TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Человек в пути, 11 апреля 2008 года

Александр Сорочинский

Впервые в США

 

1.Пролог.

Заканчивался 1995год. Я занимался предпринимательской деятельностью, так как работы по-специальности не было. Условия хозяйствования менялись, чуть ли не каждый месяц. Всё в нашей стране было зыбко, ненадёжно. Засыпая сегодня вечером в одной стране, нельзя было быть уверенным в том, что завтра утром не проснёшься в - совершенно другой. И в - изменившейся совсем, совсем не в лучшую сторону!

"Железный занавес" был давно поднят, и на семейном совете решено было посетить одну из самых высокоразвитых стран мира. А в тот момент США были ещё и единовластным лидером мировой политики. Они разъясняли всем странам и народам, в том числе и нашему, как им надлежит себя вести, кому, что и в какой момент делать. Разумеется, всем народам планеты гарантировалась безграничная свобода действий, абсолютная независимость и незыблемый суверенитет, правда, в пределах выписанного им США по каждому из названных пунктов предписания. В загранпаспорте у меня стояла туристическая виза в США во весь лист. На мой взгляд, фотография была искажена до малой степени совпадения с оригиналом. А впрочем, это были детали. Главное состояло в том, что в моём кармане лежали билеты из Челябинска до Москвы и из Москвы до Лос-Анжелеса. Черная полоса осталась позади, впереди ждали новые впечатления, встречи, в общем - одна приятность, ура!

Нельзя не отметить, что не туризм и даже не жажда новых впечатлений, открытий и путешествий подвигли семью отправить меня в столь дорогостоящее путешествие. Скорее нестабильность и неуверенность в завтрашнем дне в нашей революционной (в который раз!) стране. В последнее столетие революционность или общественные переустройства и потрясения стали для нашей страны нормой жизни, столь же естественным состоянием, как беременность для арабских женщин в гареме. Те подвязывали подушку к животу в моменты, когда их могли заподозрить в её отсутствии, так как это считалось неприличным. В нашем же обществе с момента революции и по наши дни неприличным считалось отсутствие какой-нибудь борьбы соответственно: за революцию, за победу пролетариата, за коммунизм, за социализм, за мир, наконец - за капитализм. В редкие периоды затиший начиналась борьба: со скрытыми внутренними врагами, с противниками коммунизма во всё мире, на худой конец - за урожай!

Так уж получалось в моей биографии, что знакомство с новыми районами, городами и странами никогда не являлось самоцелью, а было хоть и приятным, но второстепенным делом. Оно сопутствовало выполнению основных серьёзных задач, объединявшихся одной целью - зарабатыванием денег для себя и своей семьи на жизнь, или хотя бы на существование (это уж как получится!). Вот и сейчас мне нужно было разведать обстановку в США для развития предпринимательской деятельности и, в перспективе, для возможности проживания там своей семьи.


 

 

2. Москва - Лас-Вегас.

Посадка в аэробус ИЛ - 96

Вот и Шереметьево - 2. Объявили посадку на мой рейс. Началось нудное прохождение таможенного досмотра. Взгляд чиновницы привлекла написанная маслом репродукция с известной картины русского художника Шишкина, которую я вёз в подарок своим знакомым, проживавшим в Сан-Франциско. Клятвенные уверения в том, что эта картина написана моим тестем, работник отечественной таможни восприняла скептически. Мне было предложено подождать специалиста по старинным подлинникам. Рисковал опоздать на рейс, поэтому вежливо отказался, и тут же подарил эту картину бдительной таможеннице. Просто поставил репродукцию у её ног и пошёл к пункту пограничного досмотра. Только после этого меня остановили, и картина торжественно была возвращена без экспертизы. Благополучно прошёл паспортный контроль и занял место в зале ожидания перед посадкой в самолет.

Отвлекшись на рассматривание разношерстной публики нашего рейса, вдруг заметил, что её почти не осталось в зале. Сильно удивившись этому резкому изменению, успел только заметить развевавшиеся от быстрой ходьбы полы плаща последнего из пассажиров. Энергично устремился за ним, и, как выяснилось, очень и очень вовремя! Обнаружил коридор - туннель, соединявший зал ожидания с бортом самолета, побежал по нему и с разбега влетел в огромный салон аэробуса ИЛ-96. В дверях стоял командир корабля. Это был среднего роста плотный черноволосый холёный (по российским меркам) мужчина лет немного за сорок в безупречном форменном костюме. Как гостеприимный хозяин, он лично встречал всех своих гостей - пассажиров.

Раньше не сталкивался с таким отношением к пассажирам, и нововведение пришлось мне по душе. Улыбнувшись, командир поприветствовал и меня, показалось, что немного снисходительно. Моему взъерошенному, несколько растрёпанному виду действительно можно было улыбнуться. Быстро прокрутив это обстоятельство в голове, тут же простил капитана нашего воздушного лайнера, поскольку человек я вспыльчивый, но отходчивый, и, также с улыбкой ответив на приветствие, пошёл к своему месту, предупредительно показанному стюардессой.

Коридор - туннель давно убрали, самолет уехал куда-то в "туманну даль", официальное время взлета давно прошло, но взлетать наш лайнер категорически отказывался. Что поделать, "Аэрофлот" - это вам не какая-нибудь "Люфтганза", это Россия, со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Точность и обязательность, к сожалению, не входят в число наших национальных добродетелей. Ну, это ещё не самые страшные из человеческих грехов. Да и то сказать, сам-то я откуда!

Пассажиры - это народ, которому никто ничего не говорит, но который все знает. Кто-то из соседей передал мне свистящим на весь салон шепотом, что самолет сейчас будут обрабатывать против обледенения, потому что полетим напрямую через Северный Ледовитый океан, и даже через сам Северный полюс. Прямо против моего иллюминатора было расположено крыло, и я увидел, что на него и весь корпус самолёта действительно начали лить какую-то жидкость. Наконец все приготовления закончились, зажглась табличка на двух языках "Пристегнуть ремни", и самолет пошел на взлет.

До этого случая я летал в пределах Советского Союза только на небольших самолетах: ТУ-134 и 156, ИЛ-18, АН - 24, ЯК - 40 и вертолетах МИ-4. В этом же гигантском авиалайнере располагались три ряда кресел, по четыре - в каждом, с двумя проходами в ширину, и до потолка было такое расстояние, что можно было и в волейбол играть. Мне было просто интересно, как же эта огромная махина будет взлетать! Оказалось - совершенно без проблем! В отличие от самолетов меньших размеров, момент отрыва этого аэробуса от земли практически не чувствовался.


Полёт

Самолет набрал высоту, табличка "Пристегнуть ремни" погасла, начался обычный для экипажа полет. Притихший во время взлета народ загалдел, стюардессы начали разносить прохладительные напитки. Познакомился с соседом по ряду Володей. Это был высокий плотный мужчина лет тридцати пяти в коричневом костюме (ладно хоть не - в чёрном и без галстука!). Володя работал заместителем председателя администрации Екатеринбургской области. Вид у него был серьёзный и зна¢чимый, но при беседе пальцы веером не раскрывал, за словом в карман не лез, и вообще, оказался приятным и умным собеседником. Полёт был длинным, и заиметь такого соседа было приятно. Самолет заполнился лишь на треть, и свободных мест насчитывалось немало, особенно ближе к хвосту пассажирского салона.

Вот теперь я почувствовал разницу между отечественной и любой зарубежной авиакомпанией. Только в "Аэрофлоте" можно было курить, если полет длился больше четырех часов. Можно представить себе радость курящего человека, каковым я был (да и есть)! Бегом побежал в хвост самолета, чтобы не пускать дым в нос моим некурящим соседям и закурил! Получил истинное наслаждение! Почему-то на земле папироса не казалась столь вкусной, а дым - приятным. Наверное, потому что во время полёта курить разрешалось в очень редких случаях.

Немного освоившись в салоне, начал смотреть вниз. Стюардесса объявила хорошо поставленным дикторским голосом, что мы пролетаем над Мурманском. Время было позднее, но внизу чуть-чуть проглядывали лишь тусклые немногочисленные огоньки. Как бедные мурманчане находили там дорогу? С этими сочувственными нашим согражданам мыслями я и заснул. Проснулся после нескольких часов сна с чувством сожаления за бездарно потраченное время такого необычного полёта, но сонливость и дальше никак не хотела уходить. Лихорадочно начал размышлять, что бы мне сделать, чтобы проснуться окончательно.

Вдруг впереди, между салонами заметил, что стюардесса наливает кому-то из пассажиров кофе. Быстро поднялся с кресла, подошёл к ней и попросил этого напитка себе. Стюардесса как-то странно посмотрела на меня, но безропотно налила. Тут же следом подошёл Володя и тоже пожаловался на сонливость и выразил большое желание отведать кофейку. Обратился он почему-то ко мне, а не к стоявшей рядом стюардессе, что, безусловно, было спокойнее! Попросить у стюардессы вторую чашку у меня почему-то не хватило духу, отказать Володе тоже. Пришлось честно поделить с ним вожделенный напиток.

Володя с радостью схватил чашку с половиной кофе, но находившуюся в метре перед ним стюардессу с кофеваркой так упорно и не заметил! Вот это - класс! Наверное, только такие люди и могли стоять во главе областных и других администраций и дум, и вообще, управлять советскими людьми. Надо было суметь убедить "массы" поделиться приобретённым, "зажечь" их словесно "голыми руками таскать каштаны из огня", находясь в стороне, но активно участвуя в делёжке! Да, времена Павки Корчагина безвозвратно канули в Лету. Что ж, каждый народ заслуживает тех руководителей, которых достоин.

Позже я узнал, что кофе полагался только пассажирам первого класса, а мы с Володей летели эконом - классом! Такое отступление от принятых правил, было возможно опять же только в России! Что ж, в чём-то выигрываем, а в чём-то проигрываем.

Практически все пассажиры нашего рейса были соотечественниками. Возможно сервис в самолётах "Аэрофлота" был и ниже, но и цена - дешевле почти в два раза, чем в американских авиакомпаниях. Каким-то непонятным образом среди российских граждан затесалась американская семья. Видимо, они решили сэкономить на перелёте, и сразу же за это поплатились. Находясь в салоне рядом с нашими согражданами, нужно держать ухо востро. Американцы же к этому не привыкли, расслабились, решили, "что в сказку попали"! Пассажир, сидевший за американкой, начал устраиваться поудобнее. Он как следует "зацепил" её кресло, так что оно резко дёрнулось вперёд чуть ли не на полметра, и весь кофе из чашечки в её руке вылился на её же кофточку, так и не успев остыть!

Американцы всей семьёй разинули рты от изумления происшедшим. Но это было только началом. Когда они подозвали стюардессу и рассказали ей о случившемся, то натолкнулись на глухую стену непонимания. Они долго что-то пытались объяснить ей о компенсации, судебном иске и других вещах, сопутствовавших подобным инцидентам в Америке. Но наша стюардесса сделала каменное непроницаемое непонимающее лицо, налила им ещё кофе, промокнула пострадавшую салфеткой и посочувствовала ей. Затем она шумно наругала виновника и попыталась быстро ретироваться.

Американка поняла, что ничего не добьётся, во всяком случае, здесь, в самолёте. Она потребовала, чтобы гражданин, толкнувший её кресло, хотя бы извинился перед ней. Но наш соотечественник заартачился, заявив, что задел переднее кресло случайно, и извиняться ему не за что. Тогда стюардесса чуть ли не в десятый раз нашептала ему на ушко, что эта иностранка запросто может "раздеть" "Аэрофлот" на кругленькую сумму. И пусть тогда он не надеется "выйти сухим из воды" - все возможные неприятности, в том числе и солидные материальные убытки, "Аэрофлот" ему обеспечит. Только после этого наш упрямец нехотя, сквозь зубы процедил не очень длинную фразу: "Ну, извините". Сказал так, как будто тысячей долларов одарил! Американцы всё поняли, и больше этот вопрос во время полёта не поднимали.

В салоне постоянно слышался устоявшийся негромкий шум голосов на фоне мощного ровного гула турбин. Часть пассажиров спала, часть - что-то праздновала с обильными возлияниями и громко произносимыми тостами, остальные - смотрели в иллюминаторы или читали. Все летевшие люди время от времени разминались, прогуливаясь по проходам, тринадцать часов полета - это вам не "баран чихнул"! Стюардессы сбились в стайку в хвосте самолета, обсуждая свои непростые проблемы. Подошёл к - своей и попросил у неё фанты. Она долго отрешенно, как сквозь стекло смотрела через меня, потом показала рукой на шкафчик, располагавшийся тут же, в хвосте салона и предложила: "Всё находится здесь. Возьмите сейчас и берите во время всего полёта всё, что Вам понадобится".

"А сколько можно брать?"

"Да сколько нужно, только чтобы не слиплось! И больше не отвлекайте меня по пустякам!".

Тут, несмотря на общее сонливое состояние, проявил редкую сообразительность и прыть, схватил достаточное количество бутылок, которого мне и соседу хватило до конца полета, и пока стюардесса не опомнилась или не передумала, мгновенно ретировался на свое законное место. Снисходительно приняв от "талантливого организатора "масс" советских граждан" Володи честно заслуженные похвалы, продолжил, наконец, изучение пейзажей Северного Ледовитого океана из иллюминатора нашего ревущего крылатого гиганта - современного "птеродактиля". Тем более что стюардесса официальным металлическим голосом сообщила нам важную и интереснейшую новость: "Уважаемые пассажиры! Наш самолёт сейчас пролетает над Северным полюсом планеты Земля!".


Северный полюс

Сколько подготовленных, оснащённых по последнему слову техники своего времени экспедиций нашли вечный покой во льдах, пытаясь добраться до этой точки Земли. Кто сосчитал количество отчаянных упрямых одиночек - полярников, закаленных "белым безмолвием" героев всех времён истории человечества погибших, так и не сумев попасть сюда. Одни из них шли к Северному полюсу пешком или на лыжах, другие - перемещались на собачьих упряжках, в менее отдалённые времена - пытались долететь на воздушных шарах и аэростатах, в совсем недавние - пробивались на ледоколах. И до недавних пор мало кто из них мог похвастаться покорением самой северной точки нашей планеты!

Но даже перелёт на первых несовершенных самолётах над полюсом был подвигом. Я уж не говорю про посадку здесь на такой ненадёжный аэродром, как небольшая льдина. Кстати, льдину, достаточных для посадки размеров, надо было ещё и найти. Как выяснилось - это было не так-то просто! Вспомним хотя бы спасение Папанинской полярной экспедиции. Лично я вспоминаю о ней, когда прохожу по Старому Арбату мимо дома с мемориальной табличкой "Здесь . жил герой - полярник Папанин".

Вот такие мысли вихрем пронеслись в моей голове в столь волнующий момент. Перебирал в памяти всю, известную мне часть истории человечества, относившуюся к этому месту нашей планеты. Попивая "фанту", рассеянно затягиваясь табачным дымом крестообразно смятой и зажатой в зубах и небрежно лихо сдвинутой языком в угол рта "Беломорины" (чтобы после каждой затяжки не вынимать её изо рта) в тёплом просторном комфортабельном салоне, я, как объявила стюардесса: "Пролетал над Северным полюсом!". Жаль, что не удосужился спросить, над каким именно: географическим или магнитным. Хотя это, конечно, ничего не меняло, и для значимости самого события не имело никакого значения.

А пару лет назад немногочисленная российская экспедиция из двух человек решила добраться сюда пешком, как в "старые добрые времена". Путь этих людей чуть ли не ежедневно отслеживался средствами массовой информации. В то самое время, когда полярники уже подходили к полюсу, руководитель одной из отечественных частных нефтяных компаний решил отметить какую-то из своих знаменательных дат именно на Северном полюсе. Может быть, как раз потому, что к этой точке планеты в тот момент было приковано внимание общественности. Небольшой частный самолёт фирмы доставил нескольких избранных сотрудников компании на ровную льдину, где они организовали игру в мини - футбол с последующим небольшим пикничком, после чего, в тот же день вернулись домой. То есть, участники экспедиции, и сотрудники нефтяной компании были на полюсе примерно в одно и то же время. Совершенно случайно они не встретились, иначе это событие было бы ярко описано в прессе.

Теперь представьте себе картину возможной подобной встречи. Измученные труднейшим переходом длительностью несколько недель, одетые в теплую, непромокаемую, наглухо закрытую одежду и тяжело нагруженные необходимым снаряжением полярники преодолевают последний торос, чтобы оставить памятный победный вымпел спонсора экспедиции в точке Северного полюса. И что же они видят? Людей в лёгких спортивных костюмчиках (температура в тот день была всего - 10 градусов С) азартно гоняющих мяч! Добавим меня, пролетающего над ними в тёплом салоне аэробуса с бутылочкой "фанты" в одной руке и папиросой "Беломорканал" - в другой, лениво делающего им приветственный жест "ручкой", и получится красивейшая картина, точно отражающая значение покорения полюса в наше время!

А сейчас и вообще набираются группы для "покорения" Северного полюса: на вертолёте; на лыжах; на вертолёте, а последний километр на лыжах; на ледоколе; и при помощи любых комбинаций этих способов! Наконец, можно "покорить" его подобно мне - пролетая над ним в комфортабельном уютном салоне аэробуса. Конечно и цена такому "покорению" будет соответствующей!

Так как никто из людей до сравнительно недавнего времени добраться сюда не сумел, то высказывались различные, в том числе и самые невероятные предположения о том, как выглядит этот участок Земли: то ли там немыслимой глубины воронка в океане, то ли - высоченные горы, то ли равнина. Столь же фантастические гипотезы выдвигались о климате. Тут были и диаметрально противоположные предположения: о немыслимом холоде, моментально сковывающем всё живое и неживое; о тропической жаре, изнывая от которой здесь живут неведомые племена. Существовала гипотеза о термальных водах, бьющих из-под земли, как на Камчатке, обеспечивающих существование богатейшей неведомой флоры, фауны и возможность расцвета оторванной от остального человечества, а потому отличной от него, своеобразной цивилизации. А как же иначе, ведь здесь на поверхности Земли находится один из концов оси, вокруг которой вращается наша планета! Здесь может быть всё, что угодно!

Итак, что же представлял собой Северный полюс в реальности с борта самолета. Даже сплошного льда в центре "белого безмолвия" не было! Так., водная гладь Северного Ледовитого океана, местами покрытая большими и маленькими айсбергами! Даже ни одной ровной и сколько-нибудь широкой льдины на всём обозримом пространстве я не заметил. Вот если бы добирался сюда без самолета, тогда, скорее всего, совершенно по-другому оценил бы увиденный пейзаж.

Хотя, должен честно признаться, что, не смотря на сегодняшнюю доступность и невыразительность открывшегося и совсем не впечатлившего меня зрелища, испытал все-таки глубокое волнение, и сердце забилось, и почувствовал какую-то гордость за то, что нахожусь над самым, самим Северным Полюсом! Замёрзшие, погибшие герои, пытавшиеся покорить эту точку планеты, ещё теснятся в памяти моего поколения. Их образы и совершённые ими подвиги во имя великой цели познания неизвестного, ещё свежи и ярки. Главным образом благодаря их нечеловеческим усилиям и смертельному риску я и испытал столь сильное волнение.

Но вот, водная морская гладь с редкими плавающими ледяными глыбами закончилась, и начался материк - Северная Америка. Стюардесса - диктор проснулась, встрепенулась и тем же беспристрастным дикторским голосом объявила, что мы летим уже над Канадой.

Первое, что поразило меня, даже после беглого взгляда с борта самолета - это обилие электрического освещения. Пролетали над посёлочком, который и хутором-то, даже с натяжкой не назовешь, потому что было в нём всего-навсего три дома! Но весь он был так освещен, что каждая постройка была видна, как на ладони! Да что там дома! Можно было детально разглядеть каждый заборчик, каждое дерево во дворе! Правда летели мы в преддверии Нового года, и все дома, заборы и деревья были дополнительно окутаны огоньками. Но все равно яркость освещения поразила нас, особенно в сравнении с таким большим городом, как Мурманск, над которым мы пролетали совсем недавно.


 

Сиэтл.

Канада осталась позади, подлетали к городу Сиэтлу - столице штата Вашингтон на Тихоокеанском побережье США. И, что характерно, из Москвы вылетели поздно вечером, перелетели на другую сторону Земного шара и прилетели опять поздно вечером примерно в то же время, того же числа. То есть, если судить по местному времени в Москве и Сиэтле и числам календаря, то мы переместились из Москвы в Сиэтл мгновенно! Вот теперь ещё понятнее стала разница в освещенности наших и американских городов. Сиэтл, при взгляде из окна иллюминатора, представлял собой сплошную полосу электрического света вдоль тихоокеанской бухты, отражавшуюся в её воде! В Сиэтле совершили запланированную посадку, самолёт дозаправили топливом. Для части пассажиров это был конечный пункт, и они покинули самолёт, несколько новых - сели, чтобы пролететь с нами оставшийся небольшой путь до Лос-Анжелеса. Нас временно выпустили в аэропорт города.

Мне естественно нужно было вдохнуть воздух Сиэтла, перекурить волнение от первой встречи с Америкой, то есть выйти из аэропорта на воздух. Представлял это себе примерно так же, как и в Шереметьево - 2. То есть: спускаюсь по эскалатору, преодолеваю раздвижную дверь и выхожу на свежий воздух. Подошёл к эскалатору, спустился, дальше двигался другой эскалатор, спустился и по нему, затем, как я и предполагал, находилась раздвижная дверь. Что-то остановило меня. То ли то, что за раздвижной дверью сразу не было видно улицы, то ли то, что открывшееся помещение чем-то напоминало лифт, а, скорее всего, инстинкт "совка за бугром" - "сомневаешься, - не лезь"!

В аэропорту Сиэтла я был после этого еще только один раз - пролетал обратно в Москву. Но там позже побывали мои родственники. Они и выяснили, что если бы я вошел в раздвижную дверь, то очутился бы в местном аэропортовском трамвайчике, который курсировал по разветвлённой линии, проложенной по зданию аэропорта, и останавливался на его разных высотных уровнях. Так что вернуться назад в ближайшие несколько часов мне не представилось бы никакой возможности! Пришлось бы без документов, билета, денег (оставил у некурящего Володи, я же на минутку покурить вышел!), без знания языка, отстать от своего рейса и кувыркаться в аэропорту Сиэтла! Однако была перспективка!

"Если бы, да кабы". Не пошел я в раздвижную дверь! Нашел недалеко от неё туалет, поздоровался с улыбнувшимся мне аж фиолетового цвета писающим негром, сделал вид, что абсолютно не понимаю английского языка, и под табличкой "No smoking" вальяжно расположился с редкостной здесь заморской папиросой "Беломорканал". Негр неприлично быстро покинул туалет, на бегу застегивая брюки, что меня ничуть не огорчило, тем более что из-за волнения встречи с Америкой был вынужден выкурить две папиросы подряд. Арестовать, оштрафовать меня не успели, так как объявили посадку на наш рейс, и я благополучно покинул аэропорт Сиэтла!


Лос-Анжелес

Вот и закончился наш полет! Приземлились в аэропорту города Лос-Анжелеса - столицы- "золотого" штата Америки, дававшего приблизительно 30% штата Калифорния прибыли в бюджет государства, как утверждали плакаты вдоль дороги. В аэропорту нас повели к таможенному пункту. Параллельно с нами, к соседнему пункту двигалась очередь с самолета, прибывшего с Гавайев. Эту картину надо было видеть!

Мы стояли в шубах и меховых шапках. Я был одет в расстегнутый замшевый овчинный тулуп (температура воздуха в Лос-Анжелесе составляла в этот момент +30 градусов С), с нестриженной овчиной вовнутрь, одна из женщин нашего рейса, стоявшая рядом со мной - в распахнутую яркую огненно-рыжую нестриженную лисью шубу, мехом наружу, все были в зимних сапогах. Рядом с нами стояли муж и жена с Гавайского самолета в пёстрых разноцветных майках и шортах, разрисованных видами морского побережья с раскидистыми пальмами, в открытых сандалиях, изумленно взиравшие на нас! Оставалось сделать вид, что для нас обычное явление ходить в меховых шапках и шубах при тридцатиградусной жаре, и независимо продвигаться к таможне.

