TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

История

17 декабря 2011 года

Владимир Сиротенко

СКАЗ О ДВУХ ТИТАНАХ

 

"Не дай вам Бог жить в эпоху перемен", утверждали древние китайцы. Жизнь Льва Сапеги с рождения и до смерти прошла именно в эпоху этих перемен. Когда Наполеон Бонапарт перекроил карту Европы и когда феодальный строй сменился капитализмом...

Его род, род Сапег - один из самых многочисленных и влиятельных родов Великого княжества Литовского, затем Речи Посполитой, а затем разодранной на три части Польши. По значимости род Сапег был вторым после Радзивиллов. Самым известным представителем рода Сапег являлся Великий канцлер Великого княжества Литовского, его Великий Гетман Лев Иванович Сапега (1557-1633), которого наш Лев (Леон) Сапега считал своим идеалом. Вот для того, чтобы было лучше понять князя Леона (Льва) Сапегу, расскажу о его великом прапрапрадеде. -

Лев Сапега родился 4 апреля 1557 года в Островно, (ныне Бешенковичский район Витебской области). Родился он в православной семье, но позже перешел в кальвинизм, а в 1588 даже принял католичество. В возрасте семи лет родители отправили его в Несвиж, резиденцию наибольшего магната, Великого канцлера Великого княжества Литовского Николая Радзивилла-Чёрного, чтобы мальчик получил соответствующее своему статусу образование. Несколько лет он прожил здесь в обществе ровесников - младших детей Радзивилла-Черного. В 1570 вместе с тремя младшими сыновьями Николая Радзивилла его направили на три года в Германию учиться Лейпцигском университете, где под влиянием Реформации отказался от православия и стал протестантом (кальвинистом).

По окончании Лейпцигского университета Лев возвратился на родину прекрасно подготовленным правоведом, дипломатом и философом. Он свободно владел, как современными языками немецким, польским и белорусским, так и научными - греческим и латинским. Необыкновенная логика мышления, безупречная память и отличное знание законов помогли ему достичь победы в судебное споре по имущественным претензиям в деле собственного отца. На этом процессе присутствовал новый Король Речи Посполитой Стефан Баторий. Лев Сапега выступал на этом процессе в роли адвоката. Дело уже было проиграно в первой инстанции, но блестяще выиграв процесс, юноша обратил на себя внимание Стефана Батория. Нужно сказать, что как и мы с вами, родился Лев Сапега в одном Государстве, а вернулся уже в другое. Родился он в Великом княжестве Литовском при последнем короле из рода Ягеллонов Сигизмунде 11 августе. Сигизмунд был одновременно королём Польши и Великим князем Литвы. Но в 1558 году царь Иван Грозный начал Ливонскую войну и начал наносить поражение за поражением Великому княжеству Литовскому. Литовские ляхи заседаютьмагнаты вынуждены были заключить в 1569 Люблинскую унию с

Польшей, в результате которой Сигизмунд 11 Август стал королём уже нового государства - Речи Посполитой.( см. картину Яна Матейко). Увы, не долго он правил новой Державой. В 1572 он отдал богу душу, не оставив наследников. Чтобы не началась гражданская война за престол, на Сейме, вспомнив о тридцатилетнем правлении в 15 веке Анжуйской династии, пригласили из Франции младшего брата короля Карла 8 - красавчика Генриха Валуа. Условием коронации была женитьба его на младшей сестре покойного Сигизмунда Анне Ягеллонке. Генрих с удовольствием принял приглашение короноваться, но жениться на похожей на жабу, к тому же старшей его, Ягеллонке ( см.портрет) не спешил.18 июня 1574 он получил депешу от Австрийского императора Максимилиана о смерти брата и о том, что мать Екатерина Медичи требует его назад во Францию, чтобы немедленно занять престол. У Генриха был выбор - оставаться в Польше и жениться на королеве-жабе или вернуться и занять престол на Родине. Ясно, что он выбрал последнее. В ночь на 19 июня 1574 года он, не уведомив сенат, в обстановке строжайшей секретности, удрал из Польши на родину, чтобы занять французский трон, даже не оформив формального отречения от польского престола...

вот так они скакали через пол-Европына пенсию никто не собирается! 20 июня 1574, находящиеся в Кракове малопольские министры и сенаторы официально сообщили об отъезде короля Речи Посполитой. В конце августа состоялся собранный примасом сейм. Почти все сенаторы выступали против объявления нового "безкоролевья" и назначения новых выборов. Зато большинство делегатов посчитало, что тайный отъезд короля освобождает его подданных от всех принятых ранее обязательств и призвали избрать нового монарха. После долгих дебатов сейм составил письмо королю, где окончательной датой его возвращения значился май 1575 года. Если король не вернется до июня 1575 года, он потеряет свои права на польский трон. Генрих не вернулся.

Вторые выборы короля состоялись в декабре 1575 года. Православные русские шляхтичи (среди которых выделялся Кшиштоф Граевский) выдвигали в кандидаты на польскую корону царя Ивана IV . в целях заключения унии с Московской Русью и ведения совместной борьбы против турок и крымских татар. Но поляки и литвины были наслышаны от Курбского о зверствах Ивана 1У и сразу отклонили его кандидатуру.12 декабря Якуб Уханский объявил новым польским королем императора Священной Римской империи Максимилиана Габсбурга. В Пактах король обязывался выдать своего сына австрийского эрцгерцога Эрнеста за Анну Ягеллонку. Оба немца также придерживались курса на борьбу с Турцией и были поддержаны Москвой. Однако, противники Габсбургов (и прежде всего, магнат Ян Замойский) заявили о том, что иностранцев больше не будет на польском престоле, а будут только Пясты! Турецкий султан прислал польским панам особую грамоту с требованием, чтобы поляки не выбрали в короли ни императора Максимилиана II, ни царя Ивана 1у, а в качестве одного из претендентов назвал трансильванского князя Стефана Батория.

13 декабря на Старомястском рынке Анна Ягеллонка была объявлена королем Речи Посполитой. А на следующий день она стала именоваться королем из династии Пястов. В мужья ей шляхта избрала трансильванского князя Стефана (Иштвана) Батория. 1 мая 1576 года Анна и Стефан обвенчались и короновались в Вавельском соборе. 

Став королем, Баторий провел в Речи Посполитой ряд преобразований. Была преобразована судебная система: в качестве высшей судебной инстанции вместо королевского суда были в 1578 году учреждены выборные шляхетские трибуналы. Для создания постоянной армии он стал набирать солдат в королевских имениях и полностью отказался от анархичного шляхетского ополчения. В польскую армию стали активно привлекаться наёмники, главным образом венгерские и немецкие ландскнехты.

Баторию удалось добиться поддержки со стороны украинских казаков в борьбе с Османской империей. Из казачьей вольницы беглых крепостных он организовал Сечь - военную республику, простиравшуюся от юго-востока Польши к Черному морю вдоль Днепра. Баторий дал казакам земли, позволил самим выбирать гетмана и все воинское начальство, оставил за короной лишь право наделения гетмана знаменем, булавой и печатью. Утверждение нового гетмана могло последовать только после принятия им присяги на верность королевской власти. Баторий также дал привилегии евреям, которым было разрешено иметь собственный парламент.

В 1578 году были начаты работы по унификации денежного обращения . они завершились в 1580 году. По сути, произошло окончательное формирование единой денежной системы Польско-Литовского государства. Монеты во всех частях страны стали чеканиться по одной стопе, хотя имели отличия в оформлении.

Хотя его на престол фактически поставил турецкий султан, Баторий много сил отдал борьбе с Османской империей и Крымским ханством. Королем был задуман смелый план, который в случае успеха должен был привести к ликвидации турецкого владычества в Европе и к объединению Венгрии и Трансильвании. Победы на западе и над внутренней оппозицией позволили Баторию укрепить тыл Речи Посполитой и предпринять три успешных похода против Ивана Грозного, в результате которых он вытеснил русских из Прибалтики.

Стремясь к укреплению королевской власти, Баторий постоянно вступал в конфликты с польскими магнатами, прежде всего с князьями Зборовскими. Ему нужны были друзья, среди соперников этих магнатов. Именно поэтому он и приблизил к себе воспитанника Радзивилла Льва Сапегу...

За свои личные средства он сформировал гусарский полк(хоругвь), командуя которым в 1579 г., освобождал Полоцк под началом Стефана Батория. Вместе с королем и великим князем литовским Стефаном Баторием в 1580-1581 годах он, как командир своей гусарской хоругви (полка), принимал участие в битвах при Завольчье и Великих Луках, прославился во время осады Пскова. 30 января 1580 г. король "зачислил" его в круг своих придворных, назначив его на должность сначала королевского секретаря, а потом великокняжеского писаря. Тогда же его привлекли (вместе с канцлером Астафием Богдановичем Воловичем и подканцлером Кристофом Радзивиллом) к участию в создании Трибунала - высшего судебного органа Великого княжества Литовского (начал функционировать с 1 апреля 1581 года).

Когда война закончилась, Лев Иванович возглавил посольство Речи Посполитой в Москву, и в 1584 г. - от имени Великого княжества Литовского - заключает перемирие между двумя государствами на 10 лет..

Царя Ивана Грозного он уже не застал, тот уже умер. По соглашению, подписанному в Москве благодаря Льву Сапеге, Московское государство оставляло за собой белорусский город Смоленск, но обязалось уйти из Полоцка, Велижа и Лифляндии. В 1584 г. Лев Сапега в Москве подписал соглашение о перемирии на 10 лет с царём Фёдором - и освободил из плена 900 литвинских шляхтичей, которых московиты захватили во время военных действий, начиная с 1563 года.

1 сентября 1586 года произошло важное событие в жизни Льва Сапеги. 1 сентября 1586 года Лев Сапега женился на Дороте, дочери Каштеляна Люблянского Андрея Фирлея, которая к тому времени уже была вдовой трокского воеводы князя Стефана Сборожского. От первого брака Дорота имела дочь Барбару. Льву Сапеге она родила сына Яна Станислава (1589-1635), который в 1621 году стал маршалком великим литовским, а также еще троих детей, но они умерли в младенчестве. Дорота умерла 14 марта 1591 года и была похоронена в виленском костеле святого Михаила.

В 1586 г. Сапега из карьерных побуждений, так как был равнодушен к религии, перешел из кальвинизма в католичество, но при этом занимал терпимую позицию в религиозном вопросе. В 1876 скоропостижно скончался Стефан баторий. Во время безкоролевья 1587 г. он предложил проект федерации Польши, Великого княжества Литовского и Московской державы с одним королем (предлагалась кандидатура Московского царя). Объединение славянских народов и избрание ими единого монарха, по мнению Льва Ивановича, способствовало бы росту их экономического и военного Картинка 21 из 827потенциала, обеспечило бы продолжительный мир. Шляхта отклонила этот проект и не поддержала кандидатуру умственно неполноценного русского царя Фёдора Иоанновича. Тогда Сапега поддержал кандидатуру шведского королевича Сигизмунда III Вазы, сына Екатерины Ягеллонки и Шведского короля Юхана 111( см.рис.). Его кандидатуру отстаивали вдова Стефана Батория королева Анна Ягеллонка и коронной гетман Ян Замойский. За коронацию Сигизмунд должен был отдать Речи Посполитой. Вот только та Реч Посполита нужна была юному Сигизмунду, как пришей кобыле хвост. Он любил свою Родину Швецию, королём которой должен был стать после отца. Весь проект с польской короной полностью принадлежал его матери и тетке, а отец не привык перечить своей обожаемой супруге, хотя с сыном тоже расставаться не хотел. Условием избрания Сигизмунда королём Речи Посполитой была передача ей северных частей Ливонии, о чём его отец узнал только тогда, когда сын его уже полтора года, как был коронован. Шведский король попытался разорвать договор и вернуть сына домой, в Швецию, но из этого ничего не вышло.

