TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
Андреев - Над Венским лесом вьется воронье

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Ксения Щербино


Дебют


 


Твою ладонь клюющие птенчики-плечики
С нескрываемой нежностью, нежностью, нежностью, жадностью.
В общем, девочка, даже более девочка,
Чем тебе кажется, может быть, и чем надо бы.
Гладишь узко, жаляще, жалобно. Кутаюсь
В эту ласку - греюсь. Дрожу отчаянно.
У тебя сумасшедший взгляд, сумасшедший пульс.
Я тебя люблю. Улыбаюсь зеленочайно и
Щекочусь щекой. Ты скуляще тычешься в шею и
Говоришь: "Пожалуйста!" - почему-то на древнегреческом.
Я смотрю на тебя вслепую. Выигрываю сражение
С собственным отражением. Девочка, слишком девочка.




Дудочка для Щелкунчика
(дудочка для Щелкунчика)



мой щелкунчик! посмотрите ж!
расправляю ситец платья
я волной брабантских кружев
вы мне... нужен-нужен-нужен
барабанно разрываюсь
от тревоги - звонкой, ложной.
вы смешно и деревянно
гладите плечо как кошку
разве можно? как скорлупку
расколов на половинки
стягиваю кофту - к черту -
ненавижу этот черный
шерстяной щемящий траур
мама спит. какая сказка
в сочельник
осторожно, нежно глажу
ваши худенькие плечи
можно я не буду важной,
можно я побуду - вашей?
чтобы вас от крыс сберечь, я
прорастила свою душу
в куст орешника, из ветки
смастерила эту дудку.
мой хороший! я кружусь по
комнате - неловко голой
перед ставшим незнакомым
вашим взглядом. вы домашний
бог мой самый самый самый
никому вас не отдам!

засыпаю, прижимая
дудку, дудку к пересохшим
перепуганным губам.




Сонник
1
Елена заснула. Видит Елена сон.
Стали троянцы травой - и черна трава
Мертва трава а Троя среди травы
Лежит браслетом Елениным золотым
И тянутся руки поднять его но трава
Остра словно тысячи черных и мертвых пик
Подняты в воздух впиваются ей в живот
В щиколотки и бедра пронзая насквозь
И грудь и шею и даже испуганный рот
Из тысячи дыр из Елены сочится вино
Густое и сладко-медовое. От него
Все выше и выше трава. Все черней
Мертвей и страшней Елена. Она кричит
Но крика ее не слышно: над ней во весь
Рост ухмыляясь солнце встает с лицом -
Глупым и красным - Париса

2
Ксеня заснула и видит сон.
Чудится Ксене, что из сундука
Странные вещи она достает.
Чашку с отбитым краем, а в ней
Кофейная гуща как кружева.
Горсть стекляруса и перо.
Венский вальс без двух первых нот
И реверанса в конце, за ним
Улыбку дамы в тот миг, когда
Один напудренный кавалер
Ей лез под напыщенный кринолин.
Фиалково пахнущее жарой
И молью проеденное в углу
Воспоминание о прогу-
лках на лодках. Витую и
Темную лестницу, от нее
Темно в глазах, бьется сердце и
Легко и летуче. За ней мужску
ю рубашку и женский смех.
Огрызок фразы " нись на мне " и
Чулки, сухарь, кончик шерстяной
И красной нити. Ее она
Мотает на палец и говорит:
Кто держит конец этой нити, тот
держит мою любовь.....

3
медленно так иду будто сплю - иду.
за мной след в след как собака бежит беда
и бабка в красном просит на хлеб и смерть
я не подам т.к. нет у меня смертей
и хлеба нет и нет у меня себя.

утром смотрится в зеркало: чудится в нем совсем
чужое лицо, сквозь которое виден весь
божий дом. в нем комнаты как нани-
занные на лестницы. в каждой ты
что-то делаешь. плачешь, меня зовешь,
гонишь меня, разговариваешь со мной,
любишь меня и словно чужой герой
отрубаешь мне голову, т.к. все говорят,
что я превращаю в камень, а ты и так
каменный-каменный-каменный. у тебя
антично-пустое бессмысленное лицо

дальше иду. так спокойно как сплю иду
время мое длиннее, чем время всех
осень сменяет зиму, за ней весна,
или наоборот, или я не туда иду.
бабка та умерла, и в ее глазах
я прочитала, что рано мне мерять смерть,
рано кичиться оспинами обид,
рано отказываться от тебя.:
все равно придешь.

