TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Человек в пути
7 января 2009

Максим Шапиро

 

ХРОНИКА СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

Описанные события происходят в Эстонии незадолго до переноса памятника Воину-Освободителю в Таллинне. Все персонажи и события реальны. Изменены лишь некоторые имена. По сути, это хроника происходящего, описанная, как говориться, простым человеком живущим в этой стране.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1

 

 

"Конечно, надо родину любить,

но как полюбишь власти безразличье?"

Георгий Александров.

 

Вступительная

 

Я это сделал. Воистину, слово лживо, в лучшем случае, оно нейтрально. Никогда так четко и лаконично я не выражал свою мысль. За одну секунду, росчерком кулака по морде расторг трудовой договор и расставил точки над i.

Он - откровенно жирный эстонец. Я - теперь безработный русский еврей, живущий в Эстонии.

Впрочем, к черту эти национальности, никогда националистом не был, да и мне ли, им быть. Я вообще, взял бы все эти национальности и отменил бы. А лучше объединил бы в одну. По мне, так те же русские и эстонцы, родившиеся и прожившие здесь всю жизнь, намного родственнее между собой, чем эстонец, родившийся, например, в Канаде и даже близко не знающий о существовании страны Эстония. Кстати, населенную его этническими, а может и не только этническими, родственниками. Хотя и это неважно, если человек - дрянь, то он и в Африке дрянь, а хороший человек - везде человек. Так что ударил я его вовсе не из-за того, что он эстонец, а я русский. Вернее, именно поэтому, но... Стоп, разберемся по- порядку.

Я, если кратко, просто строитель. Строитель, с неоконченным высшим образованием, вовсе не строительным. Родился, вырос и жил всю жизнь в Эстонии. Окончил садик, поступил в школу, как и мои друзья во дворе Андрус и Тиит, но после развала Союза и полного восстановления независимости я перестал быть гражданином своей родины. Буквально за одну ночь из полноправного человека я превратился в оккупанта, а друзья - в титульную нацию. На нашей дружбе это не отразилось, а вот на судьбах... На бывшей родине, с ростом демократии, росли и независимые суждения новых политиков, бывших комсомольских и партийных работников. Один из таких господ, предложил обнести регион, где живут в основном русские, стеной с колючей проволокой и ждать, пока они, то есть мы, передoхнем. Демократ, блин. Обнести не обнесли, но все условия чтобы демократично сдохнуть создали. Многие еще надеялись на помощь России, но те, кто был помудрее, видели, что Россия нас просто кинула. Мы оказались не нужны ни там, ни здесь. Там, в России, мы - эстонцы, а здесь - русские. Россия вспоминала о нас лишь на Новый год, Ельцин говорил, что помнит, а эстонское правительство старалось всячески забыть. Так и стали жить - в воспоминаниях.

- Ну что ж, хорошо, что не в Чечне, шутил тогда я, значит выживем. У меня вообще странная психика, неестественный оптимизм, когда совсем тяжело начинаю шутить. Порой совсем не смешно, но помогает. Ладно, раз помогает, значит пусть будет. Вот с помощью оптимизма и стали выживать. Но выжили не все. Работы не было, но была водка и был героин, демократия все же - выбор. Кто "сторчался", кто в бандиты пошел и пал в делах ратных, кто спился или просто сломался. Я как раз школу заканчивал на пике разгула демократии. Поступил в университет, но, проучившись три года и сдав один семестр экстерном, ушел в академический отпуск, как выяснилось позже, надолго. Денег не было. Попросту говоря, грызение гранита науки не приносило чувства сытости в желудок, а кушать хотелось очень. Оставалось два варианта, первый - демократический, то есть сдохнуть, второй - антигосударственный, выжить. Но поскольку место на кладбище оказалось дороже, чем билет из гетто в "датский город" - так переводится название столицы Эстонии - я выбрал второе. Удачная экономия. Тут и погостов больше, и работы... нет, не больше, она тут попросту - была. Так я оказался в Таллинне.

Да, оказалось, что человек с неоконченным высшим образованием, при условии, что вы чужой среди своих, безнадежнее, чем самый невостребованный двоечник окончивший ПТУ. Свой среди чужих- это к вопросу о национальности. "Профессия- эстонец", такая социальная гарантия была у моих друзей детства Тита и Андруса, но профессии "чужак" не существует. Впрочем, о какой профессии идет речь, если у моего поколения даже родины нет, мы везде чужие! В собственной стране, в стране предков, "за бугром". А на работу берут "своих" людей и платят соответственно. Поскольку с "неправильной" национальностью было сложно найти работу, а разница в зарплатах у оккупантов и этнически верного населения была разительна, то и возникла такая профессия - "эстонец". Причем моих коллег по песочнице такое положение дел огорчало и даже сильно задевало, но раз уж такая политика государства положительно отражалась на их кармане - они молчали. А вскоре старались вообще этого не замечать и всячески пытались убедить себя в том, что здесь есть и что-то правильное. Я не держу зла на них. Это нормально: у всех семья, у всех проблемы, не известно еще как бы я себя повел на их месте. Только не подумайте, что я жалуюсь или пытаюсь задеть эстонцев. Не имел и не имею такой цели, просто именно в такой обстановке оказались все мы - "чужие". Кажется излишне пафосно, а, плевать, привык называть вещи своими именами. А то, что жить без родины это, отчасти, правильно, я себя убеждать не хочу. Впрочем, и не приходится

С образованием тоже все просто. Тот, кто сварит трубы - нужен, а я мог только посчитать, сколько из одной трубы вытечет и сколько в другую втечет, а если еще и пятая графа подкачала...

Но бизнес есть бизнес и находчивые люди сразу смекнули, что "чужие" получают меньше, а значит, на них можно зарабатывать больше и предложили зарплату почти такую же, как и у "своих", с маленькой оговоркой - черными. Очевидная прибыль для всех. "Чужие" работают, свои руководят, немцы и финны управляют. Тем более, что страна снова вляпалась в союз, цены на все выросли, в том числе и на недвижимость. Во тут-то оккупанты и понадобились. Кто-то же должен работать. Главное, что бы официально - "правильные" люди, неофициально брали буквально всех. И если ты умеешь хоть что-то делать, образование не нужно, все равно- на бумаге тебя нет- возьмут. "Чужие" не имели социальных гарантий, медицинской помощи, права голоса - ничего. Они - "чужие". Но выбора нет, шли работать, голод- не тетка.

