pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

|

Буревестники с Болотной

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Критика
28.XII.2005

Владимир Сыромятников

СЮНЬКОВ - русский ветер

 

Я, как и некоторые мои друзья, иногда думал, что не люблю поэзию. Так казалось, из-за того, что мне подсовывали стихи графоманов или чуждых мне "гениев", годами и десятилетиями созерцающих свои пупы.

"Бездарность входит в антологии,

Бездарность гонит тиражи.

Не угадаешь в книжной пачке,

Как не испытывай на вес,

Какой процент духовной жвачки

Из праздно сказанных словес...".

 

Но вот я открываю томик Пушкина - "и не могу, читаю до конца". Жалею, что не творит он нынче. Недаром великий Андрей Платонов написал о Пушкине в вековую годовщину его подлого убийства русофобами статью "Наш товарищ Пушкин". Платонов восторгался творчеством Пушкина не непосредственно, что проделано до и после него тысячи раз, а через восприятие русских людей: молодых инженеров, агрономов, лейтенантов - моряков. "Эти люди не нуждаются в рекомендации Гершензона...", как читать Пушкина. Платонов сопоставлял с Пушкиным Стаханова, паровозных машинистов - кривоносовцев, любого "передового изобретательного человека" по отношению его к творческому труду и в первую очередь - писателей.

"Универсальное творческое сознание Пушкина после него не перешло ни к кому". Даже великий Гоголь, чьего Тараса Бульбу до сих пор ненавидят русофобы и продолжают любить всё новые поколения патриотов, (например, наследник русского престола в изгнании Георгий Михайлович Романов), даже Гоголь не обладал необходимым ясным пониманием России. "В "Мёртвых душах" Гоголь изобразил толпу ничтожеств и диких уродов: пушкинский человек исчез". Вот к какому критерию для литератора пришёл русский гений Андрей Платонов в 1937 году! Недостаточно быть даже таким русским писателем, как Гоголь. Нужно ещё правильно понимать интересы своего народа и страны, как Пушкин! И, действительно, русофобы воспользовались шутками Гоголя над описанными им случаями.

Но, я намерен высказаться о живущем нашем современнике, более того - о действующем, как вулкан, я - об авторе вышеприведённой поэтической цитаты, о Геннадии Константиновиче Сюнькове. Сюньков пишет много. Одна за другой выходят его книги. Он - председатель Самарской региональной организации Российского союза профессиональных литераторов и первый заместитель главного редактора одной из старейших самарских газет "Волжская Заря". Его политические и культурологические эссе полюбились гражданам Свердловска (Екатеринбурга), русского Сурожа - Таврии - Крыма, Самары.

По-моему русский язык Сюнькова так же прост и современен, как у Пушкина. Его стихосложение так же естественно при написании и восприятии. Его юмор так же добр к своим и непримирим к врагам. Конечно, мы не можем сравнивать и, не будем сравнивать их по значению для литературы, народа, - это сделают только потомки по сумме цитирования, известности, любви. Пусть не обижаются на меня искусствоведы, я же не сравниваю его с Мандельштамом или Бродским. Это нельзя. А роднит его с Пушкиным, Есениным, Клюевым, Маяковским, Твардовским скорее не форма, но смысл, глубокое проникновение в суть современной жизни народа, лирика, русский гуманизм. Он нам интересен. Его можно читать или слушать столько, сколько есть времени. К нему абсолютно подходят слова Пушкина: "Поэзия бывает исключительно страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни".

В 2004 году Сюньков публикует в газете "Волжская Заря" ежемесячно по полосе стихов (калейдоскоп). Это двадцать - тридцать коротких, как афоризм, действенных как пуля стихов. И вот пример из ноябрьского калейдоскопа:

Россия мне чарует очи.

О ней печалюсь дни и ночи.

Ужель и впрямь её судьба -

"Тысячелетняя раба"?

Как может подленький политик,

В ней не имеющий корней,

Не зная дел её великих,

Глумиться яростно над ней?

Увы, Россия, ты веками

Наводнена клеветниками,

Сегодня, как и в толще лет,

От них России спасу нет.

Вотще злословы! Трепещите!

Не впрок коварная игра!

Русь вечно будет под защитой

Десницы светлой бога Ра.

 

Очевиден творческий метод Г.К.С.: обобщение существующих фактов, до самых их корней в прошлом, художественный диагноз и прогноз. И он совпадает с методом русского реализма.

Геннадий Константинович разузнал, что основа его фамилии Сюнь по-китайски ветер. Талдычат о необходимости для русских людей толерантности. "О чём мой милый на ветру поёшь ты белому (от седины, Авт.) Владимиру?" Да русские самый толерантный народ на свете! Но, вдруг искусствоведы в штатском и без пейсов откажут Сюнькову в русскости? Как они уже делают с Пушкиным, Далем, Лермонтовым, Фонвизиным? Действительно, на одной фотографии левый глаз у него - скорее китайский. И вот я, помня о великой Сунской империи, стал искать ханьских предшественников Сюнькова. И точно, был среди плеяды "восьми великих" сунских литераторов такой Сюнь. Только не "ков", а Су Сюнь (ж. "Иностранная литература",1975,.4). Сюнь и его жена урождённая Чэн прививали детям идеалы бескорыстного служения отечеству, учили быть непреклонными в борьбе со злом и несправедливостью, предпочитать честь и долг. В результате сын Сюня Су Ши и дочь Су Сяо Мэй тоже вошли в восьмёрку великих литераторов сунского периода.

Интересно было узнать, как темы, которые поднимает Сюнь ков, волновали их 1000 лет назад. Су Ши: "...Порыв ветерка (Сюнь ка, Авт.) во дворец у пруда Донёс уловимый едва аромат. И полог расшитый На миг приоткрыл, И месяц успел Этот миг подстеречь. На ложе она не спала до поры, И пряди волос её падали с плеч. Вдруг вся встрепенулась. Я руку ей дал...". А вот, Сюнь ков: "Мне так сегодня суждено - Почти на небе поселиться, Вплывает облако в окно, Чтоб сквозь другое удалиться. И сам я в эти облака вхожу легко и простодушно, Я их хватаю за бока, чтоб сотворить из них подушку. И ты лежишь на ней.... И я твоих касаюсь ног Разгорячёнными губами ...". Или: "Сегодня так же как вчера волнует линия бедра, А может быть ещё сильней Меня сегодня тянет к ней...". Или: "Да, о любви пишу я скупо .... Любовь со мной и вы поверьте - Лишь ею полон каждый час, Но я любовь и нежность сердца Не выставляю напоказ". Не нужно думать, что понятие "любовь" за 1000 лет не продвинулось: "В небе звёздочки мерцали, Месяц ластился к трубе, С золотыми огурцами Было платье на тебе. Поступил я некрасиво, как строптивые юнцы, Изловчился и в крапиву Полетели огурцы. Мы с тобою их в крапиве Собирали до зари, Росной влагою кропили Капли наши волдыри".

Мой друг Владислав Петрович Скобелев - писатель, великий знаток литературы, истории и многого прочего ещё где-то в 1970 году учил меня: "в поэзии ведь всего две темы - любовь и "Я". Я протестовал: а гражданственность? а сатира? а история? и т.д.? В ответ краткое: "В поэзии ничего больше нет". Позднее он как-то не настаивал, а я, наоборот пришёл к этой формуле - ведь в "Я" по Скобелеву входит и гражданственность, и интонации поэта, и его видение любых явлений и... созерцание своего пупа. А любовь выделена отдельно, как самое лучшее, необходимое, полезное, продуктивное, как самое высокое, нравственное чувство. Но, внезапно ушёл мой друг, и осталось без объяснения его определение.

А вот как Сюнь Ков соединяет любовь с "Я", посмотрим в продолжение "Линии бедра: ... Меня сегодня тянет к ней. Но за окном - восстанье масс, И мне слышны обрывки фраз: "Не время нежится вдвоём. Вставай поэт, взорлим, вспоём! ... И коль ты вовсе не баран, забудь про линию бедра. Мне клич народа сердце рвёт, - Народ умеет подстрекать, - Пиита долг меня зовёт Туда, в пучину баррикад. Но всё ж на кончике пера, ... Всё чётче линия бедра ...".

