фотопериодизму)■ (47),

хотя ни в одной из опубликованных работ Лысенко даже упоминаний о подобных опытах нет и, следовательно, Вавилов просто приписал Лысенко научные достижения, о которых тот и слыхом не слыхал.

══════════ В следующий раз Вавилов похвалил работы Лысенко в начале декабря 1933 года на Коллегии Наркомзема СССР. Корреспондент газеты "Социалистическое земледелие" А. Савченко-Бельский подробно описал это заседание:

═══════ "Третьего дня в НКЗ СССР тов. Лысенко сделал доклад о яровизации.

На столе длинный ряд снопиков пшеницы. Снопы лежат попарно. В одном √ высокие стебли, тяжелый колос, полновесное зерно. В соседнем чахлые растения, полупустые колоски, щуплые зернышки.

═══════ ...В тех снопиках, где колос тучен, растения яровизированы...

Снопики... тов. Лысенко ярче диаграмм, убедительнее цифр доказывали, каким мощным оружием в борьбе с засухой и суховеем является яровизация" (48).

═══════════ Конечно, выставленные снопики могли поразить воображение корреспондента. Но у любого здравомыслящего человека не мог не возникнуть вопрос, насколько же повышает урожай яровизация, если столь зримы отличия колосьев на вид. И если вспомнить, что, начиная с 1935 года, Лысенко постоянно писал, что яровизация увеличивала урожай в лучшем случае на 10-15%, то становится очевидным, что заметить на глаз столь незначительные отличия в массе колосьев было никак нельзя. Значит, нужно допустить, что Лысенко нарочито преувеличивал пользу яровизации и, помалкивая о гибели многих растений на участках, засеянных яровизированными семенами, отбирал для демонстрации своих достижений лучшие по виду колосья на опытном поле и худшие на контрольном и формировал из них снопики для заседания коллегии. Как мог грамотный растениевод и агроном Вавилов (каковым он был в соответствии с полученным образованием √ он закончил Московский сельскохозяйственный институт) не замечать это несоответствие, понять трудно.

═══════════ Однако Лысенко до 1935 года преувеличивал пользу от яровизации, произнося слова о двукратном увеличении урожаев, которые позже напрочь забыл и никогда уже не употреблял:

═══════════════ "У меня есть цифры по Северному Кавказу. В отдельных колхозах яровизация... дала примерно 6-8 ц дополнительного зерна с га... Я считаю, что мы можем получить... УДВОЕНИЕ урожая в отдельных случаях... И если до сих пор это еще не сделано, то в значительной мере здесь вина земельных органов" (/49/, выделено мной √ В. С.).

═══════════ На подобные непроверенные и неподтвержденные авансы, так же как на ссылки о вольных или невольных вредителях в земельных органах, могли клюнуть люди, плохо разбирающиеся и в растениеводстве, и в науке вообще. Тем не менее, присутствовавший на заседании Вавилов ни в чем не усомнился и, даже более того, указал на новую область, где якобы с успехом можно было применить лысенковскую яровизацию, а именно на ускорение работы по выведению сортов, то есть направление, в котором сам Вавилов постоянно обещал властям срочно добиться решающих успехов. Вавилов говорил:

═══════ "До сих пор селекционеры работали на случайных сочетаниях. Сейчас работы тов. Лысенко открывают совершенно новые, невиданные возможности для селекции, потому что мы можем и должны вести работу с такой целеустремленностью, какая раньше не мыслима была в селекционной работе.

═══════ В свете работ тов. Лысенко нужно круто повернуть, перестроить селекционную работу" (50).

═══════════ 20 декабря 1933 года газета "Соцземледелие" еще раз использовала авторитет Вавилова для поддержки мифа о том, что яровизация способна удваивать урожай. Если на Коллегии Наркомзема речь шла о пшенице, то теперь выяснялось, что того же результата можно достичь и для хлопчатника. Из заметки в газете следовало, что Лысенко удалось привлечь Вавилова для поездки летом 1933 года на Северный Кавказ в район Прикумска, где они вдвоем осмотрели посевы хлопчатника, выполненные промороженными (яровизированными) семенами (51), и оказалось, что будто яровизация дала удвоение (!) сбора хлопка, и потому сразу же за упоминанием фамилий Вавилова и Лысенко шел текст, набранный жирным шрифтом:

═══════ "Двести процентов повышения урожая самого ценного доморозного хлопка-сырца и 36 процентов повышения общего урожая обязывают к скорейшему продвижению яровизации на хлопковые поля колхозов и совхозов" (52).

═══════════ Этот "успех" с хлопчатником был очень важен. Задание расширить посевные площади под этой культурой, чтобы дать стране дешевый и надежный путь выхода из иностранной зависимости в ценном сырье, поступило лично от Сталина. Поэтому за решением проблемы хлопчатника и земельные и партийные органы следили особенно пристально. Конечно, такая крупная удача, да еще приправленная ссылкой на самого известного в стране эксперта в вопросах растениеводства √ академика Вавилова, не могла пройти мимо взора руководства страны.

═══════════ О правомерности тезиса о том, что именно Вавилов методично выводил Лысенко в лидеры советской науки, говорят и другие обнаруженные в архивах факты. Актом особого расположения Вавилова к агроному Лысенко стали повторявшиеся несколько раз попытки выдвинуть последнего в академики. Поповский отмечал, что по его сведениям именно Вавилов в 1932 году подписал письмо Президенту Всеукраинской Академии наук А. А. Богомольцу, в котором сообщил о своей поддержке в выдвижении Лысенко в академики (53). Однако это инициативное предложение не сработало. Коллеги в том году возразили.

Непредвиденная трудность в использовании мировой

коллекции семян, собранной Вавиловым

═══════════ Разумеется, эта нескрываемая симпатия Вавилова к агроному Лысенко и необычайно сильное тяготение Вавилова к яровизации не могли возникнуть без причины. Вавилов явно видел в яровизации прием, очень ему самому нужный, и надо постараться понять причины этого тяготения. Как мне представляется, причина интереса Вавилова к яровизации и ее автору не может быть объяснена только благоволением властей той поры к выдвиженцам из рабочих и колхозников. Она может корениться в гораздо более важных для Вавилова соображениях. Я полагаю, что лысенковские фантазии воспламенили Вавилова именно потому, что в них он увидел выход из тяжелого положения, в котором очутился сам.

═════ При оценке деятельности Вавилова не следует забывать то важное обстоятельство, что, поставив себя на службу новой власти, он, в соответствии с требованиями этой власти, направил основные усилия на всемерное развитие прикладных направлений, развитие науки, обращенной "лицом к практике".

═════ В гимне коммунистов ╚Интернационал╩ был многократно повторен один и тот же лозунг относительно разрушения старого общества и создания на его обломках более совершенного. "Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног", √ выводили коммунисты, веря в то, что им будет несложно построить "наш, новый мир!". Вавилов также включился в этот мифический процесс, найдя свое место среди строителей новых устоев, заявив, что он и его сотрудники коренным образом изменят ассортимент выращиваемых в сельском хозяйстве культур, что разыщут на земном шаре массу новых видов полезных растений и введут их в практику. Экспедиции вавиловского института обследовали все уголки земного шара и собрали огромную коллекцию семян. Теперь, обещал Вавилов, основываясь на этой уникальной коллекции, специалисты начнут скрещивать лучшие формы. Он нередко употреблял метафоры вроде того, что "Мы будем проводить опыты на глобусе √ земном шаре".

═════ Введением в название института девиза о новых культурах Вавилов привлек к себе внимание властителей, и несомненно слава крупного ученого помогла ему завоевывать доверие верхов, а умело разрекламированные обещания практической полезности его науки обеспечили такую финансовую подпитку его детища, какой не имело ни одно другое научное учреждение страны в те годы. Достаточно сказать, что в его институте уже в начале 30-х годов работала почти тысяча научных сотрудников, а через пять лет она возросла до тысячи семисот! Эта цифра была по тем временам невообразимо большой. Для сравнения √ в ведущем в стране биологическом научном учреждении √ Институте экспериментальной биологии Н. К. Кольцова штатных сотрудников было около десяти, в главном физическом институте страны √ Физико-техническом в Ленинграде, руководимом академиком А. Ф. Иоффе, √ институте, где работали будущие Нобелевские лауреаты Л. Д. Ландау, П. Л. Капица, Н. Н. Семенов и И. Е. Тамм (последний числился сотрудником института в 1942-1946 годах), было сто штатных научных сотрудников. Но как много из этой сотни оказалось по-настоящему великих физиков!5.

═══════════ В соответствии с заказом властей, Вавилов с первых дней создания института, помимо (и даже можно сказать √ взамен) серьезной научной задачи, связанной с изучением эволюции культурных растений, стал требовать, чтобы сотрудники были максимально настроены на практические задачи. Отнюдь не чистая наука должна была превалировать в деятельности сотрудников. Этим обстановка в новом институте коренным образом отличалась от той, что была заведена годами в Бюро по прикладной ботанике, из которого вырос Институт прикладной ботаники и новых культур.