И начался строительный бум. Страна, била все мыслимые и немыслимые рекорды. По бумагам фирма из десяти человек, строила целые районы... Для этого и нужны были оккупанты. Главное, чтобы работал с рвением. И с таким же рвением потом "кидали". Это был еще новый бизнес, приносивший баснословную прибыль. "Кидали" все равно русских, а значит, никто разбираться не будет. Бумаги нет, без языка никуда не обратишься, да и без денег особо по чиновникам не побегаешь.

Но все же иногда не кидали, и потому каждый третий стал строителем.

Не знаю, каким я был, но боюсь, что даже не каждым вторым, что умел студент?! Пришлось учиться по ходу пьесы. Так я и оказался на стройке. Мало помалу, через боль и слезы начал работать.

Поначалу выезжал на том, что хоть и не умел ничего, но всегда был трезв, что редкость на стройке, пунктуален и не бежал к начальству каждый раз, как возникал "умный" вопрос. В университете не учили, как кидать штукатурку, но там учили, как выкручиваться из любой ситуации. Потихоньку я стал работать не только качественно, но и быстрее коллег. Даже если не быстрее, я знал, как сделав мало - показать много, словом, та же ситуация, что на экзамене по предмету о котором читал, но только на табличке перед дверью, и то, чтобы понять- туда ли попал.

Помогло и другое. Русское "КУ". Пытливые умы работодателей никак не могли понять, почему все предметы называются одинаково: ху...ня. Почему никогда не ясно, кто виноват и куда все пропадает. Почему такой саботаж.

На самом деле, такое поведение рабочих, своего рода, защита. Когда кидали целые бригады, начинали пропадать инструменты и материалы.

Отношения с государством складывались так же, как и с "кидалой" на работе. Когда не брали официально на работу, пропадало желание учить государственный язык, когда грозили лишить вида на жительство, пропадало желание платить налоги, все равно завтра "турнут", и так далее. Словом, когда тебе говорят каждый день, что ты урод и ты вокруг всем и все должен, возникала реакция, что народ без правительства проживет, а наоборот...

И пришлось правительству хоть как-то заботиться о "чужих", иначе "чужие" отдавать своих денег не хотели.

Сменили грозное звание оккупантов на неэстонцев! и назначили им "минималку"... А остальное - черными.

Таким образом, решили одну проблему, неэстонцев стало сложнее "кинуть", а раз стали честнее платить, то и нет смысла теряться инструментам. Однако другие две проблемы остались нерешенными: лингвистическая и риторическая: загадочное "КУ" и "кто виноват".

Поскольку эти проблемы казались неразрешимыми, пришлось учить слово - толерантность, в результате которого я стал прорабом - прокладкой между работниками и начальством. Помимо пунктуальности и "КУ", я ,худо - бедно, говорил по- эстонски. Хоть неоконченное, но высшее, а высшее образование дают только на государственном языке.

Я "пробивал" задание и гарантии оплаты со стороны работодателя и хорошие рабочие руки с другой. Словом, одним я служил гарантией оплаты, другим отовой работы. Так было до сегодняшнего дня!

Сегодня ко мне подошел тип, из тех, кто может колесо делать без рук и ног, и сообщил, что впереди зима и работы будет меньше. Он решил, что меньше ее будет у бригады неэстонцев, а, значит, и получка тоже меньше, ведь кто-то же должен быть крайним. Мало того, объявить это и объяснить, что ,мол, так и должно быть - должен я.

В свою очередь я предложил обратиться с этим предложением в бригаду, где работают меньше и хуже, но там был один весомый плюс - все представители титульной нации. Я понимал, что на такой шаг он пойти не может, так как русские получают "котлетами", а "правильные" рабочие получают правильно, то есть - все официально. Они лучше защищены законом, а значит кидать надо не их. Некоторое время он меня уговаривал, обещал мою зарплату оставить прежней, пугал концом сезона. Я не буду описывать всю беседу, скажу лишь то, что последнюю фразу он сказал на языке оккупантов, с особым удовольствием: " ты, жид, думаешь я другого бригадира не найду!"

Как я ответил, вы уже знаете...

 

 

 

 

 

 

Глава 2

 

 

"Там, где торжествует серость

к власти всегда приходят черные".

Аркадий и Борис Стругацкие.

 

Я подошел к остановке и стал ждать троллейбус. На душе было довольно скверно: потерял работу, ударил человека - хорошо же год начинается.

Дул холодный ветер и падал мелкий снежок. Небо затянула серая пелена, сквозь которую проглядывал бледный солнечный блин. Как раз под стать моему сегодняшнему настроению. Все в серых тонах, а теплое яркое солнце еле видно.

- Черт, - вырвалось у меня - еще надо как-то Алене все сказать, хорошо бы помягче.

Рука машинально полезла в карман за сигаретами, но закурить не успел, подъезжал "холодильник". Скрепя и кряхтя он подполз к остановке и с таким же скрипом распахнул свои створки. Я сел на задние места, там меньше народа, а мне хотелось спокойно подумать, дверцы с жутким грохотом захлопнулись и мы поехали.

"Холодильник" - так я прозвал старые троллейбусы. С запотевшими окнами с одной стороны и замерзшими с другой, грохоча и бренча, они подползают к остановке, а когда садишься на его полки, то кажется, что внутри холоднее, чем с наружи.

В голове крутился какой-то сумбур. Хотелось думать обо всем сразу и ни о чем одновременно.

- Алене скажу вечером - решил я - пускай работает спокойно. А пока надо придумать, что делать дальше. Сейчас зима, а зимой всегда мало работы. Потом, мой круглый знакомый постарается сделать все, что бы мне некуда было податься. Он не привык получать по морде.

Чего же мне тогда так не по себе от того, что я врезал подлецу? Ведь так и должно быть, пытался я себя убедить, но гармонии эти слова не приносили. Как не превратиться в овцу, но в то же время и не стать волком? Надоело быть "вторым сортом", а пока в рожу не дашь - тебя не слушают.

Так я размышлял некоторое время, пока троллейбус перебирался от остановки к остановке. Люди заходили и выходили из него и все преимущественно "второй сорт".

"Первый - на общественном транспорте не ездит. " - промелькнуло у меня в голове. И снова мысли стали кипеть. Тем временем в троллейбус зашел мужичок ханыжного вида, пробил билет и сел рядом со мной. На билете дырки выбили нечто, напоминавшее букву "Х".