Сюньков полон жизни, полон страсти и огня. Но разборчив: "Вы может, будете смеяться, Но я готов кипеть в котле - Ко мне примчалась марсианка, как будто ведьма на метле. Поверьте слову правдолюбца, Что не лукава эта речь: Она глазами, словно блюдца, Меня отважилась завлечь. (По Мариенгофу, и у Изадоры Дункан глаза были похожи на блюдца из синего фаянса, Авт.). Хоть я не бегаю от девок По зову тела моего, Но от её бесстыжих зенок Не шевельнулось ничего .... Ведь мне не надо марсианки. Я знал заранее ответ: Красивей нашей россиянки Во всей Вселенной женщин нет". Разумное и не самое сложное самоограничение.

Сюньков часто иронизирует и в том числе над собой. Но в рассуждениях об интересах, правах участников, партнёров любви он серьёзен и уважителен: "Расстаться с женщиной. Уйти. Трудна с собой борьба, Когда стеною на пути Встаёт её судьба. ... А где - то женщина ждала Решенья моего". Это из прошлого нашей страны, в которой "секса не было", но была любовь.

Вас может быть, раздражают мои вольные изъятья? Но всё, что я хотел бы, невозможно процитировать. И потом, я считаю, что смысл - всё, форма же только кое- что. Ведь "писатели формы" забыты, а "писатели мысли, жизни" отобраны, стали классиками. И я не первый так думаю: "... не тот поэт, кто рифмы плесть умеет И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет. ... Певцы бессмертные, и честь и слава россов, Питают здравый ум и вместе учат нас, ... (А. С. Пушкин)". И Сюньков, кстати, чувствует то же: "Была бы честность отношенья Поэта к миру и к себе. И пусть порой метафор мало, Важней какая в слове суть, Чтоб это слово к цели звало И к ней указывало путь" (Платформа). Да ведь и при переводе, например, с китайского языка форма неизбежно почти целиком пропадает...

Где же почва, гражданская привязанность нашего Геннадия Константиновича? "Пробилась первая трава - Зелёная, парная, Вот выйдут в поле трактора, И будет посевная. Апрельский день сквозь дым веков По всем российским весям Разносит гомон мужиков и эхо бабьих песен". Наблюдение? Любование? Гордость за свою принадлежность? Да. Но не ради этого "скрыпит" его перо: "Просохли стёжки у полей, Но их судьба плохая - Их пахарь несколько недель В хмелю, не просыхая". Су Ши: В Дунпо изрядно выпил этой ночью, А, протрезвев, ещё себя уважил". Или: "С пьяной моей головы ветер повязку рвёт, Гонит волны реки, И в них ныряет луна. Я правлю в обратный путь". Или: "Протрезвев, я оставил причал ...". Но это же наш пахарь! Он так же отлучён, изгнан, не знает, как быть. Его привычная общинная жизнь разбита. Во власти он не видит своих! Сюньков, "Чужие": "Пришельцам родины не нужно, Пришельцы выживут везде, Им утомительно и чуждо Любить страну свою в беде, Мечтой о родине согреться, принять душой её привет, О ней заплакать кровью сердца, Но у пришельцев сердца нет".

Но, вообще-то Сюньков беспощаден к пьянству. В первую очередь он спрашивает со своих коллег: "...Кричат о гибели России. Да оглянитесь на себя ... А ваш талант и интеллект Растрачен в стонах и попойках. Что толку, потешая зал, Грозить властям переворотом? ...". И о крестьянах: "Не от работы притомились - От безработицы спились".

Чего волнуется, страдает сын Сюня? Его родина сунский Китай ослабляется классовыми и межнациональными противоречиями. Он предвидит поглощение страны воинствующими и жадными кочевниками, что и сбывается через пару десятков лет. Именно это на столетия остановило развитие великого народа и государства Китай.

А Сюньков? "Холодный ветер вдруг подул, И тучи небо заслонили, И демократии разгул Грозит приходом тирании, ...". И он ясно видит инструмент этого процесса - это обман: "Но, в бездны тёмные летя, Мы, честь продав ни за полушку, Свободу ловим, как дитя Хватает острую игрушку". На эту "игрушку" - свободу ловят русский народ не впервой. В 1917 году "Приказ .1" Временного правительства подписанный, отданный известным сионистом Наумом Соколовым уничтожил дисциплину в армии. (Ю.М.Иванов, Евреи в русской истории, М. "Витязь", 2000, с.128). Известно сколько "свободы" оказалось в итоге на каждого из обманутых - умереть от своих или от болезней и голода. И это - вместо! Вместо такой выстраданной ими, оплаченной жизнями миллионов соотечественников - товарищей по борьбе и почти достигнутой победы!

Сюньков не знает своей родни дальше третьего поколения, но уверен, что предки всегда жили на этой земле: "... в полях и лесах окрестных - Всюду! - чувствую их тепло. Сколько предков моих безвестных В эту землю навек легло! ... Не с того ли земля - родная, что лежит в ней моя родня?" Ответим пришельцам и тем из нашей молодёжи, кого они сбивают с толку: с того самого! И это ответ глобалистам, которые подменяют вопрос своих притязаний на наши природные богатства и созданные за тысячелетия жизни народа ценности, вопросом глобального развития изобретений и науки.

Чувство сословного разделения (классовости) "Кто мой пращур? В рубище смерд он? Или князь?" ниже для него, чем чувство родового объединения и личной ответственности перед своим народом: "В мире том, где трудная Выбрана стезя, Где за всё, что сбудется, Спросят и с меня".

В древнем Китае веротерпимость была такой, что "каждый китаец - немного конфуцианец, немного буддист, немного даосист одновременно" ("Дух нации", А.А.Касьянов, с.638,"Ростиздат", 1999). А ведь основой учения Конфуция, наряду с гуманностью, справедливостью и уважением к старшим, было ещё и - почитание государственности, и необходимость "дать каждому то имя, которому он соответствует". В нашем случае с Сюнь ковым это настолько поразительно, что заставляет вспомнить мысль В.Высоцкого о реинкарниции: "...родишься вновь..." поэтом. А если был каганом ты, родишься олигархом? Мы, конечно, не верим в существовании материальной реинкарнации, но преемственность духовной культуры человечества - налицо. Духовная реинкарнация - есть метод развития культуры. Причём главным является принадлежность к определённой части философии и образу жизни.

Сюнькова и его, например китайских предшественников, объединяет нынешнее понятием "ессейство". А к нему относятся кроме выше названых конфуцианства, буддизма, даосизма ещё православие, русская идея, мусульманство, брамаизм, ламаизм и моизм. Последнее - учение Мо-цзы (479 - 381 г.г. до нашей эры) интересно нам тем, что перестройщики умудрились нарушить, выкинуть сразу все три его бесспорные постулата государственности: опыт предшествующих поколений, мнение народа и практическое применение знаний в управлении страной. Всё эти постулаты всегда присутствовали и в русском государстве. И когда 10 библейских заповедей были, с некоторой модернизацией внедрены в советском обществе, это была реинкарнация - развитие человеческой культуры. А когда ельцинизм принёс в русскую Евразию корысть, эгоизм, цинизм, жестокость, предательство, торжество глупца, вора и хама, тогда это была реинкарнация Дьявола.

Во всех философиях, объединяемых понятием ессейства, главным приоритетом жизни является общинность. Её суть, развитая в русской идее - нравственность действий каждого человека и подконтрольность снизу избираемого руководителя, приоритет общественных интересов над личными и уверенность в том, что мир, общество не обманет, но защитит. Сюньков идею не раскрывает, не пропагандирует, но констатирует наличие основных её компонентов в жизни России: "Душа Руси проста, как речь, В беду и в радость - нараспашку. Но вот она булатный меч Вложила в руки землепашцу. Я в битве жизнь отдать клянусь, чтоб через сотни поколений Никто тебя, родная Русь, Не смог поставить на колени". (Мамаев сон). Или ещё: раненный русский воин привлёк внимание Наполеона: "Утешься, смерд, ведь с колыбели Известна ратников судьба: ... Не всё равно ли - где истлеть? Понятье родины условно, Когда по спинам ходит плеть. Плебеям рабство суждено. И впрямь, кому придёт охота В рабе увидеть патриота? ... Но будто вздрогнула гора, - И конь тревожно выгнул выю. И дружно грянуло "Ура! Вперёд! За матушку Россию!". ... Смерд умирал, но знал такое, Чего не знал Наполеон". Сюньков не называет разницу мировоззрений Наполеона и рядового русского. А люди, не знающие или отрицающие отличие их философии развивают сказку о загадочной русской душе и даже отождествляют её с чудачеством. Они не понимают, что самоотверженная любовь русских к Родине опровергает их сказку о рабстве на Руси. То, что для русского государственность, любовь сограждан, то для саддукеев и фарисеев помеха в эксплуатации русских, "совковость", "тоталитаризм". Более того, напавшие ныне на Россию саддукеи (термин объединяет католицизм, масонство, фашизм) и фарисеи (термин объединяет иудаизм, протестантизм, гуманизм) твердят непрерывно по всем СМИ, что русским нужно, пора думать каждому только о себе! "И тогда всё у нас получится". Не получилось у Мамая, не получилось у Наполеона, не получилось у Керенского, Троцкого и Гитлера. Не получится и у США с соросятами.