═══════════ Но, чтобы приблизиться к решению объявленной им задачи, под которую советское государство выделяло ему огромные средства, Вавилов пытался собрать со всего мира коллекции дикорастущих и культурных растений, размножить их в условиях СССР и быстро получить огромное число новых сельскохозяйственных культур (отсюда вытекало название созданного им института). В изучение собранной под его руководством мировой растительной коллекции были втянуты тысячи людей, высевавших семена, следивших за развитием посевов.

═══════════ Сам Вавилов верил в посильность решения задачи поиска в природе новых культур и постоянно писал об этом сотрудникам, увлеченно говорил об этом в многочисленных выступлениях и письмах (54). В 1932 году он напечатал небольшую книжку, названную ╚Проблема новых культур╩, в которой перечислил 136 видов растений, которые считал перспективными для внедрения в качестве новых сельскохозяйственных культур (55). В списке было небольшое число растений лишь условно новых для СССР. Они были давно окультурены и в ограниченных масштабах возделывались в странах с более мягким климатом. Вавилов призывал расширить площади под ними в СССР (так, он считал нужным расширить площади под кукурузой, сорго, соей, земляной грушей, бататом, клещевиной, арахисом). Остальные растения представлялись Вавилову потенциально полезными, и он перечислял их: тепари, ворсовальная шишка, американский пырей, судза, ажгон, бадан, скумпия и много им подобных. Сегодня, спустя три четверти века, приходится констатировать, что воплотить в практике свои надежды Вавилов не смог: за пятнадцать лет работы эти культуры не вошли в арсенал растениеводства и не революционизировали сельское хозяйство, как не стали они окультуренными и до наших дней.

═══════════ Одна из принципиальных трудностей вавиловского проекта скоро выявилась и принесла горькие минуты его автору. Растения дальних стран, приспособленные к климатическим условиям, отличным от российских, √ к иной продолжительности дня, к иным сезонным колебаниям погоды, √ либо неравномерно прорастали, цвели и плодоносили, либо вообще теряли всхожесть. Но раз нельзя было добиться их прорастания, развития, не говоря уж о синхронизации в цветении форм, которые предстояло скрестить друг с другом, то надежды на то, что иноземные формы помогут резко ускорить темпы выведения новых культур и новых сортов, улетучились.

═══════════ И вдруг Вавилова осенила простенькая мысль: открытие яровизации может облегчить выход из положения. Если даже озимые сорта, будучи подвергнуты температурной предобработке, так ускоряют развитие, что колосятся много раньше √ в совершенно для них несвойственные сроки, то уж, конечно, более легкую задачу √ заставить с помощью яровизации всякие заморские растения прорастать в непривычных им условиях и может быть добиться решения еще более сложной задачи √ побудить их цвести одновременно √ можно будет разрешить. Если все сорта из собранной ВИР'ом мировой коллекции, до сих пор имевшие разновременные сроки развития, удастся синхронизировать, и все они начнут прорастать, а затем и цвести в одно время с местными сортами, то удастся обойти главную трудность: можно будет свободно переопылять цветки любых сортов и получить, наконец-то, гибридное потомство, а затем из этого моря гибридов отобрать лучшие перспективные формы... Тогда скачок отечественной селекции будет гигантским, разнообразие первичного материала необозримым, успехи неоспоримыми. Быстро сообразивший это Вавилов стал активно помогать Лысенко, который, еще не понял возможности, увидевшиеся Вавилову.

═══════════ Для начала Вавилов дал указание яровизировать пшеницы ВИР'овского запаса и высеять их под Ленинградом и в Одессе, где теперь трудился переехавший из Ганджи Лысенко. При этом небольшая часть растений тех сортов, которые под Одессой не колосятся, якобы дали зрелые семена. Лысенко тут же раздул этот результат и представил его как доказательство, что теперь все сорта можно будет высевать в необычных для них зонах (56). Категоричный вывод очень понравился Вавилову, и, поверив на слово, он много раз выступал по этому поводу, захваливая метод яровизации. Конечно, ни к каким реальным практическим выгодам данный способ не привел и успехам селекции не способствовал. Вавилов авансом выдал восторженную оценку, повторенную позже и некоторыми его учениками (см. напр. /57/). Но, несмотря на наивность его надежды, они были искренними, о чем говорят строки из его записных книжек за 1934 год. Они пестрят заметками о яровизации, он пишет, что сам "хочет подучиться яровизации" (/58/, см. также книгу Поповского /59/).

══════════ Понять радость Вавилова можно. Будучи лично оторванным от экспериментов, погруженный в массу организационных дел и веривший словам других так же, как он верил самому себе, Николай Иванович застрял в паутине лысенковских измышлений и обещаний. Ему не хватило научного багажа, чтобы понять, как несовершенна сама лысенковская гипотеза, как далек до завершения процесс её экспериментальной проверки. По-видимому сыграло роль и то обстоятельство, что к Лысенко благоприятно отнесся Максимов √ ведущий сотрудник ВИР'а, близкий к Вавилову человек.

═══════════ Именно надеждами на использование яровизации для включения в селекционную работу видов из мировой коллекции культурных растений объясняется то, что вслед за применением приема обработки холодом проростков всех образцов пшениц из его мировой коллекции Вавилов предложил срочно яровизировать растения множества других видов.

Вавилов усиливает попытки продвинуть Лысенко

в Ленинские лауреаты и академики

═══════════ Параллельно с этим Вавилов продолжал продвигать Лысенко в число титулованных ученых. Изучая его выступления и публикации, мне удалось проследить по годам, как методично он это делал. Вот краткий хронологический обзор этого изучения наследия Вавилова.

═══════════ В 1933 году, обращаясь в Комиссию содействия ученым при Совнаркоме СССР, которая рассматривала кандидатуры для присуждения премии имени В. И. Ленина √ высшей в СССР премии за достижения в области науки и техники6, Вавилов писал (16 марта 1933 года):

═══════════════ "Настоящим представляю в качестве кандидата на премию в 1933 году агронома Т. Д. Лысенко.

═══════════════ Его работа по так наз[ываемой] яровизации растений несомненно является за последнее десятилетие крупнейшим достижением в области физиологии растений и связанных с ней дисциплин. Впервые с исключительной глубиной и широтой т. ЛЫСЕНКО удалось найти пути овладения управлением растением, найти пути сдвигов фаз растений, превращения озимых растений в яровые, позднеспелых в раннеспелые. Его работа является открытием первостепенной важности, ибо открывает новую область, притом вполне доступную исследованию. Несомненно за работой ЛЫСЕНКО последует развитие целого раздела физиологии растений; его открытие дает возможность широкого использования мировых ассортиментов растений для гибридизации, для продвижения их в более северные районы.

═══════════════ И теоретически и практически открытие Лысенко уже в настоящей фазе предоставляет исключительный интерес, и мы бы считали т. Лысенко одним из первых кандидатов на получение премии в 1933 году.

═══════════════ Если бы понадобились более подробные данные, то они могут быть предоставлены мною.

═══════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════════ Академик Н. И. Вавилов" (60).

═══════════ Эта выдержка еще раз показывает, что главное достоинство работы Лысенко Вавилов видит в том, что яровизация позволяет преодолеть нескрещиваемость растений, созревающих разновременно, что благодаря синхронизации цветения растений можно добиться их гибридизации.

═══════════ Ленинскую премию Лысенко всё же не получил. Члены Комитета (М. Н. Покровский, Н. И. Бухарин, А. М. Деборин, Г. М. Кржижановский, О. Ю. Шмидт, И. Д. Папанин, В. Н. Ипатьев и др. /61/) разумно от такого решения воздержались. Но это не повлияло на решимость Вавилова продвинуть Лысенко в число наиболее титулованных ученых страны. 8 февраля 1934 года он посылает письмо в Биологическую Ассоциацию Академии Наук СССР, которым представляет Лысенко в члены-корреспонденты АН СССР, аргументируя свой шаг следующим образом:

═══════ "Исследование Т. Д. Лысенко в области яровизации представляет собой одно из крупнейших открытий в мировом растениеводстве. При помощи этого метода мы можем превращать озимые формы в яровые, поздние в ранние... Хотя природа яровизации еще и подлежит дальнейшему изучению и, вероятно, еще вскроет много нового, но принципиально этот метод уже в настоящее является разработанным настолько, что в текущем году на миллионе гектаров проводится практически яровизация хлебных злаков и хлопчатника.

