TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
Вячеслав Софронов

Драматургия27 марта 2008 года

Вячеслав Софронов

 

Реквием свободе

 

(драма для малой сцены)

 

 

Действующие лица:

 

Белый Ангел

Черный Ангел

Николай Александрович Романов отказавшийся от престола Император Всероссийский

Александра Федоровна, его жена

Их дети:

Алексей

1-я сестра (старшая)

2-я сестра

3-я сестра

4-я сестра (младшая)

Господин

Первая дама

Вторая дама

Начальник охраны

Первый матрос

Второй матрос

 

 

СЦЕНА 1. В полумраке на авансцене появляются две фигуры: Черный ангел и Белый ангел. Они некоторое время стоят молча по краям сцены, а в глубине ее танцуют 2-3 пары. Звучит вальс "На сопках Манчжурии" или "Амурские волны". Постепенно музыка смолкает, танцующие скрываются за кулисами и прожектор по очереди высвечивает Ангелов пока они произносят свои слова.

 

Черный ангел.

Я ангел черный, падший ниц

За тяжкий грех, свершенный тем народом,

Где жить пришлось мне некогда ...

С тех пор витаю над землей в преддверье бурь людских,

Взрывающих безумьем толпы спокойствие и мир,

Царивший средь людей и гибнет плоть от крика

И бешенства идей несущих смерть.

 

Белый ангел.

Мне нелегко взирать на этот ужас

Столь тебе привычный в скопище страстей.

Еще трудней пытаться примирить добро со злом,

Поскольку зло коварно и верх берет

Обманом и посулом светлых дней,

Которые придут, едва прольется кровь во имя

Якобы свободы ... Но нет ее, а есть обман и ложь!

Когда бы люди поняли все это,

То мир надолго занял землю промыслом с небес.

 

Черный ангел.

Нет, не бывать тому, пока

Людская гордость будет возноситься превыше веры,

В помыслах рабов.

И ты такой же раб добра, которое

Смешно, нелепо, беззащитно ...

 

Белый ангел.

Не верь, не верь в добро,

Но стоит усомниться в свете дня

И светило воссияет тени поглотив,

Сотрет твой образ как ночной кошмар.

Добро всесильно, потому бессмертно!

 

Черный ангел.

Да что я слышу?! Или сам не видишь черную толпу,

Что жаждет смерти лучших из людей?

 

Белый ангел.

И что с того? Недолог век у смуты,

Но праведников больше станет после,

Когда раскаянья настанет время.

Година черная грядет, то знаю ...

Но верю, верю! -- победит добро!

 

Прожектора гаснут, Ангелы покидают сцену.

 

СЦЕНА 2.

Действие происходит в Тобольске. Август 1917 года. Освещается сцена, где на заднике виден Тобольский кремль, на авансцене стоят старинные свечные или ламповые фонари, макеты деревьев, скамейки. Слышны звуки волн, гудки парохода, гул толпы, отдельные глухие выкрики: "Приехали! Привезли! Царя с царицей привезли! И детки с ними! Идут! Идут! Посторонись!"

Появляются две дамы с зонтиками, сумочками и господин в котелке. Они смотрят в сторону, откуда доносится шум, пятятся, присаживаются на скамейку.

Господин.

Ах, времена настали,

Что не могли мечтать!

Царя в Тобольск сослали

Их можно созерцать!

Первая Дама.

Да, да, какая радость

Ее не передать,

Когда наступит старость,

То есть что рассказать.

Вторая дама. (грустно).

А мне их жалко, очень ...

Судьба к ним так строга

Их здесь у нас заточат,

Как злейшего врага.

Первая Дама.

Да что вы, право, Дусик,

А мы тут как живем?

(показывает рукой)

Какой наследник пупсик!

Чуть ближе подойдем.

(Встают, делают несколько шагов)

Господин.

И поделом им, хватит

Пить нашу с вами кровь

Моих к ним нет симпатий

Какая тут любовь.

Первая дама.

Ой, сколько нынче новостей!

В себе их трудно удержать

Спешу к подругам, чтоб на рандеву

Увиденное им скорее рассказать.

Господин.

Незабываемый момент, но мне в свой клуб пора,

Уж поздний час.

Адью, мои друзья,

Жду в гости, как всегда рад буду видеть вас. (Откланиваются, уходят).

Вторая дама.

Прощайте. Да, момент и впрямь непрост:

Вся царская семья прошла пред нами ...

По коже пробежал мороз,

Увидев там солдат с примкнутыми штыками.