В отличие от - советской, американскую службу досмотра наш багаж не интересовал вообще, нас только спросили, на какое время мы прилетели. Мы начали судорожно соображать, что сказать, так как путевки у членов нашей туристической группы были всего на десять дней, а мы хотели остаться ещё хотя бы на месяц. Нас не стали слушать и всем "шлёпнули" штампы в паспорта с разрешением на въезд на шесть месяцев! Минуты паспортного контроля, и мы вошли в зал аэропорта.


 

Тимофей

Итак, мы, наконец-то, вышли на свежий воздух. Свежий-то он конечно свежий, как-никак морской, но душный, несмотря на обилие прямо рядом с аэропортом толстенных пальм с огромными кронами, полностью закрывшими палящее солнце. Прилетели мы в составе небольшой туристической группы из Челябинска в составе семи человек. Нашим гидом по намеченному маршруту был русский эмигрант из Риги - Тимофей.

Это был среднего роста коренастый широкоплечий мужчина лет тридцати пяти. Был он круглолицым, кареглазым черноволосым в больших роговых очках, что придавало серьёзности, солидности и значимости его внешнему виду, хотя в ходе беседы он оказался человеком лёгким в общении, добродушным и остроумным. Тимофей жил в США уже десять лет, освоился, получил вид на жительство - "зелёную карту", и, в связи с открытием "железного занавеса" в СССР, пытался освоить новый вид бизнеса - туризм из России.

Во время переездов в микроавтобусе (за рулём для экономии был он сам), Тимофей рассказал нам, что приехал сюда почти без гроша. Более того, он не мог оформить документы на выезд, пока у него официально не приняли квартиру в центре Риги, в которой он проживал. Представителям власти спешить было некуда, и Тимофею пришлось уговаривать их, "проставляться" коньяком, конфетами в коробках и прочими немыслимыми и редкостными деликатесами советского времени, чтобы они бесплатно приняли у него квартиру и выдали необходимую справку об этом.

Он с завистью говорил: "Теперь-то в СССР стало возможным, уезжая на постоянное место жительства за рубеж, продавать квартиру, так что новые эмигранты сейчас приезжают хоть с какими-то деньгами, не то, что мы. А некоторые привозят с собой и чемоданы наличных долларов! Американцы в наличном обращении используют только мелкие деньги, поэтому искренне удивляются таким случаям, теперь уже не редким. Да и начинают трудовую деятельность здесь теперешние эмигранты из бывшего СССР по-другому. Я первое время работал разнорабочим у хозяина в частном гараже. А во время перерыва убирал совочком фекалии за собачками на территории этого гаража".

Тимофей рассказал нам несколько познавательных историй о взаимоотношениях между американцами. Придя утром в автомастерскую, куда его приняли на работу, Тимофей поздоровался с лучезарно приветливо улыбавшимся сотрудником. Тот спросил его: "Как дела?". Тимофей по старой российской привычке начал коротко рассказывать о своих проблемах. Однако собеседник удивлённо посмотрел на него, а уже через минуту и вовсе перестал слушать, всем видом показывая, что фраза была произнесена автоматически, и известия о трудностях Тимофея ему неинтересны, да и на самого нового товарища по работе ему глубоко наплевать.

То же самое произошло и в беседе с другим человеком, работавшим в этой мастерской. Тимофей не был толстокожим, и в первый же день понял, что в США он (как и все остальные граждане) будет теперь всегда один на один со всеми жизненными невзгодами, то есть, даже поделиться ими ему будет не с кем.

Мне он сообщил: "Вы, жители бывшего СССР, не обращаете внимания, и представить себе не можете, как много значит простое человеческое участие и сочувствие! Просто считаете его самим собой разумеющимся и купаетесь в нём, переживая об отсутствии таких же материальных благ, как в США или Западной Европе!". Это был первый пункт в списке его потерь, которые он понёс, переехав из нищего СССР в богатую благополучную Америку! Уже позже он примкнул к кружку наших эмигрантов, державшихся вместе, и вздохнул полной грудью. Выяснилось, что без дружеского, приятельского общения на душевном, а не формальном уровне, выходец из нашего бывшего Союза начинал в прямом физическом смысле этого слова задыхаться. Ему начинало не хватать для дыхания этого "свободного воздуха самой свободной страны в мире"!

Покидая нашу страну, законопослушный Тимофей радовался, что теперь вокруг него не будет беззакония, "телефонного права", жизни "по понятиям", что пусть полицейское, но правовое государство, "бесстрастная Фемида", защитит его от всех жизненных невзгод. Однажды он поставил машину в неположенном месте, потому что его - обычное было занято, и мест на разрешённой стоянке вообще не было. Однако его машина никому не мешала, и Тимофей был уверен, что всё обойдётся. Выйдя из машины, он поздоровался с проходившим в этот момент соседом, приветливо улыбнувшимся ему.

Через десять минут к Тимофею зашли полицейские, оштрафовали его и потребовали, чтобы он переставил машину на разрешённое место. Тимофей недоумевал, как удалось служителям правопорядка моментально увидеть это незначительное правонарушение и, тем более, отыскать дома владельца неправильно припаркованной машины. "А ларчик просто открывался!". Выяснилось, что первым действием "благожелательного" соседа по приходу домой, был звонок в полицию с подробнейшим "закладыванием" Тимофея! Это было вторым открытием, повергшим Тимофея в шок. Оказалось, что здесь все непрерывно "стучат", друг на друга, что это их образ жизни, что так выглядит их "участие" в делах друг друга и "сочувствие" по отношению к согражданам!


 

В городе

Нас разместили в обычном для Лос-Анжелеса номере придорожного мотеля на двоих за тридцать два доллара. Там стояли две широченных кровати и готовая к включению, заправленная молотым кофе и водой кофеварка, что было очень - очень кстати, тем более, что продуктов провозить с собой нам не разрешила санитарная противоэпидемиологическая таможенная служба, а так как в Лос-Анжелесе была ночь, то магазины - закрыты и мы - голодными, "как волки зимой".

Пока мой сосед принимал душ, я включил кофеварку. В эту ночь мы почти не спали: во-первых, велико было общее волнение, во-вторых, очень необычна обстановка, в-третьих, "голод не тетка" - мы бы с огромным удовольствием что-нибудь съели! Да и попасть из зимы в субтропики было настолько необычно, что время от времени просто физически у меня создавалось ощущение нереальности происходившего.

Мы с несколькими одногруппниками гуляли в непосредственной близости от мотеля, упивались этим теплым, насыщенным морскими запахами воздухом, волнами приносимым нам слабыми порывами ветерка, пили "кока-колу" из автоматов за двадцать пять центов. Я не мог отказать себе в удовольствии покурить свой "Беломорканал" в этом райском уголке планеты, в отличие от многих районов России, точно предназначенном для жизни людей. Обычно я курил сигареты. Но, узнав от знакомых, что "за бугром", по крайней мере, в США, папирос не производили, взял с собой и "Беломорканал".

Утром, перед долгожданным и заранее предвкушаемым походом на завтрак в кафе, здесь же у мотеля, мы стали свидетелями очень занимательной сценки. Пожилая супружеская пара (по нашим меркам им можно было дать на вид по сто лет!) поддерживая друг друга под локоть, подошли к широченному автомобилю "Шевроле", с трудом уселись в него, и тут произошло чудо. Автомобиль рванул с места так, словно за рулем сидел двадцатипятилетний гонщик, и точно огибая все неровности двора, на огромной скорости вынесся на улицу. Коротко взвизгнули тормоза перед поворотом на дорогу, и, спустя нескольких мгновений, "Шевроле" как говорят у нас в России - "Митькой звали". Мы на несколько минут остолбенели от удивления.

Да уж, вот в такие моменты понимаешь рассказы американцев о том, что они с самого детства не расстаются с автомобилем и даже пятьдесят метров за газетой к почтовому ящику настоящий американец не пойдёт пешком, а обязательно подъедет на машине. У него может не хватать сил ходить пешком (по возрасту или по болезни), но на машине он сможет поехать всегда! Этого у них не отнять, и нашим гражданам в этом вопросе до них так же далеко, как до Луны!

После завтрака нас повезли в "даун-таун" - деловой центр Лос-Анжелеса, состоявший сплошь из одних небоскребов, в которых располагались офисы фирм. Сами жители пятнадцатимиллионного мегаполиса в основном проживали в частных одно - , двух - , и трехэтажных домах, утопавших в зелени, и расположенных довольно далеко друг от друга. То есть, в нашем понятии собственно городом-то можно было назвать только этот самый "даун-таун" - нежилой деловой центр Лос-Анжелеса. Такую компоновку столь густонаселенного мегаполиса я видел впервые, и конечно, был ею немало удивлен. Ну и, безусловно, как музыка звучали названия: Лонг-Бич (тихоокеанское побережье Лос-Анжелеса с виллами голливудских знаменитостей), Беверли-Хилз (район города, непосредственно застроенный жилыми домами известных голливудских звезд) и, конечно сама мировая фабрика грез - Голливуд!

Затем нас отвезли в один из супермаркетов. Поскольку это был первый подобный магазин, который мы посетили за океаном, то глаза у нас разбежались. Через несколько часов экскурсии по нему, присев на скамеечку у фонтана, внутри этого магазина уже не могли ни на что реагировать. Сидели обессиленные и могли уже только рассматривать стоявший рядом дорогой отель в форме замка, с круглыми зубчатыми башнями. Внешне это был настоящий средневековый замок в натуральную величину. Он был нам интересен, так как у нас в стране ничего подобного не было.

К нам подошел служащий магазина, афроамериканец. Мы уже были строжайше проинструктированы, что негров можно называть либо "черными", либо "афроамериканцами". Слово "негр" (в местном варианте произношения - "ниггер") являлось жесточайшим оскорблением, за которое обидчик мог заплатить не только здоровьем, но и жизнью. Так вот, этот служащий, через одного из наших товарищей - туристов, доморощенного переводчика, спросил, откуда мы, и не нужна ли его помощь. Ответили ему, что мы из России и что помощь не нужна. В то время американцы ещё не были избалованы посещением русских, и афроамериканец уважительно произнес: "О, ваш дом далеко, отдыхайте, не буду мешать!" На следующее утро нас, отдохнувших, повезли в Голливуд на экскурсию.


Голливуд

Вдоль горы были расставлены на зеленом травяном фоне огромные белые буквы "HOLLIWOOD", это и было началом и входом в фабрику грёз. Голливуд располагался вдоль горы в нескольких уровнях, застроенных съёмочными павильонами, площадками и городками. Чтобы посмотреть всё, нужно было очень много времени. Нам за отведенные три дня можно было только составить общее впечатление от этого города в городе и посетить отдельные аттракционы, поставленные на различных площадках по мотивам снятых на этих же площадках фильмов.

Первый, самый верхний ярус павильонов, который мы более или менее осмотрели, состоял из площадок, где снимались фильмы о "диком Западе" - "вестерны". Ковбойские шоу органично вписывались в интерьер из деревянных заборов, домов и вывесок: "Салун", "Сити", "Шериф" и тому подобных. Овеянные романтикой, постройки, в точности, воспроизводившие небольшой городок ковбойской Америки времён колонизации белыми пионерами дикого индейского Запада, занимали одну часть яруса. Остальную территорию первого уровня Голливуда занимали дома и постройки Америки тридцатых годов, не без помощи актёров, пропитанные гангстерским духом того времени. Общая атмосфера, царившая тогда в стране, отражалась в соответствующих шоу. И ковбойские, и гангстерские шоу мы с огромным интересом отсмотрели.

Актеры, участвовавшие в красочных ярких представлениях и просто проходившие по улочкам этих искусственно воссозданных городков в одежде того времени, не выходя из своих образов, подходили к туристам, общались с ними, не выходя из своей роли. Эти дополнительные импровизированные короткие уличные представления, происходившие спонтанно и, зачастую совершенно неожиданно для туристов, были очень забавными, и вносили элемент непредсказуемости в размеренную, точно регламентированную по времени жизнь воссозданных здесь старинных американских городков.

Если проходившие артисты видели фотографировавшихся туристов, то без дополнительных просьб вставали рядом с ними, вальяжно обнявшись с ними, или заняв какую-нибудь другую импровизированную позу, соответствующую духу изображаемого ими места и времени. К нам тоже во время фотосъёмки подошли актёры местного шоу, мужчина и женщина, в полном ковбойском облачении и вооружении. Они спросили, откуда мы. По утверждению наших туристов, я очень гордо ответил: "Ай, рашен!". Россия, безусловно, не последняя страна в мире. Я бы даже сказал, что во многих аспектах жизни, по многим достижениям (правда, не только положительным!) она - первая. Однако природная скромность удерживает меня от безаппеляционности, я же не американец (они, по-моему, слова "скромность" вообще не знают!). Ну, хорошо, пусть будет - одна из первых!

Затем два актёра, изображавших гангстеров тридцатых годов в черных фраках и бабочках, в черных же очках и шляпах - котелках подъехали к месту выступления на старом, пробитом пулями полицейском автомобиле, с действующим рупором над салоном. Они что-то выкрикнули угрожающе и начали танцевать и петь рок-н-ролл в стиле тех же тридцатых годов. Актёры заметили наш неподдельный интерес к ним и их выступлению. На обратном пути их полицейская машина затормозила недалеко от нас, и из рупора раздалась английская речь, которую нам переводил Тимофей: "Леди, идите к нам, у нас есть водка, черная икра и крабы, с нами вам будет хорошо!" После этого они вышли из машины и картинно встали у её открытых дверок.

Одна девушка из нашей группы тотчас же подбежала к "гангстерам". Они её обняли, и я быстро и внешне почти профессионально: с колена, сбоку, "стоя на ушах", и из прочих немыслимых положений, - сделал несколько снимков. Проводил фотосъёмку не менее картинно, чем "гангстеры" стояли у машины. И только когда их полицейский ретро - автомобиль поехал дальше, заметил, что забыл снять шторку объектива фотоаппарата! Я пытался остановить машину, рвал волосы на себе где можно, и где нельзя, но момент был бесславно упущен. Были бы виновные в сем злодеянии, я бы их, если бы не покусал, то уж "наругал по-русски" точно. Но так как виновен был я, а себя и бить, и материть было бессмысленно, то пришлось, разочарованно вздохнув, смириться с тем, что я потерпел "фиаско" в роли фотографа, и продолжать исследование Голливуда более собранно.

Затем мы посетили шоу на велосипедах по следам фантастического фильма об инопланетянине в образе древнего ящера. Велосипеды были жестко закреплены, мы сели на них, назвали свои имена, и велосипеды поехали по первобытному, ночному слабоосвещенному древнему лесу юрского периода. Декораторам удалось создать полную иллюзию мрачного, еле освещённого, таинственного, загадочного, устрашающего древнего леса. Одни только папоротники в виде огромных деревьев чего стоили! Пейзаж подчёркивали странные, загадочные звуки, по-видимому, принадлежавшие различным неведомым животным или птицам, а может быть и каким-то разумным существам. Простор для фантазии здесь был не ограничен!

Самый захватывающий дух момент шоу наступил тогда, когда мы вылетели на своих велосипедах над залитым электрическим светом ночным городом, и создалась полная иллюзия полёта над ним. Когда, наконец, приземлились, вдруг в темноте сбоку загорелись фары, и, раздвинув густой кустарник, из тёмного леса между двух могучих папоротниковых деревьев внезапно выскочил автомобиль и с ревом устремился на нас. Однако мы успели проскочить мимо него. Наконец, около самого выезда из неведомого леса, инопланетянин - ящер, простился с нами на английском языке, назвав наши имена.

Следующее шоу, которое нам довелось отсмотреть, было поставлено в стиле фантастических боевиков будущих времён. Действие происходило после гибели цивилизации. Повсюду стояли огромные, размером в десять и более метров высоты и диаметра, цилиндрические и прямоугольного сечения ржавые баки, цистерны из-под нефти, бензина, мазута и других нефтепродуктов. Все эти декорации были частично погружены в воду, и площадка - арена была полностью залита водой, на поверхности которой расплывались многочисленные масляные пятна, и от всех декораций пахло нефтью. Дикие, одетые в черную кожу мужчины и женщины, с выбритыми гребнями из волос на головах, как у современных панков, с пирсингом на всех возможных и невозможных частях тел, верхом на водных мотоциклах гонялись друг за другом по воде, стреляя из автоматов, огнемётов, пулеметов и гранатомётов.

Время от времени они падали с довольно большой высоты, с верха железных баков в воду, переворачивались на водных мотоциклах, "поражённые" вражескими пулями картинно вскинув руки падали назад с несущихся на полной скорости гидроциклов. И, наконец, в завершение шоу, к арене подлетел огромный гидроплан, сел на воду, гася скорость, и подплыл почти вплотную к зрительским трибунам, угрожая раздавить всё и всех на своём пути!

Что-что, а массовые зрелища устраивать американцы были мастерами. На следующий день мы спустились на длиннющем эскалаторе в несколько ниже расположенных ярусов. Осмотреть их все не представлялось возможным, поэтому мы остановились на одном. Попали в павильон, где нам продемонстрировали съёмку ответственных моментов фильмов с нашим участием.

Первой снималась сцена убийства маньяком женщины в ванной, а во второй - главный герой висел, пытаясь удержаться на пальце статуи Свободы в сильный ветер. Я не буду утомлять техническими деталями съёмки этих сцен. Была очень интересна реакция американцев на приглашение, поучаствовать в этих съёмках в качестве действующих лиц. Раздался дружный рев и все 100% присутствующих громко и безаппеляционно выразили желание сниматься в любом из предложенных эпизодов. Молчали только наши российские туристы.

Вечером второго дня мы попрощались с Голливудом. Было жаль, потому что осматривать его только начали, осталось очень много интересного, не увиденного. Горечь прощания с "фабрикой грёз" нашей планеты сглаживалась только тем, что назавтра нам предстоял путь в не менее интересное и легендарное место в США и на всей планете - в сам Лас-Вегас - мировую столицу игорного бизнеса!


Дорога в Лас-Вегас

Утром погрузились в микроавтобус и поехали из Лос-Анжелеса в Лас-Вегас. Нам предстояло проехать из Калифорнии через Кордильеры, их составляющую часть под названием - Скалистые горы, через часть пустыни, покрывавшей штат Неваду.

Дело в том, что Невада относилась к одному из немногих штатов, где был разрешен игорный бизнес. Мы ехали по "фривею" (магистрали). Скорость на спидометре достигала 120, а нас даже не качнуло на кочках, неровностях дороги. Это могло означать только одно - их не было. Во время пути с удивлением узнал, что цифры скорости на спидометре были показаны в милях. То есть, скорость нашего передвижения составляла приблизительно 170 км /час. Вот это да! Хотя мы ехали и с большой скоростью, но из-за значительного расстояния, долго огибали повороты серпантина по Скалистым горам.

Рельеф и общий пейзаж были суровыми и очень необычными для России, да и для всего СССР. Ни в южных, ни в северных районах нашей страны я не встречал ничего подобного увиденным здесь диким, почти безжизненным красотам. Природные "лунные" ландшафты выплывали из-за поворотов "фривея" один другого краше. Вокруг повсюду, насколько хватало глаз, протягивалась пустынная, безжалостно выжженная солнцем и высушенная ветром песчано-каменистая поверхность земли. Из растительности можно было увидеть лишь небольшое количество травы - преимущественно колючек, да редкие чахлые деревца с неровными ветвями и нечастыми листочками. Иногда встречались необыкновенные кактусы размером с дерево.

Где-то неподалёку от нашей магистрали находился национальный природный заповедник с долиной кактусов, представлявшей собой редкий лес из огромных деревьев-кактусов, но в нашу туристическую программу его посещение не входило, и мы туда так и не попали. Причудливые эоловые (ветровые) формы выветривания скал в виде: грибов с отрицательными уклонами бортов и каменными "шляпами" сверху; стелл с вертикальными стенами; и других скалистых останцев разрушенных гор самых причудливых, необычных форм и разных размеров, сопровождали весь наш путь через Калифорнию до границы с Невадой. Такие пейзажи с эоловыми формами выветривания гор часто использовал Голливуд в качестве арены действия при съёмках вестернов на диком Западе. В России для широкой публики в своё время был показан снятый в этих местах известный голливудский вестерн - "Золото Маккенны".

Начиная приблизительно с этих мест, и далеко на восток на обширных территориях нескольких современных штатов проживали и сражались с пионерами Дикого Запада - колонистами индейцы племени "апачи". Во время пересечения участка Скалистых гор, сопровождавший нас Тимофей коротко освежил в нашей памяти этот пласт американской истории. События давно минувших дней, происходившие в этих местах будоражили наше воображение, чему сильно способствовала окружавшая дикая природа, сохранённая в первозданном виде.

Невольно представил себя на месте пионера - переселенца, ехавшего не в современном микроавтобусе, а в конной повозке или почтовой карете. Казалось, что вот-вот из-за скалы выскочат полуодетые дикие грозные бесстрашные апачи верхом на лошадях, с лицами и телами, покрытыми боевой раскраской, со страусовыми перьями на головах, с томагавками и луками в руках. Невольно вслушивался в прерывистый свист свободно гулявшего здесь ветра, не раздастся ли высокий пронзительный воинский вой - клич апачей, от которого мороз пробегал по коже у их противников. Только завывающий порывистый ветер помнит поимённо прежних хозяев этих диких, безжизненных "лунных" ландшафтов.

Кордильеры остались позади, и мы пересекли границу Калифорнии и Невады. Пейзаж резко изменился. Теперь мы пересекали пустыню Невады, покрытую столь же скудной растительностью, что и эоловая равнина Скалистых гор Калифорнии, но - ровную. По ней можно было бы проехать на машине, если бы не кочки, и не запрет не только на проезд по ней, но и даже на короткую остановку на "фривее", протягивавшемся через неё. Допускалась только вынужденная аварийная остановка. Останавливаться можно было только на редких, специально оборудованных стоянках.

Американцы ревностно берегли свою природу даже в тех районах, в которых, на первый взгляд, и охранять-то - нечего! Температура воздуха повышалась, наш микроавтобус разогревался на солнце и, если бы не кондиционер, которым, к счастью, была оборудована машина, мы задохнулись бы от духоты. Порывы знойного раскалённого сухого пустынного ветра не только нисколько не охлаждали, но наоборот, усиливали перегрев организма, сушили его и повышали жажду. Всё это мы вполне успели прочувствовать за те полчаса, которые находились на одной из стоянок во время запланированной остановки.

Безжизненная полупустынная природа со скудной выжженной растительностью, как будто специально была выбрана архитекторами - основателями странного загадочного города в качестве контрастного фона для красивейшего из развлекательных центров, признанного столицей игорного бизнеса мира, для города - сказки для взрослых (как называли его сами американцы) - Лас-Вегаса.


3. Лас - Вегас.

Въезд в город

К Лас-Вегасу подъезжали вечером, но температура раскалённого за день воздуха составляла ещё + 40о С.. Напомню, на Урале в это время стояли тридцатиградусные морозы. Вот уж воистину - из огня да в по¢лымя! Вокруг было уже темно. Примерно за десять километров до города мы увидели мощный яркий луч света, уходивший от земли вертикально вверх. Позже выяснилось, что это был луч, создаваемый несколькими мощнейшими прожекторами отеля "Луксор". Это казино - отель был интересен тем, что, по величине, форме и ориентировке граней по сторонам света, являлся точной копией великой египетской пирамиды Хеопса!

Лас-Вегас располагался в неглубокой, широкой пологой ложбине, окружённой невысокими холмами. Весь этот участок природы находился в Невадской пустыне. Тимофей поведал нам историю его возникновения. В 1829 году караван, направлявшийся в Лос-Анжелес, сбился с пути. Несколько человек, среди которых был мексиканец Рафаэль Ривьера, отправились на поиски воды. Рафаэль нашёл родник с оазисом вокруг него, который так и назвал - "Лас-Вегас", что в переводе с испанского означало - "пойменные луга".