═══════ Огромное значение яровизации уже теперь проявляется в селекции, позволяя селекционеру использовать весь мировой ассортимент, который до сих пор не мог быть выращиваем в наших условиях

═══════ Больше того, многие из южных сортов, повидимому, могут быть непосредственно, даже без селекции, при помощи яровизации использованы в культуре.

═══════ Учение о стадиях у растений, разрабатываемое т. ЛЫСЕНКО, меняет коренным образом наше представление о вегетационном периоде.

═══════ В применении к картофелю метод яровизации дал возможность найти пути практического решения для культуры этого растения на юге, где она представляла до сих пор значительные трудности. ...

═══════ Тов. Лысенко в течение 10 лет упорно работает в одном и том же направлении. ═══════════════ Хотя им опубликовано сравнительно еще мало работ, но последние его работы по значению представляют настолько крупный вклад в мировую науку, что позволяет нам всемерно выдвинуть его кандидатуру в Члены-корреспонденты Академии наук СССР

═══════════════ Академик Н. Вавилов" (62) (слово ╚всемерно╩ зачеркнуто в оригинале √ В. С.).

═══════════ Не лишне обратить внимание на то, что в этом документе Вавилов положительно оценил метод летних посадок картофеля, который Лысенко пытался представить властям как очередную панацею (идея эта позже полностью провалилась). Однако избрание снова не состоялось: коллеги не послушали Вавилова.

═══════════ Как бы ни был Вавилов ослеплен энергией, проявляемой Лысенко, он не мог не понимать, что не прошедший через публикации, то есть через контроль научных рецензентов, через проверку в других лабораториях материал не подлежит оценке вообще. Не подтвержденные в независимо проведенных экспериментах идеи Лысенко оставались вещью в себе. Нарушать этику науки всегда опасно, и история науки хранит много примеров на этот счет. Какой бы ни был поднят шум вокруг имени новатора, критерии научного творчества должны были оставаться незыблемыми и для Лысенко и, если уж говорить откровенно, для любого его покровителя, как бы высоко он не находился в данный момент в системе научной иерархии. Основываясь на документальных свидетельствах тех лет, я показал, что никакого посева на миллионе гектаров яровизированных семян никогда, ни в один год не было (7). Создав свой особый √ анкетный метод сбора данных о результатах яровизации, Лысенко открыл возможности для безудержной фальсификации отчетности малограмотными счетоводами колхозов, в то же время отлично понимавшими, в какую сторону лучше приврать. Как мог Вавилов √ лучше чем кто-либо в СССР информированный о состоянии дел с растениеводством √ не знать истинного положения дел, остается совершенно непонятным! Столь же наивной выглядела в отзыве Вавилова фраза об уже достигнутых практических успехах в выращивании картофеля по методу летних посадок: никаких успехов не было даже на бумаге (63), и Вавилов обязан был это знать.

═══════════ В то самое время, когда он расточал комплименты в адрес выдвиженца "из народа", сам выдвиженец даже не скрывал своего полупрезрительного отношения к серьезной науке. Например, в том же месяце, когда Вавилов выставлял кандидатуру Лысенко в члены-корреспонденты АН СССР (февраль 1934 года) Лысенко заявил на заседании в ВАСХНИЛ в присутствии Вавилова:

"Лучше знать меньше, но знать именно то, что необходимо практике, как на сегодняшний день, так и на ближайшее будущее" (64).

═══════════ Бахвальство недостатком знаний √ такое поведение не могло не настораживать ученых, и мы видим, что раз за разом они выказывают Лысенко свое отношение: проваливают его и в члены-корреспонденты, и в академики, и в лауреаты. И лишь Вавилов ничего не видит и не слышит. Несерьезная бравада пролетает мимо его ушей, ошибки в методике остаются незамеченными, нечисто поставленные опыты не задерживают на себе внимание. В 1934 году на Конференции по планированию генетико-селекционных работ он сказал:

═══════ "Может быть ни в каком разделе физиологии растений не происходит таких серьезных сдвигов, как в этой области (т. е. в вегетационном периоде). Мы считаем в этом отношении работу Т. Д. Л ы с е н к о выдающейся" (65).

═══════ "Сравнительно простая методика яровизации, возможность широкого применения ее, открывает широкие горизонты. Исследование мирового ассортимента пшениц и других культур под действием яровизации вскрыло факты исключительного значения. Мировой ассортимент пшеницы под влиянием простой процедуры яровизации оказался совершенно видоизмененным" (66).

═══════════ Более всего в этом пассаже поражает ложный пафос: никакого СОВЕРШЕННОГО видоизменения мирового ассортимента на деле еще не произошло. Было другое √ обычное преувеличение и искажение результатов агрономом Лысенко. Однако этого Вавилов замечать не хотел. В мае 1934 года он, "докладывая... в Совнаркоме о достижениях ВАСХНИЛ как Президент ВАСХНИЛ, снова подчеркнул заслуги Лысенко" (67).

═══════════════ 23 мая 1934 года Вавилов как член Всеукраинской Академии Наук (ВУАК) направил ее президенту А. А. Богомольцу письмо с выдвижением в академики ⌠по биологическим или по техническим наукам■ Лысенко.

═══════ ⌠Работы Трофима Денисьевича за последнее время являются безусловно исключительно выдающимися как в области агрономии, так и в области биологии. Они затрагивают широкий круг явлений как физиологии растений и селекции, так и всего растениеводства. Совершенно бесспорно можно утверждать в настоящее время, что это открытие является исключительно плодотворным, вносящим новый принцип в управление растением.

═══════ Как показывают работы Л. С. БЕРГА, метод яровизации может быть, повидимому, использован и применительно к зоологии /установление озимых, яровых рас рыб/.

═══════ Открытие Трофима Денисьевича настолько общеизвестно, что его не приходится излагать: оно уже имеет в настоящее время многостороннее значение:

═══════ 1) Прежде всего оно дает возможность ускорять рост наших обычных сортов и практически уже применяется в нынешнем году на площади в миллион га.

═══════ 2) Оно открывает исключительные возможности по овладению мировыми сортовыми растительными ресурсами, позволяя ныне селекционеру использовать огромный растительный материал, который был ранее практически почти недоступен. Уже в настоящее время, пользуясь методом яровизации, мы можем под Ленинградом выращивать средиземноморские формы пшениц и ячменей.

═══════ 1)7 Для гибридизации метод ЛЫСЕНКО открывает исключительные возможности, Возможно, что при дальнейшем углублении разработки метода яровизации он окажется применим и к древесным растениям и к многолетним травянистым растениям. Он затрагивает область биохимических изменений.

═══════ Можно сказать определенно, что в области биологии растений √ а косвенным образом и в селекции √ открытие Т. Д. Лысенко является крупнейшим событием в мировой науке...

═══════════════ ЧЛЕН ВСЕУКРАИНСКОЙ

═══════════════ АКАДЕМИИ НАУК════════════════════════════════════════════════════════════════════════ /Н. Вавилов/■ (69).

═══════════ На этот раз ученые вняли голосу тех, кто продвигал Лысенко в академики. 27 мая 1934 года (почему-то на следующий день после проведенного для всех кандидатов тура голосования) он оказывается избранным сразу в академики Всеукраинской Академии наук (а не в члены-корреспонденты для начала, как это обычно бывает)!

═══════════ 27 октября 1934 года на заседании дирекции ВИР, проходившем под председательством Вавилова, был рассмотрен важный вопрос об издании в стране нового журнала по селекции, который должен был быть ⌠не исключительно Института Растениеводства, а системы селекционных учреждений Союза■ (70). В своем вступительном слове Вавилов сообщил ⌠о необходимости создания центрального журнала по селекции, по типу немецкого журнала ╚Der ZБchter╩... в Редакционную Коллегию необходимо привлечь крупных селекционеров Союза... Организацию всего дела можно поручить Ин-ту Растениеводства■ (71). В принятом постановлении было решено срочно приступить к изданию журнала, и ⌠Наметить в Редакционную Коллегию журнала следующих лиц: Г. К. Мейстера, П. И. Лисицына, П. Н. Константинова, Т. Д. Лысенко, А. А. Сапегина. Н. И. Вавилова, Г. Д. Карпеченко, К. И. Пангало, В. Е. Писарева■ (72). Каждый из предложенных членов редколлегии действительно относился к видным специалистам по селекции, кроме Лысенко.