- Вот те и "Х", - подумал я, - не верь в судьбу после этого. Видимо это был тот же троллейбус, на котором я ехал на работу. Проездной заканчивается всегда рано утром и только когда спешишь! Сегодняшнее утро не было исключением. Уже сидя в троллейбусе, я почувствовал тягу к морковке и буйный рост заячьих ушей. Но, на такой случай у меня всегда с собой есть пара билетов, одним из которых пришлось пожертвовать. Компостер подарил мне ту самую "Х", видимо предчувствуя сегодняшние события.

- Что ж, мой билет еще утром был пробит, - рассуждал я, - и исчерпав порцию неудач, стал бесполезным, хоть и продолжал лежать в моем кармане. Назад я ехал с проездным, его купил по пути к объекту.

Тут троллейбус резко затормозил и в него ворвались "шакалы". Вот они - грабители с большой дороги, что может быть гаже, чем отнимать у нищего последнее. С недавнего времени, одна охранная фирма стала охранять в стране буквально все. Государственные учреждения, парковки, банки, магазины и главное - граждан. Словом - первые друзья полиции. Даже права себе пытались пробить, как и у полиции, но почему-то не получилось. В считанные месяцы организация получила такую власть, которой не обладала ни одна другая фирма. Не знаю, кто именно лоббировал такой интерес, да это и не важно, важно другое - все делали вид, что этого не замечают. Что ж, обычное дело, в полицейском государстве - всегда тотальный контроль. Вопрос в другом, почему в такой спешке, в столь сжатые сроки, была сформирована целая армия? Во что должна выплеснуться эта сила? Все это жутко напоминало мне армию серых штурмовиков Стругацких. Примечательно то, что форма этой фирмы - тоже серого цвета.


- Если следовать этой логике, то: "Там,  где
торжествует серость к власти всегда приходят черные". " Гм, кто же тогда эти черные?"-задавался я  вопросом-"В серой форме лишь половина
фирмы, другая как раз в черном, может тогда они... или полиция?" Не знаю,
но вернемся к серым.
Серым, как всегда,
досталась самая гнусная работа: парковки, билеты в автобусах. Словом -
контролеры. Выкидывали на них уйму денег, шили форму, покупали им
спецавтобусы, нанимали людей. И все для проверки билетиков. Гораздо проще
было бы последовать примеру обожаемого соседа - Финляндии. Там попросту не
войдешь в транспорт без билета, все делает электроника, но тут сосед нам не
указ и создали стаю контролеров.  Их
задача - хватать самый бедный класс людей и вытрясать из них последнее.
 Как правило без билетов ездят те,
кому уж совсем не найти денег, собственно, русские безработные. Они садятся
в эти "холодильники", на свой страх и риск, и едут на поиски работы или
пропитания. Вот их и отлавливают. Причем делать это надо в унизительной
форме, публично и основательно. Серые сами по себе трусливые, но когда за
ними такая сила, то просыпается чувство безнаказанности, а потому творят
беспредел. Вытаскивают безбилетника, заводят его в свой
автобус, а там делают все, что захотят. Опять же, кто русскому потом
поверит, что его били и издевались над ним, причем с явным наслаждением от
своей "работы". Потому и прозвал их "шакалами",
что нападают на самых слабых и загрызают толпой. Вот те ребята и
заскочили в мой "холодильник"
- Быстро закрыл все двери, слышишь
ты, - закричал по-эстонски водителю долговязый юнец, один из их стаи.
Не знаю по
какой причине, но двери закрылись не сразу. Лицо юнца, прыщавое и без того,
покрылась желваками, вены на висках вздулись и он
заверещал:
- Почему так медленно?! Что,
по-эстонски не понимаешь?! Берут на работу всяких
дураков!
В это время его коллеги подбегали к
компостерам и закрывали их своими телами, грудью на амбразуру.
-"Pilet!", кричали "шакалы",
бегая от пассажира к пассажиру. 
Тут я впервые обратил внимание на то,
что все контроллеры - титульная нация. Причем не только в данном
троллейбусе, я не мог вспомнить ни одного случая что бы контролером был второсортный. В магазине
охранниками работают, на стройке, но не тут.
Почему?
Объяснение пришло само.
"Pilet!" - обратились ко мне и людям вокруг. Напротив меня сидела
женщина в простеньком пальтишке и шерстяном платке вместо шапки. Платок наверное был самым теплым, да и дорогим, из всего,
что на ней надето. В ногах у нее стоял пакет с продуктами. Ясно было, что
женщина ездила в конец города за едой, что бы купить там чуть дешевле. Она
заплакала, предстоящий штраф  раза в
три- четыре выше стоимости всего
накупленного.
-"Pilet!", закричал на нее тот самый
юнец.
Почему оккупанты не работают
контроллерами? А вы могли бы у матери отобрать последнее, что у нее
оставалось на прокорм  детей? На
стройке  проще, ночью кто-то залез,
сломал, украл - вредитель! Или алкаш, стащит водку в магазине - другое дело,
а тут... Разве у кого рука поднимется на защищающую детей мать?  Но если эта мать врага, то все гораздо
проще.
Кровь ударила мне в голову. Снова
зачесались кулаки, но тут мой сосед протянул стервятникам заветную "Х". 
Я вспомнил
утреннюю спешку и отыскал в кармане свой талончик с которым ехал на
работу
- Вот ее билет, вот он, - и протянул
его прыщавому. Тот, убедившись, что вместо наживы ему досталось "Х" завизжал:
"Это ваш
билет, а не ее!"
У меня задрожали руки, я встал со
своего места, сдерживая все дерьмо, что хотел обрушить на него, и прошипел
сквозь зубы:
- Слышишь Ты,  не понял?! Вот ее билет я сказал!
Парнишка побледнел и спрятался за
спины подоспевших соплеменников. Те, разинув пасти, стали разглядывать билет и сравнивать его
с другими. Наконец один из них промолвил:
-Хорошо, а где тогда ваш?  Стая оживилась и стала дружно
переспрашивать.
- Да, где тогда ваш билет, если это
ее? Я показал "свеженький" проездной, на меня уставилась несколько пар
волчих глаз, лишенных добычи. Скрежеща зубами и фыркая они вывались из троллейбуса и мы поехали дальше.
Женщина плакала, ей было стыдно за
свое бессилие, за эти слезы перед тем сосунком, за такое положение - за
все.
Потом начала меня благодарить. Я ее
не слушал, можно и так предположить, что она говорила. Мысли опять кипели.
Радости от помощи я почти не чувствовал, скорее мне самому было больно и
стыдно за всех нас, оказавшихся овцами в чужой стае, не способными что-то
изменить! Я уткнулся в окно и, не обращая ни на кого внимания, молча ехал дальше.