утром смотрится в зеркало: чудится в нем лицо
такое родное, как будто бы это я.
и по нему ты читаешь свою судьбу
в господнем доме, в котором так много ком-
нат, нанизанных на шампур
твоих боязней-болезней, и в каждой я
что-нибудь делаю. плачу, тебя зову,
люблю тебя, время твое пряду,
жизнь твою вышиваю, чтоб уберечь
от ста смертей. а стопервую сам найдешь.

взгляд твой меня превращает в камень в каждой из комнат....





Баккародрама


давай сыграем: я умерла вчера
ты жив курилка - чудная есть игра
шафрановый шарф, шампанское, лед, икра,
кусочек стали, растаявший в баккара,


ломтик лимона, взламывающий бокал.
помнишь? поднятый ворот солнце-взглядо-удар -
пожароутренне. ралли Париж Дакар
черноголовый змеинобортый драккар


моей машины точен как опечатка -
пантеробросаюсь. скомканнo. без оглядки -
(в столб обернуться - выбелить солью сетчатку
распухших глаз.) К сожаленью, сегодня всмятку...


клубничнобанально: "Скончалась во цвете лет..."
длинный кортеж, перетянутый, как корсет
я еду зайцем. ты покупаешь билет.
мне интересно, во что ты будешь одет:


в черное? правильно, траур тебе к лицу.
смертеутоляюще - миленький, по-це-лу-
ем-ся? Noch-ein-mal? или со мною цу-
кера не хватает?........ дело идет к концу -


нервничаешь? думаешь, мне не страшно
лежать неподвижно в вате и флердоранже
в невестно-белом? скошенно-перекрашенной?
мне смешно: меня похоронят заживо
в новом платье, присборенном от бедра...


Ну же, милый! ты думаешь, не пора
признаться, что это игра и отбросить тра-
урные лицо и фрак? торопясь и бра-
вируя тем, что непра...
Правда, хороший мой. Я умерла вчера.






Маршрут Прага-Вена-Венеция


1
буду любить тебя пражски-пражски,
витражно насквозь и насквозь куражно
бумажно, прозрачно и штатски-блядски
кусаясь на карловом - клецки-ласки
без нежных женских протяжных гласных.
а после шептаться как с детским сердцем,
как с богом - с вечным бокалом богемским
в нем слышать - что немец назвал бы schmerz 'ем,
а русский - смертью. и так по-женски -
о господи, больше терпеть нет мочи! -
до раны сквозной дотерев бок гончей
и к ночи делаясь резче, звонче,
тоньше - шептать тебе желчно-жальче:
"средневеково-невлюбчив мальчик
Брунцвик " - выше ластясь кошачьи,
невиннее становясь, невзрачней,
незрячей - кутаясь как в рубашку -
в тебя - я люблю тебя пражски-пражски.


2
буду любить тебя венски-венски -
стеклярус, перья, жабо. разденься.
с тобой - на крест. без тебя - повесься.
на каждый взгляд отвечаю резью
голодной. видишь - брезгливый месяц
в брюзгливом кофе с румяной брётхен -
живородяще рефлексно-рвотно
как если б я зачала - но что-то
мешает. любила. была животным
вгрызалась злобно как в цветчкенкрампус -
все выше. выше. последний ярус.
сейчас сломаюсь. сейчас расплачусь
а за порогом начнется август -
застрявшей в горле имперской втулкой.
во мне старинной резной шкатулкой
застывшей музыкой гулко гулко
и пылко - до Штрауса и до вальса.
не золушничай на балу. останься
со мною на ночь - смешной и резкий
Щелкунчик. люблю тебя венски-венски


3
буду любить тебя венециански
горстью бисера - атаманской
княжной выбрасываюсь и пьяно
смеюсь - как стеклянная. как мурано.
я отражаюсь в тебе - отражаюсь
тысячами цветных мозаик
в воде - я большая уже, большая! -
и ноги раздвинула, как чужая
себе. ненавижу жалость!
ты мечешься-нервничаешь. я устала.
прячемся - что нам осталось?


ты панталоне а я баутта
ты баутта я коломбина
я коломбина ты панталоне
ты растерян а я в миноре
дело конечно же близится к ссоре
мы не более чем герои
переколпачена половина
шутов в ожидании чуда.
любовь к трем апельсинам
и некой анечке. снов и слова
праведник казанова! -
или я путаю с доном Жуаном?
феи кофе кентавры фавны
я не уверена в своей роли.
явление гратароля
падение гоцци - пусти согреться
старое глупое сердце
годы гондолы каналы качели
небо беру в свирели


сломай меня, глупенький! - хрупко, мелко -
смотри, я кукольная - подделка
под настоящую. кракелажем
исчерканная. флердоранжем
засыпанная и даже
спокойная - словно в сказке.
я надеваю маску -
ласково исчезаю венециански.






