TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Андрей Саломатов

В будущем году я буду лучше
(Повесть)

Фантастическая повесть

 

Эпиграф: "Легко догадаться, о чем думает простой человек - о простых вещах." (Д.Джансугурова)

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

Еще великий вольнодумец Вольтер писал, что всякому значительному или интересному событию всегда предшествует великое множество пустых и мелких вещей. Например, для того, чтобы жениться, нужно вначале вырасти, чтобы вырасти, как минимум - появиться на свет, и только для того, чтобы родиться, самому ничего делать не надо.

Сколько знаменательных дат освещают жизнь среднестатистического человека? У подавляющего большинства их три: родился, женился и умер. А сколько третьестепенного и невыносимо скучного приходится пережить между рождением и смертью - уму непостижимо. Ходит человек семьдесят лет как заведенный будильник, топает по прямой к смерти, и только на пороге вечности удивляется, что жизнь прошла, а так ничего и не произошло.

Но не надо расстраиваться. У каждого из нас впереди есть еще хотя бы одно экстраординарное событие.

Итак, всякому грандиозному или сколь-нибудь примечательному факту всегда предшествует длиннейшая цепочка безликих дней.

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

САША

 

"Бог органичен, - когда-то написал нобелевский лауреат Бродский, - Ну а человек? А человек, должно быть, ограничен".

Внешне Саша Дыболь отдаленно напоминал популярного французского киноактера, и это сходство было ему дороже всего небогатого внутреннего мира, которым он походя обзавелся в процессе жизни. Саше было двадцать два года.

 

СУДЬБА

 

Интересным человеком Дыболя трудно было назвать, равно как и неинтересным. Он не был ни трусом, ни храбрецом, держал свою синицу в надежной клетке, частенько поглядывал на небо, но без драматических вздохов по журавлю. С книгами Саша покончил, так и не узнав, для чего их пишут; в театры не ходил со школьной скамьи - он там скучал; на эстрадных концертах бывал, если кто-нибудь из родственников или друзей доставал ему билет; и только самый демократичный вид искусства - кино - привлекал его своей простотой и распостраненностью в пространстве-времени.

Серьезное место в жизни Дыболя занимали и субботние вылазки на природу с шашлыком и легкой выпивкой. О таком походе можно было вспоминать целую неделю. Правда, через несколько подобных пикников разница между ними начисто исчезала, и надо было изобретать что-то новое. Но что оригинального можно придумать в этой жизни, если ты не Кулибин, не Циолковский и даже не сочинитель матерных куплетов? И все же Саша придумал.

Саша Дыболь решил жениться. Идея обзавестись семьей пришла ему в голову совершенно случайно. Он набрел на нее, пытаясь отыскать смысл существования равноценный оставленным развлечениям. Испытав за свои двадцать два года все доступные удовольствия, Саша пришел к ценному выводу, что дальше так жить нельзя - надоело.

Приличная зарплата экспедитора компьютерной фирмы и однокомнатная квартирка у Птичьего рынка делали Дыболя женихом если и не завидным, то, по крайней мере, без особых проблем на первое время. Объект Сашиной скоропостижной любви до сих пор и не подозревала о намерениях приятеля. Встречались они всего три раза и, как это нередко бывает, у Розы были иные планы относительно своего будущего. Другими словами, девушка пока не собиралась замуж ни за Дыболя, ни за кого другого. Но об этом Саша узнал несколько позже. А для начала наш герой раззвонил по телефону родным и ближайшим друзьям о своем решении. Выслушав большое количество наставлений и дружеских советов, он надел недавно купленную аглицкую тройку, купил букет замечательных белых хризантем и к назначенному времени отправился в гости к Розочке... где и пал жертвой собственной своеобычности - девушка ему отказала.

Да, оригинальность, как и принципиальность, штука коварная, а главное - неблагодарная. Возможно, до сих пор Дыболь не догадывался об этом. Ведь, по сути, Сашина фантазия была его первым шагом на скользком пути оригинальности, а первые шаги не бывают твердыми. Кто знает, если бы Дыболь хоть немного был мистиком и не предвосхищал событий или, на худой конец, неплохо разбирался в женской психологии, может после тонко продуманной атаки планы Розочки и дали бы трещину. Но Сашина выходка только укрепила девушку в правильности выбранного пути. Значительное событие не состоялось. Нужно было снова начинать бесшабашную холостяцкую жизнь, что Дыболь и поспешил сделать. Стало быть, судьба уготовила Саше кое-что поинтересней прозаической женитьбы. Как любил говаривать легендарный китаец Чжуан-цзы, сознательный выбор - это всегда заблуждение, так что мудрый позволяет всему "быть самим собой".