 

 

 

 

Глава3

 

"Тень, знай свое место"

Евгений Шварц

 

Я вышел на остановку раньше, чем надо. Хотелось немного пройтись.

Падал мелкий снег, шел пар из рта и обдавало холодным порывом ветра.

- Что б не расслаблялся, сказал я сам себе и поплотнее закутался. Вокруг весело сияли витрины магазинов, сообщая соседним витринам о новом хламе, которого еще не хватает для полного счастья, а те, улыбаясь, втюхивали в свою очередь им свой. Словом, город готовился к Рождеству.

-Что ж, хороший подарок принесу сегодня домой- закурил я и побрел дальше. Шел я в спортивный центр. Абонемент был до конца года, значит будем использовать, кто знает что дальше. Впрочем, эта не главная причина почему я пошел туда.

-Лучше спущу пар на тренировке, чем на людях.

- Черт, вырвалось у меня, какой смысл уметь постоять за себя, если только сегодня не смог отстоять свою правду. И ведь правильно сделал, что врезал, но кому - овце, которая даже защищаться не умеет. Может потому и паршиво на душе? Впрочем: "всяк знай свое место!" Сегодня мы оба оказались на своем месте. Правильно все сделал, нынче овцы кусают пуще волков. Волк кусает оттого, что есть охота, а овца оттого, что есть возможность.

Ладно, в здоровом теле- здоровый дух, пойду лечить душу. Если честно, то и это не главная причина, почему я шел именно туда. В это время там всегда занимается мой друг Валера, а мне хотелось выговориться. Вот я и шел туда. А все остальное- сопутствующее.

Молодец он, его жизнь била куда сильнее, а он держится, причем в такой стране. Вот она- спортивно-армейская закваска.

Дело в том, что Валера, еще до армии, серьезно занимался спортом. Разными направлениями восточных единоборств. В армии, еще тогда советской, мастера спорта заметили, оценили способность с одного прочтения запоминать страницу текста, что называется, слово в слово. И недолго думая нашли подходящее применение таким мозгам и телу - война. Кинули налаживать дружбу братскими народами, которые забыли о том, что они наши друзья и братья. Конечнофициально тогда этих "мероприятий" как бы не существовало. Тем не менее вернулся он от "друзей" инвалидом. Нет, руки ноги целы, но голова после ранения болела так, что кололи наркотики. Врачи осмотрели и сказали, что остается жить максимум три года. У матери от такого диагноза случился сердечный приступ, последствия которого отразились на всей ее, уже недолгой, жизни. А тут и страны, за которую воевал Валера, не стало.

И остался он больным оккупантом, без работы, пенсии и здоровья на попечении новой родины и матери.

Неожиданно за моей спиной раздались крики:

- Эстонские львы - кричали по-эстонски. Мимо меня прошло стадо молодчиков в солдатских ботинках, серо-белых камуфляжных штанах и таких же куртках. У многих на всю спину был нарисован немецкий железный крест, на рукаве нашивка - эстонский триколор. Головы, естественно, бритые. Они шли клином, иногда, завидя прохожих, выкрикивали:

- Eesti или Eesti lõvid.

В последнее время таких бычков много расплодилось, вот и мигрирую по городу.

Вы спросите - неонацисты? Я отвечу - не знаю. Иногда я вижу на них свастику в виде колецерег, фашистские ордена. Их сейчас на каждом рынке купить можно, как и все обмундирование, литературу и прочее времен гитлеровской Германии. Но свастику носят не все представители "патриотов" Эстонии. А вот железный крест почти на всех. Кстати, советские ордена и атрибутику найти гораздо сложнее. В стране запрещена советская символика и за футболку с надписью "СССР", столь популярную сегодня, особенно на западе, могут оштрафовать. Впрочем, в антикварных магазинах, находящихся в местах скопления туристов, дело обстоит в точности до наоборот. Нацистской символики там нет вовсе, туристов это может напугать и создать плохой имидж стране. А вот советская символика идет на ура. Продают футболки с гербом, буденовки и все подобное. Это приносит неплохие деньги в виде налогов и власти попросту закрывают на это глаза. Но на улице все встает на свои места. Взвод молодчиков не может плохо отразиться на имидже, а вот простая тельняшка может быть опасна. Да- да, я не шучу. Недавно один мой приятель подъехал к магазину в тельняшке. Не успел он дойти до дверей, как его остановил полицейский с вопросом:

- Вы знаете, что у нас советская символика запрещена, - одну руку, блюститель закона держал на рукоятке дубинки, а второй указывал на тельняшку.

- Тельняшка!, - провизжал он.

Но мой приятель оказался парень не промах, и остроумно ответил:

- А где, на этой футболке, вы видите советскую символику? Это флаг Таллинна. Сходите на ратушную площадь и посмотрите, он там весит.

У полицейского искривилось лицо, а парень продолжал:

- Горизонтальные полосы, одна полоска белая, и указал на белую полосу тельняшки, другая синия, и опустил палец чуть ниже, потом опять белая и снова синяя.

Полицейский задумался и начал чесать голову, вдруг его осенило

- Да, возразил блюститель, но флаг Таллинна состоит всего из шести полос и полосы широкие, а тут много и узкие, следовательно это - тельняшка!

Лицо полицейского от удовольствия обезобразила кривая улыбка.

"Какой же ты неугомонный"- подумал мой приятель, но изобразив еще более приятную улыбку, от которой полицейскому стало не по себе, продолжил

- Совершенно верно, но моя футболка сшита из нескольких маленьких флажков.

И задрав рукава, поспешил удалиться, пока оппонент стоял обескураженный такой наглостью.

Но я отошел от темы. До спортивного центра оставалось минут пять ходьбы и еще есть время рассказать Валерину историю.

Как я и говорил выше, вернувшись инвалидом с войны он оказался никому не нужен, кроме мамы.