Появилась у Сигизмунда еще одна проблема, связанная с его коронацией: управляющий делами королевства Карнковский ухитрился впопыхах провозгласить королем Речи Посполитой Максимиллиана III Австрийского. Понятно, что Австрия была конечным результатом очень оскорблена. Максимилиан даже начал начал войну против Польши, но был разбит Яном Замойским и попал в плен, из которого его освободило только вмешательство папы. В конце концов, Сигизмунд ухитрился влюбиться в Анну Габсбургскую и жениться на ней, решив таким образом проблему с Австрией. С Австрией, но не с собственными магнатами. Коронной гетман Ян Замойский был настолько против союза с Австрией, что даже перекрыл границу, пытаясь воспрепятствовать въезду Анны в Польшу, но та сумела проскользнуть через патрули, и благополучно добралась до Кракова. Замойскому удалось узнать, что между Сигизмундом и Максимилианом существовал договор, по которому Габсбурги помогут Сигизмунду вернуться домой, на трон Швеции, а за это получат корону Речи Посполитой. Замойский требовал декоронации Сигизмунда, но сейм его не поддержал.

Брак с Анной оказался для Сигизмунда удачным, а переменчивая шляхта даже сумела полюбить эту австриячку. У Анны с Сигизмундом было пятеро детей, из которых до взрослого возраста дожил только старший сын, престолонаследник Владислав.

После смерти Анны (она умерла 25-летней), Сигизмунд женился на ее младшей сестре Констанции, которая нацелилась на династическую монархию. Помимо всего прочего, она запретила евреям жить в городах. Так что прав был Замойский, предполагая что союз с Габсбургами покончит и с республиканской монархией, и с веротерпимостью. Так и вышло. Сразу после брака с Констанцией, Сигизмунд обратился к сейму с требованием поднять налоги, что вступало в конфликт с ограничением прав монарха, которые он при коронации подписал. Он ненавязчиво хотел перевести сейм от конценсусного приема решений к голосованию большинства, рассчитывая, что легче договориться с центральными фигурам сейма, чем с сеймом в целом. В результате началось то, что называется рокошем Зебжидовского -требованием декоронации со стороны самых значительных фигур Сейма - великого коронного маршала Миколая Зебжидовского, Яна Щесны Гербурта, Станислава Стадницкого и виночерпия Литвы Януша Радзивилла. Так ничего Сигизмунд от сейма не добился, тот продолжал контролировать его...

Сигизмунду 111, как когда-то Стефану Баторию, понадобилась поддержка магнатов, оппозиционно настроенных к большинству в Сейме. Поэтому он приблизил к себе Льва Сапегу.В ближайшие годы Лев Сапега был назначен подканцлером (вице-канцлером) Великого княжества Литовского, а затем и канцлером. Тайная, но активная вовлечённость Льва Сапеги в дела Московии не помешала ему постепенно стать "главным" организатором суда Главного Трибунала Великого княжества Литовского, что сыграло огромную роль в сохранении остатков независимости от Польши. Ещё большую роль в защите последних "атавизмов" независимости ВКЛ от Польши сыграла новая редакция Статута Литовского (Свода Законов ВКЛ) под руководством Льва Ивановича Сапеги, изданная им на старобелорусском (русском) языке в Вильне в 1588 г. Комиссия Сейма, призванная подготовить Третий Статут ВКЛ и утверждённая 28 января 1588 г., им и возглавлялась. На тот день это был самый необычный свод законов во всей Европе, в которой безраздельно царила гегемония античного римского права. Лев Сапега смело пошёл против ряда положений римского права, тем самым руша правовые "подпорки" католической церкви. Статут, изданный на старобелорусском языке, более 150 лет воспринимался в Европе как образцовый пример законодательства и наиболее важный правовой документ, положивший конец засилью пережитков античного времени, утвердивший новое, своё, европейское правовое мышление. Трудно назвать другой свод законов в Европе, сопоставимый со Статутом 1588 г., который действовал бы целых 252 года, и был отменен только в 1840 году императором Российской державы Николаем I, который с помпой прославлял римское право и приводил епго в пример.

В 1592, после смерти отца, Сигизмунд 111 стал шведским королем. В Швеции Сигизмунд предпринял ряд мер направленных на восстановление католицизма В 1598 году королева Анна умерла, а в 1599 году, в результате восстания протестантского шведского дворянства, возглавленного его дядей, герцогом Карлом Седерманландским, Сигизмунд потерял шведский престол.. Пытаясь вернуть себе власть в Швеции, он вел с ней ряд неудачных войн (1600-1611, 1617-1620, 1621-1629), закончившихся потерей значительной части прибалтийских владений Речи Посполитой.

В 1599 году, в возрасте почти сорока лет, Лев Иванович женился вторично на 16-тилетней княжне Гальшке (Елизавете) Радзивилл (1583-1611), дочери воеводы виленского и великого гетмана литовского, признанного главы кальвинистов Великого княжества Литовского - Кристофа Николая Радзивилла Перуна. С Гальшкой Радзивилл у Льва Сапеги было три сына - Кристоф Николай (1607, станет писарем ВКЛ); Казмир Лев (1609, станет подканцлером ВКЛ с 1645 года); Николай (умер мальчиком) - и дочь Анна (1603-1627).

Унизительная зависимость от польской короны, отвратительные интриги польских сенаторов на общих, коронных сеймах, открытое издевательство польских коллег над сенаторами ВКЛ: всё это подогревало недовольство литвинов(литовцев и белорусов). Новая (Третья) редакция свода законов Великого княжества Литовского, созданная под руководством Льва Ивановича Сапеги отражает это недовольство и стремление к независимости Литвы. В новом Статуте имеется множество законов, отстаивающих независимость от Польши. Так, не-литвинам, в том числе венграм, чехам и полякам, запрещалось приобретение земель на территории ВКЛ, а также занимать государственные должности в Великом Княжестве (12-я статья 3-го раздела Статута ВКЛ 1588 г.). Кроме того, борьба с польскими планами расчленения Великого княжества Литовского, лишения его последних остатков независимости и окончательного ополячивания, отражена в Статуте. Это отрицание целого ряда положений унии с Польшей 1569 года, через которые польское королевство проводило наступление на остатки суверенитета ВКЛ. И при том, что они, согласно с конституциями сейма Речи Посполитой и решениями Люблинской унии 1569 г., должны были подтверждаться новым Статутом Литовским 1588 г. А положения этого Статута не только не подтверждали их, но, наоборот, отрицали. Именно поэтому в 1588 году Статут утверждён сначала Львом Сапегой и Яном Глебовичем, а потом королём Речи Посполитой Сигизнундом ╤╤╤ Вазой (который сочувствовал Литве), но с приложением лишь великокняжеской (литовской) печати за подписью Льва Сапеги и писаря Габриэля Войны, но не королевской (польской) печати, отсутствие которой подчёркивает - с одной стороны - несогласие польской стороны, а - с другой стороны - независимость Великого княжества Литовского в его внутренней политике от Короны (Польши).

К началу работы над проектом Статута ВКЛ, уже на подготовительном этапе, Лев Иванович был уже вице-канцлером. Именно Лев Сапега настоял на том, чтобы Статут напечатали в типографии виленских купцов братьев Мамоничей на старобелорусском языке, на что он получил исключительное право от короля Сигизмунда Вазы. Сапега собственноручно написал к Статуту вступительное слово.

С 1589 года Лев Сапега занимает пост канцлера. Уже на этой должности он предпринял ещё одну монументальную акцию: с 1594 г. по его инициативе началась перепись (копирование) Свода Государственных документов - Метрики ВКЛ.

Однако, примерно в 1595 г. в позиции Льва Сапеги произошёл решительный перелом. Противник православно-католической церковной унии по "польско-ватиканскому проекту", он стал поддерживать её "в любом виде", одновременно идя на одну за другой уступку и в вопросах отстаивания независимости Литвы от Польши.

Объяснялось это просто - Сигизмунд 111 был воспитан матерью как истовый католик, он активно способствовал утверждению в Речи Посполитой Контрреформации, и именно он больше всех содействовал заключению новой унии Вообще-то об необходимости религиозной унии славянских народов - русского, польского и литвинского, говорили ещё русские князья Курбский и Голицин. Именно эту идею поддерживал и Лев Сапега во времена безкоролекства. Но тогда его идеи были отброшены и он вынужден был отказаться от них. Теперь унию предлагал Сигизмунд 111. Совсем на других, католических принципах. Сапега был любимчиком Стефана Батория. Хотел оставаться любимчиком и Сигизмунда 111. Когда в 1596 г. в Бресте собрался церковный собор, решавший судьбу православно-католической унии - и открытый противник унии, князь Константин Острожский вошёл в Брест со своими войсками, а Польша ввела туда полки своих королевских гвардейцев, поддержка Сапегами той или другой стороны стала решающей. Именно в этот судьбоносный момент Лев Сапега встал на сторону Польши и участвовал в заседании собора в качестве королевского комиссара. Но его видение унии резко отличалось от польско-папских представлений и планов. Да и присутствовал он, сказать по правде, только потому, что в качестве должностного лица просто был обязан участвовать в заседании по королевской (светской! - это особенно важно!) линии, и, как человек законопослушный, законодатель и крупнейший в то время юрист, не мог игнорировать эту обязанность. Либо он должен был продолжать исполнять свою должностную функцию, либо сложить с себя полномочия.Посмотрите на картину Яна Матейко "Проповедь Скарги" На картине Матейко мы видим дремлющего Льва Сапегу, полулежащего в кресле, а над ним пламенно выступает один из инициаторов Брестской унии Скарга. Слева над Спегой стоят Януш Радзивилл, Миколай Зебжидовский и Станислав Стадницкий, поддерживая речь Скарги. Радостно сжимает в руках шляпу, полностью поддерживая Скаргу, Миколай Вольский, будущий великий коронной маршал. Король слушает задумчиво, а над ним Анна Ягелонка держится за голову из-за мигрени. Как видите, отношение к унии у высшей знати Речи Посполитой и её у короля было неоднозначным, да и сказать о перемене взглядов и веры Сапегой нельзя. Он всё ешё думал о восстановлении независимости Великого княжества Литовского...