═══════════ Крупным вкладом в мировую науку стало издание в 1935 году под руководством Вавилова капитального трехтомного труда ╚Теоретические основы селекции растений╩, в котором ведущие ученые страны и он сам представили обзоры состояния науки в селекции, семеноводстве, генетике, цитологии, иммунологии и других. К написанию статей в сборник все авторы подходили серьезно, был дан взвешенный анализ мировых достижений науки. Ко времени окончания работы над трехтомником Лысенко уже должен был раскрыться в глазах Вавилова не только как далекий от науки человек, но и как обманщик, и просто как человек очень некультурный. Ведь уже было ясно, что яровизация провалилась и что большинство других предложений Лысенко оказались пустышками. Во время июньской 1935-го года выездной сессии ВАСХНИЛ в Одессе Лысенко бахвалился своими мнимыми заслугами и буквально шпынял академиков за их позицию по отношению к нему. Любому грамотному человеку становилось понятно, что за личность представлял собой этот "народный выдвиженец". Тем не менее в предисловии к капитальному труду, написанном самим Вавиловым, говорилось, что авторами

"... особое внимание уделено методологии селекции на иммунитет к заболеваниям, на физиологические свойства засухоустойчивости и зимостойкости, на химический состав и проблеме вегетационного периода, получившей новое освещение в последние годы в результате работ акад. Т. Д. Лысенко" (73).

═══════════ В вводной статье к первому тому, также принадлежащей перу Вавилова, утверждалось, что яровизация сыграет огромную роль в селекции (74). А в следующей статье "Ботанико-географические основы селекции", также написанной им, был специальный раздел "Метод яровизации и его значение в использовании мировых растительных ресурсов", и в нем раскрывалось совершенно ясно значение, которое Вавилов уделял возможности с помощью Лысенко включить в селекционную работу коллекцию семян ВИР:

═══════ "Учение Лысенко о стадийности открывает исключительные возможности в смысле использования мирового ассортимента" (75).

═══════ "Метод яровизации, установленный Т. Д. Л ы с е н к о, открыл широкие возможности в использовании мирового ассортимента травянистых культур. Все наши старые и новые сорта, так же, как и весь мировой ассортимент, отныне должны быть исследованы на яровизацию, ибо... яровизация может дать поразительные результаты, буквально переделывая сорта, превращая их из непригодных для данного района в обычных условиях в продуктивные высококачественные формы...".

═══════ "Мы несомненно находимся накануне ревизии всего мирового ассортимента культурных растений... Метод яровизации является могучим средством для селекции".

═══════ "Для подбора пар при гибридизации учение Лысенко о стадийности [выделено мной √ В. С.] открывает также исключительные возможности в смысле использования мирового ассортимента" (76).

═══════════ Кроме того, в этом томе была специальная статья "Значение яровизации для фитоселекции", написанная Сапегиным (77), из которой, правда, вытекало, что вклад Лысенко в изучение этого явления скромен. О Лысенко говорили и авторы других статей (78). В одной из них, написанной А. И. Басовой, Ф. Х. Бахтеевым, И. А. Костюченко и Е. Ф. Пальмовой, не только приводились слова Н. И. Вавилова, но и давалась собственная оценка:

═══════ "Лишь Т. Д. Лысенко в своей теории стадийного развития растений (яровизация) по сути дела дал наиболее правильное направление к разрешению проблемы вегетационного периода" (79).

Имя Лысенко было упомянуто только в первом томе 29 раз (!); с ним конкурировали лишь Дарвин (27 цитирований) и сам Вавилов (55 упоминаний).

═══════════ В том году Николай Иванович еще много раз возвеличивал Лысенко. Совершенно поразительно звучат слова из выступления Вавилова на заседании Президиума ВАСХНИЛ 17 июня 1935 года:

"ЛЫСЕНКО ОСТОРОЖНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, ТАЛАНТЛИВЕЙШИЙ, ЕГО ЭКСПЕРИМЕНТЫ БЕЗУКОРИЗНЕННЫ" (80).

═══════════ Кое-кто считает, что подобные высказывания были продиктованы желанием соответствовать принятому руководством страны курсу на поддержку ╚новаторов╩, но другие печатные и устные высказывания Вавилова в 1935 году показывают, что он и впрямь видел в яровизации серьезный научный прорыв. Так, сразу в двух номерах ╚Правды╩ за 28 и 29 октября 1935 года была опубликована большая статья Вавилова "Пшеница в СССР и за границей" (81), в которой были приведены статистические данные, ссылки на американские, английские и немецкие работы. Ученый давал прогноз того, как должна строится культура главного хлебного злака в СССР. В этой солидной по размеру статье восхваления Лысенко были продолжены:

══ "Учение о стадийности открыло новые возможности по правильному подбору наиболее интересных пар для получения в короткий срок необходимых нам сочетаний свойств. Одной из заслуг этого учения является доказательство, что в селекции путем гибридизации можно итти не только путем подбора лучших родительских форм для данных условий, а также путем выбора для скрещивания самих по себе малоценных растений в этих условиях, но дающих ценнейшее потомство. Это дает возможность использования мировых ресурсов пшеницы" (82).

═══════════ Через месяц, выступая 27 октября 1935 года с докладом ╚Пшеница советской страны╩ на сессии ВАСХНИЛ (83), Вавилов повторил еще раз полюбившееся им утверждение о помощи "теории стадийного развития" в использовании мировой коллекции растений:

"Учение о стадийности открыло новые возможности по правильному подбору наиболее интересных пар... Это открывает возможность широкого использования мировых сортовых ресурсов пшеницы" (84).

═══════════ Перед наступлением нового, 1936-го года, Сталин распорядился провести в Кремле ╚совещание╩ руководителей партии и правительства с передовыми колхозниками. Это уже была вторая подобная встреча Сталина в том году. Были приглашены в Кремль и Вавилов с Лысенко. Николай Иванович выступал по традиции от имени Академии сельхознаук и с воодушевлением стал говорить о том, насколько замечательной представляется ему деятельность колхозников-опытников, избачей, якобы всемерно содействующих работе серьезных ученых, какое это счастье трудиться в науке рука об руку с простыми крестьянами, выразил он и самые восторженные чувства к Лысенко:

═══════════════ "Я должен отметить блестящие работы, которые ведутся под руководством академика Лысенко. Со всей определенностью здесь должен сказать о том, что его учение о стадийности √ это крупное мировое достижение в растениеводстве (Аплодисменты). Оно открывает, товарищи, очень широкие горизонты. Мы даже их полностью не освоили, не использовали полностью этот радикальный новый подход к растению...

═══════════════ Я, может быть, больше, чем кто-либо другой, в последние годы занимался почти фанатически сбором, изъятием со всего земного шара всего ценного по всем культурам... Только тов. Лысенко понял, что получить ценные сорта можно часто из двух несходных географически далеких, казалось бы, мало пригодных сортов; их сочетание дает именно то, что нам нужно8 .

═══════════════ ...И у нас... уже... появляются стахановцы с.-х. науки. Это движение еще только в начале┘

═══════════════ Одно стало совершенно ясно для нас, что все эти сдвиги, все крупные достижения, взрывы в научной мысли получают свой смысл только тогда, когда они умножаются на колхозную массу...

═══════════════ Хаты-лаборатории... √ это новое звено, связывающее науку с производством. В этом [единении с колхозниками √ В. С.] √ весь смысл наших общих огромных успехов.

═══════════════ От себя лично и от коллектива руководимого мною Института растениеводства и всей нашей Академии сельскохозяйственных наук имени Ленина я хочу сказать, что мы считаем за великое счастье работать вместе с вами, итти с вами нога в ногу, учиться у вас. (Бурные аплодисменты). Мы хотим учиться у вас и учить вас. (Аплодисменты)... Долг настоящего ученого в советской стране √ дать возможно больше социалистической культуре и возможно лучше.

═══════════════ Идя к единой определенной цели √ созданию новой, величайшей социалистической культуры, под руководством великого Сталина, под руководством коммунистической партии, мы надеемся, что с честью выполним задание, которое на нас возложил товарищ Сталин. (Аплодисменты)" (85).

 

═══════════════ Конечно, сегодня многие из тех, кто пишут о Вавилове и пытаются осмыслить его поступки, говорят, что такие слова, произнесенные на совещании, созванном Сталиным, были разумным средством самосохранения. Сложившаяся в стране обстановка благоволения властей к выходцам из низов диктовала свои условия. Не хвалить людей типа Лысенко и крестьян-избачей могло быть уже не безопасно. Однако на этой же встрече пример совершенно другого рода дал академик Дмитрий Николаевич Прянишников (86). Он говорил действительно о науке, о ее задачах, о возможностях подъема продуктивности полей, совершенно не касался мифического вклада в науку полуграмотных знатоков и умельцев из хат-лабораторий. Характерно, что, даже заканчивая свою речь, Прянишников не прибегнул к вроде бы обязательному штампу и никаких здравиц в честь Сталина и коммунистической партии не произнес. В то же время вряд ли Вавилов лишь играл в уважение к Лысенко, желая показаться лучше, чем он был на самом деле. Против столь простого объяснения говорят другие высказывания, которые Вавилов делал в совсем узком кругу, с глазу на глаз с ближайшими к нему людьми, когда он высказывался о Лысенко более, чем благосклонно. О таком отношении, в частности, говорила А. А. Прокофьева-Бельговская в 1987 году, когда она вспоминала что даже в 1936 году Вавилов, обращаясь к ней и к Герману Мёллеру в их лабораторной комнате в Институте генетики в Москве, повторял не раз, как и прежде, что Лысенко √ талант, умница, но не обучен тонкостям науки, и надо прилагать усилия к тому, чтобы обучать его всеми доступными средствами.