Поначалу новая власть смотрела на него как на особо опасного оккупанта, все же военный. Но убедившись в тяжести его болезни решили не дергаться и ждать когда он сам умрет. Ограничились лишь легкими угрозами и несколькими допросами о месте службы. Бывшая родина своевременно вывезла все секретные документы, в том числе и военное дело Валеры. Конечно, это была больше забота о себе, но, с паршивой овцы, хоть шерсти клок. По этому, каждый раз на вопрос:

- вы где служили?! - Валера честно отвечал:

- в армии. А на предложение сотрудничать задал встречный вопрос:

- Если бы вернулась прежняя власть вы присягнули бы ей?

- Никогда! - завопил молодой офицер, ведущий допрос.

- И правильно, подметил Валера, настоящий солдат дает присягу только раз.

У того брызнула пена из рта, но старший офицер, в годах, покраснев, приказал на этом закончить.

Таким образом, дали Валере временный вид на жительство на пять лет, все равно долго не должен протянуть, и эстонское know how - серый паспорт. То есть человек без гражданства. Бред, но что поделать. Нельзя же как в Литве делать, взять и всем, для кого Литва является домом, при желании выдать гражданство. Такую статью дохода потерять - натурализация. Да и повод в отказе работы. Правда, пристальное внимание к Валере сохранили, периодически звонили, писали, интересовались здоровьем. Видимо переживали, больше помочь ничем не могли.

Вопреки запрету врача "даже шнурки на ботинках не завязывать самому" Валера вернулся в спортивный зал, к старому тренеру и начал тренироваться больше, чем до армии. Благо у безработного времени было много. Невероятно, но болезнь отступила. Он вновь приобрел отличную спортивную форму и даже стал побеждать у кандидатов в национальную сборную. Сам членом сборной он не мог стать, так как был врагом народа и не знал на должном уровне главного - эстонского языка. Как без этого соревноваться? В этом вопросе государство никак не могло сделать поблажку и сотнями увольняла специалистов с работы: врачей, ученых, даже профессоров лишали кафедры, что говорить об изгое. Но тут случилось чудо. Надежды страны на сборную, состоящую только из представителей титульной нации рухнули. С ними рухнул и неприклонный принцип ортодоксов бюрократии, Валере предложили гражданство, чтобы попасть в состав сборной. Это был нонсенс.

Дело в том, что процедура ассимиляции, или натурализации, как офицально это назвали, занимает не меньше девяти месяцев. А то и много лет. Надо выучить эстонский язык, и конституцию, естественно, все за свой счет. Собрать уйму бумаг и ждать когда назначат дни экзамена. Сдача экзамена платная. Если экзамен сочтут сданным, три месяца все документы рассматривают разные комиссии, после еще три месяца парламент страны. Видимо каждого желающего обсуждают очень внимательно, потому три месяца. Еще бы, ходатайство о мечте. И после этого, если решение положительное, остается заплатить еще немого, написать заявление о документах и ждать их изготовления. Сколько очередей надо выстоять и оббить пороги скольких кабинетов я и писать не буду. Важно другое, что все это приходится делать людям, родившимся и прожившим всю жизнь в этой стране, и только лишь потому, что фамилия Иванов, а не Tamm, например. Быстрее ребенка родить, чем получить синий, эстонский, паспорт и способа ускорить этот процесс - нет. Закон неумалим! Но с Валерой все это провернули за одни сутки. Видимо, потусторонняя сила вмешалась, естественно знавшая государственный язык. Так Валера стал почти гражданином, правда с оговоркой, без права избираться в местные самоуправления и в парламент, но с правом платить налоги и, если придется, проливать свою кровь. Так как налоги в Эстонии одни из самых высоких в Европе, а кровь граждан самая дешевая, то на том и порешили, выдали синий паспорт. Правда полугражданин, когда страна вступила в очередной союз, на этот раз европейский, и новые паспорта стали опять делать красными, тут же поменял на него свой синий. Многие так поступили.

И вроде все стало налаживаться, появилась невеста, да здоровье мамы ухудшилось. Сказались и бессонный ночи возле умирающего сына, и адский труд за гроши, другой работы для оккупанта не было, и жизнь, как на пороховой бочке. Вскоре ее не стало. Так он стал сиротой, отец умер задолго до матери. Все это привело к новому обострению, опять голова стала раскалываться. Опять мой друг превратился в лежащую гору боли. Но матери рядом уже не было. Невеста собрала все, что было в доме и ушла, оставив его умирать. Все же Валера оклемался и снова встал на ноги. Устроился на работу, водителем троллейбуса, но проработав три месяца был уволен за объявление: "Внимание, всем пристегнуть ремни, ВЗЛЕТАЕМ!" Это стоило ему не только работы, но и двух трех пар новых штанов для пассажиров. После Валера подался на заработки за границу. Там он неплохо заработал. Работал как и здесь, по двенадцать часов в день, но там платили далеко не минималку. По возвращении его в Эстонию мы и познакомились, в том самом спортивном зале, куда я сейчас направляюсь.

В который раз в жизни Валеры все как будто наладилось, опять собирался жениться, но произошел новый приступ. Вторая невеста исчезла, как и первая.

- Она уверенна, что я уже умер, - говорил Валера мне тогда. В те дни я был рядом с ним, как мог помогал ему. Таскал по больницам, искал врачей, но доктора заявляли, что медицина в данном случаи бессильна.

Однако он не сдался и на этот раз, воля к жизни оказалась сильнее. Когда боль немного стихла, опять начались изнурительные тренировки. Внутренний настрой и привычка бороться до конца принесли свои результаты. Удалось вернуть спортивную форму, прежнюю жизненную активность, но на этот раз, с рухнувшей надеждой на счастье в личной жизни, и уже точно без шансов на выздоровление. А главное, не было мамы.

Врачи же, на это новое выздоровление, смотрели удивленно и лишь разводили руками. Наконец постановили:

- может до ста доживет, а может завтра умрет.

С таким диагнозом он живет и по сей день, боли не покидают его. Когда усилятся, как в те кризисы, когда ослабнут. Но чтобы вообще голова не болела, такого нет. Он привык и просто перестал обращать на это внимание, а я приобрел хорошего друга. Валера очень ценит, что в тот раз не остался один.

Когда мне становится тяжело, я вспоминаю его историю, Все можно пережить, главное бороться.

- Не в Чечне же живем, а значит ничего страшного. Люди и не из такого дерьма выбирались. казал я сам себе и ускорил шаг.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 4

 

"Государство всегда именуют отечеством,

когда готовятся к убийству людей."