С расстояния приблизительно в один километр город открылся нам полностью. Я долго подбирал слова, чтобы описать открывшуюся картину творения рук человеческих. Думал, как рассказать об этом море электрического огня, освещавшего город, как днём, буйстве огней разных цветов и их сочетаний, об этих разрисованных разноцветными электрическими огнями огромных казино - отелях. Как можно передать эту разнообразнейшую музыку, доносившуюся то из одного, то из другого казино, а то и просто из какого-нибудь рекламного, обклеенного яркими разноцветными плакатами автобуса, курсирующего по улицам Лас-Вегаса. Но понял, что таких слов не существует в природе, и решил попытаться просто рассказать об увиденном великолепии, как умею.

Каждое казино строилось по специальному проекту, и не было похоже ни на одно другое, представляя собой абсолютную индивидуальность, тем более яркую, чем большей фантазией обладали их владельцы и архитекторы. Отели были очень разными, построенными в виде самых причудливых форм. Здесь были: и корабль, и лев, и пирамида, изумрудное здание, цирк, небоскрёб, открытая книга и многое - многое другое! Можно долго описывать разнообразие форм, окраски и электрического освещения казино - отелей, старательно подобранную к стилю каждого из них музыку. Но невозможно человеческими словами выразить воздействие этого зрелища весёлого, легкомысленного и в то же время величественного и прекрасного ночного Лас-Вегаса на психику людей, воочию увидевших это безграничное буйство разноцветных ярких электрических огней. Трудно описать детское восхищение, "телячий восторг" серьёзных взрослых людей от этого поистине ошеломляющего зрелища!

Микроавтобус медленно ехал по бульвару Лас-Вегаса, протянувшемуся приблизительно на 3-4 километра, и его центральной, самой оживлённой части - улице Лас-Вегас Стрип к нашему казино - отелю "Максим". В салоне стояла гробовая тишина, было слышно только лёгкое сдерживаемое дыхание каждого пассажира, безостановочные щелчки фотоаппаратов, да непрекращавшееся жужжание любительских кинокамер. В темноте у кого-то изумлённо, а у большинства восторженно блестели глаза.

После возвращения в Россию я видел много документальных и художественных фильмов о Лас-Вегасе. Но ни один из них не смог даже приблизиться к воздействию через зрение и слух на эмоции человека так же, как живое непосредственное личное созерцание, обоняние, прослушивание, впитывание каждой клеточкой души и тела всей разнообразнейшей гаммы флюидов самой атмосферы этого удивительного города - сказки. От небывалой, невозможной красотищи, просто перехватывало дыхание! Временами казалось, что я грежу наяву, потому что такого не может быть! Быстро разместились в отеле, и тут же пошли гулять по ночному Лас-Вегасу.

Было светло, как днём. Сила освещенности обманчиво казалась такой большой, что я снимал на фотоаппарат без вспышки. Все снимки получились, но оказались сероватыми, как в сумерках.

Самыми насыщенными отелями-казино были игровые кварталы, располагавшиеся на бульваре Лас-Вегас и его центральной части - Лас-Вегас Стрип, а также на улице Фермонт, правда, в меньшей степени. Чтобы перейти с одной стороны этих улиц и бульвара на - другую, необходимо было воспользоваться одним из многочисленных эскалаторов или подземных переходов - туннелей. Автомобильное движение по улицам игровых кварталов было настолько оживлённым, что перейти их поверху не представлялось возможным без серьёзного риска для жизни.

Недалеко от казино - отеля "Максим", в котором мы останавливались, располагался казино - отель "Розовый фламинго". Надо сказать, что казино здесь всегда, с момента основания города, работали в условиях жесточайшей конкуренции друг с другом и, время от времени, некоторые из них не выдерживали борьбы и прогорали. "Розовый фламинго" устоял до сих пор, хотя был одним из самых старых в Лас-Вегасе. Именно с него и началась история Лас-Вегаса в качестве - американской, а затем и мировой столицы игорного бизнеса.

В городе проживало полмиллиона жителей, и при этом двадцать пять миллионов посещало его ежегодно! Здесь заключалось сто тысяч браков в год, иными словами, в Лас-Вегасе праздновалось приблизительно 300 свадеб в день! Со слов нашего гида, отдыхавшие американцы (и не только) оставляли в Лас-Вегасе около четырёх миллиардов долларов в год. Примерно треть этой суммы уходила на азартные игры.


"Розовый Фламинго"

Наш гид Тимофей пересказал историю - легенду возникновения казино - отеля "Розовый фламинго". Основателю этого казино, гангстеру Бенджамину Зигелю по прозвищу "Багги" (в переводе означает - "чокнутый") якобы было видение, что именно ему нужно построить очередное казино в Лас-Вегасе именно в том месте, где оно сейчас и стоит. Он скрупулёзно подсчитал максимально возможные затраты на строительство по определённому проекту и минимальную предполагаемую прибыль. Даже при таком способе подсчёта дело казалось выгодным, и он начал строительство на свои деньги, рассчитывая уложиться в имеющийся у него миллион долларов, полученный от удачной сделки купли и последующей продажи одного из игорных домов здесь же - в Лас-Вегасе.

Однако изменения проекта, роскошные улучшения отделки в ходе строительства привели к многократному удорожанию первоначально планируемой стоимости возведения казино, и заказчику пришлось влезть в большие долги и взять в совладельцы своего могущественного дружка - гангстера Майера.

Несмотря на это "Багги" всё же рассчитывал быстро окупить даже такие непредвиденные, значительно завышенные расходы за счёт прибыли "Розового фламинго". Торжественное открытие казино состоялось на Рождество 1946 года, и прибыль составила приблизительно 10% от - ранее планируемой. Посетители предпочитали оставлять деньги в автоматах, стоявших в гостиницах, чтобы в любую минуту можно было отдохнуть. "Багги" понял, что жизненно необходимо совместить казино с отелем, и начал пристраивать первую башню - отель, получившую название "шампанское". (На сегодняшний день у "Розового фламинго" четыре такие башни - отеля). Стоимость казино с башней - отелем составила шесть миллионов долларов! В то время это была огромная сумма. В январе следующего года отель принял первых постояльцев, и прибыль казино в десять раз превысила планируемую. В результате отель - казино "Розовый фламинго" окупил себя менее чем за год!

Но совладельцы Зигеля не дождались этого. Они заподозрили "Багги" в воровстве крупных сумм во время строительства и в марте того же 1947 года Бенджамин Зигель был застрелен гангстером (предположительно, человеком Майера) в номере своего детища - отеля "Розовый фламинго", так и не увидев окончательного триумфа воплощения в жизнь своей идеи создания симбиоза - дуэта казино - отель. По этой реальной истории, со временем обросшей домыслами и превратившейся в легенду, Голливуд поставил один из фильмов. Не знаю, как вам, а мне было искренне жаль этого бизнесмена - романтика, несмотря даже на его гангстерское прошлое. С "Розового фламинго" и начал образовываться игровой квартал города, то есть та его часть, которая превратила Лас-Вегас в мировой игровой центр.


Казино - отели

Через дорогу от "Розового фламинго" расположились казино под названиями: "Аладдин" и GМ Гранд". "Аладдин" был воссоздан по мотивам сказки "Волшебная лампа Аладдина", а казино кинокомпании "МGМ" "Гранд" - по сказке "Волшебник изумрудного города". Соответственно сюжету сказки казино "Аладдин" покрыли листами жёлтого цвета, и оно светилось золотым светом, символизируя и золото, и раскалённую солнцем песчаную пустыню. (Недавно узнал, что "Аладдин" не выдержал конкуренции и был безжалостно взорван, освобождая место для более перспективного отеля.) "Казино "МGМ Гранд" имело покрытие зелёного цвета и полупрозрачная его оболочка была подсвечена изнутри, поэтому выглядело оно, как огромный прекрасный изумруд!

Во всех казино обстановка и облачение персонала выдерживались в едином выбранном стиле, соответствующем самой постройке. Так, например, в "МGМ Гранд" расхаживали: Страшила, Дровосек, Элли, Гудвин и прочие персонажи "Волшебника изумрудного города", и обслуживающий персонал был одет в стиле той же сказки - во всё изумрудно - зелёное. И вообще, весь интерьер этого отеля - казино был выдержан в изумрудно-зелёных тонах.

В "Луксоре" всё, включая одежду сотрудников, блюда ресторана, настенные рисунки, было выдержано в египетском стиле. Даже причёски и макияж официантов были выполнены в соответствии с древнеегипетскими. Время от времени по казино проходил сам фараон в окружении жрецов. Рядом с пирамидой разместилась огромная статуя сфинкса, лежавшего - сидевшего в традиционной позе семейства кошачьих. Через отель был проложен канал, по которому, за символическую плату можно было на египетской узкой лодке с высоким завитым носом в сопровождении гребцов с шестами, проплыть по лабиринтам водных канав, проложенным под "Луксором". Внутри казино, вдоль стен до самого верха располагались ярусами номера отеля. То есть, каждый вышерасположенный ряд повисал над залом казино, не имея под собой опоры. Такого расположения номеров отеля мы ещё не видели и были поражены им, что было и не удивительно, особенно если учесть величину пирамиды.

Именно из "Луксора" в ночное время светили вертикально вверх единым лучом несколько прожекторов, создавая дополнительный маяк - ориентир прилетающим на местный аэродром самолётам. Все наружные стены номеров отеля "Луксора" были сделаны из такого же прозрачного в одном направлении, и почти непрозрачного - в противоположном стекла, как и в нашем "Максиме", да и в большинстве других отелей. То есть, обитатели "Луксора" могли без помех рассматривать прямо из окна своего номера ночной красавец - город, оставаясь невидимыми с улицы. С внешней стороны ночью, грани пирамиды были просто усеяны ровными правильными рядами тускло светящихся точек, источниками которых были люстры в номерах "Луксора".

В помещениях "Цезаря" несколько раз в день расхаживал римский император со свитой военачальников в блестящих разноцветных доспехах, и весь персонал, преимущественно состоявший из стройных девушек, ходил в соблазнительных тогах и туниках, которые оставляли открытым больше, чем прикрывали, а весь интерьер казино был строго выдержан в римском стиле. При входе в казино "Цезарь" стояли мускулистые мулаты - охранники в полных доспехах римского воина. Рядом с казино разместились стати людей и животных в древнеримском стиле. Кое-где стояли даже скульптурные композиции, изображавшие сцены из жизни античных героев.

Вся политика любого казино в Лас-Вегасе была направлена на достижение одного результата: заинтересовать и завлечь максимальное количество приехавших в город людей, а затем любому посетителю - потенциальному игроку должно было понравиться здесь больше, чем у соседей - конкурентов, он должен - остаться, войти в азарт и проиграть как можно больше денег. Для этой цели практически во всех казино постоянно разносили бесплатные алкогольные коктейли.

В условиях конкуренции все казино заманивали клиентов отсутствием ограничений на вход и днём, и ночью и дешёвой едой. Поесть в ресторанах казино можно было за символическую плату от трёх до пятнадцати долларов, в зависимости от времени суток. Столько платили посетители за шведский стол из сотни блюд, а иногда и с шампанским из краника в стене, без ограничений (вот уж где был настоящий рай для какой-нибудь российской заводской делегации!). Завтрак стоил значительно дешевле, потому что подавляющая часть приехавших "погрязнуть в роскоши и наслаждениях" американцев утром предпочитала отсыпаться перед очередным ночным "прожиганием жизни" в схватках с "однорукими бандитами" - игровыми автоматами, и - "двурукими" - дилерами. Лас-Вегас был задуман преимущественно ночным городом, и основная жизнь в нём, почти все представления, основные развлечения происходили ночью. Только "бой с однорукими бандитами" - игровыми автоматами, можно было вести в любом казино в любое время дня и ночи.

Стоимость номеров для проживания в казино - отелях составлявшая двести - триста долларов и более в сутки в сезон, в межсезонье падала до - двадцати - сорока. Кроме того, в каждом казино обязательно устраивались бесплатные лотереи - розыгрыши с различными призами от кепки, кружки и коктейля, до дорогого автомобиля. Подобные лотереи проходили и на улицах города. Мы участвовали напропалую во всех, какие попадались, постоянно выигрывая различную мелочь. Самым большим из наших достижений был выигрыш в уличной лотерее. Удача улыбнулась одной из наших одногруппниц - Нине.


Игра на улице

Игра происходила на улице. К очередному распорядителю подобного розыгрыша, сзывавшему в рупор всех желающих принять участие в этой игре, быстро выстроилась очередь приличного размера, хотя и меньшего, чем у нас до перестройки за колготками. Правила были простыми: очередной игрок трижды дёргал за ручку "однорукого бандита" - такого же игрового автомата, как и в казино. Только экран у него был огромного размера и располагался довольно высоко над землёй, чтобы игрокам и их "группам поддержки" было хорошо видно происходившее. Небольшая очередь к этому автомату смотрела на результаты игры каждого участника. Безусловным выигрышем в каждом казино принято было считать все выпавшие семёрки (три, четыре или пять штук, в зависимости от количества набираемых знаков в автомате). Единственной немаловажной, я бы даже сказал, основополагающей деталью выигрыша являлся цвет этих семёрок, так как именно он и определял размер выигрыша.

На улице игра шла из трёх знаков. Нина дёрнула ручку первый раз - выпала семёрка. Сзади донёсся одобрительный гул. Вообще выигрыши всех и каждого воспринимались американской публикой с большим сочувствием, по-доброму, эмоционально, а иногда и восторженно (в зависимости от размера выигрыша), как-то по-детски открыто. Итак, девушка открыла второй знак - опять выпала семёрка. Народ, стоявший сзади нас в очереди притих, и ждал, затаив дыхание, впрочем, как и мы сами. И вот она - третья семёрка! Раздался восторженный рёв присутствовавших зрителей! Незнакомые люди подошли к Нине, окружив её кольцом, с поздравлениями и рукопожатиями, улыбались ей, говорили что-то приятное.

Мы, как и все, участвовавшие в игре, понимали, что три выпавшие семёрки из трёх разыгрываемых цифр являлись безусловным выигрышем, но не знали - каким именно. То есть, это могло быть, всё, что угодно: от кепочки, кружки и сувенира, до стоявшего прямо здесь, на небольшом постаменте автомобиля! С нетерпением ждали от распорядителя игры комментарий к результатам нашего выигрыша. Он, улыбаясь, и громко вещая что-то в микрофон, подал Нине талон на бесплатный ужин в соседнем казино "Цирк"! Победительница, да и мы все, сочувствовавшие ей, были разочарованы. Это был, конечно, не автомобиль! Начали подбадривать расстроенную Нину. Она, вздохнув, утешилась старой русской пословицей - "дарёному коню в зубы не смотрят"!


 

"Извержение вулкана"

На улицах ночного Лас-Вегаса постоянно проходили несколько грандиозных, ярких, зрелищных шоу, некоторые из них - ежедневно, а отдельные - по нескольку раз в день. Одним из них являлось извержение вулкана, происходившее ночью каждые четверть часа. Недалеко от отеля - казино "Мираж" работал большой фонтан. Вода в нём не била вверх, а стекала широким потоком между небольшими островками с пальмами и тропической зеленью, образуя небольшой водопад, впадавший в пруд. Этот пруд был ограждён небольшими перилами и огибался тротуаром широкого бульвара.

В первый раз мы прогуливались по этому тротуару в полном неведении, ничего плохого не ожидая. Внезапно раздался низкий мощный гул, и земля под ногами начала содрогаться. Мы насторожились, и даже немного растерялись: то ли землетрясение у них здесь началось к нашему приезду, то ли начало смерча так проявляется (у них видимо-невидимо их, чуть не каждый день проносятся над страной с запада на восток, и с востока на запад!), то ли какой-нибудь теракт происходит.

Затем под пальмами, на месте истока фонтана появился лёгкий дымок. Между потоками воды мелькнули первые небольшие языки пламени, и вот уже весь водопад представлял собой точно такой же поток, только уже не воды, а - кипевшей, пузырившейся, вулканической расплавленной лавы! Горячей, горевшей лавы! Распространившись до края пруда, она пыхнула настолько сильным жаром нам в лица, что мы невольно прикрыли их руками. Между тем земля продолжала содрогаться всё сильнее и сильнее. Через несколько минут толчки почвы под ногами стали уменьшаться, гул начал затихать, поток лавы и высота огня над ним стали иссякать. Вот уже на воде остались небольшие разрозненные очаги пламени, которые буквально через минуту полностью исчезли, и снова заработал обычный фонтан!

Никаких следов только что виденного нами извержения вулкана не осталось: ни запаха гари, ни пострадавших пальм, вокруг которых текла горячая лава (мы это чувствовали, находясь на расстоянии нескольких метров от пруда!), ни выгоревшей тропической растительности! Извержение вулкана закончилось, чтобы через пятнадцать минут начаться вновь. Меня в этом зрелище больше всего поразило то, что окружавшие фонтан небоскрёбы, особенно вплотную стоявший отель - казино "Мираж", легко переносили многочисленные ежедневные реальные сильные сотрясения земли, которые действовали на фундамент и все конструкции высотных зданий. Видимо, построены были с учётом землетрясений, иначе давно бы рассыпались!


"Морское сражение парусников"

Буквально метрах в ста пятидесяти - двухстах от фонтана - водопада, у отеля - казино "Исландия", построенного (как и "Мираж") в форме буквы Y, на акватории довольно большого вытянутого изогнутого искусственного озера неправильной формы, тоже только ночью, каждые два часа происходило ещё более грандиозное массовое зрелищное шоу. Это был морской бой парусных кораблей теперь уже довольно далёкого прошлого: английского военного двенадцатипушечного трёхмачтового фрегата, с двенадцатипушечной же трёхмачтовой пиратской шхуной.

Искусственный пруд был окаймлён с одной стороны почти отвесными скалами природного происхождения (или так искусно воссозданными, что их невозможно было отличить от настоящих) и отелем - казино, с другой - площадкой для публики, наблюдавшей это представление. Окна номеров двух из трёх корпусов буквы Y близлежащего отеля - "Исландия", выходили на фонтан и искусственное озеро. Это являлось дополнительным аргументом для гостей Лас-Вегаса - потенциальных игроков в пользу поселения именно здесь.

Пиратская шхуна стояла на якоре у высокого берега. Её паруса были свёрнуты и закреплены на реях, она слегка покачивалась на небольших волнах водоёма, стоя на якоре. По-видимому, "морской разбойник" находился на ремонте - "зализывал" боевые раны в укромном тихом месте, а его экипаж отдыхал после очередного флибустьерского рейда. Никаких опознавательных флагов на паруснике не было.

На самом берегу виднелись многочисленные домики, перед которыми одни люди что-то варили на кострах, другие - чинили, штопали, занимались другими мирными домашними делами. Это были члены экипажа парусника. Корсары копошились, как муравьи, равномерными рядами занимая весь склон довольно крутого берега, по выположенным полосам земли, протягивавшимся вдоль склона. Они были в яркой одежде, с цветными шёлковыми платками на головах, в шёлковых шароварах и вообще, - очень пёстро и экзотично одетыми. Флибустьерскую принадлежность шхуны и её экипажа можно было предположить по этой яркой своеобразной живописной картине, которую представляло собой увиденное нами сборище людей. На шхуне дежурили только несколько человек, да и те занимались каким-то мелким ремонтом судна.

Вдруг, из-за скалы медленно начал появляться ранее спрятанный за ней английский военный фрегат с несколькими поднятыми белоснежными парусами. Сначала из-за укрытия показалась фок - мачта, затем грот - мачта с британским флагом, и, наконец, стал полностью виден большой красавец - корабль с многочисленными пушечными люками, прикрытыми деревянными крышками бортов.

С первого взгляда на фрегат, даже неискушённому в морских баталиях человеку, было предельно ясно, что перед ним не робкая ворона, а хищный ястреб! Он величественно выплыл на простор озера - арены, украшенный выпуклым барельефом, почти скульптурой русалки во весь нос корабля и барельефом, закрывавшим всю корму. На "марсовую" площадку вперёдсмотрящего, располагавшуюся на верхушке грот-мачты, вела удобная винтовая лестница. Заметно было, что создатели фрегата не забыли об роскошных архитектурных излишествах и удобстве для команды.

Экипаж английского парусника заметил пиратское судно. Тотчас раздалась громкая команда, и британские военные моряки устремились по верёвочным вантам к нераскрытым парусам. Через несколько минут фрегат приобрёл ещё более грозный и внушительный вид и в полном облачении белоснежных парусов яростно устремился в атаку на судно флибустьеров. Вода закипела под форштевнем (носом) британского военного парусника, ниспадая по обе стороны судна двумя высокими белыми пенистыми валами.

Раздался громкий пушечный выстрел. Это дежурные на шхуне тоже увидели нежданного гостя и предупредили свой экипаж, отдыхавший на берегу, об опасности. Лагерь корсаров стал похожим на потревоженный муравейник. Началась суматоха, беготня, послышались отдельные выкрики, но это была лишь кажущаяся неразбериха. На самом деле никакой паники не было. Каждый пират чётко выполнял свои обязанности, как винтик хорошо отлаженного механизма. Выяснилось, что к шхуне были протянуты с берега канаты, и в считанные минуты флибустьеры перебирались по ним из хижин на корабль.

Парусник с британским королевским флагом не оставил корсарам сомнений в своих намерениях, и как бы в ответ на это, на грот - мачте шхуны гордо взвился грозный чёрный флаг с белым изображением черепа и костей - "Весёлый Роджер"! Тем самым пираты дали понять нападавшим, что, несмотря на внезапность нападения, неудобную позицию, спущенные паруса и меньшее число пушек, они не боятся незваных гостей, готовы к бою с ними и полны решимости, отразить атаку превосходящего противника. Шхуна была практически лишена украшений, зато наносу у неё были закреплены два больших белых бивня - тарана для проламывания борта вражеского корабля при атаке и абордаже.

Между тем английский фрегат уже приблизился и развернулся левым бортом к корсару. Стало заметно, что фрегат выглядит внушительнее: он был и выше, и шире низко сидевшей над водой приземистой пиратской шхуны. Да и команда фрегата оказалась более многочисленной. В мгновенье ока вверх с громким стуком поднялись деревянные крышки шести пушечных люков в борту ловца "морских разбойников", раздалась громкая команда на английском языке - "Feuer!" - "Огонь", и левый борт военного парусника британского королевского флота покрылся белым дымом от пушечного залпа. Из портов - пушечных люков вырвались короткие всполохи пламени. Звук был громким, резким и просто бил по ушам, а от пушек во время выстрелов даже на нас, стоявших за десятки метров от арены битвы, повеяло жаром. Пушки были настоящими, только стреляли не ядрами, а холостыми зарядами.

Пиратская шхуна сотряслась от залпа. От попавших в неё ядер, с мачт отломились несколько кусков рей и повисли на оснастке парусника над палубой. На шхуне появились несколько очагов возгорания, она начала понемногу окутываться дымом. Некоторые хижины на берегу за шхуной оказались разрушены ядрами, пролетевшими мимо корсара. Несколько пиратов с криками полетели за борт. Несмотря на это практически бесшумно открылись крышки - люки на борту шхуны. Выяснилось, что их вооружение не уступало английскому фрегату: и по количеству пушек, и, скорее всего, по их калибру. Но последнее издалека при большом скоплении зрителей трудно было точно рассмотреть. Низко сидевшая в воде шхуна была похожа на распластавшегося над заливом, приготовившегося к прыжку хищника. Неподвижная, неуправляемая, пойманная врасплох и запертая в заливчике пиратская шхуна, с отчаянием и злостью ощерилась на противника ровным рядом открытых пушечных люков. Чёрные жерла орудий грозно смотрели в сторону британца:

- Не гнутся высокие мачты,

- На них флюгера не шумят

- И, молча, в открытые люки

- Чугунные пушки глядят.

("Воздушный корабль", М.Ю. Лермонтов)

Раздался ответный залп из всех шести пушек правого борта приземистого пиратского парусника!