В 1600-1601 годах Лев Сапега снова возглавит посольство в Москву, по поручению короля Сигизмунда III Вазы, и подпишет мирное соглашение с Борисом Годуновым на 20 лет (начиная с 15 августа 1602 г.). Одновременно Лев Иванович - уже не от имени всей Речи Посполитой, а от имени Сапег, Радзивиллов, Тризн, Пацев, Воловичей и других виднейших шляхетских родов Великого княжества Литовского, тайно вёл переговоры с Борисом Годуновым об унии между Великим княжеством Литовским и Московией (или между всей Речью Посполитой и Московией - если получится). Борис Годунов поддержал эту идею так как ему предлагалась роль московско-литвинского, или московско-литвинско -польского короля будущего объединённого государства. Так Сапега хотел воплотить в жизнь идею подчинить Московию влиянию Великого княжества Литовского (ВкЛ), и, объединёнными усилиями Литвы и Московии вырвать Великое княжество Литовское из-под доминирования Польши Тем временем в Великом княжестве московском начались смутные времена.  В 1601г. шли долгие дожди, а затем грянули ранние морозы и, по словам современника, "поби мраз сильный всяк труд дел человеческих в полех". В следующем году неурожай повторился. В стране начался голод, продолжавшийся три года. Цена хлеба увеличилась в 100 раз. Борис запрещал продавать хлеб дороже определенного предела, даже преследовал тех, кто взвинчивал цены, но успеха не добился. Стремясь помочь голодающим, он не жалел средств, широко раздавая беднякам деньги. Но хлеб дорожал, а деньги теряли цену. Борис приказал открыть для голодающих царские амбары. Однако их запасов не хватило на всех голодных, ибо узнав о раздаче, люди со всех концов страны потянулись в Москву, бросив те скудные запасы, которые имелись у них дома. Около 127 тыс. человек, умерших от голода, было похоронено в Москве, а хоронить успевали не всех. Появились случаи людоедства. Люди начинали думать, что это . кара Божья. Возникало убеждение, что царствование Бориса не благословляется Богом, потому что оно беззаконно, достигнуто неправдой. Следовательно, не может кончиться добром. Начались народные бунты. Самым крупным было восстание под предводительством атамана Хлопка, разразившееся в 1603г. В нем участвовали в основном казаки и холопы. Царские войска смогли разбить восставших, но успокоить Лжедмитрий Iстрану не удалось . было уже поздно. По стране стали ходить слухи, что настоящий царевич жив. Годунов оценил нависшую над ним угрозу: по сравнению с "прирожденным" государем он . никто. Не случайно хулители называли его . "рабоцарь". В начале 1604 было перехвачено письмо одного иноземца из Нарвы, в котором объявлялось, что у казаков находится чудом спасшийся Дмитрий, и Московскую землю скоро постигнут большие несчастья. Розыск показал, что самозванец . бежавший в 1602 в Польшу Григорий Отрепьев, происходивший из галицких дворян.

Сапега официально не поддержал Лжедмитрия I, так как считал, что лучше заключить унию с Московской державой в лице Бориса Годунова. Однако именно он, чтобы угодить Сигизмунду 111, подготовил его для роли царевича. Мало того, Лев Иванович передал своему родственнику Яну-Петру Сапеге свой полк и тот 16 октября 1604 вместе с Лжедмитрием и отрядом, присланным Сигизмундом, двинулся на Москву. Народ повсеместно встречал Лжедмитрия, как сына Ивана Грозного. Даже проклятия московского патриарха не остудили народного воодушевления. В январе 1605 правительственным войскам всё же удалось разбить самозванца, и он с остатками хоругви Сапеги ушёл в Путивль. Но сила Лжедмитрия была не в войсках, а в вере народа, что он . законный наследник престола. К нему стали стекаться казаки со всех окраин России.13 апреля 1605 г. Борис Годунов казался веселым и здоровым, много и с аппетитом ел. Потом поднялся на вышку, с которой обозревал Москву. Вскоре сошел оттуда, сказав, что чувствует дурноту. Позвали лекаря, но царю стало хуже: из ушей и носа пошла кровь. Царь лишился чувств и вскоре умер. Ходили слухи, что Годунова отравили Шуйские. Похоронили его в Кремлевском Архангельском соборе. Царем стал сын Бориса . Федор, образованный и чрезвычайно умный. Но почти сразу после его миропомазания в Москве произошел мятеж, спровоцированный Шуйскими. Царя Федора и его мать убили, оставив в живых лишь дочь Бориса . Ксению. Ее ждала участь наложницы самозванца., который со своим войском торжественно вошёл в Москву. Официально было объявлено, что царь Федор и его мать отравились. Тела их выставили напоказ. Затем из Архангельского собора вынесли гроб Бориса и перезахоронили в Варсонофьевском монастыре близ Лубянки. Там же захоронили и его семью: без отпевания, как самоубийц.

30 июля 1605 года новоназначенный патриарх  Игнатий  венчал Дмитрия на царство.  Это вновь давало Литве шанс на унию с Москвой и Лев Сапега начинает открыто поддерживать Лжедмитрия и сражавшегося на их стороне своего родственника Яна-Петра Сапегу с его литовским войском. Однако с Лжедмитрием 1 ему не повезло. Того сгубила Любовь и легкомыслие. Он не мог жить без Марины Мнишек, в которую влюбился ещё в Самборе.

24 апреля 1606 года вместе с марией Мнишек и её отцом в Москву прибыли поляки . около 2 тысяч человек . знатные шляхтичи, паны, князья и их свита которым Дмитрий подарил огромные суммы. Для Марины и её свиты под Москвой были разбиты два шатра. Для въезда царь подарил своей невесте карету, украшенную серебром и изображениями царских гербов. Встречали будущую царицу воеводы, князья и толпы московского люда, а также оркестр из бубнов и труб. Пожаловавшись, что ей невмоготу "московская еда", Марина добилась у царя присылки к себе польских поваров и кухонной челяди. Обеды, балы и празднества следовали один за другим. Послушный царю патриарх Игнатий отклонил требование митрополита Гермогена о крещении католички, мало того, Гермоген за это был наказан. Лжедмитрий просил у папы Римского специального разрешения на причащение и миропомазание невесты по греческому обряду, но получил категорический отказ. По совету патриарха Игнатия. миропомазание , как обряд, заменяющий обращение Марины в православие, решено было всё-таки провести...

8 мая 1606 года Марина Мнишек была коронована царицей, после чего было проведено бракосочетание. Сохранились слова Лжедмитрия, сказанные им своему секретарю Бучинскому: "у меня в ту пору большое опасенье было, потому что по православному закону сперва надо крестить невесту, а потом уже вести ее в церковь, а некрещёной иноверке и в церковь не войти, а больше всего боялся, что архиереи станут упрямиться, не благословят и миром не помажут"

9 мая, в Николин день, против всех традиций был назначен свадебный пир, который продолжался и на следующий день, причем царь угощал бояр польскими блюдами и жареной телятиной, считавшейся в Москве "поганой едой". Это вызвало глухой ропот, на который самозванец не обратил внимания. В тот же день, к возмущению москвичей, перед иностранной гвардией с проповедью выступил пастор лютеранской церкви Святого Михаила Мартин Бэр. Во время многодневного празднования Дмитрий беззаботно отошел от государственных дел, а в это время приехавшие с Мариной Мнишек поляки в пьяном разгуле врывались в московские дома, бросались на женщин, грабили прохожих, спьяну стреляя в воздух и вопя, что царь им не указка, так как они сами посадили его на престол. Москвичи перестали видеть в Дмитрии законного царя...

14 мая 1606 года Василий Шуйский, которого Дмитрий вернул из ссылки и приблизил к себе за показания, что в Угличе не был убит настоящий сын Ивана Грозного и он и есть этим сыном,  собрал верных ему купцов и служилых людей, вместе с которыми составил план ответа полякам на эти насилия . отметили дома, в которых живут поляки, и решили в субботу ударить в набат и призвать народ, под предлогом защиты царя, к бунту. 15 мая Сапега сообщил Дмитрию о заговоре, но тот легкомысленно отмахнулся от предостережения. Свадебные торжества решено было продолжать, несмотря на то, что со всех сторон поступали тревожные слухи о народных волнениях. На следующий день был дан бал в новом царском дворце, где царь вместе с придворными танцевал и веселился. После окончания праздника, Дмитрий ушел к жене в её недостроенный еще дворец. Сапега вновь попытался предупредить царя о готовящемся заговоре, но тот снова отмахнулся, со словами "Это вздор, я этого слышать не хочу"...

17 мая 1606 года на рассвете по приказу Шуйского ударили в набат на Ильинке, другие пономари также принялись звонить. Шуйские, Голицын, Татищев въехали на Красную площадь  в сопровождении около 200 человек, вооруженных саблями, бердышами и рогатинами. Шуйский кричал, что "литва" пытается убить царя, и требовал, чтобы горожане поднялись в его защиту. Москвичи кинулись бить и грабить поляков. Разбуженный колокольным звоном Дмитрий, кинулся в свой дворец, где Шуйский сказал ему, что Москва горит. Дмитрий попытался вернуться к жене, чтобы успокоить её и затем ехать на пожар, но толпа уже ломилась в двери, сметая немногочисленную охрану. Басманов, единственный оставшийся с царем, открыл окно, потребовал ответа, и услышал: "Отдай нам твоего вора, тогда поговоришь с нами". Басманов спустился на крыльцо и попытался уговорить толпу разойтись, но Татищев ударил его ножом в сердце. Дмитрий запер дверь, когда заговорщики стали ломать её, бросился бежать по коридору и выбрался в окно, пытаясь спуститься по лесам, чтобы скрыться в толпе, но оступился и упал с высоты 15 саженей в житный двор, где его подобрали нёсшие караул стрельцы. Царь был без сознания, с вывихнутой ногой и разбитой грудью. Стрельцы облили его водой, и когда он пришел в себя, то просил защиты от заговорщиков, обещая им поместья и имущество мятежных бояр, а также семьи мятежников . в холопство.  Стрельцы внесли на руках в опустошённый и ограбленный дворец, где попытались защитить от заговорщиков, рвавшихся довершить начатое. В ответ приспешники Шуйского стали грозить стрельцам убить их жен и детей, если те не отдадут "вора". Стрельцы заколебавшись, потребовали, чтобы царица Марфа еще раз подтвердила, что Дмитрий . ее сын, в противном случае . "Бог в нем волен". Заговорщики были вынуждены согласиться, но пока гонец ездил к Марфе за ответом, они с руганью и угрозами требовали от Дмитрия, чтобы он назвал свое настоящее имя, звание и имя своего отца . но Дмитрий до последнего момента твердил, что он сын Грозного, и порукой тому слово его матери. С него сорвали царское платье и вырядили в какие-то лохмотья, тыкали пальцами в глаза и дергали за уши..Вернувшийся гонец, князь Иван Васильевич Голицын, крикнул, что Марфа ответила, будто ее сын убит в Угличе, после чего из толпы раздались крики и угрозы, вперед выскочил сын боярский Григорий Валуев и выстрелил в упор, сказав: "Что толковать с еретиком: вот я благословляю польского свистуна!". Дмитрия добили мечами.(см.картину Панасенко) Тела убитого царя и Басманова приволокли через Спасские ворота на Красную площадь и сняли с них одежду. Поравнявшись с Вознесенским монастырем, толпа вновь требовала от инокини Марфы ответа . её ли это сын. По свидетельству современников, та дала двусмысленный ответ: " Было бы меня спрашивать, когда он был жив, а теперь, когда вы его убили, он уже не мой,"

К цареубийству москвичи отнеслись по разному, многие плакали, глядя на поругание трупов. Басманова похоронили у церкви Николы Мокрого, а Дмитрия . в так называемом "убогом доме", кладбище для упившихся или замёрзших, за Серпуховскими воротами. Сразу после похорон ударили необычайно суровые морозы, уничтожившие траву на полях и уже посеянные хлеба. По городу пошли слухи, что виной тому волшебство бывшего монаха., говорили также, что "мёртвый ходит". и над могилой сами собой вспыхивают и движутся огни, и слышатся пение и звуки бубнов. По Москве стали ходить слухи, что здесь не обошлось без нечистой силы и "бесы расстригу славят". Шептались также, что на следующий день после погребения, тело само собой оказалось у богадельни, а рядом с ним сидели два голубя, никак не желающие улетать. Труп "расстриги", как рассказывают легенды, попытались закопать поглубже, но через неделю он вновь сам собой очутился на другом кладбище, то есть "земля его не принимала", Тело Дмитрия выкопали, сожгли и, смешав пепел с порохом, выстрелили из пушки в ту сторону, откуда он пришел . в сторону Польши.

