TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

 

 

 

Маргарита Сосницкая

 

 

ТРЕТЬЯ БИБЛИОТЕКА

(рассказ)

Трибунал по делам малолетних города Милбурга присудил передать меня иностранному отчиму, забрав у русской мамы. Забирать пришли трое: два дяденьки и одна тетка, про которую мама потом сказала "гренадерша".

Я выпрыгнула в окно нашего первого этажа и спряталась так, что меня вынуждены были оставить маме. Но у отчима заложницей осталась Лидка, он не пускал ее к нам вообще, требовал в обмен на поклон меня, а я кланяться не желала. Тянулось судебное разбирательство, столь беспросветное, сколь бесконечное. Мама металась в поисках правды и заступничества и сильней, чем обычно, тосковала по России. Хотя именно из-за России, из-за того, что мама - российская гражданка, не давшая выписать нас из паспорта, суд и постановил отнять у нее нас, ее детей, в пользу скучного отчима, который не понимал анекдотов. Это он заявил в полицию, что подозревает маму в желании сбежать с нами в Россию, и по подозрению в желании, ее отняли у нас.

Мама распродавала все за бесценок. В дом приходили какие-то дяди с нехорошими лицами (такие к нам никогда не ходили) и уносили мамины сокровища: самовар, картины, фарфоровые статуэтки.

-А-а, - говорила мама, - дешевле продать, чем с собою взять. Перевозка во столько обойдется, что за эти деньги можно будет купить самовар из чистого золота.

А разве наш был не из чистого? Он пускал на веранде солнечных зайчиков. И это был наш самовар, мы привыкли к нему, привязались,будто к собаке.

-Хорошо, что собаки нет,- вздыхала мама. - А то и бросить было бы жалко, и тащить за собой нелепо.

Что собаки нет - это ужасно. Тут мама не права.

-Хватит с нас кошки, - говорила она.

Не хватит. Еще хочу аквариум с рыбками, попугая, щенка и котят. Я бы еще и от козы не отказалась.

И вот мама объявила, что сегодня придет некая дама покупать ее библиотеку.

Я не поверила.

Потому что мама всегда говорила: "Что бы со мной не случилось, берегите библиотеку. Она маленькая, да удаленькая. Здесь собраны немногие книги, которые нужно прочитать человеку, чтобы стать человеком."

И вдруг некая дама купит эту самую библиотеку. Или дама - не человек, и решила им стать?

Она приехала на серебристом автомобиле и стала перебирать мамины книги - всего шкаф. Мама расхваливала том за томом и потом бросала даме в чемодан. Будто комок земли на гроб дорогого человека.

-Третья библиотека, - приговаривала она, третья библиотека...

-Что третья библиотека? - спросила дама.

-Нет, ничего.

 

Дама вскоре уехала и увезла с собой два чемодана, которые они вдвоем с мамой еле доволокли до машины.

Мама тяжело вздыхала:

-Эх, эх, за бесценок... Я за один Царскосельский альбом заплатила столько... Но лучше так, чем совсем бросить... Эх, эх, третья библиотека.

-Что третья библиотека? - теперь спросила уже я.

Но мама ничего не сказала.

-Давай чай пить, - позвала.

За чаем она мечтала, что вот скоро уедем в Россию, я буду ходить в русскую школу, не надо нам "чужой славы", к тому же в ущерб собственной, во всех французских учебниках пишут, что в Бородино победил Наполеон. Уедем, вот только дождемся каких-то бумаг и свидания без посторонних с моей сестрой. А из Москвы звонили друзья и говорили, что в школах у них завал, образование трещит по швам, ему завидовали, потому и развалили, и чтоб она, мама, не бесилась с жиру, не все ли равно, какой язык, хоть неандартальский, лишь бы дети выросли живыми-здоровыми.

Мама хмурилась и еще больше вздыхала:

-Эх, эх... Третья библиотека... Вся по-русски... На неандартальском не прочитаешь. Эх, третья библиотека.

А потом сама, когда я не спрашивала, стала рассказывать.

-Первая библиотека, моего прадеда, пропала, когда его раскулачили и отправили с десятью детьми на Беломорканал. В доме устроили детдом, и куда девалась библиотека - неизвестно.

Она замолкала и через время, после разных домашних дел, а иногда на следующий день продолжала:

-Безумный этот прадед. Уже с обозами и с семьей до Крыма дошел, чтоб уходить в эмиграцию, да вдруг повернул оглобли. Земли ему стало жалко. Кавалер Георгиевского креста. Кровь проливал за царя и отечество. И вдруг ни царя, ни отечества. В плену побывал в Австрии. Видно, хлебнул чужбины. Решил, своя земля поможет. А землю отобрали, она и по сей день под бурьяном отдыхает. Поди ее сейчас получи. Никому до нее дела нет, а попроси - вовек не дадут. Да и не докажешь, что ты собственного прадедушки потомок. Ведь он потом с детьми с канала бежал, и жили они по чужим паспортам. У нас тоже у всех, выходит, фальшивые фамилии. А библиотека накрылась...

А через день, будто она об этом все время думала:

-А я разве не безумная? Не поворачиваю оглобли? И библиотеку пустила с молотка... Какие издания! Их сейчас днем с огнем не сыщешь. Хорошо хоть в хорошие руки...

Потом мы ходили на вечер в русский книжный магазин. Непричесанная поэтесса с плохой дикцией читала что-то с завыванием и закатыванием глаз.