Мы стояли ближе к британскому фрегату, и нам лучше было видно происходившее на нём. Фрегат вздрогнул, как живой. От нашедших цель ядер корсарских пушек обломились и остались висеть на мачтах несколько рей с кусками парусины, образовалось несколько дырок в поднятых парусах, раздались стоны раненных английских моряков. На палубе появились чёрные дымки. Разрушений судна и поражений команды оказалось довольно много, стрельба шхуны оказалась удачной. Часть британской команды бросилась тушить очаги возгорания на палубе. Флибустьеры громкими радостными криками приветствовали успех своих комендоров. Но бой только ещё начался.

Прозвучала громкая команда на английском языке, и фрегат довольно быстро развернулся правым бортом к пиратам. После команды "Feuer!" немедленно раздался новый орудийный залп. Расположенная в носовой части парусника фок-мачта с оглушительным треском переломилась посередине. В воду полетели деревянные обломки, оторванные куски парусов, канатов и прочего такелажа. На отдельных участках судна начался пожар. Почти половина команды корсаров упали в воду или, объятые пламенем, сами выпрыгнули за борт с душераздирающими криками. Капитан флибустьеров произнёс краткую ободряющую речь своей приунывшей команде:

- .Вот развернулся боком флагманский фрегат,

- И левый борт окрасился дымами,

- Ответный залп наглаз и наугад,

- Вдали пожар и смерть, удача с нами!

 

- Из худших выбирались передряг,

- Но с ветром худо, и в трюме течи,

- А капитан нам шлёт привычный знак,

- Ещё не вечер! Ещё не вечер!!!...

(В.С. Высоцкий). Он как будто воочию видел этот бой!

Повернуться другим бортом пиратская шхуна не могла, так как у неё не были подняты паруса, и совершать какие угодно маневры, она была просто не в состоянии. А поставить хотя бы часть парусов, у корсаров уже не было времени, так как бой с превосходящим противником был в самом разгаре, да и складывался совсем не в их пользу. В начале боя они попытались сделать это, распустив часть своих огненно - красных парусов, но закрепить их не успели. А в ходе дальнейшего боя им стало и вовсе не до этого. Корсарам оставалось только по-возможности быстрее перезаряжать орудия правого борта!

Наконец-то "джентльмены удачи" снова зарядили их, и гулко ухнул второй ответный залп пиратских пушек. Но британец в это время совершал манёвр, разворачиваясь к корсару снова левым бортом, располагался в момент выстрелов носом к шхуне и был мало уязвим для ядер её пушек. Пострадал только огромный барельеф женской головы фигуры русалки, и обломился и повис на канатах бушприт на носу британского корабля, да несколько парусов получили дырки. Залп пиратских пушек на сей раз, оказался из рук вон неудачным! Он добавил уверенности и оживления английской команде, и - злости и отчаяния команде корсаров.

Между тем фрегат снова грозно и неумолимо поворачивал в сторону корсаров свой перезаряженный левый борт. Перед корсарами снова предстал ровный ряд открытых орудийных портов. Закончив маневр, британец начал добивать израненную пиратскую шхуну, и так представлявшую собой удручающее зрелище. Дружно рявкнули пушки, в третий раз, выстрелив по корсару. Огненный смерч пронёсся над палубой шхуны, сметая всё на своём пути.

Рухнула сломанная у самого основания вторая, основная мачта, расположенная посередине парусника - грот-мачта с "Весёлым Роджером" наверху флагштока. В бортах "морского разбойника" зазияли многочисленные пробоины - проломы. Фальшборт (часть борта, возвышавшаяся над палубой) со стороны дуэлянта - фрегата был практически полностью сметён с корабля. Его обломки усеяли палубу, часть их полетела в воду, равно как и остатки непобедимой в рукопашном абордажном бою команды отчаянных головорезов, только что составлявших экипаж корсара. (По дошедшим до нас описаниям современников тех лет, один корсар стоил в рукопашной схватке как минимум троих военных моряков или солдат!). Клочья такелажа (верёвок, канатов, вантов и прочих креплений оснастки парусников) безжизненно свисали со всех бортов и с уцелевших остатков мачт шхуны.

На искалеченном паруснике "джентльменов удачи" осталась сиротливо торчать неповреждённой только бизань - мачта с парой уцелевших рей. Вся шхуна окуталась белым и чёрным дымом, сквозь который прорывались языки пламени - на корсаре уже вовсю хозяйничал пожар. Казалось, удача навсегда отвернулась от своих "джентльменов". Плававших вокруг гибнущего корабля пиратов подберут и арестуют британские военные моряки, с тем, чтобы повесить их по закону того времени за разбой на реях своего корабля или на виселицах в далёкой Англии. В лучшем случае, их отправят в пожизненное рабство на галеры английского королевского флота, навсегда приковав железной цепью к огромному веслу. Корсарам было за что сражаться!

Никто из вновь прибывших зрителей, впервые присутствовавших на этом ярком театрализованном представлении, не сомневался в победе представлявшего закон британского фрегата над "морскими разбойниками". Живя в полицейском государстве, где (как им представлялось) главенствовал закон, они считали такой исход боя нормальным и вообще, единственно возможным. Этот обмен мнениями между зрителями, происходивший во время морского боя, с весёлой усмешкой переводил нам Тимофей, который неоднократно видел это шоу и знал его финал.

Между тем немногие, ещё находившиеся на верхней палубе флибустьеры, кто-то - отчаявшись, другие - спасаясь от вездесущего огня, в спешке покидали свой полуразрушенный горящий корабль. На судне остался лишь один капитан с зажжённым пушечным фитилём в руке, загнанный огнём на самую верхнюю рею единственной уцелевшей на корме бизань - мачты. Он ухватился за конец одного из многочисленных свисавших оборванных канатов и как маятник огромных часов полетел к последней оставшейся перезаряженной, но ещё не стрелявшей пушке.

Факел - фитиль в руке капитана корсаров в наступавших сумерках чётко вычерчивал на тёмном фоне скалы траекторию его фантастического перемещения - полёта над гибнувшим, полуразрушенным, почти полностью окутанным дымом парусником. Пират прервал своё движение в основании гигантского маятника точно перед заряженной пушкой и приставил горящий фитиль к её основанию. Над пушкой появился лёгкий дымок, из её жерла вырвался короткий огненный всполох, и раздался звук одиночного выстрела, прозвучавшего довольно тихо после предыдущих многопушечных залпов целых бортов боевых парусников.

На фрегате раздался оглушительный взрыв. Даже привычные к залпам зрители вздрогнули от его неожиданной силы. Фрегат не вздрогнул, он буквально подпрыгнул над водой, из всех его больших и малых отверстий, щелей и пробоин выплеснулось наружу пламя, хорошо видное в наступивших сумерках. Оно полыхнуло до самой верхушки грот-мачты, на мгновения ярко высветив весь парусник и окрасив его в зловещий багровый цвет! Раздалось громкое шипенье и бульканье воды, с яростью устремившейся по проломам в днище в трюмы корабля.

Прямо на наших изумлённых глазах, практически уже выигравший сражение, получивший минимальные повреждения, гордый красавец - британский фрегат начал крениться на корму и быстро погружаться в воду. Его команда мгновенно перешла от ликования к окаменению, а затем и к отчаянию. К великому счастью "джентльменов удачи", совершенно случайно, раскаленное пушечное ядро попало в пороховой погреб английского военного парусника и взорвалось там!

Британская команда с громкими отчаянными воплями беспорядочно попрыгала за борт, и только капитан оставался спокойным. Он произнёс прочувствованную, полную достоинства и самоотверженности речь, и полностью погрузился в воду, с гордо поднятой головой мужественно до конца оставаясь на палубе своего тонущего корабля.

Ликование капитана пиратского парусника, выстрел которого превратил поражение шхуны в блестящую победу, было громким и эмоциональным, как у игрока футбольной команды, забившего победный гол в решающем матче! Точно так же капитан корсаров бегал по палубе своей горящей шхуны, победно вскинув вверх руки, в одной из которых продолжал держать горящий фитиль. Ликовала и вся пиратская команда, начавшая быстро взбираться обратно по свисавшим с бортов до воды обрывкам канатов повреждённого такелажа и успешно тушить пожар на своей изрядно потрёпанной шхуне.

Английский фрегат тонул всё быстрее, вот над водой остался торчать только его нос с барельефом почти лежащей русалки, и, наконец, весь корабль лёг на дно водоёма. Над водой осталась торчать только верхушка грот - мачты длиной примерно три метра с верхней реей. Через считанные секунды около оставшегося над поверхностью воды участка мачты выплыл капитан фрегата. Неравная морская дуэль закончилась полной победой пиратов.

С самого начала шоу захватило нас настолько, что мы почувствовали себя свидетелями настоящего морского боя, потому что всё было максимально приближено к исторической действительности: и костюмы сражавшихся моряков, и парусные корабли с пушечным вооружением, и поведение англичан и пиратов. Эта морская битва как бы проиллюстрировала живыми картинами такие любимые в детстве приключенческие романы, как, например "Одиссея капитана Блада" Сабатини Рафаэля.

Современные фильмы на тему морских сражений, снятые с использованием компьютерной графики, показывают более сложные сюжеты с участием нескольких парусников. Но, присутствуя на реальном шоу, прекрасно понимая, что нахожусь на разыгрываемом спектакле, в какой-то момент всё-таки ощутил себя современником этих парусников, случайно ставшим зрителем разыгравшегося морского сражения. На какие-то минуты просто переместился во времени на многие века назад! Вот за эти-то минуты погружения в глубины прошедших лет, всегда буду благодарен организаторам представления!

Сразу по окончании разыгранной морской баталии многочисленные восторженные зрители быстро разошлись. Многие из них, смотревшие бой парусников в первый раз, были поражены ещё и непредвиденным для них исходом сражения (как так, преступники победили блюстителей закона!). Как бы то ни было, а зрителей, оставшихся равнодушными к увиденному представлению, я не заметил.

Умеют же американцы на таком высоком профессиональном уровне ставить массовые театрализованные спектакли! В чём преуспели, в том преуспели. Молодцы! Актёры, разыгравшие этот блестящий спектакль на воде, должны были быть профессионалами высочайшего класса, и всё равно они рисковали (попробуйте удержаться на плаву в одежде и обуви в воде в окружении десятка людей, плавающих на метровом расстоянии друг от друга, когда под ногами нет дна, изображая панику!). А больше всех рисковал актёр - "капитан англичан", полностью погрузившийся в воду в воронке тонущего фрегата!

Зная, что менее чем через час снова должен был состояться морской бой, и, видя потрёпанное до неузнаваемости состояние пиратской шхуны, затонувший английский военный фрегат, мы остались посмотреть, как разбитые изуродованные корабли с переломанными мачтами и реями, проломанными бортами и сметённым фальшбортом, порванными парусами и такелажем будут восстанавливать до первоначального состояния за столь короткое время!

Английский корабль начал всплывать примерно через пять минут после окончания зрелища. Он медленно поднимался, сбрасывая с себя каскады воды, и через считанные минуты закачался на волнах. В это время "пираты" уже вплотную занимались ремонтом - восстановлением своей шхуны, значительно сильнее пострадавшей во время представления. Команда британского фрегата тоже залезла на свой корабль, и дальше у нас только глаза разбегались, не успевая следить одновременно за несколькими действиями в разных концах фрегата. Я уж не говорю про одновременное наблюдение за восстановлением обоих кораблей - это было практически невозможно. Сломанная рея начинала выпрямляться и с лёгким щелчком принимала совершенно нетронутый вид. Одно лёгкое движение руки - и дырки в парусе как будто и не бывало никогда. Через 15-20 минут не видно было никаких повреждений ни на одном, ни на другом корабле.

После этого английский фрегат тихо ушёл на своё исходное место, за скалу, а "пираты" поднялись в свои шалаши - хижины. Поражённые невиданным захватывающим зрелищем мы шли по берегу за фрегатом, сопроводив его до самой стоянки. Этот корабль остановился вплотную к берегу за скалой, и в этот момент его можно было детально рассмотреть. Мы долго разглядывали его, сделали снимок на память. Во время морского боя же были настолько увлечены происходившим действием, что про фотоаппарат забыли, запечатлев только момент взрыва порохового погреба на британце в самом конце сражения. К нашему удивлению, парусник оказался довольно внушительных размеров.


Встречи на улицах города

Наш гид - Тимофей рассказал, что ночью здесь происходило ещё одно грандиозное шоу - разрушение двухэтажного дома, который к утру восстанавливался, но специально мы это представление не искали, а на глаза оно нам не попалось.

Ночной Лас-Вегас представлял собой густонаселённый город с очень разношёрстной публикой со всего мира. Днём город вымирал - он был почти пуст, все отдыхали после прошедших ночных развлечений, набирались сил перед - последующими. Мы с интересом рассматривали окружавших нас людей. Во время прогулки обратили внимание на шедшую впереди необычно одетую пару. И парень, и девушка были в джинсовых костюмах, ковбойских шляпах, сапогах с небольшими шпорами, с "кольтами" в кобурах, закреплённых на висящих наискось широких кожаных поясах. Мы живо заинтересовались, настоящие это пистолеты или муляжи? Гид рассказал нам, что "кольты" и "смит - вессоны" самые что ни на есть настоящие! А по законам Техаса, его граждане могут иметь и носить с собой не один, как в других штатах, а два пистолета!

Парень с девушкой были экипированы абсолютно одинаково, отличить их друг от друга можно было только по фигуре. Это были типичные яркие представители "государства в государстве Америки" - штата Техас! Там до сих пор очень сильны традиции времён колонизации "Дикого Запада", не любят чужаков, даже из своих американских штатов, и недавно хотели даже отделиться от США! Старшее поколение техасцев было не так сурово к окружавшим людям, и я сфотографировал нашу одногруппницу - туристку, позировавшую мне в обнимку с одним из пожилых ковбоев, в знаменитой широкополой шляпе, с галстуком из косынки на шее и в сапогах со шпорами.

На бульваре Лас-Вегас меня поразила одна картина. По тротуару шёл высокий, ладно скроенный чернокожий американец в чёрном фраке и белой рубашке, с чёрным галстуком - "бабочкой", с широкой белозубой улыбкой на сияющем лице и хрустальным бокалом шампанского в руке. Он чувствовал себя так комфортно и уверенно, как в собственном доме, и шёл по широченному длинному проспекту с таким видом, как будто переходил из одной комнаты своего жилья в другую. Скорее всего, это был один из многочисленных молодожёнов, которых здесь было (со слов Тимофея) "видимо - невидимо"! Встречные американцы не выказывали большого удивления этим зрелищем и расступались только для того, чтобы не задеть счастливого человека и не разлить его шампанское.

Резким диссонансом этой симфонии счастья свободного, раскрепощённого человека прозвучал хор из нескольких, чуть позже встреченных людей. В нескольких десятках метров впереди нас заметили группу людей, очень не по погоде и не к месту одетых. При температуре воздуха + 40 градусов, в мировой столице игорного бизнеса и развлечений, суровым строем шла в чёрных шерстяных костюмах и галстуках группа ответственных серьёзных "товарищей" с сосредоточенными неприступными деловыми и озабоченными лицами! Что это были именно "товарищи" - у нас не мелькнуло и тени сомнений. Одна из туристок нашей группы не утерпела и, поравнявшись с ними, громко произнесла: "Здравствуйте товарищи!". В ответ раздались громкие удивлённые возгласы на русском языке! Это были действительно "товарищи из России"!

Было немного стыдно за них, но больше всё-таки смешно. Нашего человека невозможно не узнать в любой стране мира даже без паспорта и русской речи! Проклятый "железный занавес" наложил свой неизгладимый отпечаток на всех жителей бывшего СССР. Одичали в изоляции от мирового сообщества, теперь нужно будет учиться свободно, без зажатости общаться с людьми других государств без подобострастия и высокомерия, и при этом не быть смешными. Кому-то это проще даётся, а кто-то так и останется до конца своих дней - "совком".

В городе на каждом шагу бесплатно раздавали красивые иллюстрированные журналы. Занимались их раздачей преимущественно чёрные мужчины. Благодарил и собирал разные журналы. Набрал приличную пачку и только в номере отеля начал рассматривать добычу. Оказалось, что это была "секс - реклама", журналы пестрели цветными фотографиями обнажённых женщин - проституток! Правда были и несколько мужских фотографий: и "голубых", и обыкновенных "мальчиков по вызову", с указанием адресов, телефонов и цен на их услуги! Сейчас этим никого не удивишь и у нас, но представьте себе 1995 год! Я был очень впечатлён "загнивающим Западом"! Всё-таки нашёл у них "язвы капитализма" и "следы морального разложения"!

Переходили из казино в казино, как на экскурсии. Вход в казино MGM" "Grand" представлял собой огромную голову льва, открытая пасть которого и была входом. Площадка перед казино освещалась огромными светящимися зелёным цветом глазами этого льва. Смотрелось очень красиво и необычно! По дороге в другое казино - "Тропикана" стояли две нарисованные на фанере стройные полуобнажённые девушки из варьете в роскошной концертной одежде, с огромными разноцветными перьями на головах. На месте лиц у них были вырезаны отверстия. Две наших туристки тут же подбежали к фанере и вставили свои улыбающиеся лица. Я с удовольствием сфотографировал их, получилось очень даже ничего, особенно если учесть, что общим фоном трафарета были уже не нарисованные, а натуральные, произраставшие за фанерным листом пальмы и другая пышная тропическая растительность!


Игра в казино

Наконец я решил, раз уж приехал в Лас-Вегас, сколько-то денег проиграть в многочисленных казино, как делали настоящие американцы. Правда местные жители никогда и не рассчитывали на выигрыш, прекрасно понимая, что это игорный бизнес и они, скорее всего, проиграют, поэтому в бюджет посещения Лас-Вегаса сразу закладывали сумму, которую им по карману будет проиграть. Так же поступил и я, разменял несколько десятидолларовых бумажек монетами разного достоинства, и засел за игровые автоматы.

Начал игровой "забег в ширину" в самом знаменитом казино города - "Розовом фламинго". Затем продолжил "разлагаться" в "Цезаре". Далее, немного проиграл в "Цирке" и, наконец, "просадил" остатки запланированного проигрыша в "Харрасе"! "Харрас" представлял собой казино в виде освещённого преимущественно красным цветом океанского парохода в натуральную величину с огромными колёсами, высотой с сам пароход, располагавшееся рядом с "Розовым фламинго". То есть, описал небольшой круг по центральному развлекательному кварталу Лас-Вегаса.

Играл только на "одноруких бандитах" - игровых автоматах. Сесть за стол с живыми дилерами не решился, опасаясь нарваться на "горячего". Меня предупредили, что такой дилер обязывается начальством в этот вечер выигрывать любыми способами. И он выигрывает! Например, может открыть тебе очередную непрошенную карту, утверждая, что ты её попросил. У каждого из них существует свой непобедимый набор для безусловного праведного или неправедного выигрыша. В следующий вечер "горячим" будет другой дилер.

Во всём городе, а уж тем более в казино, нельзя было отыскать настенных часов. Игроки не должны были знать, сколько времени они уже потратили, крутя ручки автоматов. Во время игры обслуживающий персонал с поразительным постоянством разносил бесплатные спиртные напитки и коктейли, для поддержания азарта игроков. Кроме того, на стенах казино нельзя было увидеть богатых ковров и других изысканных и красивых вещей, чтобы не отвлекать посетителей от игры. Всё, до мелочей было продумано и служило продолжению людьми азартной игры, и, соответственно, получению казино максимальной прибыли. Проиграв всё, что наметил и даже больше, так как азарт, несмотря на все доводы разума, "имел место быть", правда, нисколько этому обстоятельству не огорчившись, пошёл отдыхать в свой отель "Максим".

Надо заметить, что не все туристы нашей группы подошли столь экономно к вопросу проигрыша в казино. С нами прибыла в Лас-Вегас троица людей, непонятным, но очень денежным способом связанная с торговлей бензином. Эти люди проиграли по нескольку тысяч долларов каждый. Как я понял, это не были их последние деньги, нажитые годами непосильного труда и жёсткой экономии. Ни один из городов США эта компания не осматривала, предпочитая экскурсиям обильное употребление крепких спиртных напитков в близлежащих барах и ресторанах, или в своих номерах отелей. Мне было совершенно непонятно, зачем им было для беспробудной пьянки тащиться на другой конец планеты?

Исключение составил "Голливуд", хотя и там наше трио умудрилось накачаться спиртным до некоторого окосения. Практически ничего из описываемых мной красот и достопримечательностей они не видели. Мне было искренне жаль их, хотя они и были "ворами несусветными". Напомню, это был только ещё 1995 год. Что ж, этим людям удалось повернуть кусочек национальной нефтяной трубы (немного переработанной - бензиновой) в свой карман! Впрочем, их сегодняшние последователи лишь посмеялись бы над микроскопическим размахом этих наших нищих "бензиновых королей"!

Стена моего номера, выходившая на улицу, была прозрачной из отеля, однако с улицы стекло стены отеля было непроницаемо для человеческого глаза. Зная, что это необходимо, лёг спать и попытался уснуть, но мне удалось подремать только два - три часа. Затем я встал и подошёл к прозрачной (может быть и стеклянной) стене. Вид из моего окна был очень красивым, я бы сказал, "глаз не оторвать"! И "извержение вулкана", и "морской бой" были видны как на ладони с высоты 15 этажа моего номера. Хорошо просматривалась и бо¢льшая часть бульвара Лас-Вегас. Я хотел немного посмотреть и всё-таки лечь спать, чтобы не потерять следующий день. Но мой план не удался, я несколько часов простоял и просмотрел на открывавшуюся моему взору фантастическую панораму праздничного, сверкавшего, переливавшегося всеми цветами радуги ночного Лас-Вегаса, безусловно, самого красивого ночного города мира! Во всяком случае, из тех, которые мне посчастливилось увидеть в своей жизни.

В 1950 - ые годы прямо из окон центральных отелей Лас-Вегаса можно было посмотреть на ещё более удивительное зрелище: ядерный "гриб" атомного взрыва! Дело в том, что в ста километрах от города располагался Невадский испытательный полигон ядерного оружия США. Интересно было бы узнать, во что обошлось наблюдение этих испытаний тогдашним посетителям и особенно жителям Лас-Вегаса?!

Говорят, очень красиво в европейской столице игорного бизнеса и развлечений - Монте-Карло, но я там не был, хотя не думаю, что европейский город Монте-Карло может повторить размах американского Лас-Вегаса! Американский размах по первому впечатлению чем-то напомнил мне русский - "шириною в пол-души", то есть представлялся таким же безграничным! Утром мы пошли на завтрак, состоявший из нескольких десятков разнообразнейших и вкуснейших блюд "шведского стола", каждое из которых необходимо было хотя бы попробовать. После этого была запланирована обстоятельная экскурсия по дневному городу и его казино. Однако большая часть нашей группы переела настолько, что в полусогнутом состоянии, чуть дыша, вынуждена была вернуться в номера отеля. Лишь спустя два-три часа вместе со своей немногочисленной группой пошёл осматривать достопримечательности города. А так как весь Лас-Вегас представлял собой одну сплошную достопримечательность, то посмотреть было на что!

Самое интересное заключалось в том, что, гуляя по тем же самым улицам, что и ночью, мы не смогли узнать очень многих мест! Не знаю, специально ли так было задумано, или это случайно получилось, но расцветка казино - отелей кардинально отличалась от окраса ночным электрическим освещением, за исключением таких казино, как GМ Grand", "Аладдин", где от цвета никуда было не уйти ни днём, ни ночью. Тем не менее, и залитый солнечным светом Лас-Вегас не переставал оставаться красивейшей сказкой, - и для взрослых тоже. Неделя пролетела как один день. Чувство времени было потеряно окончательно. Радость от созерцания сказки привела к некоторой эйфории, утере чувства реальности, времени и пространства. Как будто наяву погрузился в сказку. Или лучше сказать - в сказки, потому что, каждый отель - казино представлял собой свою особую ни на какую другую непохожую сказку. Именно здесь, а не в Диснейленде, на мой взгляд, располагался истинный рай для детей!


 

4. Большой каньон.

Аркадий и Марио

Ко мне из Сан-Франциско приехали двое знакомых, обучавшихся там английскому языку вместе в одной школе. Один из них - Аркадий был нашим эмигрантом из Ульяновска, он-то собственно и был знакомым, а другой - Марио приехал в США из Аргентины и прибился к нашей эмигрантской компании.