 

 

НЕ СУДЬБА

 

Молодость сильна не только мускулами и психикой. Пожалуй, главная ее опора - безграничный оптимизм и, как писал философ Бергсон, умение на полном ходу перепрыгивать во встречный поезд. Надо отдать Дыболю должное, он стойко перенес первый мощный удар судьбы. Саша не швырнул в Розочку букетом, не стал рвать на груди аглицкую жилетку с эффектной зеленой искрой и даже не потерял присущего ему природного жизнелюбия и бодрости. И все же, скорее из подражательства, Дыболь решил напиться. Купив в магазине бутылку экзотического джина, он небрежно сунул ее в карман пиджака и позвонил другу, который должен был стать свидетелем Сашиного серьезного отношения к бракосочетанию.

Дыболь долго слушал, как в абсолютной пустоте рождаются и умирают унылые гудки. Затем он повесил трубку и в сердцах громко проговорил:

- Не судьба!

 

ДЖИН В БУТЫЛКЕ ИЗ-ПОД ДЖИНА

 

Благо в чистом небе висело июльское теплое солнышко, и не было никакой необходимости напиваться дома. В одиночестве, да в четырех стенах пьют только законченные алкоголики, а на природе в хорошую погоду даже язвеник нет-нет, да и подумает: "Эх, пивка бы!"

Настроение у Саши было, что называется, никакое. Он тихо брел, не глядя по сторонам, и даже не задумывался, где и с кем совершить этот языческий акт насилия над собой - алкогольное харакири. Как излагал трагический алколог Ерофеев: "Если хочешь идти налево, Веничка, иди налево, я тебя не принуждаю ни к чему. Если хочешь идти направо - иди направо." Что Дыболь и делал, пока не забрел в самое потаенное место в округе.

Устроившись в тени общипанной сирени на разбитой лавочке, Саша вдруг ощутил прилив тихой радости и нежности ко всему тому, что его окружало. Впереди золотилось мелкой рябью запущенное калитниковское озерцо, в спину дышало прохладой старое московское кладбище, а прямо над головой летали птицы: белые, похожие на чаек, и черные, больше напоминающие ворон.

Дыболю давно уже расхотелось пить, но бутылка джина оттягивала карман и тем самым напоминала о счастливой семейной жизни, которая развалилась, так и не успев образоваться. Воображение рисовало Саше какие-то путанные картины раскаяния его избранницы. Но если мысли эти легкие и бесформенные появлялись и исчезали, ни к чему не обязывая, то бутылка с помощью гравитационной постоянной тянула Дыболя вниз, к земле, подальше от бесплодного фантазирования.

Обреченно вздохнув, Саша достал бутылку, откупорил ее и зачем-то понюхал содержимое. Этот легкомысленный поступок на некоторое время оттянул начало пьянства. Но через пару минут, собравшись с духом, Дыболь торопливо сделал несколько больших глотков и перестарался. Закашлявшись, он поставил бутылку на лавочку, вскочил и стал трясти головой. Когда же внутри у него сделалось немного спокойнее, Саша сел на свое место. Каково же было его удивление, когда вместо бутылки он обнаружил рядом с собой маленького, замурзанного старичка.

- Это ничаво, - болтая в воздухе крохотными ножками в онучах, радостно произнес незнакомец. - Спасибо тебе, Санек. Выручил старика. Проси, чего хочешь. Отблагодарю по-Джински.

 

МНОГО

 

За несколько минут Дыболь успел наговорить старичку кучу всяких глупостей. А поскольку изъяснялся он путанно, то из всего сказанного старичок понял лишь одно, а именно, что его спаситель хочет много. Но что такое "много" для Джина, когда и для простых смертных нередко это понятие не несет в себе ничего фантастического? Еще сверхъудачливый бизнесмен Маккормик говорил, что иметь много денег не менее хлопотно, чем много знаний, и печаль, по-видимому, есть следствие человеческой жадности, а не тяжести груза. Здесь, пожалуй, главное, что каждый отдельный человек подразумевает под этим понятием. Ведь одному много пачки десятирублевок, а другому мало и того, что он не успеет прожить вместе со всеми своими родственниками до двадцатого колена.

В общем, Джин понял, что Саша Дыболь относится скорее к первым. И не хватало-то ему каких-то мелочей. Но старичок был Джином с размахом и заниматься каждым нестоящим внимания желанием в отдельности - не собирался.