Крупные ученые страны в противовес Вавилову критикуют Лысенко

═══════════ Именно в это самое время многие ученые открыто критиковали Лысенко за неудачи с яровизацией (особенно сильно академики П. Н. Константинов и П. И. Лисицын). ══

═════ Можно в связи с этим заметить, что сам Лысенко вскоре вынужден был признать, что яровизация не дает серьезного увеличения урожаев. Характерно и другое его заявление, которое иначе как саморазоблачением не назовешь. Лысенко сознался, что данные, сообщаемые в собранных его сотрудниками анкетах, фальсифицированы: "...нередки случаи... когда посев только числился яровизированным, без яровизации" (87). Теоретическая и практическая стороны этого агроприема стали подвергаться серьезной проверке на многих экспериментальных станциях по стране. Академик А. А. Сапегин, например, заявлял, что если польза от яровизации и проявлялась кое-где, то она не превышала пользу, которую приносит обычная селекционная работа с сортами (88), и отмечал:

═══════ "Самой сущности внутренних яровизизационных процессов мы еще не знаем, углубленной теории развития растений, как теории самих этих внутренних процессов онтогенеза, еще нет (11)... предложение Лысенко не универсально, не панацея. Мы ведь знаем пока только две стадии развития растений, да и то лишь в первом, поверхностном подходе... (89). Сущность самих стадий √ еще полные потемки" (90).

═════ Систематическая проверка яровизации к 1935 году (за 4-5-летний период исследований) дала вполне ясные данные. Их получили на 54 сортоучастках, расположенных по всей стране, эффективность яровизации проверяли для 35 сортов. Результаты были суммированы крупнейшим специалистом по методике опытного дела академиком Петром Никифоровичем Константиновым, к тому же выдающимся селекционером, сорта которого высевались на миллионах гектаров. Вывод проверки в комментариях не нуждался:

"В среднем по годам наблюдалось то снижение, то повышение от яровизации, а в среднем за пять лет яровизация прибавки [урожайности √ В. С.] почти не дала" (91).

═══════ На деле это означало, что яровизация себя не только не оправдала, но принесла огромный вред. Во время манипуляций с прорастающим зерном почти половина семян при перелопачивании гибла, и поэтому количество семян, потребных для высева, следовало увеличить больше, чем вдвое (92), всходы оказывались изреженными, и Лысенко, начиная с 1933 года, постоянно предупреждал, что нужно загущать посевы по сравнению с обычным севом (93). И это при острой нехватке в стране любого зерна, не говоря уже о посевном √ самом ценном!

═════ Как только надежно проверенные данные были обработаны, ученые (в особенности академики Константинов и Лисицын) начали возражать против насильственного внедрения яровизации. Сначала они выступили на научных конференциях. Затем Константинов послал статьи в газеты (часть их была опубликована /93/). После этого Константинов вместе с Лисицыным и болгарским ученым Дончо Костовым9 , приехавшим тогда в СССР, чтобы работать вместе с Вавиловым, опубликовали обстоятельную статью об ошибках в трактовке пользы от яровизации и отмены научных основ селекции (94). Ученые возражали против неправомерно широкого использовании метода на практике (95). С подлинной заботой о нуждах страны они резюмировали:

═══════ "Все сказанное обязывает к более или менее детальному районированию яровизации как агроприема на основе опыта. И эта работа должна предшествовать массовому внедрению яровизации...

═══════ Пока же... яровизация применяется очень широко и вообще учет производственного опыта стоит не на должной высоте. Методика учета заведомо страдает... Всякие отрицательные результаты нередко выбрасываются... Даже объективные данные опытных учреждений не всегда пользуются в институте [Лысенко √ В. С.] доверием только потому, что они не дают иногда высоких эффектов или же дают отрицательные результаты" (96).

Будто предвидя, какую бурю негодования вызовут их спокойные, деловые заметки в стане лысенковцев, авторы заканчивали статью такими фразами:

═══════ "Высказанные замечания единственной своей целью имеют уяснение истины. К сожалению, полемические приемы и самого акад. Лысенко и его отдельных сотрудников далеко не содействуют разумной дискуссии, а, следовательно, и уяснению истины" (97).

═════ Как в насмешку над трезвыми расчетами ученых, из центральных органов год за годом поступали команды об удвоении и утроении посевов яровизированными семенами (94). Лысенко продолжал заверять власти в том, что яровизация непременно даст миллионы тонн дополнительного зерна без всяких на то расходов, а власти предпочитали не слышать критики новой идеи!

Заключение

═══════════ Приведенные выше многочисленные выдержки из высказываний и статей Вавилова показывают, что он, будучи могучим организатором крупномасштабных научных и научно-прикладных работ, не понял антинаучной сути предложений Лысенко, неправомочно захваливал как у себя на родине, так и за рубежом яровизацию и летние посадки картофеля, ошибочно квалифицировал Лысенко как яркого и самобытного ученого и предпочитал не обращать внимания на критиков яровизации и других предложений Лысенко. Вавилову не хватило знаний, чтобы увидеть вполне примитивное вранье Лысенко о своих успехах, ему не хватило принципиальности, чтобы возразить против нездорового шапкозакидательства ╚новатора╩. Такое поведение было свойственно не только Вавилову, и оно было серьезной ошибкой в моральном и в организационных вопросах. Вместо критического и строгого отношения к новаторствам, как того требует наука, те, кто открыл Лысенко дорогу в число титулованных советских ученых, отнеслись к ╚новшествам╩ легкомысленно и придали ╚выходцу из народа╩, ╚выдвиженцу╩, как тогда называли таких простецких по происхождению и виду парней, вес и значение. А захваливание самими учеными мифических результатов Лысенко, якобы доказывающих правоту его идей, автоматически выводило ╚колхозного ученого╩ в лидеры науки в глазах властителей страны. Слава Лысенко была раздута выше всякой меры некоторыми из его коллег по научному цеху. Сначала именно ученые признали Лысенко своим и крайне продуктивным, и лишь на этом фоне состоялся феномен возвышения Лысенко в советской системе власти.

═══════════ Ссылки на то, что Вавилов поддерживал Лысенко лишь потому, что последнего заметили в Кремле и любую критику в адрес любимца властей рассматривали бы как вредительство, также неправомочно. Слишком часто, и в слишком различных аудиториях и изданиях из уст и из под пера Вавилова высказывалась высочайшая оценка лысенковских идей от лица науки. Нарушение моральных устоев и норм этики оказалось грубой ошибкой, за которую многим из восхвалителей Лысенко пришлось позже расплатиться, а Вавилову даже собственной жизнью.

═══════════ Вавилов так никогда и не признал, что его первоначальная оценка лысенковских заявлений о яровизации и ╚теории стадийного развития╩ была неверной. Однако он вступил в борьбу против Лысенко, когда тот пошел в атаку на генетику как на науку. В борьбе за генетику в течение трех последних перед арестом лет Вавилов доказал, что он сумел преодолеть те упущения, которые были у него раньше. Поведение Вавилова в эти годы было не просто принципиальным и в высшей мере моральным √ оно было истинно героическим. Вавилов вошел в науку как ученый и человек, дань уважения к нему непреложна и огромна. Но, когда он попытался защищать науку генетику от нигилистического отношения квази-мичуринцев, было уже поздно. Приобретя огромную административную власть в науке и даже в стране, Лысенко сначала вытеснил Вавилова с начальственных позиций, а затем перешел к открытой борьбе с ним и способствовал в максимальной степени аресту и гибели Вавилова в тюрьме. Те же из известных ученых, кто открыто и беззаветно боролись с Лысенко практически с самого начала его авантюристического внедрения в науку (и прежде всего П. Н. Константинов) остались на свободе. Этот вывод нельзя абсолютизировать, но и отвергать его тоже оснований нет.