Фридрих Дюрренматт

 

 

Я вошел в зал. Народу было немного, человек пять или шесть в беговом зале, столько же в качалке. Валеры нигде не было . В раздевалке тоже было пусто. Я неспеша переоделся, бумажник и телефон взял с собой. Перед тем как пойти бегать решил позвонить Валерке. Набрал его номер, но когда пошли гудки зазвенел телефон в одном из шкафчиков. Мелодия звонка та же, что у Валеры.

Опять телефон в шкафу забыл, мало воровали. Что ж, по крайней мере, ясно, что он здесь.

Я вышел из раздевалки и пошел к администратору, чтобы сдать на хранение ценные вещи. Подходя к администраторской я услыша бурные споры, разносящиеся из кафе, там было необычно людно. Народ громко что-то обсуждал, даже спорили. Я оставил вещи и уже хотел начать тренировку, как дверь кафе распахнулась и оттуда вылетел красный Валера.

- Валера! - окликнул я его, он поднял глаза и, увидев меня, пошел навстречу. Мы не успели поздороваться как он начал:

- Новости слышал? - он протянул руку.

- Нет, а что случилось, - я понял, что все в кафе обсуждали какую-то новость, видимо услышанную по теливизору.

- Пойдем в сторону, расскажу. Мы отошли к батутам, где сейчас никого не было.

Валера начал. Говорил он эмоционально, взволнованно, было видно, что событие воспринято им как глубокое оскорбление:

- Мало того, что недавно состоялся очередной слет дивизии СС, где их поздравляло правительство, так теперь их решили орденами награждать.

- Спокойно, - я прервал Валеру так как он не заметил, что перешел на крик. - Конкретно, что сегодня произошло? - спросил я.

- Что произошло?! я скажу, что произошло. Они взяли отморозка, который прославился тем, что больше других заживо сжег людей, да евреев больше других расстрелял. А они его награждают за заслуги перед отечеством и народом орденом высшей степени. Валера опять кричал.

Я оторопел и дальше особо не слушал. Его горячая речь была как бы на заднем фоне. Мне не интересны были подробности, как именно СС награждают, просто внутри что-то порвалось, раз так открыто все происходит. Значит недолго осталось...

- А как реагировали на это эстонцы?, - перебил я кипящего Валеру, - я слышал в кафе спорил кто-то.

Лицо Валерки покраснекло, он выпучил глаза и волнением продолжал говорить

- Да там чуть до драки не дошло, я хотел одному голову разбить! Ты понимаешь, нашлись уроды, кто радовался...

- Ну а недовольные были? - я опять перебил.

- Кто-то был недоволен, а кто-то никак. Только кто тут будет вякать, сам знаешь, каждый десятый здесь мент!

"Мент" - эхом пролетело по залу и народ стал оглядываться в нашу сторону. Валера начал немного остывать. Глубоко вздохнув, он вдруг как очнулся.

- Постой, а ты почему так рано? - лишь сейчас заметив, что я раньше обычного .

Я улыбнулся посмотрел на него и ответил

- Да вот, у меня тоже есть новости, пойдем к скамейкам, там будем тише, расскажу.

Валера понял, что что-то неладно, и потому не торопил меня. Мы сели и я описал свое утро. Рассказал про работу, про контролеров в автобусе, про ту женщину.

- Алена в курсе? - спросил он

- Еще нет, вечером скажу.

Какое- то время мы просто сидели и молчали. Первым нарушил тишину Валера

- Вот что, - начал он, - не спроста все это. Нам жизни здесь не будет и надо это наконец понять, хватит иллюзий. Я посмотрел на него, но ничего не ответил.

Через какое-то время Валера опять сказал,

-В общем, если понадобятся деньги, говори сразу! Будешь занимать у других или голодать - обижусь! Узнаю, что есть работа сообщу.

- Спасибо, - сказал я.

Опять наступили тишина.

-Ладно, -прервал я раздумия, - надо тренироваться, пойдем.

Тренировка шла как обычно, только почти ничего не говорили. Тренировались жестко, но без особого энтузиазма. После занятий тоже в основном молчали. В раздевалке прибавлялось людей, было шумно и как-то неуютно. Кто-то обсуждал то самое награждение, радовался. Мы старались не замечать. Выходя из зала я забрал вещи у администратора и обнаружил в телефоне два неотвеченных вызова. Первый был от Мати, второй от Тыну. С Мати мы вместе работем, вернее уже работали. В момент моего увольнения он был в магазине, докупал материал. С Тыну тоже частенько пересекались, но он чаще работал один. Что ж, значит новости уже дошли. Решил звонить в порядке поступления звонков.

Начались гудки, довольно долго не брали трубку.

- Hallo, начал Мати, слышал, что произошло. Мати тяжело дышал, видимо отошел подальше, что бы никто не слышал, - как не хорошо.

- Да уж, хорошего мало, - ответил я.

- Но ничего, Ты не расстраивайся, он мне давно не нравился, - пытается ободрить меня, - ты вот что, завтра утром дома? Я грустно рассмеялся, идти рано утром было некуда.

- А где еще, или есть предложения? Похоже звонит неспроста. Так оно и оказалось

-Предложения нет, но есть картошка,помнишь, у меня есть небольшое поле? Так вот картошки в этом году много уродилось, есть лишних три- четыре мешка.

Вот к чему он клонит. У Мати, как у классического эстонца, есть хутор и поле при нем. Там он выращивает на зиму себе картошку.

- Спасибо Мати, спасибо.

Что-то я всех сегодня благодарю. Или бью или благодарю - неплохой коктейль.

- Давай завтра подъеду, тогда и поговорим немного.

На этом закончился разговор с Мати. Валера ждал меня на улице и курил. Начинало темнеть и его задумчивое лицо то освещалось красным угольком сигареты, то снова погружалось в сумрак. Я вышел и тоже закурил.

- Я сейчас, позвоню человеку, тогда пойдем. Валера молча кивнул, не поднимая глаз. Он был весь в своих мыслях. Видно сильно его задевают такие новости как сегодня. Его отец успел повоевать, и дед воевал, еще и в первую, и прадед...

В телефоне шли гудки, я звонил Тыну.

- Слушай, мне уже все рассказали, сразу начал тот, правильно сделал! Честно говоря, я сам собираюсь уходить от сюда, мне предложили возглавить технический отдел в новой больнице. К лету должны начать. Словом я тебя туже возьму к себе, как сам начну работать.