И дети-узники идут по горестной земле

Со скорбию в глазах. И сумрак смерти виден на челе ...

(Достает платок, прикладывает к глазам, крестится, уходит).

 

СЦЕНА 3.

Выходит царская семья: Николай, Александра, 4 дочери и царевич Алексей. Смотрят на нагорную часть, беседуют меж собой.

4-я дочь (младшая). Какой прекрасный город! Словно в сказку попали мы не ведая того!

3-я дочь. И не хватает только Черномора или Руслана, чтоб нас похитил и умчал отсюда к свободе, к свету ...

2-я дочь. За тем не станет. Вон видите -- стоит солдат в шинели, с бородой? Ну, чистый Черномор!

1-я дочь. Не приведи Господь! А то и впрямь к нам явится он заполночь.

Александра Федоровна. Тише дети, тише! Нас слышат и превратно могут все истолковать.

Николай Александрович. Да, городок, вам доложу ... Церквей в избытке, но Азия во всем: глазеть на нас собрались как в зверинце. Так смотрят на слонов, мартышек и нас, как будто не считая за людей.

Александра Федоровна. Нельзя так, Николя, судить по первым встречным обо всех. Не забывай, тут родина того, кто молится за нас.

2-я дочь (подпрыгивает и корчит рожу 4-й дочери) Мартышка читала книжку! Мартышка всегда глупышка.

Александра Федоровна. Тише, дети. Вон к нам идут, чтоб заключить под стражу.

Дети (хором). Как под стражу?

Начальник охраны (подходит, кланяется). Отнюдь! Вы не правы, хоть вправду есть охрана, но она снаружи. А вы не узники, а как бы гости в этом городке.

Алексей. Так для чего тогда охрана?

Начальник охраны. Вас охранять.

Николай Александрович. Позвольте, от кого?

Начальник охраны (разводит руками). От всех -- от покушений тех, кто зло замыслит.

Александра Федоровна. У Вас есть сведенья на то?

Начальник охраны. Нет, ни каких, но должно нам блюсти порядок и предотвращать ...

Александра Федоровна. Что? Что? Простите ...

Начальник охраны. Всё, что может повредить покою и порядку рядом с Вами.

Николай Александрович. Весьма туманно и пестро, но с Вами не поспоришь. Что ж, ведите в узилище свое. Мы уж готовы.

Александра Федоровна. Да, да, идемте.

4-я сестра. А каков наш дом? Он очень старый?

3-я сестра. И сколько комнат в нем? Возможно ль будет разместить прислугу?

2-я сестра. А нам гулять позволят?

1-я сестра. Как же! И бал дадим и танцы до упада ...

Начальник охраны. Идемте, сами вскоре все сможете узнать как обживетесь.

Александра Федоровна. Надолго тут не дай нам Бог зажиться. Хотя ... уж лучше здесь, чем там. (Указывает рукой на небо).

Уходят.

 

СЦЕНА 4.

На заднике сцены изображение Дома губернатора в Тобольске и ниже фотография царской семьи. Выходят два человека одетые в тельняшки, с бескозырками на головах и красными бантами на груди. У одного из них гармошка он, приплясывая играет на ней, оба исполняют частушки.

Первый матрос.

Эх, яблочко к Тобольску катится

На балконе царь сидит на нас таращится!

Второй матрос.

А четыре с ним девицы

Да и пятая жена

Голова у ней кружится --

Нас германцу продала.

Первый матрос.

Эх, яблочко, мое кислое

Не хочу жить под царем,

Пойду с марксистами.

Второй матрос.

Эх, яблочко, мое румяное

Надоела мне жизнь окаянная

(Хором):

Заряжу я свою трехлинеечку

Из нее пульну в царя за всю Рассеюшку.

(Грозят вверх кулаками, уходят).

 

СЦЕНА 5. Комната в Доме губернатора. Начало весны. Вечер. На столе горит керосиновая лампа и свечи. Дети играют в лото, старшая сестра пишет за столом письмо, Александра Федоровна вяжет или вышивает, Николай Александрович расхаживает по комнате.

4-я сестра. Уж Пасха скоро ... Что будем шить на праздник?

3-я сестра. Мне бы хотелось платье голубое, чтоб кружева по краю и бант был на груди.

2-я сестра. А мне и шить не хочется чего-то -- предчувствие дурное у меня.

Александра Федоровна. Ну, так нельзя! Надежда есть всегда, во всем и всюду она нас всех должна оберегать.