Письмена


Злость затянув на петельки и крючки
остервенело распарываю свой шаг,
остекляненно не дыша


Мне никого не жаль ничего не жаль
сердца нет у меня сердца нет во мне нет и нет
в тине оно в гниющей густой траве
на самом дне где его никто не найдет


я сочиняю тебе письмо. я тебе пишу.


Пишешь Язону: Язон, прорасти в корабль
пишешь Улиссу: Харибда тебя возьми
пишешь Тезею: тебя протаранит бык
бойся быков с человечьим лицом Тезей


В городе душно. может быть будет дождь
может снег может быть я сойду с ума
но никогда никого никогда ни за что никому
не отпущу не прощу не выдам и не предам


Гамлету пишешь: отец твой не твой отец
Клавдий отец тебе ты же убил отца
Фаусту пишешь: пудель - твой черный черт
пишешь Жуану: Жуан ты стал лыс и толст


Может быть ночь наступит а может день
может быть время как заливной судак
застрянет в желе. только я никому никогда
не покажу не отдам не вспомню и не верну


Пишешь Петру: отрекаясь ты трижды глуп
пишешь Иуде: брат не ломай осин



Пишешь тебе: я тебя не люблю не люблю
не выдам тебя никому ни за что никогда






Мария


раздеваться, путаться в пуговках, словно спеша
захлебнуться колючей шерстью, холодным шелком,
собственной неопалимой купиной щек, и
подглядывать за собою в зеркало. не дыша
и закрыв глаза, рисовать цветными мелками
собственную фигуру. Дега. букет апельсинно-рыжих
и голубых стеблей (пахнущих как-то бестыже
и рождественско-утренне, когда в еще сонной пижаме
бежишь к маме в комнату, прячешься под ее одеяло
и засыпаешь дальше). А за стеной
кто-то ходит, шуршит, хочет поговорить со мной, но немой,
смешной, невидимый, золотой и, кажется, семипалый.
знаю, как только засну, он осмелится подойти,
с длинными такими, как павлинье перо, ресницами.
он мне снится, его тень похожа на птицу. еще мне снится
какой-то ребенок с глазами из серых льдин.
а на канате красной как красный шерсти
расселись голуби и мурлыкают: ave, ave
и мне страшно, страшно, и я хочу к маме, к маме.
я знаю, кто этот ангел. он пришел говорить о смерти.
(Ecce ancilla Domini. )






Хозяину лилий
что лилия между тернами возлюбленная моя между девицами!
Возлюбленный мне принадлежит мне, а я ему; он пасет между лилиями.
Песнь песней


1
оползают лилии мою та-ли-ю,
оплетают тело, лишают воли.
он хозяин лилий, а я - спеша
его вы-ды-шать - я хозяйка боли.
спи-качай медвяную колыбель мою
голубых кровей - лепестковый саван
сыновей его - дочерей моих,
что как мягкие голубые травы
расплели мне вены, распяв ничком,
проросли лимонной мольбой во рту и
мне щекочут пятки. волшебный дом
у меня. я сонно живу в зеленом
и глубоком строгом футляре сна,
словно белоскрипка. хозяин лилий
осторожно-страшно меня настраивал
чтоб я стала желтой хозяйкой боли -
мне ладонь сосущего злого пса.


2
оползают лилии колыбель
оплетают тело. лишают воли
ты хозяин лилий, а я спеша
тебя вы-ды-шать в лепестковый са-
ван - стала хозяйкой боли.


столь юна - не вымолить - вы-пу-сти
стань щитом мне, стань мне великой крепостью
прорасти травой сквозь меня, дрожа,
щекоча, в живот горячо дыша
прорывая медно-лимонным пестиком


лепестковый - labia mei, domine -
белый плен. Словно в божьем храме я.
сжала губы - слепая, слепая, жадная
бьются жаворонками слова во мне
разлетаясь лавой люблю ли я?


Оглушительно распускаются во мне лилии.






анна domine


1
я обращаюсь в оборотня - день ото дня
все отчаяннее - пожалуйста, пощади меня,
мой высеребренный господин! - сжима-
юсь-вьюсь поверх вышитых одеял
(раненная в утробу. утро. пятое декабря)
в шерстяную боль сворачиваюсь,
молчу: пожалуйста, пощади!
от-пус-ти!


в фарфоровом небе месяц белый как слепота
(слепок с меня счастливой: кажется, пятое августа,
я и н е я и н е я - перекрестись, если кажется.
крест обжигает. )
что-то во мне прорастает между лопа-
ток - чужое, черное. ну по-жа-луй-ста!