═══════════ Описанные события сказались в целом на прогрессе советской страны. Подмена науки шарлатанством и шаманством нанесла огромный урон в экономическом, политическом и моральном планах. Тысячи и тысячи малограмотных и злобных горлопанов, поддержанные малосведущими партийными чинушами и нередко некритически к ним относившимися научными начальниками проникли в советскую науку, создали совершенно особую атмосферу, которая и до сей поры отравляет жизнь ученым в сегодняшней России и мешает обучению школьников и студентов. Многие выдающиеся направления науки, зародившиеся в этой стране, были задавлены невеждами и политиканами. Это нанесло урон не только России, но и всей мировой науке, поскольку наука не знает государственных и национальных границ. Таким образом история лысенкоизма была и остается ярким свидетельством преступности тех властей, которые возлагают на себя функции жрецов научного прогресса. Только в свободном от политиканства и строго научном критицизме и соревновательности ученых кроется ядро научного прогресса, а роль государства должна сводиться к тому, чтобы отчислять на научные исследования достойные для каждой страны доли государственного богатства. Власти не могут возлагать на себя функции судейства в вопросах определения важности того или иного из научных направлений: это должны делать сами ученые, причем так, чтобы голос ученых не был заглушен теми, кто ближе к верхам государственной власти. В этом отношении история лысенкоизма представляет и сегодня важный эвристический материал для раздумий, а в фактологии той поры содержатся урок и для нашего времени.

 

Цитированная литература и комментарии

 

1 В. П. Эфроимсон. Авторитет, а не авторитарность. Журнал ╚Огонек╩, 11 марта 1989 г., ╧ 11 (3216), стр. 10

2 Joravsky, D. The Lysenko Affair. Scientific American, 1962, v. 207, No. 5, pp. 41-49; see also his book ═══════ under the same title, Cambridge, Massachusetts, 1970.

3 М. А. Поповский. 1 000 дней академика Вавилова. Журнал "Простор", Республиканское ═══════════ газетно-журнальное издательство при ЦК КП Казахстана, Алма-Ата, 1966, ╧ 7 (июль), ═══════ стр. 4-27 и ╧ 8 (август), стр. 98-118. См. также его книгу ╚ Дело академика Вавилова╩. Изд. ╚Hermitage╩, Tenafly, США. 1983.

4 Ж. А. Медведев. У истоков генетической дискуссии. Журнал ╚Новый мир╩, 1967, ╧ 4, стр. ═══ 226-234.

5 Н. П. Дубинин. Вечное движение, см. прим. (38), стр. 163-164.

6М. А. Поповский. ╚ Дело академика Вавилова╩. Изд. ═════════ ╚Hermitage╩, Tenafly, США. 1983.

7 В. Н. Сойфер Власть и наука. Разгром коммунистами генетики в СССР. Изд. ╚ЧеРо╩, М., ════════ 2002, стр.165-201.

8 Д. В. Лебедев, Э. И. Колчинский. Последняя встреча Н. И. Вавилова с И. В. Сталиным (Ин══════ тервью с Е.С.Якушевским). В сб. ╚Репрессированная наука╩, вып. II, Изд. ╚Наука╩, СПБ, ══════════════ 1994,стр. 219.

9 Е. Б. Музрукова, В. И. Назаров, Л. В. Чеснова. Из истории советской генетики (Интервью с ══ академиком Н. П. Дубининым). Там же, стр. 245.

10Вл. Григорьев.Открытие агронома Лысенко. Метод Лысенко будет на практике применен в ═════════════ колхозах и совхозах Украины. Газета ╚Правда╩, воскресенье, 21 июля 1929 г.╧165 (4299), стр. 4.

11 Шлихтер А. Г. О посеве озимых культур весной (Открытие агронома Лысенко). Газета ══════════ ╚Правда╩ 8 октября 1929 г., ╧232 (4366), стр. 3.

12 ЦГАНТД СПб, ф. 318, оп. 1-1, д. 230, л. 95.

13 Там же, стр. 95, оборот листа.

14 Там же.

15 Там же, стр. 96.

16 Там же.

17 Там же, л. 96 об.

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же, л. 96 об √ 97.

21 Там же, л. 97.

22 Там же, л. 97 об.

23 Об этом одобрении неоднократно сообщалось в лысенковском журнале ╚Бюллетень ════════════ яровизации╩ в 1932 году, см. ╧ 1 и 2.

24 Письмо Рабата Вавилову, письмо ╧ 508 в книге ╚Николай Иванович Вавилов. Научное ════════ наследие в письмах. Международная переписка. Том II, 1927-1930╩, М., Изд. ╚Наука╩, ═════ 1997, стр. 389.

25 Письмо Вавилова Рабату, там же, стр. 104, письмо ╧222.

26 Выступая на Президиуме ВАСХНИЛ, Лысенко сказал:

═══════════ "Многие сорта злаков (озимых, полуозимых) при весеннем посеве не могут переходить или слишком поздно переходят к стадии плодоношения из-за отсутствия в полевой обстановке соответствующих температур. Хлопчатник и многие другие теплолюбивые растения вне хлопковых районов не переходят или поздно переходят в стадию плодоношения по той же причине. Многочисленные опыты со злаками показали, что соответствующую температуру, которой не хватает в полевой обстановке, можно дать посевному материалу до посева и этим заставить растения плодоносить в тех полевых условиях, в которых они не плодоносят".

27 См. газету ╚Социалистическое земледелие╩, 24 февраля 1931 г., ╧54 (616), стр. 3.

Пространный отчет о заседании Президиума ВАСХНИЛ был напечатан под следующим заголовком: "Посевы озимых весной по методу агронома Лысенко себя оправдали. Доклад тов. Лысенко в президиуме Академии с.-х. наук им. Ленина". Ниже были два подзаголовка:

════════ ═════════ "Яровизация семян превращает позднеспелые сорта в ранние" и

════════ ═════════ "Опыты тов. Лысенко создадут переворот в зерновом хозяйстве нашей страны".

28 Там же.

29 Архив ВАСХНИЛ, опись 141, связка 17, дело 35, лист 18.

30 Н. И. Вавилов. Письмо агроному И. Г. Эйхфельду в Хибины, ЛГАОРСС, фонд ВИР, ╧ 9708, ══ дело 409, лист 155, письмо от 11 ноября 1931 г.

31 Лысенко в статье о предварительных итогах яровизации (см. его статью . Предварительное ══ сообщение о яровизированных посевах пшениц в совхозах и колхозах в 1932 г., журнал ╚Бюллетень яровизации╩, 1932, ╧ 2-3, стр. 3-15) писал:

"Плановое задание по опытно-хозяйственным посевам яровизированных яровых пшениц в 1932 г. было: по линии Союзного Наркомзема √ 10.000 га, по линии Наркомзема УССР √ 100.000 га" (стр. 3).

32 Постановление Коллегии Наркомзема СССР от 9 июня 1931 года, протокол ╧33. Опублико- вано в журнале ╚Бюллетень яровизации╩, 1932, вып. 1, стр. 71-72.

33 Проф. В. Румянцев. К пленуму президиума Академии с.-х. наук им. Ленина. Ближайшие ══════ задачи советской науки. Газета ╚Социалистическое земледелие╩, 3 августа 1931 г.,

═════ ╧212 (774), стр. 2.

34 Там же.

35 Т. Д. Лысенко. Яровизация и плодоводство. Журнал ╚Плодоовощное хозяйство╩, 1934, ═════════ ╧11, стр. 50-51.

36 В. Н. Сойфер Власть и наука (см; прим. /7/), стр. 319-322.

37 ЦГАНТД СПб, фонд 318, оп. 1-1, дело 470, л. 56.

38 Письмо Вавилова Лысенко, там же.

39 Письмо Вавилова Степаненко, там же, л. 55.

40 Там же.

41 Из письма Вавилова Н. В. Ковалеву. ЛГАОРСС, фонд ВИР, дело 469, л. 24-25.

42 Н. И. Вавилов. Цитиров. в обратном переводе из: The Scientific Monthly, July 1949, p. 367.

43 Письмо Н. В. Ковалеву от 9 августа 1932 г., фонд ВИР, ╧ 9708, дело 469, лист 36.

44 См. статью: O.Munerati. Il pre-tratlamento della Sementi Secondo in metodo del dott. ════ Lyssenko. Gionalo di Agricultura della Domenica, Piacensa, 1933, Anno 43, ╧27, 263.

45 Цитиров. М. А. Поповским в его книге ╚1000 дней академика Вавилова╩, см. прим. /43/ его ══ книги, цитата взята из статьи Роберта Кука, опубликованной в The Scientific Monthly, июль ═══════════ 1949.

46 Акад. Н. И. Вавилов. По Северной и Южной Америке (из отчета о заграничной командиров- ке). Газета ╚Известия╩, 29 марта 1933 г., ╧ 64 (5015), стр. 2.

47 Н. И. Вавилов. Проблема новых культур. М.√Л., 1932. Перепечатано в 5-м томе Избранных ═══ трудов, изд. ╚Наука╩, М. - Л., 1965, стр. 536-571, цитата взята со стр. 547.

48 А. Савченко-Бельский. Яровизацию продвинуть в массы. Газета ╚Социалистическое ═════════════ земледелие╩, 10 декабря 1933 г., ╧ 283 (1492), стр. 2.

49 Там же.

50 Там же.