Идея общинности была у руссов задолго до введения православия и не увяла при социализме. И в социалистическом обществе "...принятая православным народом коммунистическая идея очищалась (...) от протестантско-меньшивистских, иудаистко-троцкистских и других наслоений и развивалась в русле Русской идеи. ВЕРА, ОТЕЧЕСТВО, НАРОД". (А.А.Касьянов, Дух нации, стр. 616). Сюньков чувствует и это: "Там, за сосновым краем, Во времена Хрущёва, Была мне сущим раем Барачная трущоба. О как всё было близко Для сердца в том бараке .... Ударившим радушно ладонью о ладонь, Последнюю горбушку - Зашедшим на огонь, ... здесь нас привечали, Вводили в мир большой Горячими речами, Открытою душой. Садились мы и ели И спорили ещё. И плакали, и пели - Нам было хорошо". (Перекрёсток вечности, "Таврия",1988г.).

Диссиденты сконструировали из понятия барак - трущоба понятием "хрущёба". Это не только враньё, но - диверсия против здравого смысла, против послевоенного поколения строителей страны. Кстати, Сюньков в это время работает вместе с Ельцыным над переселением народа из трущоб - бараков в прекрасное по тем временам жильё, но которое хуже, чем позже построенное - ведь типовые проекты улучшались каждое десятилетие. Сюньков работает - в многотиражке домостроительного комбината, где Ельцин был директором. Мы построили сотни таких комбинатов. На такие должностишки попадали, чуть ли не сразу после строительного института, но за ту работу Ельцина можно было уважать. Их сотрудничество длилось около двадцати лет. Ельцин ушёл с ДСК делать номенклатурную карьеру, а Сюньков редактировал подведомственные ему газеты. Сюньков вырос в пророка русской идеи, а Ельцин, изменив русской идее и, сам, похоже, того не понимая, сдал русское государство и народ русский под владычество фарисеев.

Духовность - важнейший постулат русской идеи. Она заключается в отрешении от низменных интересов - меркантильности, эгоизма. В стремлении к внутреннему совершенствованию, к высоте помыслов, целей, к благости, незлобивости, прощению. В любви к труду, правде. И этими качествами проникнуто всё творчество Г.К.С.. Если он прямо не обращается к одной из этих тем, то - обращается опосредованно, критикуя антидуховное, сатанинское. "Когда фальшивые уста Морочат людям головы, Я знаю: истина проста, Как боль, как чувство голода. ... В ней пот работы, пыль дорог, В ней нет иллюзий розовых...".

Сюньков видит противоречие в идее всепрощения. Ведь: "... Зло выбирает разный путь, Чтоб превращать людей в гонимых, Чтоб чью-то жизнь перечеркнуть. О сколько их незащищённых не состоялось, не сбылось Из-за завистников лощёных, В чьих мелких душах - только злость". И потому "Великодушие преступно, покамест тёмный рыцарь зла так и спешит добро пристукнуть, Швырнув кирпич из-за угла". Вместе с тем идеология Сюнькова далека от провокационных идей о новом витке мести ("последний вагон на Север" Жириновского), о продолжении гражданской войны. И вот новая метафора перестройки: "Рубили лес. Летели щепки. На землю падали стволы. И птичьи стоны были тщетны - Холмы и выемки голы". И Сюньков прощает этих недругов своей страны? "...я без недруга и друга, как в море чёлн, Как в поле куст".

Думаю, что метафора - "кирпич" не случайный аргумент в арсенале Сюнькова, знающего многое о том, как оболгали современное механизированное, заводское строительство жилья, как ельциноиды, во главе с неизвестно откуда взятым Ефимом Басиным, прославившимся лозунгом "Кирпич всему голова" разрушили современную стройиндустрию и тем опустили строительный комплекс страны на 40 лет. "И быть нам бдительнее нужно, Но ... что имеем, не храним". Эту же метафору применил наш общий друг Народный художник России Валентин Захарович Пурыгин в своей знаменитой работе "Эксперимент" (1992 год), где показано, как в процессе "перестройки" русскому человеку вогнали в голову кирпич.

Стяжательство считается тяжким грехом во всех ессейских религиях и учениях, - в том числе в православии и в русской идее. "Собирала камушки и злато, Превеликой грешницей была (догадываетесь о ком это?) Положили в смертную палату С видом на кресты и купола ... ". Перед смертью она, глядя на символы православия, понимает глупость и несостоятельность, любезного фарисеям и саддукеям, стяжательства.

Кто-то, когда-то, вроде бы сказал, что китайский дворник в двенадцатом поколении может быть или обязательно будет кровным родственником английской королеве. И это смешение "по морям, по волнам...". А у нас в Евразии монголы то в 1127 году захватывают сунскую столицу, то через несколько десятков лет - нашу Русь святую! Хочешь, не хочешь, а сюнь - ветерок задувал под подолы на радость идеологам нынешнего завоевания России путём "второго смешения народов". Сюньков не конструирует ситуацию, как это делают романисты. Он наблюдает нас и обобщает явления, происходящие с нами. Вот, например, он сопоставляет свою статистику "пятой колонны": "Легионы полукровок Нос суют во все углы И от тайных тренировок часто скрытны и подлы. Где в одно вместилось тело половинки от двоих, даже звёздная система не рассчитана на них. ... И несут они, как знамя средь словесной их лапши Расщеплённое сознанье и раздвоенность души". Сюньков видит, что это не только глупость молодых людей, но стратегия борьбы и предупреждает, что "Полукровки и восьмушки непременно победят. И тогда, как говорится, От экспансии извне Каждый волен раствориться В черноте и желтизне". Но рано радуются либердемократы и демолиберы. Русские мужики и бабы и русская культура всё исправляют. "Негр" Пушкин писал брату Льву: "Не забудь Фон-Визина писать Фонвизин. Что он за нехрист? Он русский из перерусских русский". Это качественное наблюдение, а количественное? В Косово, на Кавказе, на любом "русском" базаре, во многих русских деревнях, в Голландии, к сожалению, сегодня подтверждается опасение Сюнькова.

В чём противоречие? Каково же национальное сознанье Сюнькова? Оно сформировано в Советском Союзе как интернациональное "толерантное". Вспомните, что говорил нам русским директор цирка из кинофильма "Цирк": пусть рожают чёрненьких, жёлтеньких, даже в крапинку. И русские залы встречали это без возражений. Но ведь тогда немыслим был нынешний бедлам. Сюньков в сборнике "Звёзды над бездной" (стр. 128, Самара, 2003) рассказывает: "Совсем случайно встретился Мне парень молодой. Черняв, глаза весёлые, улыбка широка". Подружились: "Я знал: придётся туго мне Иль будет пуст карман, То нет вернее друга мне, Чем Изя Финкельман. И я, не в жертву Бахусу, Нисколько не хвалюсь, Последнею рубахою С ним тоже поделюсь". Вот такой цирк. Это ответ нацистам, которые по крови определяют свою государственную принадлежность - право на переезд в Израиль, или бесплатное обучение там, чтобы вернуться в Россию начальником. А так же финансирование единокровными банкирами во время приватизации скупки ваучеров и акций, что позволило завладеть по символическим ценам создававшимися столетиями русским народом богатствами.

А русским они отказывают в праве объединяться для самозащиты, называют их придурками, анаэробными бактериями, неспособными жить в условиях "кислорода свободы". И Сюньков не проходит мимо фактов расового объединения для расовой политики. От лица обвиняемого в антисемитизме Махно, в обращении к товарищу по каторге, по взятию Перекопа - Фрунзе, Сюньков разбирает этот вопрос: "Не был я кротким! И - не в укор - Верил за Троцким В красный террор .... Хлеб Каганович Чисто подмёл. Не восстановишь Вымерших сёл. Близится время Схватки иной: Будут евреи Править страной В яростном свете Красных знамён - Блудные дети Смутных времён. Хуже монголов Эта орда. Массовый голод, Горе, беда .... Чуждой элитой Загнанный в гроб, Вымрет великий Русский народ". Не для мести, не для национальной розни приводит Сюньков неопровержимые факты прошлого. Он делает прогноз, что без национального ответа - национального объединения русские не выживут. "Опять за горами Стучат топорами... Ужель кто-то хочет На поприще ратном Проверить на прочность Сынов Коловрата?". Иными словами, у Сюнькова, как и в Русской идее нет расовой нетерпимости, но есть чувство необходимой обороны против изменения государственности Родины в результате расовых нападений. И это не только справедливо, но и не противоречит документам ООН.