Не перебивая Сашу, старичок на минуту задумался, затем молитвенно сложил руки и сказал:

- Будет тебе, Санек, большая светлая любовь и все протчее. Как решишься, приглашай на свадьбу - буду как штык. А пока путешествуй, пользуйся.

После этих слов Джин растворился в воздухе.

Дыболь некоторое время оторопело смотрел на то место, где только сидел старичок, а когда пришел в себя, вслух позвал:

- Эй, где вы?

Поднявшись с лавочки, Саша неуверенно шагнул вперед. В это время воздух вокруг него на мгновение уплотнился и, сверкнув алмазными гранями, повернулся на воображаемой оси, которая находилась, по всей видимости, где-то далеко за горизонтом. Дыболь почувствовал, как гигантская вертушка подхватила его и с чудовищной силой швырнула в сверкающую даль.

Пришел в себя Саша в незнакомом ухоженом сквере перед облезлым трехэтажным зданием с обшарпанной вывеской "Гостиница для транзитных королей и президентов". Прочитав ее, он вконец смешался и зачем-то спрятался за роскошным кустом сирени. В глазах у него все еще плавали радужные круги, в голове разливался хмель, а под ложечкой образовалось маленькое холодное облачко - Дыболю сделалось немножко страшно.

 

МАЛО

 

Да, малость переборщил Джин. Ну к чему эти кинематографические эффекты с мгновенным перелетом и пугающей вывеской? Тем более, что Сашу можно было отблагодарить и попроще. Ему вполне хватило бы согласия Розочки и недорого чайного сервиза на шесть персон в виде свадебного подарка. Как любил повторять инфернальный Кроули: даже если мы точно знаем, чего хотим, то зачастую плохо представляем, как будет выглядеть то, чего мы так упорно добиваемся.

Мимо Дыболя по дорожке проследовал устрашающего вида бородач в экзотических лохмотьях. Он уверенно вошел в гостиницу и так хлопнул дверью, что все здание загудело как надтреснутый колокол.

- Какой сегодня хороший день, - услышал Саша у себя над головой и резко обернулся. Из распахнутого окна первого этажа, улыбаясь на него смотрел человек с гладко зачесанными назад волосами и бабочкой под подбородком. - Если вы хотите остановиться в моей гостинице, милости просим. Мест сколько угодно. Могу предложить люкс номер один, есть и номер два, а если у вас совсем плохо с деньгами, то найдется и люкс номер три.

- А где я? - растерянно поинтересовался Дыболь и машинально обвел глазами сквер.

- Вы? Перед моей гостиницей, - мягко ответил тот.

- Нет, какой это город? Страна какая? - уточнил свой вопрос Саша. Окно моментально захлопнулось, и через несколько секунд улыбчивый владелец гостиницы появился в скверике перед Дыболем.

- Уж не иностранец ли вы? - едва появившись, радостно спросил он. - Хотя, для иностранца вы слишком правильно говорите.

- Я из Москвы, - ответил Саша и, помявшись, добавил: - Из России.

- Да?! - еще больше обрадовался хозяин. - А где это?

- Ну.., - хотел было объяснить Дыболь, но понял, что сделать это будет очень трудно. Густо покраснев, он лишь сказал: - На севере.

- Ну и отлично! - Владелец гостиницы взял Сашу под руку и широким жестом пригласил войти в свое заведение.

- Я бы на карте показал, - вдруг вспомнил Дыболь.

- Да? - с неизменной улыбкой воскликнул хозяин. - Уважаю господ, умеющих отлично играть в карты. Хотя, не совсем понимаю, какое отношение имеют карты к науке географии. Недостаток образования. Всю жизнь страдаю из-за этого. В свое время, вместо того, чтобы учиться, я занимался всякой ерундой: решал математические и физические задачи, ставил химические опыты. Правда, впоследствии это позволило мне приобрести вот эту гостиницу. Химия, знаете ли, помогла. Но хорошо играть в карты я так и не научился.

- Я про другие карты, - проговорил Саша, следуя за разговорчивым хозяином.

- А есть еще какие-нибудь? - изумился тот. - Вы уж извините мне мою серость. Не подумайте, что в нашем городе все такие. Уверяю вас - нет! Я вас познакомлю с таким мастером... - сладкоречивый владелец гостиницы чмокнул пальцы собранные в щепотку, затем осекся и менее уверенно продолжил: - Ну, вам-то он может и не покажется мастером. Но играет...

Они вошли в гостиницу. Помня, что он потратился на цветы и джин, Дыболь незаметно сунул руку в карман и неуверенно сообщил:

- У меня мало денег.