После того, как Лжедмитрий и его приближенные были убиты, царем был провозглашен бездетный князь Василий Иванович Шуйский, а его племянник Михаил Скопин-Шуйский стал воеводой. Скопины в роду Шуйских были старшей линией по сравнению с линией царя Василия Шуйского и имели больше прав на престол. Из-за этого Василий Шуйский с подозрением относился к племяннику, но тот не был близок с Лжедмитрием, не принимал участия в заговоре своего дяди и перемены на престоле воспринял как должное. Зато скоро ему пришлось стать одним из самых знаменитых полководцев того времени. Первая слава пришла к нему в сражениях с Иваном Болотниковым, которые не раз разбивали высланные против него царских воевод. Помимо крестьян и холопов в лагере Болотникова находились казаки и стрельцы. Немало было и дворян и детей боярских. Скопин-Шуйский был назначен воеводой "на вылазке". Он наносил со своим отрядом стремительные удары по восставшим и тут же отводил войска в Скородом - деревянную крепость вокруг Замоскворецкого предместья.

Рейды Скопина-Шуйского мешали восставшим окружить Москву. Но 26 ноября Болотников все же переправил значительную часть своего войска через Москву-реку в обход города с востока, чтобы полностью блокировать столицу.

27 ноября Скопин-Шуйский нанес из Замоскворечья удар по войскам Болотникова. Болотников, успевший собрать около 20 тысяч воинов, был разбит, но, пользуясь наступившей темнотой, сумел отступить к Коломенскому. 2 декабря Скопин-Шуйский из Данилова монастыря двинулся к Коломенскому. Князь окружил Коломенское, а когда трехдневная бомбардировка укреплений не привела к результату, приказал применить новый снаряд - сочетание зажигательного ядра с разрывной бомбой. Восставшие сразу же понесли большие потери и вынуждены были выйти в чистое поле, где были разбиты царскими войсками. Несмотря на разгром, Болотников сумел увести в Калугу более 10 тысяч воинов. Часть восставших ушла в Тулу.

В начале 1607 года Болотников выступил против главных сил Шуйского в Серпухове, но затем свернул на Каширу, стремясь обойти царские полки и прорваться к Москве, где не было крупных полков. Его намерения раскрыли перебежчики. Недалеко от Каширы, на реке Восме, болотниковцы и казаки были разбиты полками воеводы Андрея Васильевича Голицына, вовремя получившего подкрепление от Скопина-Шуйского.

Под командой Скопина-Шуйского стала спешно создаваться новая армия. В ее состав вошли татары, мордва, чуваши, "даточные люди" монастырей, служащие двора. Скопин-Шуйский, которому к тому моменту исполнился 21 год, стал воеводой Большого полка.

12 июля 1607 года началась осада Тупы. Спустя две недели к городу подтянулась вся царская армия. Опираясь на подавляющее превосходство в численности и мощную артиллерию, Скопин-Шуйский попытался взять город приступом. В течение месяца царская армия 22 раза ходила на штурм. Но осажденные не сдавались. По три-четыре раза в день они делали вылазки, нанося потери царским войскам. Болотников призывал жителей держаться, обещая, что скоро подойдет помощь (в июле в северских городах появился Лжедмитрий II). Чтобы ускорить взятие города, Скопин-Шуйский приказал построить дамбу на реке Упе. Поднявшаяся вода затопила город и крепость. Но повстанцы сдаваться не собирались. Приближался конец четвертого месяца боев за город. И тогда Василий Шуйский предложил Болотникову сдаться при условии сохранения жизни и свободы ему, другим предводителям восстания и всем защитникам Тулы. 10 октября, на этих условиях, Тула сдалась. Болотников был схвачен и казнен вместе со своими главными командирами.

Тем временем над Россией нависла новая опасность - вторжение польских войск под руководством Лжедмитрия II(см.рис.). Основу войск самозванца составляли литовские отряды князя Вишневецкого и польские князя Ружинского, направленные Сапегой. К ним примкнули некоторые южнорусские дворяне, казаки Заруцкого и остатки разбитых войск Болотникова.

В 1607 году Лжедмитрий II предпринял поход на Брянск и Тулу. В мае 1608 года под Балковом самозванец разбил войска Шуйского и подошел к Москве, создав лагерь в селе Тушино.

Во время стояния Лжедмитрия в Тушино царь Василий поручил Михаилу Скопину-Шуйскому провести переговоры со шведами. Вместе со Скопиным к шведам был послан и Семен Васильевич Головин. Добравшись до Новгорода, царский воевода обнаружил, что жители города настроены против Василия Шуйского. Доходили слухи, что Псков и пограничные со Швецией города Орешек и Ивангород присягнули Лжедмитрию II. Поэтому Скопин-Шуйский отправил к шведам Головина, а сам остался в Новгороде.

В середине марта к Новгороду подошло 5-тысячное шведское войско. В апреле соединенное шведско-русское войско выступило из города. Вскоре передовой шведский отряд столкнулся с поляками. Поляки были разбиты и бежали, оставив пушки и обозы. Объединенное войско двинулось дальше.

Подойдя к Твери, Скопин-Шуйский обнаружил, что она занята поляками. Первый штурм города не удался, но второй был успешным. Русские и шведские ратники ворвались в город, преследуя поляков. Разбитые под Тверью поляки бежали к Троице-Сергиевой лавре, которую осаждало войско Сапеги. Скопин-Шуйский выступил на Дмитров. Туда же, прекратив бесплодную осаду Троице-Сергиева монастыря, устремился и Сапега. Ратники Скопина-Шуйского врывались в лагерь казаков Сапеги и навязывали им скоротечный бой, после чего быстро ретировались. Воевода так, не имея сил штурмовать город, пытался заставить Сапегу покинуть его. В конце месяца, заклепав тяжелую артиллерию, поляки покинули Дмитров и отошли под Смоленск, на соединение с войсками короля Сигизмунда. Спустя неделю сторонники Лжедмитрия II оставили Тушино.

12 марта 1610 года полки князя Михаила Васильевича Скопипина-Шуйского вступили в Москву, встречаемые боярами и народом, который со слезами благодарил воеводу за "очищение Московского государства". Царь и бояре, в особенности члены рода Шуйских, завистливо наблюдали за возвышением Скопина-Шуйского. Слава полководца не давала им покоя.

В апреле воевода был приглашен на пир по случаю крестин сына князя Воротынского. На пиру Скопин-Шуйский ел только с общего блюда и почти не пил, но боярыня Екатерина Григорьевна, жена Дмитрия Ивановича Шуйского, признанного наследником бездетного царя Василия, поднесла Скопину-Шуйскому чашу с отравленным медом. Прямо на пиру князь Михаил Васильевич упал, у него носом пошла кровь. Промучившись несколько дней, 23 апреля 1610 года молодой воевода скончался. Неожиданная смерть Скопина (25 апреля), в которой молва обвиняла жену царского брата Димитрия, а Ляпунов, открыто - самого царя, лишила Шуйского последней опоры. В Москве к его прежним врагам прибавился освобождённый из польского плена Филарет Романов. Ляпунов поднял настоящее восстание, замыслив возвести на престол князя В. Голицына. Однако, Клушинская битва (24 июня), в которой царские войска, с бездарным Дмитрием Шуйским во главе, понесли тяжкое поражение от Жолкевского, решила судьбу "самоизбранного" царя. Теснимые с юга придвинувшимися отрядами Самозванца, предлагавшими (по совету Сапеги) Москве низложить обоих царей и сообща выбрать нового, а с запада войском Жолкевского, москвичи не желали больше бороться за нелюбимого Василия. Собравшаяся 17 июля толпа, под руководством Захария Ляпуновв низложила царя и постригла его в монахи. Жолкевский, уходя из России захватил Василия Шуйского с братьями с собой и 31 октября представил под Смоленском Сигизмунду как военнопленных. Они были отправлены в Польшу и, пережив еще унижение торжественной выдачи их Жолкевским королю и нации на сейме 19 октября 1611г,( см.картину Матейко) были заключены в Густынский замок, где бывший царь и умер 12 сентября 1612 г

"Официально" канцлер Лев Сапега обязан был поддержать интервенцию короля Речи Посполитой Сигизмунда III, его поход на Москву, однако, тайно Лев помогал Яну-Петру Сапеге и его соратнику Лисовскому сражаться против польских войск и против Шуйских на стороне Лжедмитрия 11. Поэтому он стал ярым противником польского гетмана С. Жолкевского. И только в 1609 г., когда надежды на унию с Москвой фактически были похоронены, он поддержал польскую интервенцию в Московию (1609-1618). Сапега участвовал в осаде Смоленска и поддержал кандидатуру королевича Владислава Сигизмундовича на московский трон. В 1617-1618 гг. содействовал организации и финансированию похода королевича Владислава на Москву, выставил гусарскую и пехотную роту и сопровождал Владислава до Вязьмы. В октябре 1618 г. вернулся к королевичу под Москву, в Тушино. Участвовал в переговорах с московскими послами, в результате чего 1 декабря 1618 г. было подписано Деулинское перемирие на 14 с половиной лет, по которому Речи Посполитой отошли смоленские, черниговские и Новгород-Сиверские земли...

6 февраля 1623г. Сапега был назначен на должность воеводы виленского, отказавшись от должности великого канцлера. 25 июля 1625 года Лев Сапега был назначен гетманом великим литовским. В 1625 году он участвовал в войне Речи Посполитой со Швецией (1600-1629 г.) во главе дивизии в Инфлянтах.

Последние годы жизни Лев Сапега занимался упорядочиванием архивов Литовской метрики. Был основателем ряда костёлов, в том числе и костёла Святого Михаила в Вильне, где в 1633 и захоронен его прах. В храме справа от алтаря сохранился надгробный памятник из мрамора разных цветов Льва Сапеги и двух его жён . Елизаветы, урождённой Радзивилл, и Дороты, урождённой Фирлей.