Геннадий Константинович не "тарантинит из под стен", но откликается на все вопросы, которые сегодня волнуют граждан страны. Отношение к истории ВОВ - "Наше прошлое от скверны Очищает только смерть". О своём отце: - "За то, что сделать ты не смог, С тобой мы вместе постоим". Об уходе Москвы из страны в либера-зм: - "Москва - подобие вертепа Плодит вселенское жульё. И возражать уже нелепо растленной хищности её". О подмене насущных тем жизни богоискательством - "Иные миры". О мудрости пожилого поколения - "Ошибки". Не раз Сюньков принимается за мысль о всесилии порока "А цель даётся только хитрым".... Г.С. задумывается над методами, инструментами поэтического мастерства. Некоторые поэтессы наводят его на печальные мысли, что их стихи "... что рукоделье, Хоть вязь её словесная тонка, Но все её высокие идеи Не выше возбуждённого лобка. ... как забыть о казусе таком: Сегодня вся поэзия мужская заговорила женским языком". Вспомнилось, что и журналистика, особенно на телевидении теперь такая же. Понятно, что это один из приёмов либералов - отдать прессу для отклика на их "художества" женщинам. Красавицы отвлекут....

В "Литературной газете" прошла многополосная дискуссия о поэзии. Что ж пишут? Вспоминают, кто кого рекомендовал в союз, кто у кого был семинарским руководителем, кто кого и как назвал в очередном "обозрении поэзии". Как можно обозревать, распределять, ранжировать поэзию? Среди пререканий, обвинений, брюзжания тонет истина: "Сегодня наша поэзия ... становится символом сопротивления, нарастающего в стране, которая стала полигоном для новых бесчеловечных экспериментов. Это сопротивление России тем, кто желает сделать её "не Россией" (Станислав Золотцев, "ЛГ",44,2004). Не вспоминали, не задействовали Сюнькова. Но ведь именно его поэзия уже стала символом сопротивления!

Нынешняя российская литература, заполняющая полки магазинов, находит читателей в либеральной интеллигенции. Богатая элита и бедные бюджетники, желающие хоть чем-то прикоснуться к сытой жизни, читают измышления диссидентов о том, как их недооценивали при "ужасном и неэффективном социализме" и всевозможные запугивающие и дезориентирующие выдумки о нынешней жизни, отвлекающие от настоящей действительности. Можно показать, что по целям эта литература близка дворянской помещичьей литературе 19 века. Но она имеет буржуазные отличия, а в культурном и патриотическом плане неизмеримо ниже. Она обслуживает правящий класс и отвлекает угнетаемых. Нет нужды подвергать её какому - либо разбору. Она нуждается только в кратком определении или ярлыке. Закончить данный разбор лучше всего подходящим анекдотом. Бывшие комсомольские функционеры обсуждают текущий момент:

-"Мы вписались в новое мышление, у нас есть всё, всё, всё. Пора подумать о людях!"

-"Ты прав, душ по сто - на первое время достаточно...".

А вот современная протестная литература напоминает революционно - демократическую литературу 19 века. И понятно, почему - ведь история России сделала круг. Понятно, что про революцию мы знаем гораздо больше, чем те, кто готовил её в 19 веке. Мы что называется "наелись". Понятно, что термин "демократия" на наших глазах извращён. Ельцинские "демократы" сработали революцию не только вопреки воле демоса и против его интересов, но и затоптали истинную демократию русской общинности, сохранённые и в СССР её коллективистские, государственнические, патриотические основы. Поэтому вместо термина революционно --демократическая литература придётся применять другой термин. По смыслу лучше всего подходит "защитная литература". Не нападая на угнетающие классы или нации, она разрабатывает идеи защиты угнетаемой части коренных народов России. И всё это раньше нас понял, так как уже воплотил в своих произведениях Г.К.С..

В 2000 году опубликована книга "Братва слезам не верит". В ней Сюньков дал своё видение процессов произведённых в России в 90-е годы. По форме это мистерия-буфф или анекдотическое изображение социально - экономических процессов. И с известной нам мистерией Маяковского её объединяет общность послереволюционного разора, разброда и нелепицы. А по глубине проникновения в суть явлений книга может быть скорее сравниваема с исторической сатирой М.Е.Салтыкова - Щедрина "Историей одного города". Посмотрим хотя бы только по фразе из некоторых глав "Братвы...". Реплика Эдуарда Тополя: "Если в кране нет воды, Не расстроится мужчина Из-за этой ерунды. ... За металл идёт борьба. Там жара, как будто в печке, Но набилась, как плотва, В эти тёплые местечки Местечковая братва. И опутала бедою Наш доверчивый народ, Перекрыв ему с водою Заодно и кислород". Ария Григория: "Яблоко в стране - Такое чудо". Президент: "Широка реформ моих программа, Много в ней невиданных чудес...". Куплеты Константина Эрнста: "Под музыку Вивальди ... Прыщи уничтожайте, лосьоном "Клеросил". Ария Дуняши: "Я Ельцина узнаю по походке...". Монолог президента: "Я спросил у Ясина: "Где страна любимая? Долго Ясин искренне Смеялся надо мной...".

Нет сил остановиться, но пора и мне что-то сказать. Сколько мы ни пишем в газетах: "Не халва! не халва!!" - народ всё никак не плюнет. А наоборот, выбирает полный парламент этого... - своих врагов. А ведь Михаил Ефграфыч С-Щ исследовал причину этого явления. И установил, что путём "ползучего эмпиризма", традиционного дворянского реализма, рассматривая внешние признаки и поступки людей, а не ту внутреннюю историю, которая послужила подготовкой для них, найти правду или "достучаться" до читателя не удаётся. Салтыков-Щедрин нашёл выход - разрыв со "здравым смыслом", который ограничивает реальность видимым и осязаемым и замена его более гибкой и широкой категорией необходимого. "Я пользуюсь всяким ... намёком, всяким минутным излиянием и с помощью ряда усилий вступаю твёрдой ногой в храмину той другой, не обыденной, а скрытой действительности, которая одна и представляет верное мерило, для всесторонней оценки человека" - пишет он в "Помпадурах и помпадуршах" (Собр. соч., изд. Гослитиздат, т.9 стр. 205). Метод щедринского реализма - ловить действительность "на полуслове". Сюньков мастерски пользуется этим методом. Его "Братки..." - гомерический хохот над мрачнейшей эпопеей политических интриг. "Русский реализм" появился в результате теоретической работы Салтыкова - Щедрина, опубликованной в основном в "Помпадурах и помпадуршах". Щедрин использовал уже сложившиеся понятия "старый реализм", он же "дворянский реализм", которым оперировали тоже русские люди Добролюбов и Чернышевский и "революционно- демократический реализм", который при них только нарождался.

В отличие от созерцательного "дворянского реализма", щедринский реализм содержит понятие "тип", "типическое", выясняет функцию преувеличения (фантастическую), гротеска. И, наконец, разрабатывает понятие и метод "правдивость неправдоподобного". Щедрин использует его для анализа русской действительности для изображения "среднего человека", человека "толпы". Возможно, поэтому и называют разработанный Салтыковым-Щедриным реализм русским.

Русским реализм Щедрина его называют ещё и потому, что на смену ему в русской жизни насаждался эклектический "идеалистический реализм" В.Г.Короленко и французский натурализм, борясь с которым Щедрин иллюстрирует его на буржуа, которому "ни героизм, ни идеалы уже не под силу". Именно для перекормленных буржуа создана натуралистическая литература, которая "...главным образом интересуется торсом человека и из всего разнообразия его определений с наибольшим речением, останавливаются, на его физической правоспособности и любовных подвигах". "Мы (русские, В.С.) включаем в эту область всего человека, со всем разнообразием его определений и действительности" (Салтыков-Щедрин, "За рубежом").

Нужно отметить и новый аспект формы, который приближает произведение Сюнькова "Братва..." к оперетке, мюзиклу. Действительно, большинство текстов начинается со слов вошедших в обиход песен и далее идёт в их ритме, что позволяет прочитывать этот текст, вспоминая определённую музыку. Это готовое произведение для небольшого коллектива поющих актёров. То, что музыка не создана автором, а подобрана, совсем не снижает потребительскую стоимость произведения. Авторы музыки ничего не теряют от этого цитирования.