Мать у него была персиянкой (родом из Ирана), а отец - испанцем. Несмотря на столь экзотическое для наших эмигрантов происхождение, он был принят на равных в русское, или точнее - в русскоязычное общество, чем очень гордился.

Эти приятели взяли в Сан-Франциско в аренду "Мазду" за 15 долларов в день и прибыли в Лас-Вегас. С этого дня мы (я и ещё двое туристов из нашей группы) договорились включиться в оплату аренды машины, и "Мазда" оказалась и в нашем распоряжении, то есть, мы торжественно покинули ряды "безлошадных".

Находившаяся теперь у нас "под седлом" "Мазда", дала новую пищу для размышлений и фантазий. Мне, как геологу, было очень интересно посмотреть на находившееся недалеко от Лас-Вегаса (по российским меркам) глубокое ущелье, прорезанное в плато Колорадо мощной рекой с тем же названием - Колорадо, и пересекавшее несколько штатов (в том числе и штат Колорадо!). В книге рекордов Гиннеса Большой каньон отмечен как "самое большое земное ущелье, расположенное на суше". Его протяжённость около 500 километров, ширина по верху от 6 до 30 километров, у основания от 1 километра до 120 метров, глубина до 1,6 - 1,8 километра! А протекающая по дну этого ущелья река имеет уклон 1,5 метра на 1 километр длины и скорость 25 км/час. Очень внушительная статистика!

Я предложил спутникам посетить этот каньон и сумел убедить их в уникальности этого природного феномена, и совершенной необходимости его осмотра. Компания рассмотрела карту автомобильных дорог и наметила путь в "Гранд каньон", "Большой каньон", "Великий каньон" - как его в штатах называли. Оборудованная смотровая площадка Большого каньона располагалась в штате Аризона, то есть из Невады мы должны были проехать через небольшой участок штата Юта и в Аризоне, недалеко от штата Колорадо, и посетить Большой каньон.

Кстати, сразу за штатом Колорадо, вглубь США, располагался легендарный штат - Техас! Как говорят американцы, "самый американский из американских штатов". По карте получалось, что ехать нам недалеко, на деле же получилось по-другому. Стоял декабрь и туристический сезон для посещения "Гранд каньона" закончился. При приближении к смотровой площадке мы поняли - почему. На дороге был гололёд, участками лежал снег, машину на летней резине заносило на каждом повороте, да и на прямолинейных участках, скорость движения была небольшой, и ехали мы гораздо дольше, чем предполагали. За рулём сменяли друг друга Аркадий и Марио.

Мы заправились в штате Юта, поехали по Аризоне и недалеко от Большого каньона встретили первый снег. Тут же заметили восторженный взгляд Марио. Оказывается, он никогда в жизни не видел снега! Это была его первая встреча с подобным природным явлением! Мы ехали по "фривею" (магистрали), где остановка была запрещена, а Марио был законопослушным водителем. Он сбросил скорость до минимума, выставил в окно фотоаппарат и сделал несколько снимков снега. Всё это не могло не вызывать у нас улыбку. Аркадий предложил Марио поменяться местами, сел за руль, включил аварийную сигнализацию и с улыбкой посоветовал ему поближе спокойно познакомиться со снегом. Марио оторопел от такого варианта действий, потом посмотрел на наши ухмылявшиеся физиономии, успокоился и начал трогать снег, жевать его, лепить снежки и вообще - "знакомиться с ним". Минут через десять доложил, что приветствие закончено, и мы можем продолжать путь.


 

На смотровой площадке

Наконец въехали на смотровую площадку "Гранд каньон". Кроме нас здесь никого не было - не сезон. Только табличка с надписью "grand canyon". Большой каньон представлял собою узкую глубокую теснину, пробитую в горном плато Колорадо (плоскогорье) рекой с тем же названием. Заглушив машину, услышали грозный рокот реки Колорадо на дне Большого каньона, хотя саму реку сверху практически не было видно. Мне пришлось долго искать место, с которого был бы виден хоть небольшой участок могучей бешеной мутной реки. Туристы обычно спускались вниз к реке с проводником, но, во-первых, проводника у нас не было, а во-вторых, карабкаться по обледенелым, почти отвесным скалам являлось удовольствием ниже среднего, да и было просто почти безнадёжным делом. Учитывая всё это, мы ограничились осмотром открывавшейся со смотровой площадки великолепной панорамы.

Рядом со смотровой площадкой в реку Колорадо впадал правый приток, и мы могли рассматривать два соединявшихся ущелья, образовавших при этом множество останцев скал причудливых форм и различных размеров. Скалистые борта каньона были сложены из изогнутых напластований различных пород от двухсотпятидесятимиллионного до двухмиллиарднолетнего возраста! Верхние - "самые молодые" слои пород слагались известняками. Более древние - песчаниками и сланцами, сформировавшимися (по последним данным) из сцементированных процессами седиментации в процессе осадконакопления песчинок. Те, в свою очередь образовались в результате разрушения процессами выветривания Скалистых гор и Андов.

Основную преграду для реки Колорадо составили самые нижние породы ущелья. Они являлись и - самыми древними, вскрытыми рекой в каньоне - это двухмиллиарднолетнего возраста граниты и кристаллические сланцы. Вгрызаясь в них, разрушая ослабленные и трещиноватые участки в их толще, река и образовала причудливый рельеф дна, усеянный порогами и отдельными валунами. Продираясь сквозь них, водный поток создавал тот самый рёв, который слышали мы, и который разносился на километры вверх вдоль бортов ущелья, так, что он был слышен даже в пролетавшем над тесниной вертолёте! Все эти древние напластования были подчёркнуты и украшены маркирующими горизонтами.

Маркирующими в геологии называют ярко окрашенные в различные цвета одновозрастные горизонты, резко выделяющиеся на общем фоне. В нашем случае они были представлены пластами приглушенных красноватых тонов белого, жёлтого, красного, серовато - зелёного цвета, протягивавшимися на всём видимом протяжении Большого каньона. Если отойти от каньона на некоторое расстояние, то будет видно только ровное плоскогорье, с небольшим холмистым окаймлением самого ущелья, и лишь при непосредственном приближении к реке Колорадо становиться заметной узенькая полоска - трещина в плато, которая при дальнейшем приближении и оказывается ущельем - тесниной Великого каньона огромной глубины и протяжённости!

Нам рассказывали, что самый удивительный вид открывался из иллюминатора вертолёта (в сезон здесь организовывали и такие экскурсии). На дне глубокого ущелья бурлил, клокотал зажатый узкой долиной могучий водный поток мутной дикой реки. На некоторых участках каньон просматривался до дна только в течение короткого промежутка времени в полдень, остальное время дня река Колорадо находилась в тени, и хорошо рассмотреть её бывало трудно. Кроме того, летом на дне каньона температура могла повышаться до 40оC, при температуре на верху ущелья всего в 20оC. Вода в Колорадо представляла собой взвесь, почти суспензию красновато - коричневатого цвета, из-за огромного количества примесей, состоявших из песчаных и глинистых частиц размываемых ею древних песчаников и сланцев.

Река являлась подлинным раем для любителей экстремальных сплавов. Дикая река с быстрым течением, сплошь состоявшая из порогов, с отвесными стенами, то в одну, то в другую из которых бил стрежень потока, иногда пробивая ниши под скалой в стене русла, предоставляла реальную возможность побороться за выживание. Лодку с любителем острых ощущений могло просто затащить под стену в воду. Некоторые из рискнувших самостоятельно сплавляться туристов ежегодно гибли в мутных водах бешенной порожистой реки Колорадо, зажатой в горной теснине прорезанного ею одноимённого плато. Однако это не останавливало всё новых и новых искателей игры со смертью попробовать вытянуть свою счастливую карту в этой опасной, щекочущей нервы забаве. Видимо, в обычной жизни им не хватало острых ощущений. Скучали-с!

На некоторых участках холмистое окаймление верха бортов ущелья и вовсе отсутствовало. В этом случае, говорили, бывало очень красиво наблюдать, как вдруг, ниоткуда на ровном плато, появлялся каньон во время вертолётной прогулки, но мне этого не удалось увидеть, потому что был не сезон. На самом плоскогорье рядом с каньоном располагалась небольшая дубовая роща, а борта ущелья были покрыты редким чахлым кустарником, (впрочем, довольно разнообразным по количеству видов) и то тут, то там торчавшими, клочками травы (так же довольно многих видов).

Сделал несколько снимков на фоне Большого каньона. У Марио и Аркадия закончилась плёнка в фотоаппарате, и они попросили меня сфотографировать их на память в историческом месте одного из национальных парков США. Я, с гордостью, осознавая, что это будет их единственным снимком здесь, в каньоне, торжественно отснял этот исторический кадр!

Забегая вперёд, скажу, что фото получилось самым хорошим по качеству, освещённости, чёткости и цветовой гамме из всех, отснятых в поездке по США. Только всё это было при одном маленьком недочёте. Из-за этого недочёта привередливые Аркадий и Марио дулись на меня потом неделю. Ну, подумаешь, горе-то какое, ну не влезли их головы в снимок! Зато, как чётко были видны шнурки на их кроссовках! Почему-то ребят это не утешило! Ну, не получилось! А я, между прочим, никогда и не претендовал на роль фотографа - профессионала, причём, начиная с самого Голливуда!

Между тем, всё, что можно было, мы осмотрели, что смогли - сфотографировали, и отправились обратно в Лас-Вегас, передохнуть перед дальней дорогой в Сан-Франциско.

На обратном пути обратил внимание на небольшие рощицы, через которые мы проезжали. Деревья представляли собой нечто среднее между небольшими берёзками и осинами и по окраске, и по форме листьев. Я даже подходил к ним, трогал руками, но так и не понял, что это за порода, может быть, просто не известная мне, потому что леса я довольно хорошо знаю. Просто родом из Среднего Поволжья, из городка, сплошь окружённого лесами. И ещё одна деталь, поразившая меня, как большого почитателя леса: в их рощицах почти не было птиц. В нашем лесу, если на деревьях ещё есть листья, в лесной тишине птичьи голоса кажутся оглушительными. А уж не говорю про разнообразие звуков, трелей, тембров! А здесь в Америке, встреченные рощи, произвели на меня гнетущее впечатление мёртвого леса, со зловещей, гробовой тишиной.


Апачи

В штате Юта мы остановились на заправку. Юта представлял собой холмистую степь (прерию), лишь кое-где покрытую отдельными небольшими деревцами и группками деревьев, а также редкой чахлой травой. Чем-то Юта напоминал Калифорнию, но в отличие от неё, холмы здесь были ниже и гораздо более пологими, а растительности, всё же, - намного больше.

Во время колонизации Дикого Запада, здесь, как и в Аризоне, проживало множество различных индейских племён. Однако безраздельно хозяйничали многочисленные бесстрашные и дикие индейцы воинственного племени апачи, беспрестанно воевавшие с поселенцами. В юго-западных штатах США апачи были так же сильны, и занимали примерно такое же положение в истории США, как ирокезы на - северо-востоке страны. Затем, после нескольких десятилетий вооружённой борьбы, потерпев окончательное поражение от колонизаторов, индейцы, наконец, утвердились в понимании того, что пришельцы не уйдут с этих земель никогда. Тогда они заключили договор с американским правительством и переселились в резервации.

На территории США тогда насчитывалось 550 индейских племён, которым в разных штатах было отведено 300 участков земель, названных "резервациями". На этих территориях безраздельно распоряжались индейцы, обладавшие самоуправлением и почти полной независимостью, вплоть до права самостоятельно заключать договоры и объявлять войну третьим государствам. Сейчас же от дискриминации осталось только название - "резервация", да и то устаревшее, ныне практически не применяемое. В настоящее время это просто поселения индейцев, поддерживаемые государством, так как в современных условиях они мало конкурентоспособны, и самостоятельно экономически выжить им было бы трудно. Проживали здесь те из индейцев, которые не смогли или не захотели влиться в современную жизнь США.

Они занимались некоторыми ремёслами, в том числе, изготовлением древних индейских украшений, оружия, аксессуаров и поделок, а также народными индейскими искусствами, в частности, пением, танцами, которые демонстрировали туристам. Отрадно, что индейцам в наше время не приходится вести жёсткую борьбу за существование с окружающими враждебными племенами, с голодом, холодом, стихиями, с колонизаторами - "белыми волками". Они освобождены от налогов на занимаемую землю, от всех налогов штата, платят только федеральные, и им разрешено содержать игорные дома и казино, в то время как в США казино разрешены только в штате Невада.

Но мне искренне жаль безвозвратно ушедших в прошлое (но не канувших в Лету!) гордых, независимых, грозных в бою, бесстрашных индейцев храброго племени апачи, полноправных хозяев окружающих земель. Соприкоснувшись с более высокоразвитой цивилизацией, они стали быстро перенимать у них достижения (в числе первых наиболее значимых для них - огнестрельное оружие), а их собственное развитие полностью остановилось. Мне кажется, что, продолжая свой путь, они смогли бы привнести в общечеловеческую копилку укладов жизни, знаний и традиций много нового и интересного (как и малые, более отсталые на момент объединения, народности России, те же тунгусы).

Героическая страница истории индейцев, была написана гораздо более яркими красками, чем у большинства народов нашей планеты, поглощённых чуть быстрее развившимися цивилизациями (в основном - белой расы). Это не позволит им быть забытыми. Я так и вижу их, полуобнажённых, с перьями на головах, с боевой раскраской на лицах и высоким, еле слышным гортанным завыванием. Грозной конной лавиной накатываются они с луками и томагавками в руках на ковбоев-переселенцев и солдат регулярной армии США, вооружённых винчестерами и "Смит - Вессонами". Такими навечно и ворвались они в историю США и всего человечества. Оживлению подобных образов немало способствовала серия вестернов ГДР-овской киностудии "Дефа" с "самым главным индейцем всех времён и народов" - Гойко Митичем в главной роли.

Конечно, война для "краснокожих" была с самого начала безнадёжно проигранной. Куда было им противостоять холодным оружием - огнестрельному - пионеров - завоевателей! Да и получив впоследствии огнестрельное оружие, они всё-таки не смогли противостоять натиску более высокоразвитых, постоянным неиссякаемым потоком прибывавших "бледнолицых". Виноваты ли переселенцы, в том, что прибыли сюда в поисках лучшей доли? Думаю, что нет! Во всяком случае, мы у себя, на территории современной России, спокойно осваивали бескрайние территории, населённые менее развитыми народностями, мало переживая о том, нравится это или - нет местному населению. Это были и восточные районы: Урал, Сибирь и Дальний Восток; и северные: районы Крайнего Севера до Арктического побережья; а позднее и южные: районы Средней Азии и Северного Кавказа. Ну и чем вам не индейцы - народы, населявшие эти территории?

Можно ли упрекать апачей того времени в жажде крови и войны с "белыми волками", в жестокости и "бесчеловечных" методах ведения этой борьбы? Считаю, что тоже - нельзя. Ведь они сражались "за свои вигвамы, землю, независимость", за право жить по своим законам и распоряжаться всем на своей земле. Сражались так, как у них было принято, со своими, средневековыми (по нашим современным меркам) показателями доблести, среди которых видное место занимали жестокость и обман противника. В конце концов, полное самоуправление и было дано индейцам американским правительством, но только в пределах их резерваций. Учитывая несгибаемый дух "краснокожих": апачей, ирокезов, сиу и сотен других племён, это было, пожалуй, единственным возможным решением в создавшихся тогда условиях, исключая разве что полное истребление индейцев.

Как долго, упорно, храбро и даже, с временными успехами, они сражались! Во времена гражданской войны Севера и Юга вся юго-западная часть США переходила под полный контроль апачей. Затухая и разгораясь с новой силой, борьба индейцев за независимость продолжалась не одно десятилетие. Им по праву можно гордиться своей историей, коль скоро даже я, чужой для них, поражаюсь их упорству. Как писал наш незабвенный народный писатель - Горький, при советской власти обозванный "пролетарским" - "безумство храбрых - вот мудрость жизни, безумству храбрых поём мы песню!".

Тем не менее, упрямым и бескомпромиссным вождям, "поднявшим топор войны" и ни на каких условиях не желавшим "зарыть его", воевавшим под лозунгом "победа или смерть", не нашлось места на этой земле, в этой жизни. Со временем все они были перебиты в боях. А готовым к переговорам вождям правительство США, в конце концов, и выделило небольшие резервации. Правда, на их же собственных землях! А что было делать и тем, и другим!?


 

Дорога до Сан-Франциско

Вернулись в Лас-Вегас только поздно вечером, и опять, как и в первый день, он поразил меня морем огней и буйством красок! Нет, это было действительно что-то невозможное, чему в человеческой речи ещё не придумано слов, чтобы отобразить это великолепие, этот охватывавший душу восторг, это возвышавшее чувство гордости за творение разума и рук человеческих (пусть даже не российских)! Лас-Вегас потреблял больше электроэнергии, чем вся промышленность Франции! Да, красота требовала жертв! Усталости - как небывало. Всё-таки, погуляв некоторое время по гремящему неудержимым весельем городу, пошёл спать в свой отель "Максим". А приятели всю ночь шлялись по казино, немного играли и выпивали, много смеялись и танцевали с девушками, а утром мы распрощались с городом вечного праздника и направились в Сан-Франциско.

Добирались до него примерно столько же, сколько из Лос - Анжелеса до Лас-Вегаса, то есть, с раннего утра и до позднего вечера, хотя на "Мазде" ехали со скоростью от 140 до 160 миль в час (200 - 220 км/ч).

Бросился в глаза настоящий, не показной, патриотизм американцев: на каждом доме, даже в небольших посёлочках, состоявших из двух - трёх домов, висел под крышей, или на отдельном, выше дома, флагштоке американский флаг! Ну что же, видимо им есть, за что любить свою страну, гордиться ею! И то сказать: в любой точке Земного шара, за любого гражданина США готовы выступить на защиту и флот, и армия!

Однако их патриотизм временами доходил до абсурда. Американцы были абсолютно уверены в том, что настоящая жизнь и все зна¢чимые события происходили только в США. Землян они делили на две категории: тех, кто проживал в США; и всех остальных, которые хотели бы сюда переехать. Они были убеждены, что во Второй Мировой войне США победили Германию и Японию, при незначительной поддержке Англии. За кого воевала Россия - толком не знали: часть считала - что за них, часть - за Германию, а остальные - что вообще не воевала! Да и какое это имело значение, США всё равно победили бы всех! Ну, чуть раньше, или чуть позже. Самое главное сражение той войны состоялось в Арденнах, а самая большая и кровавая трагедия была в Пирл-Харборе.

Когда стемнело, стало видно, что все дома, заборы и даже клумбы расцвечены электрическими лампочками. На деревьях во дворах из электрических же лампочек были выложены на ветвях объёмные фигурки зайцев, львов, слонов, героев мультфильмов, и даже, кое-где, портреты президентов США!

США - одна из самых высокоразвитых стран мира, с современной промышленностью. Однако за весь наш путь через Аризону, Юту, Неваду и Калифорнию, а это половина протяжённости США с востока на запад, мы встретили лишь один заводик. Да и тот выглядел, как игрушечный, был небольшим и очень чистым. Интересно, откуда же бралось у американцев высокоразвитое производство, и где они его держали?! Сами американцы, правда, рассказывали, что все вредные производства располагали в слаборазвитых странах Африки и Юго-Восточной Азии. Например, очень много американских химических производств находилось на территории Индии, где была очень дешёвая рабочая сила и невысокие требования к защите окружающей среды. Но хоть какие-то производства, даже не вредные, должны же были быть и на территории США! Не знаю, я на своём пути не видел, может быть, где-то в стороне от дорог.

Ещё днём мы несколько раз пересекали железную дорогу, но не встретили ни одного поезда. И только в Калифорнии увидели, наконец карабкавшийся по горам, товарный состав. Один к одному поезд из американских вестернов! Я попросил законопослушного Марио хотя бы немного сбросить скорость (на этом участке он был за рулём), так как останавливаться было нельзя - "фривей" (магистраль), и, насколько это было возможно, рассмотрел грузовой поезд.

Электровоз по размерам был намного меньше нашего. Судя по количеству вагонов - около тридцати, по мощности он примерно равнялся российскому. Их вагоны были примерно равной длины с российскими, а по ширине и высоте - намного больше наших. Общий вид состава казался игрушечным, по сравнению с нашими грузовыми поездами. Может быть потому, что вокруг были причудливые нагромождения огромных диких скал.

Единственным, из встреченных объектов американской промышленности, было огромное количество ветряных электрических станций! На всём нашем пути от Большого каньона до Сан-Франциско, на каждом холме, и просто возвышенности, по обе стороны дороги, на сколько хватало глаз, стояли большие трёхлопастные ветряки. В зависимости от величины холма, и видимо, от силы и продолжительности ветров в течение года, на нём располагались по одному, два, три, или даже по нескольку десятков таких ветряных электростанций! Энергия ветра, получаемая самым экологически чистым способом, использовалась здесь максимально. Странно, что у нас я таких электростанций не видел вообще: или - не получается использовать энергию ветра, или - не выгодно добывать электричество таким способом.

В нескольких местах вдоль пути я также обратил внимание на огромные насосы, качавшие нефть. "Качалки" были точно такой же формы и размера, как и на наших нефтяных месторождениях. Но у нас, даже вдоль дорог, таких насосов встречается намного больше!

Перед самой границей Невады с Калифорнией проехали через небольшой город Рино. В нём также были расположены несколько казино, и он, как и Лас-Вегас, являлся архитектурным памятником гангстерской Америки тридцатых годов, конечно несравнимо меньшего размера. Несколько зданий отелей - казино в нём были также достойны похвал. Однако по сравнению с размахом, роскошью и великолепием Лас-Вегаса, только что нами покинутого, и воспоминания о красотах которого, были совсем свежими в нашей памяти, Рино, конечно, померк. Оценить его по-достоинству мы были просто не в состоянии, поэтому лишь с лёгким интересом посмотрели на него из окон автомобиля, даже не остановившись.


5. Сан-Франциско.

Город

В Сан-Франциско въезжали поздно вечером. Кроме хорошего освещения, которым, после Лас-Вегаса, нас уже нельзя было удивить, ничего толком разглядеть было невозможно. Да и устали мы порядком, особенно, не спавшая всю предыдущую ночь молодёжь, поэтому разбрелись по квартирам отсыпаться.

Аркадий и одна из наших эмигранток снимали на двоих двухкомнатную квартиру, довольно большую (по нашим российским меркам). У наших эмигрантов здесь снимать квартиру на несколько человек называлось - "шарить". Квартира располагалась в пригороде Сан-Франциско - Окланде, в чёрном квартале, где цены на аренду жилья были поменьше. Наши друзья платили всего 400 долларов в месяц на двоих, что по местным меркам было почти бесплатно. Машину поручили вернуть Марио, он высадил нас, попрощался и уехал.

Мы с Аркадием расположились в его комнате и мгновенно заснули. Проснулся я со странным ощущением типа: "И кто я, и где я?" Но быстро сообразил, что происходит, и сердце радостно забилось в предвкушении новых интересных событий, видов незнакомого города, необычных знакомств и собственных открытий и впечатлений! Я находился в Сан-Франциско! Кто бы мог подумать? При советской власти - где был я, и где - Сан-Франциско! Ну а теперь всё, наконец, начинает вставать с головы на ноги. Во всяком случае, тогда я искренне думал так.

Итак, начал осматриваться, куда я попал! Принял массажный душ с таким сильным напором воды, что её струи разминали мышцы. В России в 1995 году это было ещё редкостью (по крайней мере, для людей моего достатка, да ещё и в Челябинске), затем вместе с Аркадием приступил к приготовлению завтрака. Очистки от картошки, к моему удивлению, Аркадий не убирал из раковины. Он нажимал кнопку на ней, тут же раздавался странный гул и очистки, падая в слив раковины, перерубались там металлическим ножом, по типу большой электрической мясорубки. Разрезанные на мелкие части, они сразу же, уходили в канализацию. Быстро, чисто и удобно! Такого я ещё тоже не видел! Вышли из дома, и при дневном освещении рассмотрел дом, в котором мне предстояло обитать ближайший месяц.