51 П. Яхтенфельд (Прикумск, Сев. Кавказ). Дорогу яровизированному хлопку. Газета ╚Социа-══ листическое земледелие", 20 декабря 1933 г., ╧ 291 (1500), стр. 3.

52 Там же.

53 ЛГАОРСС, фонд ВИР, дело 673, л. 3.

54 Н. И. Вавилов. Ботанико-географические основы селекции. Там же, стр. 72.

55 Там же.

56 Т. Д. Лысенко. Физиология развития растений в селекционном деле. Журнал ╚Семеновод-

ство╩, 1934, ╧ 2, стр. 20-21. Эта же статья перепечатана в книге "Стадийное развитие растений", М., 1952, стр. 304. См. также: Т. Д. Лысенко. Основные результаты работ по яровизации сельскохозяйственных растений. Журнал ╚Бюллетень яровизации╩, 1932, ╧ 4, стр. 3-57 (на русском и украинском языках), перепечатана в книге ╚Стадийное развитие растений╩, 1952, стр. 270-271.

57 См. в статье: А. П. Басова, Ф. Х. Бахтеев, И. А. Костюченко, Е. Ф. Пальмова. Проблема ══════════════════ вегетационного периода в селекции. В кн.: ╚Теоретические основы селекции растений╩, ══ Госуд. изд. сельскохозяйственной и колхозной литературы, М.-Л., 1935, стр. 865.

58 М. А. Поповский ссылается на документы, хранящиеся в Архиве АН СССР (Ленинград. ════════ отделение), фонд 803, оп. 1, дело 73.

59 М. А. Поповский. 1000 дней академика Вавилова. Журнал ╚Простор╩, Республиканское ════════════ газетно-журнальное издательство при ЦК КП Казахстана, Алма-Ата, 1966, ╧ 7 (июль), ═══════ стр. 4-27 и ╧ 8 (август), стр. 98-118.

60 ЦГАНТД СПб, ф. 618, оп. 1-1, д. 52, л. 12.

61 Цитировано по ╚Положению о премиях имени В. И. ЛЕНИНА за научные работы╩, ═══════════════ хранящемся в Архиве ВИР, оп. 1, д. 15, лл. 118-120.

62 ЦГАНТД СПб, ф. 618, о. 1-1, д. 52, л. 12 (ранее хранилось в ЛГАОРСС, фонд ВИР, ╧ 9708, ══════ дело 667, лист 28), письмо напечатано на бланке академика Н. И. Вавилова 8 февраля 1934 г.

63 В. Н. Сойфер Власть и наука (см. прим. /7/), стр. 327-331.

64 Архив ВАСХНИЛ, опись 450, связка 196, дело 43, лист 21.

65 См. прим. (3).

66 Там же.

67 См. прим. (6), стр. 17.

68 ЦГАНТД СПб, ф. 318, оп. 1-1, д. 667, л. 28.

69 ЦГАНТД СПб, ф. 318, оп. 1-1, д. 667, л. 28-29.

70 Протокол совещания при директорате Всесоюзного Ин-та Растениеводства об издании цент-

рального журнала по селекции 27 октября 1934 г. ЦГАНТД СПб, ф. 318, оп. 1-1, д. 647, лл. 60-60 об. Хранящийся в архиве протокол содержит собственноручные пометы Вавилова и его подпись.

71 Там же, лист 60.

72 Там же, л. 60-об.

73 Н. И. Вавилов. Предисловие к I т ому ╚Теоретических основ селекции растений╩, Гос. изд. ══ с.-х. совхозной и колхозной лит-ры, М.-Л., 1935, стр. XV.

74 Н. И. Вавилов. Селекция как наука. Там же, стр. 10 и 12.

75 Н. И. Вавилов Ботанико-географические основы селекции. Там же, стр. 72.

76 ══Там же.

77А. А. Сапегин. Значение яровизации для фитоселекции. Там же, стр. 807-814. О работе Лы-

сенко говорилось в других статьях тома: В. С. Федоров и И. М. Еремеева. Внутривидовая гибридизация, стр. 388-389; Л. И. Говоров. Селекция на засухоустойчивость (в этой статье был специальный раздел "Яровизация как метод селекции на засухоустойчивость", стр. 837-838); его же: Селекция на зимостойкость, в которой говорилось: "Важными... для понимания морозостойкости являются исследования о стадиях развития", стр. 849.

78 См. там же, стр. XV, 72, 388, 389, 807-814, 864-866, 877, 881, 891 и др., на некоторых страни-══════ цах ссылки на Т. Д. Лысенко даны неоднократно.

79А. П. Басова, Ф. Х. Бахтеев, И. А. Костюченко, Е. Ф. Пальмова. Проблема вегетационного ═════ периода в селекции. Там же, стр. 865.════

80 Доклад Н. И. Вавилова на заседании Президиума ВАСХНИЛ 17 июня 1935 года, Архив ════════════════ ВАСХНИЛ, опись 450, л. 192, д. 3.

81 Н. И. Вавилов. Пшеница в СССР и за границей. Газета ╚Правда╩, 28 октября 1935 г., ╧298 ═════ (6544), стр. 2-3 и ╧299 (6545), стр. 2-3.

82 Там же. См. выпуск газеты от 29. Х. 35 г., ╧299 (6545), стр. 3.

83 Пшеница советской страны. Доклад на сессии ВАСХНИЛ. Газета ╚Социалистическое зем-═══ леделие", 29 октября 1935 г., ╧ 227 (2036), стр. 3.

84 ⌠Важнейшие вопросы октябрьской сессии Академии с.-х. наук. Беседа с вице-президентом академии Н. И. Вавиловым■. Газета ╚Социалистическое земледелие╩, 18 октября 1935 г., ═════════════ ╧218 (2027), стр. 3.

85 Акад. Н. И. Вавилов. Речь на Совещании передовиков урожайности по зерну, трактористов и

машинистов молотилок с руководителями партии и правительства, произнесенная 29 декабря 1935 г. Газета ╚Правда╩, 2 января 1936 г., ╧2, (6608), стр. 2.

86 Д. Н. Прянишников. Речь на Совещании передовиков урожайности. Газета ╚Правда╩, 3 ян-варя 1936 г., ╧ 3 (6609), стр. 4.

87 Сам Лысенко в отчете о яровизации за 1932 год (см.: Т. Д. Лысенко. Предварительное сооб-

щение о яровизированных посевах пшениц в совхозах и колхозах в 1932 г., журнал ╚Бюллетень яровизации╩, 1932, ╧ 2-3, стр. 3-15) приводил сведения, свидетельствовавшие, что на практике яровизация позорно провалилась:

═══ "На основании имеющегося материала можно видеть определенное повышение урожая яровизированных посевов только по Харьковской области и МАССР. Об урожаях по Донецкой области ничего нельзя сказать определенного на основании 10 присланных анкет. По Одесской области в отдельных случаях хорошие результаты, а по всей области как будто намечается только тенденция к повышению урожая" (стр. 11).

═══ На самом деле в этих словах была большая натяжка. Об этом можно судить на основании помещенной здесь же таблицы с расшифровкой данных, содержащихся в 59 присланных анкетах. Из таблицы следовало, что никакого превышения урожаев по Харьковской области не было: из 8 анкет, которыми располагал Лысенко, в двух отмечалось даже снижение урожая, в одной говорилось, что прибавка урожая колебалась между 0 и 0,5 центнеров с гектара, в трех анкетах сообщалось о прибавке менее 1 ц/га (то есть в пределах разброса средних значений) и лишь в одной анкете указывалось на превышение урожая в размере полутора-двух центнеров с гектара. И эти данные Лысенко называл "определенным превышением урожая". В Одесской области понижение урожая было отмечено в 3 хозяйствах, в одном яровизация ничего не дала, в одиннадцати √ прибавка была меньше 0,5 ц/га, и в 4 хозяйствах она составила менее 1 ц/га. Еще хуже было дело в Донецкой области: там в 5 хозяйствах яровизация привела к падению урожаев, в 3 хозяйствах урожай остался таким же, как и на землях, засеянных неяровизированными семенами, и лишь в двух хозяйствах было превышение, но какое √ менее 0,5 ц/га! Ни один уважающий себя ученый не стал бы оперировать этими цифрами для того, чтобы утверждать что-либо о пользе яровизации. Странно было и другое: в таблице была строка с данными из Днепропетровской области, оттуда, как и из Харьковской области, пришло 8 анкет, но о днепропетровских посевах Лысенко предпочитал умалчивать. Он, конечно, уверял, что это только начало, а на первых порах любое дело не идет гладко. В другой брошюре о яровизации, подготовленной им для печати совместно с тогдашним директором Одесского института Ф. С. Степаненко, √ (брошюра эта опубликована не была, но приведенные в ней цифры содержались в статье А. А. Сапегина ⌠Значение яровизации для фитоселекции, в кн. ╚Теоретические основы селекции растений╩, Гос. изд-во с. х. совхозной и колхозной лит-ры, М. √ Л., 1935, т. I, стр. 807-814), а также в статье Лысенко, опубликованной в газете ╚Правда╩ 9 марта 1933 года (╧67), указано, что урожай от яровизации был собран всего лишь в 240 колхозах, и прибавка зерна составляла: в Донецкой и Одесской областях √ от 0,2 до 0,7 ц/га, в Днепропетровской √ от 0,8 до 1,1 ц/га (поскольку статистические данные не обрабатывались, сказать, насколько верны и эти цифры, было нельзя).