Продолжая тенденцию и пользуясь тем же методом, Сюньков пишет поэтическую

эпопею "ТРИДЦАТЬ ТРИ НЕСЧАСТЬЯ,

или

ОТКРОВЕНИЯ ЧИСТО КОНКРЕТНЫХ ЖИТЕЛЕЙ БЛАГОСЛОВЕННОЙ СТРАНЫ

АБСУРДИСТАН, ПОВЕДАННЫЕ АВТОРУ В МИНУТЫ КРАЙНЕГО ДУШЕВНОГО

РАСПОЛОЖЕНИЯ".

Приведём некоторые названия и одно "откровение":

Рассказ бизнесмена Леньки Нахрапова о том, как

неправедно разбогател, но в душе остался пролетарием:

Когда Россию грабили, Работал я на "Кабеле"

И быть предпринимателем Совсем не помышлял.

Но все мои приятели -Уже предприниматели:

Кто в "челноки" ударился, Кто банком управлял.

Рассказ Севы Чернопупова о природе гениальности.

Рассказ Кольки Жеребцова, бывшего стриптизера.

Рассказ Фрола Лапотникова о кознях мировой закулисы.

Рассказ Рэма Буянова о женской логике.

Рассказ Васьки Козыря, как он за правду пострадал.

Рассказ бесконвойного Лехи Кузькина о превратностях

народной судьбы.

Рассказ амнистированного Тимохи Ксенофонтова о

презумпции невиновности.

И т.д. и т.п. Гуляет русский ветер Сюньков по просторам Евразии. Фактически это срез русской жизни. Нет тут, пожалуй, только русских инженеров. Да ведь нет их и в жизни. Они лежат в могилах или в лучшем случае ещё на диванах и ждут, глядя в телевизор, когда их перестанут оплёвывать, как главных совков - виновников того, что "мы делаем ракеты, перекрываем Енисей". Воруя, проедая, продавая, просто разрушая всё, что они создали, демагоги, менялы и компрадоры ещё и "несут их по кочкам".

Я не описал и сотой части впечатлений, возникавших у меня в процессе прочтения книг и газетных публикаций Сюнькова. То, что уже опубликовал Сюньков, будут долго исследовать и будет находить отклик в душах миллионов русских. Будет ли?

Сюньков и мы, читатели.

Почему в моей статье так много защитной тематики? Не предвзят ли мой взгляд и акцент? Не пора ли нам покориться безнадёге и слиться в экстазе с "работодателями"? Можно догадаться, додумать, но Андрей Платонов в книге "Размышления читателя" уже ответил нам! "Нет и не может быть на свете таких условий, чтобы глубокая, необходимая нужда народа осталась надолго без удовлетворения, чтобы сердце его билось впустую и чтобы душа его могла кормиться камнями демагогии и тщетными надеждами". Воспитатели душ - инженеры либерализма непременно скажут, что это он написал, изнывая от социализма. А вот и нет! Он не догадывался, что вернут капитализм, но, исследуя известный ему капитализм, он точно описал, предсказал нашу действительность: "...история переменилась, то есть вместо феодально-капиталистической цепи на народ была надета буржуазно-капиталистическая цепь; точнее говоря, эксплуатация усилилась, паразитический класс увеличился, народ, при росте внешних ложно-демократических форм общежития, на самом деле ещё более чем при феодализме, ушёл в свою жизнь, в отчуждение от эксплуатирующего его "общества", в духовное одиночество". Как точно! как современно!

Что же делать? Сюньков - признанный прозаик, за рассказ "Филька культяпый" его поставили рядом с Астафьевым и Распутиным и даже в начале 80-х годов готовились исключить из партии. Но серьёзная проза не быстро действует на народ, поэтическое слово сильнее всего объединяет массы. И Сюньков совершенствуется в поэзии, своим творчеством он подтверждает мысли А.Платонова: "...народ не остался одиноким. Интеллигенция, в том числе и писатели, никогда в России не были заняты обслуживанием лишь одних господствующих классов".

По моим наблюдениям стихи Сюнькова нужны, воспринимаются хорошо как минимум половиной сограждан. Тиражи его книг - по одной тысяче. Это когда же их смогут прочесть потенциальные читатели? Кто даст их в библиотеки, литературные собрания, школы? Как обратить внимание на Сюнькова, если даже многие современники Пушкина предпочитали ему Хераскова и Сумарокова? И Платонов ставит в пример Маяковского: "Подвиг его был не в том, чтобы писать хорошие стихи, - это для таланта поэта было естественным делом; подвиг его состоял в том, чтобы преодолеть косность людей и заставить их понимать себя - заставить не в смысле насилия, а в смысле обучения новому отношению к миру, новому ощущению прекрасного в новой действительности...". Маяковскому было легче, чем Сюнькову - он славил отечество, "которое есть, но трижды, которое будет" и имел за это гонорары, залы, доступ ко всем СМИ, Париж, Нью-Йорк и многое ещё.

Но Сюньков - очень русский ветер. И помочь ему должны мы все: имущие и неимущие, организованные в партии и объединения или не организованные. Нужно переиздавать, продвигать на радио и телевидение, рекомендовать, защищать, обсуждать, отзываться!

Чего же пожелать русскому ветру Сюнькову к 65-летнему юбилею, если он уже достиг уровня точного и всестороннего отражения поэтическим языком нашей жизни? Пусть не имеет он заслуженного дворца в Ницце или в Крыму. Пусть унитаз его не будет золотым и даже малахитовым, пусть не имеет он своей футбольной команды или стада чернокожих рабов, которых он обелял бы путём спаривания, как знаменитый американский демократ и либерал Джефферсон (Гор Видал, "Бэрр").

Но пусть русский народ узнает и оценит его не с опозданием, как было с нашими лучшими поэтами, а как можно скорей - немедленно, чтобы использовать его объединяющие мысли в своих интересах! Пусть Геннадий Сюньков живёт долго и творит на пользу и радость своему народу.

 

Владимир Сыромятников

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
266754  2006-01-22 16:51:25
- О Т К Л И К И На статью Владимира Сыромятникова ''Сюньков русский ветер''. Интернет. Критика 28.12.05 г.

Приятно удивлен. В наше время время продажных дельцов, вралей от литературы и искусства, падения общей морали, нравственности и культуры, массового оболванивания людей, грабежа, насилия и предательства интересов страны и простого человека, безудержного роста неравенства и пропасти между богатыми и бедными, оказывается есть люди и не просто люди, а выдающиеся поэты, журналисты, борцы за народное дело. И никто о них не знает. Ну что там тысяча экземпляров книг, что голос газеты ''Волжская заря'' с ее мизерным тиражом глас вопиющего в пустыне. Трижды спасибо Владимиру Сыромятникову за то, что он пытался в своей публикации раскрыть глаза миллионам людей и пожилым, и молодым, богатым и бедным на состояние дел в литературе в России и показать во всей красе поэта ХХ1 века. Его трудности, нищенскую жизнь и не сгибаемую волю. С Пушкиным, конечно не надо сравнивать. Разные века, разные судьбы, разные возможности. Не забывайте, что Пушкин был дворянином, относительно богатым человеком и ему не надо было бояться, что за крамольные стихи, которые власть побоится опубликовать, он останется без денег и будет нищим. А Геннадий Сюньков, за свои правдивые стихи может остаться без хлеба насущного и не раз уже так было. Спасибо Вам, Владимир, за добрые слова в адрес народного трибуна поэта, вожака, честного человека. Поэт и журналист Сюньков Г.К. делает доброе дело. Поклонимся ему. Константин Шаров, Участник Великой Отечественной войны, Полковник в отставке, 83 года от роду, г.Москва

266755  2006-01-22 16:52:07
- В захлеб прочитал статью Владимира Сыромятникова ''Сюньков русский ветер''. Надо же, как повезло Самаре! В городе поселился самобытный певец народного несчастья. Беден, но не душой, не сердцем, а деньгами. Нет у него дохода во многие тысячи рублей в секунды, как у губернатора Чукотки Абрамовича, но зато он щедро делится своими правдивыми честными обращенными к людям стихами и словом. Захотелось прочесть побольше, но где там? В библиотеках ничего о Сюнькове нет, в печати ни слова, средства массовой информации предали забвению талантливых, не известных широкой публике литераторов, болеющих за простых людей.. Спасибо тебе Владимир, что разглядел гения в серой толпе нынешних писак. Желаю Геннадию Сюнькову от всей души известности, народного почитания и удовлетворения своей работой.