- Мало? - переспросил хозяин. - А! Понимаю! Ну ничего. Давайте договоримся так: я нахожу вам партнеров, а выигрыш пополам.

 

АБСОЛЮТНО ВСЕ

 

- Как вас записать? - усаживаясь за конторку, вежливо спросил владелец гостиницы. Затем он понизил голос и заговорщицки добавил: - Может, вы собираетесь погостить у нас инкогнито?

- Меня зовут Дыболь Александр Иванович, - ответил Саша. Не успел хозяин внести данные в книгу регистрации, как раздался громкий топот и на лестнице, ведущей на второй этаж, появился уже знакомый Дыболю бородач.

- Эй, ты! - прорычал он, обращаясь к владельцу. - Раздобудь-ка мне чего-нибудь поесть. И побыстрее!

Хозяин гостиницы оторвался от своего занятия и не меняя выражения лица, сунул руку в карман. Затем, он выхватил пистолет и выстрелил в грубияна.

Детина жалобно вскрикнул, сложился пополам и кубарем скатился вниз по лестнице. Даже если он и не умер в первую минуту от пули, то обязательно свернул себе шею.

Мгновенно протрезвев, Саша как ужаленный отпрыгнул от которки и бессвязно залепетал:

- Вы чего? Чего вы?

- Что вас так напугало? - искренне удивившись, спросил владелец гостиницы. - Этот негодяй живет здесь вторую неделю, денег не платит да еще и требует, чтобы я носил ему из ресторана еду. Правда, он имеет на это право. Но и я свои права знаю.

- Вы же... убили его, - с трудом проговорил Дыболь.

- Правильно, - ответил хозяин. - Если бы я этого не сделал, он бы первым убил меня. Бежать в ресторан ему за едой я не собирался. Да вы успокойтесь. Я совсем забыл, что вы иностранец. Дело в том, что у нас нельзя безнаказанно обижать вооруженного человека. Можно безнаказанно обижаться на него, да и то не всегда. Приспособиться не трудно. Вот мне уже больше тридцати, а я, как видите, живой, здоровый и дело мое процветает. - Убрав пистолет в карман, владелец гостиницы снова взялся за перо. - Ну так, продолжим. Если желаете, я запишу, что вы король или президент какого-нибудь маленького государства. Название мы придумаем. Это придаст вашему пребыванию здесь торжественности и даже таинственности. У нас очень любят высокопоставленных особ. Да и мое дело от этого только выиграет. Престиж, знаете ли, никому еще не мешал.

- Так значит, вы и меня можете? - звенящим от напряжения голосом спросил Саша.

- Что могу? - не понял хозяин.

- Убить. - прошептал Дыболь.

- А зачем же мне вас убивать? - рассмеялся владелец гостиницы. - Вы же не сделали мне ничего плохого. Я обыкновенный и даже - очень покладистый человек. Ну, перестаньте делать из меня зверя.

- Значит, здесь можно абсолютно все, - почти не слушая объяснений хозяина, проговорил Саша и затем спросил: - И я вас могу?

Улыбка профессионального гостеприимства медленно сползла с лица владельца гостиницы и он с нескрываемой досадой ответил:

- Конечно можете... если сможете.

- Я пойду, - опустив голову, угрюмо сказал Дыболь и как-то боком направился к выходу.

- Я вас сильно напугал, - сразу забеспокоился хозяин и подскочил к гостю. - Бросьте вы. Я не собираюсь вас убивать. Вы мне нужны. У меня много знакомых, которые вечерами любят поиграть в карты. И если вы действительно...

- Я не умею играть в карты, - не дал ему закончить Саша.

- Как? А что же я перед вами... - владелец гостиницы вдруг поморщился, замолчал и на шаг отошел от Дыболя. Затем он развернулся и молниеносно ударил Сашу кулаком в челюсть.

Оказавшись на полу, Дыболь приподнялся на локтях, потряс головой и взглянул на покладистого хозяина заведения. Тот уже стоял за своей конторкой, озабоченно смотрел на распростертого Сашу и, казалось, ждал, что тот предпримет дальше.

- Кстати, можете ответить мне тем же самым, - серьезно сказал он и снова достал пистолет. Положив его на конторку, он добавил: - Но предупреждаю: у меня первый разряд по боксу.