═══════ В 1933 году, приводя уже собственные данные (см. его статью ╚Колхозные и совхозные опыты 1932-1935 г. г.╩, цитиров. по книге ╚Стадийное развитие растений╩,1952, стр. 617-627), он признает, что за все эти годы сведения о результатах яровизации были получены из очень малого числа хозяйств (за 4 года всего из 296 хозяйств). При этом в 20 колхозах яровизация снизила урожай на 1√4 ц/га, в 26 колхозах она никакого влияния ни в сторону прибавки, ══ ни в сторону снижения урожая не оказала, в 127 колхозах прибавка была минимальной (не более 1 ц/га), в 65 колхозах она равнялась 2 ц/га, в 33 колхозах √ 3 ц/га, а из двух колхозов сообщили даже о 10-центнеровой прибавке (стр. 618). В среднем же прибавка урожая в 1933 году составила, по словам Лысенко, 1,17 ц/га, в 1934 г. √ 1,22 ц/га, в 1935 г. √ 1,23 ц/га (стр. 620 и 627). Несомненно, что при том методе обработки данных, которым пользовался Лысенко, различия между цифрами недостоверны. Он указывает в конце этой статьи, что она впервые была опубликована в 1935 году и печатается в книге по тексту первой публикации, но ни в одном из опубликованных им списков своих работ эта статья не цитируется и не числится.

88 А. А. Сапегин. Значение яровизации для фитоселекции. ╚Теоретические основы селекции ═══ растений╩, Гос. изд-во с. х. совхозной и колхозной лит-ры, М. √ Л., 1935, т. I, стр. 807-814.

88 Там же, на стр. 807. Сапегин писал:

═══════ "Стремление физиологов, в особенности Лысенко √ заставить озимое растение развиваться нормально при весеннем посеве привело, в конечном итоге, к концепции стадийности развития растений". См. также стр. 814.

89 Там же, стр. 816.

90 Там же, стр. 808.

91 Цитировано по статье Т.Д. Лысенко "О каких ╚выводах╩ тревожится академик Константи-

нов?". Газета ╚Социалистическое земледелие╩, 4 апреля 1937 г., ╧ 77 (2465), стр. 2-3; она же была перепечатана в журнале ╚Селекция и семеноводство╩, 1937 г., ╧ 5, стр. 16-19 и в книге ╚Стадийное развитие растений╩, стр. 636.

92 См. журнал ╚Яровизация╩, 1936, ╧ 1 (4), стр. 118.

93 См. статью Лысенко ╚Предварительное сообщение┘╩, прим. (87), стр. 5-6.

94 Акад. П.Н.Константинов. Уточнить яровизацию. Журнал ╚Селекция и семеноводство╩, ═══════ 1937, ╧ 4, стр. 12-17. В статье говорилось:

═══════ "Что касается вообще яровизации как широкого агроприема, то она еще далеко не доработана" (стр. 12) и "...при неблагоприятных погодных условиях яровизированные посевы страдают больше, чем неяровизированные, и даже гибнут" (там же),

═════ а также указывалось, что яровизация увеличивает частоту случаев распространения твердой════════════ ══════════════ головни.

95 П.Н.Константинов, П.И.Лисицын и Д.Костов. Несколько слов о работах Одесского институ-

та селекции и генетики. Журнал ╚Социалистическая реконструкция сельского хозяйства╩, 1936 г., ╧10; эта же статья была перепечатана в журнале ╚Яровизация╩, 1936 г., ╧ 5 (8), стр. 15-29.

96 Там же. Цитир. по журналу ╚Яровизация╩, стр. 16.

97 Там же, стр. 18.



1 Полагая, что категоричная точка зрения Медведева обоснована слабо, я направил в редакцию ╚Нового мира╩ письмо в поддержку позиции Поповского, но редакция отказалась напечатать его. Тогда я передал мое письмо академику Н.П.Дубинину, с которым мы тогда работали вместе, и предложил вместе подписать его. Дубинин сначала согласился, но затем долго держал письмо у себя, в конце концов, не подписал, а спустя несколько лет мой текст дословно был включен в его мемуары ╚Вечное движение╩ как его собственный (5).

2 В.В.Таланов был избран в 1931 году членом-корреспондентом АН СССР. Однако это не спасло его от репрессий: он был трижды арестован, первый раз в феврале 1933 года, и погиб в заключении.

3 Как рассказывал мне известный генетик Н.Н.Соколов, посланный в то время Вавиловым к Мичурину, чтобы поучить старого плодовода методам цитологического анализа, Лысенко, приехав на эту конференцию, решил посетить И.В.Мичурина, чтобы в будущем получить возможность ссылаться на личные связи с ним. Однако строптивый старик Мичурин √ дворянин и довольно высокомерный человек, с первой же минуты заподозрил неладное, не захотел разговаривать с Лысенко и просто захлопнул дверь перед его носом.

4 Нелишне заметить, что в данном высказывании Вавилов ясно показывает, что он додумывает за Лысенко многие важные вопросы и приписывает ему идеи, далекие от собственно лысенковских представлений, замыкавшихся в основном на примитивном изучении температурного фактора. Такое расширительное толкование лысенковских представлений делает честь Вавилову как ученому, но показывает еще раз, что он некритически относился и к Лысенко и к собственным оценкам его работы.

5 Помимо упомянутых выше, это и ставшие в скором времени руководителями атомного проекта И.В.Курчатов, Ю.Б.Харитон, Я.Б.Зельдович и А.П.Александров, выдающиеся ученые, избранные академиками и членами-корреспондентами АН СССР и УССР √ А.К.Вальтер, С.Н.Вернов, В.П.Вологдин, С.В.Вонсовский, Б.М.Вул, Ю.В.Вульф, Г.А.Гринберг, С.Н.Журков, И.К.Кикоин, А.П.Комар, В.Н.Кондратьев, М.И.Корсунский, Т.П.Кравец, Ю.А.Крутков, Г.В.Курдюмов, Г.С.Ландсберг, В.Е.Лашкарев, Б.Г.Лазарев, А.И.Лейпунский, П.И.Лукирский, Л.М.Неменов, И.В.Обреимов, Н.Д.Папалекси, С.З.Рогинский, Д.А.Рожанский, К.Д.Синельников, Д.И.Скобельцын, А.В.Степанов, П.Г.Стрелков, М.А.Стырикович, Д.Л.Талмуд, Г.Н.Флёров, В.А.Фок, Г.М.Франк, Я.И.Френкель, А.В.Шубников, А.Н.Щукин, великий физик, эмигрироравший в США, Г.А.Гамов.

6 Во времена сталинского правления √ в 1948 году √ премию имени Ленина заменили Сталинской премией, а после смерти Сталина премию его имени стали именовать государственной, а Ленинские премии восстановили как самостоятельные.

7 Данный пункт первоначально был частью раздела 2, но в машинописной копии письма (так называемом отпуске), хранившейся ранее в Архиве ВИР, а в настоящее время перемещенном в Центральный Архив научно-технической документации Санкт-Петербурга (68), рукой Вавилова этот пункт помечен как пункт первый. Видимо Вавилов хотел поставить этот пункт первым в письме, однако изменений в нумерацию других пунктов внесено не было.

8 Утверждение, что Лысенко был первым селекционером, разработавшим принцип скрещивания географически отдаленных растений, ошибочно.

9 Дончо Стоянов Костов (1897-1949) окончил университет в Галле (Германия) в 1924 году, быстро приобрел известность как специалист в области генетики растений. В 1932 году, привлеченный идеями коммунизма, приехал в СССР и стал сотрудником Института генетики АН СССР (с 1932 до 1939 г.), работал одновременно (1934√1936 г. г.) профессором Ленинградского университета. В 1939 г. сумел вернуться в Болгарию, где стал директором Центрального сельскохозяйственного исследовательского института в Софии (с 1939 г.), с 1946 г. √ проф. Софийского университета, с 1947 г. √ директор Института прикладной биологии развития организмов Болгарской АН, в 1948 г. стал членом Югославской Академии наук и искусств. Однако после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года Костова начали буквально травить, и 9 августа 1949 года он умер от сердечного приступа.


Проголосуйте
за это произведение


Rambler's Top100