Н.Пензев Военный пенсионер

266756  2006-01-22 16:53:20
- Мы, отдыхающие в социально-реабилитационном центре ветеранов войн и Вооруженных Сил прочитали и обсудили публикацию в Интернете Владимира Сыромятникова ''Сюньков русский ветер'. Восприняли мы ее с одобрением и воодушевлением. Нашлись у нас и люди, которые знают о поэте Геннадии Сюнькове чуть больше, чем в статье. Получился интересный разговор о нашей жизни, трегедийности современной эпохи и о мужественных русских людях, которые еще есть у нас в стране. Вот книга ''Братва слезам не верит'' о Борисе Ельцине. ''Вы скажете ушедшая фигура. А черта с два. Он и его клан (семья везде и всюду), своей дряхлеющей рукой Борис пытается задушить все честное в стране, подкупить. По его словам, не подкупных людей нет. А оказывается, они есть. Разве может он простить поэта за правдивые слова в свой адрес, ведь все средства массовой информации до сих пор выдают Бориса Ельцина, как выдающегося борца за народное дело. И сам он не раз сравнивал себя с Петром 1. ''Я как Петр 1 вздыбил Россию''. Да, вздыбил, только результаты у вас разные. После Петра Россия превратилась в могучее государство, а после вас в развалившуюся империю, которая, по словам министра иностранных дел Украины, тоже Бориса Тарасюка, доживает последние годы. У нас в библиотеке нашлось несколько книг, подаренных братом поэта. В частности, нас зажгла книга ''Звезда над бездной'', которая является своеобразным итогом его творческой биографии. Чувствуется, что поэт немало пережил и перечувствовал. Она своего рода энциклопедия российской жизни, пропущенное через сердце поэта.

'Когда однажды я из дома Умчусь на черном скакуне, Мои друзья, живите долго И вспоминайте обо мне. Своих знакомых соберите, Чтоб было тесно за столом, И говорите, говорите О том прекрасном, о былом. Хорошо прошел вечер. Прибодрились мы. И в то же время в раздумьи: чем мы можем помочь человеку поэту. Мы бедные, больные люди. Власти до нас нет дела. Денег у нас мало. Обращаемся к богатым людям России поддержите поэта-патриота-гражданина-человека. От имени 192 ветеранов В.Марков И.Сидорин Н.Пегов А.Некрасова Е.Серов

266757  2006-01-22 16:54:31
- О Статье В.Сыромятникова ''Сюньков русский ветер''

Статья нами была обнаружена в Интернете под старый новый год. По инициативе брата поэта Владимира, в Московском Доме ветеранов был подготовлен и проведен тематический вечер ''Неизвестные герои в современной русской литературе''. Вечер прошел интересно. У нас нашлось с десяток книг поэта, подборка за прошлые годы его публикаций в газете ''Волжская Заря'', а также есть несколько человек близко знавших поэта по прошлой жизни в Свердловск В.Пантелеев, в Крыму Н.Острый, в Самаре А.Елександренко. Все выступавшие согласы с выводами Владимира Сыромятникова и благодарны ему за попытку вдохнуть в мертвую писательскую среду и замиравшую общественную мысль новое слово, нового борца, нового человека. Мы вдвойне благодарны Владимиру Сыромятникову за то, что он нашел, увидел, оценил и попытался рассказать нам всем о хорошем, русском поэте Геннадии Сюнькове. И еще. Спасибо главному редактору газеты ''Волжская Заря'' Александру Муратову, что несмотря ни на что и даже под угрозой закрытия газеты продолжает поддерживать не только своего сотрудника Геннадия Сюнькова, но и понимает, что такие люди как Геннадий нужны России, за ними будущее. От коллектива В.Башкардин

267052  2006-02-23 07:45:20
Зиборов Александр Алексеевич
- ДРУЖЕСКАЯ РЕЦЕНЗИЯ МАГИЧЕСКИЙ КРИСТАЛЛ ЮМОРА Творчество Геннадия Константиновича СЮНЬКОВА