1-я сестра. О чем Вы, право, мама? Надежды нет! Иль Вы не видите как все переменилось? Забрали наши вещи, а отца погон лишили даже. Мы -- арестанты и думать о свободе глупо. Ее не стало с некоторых пор.

Алексей. Но к нам спешат сто честных офицеров, чтоб нам освободить. Известье верное, то слышал сам ...

Николай Александрович (оглядываясь на дверь). Тише, тише!!! Нас могут слышать. Нет, дети, нет, свобода кончилась с приходом к власти тех, кто думает не о свободе, а о рабстве для всего народа. И мы для них помеха.

Александра Федоровна (перебивает). Не надо, Николя. Тебя я заклинаю -- не говори об этом, пощади детей, пусть думают ...

Николай Александрович (резко). О чем?! Уж лучше пусть узнают, кто палачи кровавые, что мстят нам за свои грехи, за их весь род, и за отцов несчастья! За все те триста лет, которые мы правили Россией. Теперь они желают отыграться на нас с тобой, на детях наших.

Александра Федоровна. Не надо!!! Заклинаю!!! И слушать не хочу, хотя бы правды было в твоих словах не меньше, чем в Писанье Божьем. Не смей так думать даже, надо жить, пока Господь день новый отпускает.

Николай Александрович (со вздохом). Ну что ж, тебе видней.

4-я сестра. Так что наряды наши? Что будем шить?

Александра Федоровна. А как же?! Будем, детки, будем.

Младшие сестры хором. Ура! Ура! Хотим обновок.

Начальник охраны (входит). О чем тут речь? Всеобщее веселье вижу, рад за вас. А у меня известье -- завтра едем в Екатеринбург ...

Все. Когда?! Куда?!

Начальник охраны. В Екатеринбург приказано нам ехать. Вам ночь на сборы, а утром в путь, в дорогу. Прощайте. До утра. (Уходит).

Николай Александрович. Свершилось... Близок час кончины нашей...

Александра Федоровна. Зачем ты так? Прошу тебя, не надо.

Николай Александрович. Нет, привык смотреть в глаза я правде, какой бы не была она.

Александра Федоровна. Быть может ты и прав. Хоть так, но обретем свободу. Присядем пред дорогой, прочтем молитву душу всю вложив, читайте, дети.

Затемнение на сцене. Прожектор высвечивает фигуры Ангелов.

Черный ангел. Так кто же прав из нас? Вот-вот прольется кровь безвинных из людей. Останови их смерть, замедли час кровавый.

Белый ангел. Не первой, не последней каплей станет их кровь, как сказано до нас. Ее река шумит потоком мощным питая ход истории людской. Все так ... Все так, чернявый мой соперник, но в этом суть людского бытия.

Черный ангел. В чем суть? Позволь, сказать ты хочешь -- в смерти?

Белый ангел. Нет, в вере в жизнь и в промысле небес. Пока есть люди, что готовы жертвой пройдя сквозь смерть быть в памяти людской святыми и безгрешными. Покуда на тысячу хотя б один найдется пожертвовать собой -- мир будет жить законом правды, веры и добра.

Черный ангел. А как же месть за жизнь безвинных? Без этого немыслим новый день.

Белый ангел. Тому не быть, коль светел ты душой. Они убийц уже простили -- убийц своих детей, молясь за них, за темные их души. В том веры смысл -- прощение врагов и в том свобода духа!

Прожектор высвечивает семью Романовых со свечами в левой руке, и каждый из них читает по четверостишию:

 

Пошли нам, Господи, терпенье

В годину буйных мрачных дней

Сносить народное гоненье

И пытки наших палачей.

 

Дай крепость нам, о Боже правый,

Злодейство ближнего прощать

И крест тяжелый и кровавый

С Твоею кротостью встречать.

 

И в дни мятежного волненья,

Когда ограбят нас враги,

Терпеть позор и оскорбленья,

Христос Спаситель, помоги.

 

Владыка мира, Бог вселенной,

Благослови молитвой нас

И дай покой душе смиренной

В невыносимый страшный час.

 

И у преддверия могилы

Вдохни в уста Твоих рабов

Нечеловеческие силы

Молиться кротко за врагов.

.... ...... ...... .....

Но час пробьет, придет пора

Зло одолеет власть добра,

И все утраченное, вновь,

Вернет взаимная любовь.

 

Под вальс в глубине сцены появляются танцующие пары.

Все актеры выходят на поклон.

 

 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
283013  2008-08-08 20:44:24
Максим Есипов
- В театре я б эту ерунду не поставил бы.


BACK

 

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100