 

АБСОЛЮТНО НИЧЕГО

 

Место, куда Дыболь попал, ничем не напоминал ему родной город, хотя вокруг стояли такие же дома из кирпича и камня, а деревья также тянулись ветвями вверх. Даже небо казалось здесь более низким, как в планетарии, и неестественно синим, будто его густо покрасили чистой берлинской лазурью. Идеально подстриженные газоны пугали здесь какой-то медицинской стерильностью. При виде этих геометризированных островков живой природы даже не возникало мысли поваляться на траве. По такому газону нельзя было срезать путь или бросить на него окурок. У неискушенного дикаря подобное произведение озеленительского искусства могло бы вызать только оторопь. Саша же нагнулся и потрогал сочную ярко-зеленую траву. Убедившись, что она настоящая, он с восхищением проговорил:

- Класс!

Летний день был в самом разгаре. Погода стояла великолепная, но на улице не было видно ни одного человека. Лишь один раз в пятидесяти метрах от Саши пробежал неряшливо одетый, взъерошенный тип. Он орал что-то о дьяволе, о фальшивом городе, о конце света и призывал всех здравомыслящих людей разрушить царство Сатаны. Дыболь проводил его недоуменным взглядом и покрутил у виска пальцем.

Саша брел по незнакомому городу в неизвестном направлении и мысленно ругал хозяина гостиницы, старичка-джина и даже Розочку, чья несговорчивость положила начало всем этим неприятностям. Неожиданно Дыболь услышал, как кто-то его позвал:

- Молодой человек! Молодой человек!

Саша посмотрел вверх. Свесившись из окна второго этажа, на него смотрел человек с окладистой седой бородой. Желая привлечь внимание прохожего, он энергично шевелил бровями и размахивал рукой.

- Молодой человек, вы не могли бы принести мне молоток? - прижав руку к груди, попросил он и показал пальцем на дорогу. - Самому мне тяжело спускаться и подниматься на второй этаж.

Дыболь поднял с булыжной мостовой молоток, взвесил его в руке и вошел в раскрытый подъезд.

Внутри дома пахло кислой капустой, нагретой пылью и мышами. Саша осторожно поднялся по скрипучей лестнице с шаткими перилами наверх. Там на сумрачной широкой площадке с единственной дверью и грязным окном, которое почти не пропускало света, его уже дожидался щуплый старик. Держался он с достоинством, сдержано поблагодарил Дыболя за оказанную услугу, а затем пригласил в квартиру.

Жилище старика представляло собой нечто среднее между физической лабораторией и библиотекой, но запущено было невероятно. Саша никогда не видел столько ненужного хлама в одной квартире. И похоже, весь этот мусор бережно сохранялся на протяжении многих лет.

- Скажите, а где я нахожусь? - задал Дыболь вопрос, который все это время мучил его.

- Как где? В моем доме, - ответил старик.

- Нет, вы меня не поняли, - проговорил Саша. - Что это за город или страна?

Хозяин дома изумленно посмотрел на гостя и как-то нервно сказал:

- Не знаю, молодой человек. Я ничего не знаю. Я абсолютно ничего не знаю об этой стране. В конце концов, я просто ученый. Мое дело - наука, а не разные там...

 

ПРАВДА

 

Когда-то очень давно пророк Мухаммад утверждал, что если науки изучают то, что есть в Коране, то они бесполезны, если же то, чего в священной книге нет, они преступны. Дыболь к наукам относился вполне индиферентно, но вот люди, связавшие себя с какой-либо из научных "чертовщин", вызывали в нем сложные чувства: от маниакальной подозрительности и страха до не менее необъяснимого сочувствия.

- Можете пройти и сесть вон туда, - предложил старик и указал на горбатый диванчик в стиле ампир с единственной сохранившейся бляшкой из бронзы. - А вы что же, иностранец? - почесав шею, поинтересовался хозяин дома и задумчиво добавил: - Для иностранца у вас слишком хорошее произношение. Ну, да не важно. Я поставлю чайку, а вы пока расскажете мне, кто вы и откуда. Только не лгите. Я за семьдесят лет научился отличать правду от лжи.

- А зачем мне врать? - скромно пристроившись на краешке дивана, ответил Дыболь. - Вот у меня и документы есть. - Саша достал из внутреннего кармана паспорт и протянул его старику.

- Уберите-уберите! - смутился хозяин дома. - Я же не полицейский, я из любопытства.

- А в кого это вы молотком? - зыркнув глазами по углам комнаты, шепотом спросил Дыболь.

- Он сам упал, - сразу насупившись, ответил старик. Он установил на столе спиртовку, поджег ее и водрузил на нее чайник.

- Сами молотки так далеко от дома не падают, - хитро улыбаясь, сказал гость.

- Вы обещали рассказать о себе, - перевел разговор хозяин дома.