╚Без юмора русского таланта не бывает╩, - любил повторять король фельетонистов В.Дорошевич. Сказанное в полной мере относится к творчеству самарского поэта, журналиста и писателя Геннадия Константиновича СЮНЬКОВА.. У него есть немало лирических, философских произведений, но особенно лично мне симпатичен его самобытный, истинно русский талант юмориста. Я всегда думал (надеялся на это), что умру от старости, но уже при первом знакомстве с творениями Геннадия Константиновича у меня родилось ощущение, что могу умереть со смеху. Я считаю, что я и сам с смехотворными усами, немало натворил всего на поприще юмора и сатиры, но в данном случае мысленно снимаю шляпу перед этим юморных дел мастером нет, большим мастером, гроссмейстером. Окажись случайно под рукой чей-то чепчик, то я тут же бросил бы его в верх, восхищенно говоря: ╚Ай да Геннадий Константинович! Ай да молодец!..╩ Среди наиболее удививших меня его творений рифмованная проза. Само по себе сие большая редкость, а уж столь высокого уровня я просто никогда не читал, несмотря на весьма хорошее знакомство с смехотворным творчество юмористов и сатириков России и зарубежья. У Геннадия Константиновича несомненный и явный талант юмориста и сатирика. Правда, таковых немало и среди фигляров, заполонивших телевидение и эстраду. А вот одна особенность делает его дарование если не уникальным, то, в отличие от них, крайне редко встречающимся, вроде крупного самородка в золотоносных россыпях. Его талант сугубо русский, плоть от плоти народа, среди которого он живёт. Истинно русский юмор это не пустое зубоскальство, ехидное ёрничество, эпатаж с фигой в кармане или интеллектуальная эквилибристика с расчётом на эффект, при которой ради весёлого словца не щадят ни мать, ни отца, ни самых почитаемых святынь, а всё подряд без разбора оглупляется, используется в самых низменных целях. Юмор Геннадия Константиновича светозарный, искромётный, от его широкой и доброй души, от внутренней удали и молодечества, осознания своей беспредельной мощи творца, но также и не выставляемой напоказ сердечной боли за всё происходящее вокруг, словно всё несовершенство мира лежит на совести его. ╚Но я не выдумал всё это, Есть убеждение моё: Во мне клокочет скорость света, Я генерирую её. И как полёт бы ни был труден, Я верю: мне преграды нет, Ведь я лечу на помощь людям, Чтоб излучать тепло и свет╩. ╚Зазеркалье-С╩, 20.03.04) Известно, хорошо смеётся тот, кто знает цену слезам. А Геннадию Константиновичу она известна, да ещё как! ╚Мы всю Россию промотали. Всё в пыль пустили, что могли, Надеясь в следующем квартале Ещё плотнее влезть в долги Но не без грёз о скором счастье В своей канаве мы сидим: А вдруг кому-то на запчасти Свою машину продадим?..╩ (Сб. ╚Звезда над бездной╩, с. 91) Схожий образ государства-автомашины используется автором и в другом стихотворении: ╚Сломалась ржавая пружина Машины, нас везущей в рай, И завертела-закружила Людишек новая мораль Уже сегодня не проступок Для всякой плесени людской, Что легионы проституток Стоят рядами вдоль Тверской. И под презренный звон металла На фоне дедовских знамён Россия бродит, как путана, Среди мерзавцев всех племён╩. (╚33 несчастья╩, с. 16) ╚Но, уподобясь примитивным Идеалистам субъективным, Где так расходятся зловеще Сознанье и природа вещи, Субъект поставлен над объектом, И всюду, сколь охватит глаз, Пиров истории объедком Лежит в пыли рабочий класс╩. (╚Зазеркалье-С╩, 20.03.04) В своей совокупности обширное творчество Геннадия Константиновича является своеобразной энциклопедией русской жизни, увиденной им через магический кристалл юмора. Русская жизнь пропущена им через русское сердце и подана в русском ракурсе, выражена по-русски. Именно русскость, наряду с элементарной завистью, породила легион его врагов, завистников, клеветников. Патологические русофобы готовы из штанов выпрыгнуть в раже очернительства, они по-шакальи тявкают на него и суетятся вокруг, словно лилипуты возле исполинского тулова Гулливера. Силятся сделать вид, что в упор не видят его масштабного дарования. Большое видится на расстоянии, господа литературные пигмеи и карлики презираемой всеми породы журналюг. Находясь в лесу, не видите леса, уткнувшись сопливым носом в трухлявый пень или гнилую ветлу. Литературное отребье натолкнула поэта на следующие мысли: ╚И нет постыдней жребия, Что ныне выпал нам, Когда пришла разбойная В поэзию пора, Куда сегодня боязно Ходить без топора Российская поэзия, Собой не дорожа, Гарцует, как на лезвии Бандитского ножа. В Тамбове или в Пензе ли, В Приморском ли краю Пошли строчить рецензии На рукопись мою. На в муках мною созданный Духовный капитал, Поверишь, слова доброго Никто не написал И весь Христа подобие (Всмотрись в мой скорбный лик) Влачит он годы долгие И ждёт изданья книг. Но издаются бездари, Нас, гениев, подмяв. Они и дар свой предали, На баксы разменяв╩. (╚33 несчастья╩, с. 18-21) И ещё: ╚Там лишь одна макулатура. Там много слов пустых одних, Но только русская культура Не ночевала вовсе в них╩. (╚33 несчастья╩, с. 24) Сила слова Геннадия Константиновича в его мысли. Энергичной, страстной, необоримой. А на мысли, дышащие силой, как жемчуг вяжутся слова. Ему дан в полное владение самый богатый в мире, меткий, выразительный, могучий и поистине волшебный русский язык. Геннадий Константинович владеет им ювелирно точно и умело, творя из самых обычных слов дивную алхимию магических по воздействию на читателя фраз. Потому его глаголы жгут сердца людей, а эпитеты прошибают самую замшавелую коросту мещанских душ, чего не дано литературным карликам. Последние понимают это, потому и, не надеясь превзойти коллегу на профессиональном поприще, пускаются во все тяжкие, стремясь замазать грязью творчество ненавистного им титана. Они походят на злобных, обделённых умишком идиотов, которые плюют кипятком против ветра-урагана. В далёкой древности Демокрит изрёк: ╚Смех привилегия богов и людей╩. Геннадию Константиновичу Сюнькова дана свыше такая привилегия, а вот его многочисленным заклятым друзьям в подобном напрочь отказано: они способны лишь ехидничать, зубоскалить, криво шипеть и оплёвывать наши святыни. Также этим лилипутикам отказано в настоящем уме, ведь юмор позывные ума, производное от него, он говорит о наличии большого интеллекта. У Геннадия Констатиновича юмора хватит не на одного, а значит, и ум наличествует в той же пропорции. Но это уже не просто ум умище, мудрость. Если человек теряет чувство ума, то его место занимает глупость. Потуги с предельно серьёзными минами литературных карликов оплевать творчество Геннадия Константиновича лишь подтверждают это: они смешны и нелепы, как ослы , щеголяющие в львиных шкурах, обезьяны, рядящиеся в пурпур, или коровы с седлом на спине. Правда, сами они сие не замечают. Русский юморист в современной России, где русофобы правят бал, - это Атлант, держащий на себе мир. В таланте своём, неимоверно тяжкой работе, он живёт для других. А вот завистливые карлики лишь для себя самих, походя на куриц и экскаваторов: те всегда гребут под себя. ╚Глаголом жечь сердца людей Сегодня им неинтересно. Сегодня гений и злодей Вполне и накрепко совместны╩. (Сб. ╚33 несчастья╩, с. 26) Уже один тот факт, что Геннадий Константинович Сюньков русский, говорит о том, что его жизнь не была сладкой малинкой. А честность, идеализм и постоянная обида-боль за Державу верная ╚гарантия╩ многочисленных проблем, бед и несчастий. Не случайно одна из книг им названа ╚33 несчастья╩. Один из лозунгов В.Жириновского звучал: ╚Мы за русских, мы за бедных╩. Политик указал очевидную нерасторжимую! связь русскости и бедности. Об униженном, бесправном положении русских говорилось и говорится многими другими политиками. Фактически, уже около века русские живут в государстве, очень похожем на расистское, где они на положении негров, как некогда те в ЮАР. Ежели кто захочет сие оспорить, то напомню бесспорные факты. У русских нет своей национальной ╚квартиры╩ (республики) в отличие от десятков прочих народов СССР и России, по сей день они не имеют даже юридического статуса: вообще никакого! Строго юридически говоря, русских в России нет. А вот все прочие народы одарены статусами и многочисленные правозашитники (обласканные западными грантами, подачками и всякой там заморской ╚помощью╩), коих народ за это презрительно именует кривозащитниками, стоглазо следят за соблюдением их прав. Если где-то кого временами и порой обидит русский сразу поднимают истерический крик и хай на всю планету. В противном случае молчок, словно водки простите оговорился, словно воды в рот набрали. Никто никогда не заботился о воспитании русских национальных кадров, как о всех остальных народов. США и их сателлиты считают народы бывшего СССР порабощёнными народами, но в их числе не числят самый бесправный и ╚порабощённый╩ народ русский. Наоборот, именно его они облыжно называют поработителем всех прочих и требуют от русских признания вины и покаяния за былую ╚интернациональную╩ и нынешнюю ╚демократическую╩ власть. Да и в современной России, с подачи ╚пятой колонны╩ предателей, очень широко распространена подобная точка зрения. Среди самых ярых её адептов невменяемая русофобка В.Новодворская. Брязгая ядовитой слюной, она визжит: ╚если все русские передохнут, то это составит счастье всему остальному человечеству╩, ╚место русских у параши╩ и т.д. и т.