Дом был четырёхэтажным, небольшим. На каждом этаже во всю длину дома протягивалась общая открытая веранда - коридор. В нём подряд, одна за другой, располагались стеклянные двери в квартиры. Вся стена квартир, выходивших на веранду, была стеклянной. Дом был полностью окружён цветами и зеленью, а первый этаж просто утопал в них. На улице было +17 градусов тепла, недовольно наморщил нос: после +40 в Лас-Вегасе и Лос-Анжелесе мне здесь показалось прохладно!

Как быстро человек привыкает ко всему хорошему! Я уже забыл, что сейчас декабрь месяц и в России, тем более на Урале, температура составляля приблизительно -17 -40 градусов мороза! Но, вспомнив, тут же простил местную погоду, и пошёл гулять по Сан-Франциско!

Здесь безраздельно господствовал морской субтропический климат. В летние месяцы температура воздуха от 25 до 30 градусов тепла, с частыми небольшими дождями, что очень способствовало росту и процветанию всяческой растительности. Зимой температура воздуха от +15 до +20 градусов, с небольшими дождями. И только в январе месяце, примерно две недели продолжался сезон дождей. В это время вода с разверзшихся небес лила почти круглосуточно, с небольшими перерывами. Климат вполне подходил для комфортного проживания людей.

В России похожий климат только на южных берегах Крыма и Кавказа, да и то, более контрастный, и даже с зимними заморозками. Очень много в Сан-Франциско - цветов и в клумбах, и отдельными высокими кустами. Здесь росли и розы, и георгины, и астры и другие, не известные мне виды. Трава везде была аккуратно подстрижена, как, впрочем, и ряды кустарников. Во многих местах трава - культурного происхождения, посаженная людьми. Такие участки легко - отличить, на них трава - однородная (одного сорта). Например, такая трава была высажена на территории известного во всём мире университета, в пригороде Сан-Франциско - в Беркли.

Во время перерывов в занятиях, подготовки к экзаменам, или просто - встреч, большинство студентов располагались прямо на траве со своими бутербродами. Я попал на территорию этого университета во время перерыва. Весь газон был усыпан перекусывающими студентами. Самое удивительное заключалось в том, что когда перерыв закончился, на газоне не осталось ни бутылки, ни бумажки! Хочешь, не хочешь, а приходится признать, тот факт, что общая культура у американцев выше, чем у нас. Это не так страшно и преодолимо, но, пока мы будем повышать свой культурный уровень до их планки, может пройти много лет. А они уже во время моего посещения пользовались его плодами, то есть жили в гораздо более комфортных психологических условиях. С бо¢льшим уважением, чем мы, относились к окружающей природе и друг к другу, а это очень повышало радость восприятия ими жизни, не только не требуя никаких материальных затрат, но наоборот, экономя средства на ту же уборку территорий.

Однако, они же, зачастую, демонстрируя высокую культуру поведения в обществе, оказывались поразительно равнодушными друг к другу. Примером тому может служить история с тем же нашим гидом Тимофеем. Американцы поставили соблюдение закона, даже в мелочах, превыше добрососедских, благожелательных человеческих отношений, доведя его до самоцели, до абсурда! Отношения в их обществе чем-то напомнили мне - наши советские, времён сталинской эпохи, разве что на более высокой ступени развития, зато более обезличенные, обездушенные.

Когда я, уже в брежневские времена, рассказал дома политический анекдот, отец побледнел, замахал руками, и слёзно просил меня ради благополучия семьи никогда больше и никому подобных историй не рассказывать. Я слушал его снисходительно, но - понимал, и, чтобы не расстраивать, больше при нём ничего подобного не рассказывал. По нашим представлениям о порядочности, американское государство, объявив беспощадную войну гангстерскому беззаконию тридцатых годов, сумело сформировать в обществе нетерпимое отношение к нему.

Народ был полностью на стороне закона и полиции, и "земля стала гореть под ногами у гангстеров". О каждом передвижении бандитов бдительные граждане сообщали полиции. После такого изменения общественного мнения (на заре своей деятельности гангстеры считались в американском обществе поборниками справедливости, почти Робин Гудами современности) правосудие быстро и безвозвратно победило, а в качестве нагрузки - расплаты за это получило в конечном итоге целое поколение "стукачей"! То есть, гангстеры давно "канули в Лету", а бдительные граждане всё сообщали и сообщали о малейших правонарушениях теперь уже ближайших соседей и даже ближайших родственников! Павлики Морозовы во плоти!

Самое интересное состояло в том, что американцы были полностью уверены в правильности своих "закладываний", относясь к этому, как к выполнению гражданского долга перед страной и её обществом! Более того, они не обижались на людей, сообщавших об их правонарушениях (ну, что делать, провинился!), и возмущались "равнодушием к общественному порядку и согражданам" поведением людей, не участвовавших в глобальном доносительстве. Таких людей сразу считали недоразвившимися до звания настоящего американца, и относили ко второму и третьему сорту.

В сталинские времена советские люди частенько "закладывали" друг друга. Они делали это: от ненависти, от зависти, от злости, от страха. Общим в этом процессе было то, что наши сограждане "стучали" друг на друга с чувством, от переполнения страстями, прекрасно осознавая мерзость своего действия. Американцы же делали это спокойно, выполняя свой гражданский долг перед обществом, и считая себя по этому поводу если не ангелами, то уж святыми-то, во всяком случае!

Ближе к середине дня мы с Аркадием отправились осматривать Сан-Франциско. Долго стояли на автобусной остановке. У "вольво" Аркадия, купленной по случаю за две тысячи долларов, постоянно работала мощная печка, что создавало дискомфорт во время поездки. Поэтому решено было воспользоваться общественным транспортом. Автобусы ходили редко и были всегда полупустыми, так как надобность в них была невелика, потому что практически у каждого американца имелась личная машина.

В своё время автомобильные короли Америки: Форд и другие, - откупили у государства право на эксплуатацию общественного транспорта, и благополучно, с треском, развалили его окончательно, чтобы повысить спрос на машины. И повысили! Добились того, что любой американец, просто не мыслил себе жизни без машины. В семье, состоящей из: мужа, жены и детей подросткового возраста, каждый из них имел машину для поездки на работу, в магазин или в школу. Кроме того, для совместных поездок, на уикенд или в отпуск или ещё куда-то, в семье держали обычно микроавтобус, а то и трейлер с кроватями, столами, стульями и прочими необходимыми атрибутами обычной жилой комнаты. Впоследствии у правительства появилась возможность восстановить общественный транспорт в полном объёме, однако к этому времени надобность в этом отпала окончательно.

Наконец сели на автобус и поехали в центр Сан-Франциско. Население города без пригородов составляло тогда более 500 тысяч жителей. Сан-Франциско был самым обычным городом в нашем представлении. "Даун-таун" - деловой центр занимал самый центр города и представлял собой группу небоскрёбов из стекла и металла, размерами и внешним видом очень напоминавших деловой центр Лос-Анжелеса. На этом сходство с Лос-Анжелесом заканчивалось.

Далее Сан-Франциско выглядел, как обычный российский город: закованный в асфальт и камень, компактно расположенный, с небольшими островками зелени, клумбами и отдельными деревьями там, куда их можно было всунуть, с несколькими небольшими скверами. И только в пригородах: Окланде, Беркли, Сан-Хосе и других располагались частные дома на одну или несколько семей с бассейном, лужайками, окружённые деревьями и клумбами так, что сами дома нужно было ещё умудриться рассмотреть. Ну, вообщем, пригороды Сан-Франциско уже очень походили на тот же Лос-Анжелес. Стоимость таких домов здесь составляла от одного миллиона и более долларов. Жильё в Калифорнии было очень дорогим. В соседнем штате Орегон такой же дом можно было купить всего за двести тысяч долларов.

Осматривая город, заходили в супермаркеты, в которых шла бойкая предновогодняя распродажа. Во всех магазинах было полно людей, которые выметали товары в огромном количестве. Один из служащих супермаркета, наш российский эмигрант, поведал нам, что в эти предновогодние недели супермаркеты получали более половины годовой прибыли! И это несмотря на то, что все витрины магазинов и ценники на товарах пестрели надписями "Sale" - "скидки" на 10 - 90%! Практически все магазины снижали цены на все товары. Как это было непохоже на нашу торговлю, которая во время предновогоднего покупательского бума, наоборот, до неприличия повышала цены на всё подряд. Самое удивительное состоит в том, что при таком подходе к предпраздничным продажам, наши магазины опустошаются практически полностью. С полок выметается то, что лежало без движения весь год. Видимо, у нас всё-таки ещё нет такого изобилия товаров, как в США.

В процессе прогулки попытались отыскать "язвы капитализма": нищих, безработных, бездомных и прочих угнетённых и отверженных. Поиски оказались тщетными. И в тот момент, когда мы совершенно отчаялись, вдруг всё-таки нашли одного нищего. Правда, на "язву капитализма" он не очень-то и тянул. Одет был гораздо лучше нас, и вид у него был более холёный, во всяком случае, чем у меня, только-только приехавшего из перестроечной России. Рядом с "нищим" сидел большой откормленный кот, "очень справный", ещё более холёный, чем хозяин, измученный бесчисленными ласками, причитаниями и подношениями явств сердобольными котолюбивыми прохожими.

Я вспомнил, что именно про этого "нищего" рассказывал по телевидению наш известный актёр, Александр Абдулов, незадолго до меня побывавший в Сан-Франциско. Он также подходил к нему, хотел подать доллар. Они разговорились, и "нищий", узнав, что Абдулов - актёр из России, тут же искренне пожалел его и подал ему сто долларов! То есть это был не бедствующий нищий, даже совсем не нищий, во всяком случае, гораздо более состоятельный, чем абсолютное большинство наших сограждан нарождавшегося тогда (впрочем, так и не родившегося!) среднего класса. А сидел он на улице исключительно из-за неудовлетворённой потребности общения, поэтому подать ему мы не рискнули. Его кот тоже чувствовал себя на улице этого города по-хозяйски, вольготно, с интересом рассматривая проходивших мимо горожан.


Эмигранты из бывшего СССР в США

Предки наших эмигрантов прошли через горнило массовых многомиллионных репрессий сталинской эпохи (танцуют, то бишь "закладывают", все!) и сопутствовавшего им всеобщего "стукачества". Они имели сложившееся предубеждение против такого способа поддержания общественного правопорядка уже видимо на генетическом уровне. В неписанном кодексе чести советского человека не существует бо¢льшего преступления перед согражданами, чем доносительство, синонимом которому у нас считается - предательство. Только в России автомобилисты сигналят друг другу фарами, предупреждая о "засаде" представителей Госавтоинспекции на дороге. За такую чёрствость наши эмигранты сразу попали в .надцатый разряд местного неписанного "табеля о рангах".

А вот те мелкие правонарушения, на которые у нас в обществе никто бы не обратил внимания, либо которые считались незначительными, или забавными, здесь являлись - вопиющими и отбрасывали наших эмигрантов в глазах граждан США на последние места. К таковым относились, например: неуплата налогов, мелкая кража в супермаркете, бросание мусора на улице, то же недоносительство и тому подобные нарушения закона.

Вообще, громко, всенародно, на каждом углу, рекламируя равноправие американцев (перед законом - возможно, но никак не на бытовом уровне!), в реальности в американском обществе существовала чёткая градация людей, проживавших на территории США:

1. Коренные белые американцы.

2. Коренные жители азиатского происхождения.

3. Эмигранты из капиталистических стран Западной Европы.

4. Переселенцы из социалистических стран Европы.

5.Выходцы из бывшего СССР и свои коренные афроамериканцы (чёрные).

6. Эмигранты из стран Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки.

Как видно из приведённой классификации, нашим бывшим соотечественникам было отведено почётное второе место,. от конца! И это притом, что каждый из наших переселенцев был на порядок эрудированнее, умнее и энергичнее любого здешнего коренного жителя! Это и понятно, сюда ведь приезжали самые целеустремлённые, с интеллектом выше среднего из наших бывших сограждан, а отнюдь не пролетарии с завода "Серп и Молот"!

В один из вечеров недалеко от нашего дома остановилась машина и её водитель начал сигналить, призывая кого-то из своих знакомых. Прошло около десяти минут, прерывистый звук сигнала начинал раздражать, но не успел сильно надоесть: подъехала полицейская машина, вызванная кем-то из соседей, звук прекратился и оштрафованный владелец сигналившей машины - возмутительницы тишины уехал. Нашим эмигрантам пришлось понять американский менталитет, принять его, или, по крайней мере, смириться с ним. А уж над цирковым представлением судебного процесса их президента Клинтона с Моникой Левински вся Россия хохотала даже больше, чем над выступлениями Жириновского в Государственной Думе!

На звонки граждан соответствующие службы реагировали моментально. В ночь под католическое Рождество в наш дом прекратилась подача электроэнергии: погас свет, обесточились розетки. Мы сидели в темноте и не могли ни приготовить, ни даже просто разогреть какие-то полуфабрикаты. У нас пришлось бы ждать появления электрика до окончания праздника. Мы, вздохнув, приготовились и здесь к такому же продолжению вечера. Однако, приблизительно через полчаса неполадки были устранены, и мы зажили обычной жизнью! Ну, как тут не позавидовать, и не пожелать, чтобы и у нас ремонтные службы работали так же оперативно.

Узнав о цели моего приезда сюда и о том, что собираюсь пожить с месяц у знакомых в Сан-Франциско, Тимофей пообещал помощь. Он сообщил, что в Сан-Франциско у него есть знакомый адвокат, который многим ему обязан. Тимофей сказал, что договорится с ним о бесплатной консультации по всем интересующим меня вопросам. Этот адвокат оказался американцем польского происхождения по имени Ежи. Невысокий худощавый подвижный мужчина лет 35 в очках с роговой оправой, придававших его виду солидность, он был деловит и немногословен. Ежи действительно уделил мне полчаса своего времени, и чётко и полно ответил на все поставленные вопросы. Причём, если вопрос был похожим на один из предыдущих, он удивлённо приподнимал бровь и спокойно, бесстрастно произносил: "На этот вопрос я уже отвечал".

Переводчиком у него работал среднего роста круглолицый белокожий молодой человек лет 30 - Миша. Голубоглазый пухленький, с тихим голосом, он был коренным американцем в третьем поколении, русским по происхождению. Сам он говорил: "Я беляк. Дед с бабушкой эмигрировали сюда после революции, в 1919-ом году. А правда, что сейчас в России опять началась революция? Тогда лучше переезжайте сюда к нам!".

По словам Ежи, в США существовала ежегодно корректируемая квота на принимаемое количество эмигрантов из того или иного района планеты. То есть, Америка, как отъявленный вампир нуждалась в притоке "свежей крови". Этой стране постоянно требовались люди на тяжёлые низкооплачиваемые работы, выполнять которые никогда не согласится американец (как сейчас - Москве!) Кроме того США постоянно требовались учёные и высокопрофессиональные люди на острие науки и производства. Но при этом Америка желает, чтобы на её территории селились только самые активные, самые умные, самые богатые., в общем - самые, самые, самые!

Проходным билетом сюда может быть банковский счёт в размере не меньше миллиона долларов, высшее образование в области самых передовых и перспективных направлений науки и производства, либо вступление в брак с гражданином (гражданкой) США. Отдельной строкой шли выдающиеся люди, известные в мире: учёные, писатели, музыканты и тому подобные. Другую строчку занимали эмигрировавшие в США по политическим соображениям и просившие политического убежища. Именно в эту строчку и вписывались все приезжавшие сюда евреи, в том числе - и русскоязычные.

Во всех остальных случаях "соискателю" предоставлялось самому проламывать защитную правовую противоэмигрантскую стену Америки. Если он сумеет сделать это, значит, энергичен, настойчив и умён, стало быть, нужен США и достоин получения вида на жительство - "Грин карт". Ежи несколько раз произнёс фразу, которая определяла политику правительства по отношению к эмигрантам, хотя очень не любил повторяться: "Прежде чем претендовать на получение вида на жительство, подумай, нужен ли ты Америке, и чем можешь быть ей полезен!".


 

Вера и её кошки

К семейству кошачьих у американцев - трепетно - нежное отношение. Кошки здесь - в большом почёте. Бездомных или брошенных животных либо сдают в кошачьи приюты, либо выставляют в витринах магазинов, в надежде, что кто-то из проходящих людей возьмёт их себе домой. Обычно быстро разбирают котят и молодых котов и кошек. Аркадий рассказал, что у одной его знакомой, нашей эмигрантки была по этому поводу драма. Вера была отъявленной, законченной кошатницей.

В витрине одного из супермаркетов появился кот по имени Лео. Это был чистый ухоженный кот огромного размера, с бантиком на шее. Лео был немолодым, с умными грустными глазами, похоже, домашним брошенным (возможно его хозяин просто умер). У бездомных животных совсем другой взгляд: менее осмысленный, и более затравленный. Витрина была большая и, когда Лео уставал от назойливых прохожих, он уходил в небольшой домик, поставленный специально для него здесь же, в витрине. Лео вызывал симпатию, многие прохожие жалели его, но поскольку был он в возрасте, то его никто не брал. Так продолжалось долго, месяцами.

Вере, самой жившей на птичьих правах, нельзя было взять его к себе в общую квартиру, а мимо этой витрины она проходила каждый день. Наконец она не выдержала и разрыдалась, с ней буквально случилась истерика. Она плакала и причитала: "Бедный, бедный Лео! Его никто не берёт и не возьмёт, потому что он старый! А он умный, он хороший, он несчастный, а мне не разрешают его взять!". Через некоторое время она переехала в другой штат. А во время её проживания в Сан-Франциско, Лео так никто и не взял. Самое печальное, что и сейчас через десять лет после этой истории, когда и Лео-то уже нет на свете, родные и близкие Веры стараются не упоминать про этого кота, потому что она помнит и болезненно переживает этот эпизод до сих пор.

Эта история с Лео оставила такой след в душе Веры, что впоследствии, переехав на работу в Орегон, и уже снимая индивидуальное жильё, она пошла в кошачий приют и стала там искать самого несчастного кота. Некоторые коты жили там с рождения, и хотя клетки у них были довольно большими, но всё равно не могли заменить простора квартиры, или, тем более, улицы. Из-за нехватки движения, впечатлений, и любви, если котов долго не брали, то они сходили с ума. Никакая гуманность всё же до конца не смогла решить проблему бездомных животных. Необходимо индивидуальное участие конкретного человека к судьбе каждого животного. Всем нужна любовь!

У нас в стране мало кошачьих и собачьих приютов, наши бездомные животные недолго живут и много болеют, но уж с ума на улице не сходят! Ну, так вот когда кот сходил с ума, его усыпляли. Только представьте себе: не обладающие способностью к абстрактному мышлению животные, сходят с ума! Правда теперь учёные из тех же США научно доказали, что у домашних животных, постоянно общающихся с людьми, а именно у кошек и собак, было отмечено появление способности к абстрактному мышлению, то есть - зачатки разума!

Вера присмотрела в кошачьем приюте Орегона двух рыжих, давно живущих в приюте котов - братьев, которым не везло, их долго никто не брал. Она решила взять их обоих, чтобы не разлучать и не начинать их новую счастливую жизнь у неё с душевной травмы. Для воплощения в жизнь этого гуманного поступка было лишь одно маленькое препятствие - оба кота болели лишаём. Служители приюта сказали, что по установленным правилам они должны сначала вылечить котов, и только потом отдавать людям здоровых животных. Когда Вера приехала в следующий раз, то обнаружила в клетке только одного кота. Ей пояснили, что психика одного из котов - братьев не выдержала длительного содержания в маленьком пространстве, и он сошёл с ума, совсем немного не дождавшись спасительного переселения в человеческий дом - к Вере. Утром его пришлось усыпить.

Оставшийся кот потерял покой, плакал, искал брата, не ел, не пил, рвался из клетки. Его лишай начал прогрессировать, открылись другие болезни, и служащие всерьёз опасались, что он тоже сойдёт с ума. Вера тут же потребовала, чтобы ей сейчас же отдали Шона (она так назвала кота в честь своего любимого артиста кино - Шона Коннери) в том виде, в каком он есть на этот момент. Она сказала, что сама долечит его. Служащие приюта, после короткого совещания, видя состояние оставшегося кота, а также любовь к нему Веры, её слёзы, пошли на нарушение и выдали ей Шона с кучей лекарств и рекомендаций по уходу и лечению.

Любовь творит чудеса и хотя не сразу, но недели через две лечения, а главное любви и заботы, все болезни отступили от взятого из приюта животного, и больше к нему не возвращались, а сам он обрёл спокойствие, душевное равновесие и счастье. В первую неделю он относился к Вере настороженно и прятался при её появлении в ей же купленный домик. Затем полюбил свою хозяйку, проникся к ней доверием и понял, наконец, что его заточение в клетке закончилось навсегда! Недели две Шон пел Вере не переставая, кувыркался через голову, валялся на спине, и вообще радовался, как только может радоваться кот. Он искренне привязался к своей спасительнице, всячески выказывал свою благодарность. Более того, Шон не отходил от Веры ни на шаг, ревновал её ко всем людям и животным. Только после этого рана, нанесённая невозможностью помочь Лео, и щемящей сердце жалостью к нему, немного поутихла.

Несколько лет Шон жил в любви и покое. Потом ему пришлось испытать новое потрясение. Вера вернулась в Россию, а взять кота с собой опять было проблематично. Она перед отъездом нашла своему питомцу нового хозяина и передала Шона соседу - кошатнику. Спустя некоторое время получила фотографии кота в новом доме и сообщение от бывшего соседа том, что Шон по-прежнему живёт в любви и заботе, успокоился и перенёс переезд к нему без болезней.


 

Горожане

Мы шли по городу после сильного проливного дождя, но асфальт был идеально чистым. Вдоль дороги зеленела трава, и я заподозрил, что газон исскуственный, под ним нет почвы, и поэтому нет грязи. Решил проверить свою догадку и, воровато оглянувшись, подошёл к газону и вырывал из него клок травы. Газон оказался настоящим, а трава на нём - самая что ни на есть природная, живая! Так и не понял, почему у нас после дождя весь асфальт обязательно покрыт толстым слоем грязи, а здесь, наоборот - дополнительно отмылся и стал ещё чище! Мистика, какая-то!

По пути мы зашли в магазин со знакомым названием "секонд хенд". Бросилось в глаза, что у них в этом магазине продавалось много вещей не ношённых, с этикетками, по смешной цене от трёх до десяти долларов. Спросили у продавца, как это возможно? Оказалось, американцы, купив новую вещь, бывало, долго не использовали её, а затем, бесплатно, относили в "секонд хенд" и цена складывалась только из стоимости санобработки и небольшой наценки, необходимой для существования "секонд хенда"!

Да, до такого уровня сознательности наши сограждане дойдут не скоро, если дойдут вообще! В кабинете социальных льгот пожилой женщине выдавали бесплатные талоны на такси. Количество таких талонов было строго ограничено. Сюда же с трудом зашла пожилая, полная негритянка, но талонов больше не было. Только что получившая их, пожилая белая женщина сказала, возвращая талоны и указывая на негритянку: "Отдайте талоны этой женщине, ей они нужнее, чем мне!". Как же высока у американцев планка сознательности! Сталкиваясь с подобными эпизодами, испытываешь гордость за людей и становишься лучше сам. Невольно появлялась мысль: "А я-то сам поступил бы так или нет?". Примеряя подобные поступки на себя, в глубине души понимал, что, к сожалению, моей сознательности пока ещё есть, куда расти.

В Лас-Вегасе, в казино - отеле "Максим" мы стояли в очереди на завтрак. К нам подъехал на индивидуальной коляске пожилой американец и подарил бесплатные талоны на завтрак (видимо после переезда у нас был сильно измождённый вид, по сравнению с благополучными американцами). Мы, конечно, обошлись бы и без этих талонов, но благородство поступка, явно выказанная благожелательность и сочувствие, были приятны!