- Зовут Дыболь Александр, - скучным голосом начал Саша. - Родился в Москве...

- Дыболь, Дыболь, что-то знакомое, - забормотал старик. - А где это - Москва?

- В России, - оторопело ответил Саша.

- Не слышал, не слышал, - посмотрев в потолок, хмыкнул хозяин дома. - Ну, да сейчас много всяких государств образовывается. Всем свободу подавай. Дойдет до того, что и деревни потребуют автономии.

- Вы, ученый, и не знаете, где находится Россия? - оправившись от удивления, проговорил Дыболь. Старик посмотрел на гостя с неприязнью, но быстро справился с собой.

- Мне совершенно неинтересно знать, в каком месте на земном шаре понастроили домов и назвали Россией, - с пафосом начал он и даже поднял вверх указательный палец. - Хотя, среди моих многочисленных открытий есть одно и географическое. Вам интересно узнать какое?

- Угу, - скорее из вежливости ответил Саша.

- Я доказал, что Антарктида и Арктика - один континент.

Дыболю понадобилось некоторое время для того, чтобы вспомнить, о чем идет речь. После такого заявления хозяина дома у него появились сильные сомнения, где находятся эти части одного континента, и не есть ли это два разных названия одного и того же.

- Как это так? - после недолгой паузы спросил он.

- А вот так: они соединены осью вращения Земли, - разведя руками, эффектно закончил старик. - Я даже написал об этом статью, и она была опубликована в серьезном научном журнале. После этого я получил три мешка писем. Вы не представляете себе, Александр, сколько в нашей стране живет дураков. Один прислал мне бандероль. В ней оказалась бомба. Хорошо, что у нас на почте работают одни воры. Верхняя дощечка с адресом осталась цела. По ней-то и определили, кому предназначалась эта посылочка. Вот так! А вы говорите география!

- Я ничего не говорил, - возразил Саша, но хозяин дома его не слушал.

- Из географии человеку достаточно знать дорогу от дома до лавки и до кладбища. Да и то, на кладбище вас отнесут на руках. Возьмите хозяина гостиницы "для транзитных королей и президентов". Идиот! Откуда в этом захолустье короли и президенты? А вы думаете, он знает, где находится Атлантида? Зачем ему? Он и без того научился обирать своих клиентов, "химичить", как он говорит. А я, профессор-химик, всю жизнь хожу в ситцевых штанах. И те - заплата на заплате. Вот она правда жизни.

 

НЕПРАВДА

 

Правда и неправда суть - одно и то же. Одинаково бьют и лгунов и правдолюбов, и еще неизвестно, кого чаще и больнее. И происходит это не из-за несовершенства нашего мира. Похоже, как и во всем остальном, истина покоится где-то посредине. Еще любострастный мыслитель маркиз де Сад говорил, что ненавидит лжецов, которые объясняют свою тягу к вранью - человеколюбием, но еще больше - правдолюбцев, которых выдают их лживые глаза.

- Этот хозяин гостиницы при мне убил человека, - мрачно сообщил Дыболь, когда профессор закончил свой монолог.

- Да?! - немного фальшиво ужаснулся хозяин дома. - Какой негодяй! Вот уж злодей так злодей! Он и при мне как-то уложил двух постояльцев из своего кольта. А вы что, знакомы с ним?

- Познакомился, - вздохнул Саша и машинально потрогал челюсть.

- Вам негде жить? - догадался профессор.

- Вообще-то негде. Я... я не знал, что попаду сюда. Не собирался. Вам рассказать, не поверите. - Дыболь замялся, не решаясь поделиться с ученым подробностями своего фантастического перелета. Он вспомнил, что находится неизвестно в какой стране, скорее всего далеко от дома и почти без денег. Вспомнил, что здешние нравы более чем странные и затосковал.

- Ладно, - сказал хозяин дома после некоторого раздумья. - Живите у меня, но... - профессор как птица склонил голову набок и оценивающе оглядел гостя с ног до головы. - Вместо платы за проживание вы будете ходить в лавку за продуктами и кухарничать: готовить и мыть посуду. Это будет вашей обязанностью, а не просто так, - хозяин дома покрутил указательным пальцем в воздухе. - Согласны?

- Согласен, - угрюмо ответил Саша.

- Жить вы будете вот в этой комнате, - профессор показал на обшарпанную дверь. - С утра я два часа работаю. В это время прошу мне не мешать. Ночью я также работаю, но по ночам, надеюсь, вы спите. На столах ничего не трогать, гостей водить я запрещаю, продавать мои вещи - тоже.