п. Понятно, что оскорблять русских, разжигать к ним вражду можно безнаказанно. Похоже, сие даже поощряется. Сейчас в России за подобное судят только русских, только им вменяется ╚национальная╩ статья УК. Гнусный двойной стандарт. На своей исконно русской земле русские не имеют равных прав с остальными народами страны, о национальных республиках и речи нет там правят этнократии. (Между прочим, мне давно хочется узнать, сколь велика разница между этнократией и расизмом?..) Нелегко русскому поэту жить в подобной ядовитой для русских атмосфере. Он написал в стихотворении ╚Рожки да ножки╩: ╚Я из созвездья Козерога И без житейского ума, А потому моя дорога Порой извилиста весьма. Я не могу властям продаться, Мне так свобода дорога, Что остаётся лишь бодаться, Когда хватают за рога. Я от природы не бодливый, Но надо мной довлеет рок, И этот мир несправедливый Меня спешит загнать в порок. Но не хочу одной гребёнкой Я быть причёсанным с людьми, Я чист, как поцелуй ребёнка, Готов за правду лечь костьми. Но те, кто на кривой дорожке, Навяжут мне свои бои, И там останутся лишь рожки Да ножки резвые мои╩. (Зазеркалье-С. 20.03.04) Трудная жизненная стезя выковала и соответствующую натуру, ведь на лёгких дорогах рождаются лёгкие характеры, а на столь тяжёлых они не лепятся куются. Как сталь самой высокой марки. А жизненные передряги закаляют, придают алмазную твёрдость. ╚Мы сроду не стяжатели И вовсе не утратили Того, что за столетия Вошло в народный быт╩. (╚33 несчастья╩, с. 10) Внимание читателей к творчеству Геннадия Константиновича объясняется помимо вышесказанного, тем, что он не отделяет себя от народа, от страны. Не боится говорить о фактически запретной теме национальных отношений Правда, она запретная лишь в смысле сочувствия русскому народу: нам чуть ли не предписывается (как обязанность) любить и быть терпимыми (толерантными)ко всем народам, кроме русских. Как действительно русский поэт, Геннадий Константинович показывает себя настоящим интернационалистом, идя наперекор всем русофобам. Он пишет прямо: ╚Пусть не считаюсь я расистом, Но негров всё же не люблю. Пусть в гости ездят иностранцы, Но лишь в одном согласья нет, Чтоб превращали африканцы Россию в чёрный континент. Отдать им женщин - Слишком жирно. Да, наша женщина горда, Но их отзывчивость всемирна, И в этом русская беда. Любовь, конечно, - дело вкуса, Но у меня ответ простой: Из-за какого-то зулуса Я сам остался холостой. Трещат устои вековые, Весь быт бульдозером дробя. Теперь проблемы половые Решает каждый для себя. Не стало больше домостроя, Поразбежались из страны Все номинальные герои Демографической войны╩. (╚33 несчастья╩, с. 14-15) Русский мужик в России не доживает даже до пенсии, статистики говорят, что его средняя продолжительность всего-навсего 58 лет. Японцы живут почти на четверть века дольше. Поэт не прошёл мимо проблемы, написал очень много на эту злободневную тему. Приведу лишь одно стихотворение ╚Племя╩: ╚Мужское племя вымирает, Оно, скажу ему в упрёк, Иных путей не выбирает, Как только через пузырёк. Мужское племя выпивает, Редеет в схватках ножевых И постепенно выбывает Из списков особей живых. В мужчинах мужество погибло, А посему расклад такой: Мужского племени могила Его же вырыта рукой╩. (╚Зазеркалье-С╩, 28.12.05) В другом стихотворении читаю: ╚Бесплодно браниться, Что в горной тропе Открыта граница Любой шантрапе. Кавказ, Украина, Араб и халдей Везут героина Для русских людей. К нам СПИД или триппер Лавиной идёт. Ну, где же наш спикер? Чего ещё ждёт?╩ (╚33 несчастья╩, с. 73) От лица Лёхи Кузькина автор ведёт горький рассказ о жизни в нашем толерантном городе, где ╚самарская милиция, на редкость смуглолицая╩ и герою обидно, что ╚указкою ведут меня кавказскою, как будто парни русские не просятся в менты╩ (с. 123-124): ╚Мы, коренные жители, И не такое видели. У нас все предприятия Чужим принадлежат. Кто прямо, а кто косвенно Скупили нашу собственность? Те, у кого в достатке Нахальства и деньжат. А если б быть ревизии, Тогда бы мы увидели, Что русского народного Имущества уж нет Картина очень грустная, И, как Москва нерусская, Так и Самара топчется На этом рубеже. Структуры управления Сданы для разграбления Заезжему кавказскому Джигиту из Баку. А если бы, к примеру, я В Баку такое требовал, Кавказская юстиция Была бы начеку╩ Лёха Кузькин хотел было устроиться работать на рынок: ╚Но, оказалось, начисто Там всё Кавказом схвачено, И новые хозяева Ввели для русских ценз. А я вокруг да около Хожу, глазами хлопая, Хоть заработать денежек Мне надо позарез О чём сегодня думают Правители в Кремле? Ужели даже Путина Такая же опутала Чернявенькая публика Из южных областей? Зачем в столицу Родины Путями и дорогами Набились, словно оводы, Кавказцы всех мастей?.. Москва, Самара, Питер ли О вас ведь ноги вытерли. Попутно же бессовестно Залезли к вам в карман. В Баку все эти беженцы Пересылают денежки, Которые Расеюшке Сгодились бы самой. При нашей безработице Кавказец в каждом офисе Мне кажется насмешкою Над собственной страной╩ (╚33 несчастья╩, с. 126-130) Об этом же ведёт речь и другой вымышленный герой, Даниил Расточник: ╚Мы вымираем толпами. Нас всех погибель ждёт. Повсюду раса жёлтая На смену нам идёт. Нас косят эпидемии. Мы ходим по земле С печатью вырождения На сморщенном челе. И скоро так получится Что, кто не бросил пить, Уже совсем разучатся Детей производить. Сюда китайцы с неграми Нагрянут, как орда, И завладеют недрами России навсегда И, рот открывший варежкой, Лишённый недр и рент, Им пьяный русский Ванечка Совсем не конкурент. И русская галактика, Где Запад и Восток, Рождение мулатиков Поставит на поток. И мужичонке местному Настанет жизнь не мёд. Из них уже до пенсии Никто не доживёт. И никому не вспомнится Предание веков, Как шла Парижем конница Российских казаков Поскольку ассигнации Даются тем в Москве, Кто гибель русской нации Пророчит на ТВ, Кто едкими репризами, Как будто впавши в шиз, Вещает в телевизоре Про русский про фашизм╩. (╚33 несчастья╩, с. 290-293) Не испытывает поэт ╚страха ради иудейского╩, пишет и на ╚еврейскую тему╩, касаться которую обычно боятся как огня. ╚Кто еврею равен в деле? Да кишка у всех тонка. Кто-то пьющего еврея Разве видел у станка?.. Даже в Северной Корее Есть в правительстве евреи. Да, товарищи, шустрее Нет народа, чем евреи. Стоит выйти из дверей, Там стоит уже еврей. Стоит выглянуть в окно Он и там уже давно. В фирме, в офисе и в тресте, И в одном интимном месте, Где Нева, Амур и Нил Всё собой заполонил. В гениальных галереях Всюду сплошь одни евреи Словом, с гор и до морей Всюду нужен нам еврей. Без еврея, как без рук, Слишком умных узок круг. И, рассудку вопреки, От народа далеки. А еврей повсюду рядом С земляков большим отрядом. Там, где свил гнездо один, Им синклит необходим. Едешь к тёще, входишь в храм Там стоит уже Абрам, И, как стая лягушат, Абрамовичи кишат╩. (╚33 несчастья╩, с.120-122) От имени Фрола Лапотникова автор высказался о кознях мировой закулисы, известной программе разрушения СССР Аллена Даллеса: ╚Мы шутили и смеялись, Жить спешили и любить, Но задумал Аллен Даллес Как Россию истребить. Он подсунул вероломно Чужаков в поводыри, Пусть, мол, пятая колонна Всё разложит изнутри Нам мозги промыли водкой, Чтоб туда внедрялась дурь, Чтоб всё наше достоянье, Наши мысли и труды Агентуре сдать влиянья Из предательской среды И когда к нам весть плохая Долетала из Москвы, Говорил народ, вздыхая: ╚Рыба тухнет с головы╩. И сегодня в море водки Вся страна сошла с ума: Тонут атомные лодки, И взрываются дома. Превратилось в море крови Море водки и вина Наводненья, катастрофы И чеченская война. До скончанья, видно, века Обречён народ страдать. Ни привета, ни просвета,, Ни надежды не видать╩. (╚33 несчастья╩, с. 45-50) Противник против нас очень умно, коварно провёл ╚холодную войну╩. Это мы в одностороннем порядке разоружились вернее, нас разоружили с помощью внутренних предателей, ╚пятой колонны╩. ╚На нас идёт тройная сила Структуры, теле- и печать. (╚Зазеркалье-С╩, 14.01.06) ╚счастье демократии Есть ложь кремлёвской братии. И вам ли тут в Швейцарии, Понять, чего нам впарили Адепты рынка наглого Как серый брянский волк╩. (╚33 несчастья╩, с. 8 ) Общеизвестна истина, что если человеку долго говорить, что он свинья, то в конце концов он захрюкает. Наши реформаторы всех мастей и рангов доказали, что такое можно проделать и с народом. Фактически, нас убедили, что мы вроде быдла, а потому ни прав человека у русских быть не может, ни сочувствия нам не дождаться. Мы только обязаны каяться перед другими народами за ╚имперское прошлое╩, ╚застой╩ и работать, работать, работать до посинения на других. Терпим нетерпимое, хотя вымираем в мирное время быстрее, чем в минувшую войну, и не ропщем. От осознания этой горькой истины много лет назад Геннадий Константинович написал, на мой взгляд, просто шедевральные строчки, которые накрепко врезалась в мою память: ╚Я куплю себе барана, Назову его Народ╩ Правда, и другая сторона медали: сила наших врагов такова, что давно уже никто на планете ей не в состоянии противостоять. Всё ближе тот день, когда тайное мировой правительство станет явным Снова и снова мне вспоминаются слова В. Дорошевича ╚Без юмора русского таланта не бывает╩. У этой фразы есть продолжение: ╚Мы идём тяжёлой дорогой, и если бы не посмеивались. Что бы из нас было?..╩ Наверное, мы бы не пропали без таких пророков с магическим кристаллом юмора, как Геннадий Константинович Сюньков, но наша жизнь была бы ещё мрачнее и беспросветнее. Александр ЗИБОРОВ, член Союза писателей России. ИСТОЧНИКИ: 1. Многочисленные публикации Г.К. Сюнькова в самарских газетах ╚Волжская заря╩, ╚Вечерняя Самара╩, ╚Самарская неделя╩. 2. ╚ЗАЗЕРКАЛЬЕ-С╩ - авторская страница Геннадия Константиновича Сюнькова в названных выше газетах. 3. Сборник избранных стихов ╚Звезда над бездной╩ Г.К. Сюнькова. 4. Сборник ╚33 НЕСЧАСТЬЯ, или Откровения чисто конкретных жителей благословенной страны Абсурдистан, поведанные автору в минуты крайнего душевного расположения╩ Г.К. Сюнькова.

443034, Самара-34, а/я 16349. Зиборов Александр Алексеевич.

299610  2012-02-28 01:05:50
Пинаев Борис Иванович
- Ко всему прочему должен прибавить следующее: в начале 70-х Геннадий Сюньков был главным редактором рукописных журналов "Пегас" и "Стойло Пегаса". Гена, здоровья тебе и радости! Наверное, не появится мой привет здесь всё-таки, поскольку не знаю, что такое URL...

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100