В своей политике Сапега отстаивал суверенитет Великого княжества Литовского в составе федеративной Речи Посполитой, неуклонно придерживался 12-й статьи 3-го раздела Статута ВКЛ 1588 г., который запрещал раздавать польской шляхте имения и посты (должности) в ВКЛ. Конечно, как крупный землевладелец, он защищал интересы своего класса, но как человек высочайшей эрудиции и дальновидный политик он не мог не воспринимать тех прогрессивных процессов, которые происходили в обществе и идеологии. Это понимание позволяло Сапеге довольно эффективно поводить свою линию - сопротивление гегемонистским стремлениям церкви, что противоречило государственным интересам. Сапега отстаивал права шляхты на политическое господство и в то же время выступал сторонником внутренне единого, централизованного шляхетстко-демократического государства. Сапега был убеждён, что право должно защищать подданных от злоупотреблений со стороны власти, а закон должен обеспечить государству порядок, покой и социальный мир. По этой причине Сапега считал, что необходимо иметь единый закон и для правящих верхов, и для подданных. Сапега выступал как сторонник независимости и свободы человека. Особое внимание Сапега обращал на то, что поведение человека в обществе должно определяться не его внутренними потребностями, а нормами, установленными рамками закона. Взгляды Сапега на права человека совпадают с нынешними постулатами Европейского Союза. Сапега рассматривал право не как продукт божественного промысла, а как результат деятельности человеческого разума.

Сапега активно содействовал развитию белорусского книгопечатания. В своей резиденции в Ружанах собрал богатейшую библиотеку. По его приказу, в 1594-1607 гг., были переписаны архивные книги Метрики ВКЛ, чтобы при пользовании они не приходили в негодность (работу по созданию реестра архивного собрания он начал ещё в 1594 г.)

.Последние годы жизни Лев Иванович провёл в Вильно, где занимался приведением в порядок архивов Метрик ВКЛ. Думаю, историю Великого княжества Литовского XVI-начала XVII вв. считать эпохой Сапеги. Государство держалось на нём, как на сказочном богатыре, для которого наивысшим долгом было служение Родине, которой он отдал всю свою долгую жизнь.

Когда я внедрял свои разработки в Литве и жил в Вильнюсе, я посетил там и возрождённый костёл св. Михаила, где был похоронен Лев Иванович Сапега. Поклонился его праху.

Возле его надгробия всегда много людей. Люди забыли или даже не знают королей, которым он служил, но его знают и помнят. Великого Человека, Титана Великого княжества Литовского и Речи Посполитой... Картинка 7 из 40

ТВОРЕЦ ГАЛИЦКОЙ САМОДОСТАТОЧНОСТИ

Одна из центральных улиц Львова, на которой расположен главный корпус университета .Львовская политехника., созданного при участии князя Льва Сапеги, носит нынче имя самого известного студента Львовского Государственного аграрного университета - Степана Бандеры. До Советской власти у нее было другое название. И тоже связанное со Львовским агроуниверситетом. Эта улица в 1886 году была названа в честь основателя агроуниверситета - князя Льва Сапеги. Степана Бандеру в настоящее время знает каждый Львовянин. Вот только на улице, названной его именем, он вряд ли жил, хоть и учился на агрономическом факультете Львовской Политехники, где первые два курса учебы проходили во Львове. Но вот только здание, где учился Степан Бандера, находилось совсем на другой улице - Набеляка, а не Сапеги!

В воспоминаниях Бандеры зафиксировано, что во время учебы он жил у Дублянах в общежитии .5, в комнате на 2-м этаже. Где он жил во Львове не зафиксировано. По-видимому снимал угол у частников. Что же касается Льва Сапеги, то именно с его дворца начиналась когда-то улица Новый Мир, которую благодарные граждане переименовали в честь своего любимого князя. Правда, теперь эта часть относится к улице Коперника и имеет . 40, а улица Степана Бандеры начинается немного выше и под .1 значится прежний застенок НКВД, где в настоящее время размещается их преемники -городское управление УМВС.

Дворец частично был поврежден во время второй мировой войны. В части здания, что осталась, в настоящее время находится областное управление охраны памятников старины, ободранное и полуразрушенное, как те памятники, что взялось охранять. В отстроенной части - школа .9. Но ни ученики, ни даже большинство учителей школы, расположенной в останках его дворца, ничего не знают о Сапеге.

Так кем же был Лев Сапега, которого своим считали 5 народов - поляки, литовцы, белорусы, россияне и украинцы?

Князь Лев Людвиг Сапега родился в Варшаве 18.09.1803 в одной из самых блестящих семей Польши. Его отец, потомок Великого Князя Руси-Литвы Ольгерда, князь Александр Сапега был камергером самого Наполеона 1. Мать, графиня Анна Замойская происходила из самой знатной восточно-польской шляхты (Замойские, Конецпольские, Потоцкие ). Как было заведено в Российской империи, перед гимназией, Льва, в их родительском имении в Теофильполе на Волыни, воспитывали и обучали гувернёры. Были они из французских аристократов, пришедших в Польшу с Наполеоном и оставшихся здесь после его поражения. Так что французская речь была для него родной с детства. Назвали его Львом в честь знаменитого Предка, канцлера и гетмана Великого княжества Литовского, стоявшего у Начала Речи Посполитой. Именно он стал идеалом для мальчика и всю свою жизнь Лев Людвиг Сапега равнялся на титана Льва Ивановича Сапегу

Мамочка рассказывала ему о той Великой Речи Посполитой, в которую входили нынешние Польша, Литва, почти вся Украина и Белоруссия, часть Пруссии, часть Австрии, часть Словакии, вся Молдова, часть Венгрии, Смоленская область. Простиралась она от Балтийского моря до Черного. И хоть главенствовали в ней польские шляхтичи, но держалась она на войскуе Великого княжества Литовского, которое держал на своих плечах богатырь Лев иванович Сапега...

Эти рассказы матери и положили начало мечтам Лёвушки о возрождении былой славы и величия своей Родины, возрождении Речи Посполитой.

После домашней учебы было обучение в 1-м Варшавском лицее, созданном по подобию Царскосельского лицея. Здесь тоже бредили Речью Посполитой от .моря до моря.. По окончании лицея семнадцатилетнего парня отправили изучать право и экономику в Сорбонну во Франции, а затем в Эдинбург в Англии(1820-1824). И во Франции, и в Англии при королевских дворах служили Сапеги, так что каникулы он проводил у них. Вернувшись на родину, как и все российские дворяне, он должен был поступить на службу. 21-летний юноша попал под непосредственное руководство министра финансов Франциска Любецкого, который поручил ему заниматься горным делом и металлургией.

Он сразу удивил окружающих своими знаниями, талантом и трудолюбием. У него появилась масса поклонниц и каждая мечтала представить его родителям в качестве жениха. Не нут то было. В 1825 Леон неожиданно влюбился по уши в свою двоюродную сестру Ядвигу Замойскую и, не обращая внимания на бурчание дам из высшего света о кровосмешении, женился на ней. До конца своей жизни он не жалел об этом выборе. Все беды и радости жена пережила вместе с ним. 4 декабря 1828 она родила ему первенца Адама.

С ноября 1827 по февраль 1828, вместе с Любецким он находился в Санкт-Петербурге. Молодого, талантливого инженера приметил Николай 1. Князя ожидала стремительная карьера при царском дворе. На именины императора Николая 1( 6.12.1827) ему, как потомку Великого Ольгерда, был дан титул камергера двора его императорского величества(один из высших титулов Российской империи). Но, вместо карьеры при дворе, он, вернувшись в Польшу, принимает участие в подготовке ноябрьского восстания 1830 года. Зная, что его ожидает в случае разоблачения, он продает родовой замок в Рошанах( см.нынешний вид) и большую часть своего богатства вывозит за границу, в австрийскую Польшу(Львов)

Когда началось восстание, Народный Совет посылает его во Францию и Великобританию с дипломатическим поручением получить моральную и материальную помощь. Не получив, кроме словесной, никакой помощи, он возвращается на Родину и вступает офицером в кавалерийский корпус Дверницкого. 14 февраля произошло сражение при Сточеке, где русский генерал Гейсмар со своей 2-й бригадой конно-егерей был разбит отрядом Дверницкого. При этом сражении эскадрон Льва Сапеги отбил у русских артиллерию. В атаку его уланы летели не с криками " Ура", а с песней , написанной другом его отца - Юзефом Выбицким в 1797:

"Jeszcze Polska nie zginęła,

Kiedy my żyjemy,
Co nam obca przemoc wzięła,
Szablą odbierzemy.".

Так, благодаря Леону Сапеге эта песня стала Гимном восставшей Польши.За отвагу , проявленную при этом сражении, Сапегу награждают орденом Virtuti Millitari.. Когда восстание, не поддержанное народом, было подавлено, он со своим отрядом перешёл в Галицию, принадлежавшую Австрии. Большая часть имущества его находилась здесь, поэтому почти безболезненно пережил в 1835 г. конфискацию имущества в Российской Польше.

В 1836 Он приобрел чудесный замок в Красичине под Перемышлем, который и стал его основной резиденцией. Еще в студенческие времена в Эдинбурге, Леон увлекся идеями экономиста Адама Смита. Он считал, что независимость края начинается с его экономической свободы и все свои усилия, всю свою последующую жизнь направлял на достижение именно этой цели. При этом все эти его начинания отвечали не так его личным, как общественным интересам. Он хотел показать, на своем примере, как сделать хозяйство прибыльным и положить это в основу возрождения всего края, ставшего теперь его Родиной. Вот и его имение возле замка стало одним из самых богатых в Галичине. Он считал, что развитие экономики невозможно без развития транспортных коммуникаций. В 1839 году он, вместе со знаменитым драматургом русином графом Александром Фредро (см.рис.) он обратился к Австрийскому правительству с проектом строительства железной дороги Бохня -Львов -Бережаны, которая должна была продолжить линию Вена- Бохня. Это позволило бы соединить железной дорогой соляные промыслы Татр и Карпат с зерновым Подольем.

Фердинанд IУвы, австрийский император Фердинанд считал, что польские земли Галичины Австрия получила временно и незаслуженно, и их скоро все равно придётся отдать Польше, а раз так, то и вкладывать средства в их развитие не имеет смысла. Отказал он в финансировании проекта.

Потеряв надежду получить средства от правительства, Лев в 1841 учреждает Земельное Кредитное Общество, в 1844 создает Сберегательную кассу, а в 1845 Галицкое хозяйственное товарищество, которые должны были способствовать решению проблем с привлечением средств на строительство железной дороги. Лев Сапега понимал, что для того, чтобы строить железные дороги и обслуживать их, нужны высококвалифицированные кадры. И вот, 4 ноября 1844, благодаря финансовым вливаниям и содействию Льва Сапеги, открывает двери Львовская академия технических наук, которая нынче называется национальным Университетом Львовская Политехника, а изображённый ниже её главный корпус, построенный на деньги Льва Сапеги находится на улице Степана Бандеры, которая когда-то носила имя Льва Сапеги...