- Я и не собираюсь, - мягко возмутился Дыболь.

- К нам вы, кажется, тоже не собирались, а пожалуйста - сидите, да еще будете у меня жить.

- Я могу... - поднявшись с дивана, начал Саша, но хозяин дома не дал ему договорить.

- Сидеть! - мальчишеским фальцетом выкрикнул профессор. - Я еще не закончил. Предупреждаю, характер у меня плохой. Так что, терпите, а я буду терпеть вас. Кстати, Александр вы в какого бога верите, в трансцендентного или имманентного? - Увидев на лице гостя смущение, профессор добавил: - Ну, в того, который над вами, или который внутри вас?

- Я не верю ни в какого, - ответил Дыболь. - Я атеист.

- Я так и понял, - с каким-то облегчением проговорил профессор. - Лично я, вися над вами и, уж тем более, сидя внутри вас скорее всего помер бы со скуки. Но это я так, не для того, чтобы оскорбить, а для пользы дела. У нас здесь уже был один атеист. Странный такой. Бывало напьется и давай кричать, я, мол, вылез из материнского чрева и уйду туда же. Правда, он выражался несколько иначе, вольнее, я бы сказал. Так вот, вышел-то он действительно оттуда, как и всякий атеист. Чего уж там темнить, не маленькие. А ушел он совершенно в другое место. Соблазнил жену владельца завода железобетонных конструкций - женщины падки на оригиналов - она во время ссоры рассказала об этом мужу, а тот, узнав об этом, законсервировал его в одном из железобетонных стояков. В тот год как раз строили родильный дом. Стало быть, он там, родимый. Несет, так сказать, на своих глупых плечах всю тяжесть этого нужного дела, но уже в прямом, а не в переносном смысле. - Саша тихо хохотнул, и профессор, строго посмотрев на него, продолжил: - Вообще, как показывает жизнь, атеизм чреват всякими нехорошими последствиями. Атеисты и умирают-то от одного и того же: либо от сифилиса, либо от голода, либо от непонимания, куда двигаться дальше. Согласитесь, нельзя же, не имея ни карты, ни компаса, без проводника пускаться в такой дальний путь.

- Да, - согласился Дыболь.

- Ну да ладно, - вздохнул хозяин дома. - Ко мне иногда приходит в гости женщина. Молодая красивая женщина. Она наводит у меня чистоту и вообще, - по своему обыкновению профессор покрутил в воздухе пальцем.

Саша обвел удивленным взглядом комнату, но промолчал. Он даже не предполагал, что этим простым жестом проиллюстрировал слова этнографа Радлова, который после посещения жилища карагасов на реке Кан записал в блокноте: "Чистота - понятие субъективное".

- Мы с ней дружим, - продолжал хозяин дома. - И я прошу вас, в ее присутствии не позволять ничего такого.

- Да я... - вяло проговорил Дыболь, не понимая, что профессор имеет в виду.

- Вот-вот, - важно проговорил старик. - Тем более, что у нас с Розалией... - сероватые щеки профессора покрылись бледно-розовым румянцем. - Тем более, что мы с Розалией... Ну, Розалия... - хозяин дома смущенно хмыкнул и наконец разродился: - Она в меня влюблена по уши.

 

ГЛАВА ВТОРАЯ

 

ЗАБЛУЖДЕНИЕ

 

Когда человек лжет, он делает вид, что говорит правду. Профессор же был человеком честным. Неправду он сказал совершенно чистосердечно - он заблуждался.

Заблуждающиеся - самая многочисленная категория людей на Земле. На сегодняшний день их почти шесть миллиардов. Всю свою жизнь человек перелезает из одних заблуждений в другие и всякий раз, расставаясь с очередной химерой, думает, что наконец он добрался до истины. И как это ни странно, он прав, потому что истина - это ни что иное, как неразоблаченное заблуждение, на поиски которого было потрачено много времени и сил. Как справедливо писал философ Гельвеций: "Заблуждения порой таковы, что их построение требует больше соображения и ума, чем открытие истины".

Утром следующего дня Саша приступил к своим обязанностям. Хозяин дома разбудил его рано, сонного подозвал к столу и сдернул тряпку с какого-то агрегата, похожего на машинку для пересчитывания денежных купюр. Сунув в нее лист писчей бумаги, профессор несколько раз нажал на ручку. Из машинки медленно выползло девять бумажек, отдаленно напоминающих деньги. На зеленых банкнотах во всю длину довольно плохо были отпечатаны какие-то химические приборы, а в правом верхнем углу стояло число 1000. Две из этих купюр оказались вдвое уже остальных, но старик пояснил, что это ерунда. Просто они стоят вдвое меньше.