И ещё, состоятельный американец никогда не будет покупать вещи не только в "секонд хенде", но и просто в дешёвом магазине. Эти покупки считались привилегией малоимущих граждан, к которым относились и наши эмигранты. Здесь существовало множество благотворительных фондов для малоимущих и многодетных семей, куда сознательные горожане сдавали вещи и игрушки. Как выяснилось, таких людей здесь было довольно много.

Вообще, помощь многодетным американским семьям существовала фактически, а не в лозунгах. Наш свежий взгляд уловил это в первом же продуктовом магазине. Например, маленькая баночка ореховой пасты стоила столько же, сколько и литровая - один доллар. Одинокий американец никогда не купит литровую банку. Кроме того, по месту жительства, в каждый почтовый ящик из местного супермаркета доставляли книжечки с талонами - скидками на продукты, на которые через две недели должен был закончиться срок реализации, или просто их реализация была медленной.

За месяц в Сан-Франциско мы с ребятами - эмигрантами потратили на питание на троих 150 долларов, при этом питались гораздо лучше, чем, например, я - дома. У нас были каждый день мясные продукты, а ящик с апельсинами или другими фруктами всё время стоял в углу комнаты. Правда, для реализации таких программ помощи малоимущим гражданам, нужна высокая сознательность населения, которой у нас ещё пока, к сожалению нет.

Американцы сознательны, честны и наивны как дети, это их достоинства, но это же и - недостатки! Хорошо поговорить с американцем пять минут на улице, или столкнувшись с ним при решении какой-то проблемы. Однако постоянное общение с человеком детсадовского уровня развития, утомляло и раздражало.

В Сан-Франциско большая часть людей умирала практически здоровыми! Меня просто потряс этот факт. Я, как и все жители нашей страны был абсолютно убеждён в том, что "если после сорокалетнего возраста у человека ничего не болит, то он умер!". Да, они вырастали и жили, по нашим меркам, в тепличных условиях, а мы в вечной борьбе за приличное существование, а в перестройку - и за прямое выживание! Наше высшее образование до перестройки являлось закладкой в память обучаемого человека огромного багажа знаний. Американцы же вдвое и втрое большую информацию держали в компьютерах, что было легко, удобно и не требовало большого труда. Им не нужно было перенапрягаться, пытаясь развить, растянуть свою память, увеличивая её объём до невероятных размеров.

Но, как не объясняй разницу между нашими системами образования, факт остаётся фактом, эрудиция любого нашего специалиста доперестроечного периода, на порядок выше, чем - любого американского. Может быть, поэтому в России сложилась устойчивая традиция, которую не смогла сломать даже революция. Она заключается в огромной социальной роли интеллигенции в нашем обществе, даже сейчас, когда деньги и в нашей стране взобрались на небывалую, несоответствующую их истинной ценности высоту, особенно в глазах молодого поколения. Думается, эта роль обусловлена потребностью наших людей в духовности, в образцах для подражания, в "путеводных" звёздах, как бы высокопарно это ни звучало. В большей степени этим, а не истинной верой в невидимого, неосязаемого, не совсем понятного бога (хотя со временем, вероятно, придёт и это), объясняется и поворот общества в сторону церкви и, главным образом, в сторону её служителей.

В США же социальное положение человека в обществе определялось только уровнем его дохода. В нашей стране, в нашем обществе скрыт огромный потенциал. Америка достигла своего апогея, мы же обязательно догоним и перегоним её, даже не ставя перед собой такую цель. Надо только приложить усилия, чтобы душа, сознательность и совесть наших сограждан не отстали в этой гонке. Для этого нам достаточно просто помнить хотя бы дошедшую до нас часть своей многотысячелетней истории, где душа присутствовала в каждом знаменательном событии, а во многих являлась - решающей. Я думаю, это и есть задача уважаемой в нашей стране интеллигенции.

Причём это воспитание должно быть не тезисами: "Вы должны!". Никто никому ничего не должен! Человек (в том числе и молодой) не обязан уступать место в метро, если он сам этого не хочет. Воспитание может быть только на собственном примере, и путём формирования общественного мнения: это делать можно, а этого - нельзя, это - порядочно, а это - нет! Никакой уголовный кодекс этого сделать не сможет. Сейчас чуть ли не вся наша молодёжь стремиться получить высшее образование. Конечно, высшее образование, особенно теперешнее, и интеллигентность, это далеко не синонимы, однако повод для оптимизма, по поводу духовного развития нашей страны, этот факт всё-таки даёт!

Ночь, улицы были пустынны, только иногда встречались редкие прохожие и полицейские. Мы так и не встретили ни хулиганов, ни бандитов. Ночной Сан-Франциско напомнил мне наши доперестроечные города. Ну да ничего, думаю, что мы к этому ещё придём на новом витке развития, на более высокой ступени (я верю, в развитие цивилизации по возрастающей спирали!). Возвратившись домой, долго стоял на веранде дома (у нас был третий этаж). С высоты был хорошо виден ночной, ярко освещённый Сан-Франциско и часть залива под названием "Золотой рог", на берегу которого и расположился сам город и его морской порт. Так же хорошо был виден один из самых знаменитых в мире, мост через бухту под названием "Голденгейт". С залива дул тёплый, насыщенный морскими запахами лёгкий ветерок. Часть огней города и весь, ярко расцвеченный огнями по каждому изгибу, красивый фигурный мост "Золотые ворота" отражались в воде бухты. Вид был фантастический, навевал лирические воспоминания о событиях минувших дней.


 

"Юнона" и "Авось"

Именно в эту бухту (называемую тогда бухтой Святого Франциска) в 1806 году вошли русские корабли "Юнона" и "Авось". Сан-Франциско был в то время испанской колонией. Кончита Аргуэлло - шестнадцатилетняя дочь тогдашнего губернатора города и первая красавица Калифорнии, встретилась с командиром двух парусников: брига "Юноны" и тендера "Авось" - сорокалетним русским графом вдовцом Николаем Резановым. Между ними стремительно начал развиваться роман, который был прерван срочным отъездом графа в Россию. Не сумев добиться скорого разрешения на брак с католичкой, православный Резанов провёл в его ожидании несколько лет и, так и не дождавшись, умер под Красноярском.

Кончита ждала его 35 лет до тех пор, пока не получила достоверных сведений о его смерти. Она была завидной партией, и всё это время отвергала ухаживания и предложения лучших женихов - кабальеро Испании. Только убедившись в смерти своего возлюбленного, она удалилась в монастырь, где и жила до самой смерти.

Недавно, несколько наших соотечественников - романтиков, привезли землю с могилы графа Резанова, из-под Красноярска, на могилу сестры - монахини Беаты Доминики (в миру - Кончиты Аргуэлло), находившуюся на кладбище монастыря Санта-Каталина (на месте самого монастыря сейчас построен торговый центр) городка Бенисия, расположенного под Сан-Франциско. Почти двести лет спустя, всё-таки произошло символическое воссоединение душ влюблённых! Самое удивительное в этой сказочной романтической истории то, что она является правдой от начала и до конца! Оказалось, бывает на свете даже такая любовь! По этому сюжету поставлена рок-опера "Юнона" и "Авось", постоянно идущая в Москве, в театре "Ленком".


 

"Бард", 39 причал, старинный трамвай

Воспоминания об этой фантастической в своей реальности истории и посетили меня на тихой тёплой веранде пригорода Сан-Франциско - Окланда, под стрекот сверчков и дым моей экзотической "Беломорины". На следующий день у нас был намечен поход на тридцать девятый причал (пирс) порта, который знаменовался стоянкой роскошных яхт, сувенирными магазинами и различными аттракционами. На этот раз добирались до Сан-Франциско на "барде" - американском метро.

Поезда "барда" были похожими на наши электрички сообщавшимися между собой вагонами, и также аналогично расположенными сидениями. Метро Сан-Франциско отличалось от - московского гораздо более скромным убранством. Станция метро здесь представляла собой просто большую подземную платформу для остановки поездов и посадки - высадки людей. В то время как каждая из московских станций метрополитена является произведением искусства. Все они облицованы поделочными камнями, украшены барельефами, скульптурами, затейливыми светильниками и прочая, прочая. Наши станции метро могу сравнить здесь в "буржуинстве" только с казино Лас-Вегаса.

Осматривая шедевры архитектуры и искусства зарубежья, начинаешь лучше осознавать неповторимость, красоту и богатство нашей архитектуры, искусства и т. п. В частности: масштаб, стоимость, красота, индивидуальность каждой из наших станций метрополитена, думаю, ничем не уступают любому, так восхитившему меня казино - отелю Лас-Вегаса!

Ещё одной достопримечательностью Сан-Франциско являлся, конечно, канатный трамвай, который ходил по одному и тому же маршруту и оставался в неизменном виде на протяжении всех двухсот лет своего существования! На конечной остановке трамвай останавливался на вращавшейся платформе, и водитель руками разворачивал её вместе с трамваем, чтобы поехать в обратном направлении. Тормозил трамвай куском троса - каната (отсюда и канатный), подкладывавшимся под колёса. После такого торможения необходим был новый кусок троса для следующего торможения. Все туристы и гости Сан-Франциско обязательно посещали этот трамвай, а многие и проезжали на нём остановку - две, чтобы приобщиться к истории Сан-Франциско. Тем более, что для двухсотлетней Америки этот трамвай являлся примерно такой же древностью, как знаменитые во всём мире многотысячелетнего возраста пирамиды фараонов для Египта!

На тридцать девятом пирсе играла весёлая музыка, работали аттракционы, было много детей, царила атмосфера праздника. Вдоль причала стояли многочисленные, ослепительной белизны яхты разного размера и комфортабельности. Правда, оценить их мы могли только по внешнему виду, так как внутреннего убранства не видели. День был солнечным, дул порывистый свежий ветер, громко кричали, пролетая прямо над нами, белые океанские чайки, а также другие морские, не известные мне птицы.

На каком бы из участков побережья Сан-Франциско мы ни были, я не заметил ни одного купавшегося человека. Меня это сильно удивило, и лишь позже я узнал, что именно в Сан-Франциско к берегу подходило холодное течение, поэтому вода там, даже в разгар летней жары, была очень холодная, и купаться в ней было невозможно. Жители Сан-Франциско ездили купаться приблизительно за тридцать километров от города в посёлки и городки на побережье Санта-Круз, в частности - в разрекламированную в нашей стране бесконечным сериалом Санта-Барбару, в бухту с тем же названием. Учитывая то, что машины здесь были у всех, даже у наших недавно прибывших эмигрантов, дороги содержались в идеальном состоянии, а гаражи располагались прямо в домах, то доехать до побережья Санта-Круза получалось быстрее, чем дойти до залива "Золотой рог" в самом Сан-Франциско!


Дон Аль-Капоне - главарь гангстеров Чикаго

С причала хорошо был виден известный островок в заливе - Алькатрас, со знаменитой тюрьмой на нём. Из этой тюрьмы за всю историю её существования не было совершено ни одного побега. В ней отбывал наказание легендарный чикагский гангстер тридцатых годов, времён перестройки - "великой депрессии" в Америке - дон Аль-Капоне, естественно, итальянец по происхождению. Аль-Капоне даже в среде гангстеров называли "бешенный Капоне". Во времена кровавого разгула преступности в Америке, Чикаго был столицей преступного мира, а Аль-Капоне - королём чикагских гангстеров!

Его банда была наиболее жестока в своей криминальной деятельности, участвовала в нескольких победоносных гангстерских войнах, несмотря на то, что "солдат" (так называли членов гангстерских кланов - "семей") у Аль - Капоне зачастую было меньше, чем у его противников. Его "семья" несколько раз "залегала на матрасы". "Залечь на матрасы" - означало попрятаться по конспиративным тайным квартирам в ходе гангстерской войны. Несмотря на явную, открытую всему народу, проходившую прямо на глазах жителей в центре крупнейших городов США гангстерскую деятельность Аль-Капоне, поймать его на этом не удалось. Хотя он лично убил бйсбольной битой троих изменников из своего "семейства", посягнувших на его жизнь.

Удача улыбнулась служителям правосудия там, где они её и не ждали. Аль-Капоне поймали на неуплате налогов. И хотя он постоянно заявлял, что неуплата налогов является не преступлением, а "национальной американской забавой", ему за эту "забаву" дали максимально возможный срок. А, учитывая его опасность, силу и влияние в преступном мире, местом заключения для него была определена тюрьма на острове Алькатрас в заливе "Золотой рог" города Сан-Франциско. Аль-Капоне болел сифилисом в тяжёлой стадии, но, поскольку панически боялся уколов, то не лечился. У него из-за этой болезни развились тяжёлые поражения центральной нервной системы, до полных провалов памяти и утраты контроля над своими поступками. В гангстерской же среде всё это приписывали характеру Аль-Капоне, которого за эти неконтролируемые взрывы "бешенства" опасались все бандиты.

Его уважали и боялись до самой смерти. Когда он совершенно больной и немощный был выпущен из тюрьмы домой, доживать оставшиеся дни, его последователи регулярно привозили своему "дону" "липовые" отчёты о "взятых" банках, победоносных гангстерских войнах и прочих делах его "семьи". А после смерти тело дона перевезли в Чикаго, там встретили два десятка высокопоставленных гангстеров с автоматами и с царскими почестями похоронили на самом престижном кладбище.

Про тюрьму Алькатрас был поставлен фильм "Скала" с Шоном Коннери в главной роли, а про Аль-Капоне Голливуд поставил даже несколько фильмов. Вот такую историю рассказал нам местный гид. Тюрьма острова Алькатрас уже давно не действовала. Её развалины являлись историческим памятником, куда морской пароходик - "трамвайчик" беспрерывно доставлял туристов. Я решил, что осмотр этих руин не доставит мне удовольствия, наши эмигранты неоднократно видели этот "музей", так что мы лишь посмотрели на островок и тюрьму с набережной залива.


 

Аркадий, Паша, Лада и Римма

Биография Аркадия, точнее, часть её, относившаяся к периоду перестройки, была удивительна. Учитель физкультуры по образованию, как он сам говорил: "Я окончил "дубфак"!", - в начале перестройки остался без средств к существованию, и начал искать пути заработка. Чем только не занимался, включая игру в напёрстки на территории России от Владивостока, до Белоруссии. Ещё во время нашей встречи у него в речи встречались обороты жаргона, типа "прикинь"! Накопил сколько-то денег, начал своё дело. Организовал небольшое деревообрабатывающее производство.

Беда в том, что занялся частным предпринимательством в столице "красного пояса" России - Ульяновске, в котором перестройка началась только тогда, когда "красный пояс" перестал существовать. "Красным поясом" в России называли ряд прокоммунистически настроенных городов и областей, руководство которых не признавало перестройку. Во главе их стояли губернаторы - коммунисты, вставлявшие палки в колёса любой частной инициативе. Думаю, что они хотели сделать, как лучше, а получилось (как сказал наш известный оратор - Черномырдин) - "как всегда". То есть, в то время как у граждан бывшего СССР экономическое положение было, прямо скажем - хреновым, у жителей "красного пояса" - ещё хуже, просто катастрофическим.

Принцип - "отнять и поделить" в сочетании с запретом на повышение цен привёл к тому, что поделенные остатки продуктов питания быстро проели, а новых - частные предприниматели не завезли (как они сделали это в других районах страны), потому что было экономически невыгодно. Коммунистическая политика "уравниловки" и "строгого честного распределения" привела, кроме бо¢льшего, чем в других областях, обнищания, ещё и к острой нехватке продуктов питания - к голоду.

Дела у Аркадия сначала пошли хорошо, и он начал пытаться расширить производственные площади и взять в аренду большое нежилое помещение. Администрация Ульяновска потребовала с него за это купить городу ни мало, ни много - всего один трамвай! Аркадий подсчитал, что на трамвай уйдёт вся его прибыль, планируемая на развитие производства, кроме того, не было никакой уверенности, что через какое-то время та же администрация не потребует с него пароход или, к примеру, самолёт! Он плюнул на такую перспективу, продал всё, и поехал искать счастья в Сан-Франциско, коль скоро в родных пенатах развернуться ему просто не дали.

Аркадий был украинцем по национальности, с неопределённой фамилией. За десять тысяч долларов ему сделали документы, что он еврей, ну а дальше легализоваться в Америке для него не было проблем. Для евреев, по крайней мере, в 1995 году, существовала система льгот экономических, административных и политических. В частности, им сразу давали политическое убежище, а затем и "гринкарт", "зелёную карту" - вид на жительство. Правда, для этого надо было написать в заявлении официальным американским властям ахинею типа: ". в России очень часто называли меня "жидом пархатым", на улице плевали мне в лицо, регулярно избивали и обещали вообще убить.". Однако для человека, родившегося и выросшего в СССР, это не составляло никакого труда.

Вечером собрались за столом все наши эмигранты. Судьба и история появления здесь каждого из них была интересна и непроста. Духовным и деловым центром компании являлся Паша. Здесь он занимал должность бригадира собравшегося коллектива, который занимался ремонтными работами в частных домах пригородов Сан-Франциско. Он собирал заказы, выполнял прорабские функции, вёл денежные расчёты с заказчиками и с нашими ребятами.

До переезда сюда Паша работал в Ленинграде председателем сельскохозяйственной биржи. Он получал очень высокую по тем временам заплату, но работа была нервная и смертельно опасная, и в возрасте двадцати семи лет его хватил первый инфаркт, через полгода - второй. Врач сказал Паше, что это "предупредительный звонок с того света" и третьего инфаркта он, скорее всего, и не увидит.

После этого Паша крепко задумался, бросил всё и уехал в Сан-Франциско. С гордостью рассказывал мне, что забыл, в какой стороне у него сердце. В столь юном возрасте занимать такую высокую, хорошо оплачиваемую должность и суметь отказаться от неё ради простой жизни путём трудной, низкооплачиваемой работы в чужой стране. Многим ли хватит мудрости, чтобы понять правильность этого решения, и твёрдости, чтобы воплотить задуманное в жизнь!? Многие ли способны повторить его путь? Паше было чем гордиться!

Его жена Лада тоже приехала сюда из Ленинграда. Её мать была известной ленинградской поэтессой. По неизвестным мне причинам она покончила жизнь самоубийством, Лада осталась совсем одна и поехала от тяжёлых воспоминаний в Сан-Франциско.

Ещё одна эмигрантка - кореянка советского происхождения, также из Ленинграда - Римма, геодезист по специальности. Она чеканила простые прямые фразы, как будто вырубала их топором. О причине своего переезда сюда она сказала, что ей надоела тяжёлая полевая работа в нищей стране за нищенскую зарплату. Ещё она без злобы и горечи, просто как факт отметила: "Все русские - расисты". Последней каплей, переполнившей чашу её терпения, стал развод с мужем. Больше ничего её в СССР не держало, и она вместе с малолетней дочерью тоже поехала за лучшей долей в Сан-Франциско, да тут и прижилась.


 

Ирэн

Среди выходцев из СССР присутствовала гостья компании - американка Ирэн. У неё было педагогическое образование, и она уже несколько лет работала учителем английского языка в России, в городе Иваново. Для того, чтобы попасть туда на работу, ей пришлось принять участие в конкурсе и войти в число его победителей. При этом зарплату она получала ту же самую, как и дома. Послушать её восторженные отзывы о России мне было очень интересно.

Рассказывая мне о моей стране, она пришла в возбуждение, раскраснелась и стала ожесточённо жестикулировать. То есть, Ирэн стала "говорить руками" (как и большинство наших сограждан в минуты волнения, и не только!) от избытка чувств и невозможности достаточно полно выразить степень своего восторга Россией известными ей русскими словами. Больше всего ей нравилось то, что жить в России было хоть и трудно (ей-то, откуда это было знать?!), но страшно интересно. Постоянно всё вокруг менялось, как в калейдоскопе.

Я спросил её, почему так высок уровень жизни американцев, хотя развитого производства на территории США, проехав пол-страны с востока на запад, так и не обнаружил. Она не стала возражать по поводу отсутствия в их стране заводов, и ответила сразу, не задумываясь. Видимо ответ на этот вопрос был готов у неё давно. "Мы верим в бога, вот он и даёт нам всё, что необходимо!". Да уж, в России в последний век пролилось столько крови, и было совершено столько преступлений, что богу трудно будет быстро забыть и простить их. Но мог бы пожалеть её оставшихся несчастных обитателей, раз за разом переживавших всё эти, перенесённые ими нечеловеческие страдания, массовые потрясения.

Награждать же американцев ему вроде бы и не за что. Двести лет США не видели войн и революций на своей территории, сами при этом постоянно усмиряли непокорные народы по всему миру. Кроме того, они организовали самую грабительскую финансовую пирамиду в истории человечества - обдираловку всех народов планеты: выпустили в мировое обращение свою национальную валюту - доллар. А теперь просто регулярно по мере надобности печатают их столько, сколько им нужно, а расплачиваются за вновь напечатанные бумажки все их держатели. У меня создалось впечатление, что американцы брали от жизни, от народов Земли много больше, чем заработали и заслужили. Думаю, со временем им придётся отдавать долги и материальные, и моральные, причём, и богу (или высшему разуму) и людям (всему мировому сообществу). Решало национальные государственные проблемы страны: финансовые, и политические, - правительство США, а отвечать за содеянное, отдуваться придётся рядовым гражданам. Впрочем, как и в любой другой стране, в том числе и нашей. Ирэн не сумела убедить меня в правильности своего объяснения об источниках благополучия американцев. Что ж, поживём, увидим!

В Сан-Франциско она приезжала только в отпуск, а постоянно проживала в городе Иваново. Да и находясь в отпуске, у неё не хватало выдержки дождаться дома его окончания, и она досрочно возвращалась в любимую Россию! Научилась трепаться безостановочно, пить водку из стакана, и говорить по-русски лишь с небольшим акцентом. По этому поводу считала себя почти русской, во всяком случае, была уверена, что полностью постигла "загадочную русскую душу", разгадывая которую они все здесь, "за бугром", как с ума посходили.

Ну, как тут не вспомнить анекдот про умирающего старого еврея, который загадочным способом умел хорошо заваривать чай, и перед смертью открыл эту непостижимую тайну своему сыну: "Клади побольше заварки!". Любви к ближнему больше, расчёта меньше, в том числе по отношению к богу (я сделаю что-то хорошее, а он мне за это воздаст тем-то!). И ещё, всё-таки: сначала человек, а потом закон, даже самый справедливый, ибо в этом мире нет ничего выше человека, его бессмертной души. Человечнее, человечнее надо быть, тогда и загадок в русской душе будет намного меньше!

Красавицей Ирэн не была, и у себя на Родине мужчины не баловали её вниманием. В России она с лихвой восполняла этот дефицит. Ей, как американке, всё время заглядывало в глазки достаточное количество людей, и в первую очередь мужчин. Понятно было, почему её как магнитом тянуло в Россию. Как с лёгкой усмешкой заметил Аркадий: "В Иваново ей, "как мёдом намазано"!". Я слушал её долго и внимательно, не перебивал и не комментировал её взволнованный монолог.

Мне не хотелось разрушать её восторженные иллюзии, но в голове вертелась насмешливая мысль: "Посмотрел бы я на тебя в том же самом Иваново, только если бы ты была гражданкой России! Тогда ты за очень короткое время узнала бы гораздо больше нового и интересного и о нашей стране, и "о загадочной русской душе". Тебе представилось бы проверить на своей шкуре возможность прожить на нищенскую зарплату одинокой молодой учительнице. При этом ей надлежало быть прилично одетой. А самыми убийственными стали бы рассказы о тебе самой окружавших людей, особенно тех, которые прежде заглядывали тебе в глазки, и заискивали перед тобой!". Однако ничего этого я Ирэн, конечно, не сказал, оставив её в счастливом неведении. Тем более что она, в очередной раз, не дотерпев до завершения отпуска, спешила на самолёт, как раз, улетавший в "обетованные края", в горячо любимую Россию!