2
серебряный мой господинчик с лицом ан-
гела анны, рот твой что был целован
бережно-нежно, плачущий по кордовам
и по альгамбрам, пахнущий пловом и амброй.
аннабель ли мой, любимый мой, ангел мой, ангел,
алыми нитями шита любовная кукла,
чучилка, мучилка.


знаешь, мне снится
платье, расшитое глазками - золотыми
и фиолетовыми, с мохнатыми с живыми ресницами.
смотрят они на тебя, где бы ни был ты,
словно крыльями
машут ресницами, и не могут закрыться,
и не дают мне спать.


в этом платьице мне и жениться.


3
лик твой анабелиный,
цапельный облик,
оклик твой соколиный,
звонкий и длинный,
бывший мне не мужчиной,
а ангелом или птицей.



и анна говорит: позавчера
зима, вчера весна, а что сегодня?
а я не помню, я совсем не помню,
а в моем сердце выросла гора.
и магомет касается горы,
как женщины, чьи волосы черны,
чьи, как верблюды, двигаются сны,
и чудится ему: гора живая,
горячая, и дышит и дрожит.


и анна говорит: вчера мур-мур,
а что сегодня? в монастырь и замуж.
а он обьелся желтых груш, а он
сошел с ума, полцарства за коня
и вышел вон. а я сижу за пряжей
и думаю, что эта нить и есть
его любовь (какой забавный мальчик!),
и почему она берется из
моей груди и красная такая?


и анна говорит: а если дочь?
а мне не больно, мне что сын, что дочка,
а он не хочет, он меня не хочет,
черт побери, ну мог бы захотеть
из мужества - в семье не без урода
а у меня глаза-глаза-глаза
(вот розмарин, а вот забудь-менятки)
и ноги-ноги-ноги. что же боле?
и акт закончен. мне сказали, первый.


и анна говорит: давай умрем


            

 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
237320  2002-01-21 13:41:25
Yuli
- Красивые стихи, напоминают мне стеклянный шар, который только в одной точке соприкасается с миром. Он ничего не отражает, и блики, которые играют на его поверхности берут начало внутри этого шара. Дежурные слова в данном случае - о том, что стихи вторичны, вот здесь Северянин, а здесь Гумилев не кажутся мне содержательными - литература тоже является частью жизни, такой же, как и булочная на углу. Чего, казалось бы, проще - завышенная самооценка приводит к разочарованиям и потерям, но сделано это изящно, с чувством меры и вкусом.
Впрочем, за изящество, чувство меры и вкус на толкучем рынке жизни много не выменяешь. Здесь в ходу другие товары.
Что до меня, то примите эти несколько строк. Ничего другого предложить не могу.

237351  2002-01-22 02:43:11
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Хорошие тексты. Некая выспренность, высокопарность, "бормотание" со временем пройдут. Желаю барышне-поэту всего самого доброго.

237411  2002-01-23 22:02:17
Андрей Журкин
- На мой взгляд, прекрасные стихи. Особенно "Дудочка для щелкунчика" и "Елена". РП можно только поздравить с таким приобретением.

237418  2002-01-23 22:39:10
el'zasec
- Однажды вечером я прогуливался по Метцу, городу где родился известный французский поэт Поль Верлен. Я совсем забыл об этом факте, но после пары часов созерцания молчаливого и очень грустного городского пейзажа во мне ожили строки этого поэта. Скажите пожалуйста, куда мне поехать, чтобы строки Ваших стихов ожили в моем сознании и стали понятны "без слов"? Неужели в Венецию?

237433  2002-01-24 00:22:48
teurg
- Для того, чтобы эти стихи "ожили в сознании", надо ехать в колхоз "Заветы Ильича".

237443  2002-01-24 03:23:29
el'zasec
- Еше раз перечел стихи Ксении Щербино. Если продолжить дискуссии о песенной поэзии, то эти стихи неплохо бы исполнила Анжелика Варум и Леонид Агутин.

237812  2002-01-31 02:01:10
Ксения
- да, поздно я добралась... мне тут столько написали.... спасибо))

а почему Варум и Агутин?

237911  2002-02-03 00:50:38
Aleks
- По воспоминаниям современников Заболоцкий говаривал что-то вроде: "Женщина писать стихи не может". Начав читать подборку стихов Ксении Щербино, тут же вспомнилось это высказывание, но последние три стихотворения(Мария, Хозяину лилий, Анна domini) показались гораздо лучше остальных, более зрелыми. Если расположение в хронологическом порядке, то прогресс явный




Русский переплет


Rambler's Top100