Мама вздыхала:

-До чего докатились! И что за фамилия такая для поэтессы - Вертихвонская! С такой фамилией поэтессой быть невозможно.

Нервно брала с полок книги, быстро просматривала и ставила обратно.

-Какие цены! Страшно становится! Это я за стоимость двух-трех книжек отдала цвет библиотеки, собранной за целое десятилетие! Редчайшие издания! -и тут же пыталась себя утешить. - Но ведь по реальной цене никто не купил бы, а бросить жалко!

Она помнила наизусть названия и авторов книжек, помнила, на какой полке, в каком порядке они стояли. И вдруг советовала мне:

-Возьми почитай такого-то. Он третий справа на верхний полке.

Я шла - а там, как дырка от выбитого зуба, - книги нет.

Мама темнела лицом.

-Вторая библиотека была у прабабушки по материнской линии отца. Старинные фолианты в кожаных переплетах с потемневшими золотыми тиснениями. Прабабушка в начале войны, последней с Германией, умерла. Отец, к тому времени уже круглый сирота, несмотря на свои двенадцать лет, ушел к беспризорникам - стайкой легче промышлять за хлебом. Сестра прабабушки эвакуировалась, пришли немцы. А когда сестра вернулась, дом был разграблен, от библиотеки осталось несколько растрепанных томов. Она их до сих пор хранит. И вот третья библиотека ушла. Но это лучше, чем бросать.

-Но почему бросать? - спросила я. - Мы же здесь, и книги были бы здесь.

Мама ахнула:

-Здесь? Но где это здесь? На Луне? Да еще несколько лет назад я и не знала, что такое место существует. Милбург! От силы я знала название страны и ее столицы. Ну, еще то, что наплели про здешний рай и людей. Может, для них это и рай, а для меня, у которой за то, что я русская, отнимают детей и отдают этому... хор-р-рошему человеку... тьфу!

-Мама! - мне стало жаль ее: она опять начала заниматься самоистязанием.

-Да, ты права, ты права. Кто же меня заставлял? Затмение какое-то, умопомрачение. А все успехи холодной войны.

Она замолкала, но я видела, что мысли, еще более страшные, которых она никогда не скажет вслух, терзали ее.

-Но зачем же бросать? - вернулась я к своему вопросу.

-А затем, моя дорогая, что пора нам домой, в Россию.

-Ну, и взяли бы наши книги с собой!

Мама улыбнулась так, будто она приготовилась умирать.

-Деточка моя, сейчас не начало века и даже не сороковые года, а сейчас намного хуже - сейчас конец века. Россия наполнена русскими беженцами с бывших республик, где их сживают со свету. Это в начале века всякие там Ленины и Анжелики Балабановы ездили по Швейцариям и возили за собой баулы с библиотеками и разным скарбом. А сейчас все заложат в картонные коробки и столько с тебя сдерут... Десять стоимостей груза! Это фургон нанимать надо. Откуда у меня такие деньги?

-А как же быть? - ахнула теперь я. - Неужели все придется бросить? Игрушки (у меня их был шкаф) и мою комнату?

Тогда мы недавно купили мебель в детскую, белую с розовыми инкрустациями.

-И посуду, и ковры, и холодильник - все, - ответила мать. - А что делать? Денег на перевозку нет. Да и куда везти? Это Вертинскому дали квартиру в Козицком переулке, он барином зажил. Так он и здесь, на Западе, барином жил. Князю Святополку-Мирскому, однако, квартир не давали, и Любови Белозерской, впоследствии Булгаковой, и Марине Цветаевой. А ему дали за какие-то заслуги. А нам уж о Козицком переулке и мечтать противопоказано. Где-нибудь в захолустье бы пристроиться.

 

Шли недели, месяцы.

Трибунал бездействовал. Ждал, пока буря в стакане, уляжется сама собой, враждующие стороны устанут воевать и о чем-то договорятся. Судья под их договором поставит свою подпись, все будут довольны, а он не потеряет своего места. Свидания с сестрой мы получили, но у мамы отобрали все документы на нас, детей, чтобы она не могла нас увезти. Вскоре ей предложили контракт в одном очень престижном издательстве, и отъезд в Россию постепенно покрылся густым туманом.

Однажды мама вернулась домой позже обычного, волоча за собой две огромных потертых сумки.

-Не вынесла душа поэта, - выдохнула она тяжело и просияла, открывая сумки.

-Библиотека! - не поверили мы с сестрой своим глазам. - Наша библиотека!

-Не вынесла я, - рассказала мама. - Позвонила этой моей приятельнице, она русистка, переводчица, и попросила вернуть мне книги за любую цену. Она сразу же согласилась! Говорит, понимаю! Для меня тоже книги - это часть меня, моей биографии, биографии моей души. И вернула! Денег ни на копейку больше того, что заплатила сама, не взяла! Я ей даже от счастья несколько томов в подарок оставила!

Все книги были аккуратно расставлены на свои прежние места на книжных полках. Выбитые зубы вставлены, боль залечена. Книжный шкаф засиял полнозубой здоровой улыбкой.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
286713  2009-03-05 14:50:43
Ирина
- Хочу поблагодарить Маргариту Сосницку за возможность читать классическую литературу не бульварные мемуары,нет,типа Юлии Шиловой или Донцовой,а настоящее произведение,в котором мне,как филологу предоставлена возможность изучать грамматические конструкции.Спасибо за цель,которую я увидела в рассказе.спасибо за написанное от души!

Русский переплет


Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100