В 1845 Император согласился предоставить князю Сапеге концессию на строительство железной дороги по тому его проекту, но в  1846 г. в Австрии разразился экономический кризис: множество предприятий обанкротилось, резко выросла безработица и упала платежеспособность населения, в некоторых крестьянских регионах начался голод. Правительство осталось пассивным и не предпринимало энергичных мер для выхода из кризиса. 21 февраля 1846 г. в Кракове, бывшем в то время независимой республикой, вспыхнуло восстание в поддержку восстановления Речи Посполитой и с требованием отмены крепостного права. Практически одновременно началось восстание крестьян в Галичине, вылившееся в жестокую "Галицийскую резню". Правительству стало не до предложений Сапеги и дело о концессиях решили отложить на неопределённое время...

3 марта  1848 уже члены австрийского ландтага выступили с требованием отмены крепостного права и расширения прав и полномочий ландтагов. Одновременно на улицы австрийских городов вышли студенты, требовавшие свободы печати, гражданского равенства и всеобщего народного представительства. В венгерском государственном собрании началась подготовка широких социально-политических реформ...

 13 марта в Вене открылись заседания ландтага Нижней Австрии, а перед его зданием, на площади, собралась многочисленная толпа, требующая отставки Меттерниха. Комендант столицы эрцгерцог Альбрехт ввел на улицы города войска и устроил бойню на площади перед ландтагом, вызвавшую ответный подъем восстания: жители Вены начали громить арсеналы, правительственные учреждения, предприятия, строить баррикады. Император Фердинанд I  испугался и уступил:: Меттерних был отправлен в отставку. Было объявлено о создании комитета для выработки проектов реформ. 14 марта была отменена цензура, учреждена национальная гвардия и Академический легион студентов. 15 марта, под давлением восставших, осадивших императорский дворец, Фердинанд I провозгласил созыв конституционного собрания для принятия конституции.

События в Вене ( см.рис.) нашли отклик и в Галичине. Известия о революции  в Вене вызвали массовые демонстрации во  Львове. Судентами и ремесленниками была создана национальная гвардия.. Первое время Галицкими митингами не выдвигались никакие требования. Митингующие просто приветствовали  Австрийскую революцию.. 19 марта Лев Сапега направил императору Фердинанду I адрес, который содержал программу развития Галичины.. Среди требований этой программы были отмена крепостного права, автономия Галичины и замена немецкого языка польским в школах и государственной администрации, в местах преимущественного проживания поляков и русинским в местах преимущественного проживания русинов(Восточная Галичина), удаление иноземных чиновников, провозглашение демократических свобод, введение равенства граждан перед законом и реорганизация местного сейма. Адрес подписало около 12 тысяч жителей Львова, что составляло почти шестую часть всего населения города. Цисарский наместник Галичины Франц Стадион фон Вартгаузен  вынужден был пойти на уступки и санкционировал формирование национальной гвардии и уволил зарвавшихся чиновников.

 21 марта, при попытке Садиона запретить проведение собраний, Галичина вновь взбунтовалась. Во Львове был сформирован  Комитет Народовый , которым была образована Рада Народова, ставшая центром всего реформистского движения Галичины. По всей Галичине были созданы местные комитеты, подчинённые Раде Народовой. Тем временем в стране начались крестьянские волнения. Массовый характер приобрели отказы крестьян от исполнения барщинных повинностей. Но в Радах Народовых было много помещиков, которым невыгодна была отмена крепостного права. Этим воспользовался Стадион. Он, с ведома и согласия Императора императора, 22 апреля объявил об отмене с 15 мая всех барщинных повинностей с последующим вознаграждением помещиков за счёт государства и передаче наделов в собственность обрабатывающих их крестьян. Таким образом, в Галичине крепостное право было отменено на более выгодных условиях, чем в соседних Пруссии и России. Отмена крепостного права властью резко ослабила национально-освободительное движение и лишило его опоры на широкие слои населения.

Либерализация политической системы привела также к подъёму национального движения среди галицких русинов. Во главе русинского движения встала униатская церковь. Была сформирована  Главная Руськая рада (Галицкая рада), которую возглавил епископ Григорий Яхимович. 15 мая во Львове вышел первый номер газеты "Заря Галицкая", ставшей печатным органом Галицкой рады. При раде был сформирован особый полк стрельцов по типу национальной гвардии. Особенностью русинского национального движения этого периода была резкая враждебность к польским народовцам и подчёркнутая лояльность императору. Так, когда, вместе с побратимами-аристократами князь Лев Сапега обратился к Галицкому Митрополиту Михаилу Левицкому (1816-58), с просьбой о переходе в византийский обряд (что в тех условиях означало изменение польской национальной идентичности на украинскую), тот отказал ему, заявив, что украинцы не имеют шляхты и не нуждаются в ней. В ответ Леон Сапега вместе с Дзедушицким, Яблонским и Вагилевичем организовывает 23 апреля " для поддержания согласия и единства во имя Родины" Руський Собор. При этом газета Руського Собора "Дневник руський" под редакциею Ивана Вагилевича пользовалась гораздо больше популярностью, чем "Заря Галицкая". ( В ноябре 1848 , после поражения революции в Австрии и запрета всех общественных организаций и Рада народова, и Главная Руськая рада и Руський Собор были распущены)...

Файл:Svatodušní mše 12. června 1848.jpg Потомок Ольгердовичей, чей род считался не ниже Родов Романовых и Габсбургов, князь Лев Сапега становится лидером галицкой шляхты. Но, как когда-то Ольгерд стал князем не просто Литвы, а Руси-Литвы, серебряного Века древней Руси, так и Сапега стал аристократом, выражающим интересы всего народа Галиции. Он вместе с сыном Адамом, который приехал на вакации с Сорбонны, принимает участие в переговорах с русинской делегацией на всеславянском  конгрессе, который проводился в Праге со 2 июня по 12 июня 1848, как представитель польского .Совета Народового. Этот конгресс, собранный по инициативе чешских активистов, являлся съездом славянских народов, проживавших в Австрийской империи, но на нём также присутствовали гости из других стран, в том числе из России. Это событие было одним из немногих, когда в одном месте были услышаны голоса всех славянских народов Центральной Европы. Основной целью конгресса( см.рис.) была попытка оказать сопротивление германскому национализму в славянских землях. По инициативе Галицкой рады на конгрессе, были выдвинуты требования расширения прав русинов в Галичине и раздела провинции на две части: польскую Западную Галичину и русинскую Восточную. Представители Рады Народовой и Руськой рады принимали активное участие в работе этого съезда, формируя особую Польско-русинскую секцию. Одним из решений Конгресса стало соглашение от 7 июня о признании равенства национальностей Галичины.. Он пишет жене: .Удивишься, когда застанешь меня с русской кокардой. Я пристал к русинам, которые приняли меня очень приязненно..

22 июля состоялось открытие рейхстага Австрии, избранного по новому избирательному закону. На выборах в австрийский парламент в Галичине, проведённых по новому избирательному закону, победу одержали представители умеренного крыла национального движения. Среди депутатов, избранных от Галичины 31 человек были крестьянами, 17 . священнослужителями (9 униатов, 6 католиков, 2 раввина), 26 . помещиками, 25 . представителей интеллигенции и наместник  Стадион. Среди всех провинций империи крестьяне Галичины получили наибольшее представительство. В парламенте большинство галицких депутатов заняли проимперскую позицию и поддержали решение о подавлении Венгерской революции. К осени 1848 г. национальные движения в Галичине все более поляризовались: Рада Народова и Руський Собор поддержали революцию в Венгрии и Италии, организовала отправку добровольцев в Венгрию, которые присоединились к армии Юзефа Бема, выдающегося польского генерала на службе Венгерской революции. С другой стороны, Главная Руськая рада, не желала конфликта с императором, надеясь на осуществление преобразований сверху.

Победу на выборах одержали умеренные либералы, стремящиеся закрепить завоевания революции и остановить социальные волнения. По просьбе депутатов в Вену вернулся император, который сформировал умеренно-консервативное правительство барона Добльхофа. 1 сентября рейхстаг утвердил закон об отмене феодальных повинностей, причем повинности крестьян, вытекающие из их личной зависимости и права помещичьей юрисдикции упразднялись безвозмездно, а остальные (оброки, сервитуты, барщина) . за выкуп, уплачиваемый в равных долях крестьянами и государством. Этот закон был подписан императором 7 сентября и означал ликвидацию крепостного права в Австрийской империи.

 В начале октября Фердинанд 1 решил направить часть Венского гарнизона на подавление венгерского восстания В ответ 6 октября в Вене началось народное восстание: ремесленники, рабочие, студенты преградили путь войскам, отправлявшимся на фронт; часть гарнизона перешла на сторону народа. Однако представители руководители восстания не сумели создать единого органа власти для руководства восстанием...

Под влиянием восстания в Вене 20 октября 1848 года во Львове также вспыхнуло стихийное восстание. На улицах города начали возводить баррикады, между восставшими и правительственными войсками и национальной гвардией завязались бои, а после массированного артиллерийского обстрела, 2 ноября во Львов вступили отряды австрийской армии. Было объявлено о введении осадного положения, запрете собраний и обществ, роспуске национальной гвардия и национальных организаций. Революция была подавлена. Несмотря на крах революции, главные её завоевания были сохранены: крестьяне сохранили личную свободу и стали собственниками своих наделов, крепостное право было ликвидировано навсегда. Революция необычайно оживила политическую жизнь в Галиции. Это касается как польского национального движения, значительно укрепившегося после революции и в 1873 г. добившегося широкой автономии провинции, так и русинского национального движения, впервые ярко заявившего о себе именно во время революционных событий 1848 г.

Октябрьского восстание в Вене окончательно сломило императора Фердинанда. Страдавший различными болезнями император прекрасно понимал, что не имеет государственных талантов, поэтому 2 декабря 1848 года Фердинанд в Ольмюце отрекся от престола в пользу своего племянника Франца Иосифа I.. Он Был популярен в Чехии, где провёл последние годы жизни и получил прозвище "Фердинанд Добрый".

 Император Франц Иосиф1 провозгласил в марте 1849 введение новой конституции, а рейхстаг, заседавший с 22 июля, был разогнан. Франц Иосиф встал у руля огромной империи, раздираемой социальными и национальными спорами. Первые три года Императору приходилось считаться с конституцией. Однако, после того, как в 1849 г. российские войска подавили революцию в Венгрии, позиции Габсбургов настолько укрепились , что в декабре 1851 г. он отменил конституцию и возобновил абсолютизм. Главную свою задачу в эти годы Франц Иосиф видел в сохранении единства и укреплении мощи Австрийской империи, в создании сильного централизованного Государства, в которой были бы стерты границы между разными землями монархии Габсбургов. С этой целью Император стремился ввести по всему государству единые административную, судебную и таможенную системы, унифицировать финансы, налогообложение и систему образования.

Император пытается онемечить все подданные земли, а Лев Сапега в противовес этому в 1849 году принимает участие в основании Львовского украинского "Народного дома". При этом средства на строительство предоставило Галицкое кредитное общество, основанное Львом Сапегой. Львиная доля взносов в нем принадлежала Галицкой греко-католической церкви. Лев Сапега в 1853 году на средства Земельного кредитного общества выкупает имение в Дублянах и, после некоторой реконструкции, открывает там сельскохозяйственную школу, преподавание предметов в которой ведется не на немецком, а на польском языке. Больше двух лет он платит со своего кармана зарплату профессорам и за обеспечение студентов.