Мне снова ничего не оставалось делать, кроме как благодарить. Ведь звонят же, заботятся. Мати, Тыну, вот не верь после этого в людей. И ведь никто их не заставляет. Все же не в национальности дело, люди-то хорошие, у власти националисты, а сам народ- хороший. Гм, правда кто это правительство выбирает, вот дилемма.

Я убрал телефон и подошел к Валерию. Он докуривал вторую сигарету и все так же думал.

- Ты знаешь- начал я, - может ты и прав, когда говорил, что нам тут жизни не будет. Народ может и хороший, но жизни не будет. - Валера молчал и все так же напряженно думал.

- Все эти комиссии, увольнения врачей, учителей, - продолжал я, - эти скинхеды, СС, ордена... Мне почему-то становится стыдно. Стыдно, за то, что я просто смотрю и ничего не могу сделать! Ведь вижу - враг, подлец, негодяй, а терплю! Ощущение как буд-то предаю кого-то. Память предков, что ли. Как противно от своего бессилия, черт!!! Вот сегодня дал по морде, ведь правильно сделал, а фактически - преступление. На Тебя напали нацисты, а виноват ты, как произошло с моим соседом. Вот как быть?!

- Извечный вопрос, что делать? - перебил меня Валерик. Он поднял голову, посмотрел мне в глаза и тихо сказал:

- Я думаю все это лишь подготовка к чему-то. Скоро что-то должно произойти... друга.

 

Через пять месяцев с холма Тынис-мяги был демонтирован памятник Воину- Освободителю.

Почти через год, недалеко от того места, где стоял "Бронзовый Солдат" началось строительство гигантского монумента "свободы", напоминающего немецкий железный крест. На строителство ушло сто миллионов крон.

В стране начался экономический и политический кризис.

 

P.S. "В центре Таллина захоронены пьяницы и мародеры"

Премьер министр Эстонии

Андрус Ансип.



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
285421  2009-01-07 13:17:19
В. Эйснер
- Да-аа... ситуёвина, как говорит мой друг Лёха Сухомлинов.

В Германии картина разительно отличается. Хотя мы все здесь - Der Russe - независимо от того, немец ты, таджик, казах или еврей, но языковые курсы на 80% оплачиваются, квартира из рассчёта 50 кв. на одного или 60 на двоих, тоже оплачивается, социалка (314 евро)выплачивается, и, если ты ещё не перешагнул рубеж сорока пяти и умееешь хотя бы объясниться на языке, то есть и шанс найти работу.

Долго жить в отмосфере ненависти невозможно. Всё это, наверняка, закончится социальным взрывом.

Но у меня такой вопрос к автору: А почему бы не уехать в Россию? Конечно, и там напряжёнка с получением гражданства, но нет дискриминации по нац. признаку. А человек с головой и руками всегда найдёт куда их приложить.

Очерк замечательный. Живой, горячий, человечный. У автора незаурядный литературный талант. Охотно голосую и желаю удачи!

285423  2009-01-07 14:28:13
АИ
- Удивительно хорошо, талантливо, с чувством, с юмором! PS.Граммошибки надо бы исправить...

285427  2009-01-07 18:32:08
АИ
- Info: Работодатели Эстонии объявили русский язык официальным на ежегодной экономической конференции

285439  2009-01-08 16:52:52
Алексей Казовский
- Каждому из нас достается своя судьба, и в чужую шкуру не влезешь, как ни старайся. Но оглядываться на других людей, стараться узнать, как и чем они живут, думаю, нужно обязательно. Чтобы не утонуть в собственном эгоизме, к которому нас приучают сегодня под маркой "естественного индивидуализма" одного из понятийных столпов западной демократии.

Вот и этот рассказ один из тех взглядов "с другой стороны" на наш общий мир и друг на друга, столь необходимый каждому человеку, желающему думать и делать.

Целенаправленным клиническим идиотизмом, возведенным в ранг государственной внутренней политики отличаются многие бывшие союзнерушимые, некоторые и во внешней занимаются тем же. Это видно и слышно со всех сторон, вдали за границами и совсем рядом, за порогом дома своего. Может быть, это очередные "болезни роста", но болезни ведь бывают и неизлечимыми, а лекарства все равно нужно искать Всем вместе.

285476  2009-01-10 14:11:41
http://www.pereplet.ru/kuklin/65.html#65
- Открытое письмо М. Шапиро - автору полуочерка ╚Хроники смутного времени╩

285484  2009-01-10 20:09:23
Россиянин
- Максиму Шапиро : Ты молодец, что честно рассказал о жизни в эстонии ! Не знаю твоего возраста, выскажу свои тебе советы : 1. тебе надо было давно эмигрировать в Израиль, получил бы сразу (!!!) паспорт, выучил бы язык и - вперёд по жизни ! Хочешь : учись в Хайфском технионе, но обязательно - пройди службу в армии - почувствуй себя Мужчиной !!! 2. зачем вы все - неэстонцы допускали, что вас так жестоко эксплуатировали ? Почему вы показали слабоволие, вас-же много : половина эстонии=0,5миллиона, не меньше ! Во всех европейских странах некоренные "пипл" - беснуются-требуют-права качают-жгут магазины и авто-убивают полицейских, и : никто не виноват ??? Ещё и полиция виновата ??? Вас - русских большинство в прибалтике, а вы отдались ублюдкам ! 3. тебе, Максим надо много поработать над стилем, над грамотностью, многие сегодня пишут, но как-то усреднённо, стандартно. Из всех писателей конца ХХ и начала ХХ1 века лично мне больше всех по стилю, по красоте изложения и по КУЛЬТУРЕ больше всех нравится Анри Труайя, хотя возможно он и ошибается где-то в политике, в политэкономии....... У меня тоже есть воспоминания о прибалтике : впервые я был в Талине и Пярну в 1961 году с родителями, еда была очень вкусная ( у нас - в Москве не было такого разнообразия !), но главное : мы жили в комммуналке ( 25 человек на один унитаз на ул.Чехова ! ), в все в эстонии - жили в отдельных квартирах - чем они так заслужили-заработали??? Мой отец 6 лет воевал против фашистов, но мы жили хуже "вуек"="лесных бандитов"!!! ПОЧЕМУ ??? Потом я был в Паланге в 1970 году, и в командировке под Ригой - в Саласпилсе ( на заводе) в 1978 - тогда мне главный инженер (русский) рассказал, как плохо относятся к русским в этой "республике"=нахлебников. Мы все знали, что Советский Союз как иждивенцев=паразитов содержит прибалтов, но эти твари были всегда недовольны !!! Эх, знали бы МЫ тогда как дело повернётся !!! Учти мои советы, Максим, у каждого есть место на Земле, каждый достоин того, что он ЗАРАБОТАЛ своим трудом, и достоин уважения !!! Ты просто возьми путёвку в Израиль на недельку, посмотри, поговори с народом : больше миллиона говорят по-русски ! Там никто НЕ обзовёт тебя плохим словом из-за твоей национальности : смешно сказать что с ним сделают !!! А эстонцам и прочим шведам, да чёрт с ними, сами приползут, клянчить будут пособие ! Мне просто обидно за таких как ты !!! УСПЕХОВ ЛИЧНО ТЕБЕ, СТАРАЙСЯ, ДВИГАЙСЯ ВПЕРЁД !!!!! Я много поездил по свету : Россия - русский народ : САМЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЙ ИЗ ВСЕХ НАРОДОВ НА ЗЕМЛЕ !!!!!