 

Русскоязычный район "Гири"

Курящих в компании было только двое, я и Римма, Аркадий прежде тоже курил, но после переезда в Сан-Франциско бросил: "Вокруг такой чистый, ароматный, "вкусный" морской воздух, что мой организм решительно отказался принимать сигаретный дым". Аркадий с удовольствием его поддержал, и с тех пор уже не курил, утверждая, что его больше и не тянуло. Ну, как говорится, дай бог. Вольному воля, спасённому - рай! Однако в такой восхитительный вечер и с таким прекрасным панорамным обзором с веранды я не мог отказать себе в перекуре. Мы с Риммой закурили и повели неспешную беседу, любуясь красотами "Золотого Рога" и "Голденгейта". Дружное пение многочисленных сверчков умиротворяло и способствовало особой задушевности беседы. Обменивались впечатлениями от Сан-Франциско и от современной России. Про Россию, естественно, больше рассказывал я, про Сан-Франциско - она. Пожаловался Римме на отсутствие в магазинах города квашеной капусты. Она посоветовала поехать на улицу "Гири". По улице так же назывался и прилегавший район.

На следующий день поехали туда, это оказался русскоязычный район Сан-Франциско. Американцы называли его "русским районом", но это было очень сильно сказано, потому что 90% его населения составляли русскоязычные евреи. В этом районе афроамериканец спросил нас: французы, немцы, англичане? Я отвечал, как всегда гордо: "Ай, рашен!". Негр, весело смеясь над моей шуткой (видимо решив, что хочу его разыграть), отрицательно недоверчиво покачал головой и, показав на окружавших нас черноволосых курчавых смуглых кареглазых людей, сказал: "Вот они - русские!". Долго пытался убедить собеседника, что это не русские, а русскоязычные граждане других национальностей. Негр, продолжая улыбаться, внимательно слушал, однако смотрел с сомнением, и, похоже было на то, что не очень-то мне верил! Трудно было переломить укоренившееся годами сознание человека за пять минут беседы, но зёрна сомнения в его душе мне всё-таки удалось посеять.

Наши бывшие сограждане предпенсионного и пенсионного возраста мгновенно определяли, что я недавно прибыл из СССР, и начинали беседы на всевозможные темы. Рассказывали о счастливой жизни здесь: прекрасной погоде, пышной экзотической субтропической растительности, уверенности в завтрашнем дне для себя и своих родных, о хотя и дорогом, но прекрасном медицинском обслуживании. Говоря о СССР, вспоминали трудности и невзгоды, пережитые там: хроническое безденежье, иногда до нищеты, беззаконие, низкий общий уровень жизни. Заинтересованно расспрашивали об изменениях в своей бывшей стране, о ходе перестройки, о которой они так много слышали.

Заканчивались беседы совершенно неожиданно для меня. В то время, когда я полностью уверовал в счастливое изменение их жизни в связи с эмиграцией в США, они с горечью, чуть ли не со слезами на глазах, начинали признаваться, что им не нужен этот гарантированный кусок колбасы в чужой стране. Этих людей не радовало и вечное лето (ни зимы, ни снега, однообразие, тоска!). Они общались только на русском языке и не хотели изучать - английский, не могли привыкнуть к местному укладу жизни. В завершение разговора, эти пожилые люди, тяжело вздыхая, говорили, что без колебаний променяли бы счастливую здешнюю жизнь, на - прежнюю, тяжёлую, полную лишений в СССР.

Многие сообщали, что никогда бы не переехали сюда, если бы не тянувшие их дети и внуки. Этим пожилым людям уже трудно было переделать себя, принять новые условия жизни, "вывернуть себя наизнанку". Они приехали сюда недавно и в преклонном возрасте. За единение со своими детьми им пришлось заплатить непроходящей ностальгией. Душой они навсегда остались в холодной, голодной, "неуютной" России, где прошла их молодость, и где они прожили самые счастливые и самые трудные дни в своей жизни. Там они были нужными и значимыми членами общества, там они "ЖИЛИ". А в этом земном раю они уже только "СУЩЕСТВОВАЛИ", и их души не могли смириться с этим.

На "Гири" мы нашли и квашеную капусту, и чёрный хлеб, и чёрную икру, и русскую водку, и матрёшек. И вообще, здесь присутствовал полный набор отечественных товаров, правда, с отечественным же сервисом обслуживания в качестве нагрузки. В последующие дни мы гуляли по другим, значительно отличавшимся друг от друга и от "Гири", улицам и районам Сан-Франциско.


Китайский район "Чайна-таун"

Самым колоритным и по национальному признаку и густонаселённым по количеству и плотности населения по праву считался китайский район "чайна-таун". Характерными архитектурными особенностями района являлись одно, - двух и - трёх этажные дома в китайском стиле, с изогнутыми крышами, пагоды. Своеобразно выглядели их рестораны с цветными мозаичными окнами и перегородками внутри и тонкими полупрозрачными бумажными раздвижными стенками в деревянных рамах, через которые можно было рассмотреть только контуры людей. Если зайти внутрь района, чтобы не было видно соседних улиц и зданий, то создавалась полная иллюзия нахождения в восточной стране.

В один из таких ресторанчиков мы зашли пообедать. Небольшое, уютное помещение, вежливое быстрое обслуживание, большой выбор блюд из морепродуктов, всё вкусно и недорого. Весь обед обошёлся нам по десять долларов с человека. Встречал нас сам приветливо улыбавшийся пожилой хозяин заведения, обслуживали молодые члены его семьи, а провожал снова он. Мы остались очень довольны этим посещением.

В торговых рядах района "чайна-таун" тоже был огромный выбор морепродуктов. В многочисленных аквариумах плавало большое количество видов живых рыб, кальмаров, моллюсков, которых тут же могли убить и распотрошить по вашему желанию. Для европейцев эти ряды выглядели диковато и посещение рыбных рядов оставляло смешанное чувство любопытства и некоторой брезгливости - протеста. Однако таковы были представленные здесь китайские особенности торговли живыми обитателями морей. Жители Сан-Франциско, наконец, возмутились этой жестокой по современным меркам, средневековой торговлей живым, всенародно умерщвляемым товаром. Китайцы стали жаловаться на ущемление их национальных традиций. Стороны пришли к какому-то компромиссу (чтобы торговые рыбные ряды были закрыты от прохожих). Знатоки утверждали, что в здешнем "чайна-тауне" задавали тон южные китайцы, которые по менталитету, обычаям ближе к народам юго-восточной Азии, в отличие от - северных, которые - ближе к нам.


 

Секс - меньшинства

Сан-Франциско являлся признанным мировым центром сексуальных меньшинств. Здесь сплошь и рядом можно было увидеть идущих парами под ручку и женщин, и мужчин. Существовали целые улицы и кварталы, в которых проживали однополые пары. Часто они вывешивали на своих домах различные флажки, иногда и голубые или розовые. Впрочем, флаги и флажки любили вывешивать на своих домах очень многие американцы. Некоторые вывешивали и по два, но тогда один из них обязательно был государственным американским. На улицах, особенно вечером, было очень много трансвеститов. Аркадий уверял, что если немного выпить, то можно легко спутать их с женщинами. Ехидно улыбаясь, он, выдерживал паузу и нарочито безразлично произносил: "Многие путают!". Однако было заметно, что его очень потешала эта мысль.

Однополые пары жили здесь вместе открыто, поэтому секс - меньшинства съезжались сюда со всей Америки, да и не только из Америки. Когда наши эмигранты, с которыми я прогуливался в один из дней, мать с дочкой пошли по улице, взявшись за руки, а я немного отстал, то их тут же приняли за влюблённую пару девушек и приветствовали соответствующими возгласами, пока я не подошёл! Таков был местный колорит, местные традиции!

Лада работала в офисе одной из компаний. Состав сотрудников был преимущественно мужским. На очередной праздник был приглашён и муж Лады - Паша. Он был неприятно удивлён количеством мужчин, сидевших за праздничным столом в женской одежде, в длинноволосых париках и с макияжем. Но последним эпизодом, окончательно поразившим Пашу, было появление Ладиного шефа в парике, мини-юбке, в чулках и на каблуках. Ладин босс вошёл в комнату призывной походкой "от бедра" с кокетливым возгласом: "Хелло, бойс!". Окинув быстрым взглядом сидевших за столом людей, Паша совершенно неожиданно обнаружил, что, из обычных гетеросексуальных мужчин, здесь присутствовал только он один. "Мальчик" Паша сказал жене Ладе, что больше он на её вечеринки - ни ногой!

Для меня это было очень экзотичным, и Аркадий показывал на однополые пары, когда таковые случайно попадались на нашем пути.

Некоторые особенности городской жизни

Приближался Новый год, но наши эмигранты и не думали покупать ёлки. Видимо, подумал, они здесь отвыкли от ёлок, наверное, у них уже не принято наряжать их на Новый год. Не тут-то было! 26 декабря прошло католическое рождество, и все дворы оказались усыпанными пушистыми, красивыми ёлками! Глаза разбегались от широчайшего выбора. Мы спокойно взяли шикарную ёлку. Кроме того, здесь было такое понятие, как "гарбич". Американцы выставляли в специально отведённые места подержанную, но вполне приличную мебель, телевизоры в рабочем состоянии и другие не нужные им вещи. Малообеспеченные, нуждавшиеся в выставленных предметах люди, в том числе и наши эмигранты, бесплатно полностью обставляли с "гарбича" свои жилища. Это было большим подспорьем на первое время, когда доходы были ещё низкими, а необходимость была сразу во всём.

Ещё мы обратили внимание на то, что американцы довольно часто переезжали из штата в штат, при этом они за символическую цену распродавали всё своё имущество, чтобы на новом месте приобрести - новое. На этих распродажах наши эмигранты тоже приобретали кое-какие необходимые в быту вещи.

И вообще, самой большой статьёй расходов здесь являлась плата за жильё, всё остальное можно было раздобыть или бесплатно, или за символическую плату. По случаю можно было и жильё купить относительно дёшево. В частности, Паша с Людой приобрели частный дом с участком в Окланде всего за сто тысяч долларов. Цена для Калифорнии была неслыханно низкой!

На одной из прогулок нам встретился священник - афроамериканец. Он шёл весёлый, весь в пирсинге и увешанный цветными амулетами, напевая и пританцовывая на ходу. Поравнявшись с нами, он весело, размашисто высоко вскинув руки, поздоровался и пошёл дальше, двигаясь пластично, как на шарнирах и размахивая руками! И, вообще, в негритянских церквях, даже христианских православных, чёрным разрешалось петь, танцевать и всячески шумно выражать свои эмоции. У нас, такой подход церкви к афроамериканцам, вызвал удивление, ну да отцам церкви виднее, как привести чёрных к богу. Форма общения с богом вообще - то не столь важна, если несёт в себе нужное, наполненное содержание.

День пролетал за днём, я в компании эмигрантов гулял по утопающему в зелени и цветах Сан-Франциско. Между тем время моего пребывания в этом чудном уголке нашей планеты, созданном богом для нормальной жизни людей, неудержимо подходило к концу. Вот и настал день расставания с не самой плохой частью "золотого" штата Америки - Калифорнией, да и со всей Америкой! Паша, Люда заехали на своих "крайслерах", прихватили Аркадия, Марио и Римму и довезли нас до аэропорта.

Происходило это поздним вечером. Мы промчались через ярко освещённый ночной Сан-Франциско, переехали через залив "Золотой Рог" по ночному мосту "Золотые ворота", каждый изгиб которого красиво подчёркивался электрическими огнями. По мосту ехали медленно, и я сумел хорошенько рассмотреть его вблизи. Он был, конечно, очень хорош. Однако со стороны смотрелся гораздо более красивым и величественным. Этим он напомнил мне картину Левитана "Золотая осень".

В Третьяковской галерее я долго пытался рассмотреть этот признанный специалистами шедевр, но ничего, кроме мазни на холсте не обнаружил. Решил, что это какое-нибудь новое абстрактное направление в живописи, в котором я ничего не смыслю, и разочарованно отошёл. И лишь отойдя на некоторое расстояние, и случайно обернувшись, я чуть не вскрикнул от неожиданности: передо мной была яркая, чёткая прекрасная панорама солнечного осеннего дня на опушке леса. Можно было различить каждый лист, каждую травинку. А буйство различных оттенков жёлтого и красноватого цветов буквально било по глазам. Я очень долго не мог оторваться от этого завораживающего зрелища и запомнил эту картину на всю жизнь.

В местном аэропорту было непривычно пустынно. У стоек стояли по одному, два человека. Наши сумки лишь просветили, а открывать их и перебирать вещи не стали. Новая странность: непонятно, куда подевались авиапассажиры? Мы в России, например, своих пассажиров никогда не прятали, в чём мог убедиться каждый сомневавшийся в аэропорту Шереметьево - 2, где днём и ночью, в длиннющих очередях часами стояли толпы людей!

На обратном пути наш "Аэрфлотовский" ИЛ - 96 был заполнен почти до отказа. После посадки в Сиэтле не осталось ни одного свободного места. Теперь мы хоть и летели на север, а после Северного полюса на юг по меридиану, но по параллели перемещались на восток. То есть, вылетели в двадцать часов вечера московского времени, во время полёта встретили утро, пролетели весь день, и вечером, в двадцать один час московского же времени, следующего числа приземлились в Москве, в Шереметьево - 2! Приятных впечатлений от обратного полёта в заполненном "под завязку" самолёте было значительно меньше, чем при перелёте сюда. Да и сам полёт проходил гораздо тяжелее: довольно длительное время нельзя было ни лечь, ни сменить позу, ни походить по салону. Пассажиры с нетерпением ждали, когда это утомительное путешествие закончится, и самолёт приземлится.

В Шереметьево - 2 пошли через зелёный коридор, потому что багажа у нас было немного. Но всё равно, нас заставили раскрыть сумки, перебрали все вещи и, только, потом пропустили дальше, в здание аэропорта. Нам всё это было хорошо знакомо, поэтому без особого удивления и выражения отрицательных эмоций прошли пограничный контроль. Вот мы и дома!


6.Эпилог.

Жаль было расставаться с Америкой, ведь я посмотрел, только малую часть того, что хотел бы увидеть, хотя и домой уже начинало тянуть. Теперь нужно было время, чтобы разложить по полочкам всё увиденное и услышанное. Конечно, молодая, двухсотлетнего возраста Америка просто не успела обрости многотысячелетним слоем истории, как древняя Европа. Но у неё уже тоже появились свои легенды, за время существования на её территории произошли интересные и значительные события. США приобрели свой собственный неповторимый облик.

Здесь сложился свой американский менталитет, несмотря на то, что их общество многонационально, многорасово и состоит из смеси народов, ни один из которых не считается стержневым. То есть: существует американское общество, но в природе нет американского народа. В основании США отсутствует краеугольный камень нашего государства. Может быть, появится через нескольких сотен лет. Не утверждаю, хорошо это или плохо, но для России не хотел бы такого обезличенного устройства. У нас тоже многонациональное государство, но все российские народы объединены вокруг - русского, и русская национальная идея является стержневой для сколь угодно длительного существования государства.

Перед глазами и сейчас, стоят: Лос-Анжелес, Голливуд, Сан-Франциско и, конечно, беззаботный, яркий, гремящий неудержимым весельем Лас-Вегас с прекрасным "Розовым фламинго" и грустной и романтичной историей его возникновения. Ещё более романтична история первой красавицы Калифорнии, юной шестнадцатилетней испанки Кончиты, с её, вошедшей в историю великой любовью к русскому графу Резанову, командиру экспедиции, прибывшей в Сан-Франциско на маленькой флотилии из двух кораблей, у одного из которых было такое истинно русское название - "Авось".

Иногда ловлю себя на мысли: "Да полно, было ли всё это, не плод ли моего перевозбуждённого воображения?!". Однако, перебирая в памяти весь багаж впечатлений и, вспоминая мельчайшие детали тех дней, убеждаюсь в реальности увиденного! Ну что же, значит, мне повезло, посчастливилось на некоторое время окунуться в совершенно другой мир страны, широко рекламируемой как "мировой центр демократии и свободы", где всё: товары, общественные отношения, люди - "самое лучшее в мире".

Позволю себе не согласиться с этими лозунгами! Что-то из их жизни я не могу принять. Однако и хорошего в США я увидел и узнал действительно много. А кое-чему у них можно даже и поучиться. Я был восхищён внешней стороной их жизни и отношений, искренним патриотизмом американцев, заботой правительства о гражданах. То есть, у американцев взаимная любовь с Родиной в отличие от нас и России, где любовь - несчастная, односторонняя и безответная! Мне очень понравилась архитектура их городов, массовые зрелищные спектакли.

Однако по прошествии времени я чётко осознал одну важную вещь. Поверхностное образование и тепличные условия жизни привели к поверхностной же духовности американцев. В смысле душевного восприятия происходившего в мире, всё у них было просто и гладко. Глубины духовности я не заметил. Чего стоит только совет представителя власти родителям плохо ведущего себя в их доме сына - ветерана одной из недавних "воспитательных" локальных войн - посадить его в тюрьму. И родители согласились! Вот только не успели это сделать, потому что плохой, употреблявший спиртные напитки сын покончил жизнь самоубийством. То есть сострадание американцев, даже по отношению к ближайшим родственникам, простирается ровно до тех пор, пока это хоть в небольшой степени не задевает их лично. После этого они не желают себя утруждать и обращаются к закону! Постановка на первое место пьедестала закона, привела к абсолютной нетерпимости к ближнему. Как тут можно говорить о проповедуемой Библией любви к нему, - непонятно. При таком отношении даже к согражданам, загадочными для них станут не только - русская, но и души многих других народов! Не претендую на то, что это аксиома, истина в последней инстанции, но мне показалось именно так. Часто критикую за этот недостаток наших сограждан и себя, но американцам до нас в вопросе глубины духовности, человечности, как школьнику до доктора наук! Мы просто находимся на разных, несколькими ярусами разделённых друг от друга, уровнях духовного развития. Они сделали упор на внешнюю, показную сторону и преуспели в этом. Впрочем, не исключаю, что они, может быть, точно также думают о нас, считают, что доразвились до таких высот человеческих отношений, что без угрызений совести могут "закладывать" даже своих детей и родителей! Мы до этого не разовьёмся никогда. Навязываемый нам с "младых соплей" извращённой советской пропагандой "возвышенный", истинно коммунистический образ юного героя Павлика Морозова, донёсшего на своего отца, был, есть и будет среди нашего народа образом предателя, подонка и отъявленного негодяя!

Всё-то у американцев как в лубочных Голливудских фильмах: это - чёрное, а это - белое; этот хороший и ему всё позволено, в том числе и убийство, а тот плохой, и что бы он ни сделал - преступление. И никаких оттенков, постепенных переходов между чёрным и белым для настоящего американца нет и быть не может! Но реальная жизнь, это не шоу, даже самое мастерски срежиссированное и воспроизведённое. Она гораздо глубже, интереснее и требует от человека внутренней отдачи, тяжёлой внутренней работы над собой. Трудно геройски встать под пулю, но во сто крат труднее убить самому! А попробуй не убить, когда это необходимо для собственного выживания?!

И решить все эти проблемы человеку, в том числе и американскому солдату, не поможет никто. Он должен делать это сам, причём зачастую мгновенно, без подготовки. Вот здесь уже лубочные лозунги не помогут, слащавости нет места, в этих ситуациях без глубины восприятия никак не обойтись! Им до понимания этого надо будет ещё дойти, если они вообще когда-нибудь дойдут, за исключением, пожалуй, тех самых солдат из "горячих точек".

А пока, американцы считали войну лучшим аргументом политических споров, причём не только правительство, но и подавляющая масса простых граждан. Они гордились тем, что их страна имела имидж этакого ковбоя, рубахи - парня, время от времени поигрывавшего мускулами за правое дело (если он так решит!). Им было приятно, что США играли роль мирового жандарма и применяли силу, где - надо, и где - не надо. Говоря об этом, они не могли, да и не хотели скрыть великодержавную спесь, некоторую снисходительность по отношению к народам, населявшим другие страны, уверенность в своём праве так поступать Только после войн во Вьетнаме, Ираке и других зонах военных действий, у ветеранов этих победоносных кампаний началась та самая душевная работа над собой, искания и размышления "о добре и зле, о лютой ненависти и святой любви.".

Как выяснилось, это гораздо труднее, чем воевать! Свидетельством тому явились многие тысячи самоубийств среди них. И их раненые души не остановили все достижения страны, красоты Лас-Вегаса и фантазии Голливуда - всё показалось им пустым и бессмысленным. Неокрепшим душам наших 18-летних мальчишек - солдат тоже досталось в зонах боевых конфликтов. Но они, даже в 18 лет, всё равно были больше готовы к несовершенству и жестокости жизни, чем американцы в свой 21год (с 21 года американец считается совершеннолетним). Просто условия нашей жизни очень далеки от гармонии, а зачастую требуют значительных усилий и борьбы за существование, тем более, сколько-нибудь человеческое.

Всем, что увидел, услышал и почувствовал, рад поделиться и с согражданами, и с американцами. Если, конечно, это заинтересует и вызовет резонансный отклик в душе российских читателей, и если американцам будет интересен честный, непредвзятый, неполитизированный искренний взгляд со стороны на их страну, её плюсы и минусы.




Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
280886  2008-04-21 16:32:37
- - Никитину В.Н. Виктор Николаевич, не обнаружил ни одной фотографии к этому очерку ("Впервые в США")! Может быть не там искал? Подскажите пожалуйста, где они? И ещё, я вставляю высказывание о очерке "Впервые в США", а оно набирается в очерк "В Таджикистане". Разберитесь, пожалуйста. А.В.Сорочинский

280893  2008-04-21 16:32:03
-

280898  2008-04-21 23:54:04
Валерий Куклин
- Мое необъективное мнение: фактура хороша, комментарии не всегда корректны. Одно не замечание даже, а дополнение: история о Кончите написана была Вознесенским вовсе для Ленкома, а задолго до этой премьеры вдогон за добрых сорока романами, пьесами, поэмами и балладаами, написанными на эту тему вовсе не русскими литераторами. По сути, история эта для России чужая, интродуцент на русской почве. И героиня - не руссккя баба, а испанка. Ремизов был в сравнении с ней стариком, умер не в ожидании разрешения на брак, а по пути в Москву с просьбой на разрешение на регистрацию брака в кармане. Романтического в нем было мало - руководитель Русско-Американской компании, человек практичный, деловой, лишенный сантиментов. Достаточно просмотреть материалы той самой компании в собрании Крашенниникова, чтобы убедиться в этом. Есть вполне доказуемая версия, что брак сей для Ремизова имел сугубо экономическую ценность, а вовсе не лирическую основу.

И насчет Павлика Морозова... Зря вы так, Александр. Получается, что проступок ребенка двенадцатилетнего более преступен, чем сыноубийство и внукоубийство, совершенное мужиками не просто взрослыми, но даже матерыми? Какая-то перестроечно-подлая арифметика. Стукачи - это мерзко, но донос на отца обернулся всего лишь реквизхацией ИЗЛИШКОВ зерна у того, а месть двух кулаков своему отпрыску оказалась немыслемо жестокой: топором внучка по головке, да со смаком, с наслаждением, испуская слюнки да потирая ручки потом. Я вообще почитаю гнусностью все, что было написано о Павлике Морозове после смерти мальчика - и до перестройки, и после нее. Я бывал в этом селе в 1969 году, слышал рассказы людей, которые помнили эту историю. Все они говорили, что детоубийцы всегда были изрядными говнюками по отношению к своим односельчанам. И это - тоже очень важная для понимания той трагедии деталь, которую старательно забалтывали перестроечники - в большей части, кстати, сами бывшие в советское время стукачами. Как Солженицын например, был таковым в зоне.

Валерий

280900  2008-04-22 09:32:26
Александр Сорочинский
- Валерию Куклину. Историю с Кончиттой и Резановым так глубоко, как Вы не копал, да и,скажу честно, не считал это нужным. Землю с могилы графа на место захоронения испанки какие-то люди всё-таки привезли, по-видимому, у них другое мнение по поводу истинных отношений этой пары.Взгляд этих людей на эту историю я и передал. Что касается этих мясников:отца и деда Павлика Морозова - то их действия находятся просто за гранью всяческой морали, и тут и обсуждать-то собственно нечего. А вот по поводу моральной стороны поступка самого Павлика, позволю себе иметь своё мнение, резко отличное от Вашего, несмотря на глубокое уважение к Вам и Вашей эрудиции.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100