Эту школу он превратил в учебный полигон для всей Галичины. Здесь он он наладил деревообработку, поставил гутню (рудоплавильню), кузницу, кирпичный завод, пивоваренный завод, положил начало овцеводству. Он хотел, чтобы свои собственные специалисты строили будущее Галиции. Все усилия князя были направлены на то, чтобы поднять экономику Галиции до европейского уровня. Лев Сапега был сильнейшим специалистом-экономистом, поэтому, за что бы не брался, из всего получал прибыль. Вкладывал он её в недвижимость. Когда во Львове он начал строительство своего очередного дворца, городом распространились слухи: .Лев Сапега строит Лувр.. Впоследствии этот дом на ул. Коперника . 40-а, стали называть .Волшебной шкатулкой.

На месте восточного крыла дворца, который был уничтожен бомбой в годы Великой отечественной, построили среднюю школу . 9. А древнее дерево гинго, которое растет в школьном дворе, напоминает о саде Сапеги. Но не только Сапеге было свойственно украинофильство. Оно распространилось и среди руководства греко-католической церкви Галиции. В 1860 епископом Перемышльским становится личный друг князя Сапеги Тома Полянский. Он добивается, чтобы не менее 25% студентов сельскохозяйственной школы составляли Галицкие крестьяне. В 1864 в Народном Доме( см.рис.), построенном на средства основанного Сапегой Галицкого Хозяйственного общества и Томы Полянского, опереттой Карла Гайнца .Запорожцы. открывается первый украинский народный театр. По просьбе епископа Томы Полянского в оперетту вставлен гимн Михаила Вербицкого .Ще не вмерло Запорожье., - немного переделанные слова .Марсельезы Украинской Громады"- .Ще не вмерлы Украины.... Из-за Пантелеймона Кулиша и Ксенофонта Климковича, издававшего финансированный Сапегой журнал "Мета", считалось, что "Ще не вмерлы" написал Тарас Шевченко. Благодаря этому на второй же день после представления эту песню пел весь Львов. Так князь Сапега вошел в историю Гимна независимой Украины, первые строки которого написал также Ольгердович, родственник Черниговского губернатора князя Голицина - 18-летний Николай Вербицкий-Антиох (см.фото народного дома)

Благодаря таким людям, как Сапега и Полянский, на территории Австро-Венгрии во второй половине XIX . начале XX столетия сложились условия, наиболее благоприятные для развития украинского национального движения. Правда здесь украинское самосознание конкурировал с другими национально-культурными и государственно-политическими проектами: малороссийским региональным самосознанием в рамках "общерусской" национальной и государственной политики; ее зеркальным отражением . украинским самосознанием в рамках "общепольской" национальной политики; русским самосознанием для русских Галиции, Буковины и Закарпатья и, наконец, самостоятельным русинским самосознанием для 10 млн потомков белых хорватов, рассеянных по всему Закарпатью, Прикарпатью и Карпатам.  То, что украинский вариант национального строительства оказался наиболее успешным, стало результатом сочетания умеренной национальной политики Габсбургов в Галичине и жесткой . Романовых в Малороссии...

В 1859 г. Австрия потерпела поражение во франко-итало-австрийской войне, а в 1866 г. - в войне с Пруссией. Главным победителем из этой войны вышел Пьемонт - небольшое к оролевство на севере Италии, боровшееся за освобождение и объединение всех итальянских земель в одном национальном государстве. Нанесенное Пруссией поражение, перечеркнуло амбициозные планы Вены объединить вокруг себя все немецкие земли и добиться гегемонии в Европе. С провалом этого курса Австрия перестала восприниматься как .немецкое. государство - это место твердо заняла Пруссия. Будущее австрийской империи зависело от поведения национальных элит - венгров, чехов и поляков. На протяжении 1860-х годов ценой заключения взаимовыгодных компромиссов, происходило их постепенное сближение с венским двором . В 1867 г., после достижения австро-венгерского компромисса, Австрия превратилась в Австро-Венгерскую монархию. Вследствие этого Галичина, Людомерия и Буковина вошли в австрийскую часть империи, а Закарпатье - в ее венгерскую часть. По Галичине Австро-Венгерский компромисс дополнялся Австро-Польским компромиссом, который расширил политические права поляков в крае. По условиям компромисса наместник Галичины обязательно должен был назначаться из польских аристократов, а в Вене польские интересы должен был отстаивать отдельный .министр Галицких дел.. Вся социальная, экономическая и образовательная политика были направлены в первую очередь на удовлетворение польских интересов. Как заявлял один из творцов дуалистической системы, австрийский министр иностранных дел граф Фридрих фон Бейст, . до какой меры могут существовать русины, остается в компетенции галицкого Сейма..

В 1861 г. был создан краевой сейм Галичины для решения вопросов местной жизни провинции. Он собирался раз в год во Львове на основании указа австрийского императора. Исполнительным органом сейма был краевой комитет. Выборы в сейм проводились по отдельным куриям, которые отвечали основным классам Галицкого общества: помещики, мещане, купцы и крестьяне. При первых выборах в сейм Галицкие украинцы получили 49 депутатских мест (46 избранных и 3 назначенных). Краевым маршалком (глава дворянства) центральное правительство утвердило князя Льва Сапегу, его заместителем митрополита Галицкого Спиридона Литвиновича. Чтобы Львов не потерял статус парламентской столицы, Леон Сапега, маршалок Галицкого сейма, предложил построить в городе специализированное помещение для работы депутатов. Это предложение было принято, но новое здание краевого сейма было закончено в 1873 , когда Сапеги во Львове уже не было. Сейчас там национальный университет им.Ивана Франко. Краевой сейм имел право законодательной инициативы по всем хозяйственным вопросам, которые касались нужд края , состоявшего из 81 уезда,30 из которых представляли Западную Галичину, населенную преимущественно поляками, а 51 уезд . Восточную, где жили в основном украинцы.

Члены Галицкого сейма принимали бюджет провинции, решали вопросы обеспечения войска, финансирования общественных зданий, благотворительных учреждений и т. д. Часто в хозяйственных вопросах политика провинциального Галицкого сейма была даже более жесткой, чем австрийского парламента. Так, Сейм ввел вдвое больший краевой налог на пиво, чем другие австрийские провинции. Налог на спирт, которого вообще не было в других регионах Австро-Венгрии, составлял 30-40 геллеров с литра (1 геллер . 100 австрийских крон; 1 австрийская крона равнялась 1,25 гривни).

В 1863 в Польше вспыхнуло новое восстание. Не осталась в стороне и Галичына. Повстанческий комитет Галичины возглавил сын князя Леона - Адам Сапега. Он принимал участие в боях отряда Антония Езьоранского с донскими казаками под Кобылянкой, за что попал во львовскую тюрьму. Тюремное заключение для него тогда было не слишком обременительным. Львовские панночки взяли на себя обязательства материального обеспечения узников, и те пили шампанское, закусывая марципанами. Но, несмотря на такие комфортные условия 18 февраля 1864 г. он сбежал. Уже в следующем году Франц Иосиф помиловал его. Повстанческая деятельность сына не отразилась ни на политической ни на хозяйственной карьере Леона Сапеги. Мало того, сам Адам Сапега через год после помилования стал членом палаты сенаторов австрийского парламента!

В Сейме Лев Сапега внедрил жесткую дисциплину, которая продержалась едва не до конца существования Галицкой автономии.

В 1867 году в компетенцию Галицкого сейма была включена также организация работы судебных органов, контроль за кадастровыми вопросами и привилегиями шляхты на производство алкогольных напитков. Но все местные правовые инициативы получали путевку в жизнь только после одобрения в Вене: сначала с правовыми актами знакомился премьер-министр, а затем он подавал документы со своими рекомендациями цесарю.

Лев Сапега пользовался огромным авторитетом среди украинских политиков и имел огромное влияние на руководителя первых народников - вице-спикера, епископа Юлиана Лавровского, который взялся внедрять .органическую. тактику князя Льва в украинскую политику. Юлиан Лавровский выступил на заседанию сейма 27 октября 1869 г. с предложением , подписанным 30 украинскими депутатами, о налаживании национального единства в крае. Это было предложение "содружества" с поляками. В третьем пункте предложения говорилось, что "Галицкие русины признают следовать, на основе существующих государственно-правовых отношений, к обеспечению своей национально-политической жизни и настройке взаимоотношений с поляками как согражданами корнаю, под условием полной автономии обеих национальностей, которую должен установить закон, под обзором национальным, политическим и церковным, прежде всего к отвечающему основам справедливости равноправия обоих краевых языков в школе, суде и правительстве"...

Юлиан Лавровский писал: "Должен в настоящее время заявить, что мы отставляем давнюю политику и вступаем на новую дорогу, не добиваемся разделения Галиции, но признаем наш край за общий, а в нем, на общем основании хотим дальше работать вместе". Для обеспечения успеха своему предложению, Лавровский подчеркнул, что он выходит из основ первого польско-украинского соглашения, заключенного на Славянском Съезде в Праге в 1848 г., но во многих пунктах отступает от него в интересах поляков. Он желает только двух вещей; "Одной есть равноправие, чтобы вы нас не полонизировали, а второй, чтобы вы нас не деморализовали..."

Лев Сапега и Юлиан Лавровский способствовали соглашению .Польского круга. с .Русским собором., благодаря чему украинский вопрос стал первоочередным заданием польской политики в Галиции. В августе 1868 Леон Сапега, как спикер Сейма, шлет письмо Императору(см.рис.), в котором требует внести следующие изменения в конституцию империи, которые предоставляли бы галичине большу автономию как в хозяйственных, так и в политических вопросах, а также предоставить возможность русинам Восточной галичины обучаться в гимназии и университете на своём языке и пользоваться им в государственных учреждениях.

После того, как Император попробовал отказаться принять предложения этого письма, князь Сапега подал в отставку. Франц Иосиф 1 отставки не принял, взамен согласился с основными условиями письма. Результатом этого были: согласие польского большинства сейма на украинизацию Академической гимназии во Львове, финансирование .Просвиты. и украинского народного театра во Львове из бюджета автономии...

Лев Сапега с сыном Адамом финансировали львовские украинские издания, в том числе и политический еженедельник .Основа. (1870-1872), который навсегда вошел в историю украинской журналистики.

Вместе они разработали положение, по которому их Сберегательная касса и Галицкое хозяйственное товарищество стали выдавать кредиты на выезд галичан в Америку. Так начиналась первая волна эмиграции 70 годов...