285496  2009-01-11 13:51:56
М. ТАРТАКОВСКИЙ.
- Максим Шапиро: Описанные события происходят в Эстонии незадолго до переноса памятника Воину-Освободителю в Таллинне. Все персонажи и события реальны. Изменены лишь некоторые имена. По сути, это хроника происходящего, описанная, как говориться, простым человеком живущим в этой стране.

Уважаемый Максим Шапиро! В гостевой специфичного еврейского сайта, в общем, неплохого, завёлся персонаж, избравший себе удивительную для данного случай кличку ╚Германец╩ (!). Ниже моя реакция на этого персонажа, имеющая прямое отношение к описываемым Вами событиям.

Непосредственным поводом было удивлённое обращение к ╚германцу╩ (будто бы ЕВРЕЮ!) одного из авторов сайта Марка Аврутина: ╚Уважаемый Германец, что означает ваша кличка? Если Вы живете в Германии, то и я проживаю там же, но германцем себя не считаю╩.

М. Тартаковский: Послегитлеровские немцы тоже не называют себя германцами. Термин применяется лишь в специальных значениях: германская филология, германские племена, древние германцы...
Здесь, на этом сайте, вызывающее ╚ГЕРМАНЕЦ╩ (как этот герой не рискнул бы назваться в немецкой среде) - не кличка, но ИДЕОЛОГИЯ
. Ну, не нравятся нашему ╚германцу╩ евреи, куда деться. Язык не учат, кормятся нашармака... Вот он нас и поучает высокомерно, как себя вести, чтобы ему понравиться.
Вот и русские в Эстонии не учат эстонский язык - как евреи в Германии немецкий. (Хотя, кстати, учат и успешно работают в Германии как учил я и как работают мои дети - трое. Работает ли сам этот ╚германец╩?)

В его устах ╚эстонская проблема╩ выглядит несколько специфично. Я уже писал здесь о том, что эстонцы (которых немцы во все века воспринимали только как батраков) впервые получили государственность ╚из рук Москвы╩. И признание себя в качестве нации. И тут же, безо всякой необходимости, принялись пакостить и гадить России.
Штука неслучайная. Гитлеровцы, едва войдя в Эстонию, с удивлением обнаружили территорию ╚юденфрай╩. br Евреи ОДИН % ! населения был напрочь зверски вырезан. Опять же без какой-либо практической надобности.
Нашему грамотному ╚германцу╩ факты эти отлично известны. Не отсюда ли демонстративное попечение об эстонцах?

Сам я был в Эстонии многократно. И не как турист, и не как курортник. Был не только в городах, но и на самых отдалённых островах эстонских архипелагов в Финском заливе и в открытом море. Эта Эстония - в моей повести ╚Мокрые паруса╩.
Моя чрезвычайная благодарность хирургам больницы в Хаапсалу, вправившим мне выдернутую и вывернутую руку при смертельном приключении в открытом штормовом море. Ночь на 26 июля 1972 г. моё очередное рождение. (Со смертью встречался не впервые).


Но помнится и другое. Перебинтовав едва не по пояс, меня не смогли оставить на лечение: больница была настолько переполнена, что койки с больными стояли не только в коридорах, но и на лесничных переходах (мне показали, объясняя своё и моё положение. И напоминая, что сердце у меня крепкое и, безусловно, выживу).

Я отправлялся в Таллин на автобусе, где водителей-эстонцев было почему-то два (возможно, один был посажен для меня санитаром?), а пассажиром через полстраны был я один. Чтобы как-то отвлечься от дикой боли, я несколько раз пытался пересесть на свободное (естественно) место впереди: взгляд на дорогу (как всегда бывало и бывает) успокаивает меня.
Но эстонцы (видя моё положение, мои бинты) с очевидной ненавистью гнали меня в последний ряд (как если бы я был негром во время сегрегации в США).

Ненависть была абсолютно необъяснима: я вспоминал об этом, когда видел избиение полицейскими защитников Бронзового солдата (статуи эстонца, позировавшего скульптору).

285548  2009-01-14 13:41:50
Антонина Ш-С
- Надоело быть "вторым сортом", а пока в рожу не дашь - тебя не слушают.

Прекрасный текст и раскрыт, на мой взгляд, глубоко. Национальный вопрос в наши дни один из главных. И это по всему миру. Мне с ужасом думается, что пока политики не поймут, что он важнее любых экономических, произойдёт что-то страшное, непоправимое. А расплачиваются, как правило, слабые, что ╚в рожу дать╩ не могут.

285683  2009-01-19 17:05:59
Россиянин
- Максиму Шапиро - продолжение :

- Ты понял мои советы ?

- Как я и знал : прибалты взбунтовались - Россия перекрывает свои границы - не даёт контрабандистам воровать, а чем будут прибалты торговать ? Кому нужны шпроты ?

- Война в Палестине закончилась, теперь должны надёжно перекрыть границу - как раньше в СССР - что бы ни одна заразная крыса не проскочила ! В секторе Газа живут 1,5 миллиона арабов - самая густонаселённая точка на Земле ! А Россия - самая малонаселённая территория на Земле ! ВОПРОС : что делать ??? ОТВЕТ : переселить палестинцев в Россию - пусть живут и плодоносят !

- В ХХ1 веке ислам захватит-поработит все страны мира - это не предсказание, это - С У Д Ь Б А ! ! !

- Готовьтесь ! Пора прекратить междоусобицы !

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100