Третьего ноября 1861 года. Преддверие именин Кронпринца Карла Людвига. Венский вокзал готовится к важному событию - открытию железнодорожного соединения с Галицкой столицей. Утром 4 ноября торжественный эскорт прибыл в Перемышль. Состоялась замена локомотива. Новый паровоз, преодолевший нововведенный 100-километровый участок, назывался "Ярослав". В 10 часов по местному времени он отправился во Львов. Во Львове его уже нетерпеливо ожидали, "Gazeta Lwowska" писала : "После долгого ожидания приближается радостный день, от которого начинается и в нас регулярное движение на железной дороге им. Карла Людвига. Она непосредственно соединит Львов с целой сетью европейских железных дорог. С помощью железнодорожных путей Восточная Галиция объединится с цивилизованной Европой... образует путь, что проляжет от восточных границ Австрии вплоть до побережья Адриатического моря. Столица края, как и вообще Галиция отныне будут иметь доступ к увеличению активности промысла и облегченной торговли".

В октябре 1861р. Было завершено строительство вокзала во Львове. И хотя в этом достаточно стандартном сооружении было мало красивого, пресса на волне общего оптимизма выражала восхищение : "...что касается главного дома, то это - одно из наилучших сооружений в Европе... В будущем он будет служить отправным пунктом для четырех железных дорог: со Львова к Кракову, в Черновцы, к Бродам и к Томашову, которых общая длина будет составлять 110 миль". В Черновцы действительно скоро тронулись поезда (1866.), но уже не по колеи Карла Людвига. Железную дорогу к Черновцам проложило не правительство, а Лев Сапега. В 1864 он стал соучредителем союза Lemberg-Czernowitzer Railway Company Limited. Эта компания и получила концессию на строительство железных дорог в Галиции...

А Общество им. Карла Людвига все силы направило в направлении российской границы - к свободному городу Броды. Тяжелым это было время - 1860-ые годы - для монархии Габсбургов: поражение в войне с Пруссией 1866р., территориальные потери, растущие стремления народов империи на

самоопределение. Правительство не могло гарантировать акционерам железных дорог полного выполнения своих обязательств, и это не способствовало активизации железнодорожного движения, хотя объективно экономические интересы Галицкого края требовали обратного

В 1869 году 92-километровая линия львовские Броды достигла российской границы и 12 июля была торжественно открыта. Еще четыре года пришлось ожидать, пока не построили железную дорогу к Радывилову с российской стороны. Только 28 сентября 1873 года Галичина соединилась с Волынью, пока еще, правда, только железной дорогой. Но еще за два года перед тем Подволочиск был соединен с Волочиском, и это была первая колея, которая совместила Галичину с Восточной Украиной. Колея из Золочева на Тернополь и дальше к восточной границе строилась уже в совсем других, более благоприятных условиях, чем линия на Броды. Железная дорога Львов-Красно-Золочев-Тернополь-Подволочиск- Волочиск стала для Галичины первой действительно международной линией. Во-первых потому, что Австрия договорилась таким образом с Россией о соединении Львова с Одессой через Надзбручанский мост, а, во-вторых, потому, что линия эта следовала дальше на запад - через Краков и Вроцлав к Гамбургу.

28 декабря в 1870 г. железнодорожный путь получил Тернополь, 4 ноября в 1871 г. (опять на именины Карла Людвига) была открыта железная дорога к Подволочиска и Волочиска. Сбылась мечта тех, кто стремился соединить Черное море с Балтийским, начиная от Карла V и заканчивая акционерами общества: появилась прямая артерия Одесса-Гамбург. И была она в руках Галицкого общества. По ней перевозился подольский хлеб и скот, чешско-моравский уголь, продукты промышленного производства Австрии и Германии. Директор железной дороги Виктор Оффенгайм регулярно отчитывался кн. Л. Сапеге, что железная дорога приносит лишь убытки. Лев Сапега хорошо разбиравшийся в экономике, не поверил этим отчетам и подал на него в суд. Вена готовилась к громкому судебному процессу, который должен был заклеймить позором дух алчной капиталистической наживы. Следствие велось два года. Оффенгайма посадили в тюрьму, однако через год освободили под залог в один миллион золотых ринских. Уже сам залог подтверждал его махинации, поэтому ожидали, что приговор будет суровым. Однако суд, который длился несколько месяцев, превратился в философский диспут на тему .Честные дураки и мудрый вор.. .Идеалисты, - заявил Оффенгайм, - не построили ни одного государства, зато разрушили не одно, а железнодорожные пути моралью не построишь.. Такие заявления сделали Оффенгайма сверхпопулярным и до того пустой зал судебных заседаний, стала переполнять любопытная публика. Оффенгайм заявил, что стал жертвой государственного рэкета: во время выборов Министр торговли Банганс требовал от него денег в поддержку проправительственных кандидатов! Суд должен был вызывать на допрос Министра! Затем Оффенгайм обнародовал номера банковских счетов, на которые он перечислял средства. К такому .нахальству. респектабельные Венские чиновники-взяточники готовыми не были. К тому же Венская пресса опубликовала письмо президента высшего трибунала Гайна с инструкциями для судьи Виттмана, как засадить Оффенгайма в тюрьму. Судья Виттман 2 февраля 1875 года упал в обморок во время судебного заседания, когда ему предъявили статью об этом... Последнее заседание, состоявшее 27 февраля 1875 г., проводил судебный советник ╫ернет. Присяжные заседали шесть часов и, невзирая на сильнейшее давление со стороны правительства, оправдали Оффенгайма. Министр Банганс подал в отставку. Козлом отпущения решили сделать Сапегу и 19 марта того же года Император подписал заявление Льва Сапеги об отставке, написанное тем ещё еще в 1869 году в разгар кампании за расширение автономии Галиции. Тогда Император отказался принять ее, однако Венские чиновники сберегли этот документ, и Франц Иосиф удовлетворил просьбу об отставке с опозданием на 6 лет.

В те времена были другие понятия о чести и достоинстве, чем у нынешних власть предержащих. Князь Сапега стыдился показываться людям на глаза. Он уехал со Львова в своё имение в Красичине. Никуда не выезжал, никого не принимал. Отстраивал и перестраивал свой замок. Он и умер там через три года 11 сентября 1878. В 1944 его замок был разрушен.  После войны в  восстановлении замка поляки видели естественную потребность, связанную не с прибылью, а с Душой, как в восстановлении дома предков. Правда, после его восстановления в нём разместили лесной техникум, но студенты бережно относились к наследию Предков. Чтобы привести замок в такой вид, каким он был при Льве Сапеге, полякам понадобилось 10 лет и 30 млн. злотых . около 10 млн. долл., при этом найти деньги страна смогла только после 1996 года Сейчас в замке есть музей и гостиница, павильоны и залы, которые можно сдать в аренду, а во внутреннем дворе проводятся фестивали в честь Сапег. В настоящее время дворцово-паркового ансамбль в Красичине включён в число памятников Всемирного наследия.

Хочется к рассказу о Сапеге добавить эпизод из жизни его сына Адама Сапеги. На средства Адама Сапеги в 1887 году был воскрешен орган галицких украинофилов "Правда". Вначале его редактируют выехавший из России Александр Конисский и Иван Франко. Этот эпизод показывает разницу в понятиях о чести нынешних наших властьпредержащих и их банкиров-мародёров и Сапег. Сегодня власть, воюя за то, кто больше загребёт, прозевала кризис, а банкиры воспользовались им, чтобы отнять у людей последнее. Народ не молчит, протестует. Народ протестует, а властям это до лампочки! Вот я сфотографировал демонстрацию перед Львовским отделением банка "Украина"людей, у которых там украли все их вклады. Думаете, кто-нибудь из руководства банка вышел к народу с объяснениями случившегося? Думаете приехал кто-нибудь из обласного руководства? Никому не было дело до обворованных ими людей!

Когда-то такая же ситуация возникла во Львове в 1899 г., когда из-за краха Галицкой сберегательной кассы тысячи галичан обложили здание нынешнего Музея этнографии и народного промысла на проспекте Свободы. Вдруг к входу пробился дедушка с характерными чертами аристократа. Это был президент наблюдательного совета, связанного с Галицкой сберегательной кассой "Кредитного банка", князь Адам Сапега. Взволнованный князь обратился к людям с заверением, что он ручается всем своим имуществом за вклады галичан и готов немедленно начать возврат денег "Кредитным банком". И он действительно, своими личными деньгами расплатился со всеми, кто захотел снять деньги, вложенные в "Кредитный банк", основанный его отцом Львом Сапегой Вы можете представить себе в такой роли нынешних глав наблюдательных советов банков?

В свою очередь, сын Адама Сапеги, Краковский архиепископ Адам Стефан Сапега был человеком, Который первым обратил внимание на Карела Войтылу и определил дальнейший путь его жизни, приведший того в кресло Папы Римского Иоанна-Павла2...

менно за такие черты характера Сапег, в 1886 года Львовский городской совет принял решение переименовать часть улицы Новый Мир на улицу князя Льва Сапеги. В июле 1940р. Улица Сапеги получила название Комсомольской. В августе 1941 года, после провозглашения Украинской Народной Республики, администрация города вернула улице имя Сапеги. Но через месяц Стецько был отправлен в концлагерь, а улицу фашисты назвали .Фюрстенштрассе. (.Княжеская.). С июля 1944р. - она опять стала улицей Льва Сапеги, а с декабря того же года - улицей Иосифа Сталина, с 1961 года - Мира, с 1992-го - С. Бандеры.

С 1992 по 2001 я работал во Львовском сельскохозяйственном институте(с 1998 называется Львовский Государственный агроуниверситет). С 1991 года там так и застыли недостроенными огромные учебные корпуса. В 1998 пришёл новый ректор. Энергичный. Хозяйственный. Для того, чтобы новая Львовская власть отдала средства давно выделенные Киевом на завершение строительства, он установил перед учебным корпусом, который в далёкие годы был общежитием, где жил Степан Бандера, памятник ему. Пригласил на открытие памятника всё Львовское руководство. На этом открытии ректор и потребовал отдать институту, выделенные на строительство средства. В присутствие журналистов ведущих телеканалов, растерянное руководство города и области, поклялось, что все предназначенные институту средства будут отданы...

Стоит в Дублянах памятник Степану Бандере. В начале учебного года, в дни рождения его и смерти в дни официальных праздников, приносит к нему цветы молодежь и ветераны УПА. Приносят вождю, Герою Украины, смыслом жизни которого было: "Прольем крови по колина, щоб стала вильной Украина". Кровь пролили, но вильной и независимой Украину так и не сделали и нынче. Ведь свободу стране может принести только сильная экономика. Та, которую создавал в Галичине Лев Сапега...

Что же, Герою Украины положен памятник. Но почему же князю Льву Сапеге, который столько сделал для Львова и Галичины, нет, не то что памятника, нет даже памятной доски, ни во Львове, ни в Дублянах. Только на стене музея истории агроуниверситета помещён портрет его основателя. И больше ничего...

А ведь это его должны благодарить галичане за то, что Галичина уже до первой мировой была равноправной составляющей европейских Держав


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
303030  2012-12-16 12:15:11
Юзеф 111
- Адам Сапега- спонсор археологических раскопок в пещере Вертеба в Бильче-Золоте. Где найтьи портрет Адама Сапеги?

303035  2012-12-16 17:07:20
ВМ /avtori/lipunov.html
- Не тот ли портрет вы ищите: http://s54.radikal.ru/i146/0901/62/393dc1a431da.jpg

А сайт: http://joanerges.livejournal.com/597113.html


Rambler's Top100