- Надеюсь, вы понимаете, что это деньги? - задиристо спросил профессор и помахал свежевыпеченными бумажками у Дыболя перед носом. Ошеломленный Саша утвердительно кивнул и тихо произнес:

- Фальшивые.

- Как фальшивые?! - искренне удивился хозяин дома. - Что вы этим хотите сказать, молодой человек?

- Ну, дома... - растерянно начал Дыболь.

- Ну, дома, - повторил профессор и довольно грубо подстегнул жильца: - Дальше-дальше!

- Сами... дома... делаете из бумаги, - бубнил Саша, пробиваясь к смыслу сквозь сотни мешающих слов.

- А у вас в России что, деньги лепят из глины? - Хозяину дома надоело слушать его бормотание и он, сунув Дыболю в руку свеженькие деньги, подтолкнул его к выходу. - Знаете, где лавка? Купите молока, хлеба, сыра и яблок. Если будет сахар, то и сахару.

- А мне дадут? - Саша никак не мог поверить, что деньги можно добывать таким простым способом. Он, конечно, слышал о существовании фальшивомонетчиков, но все эти слухи носили скорее апокрифический характер и к его реальному опыту не имели никакого отношения. Более того, в историях такого рода преступники, как правило, получали столько лет тюрьмы, сколько он едва успел прожить.

- Дадут? - переспросил профессор. - А куда же они денутся? Это деньги. Вы что, не знаете, что такое деньги? - Все более возбуждаясь, хозяин дома одной рукой дергал Дыболя за рукав, а другой тыкал ему пальцем в живот. - Вы откуда свалились? Деньги - это такие бумажки, на которые можно купить все, вплоть до сахара и молока. Может в вашей Москве люди обходятся без денег? Или вы там у себя меняете гайки на штаны, штаны на лопаты, а лопаты на хлеб? - Профессор отпустил Сашу и пожал плечами. - Ладно, ступайте в лавку. Уже восемь, а мы еще не завтракали.

- Значит, можно напечатать сколько хочешь? - все еще не веря в такую замечательную возможность, спросил Дыболь.

- Печайтайте на здоровье, - удивленно ответил хозяин дома. - Все равно больше положенного не истратите.

Последние слова Саша или не понял, или пропустил мимо ушей. Его охватило какое-то молодецкое удальство, и он, глядя влюбленными глазами на неказистые зеленые бумажки, вдруг вспомнил джина. Впервые за все это время Дыболь подумал о старичке без кровожадности и даже без неприязни.

 

КАЖДЫЙ ДОЛЖЕН ДЕЛАТЬ СВОЕ ДЕЛО

 

Профессор, чрезвычайно довольный приобретением удобного жильца и возможностью лишний раз поболтать не выходя из дома, снисходительно улыбался и отвечал на все Сашины вопросы. Завтракали они не торопясь, беседовали с большими паузами, и за все время, пока они насыщались, разговор шел только вокруг денег.

- Такую машинку можно купить в любой лавчонке, - разрезая яблоко, сказал хозяин дома. - Закажете себе рисунок или сами нацарапаете на бумаге какую-нибудь ерунду, и пожалуйста. Только зачем она вам, Алек? Пользуйтесь моей.

- А на ваши деньги можно купить машинку? - опустив взгляд, мягко спросил Дыболь. Ему непременно хотелось иметь свою и в промежутках между фразами он уже мысленно набросал, как будут выглядеть деньги с его изображением в вертикальном овале.

- Конечно, - ответил профессор.

- Значит я могу купить всю лавку? Напечатать побольше денег и купить.

- Можете, - жуя яблоко, кивнул хозяин дома. - Но владелец лавки тут же купит ее обратно.

- А я не продам, - сказал Саша, налегая грудью на стол.

- Ну так, и он может вам ее не продать.

- Странно, - озабоченно проговорил Дыболь.

- Налейте мне пожалуйста еще чаю и сделайте бутерброд, - попросил профессор.

Разливая чай, Саша напряженно размышлял. Он пытался грамотно сформулировать вопрос, который вертелся у него на языке, но никак не желал облекаться в слова. Что-то настораживало Дыболя в этой простой системе. Она казалась ему очень знакомой, но Саша не мог вспомнить, чем.

- Значит, лавочник сам может напечатать сколько угодно денег? - принявшись за изготовление бутербродов, спросил Дыболь.

- Хоть целый вагон, - подтвердил хозяин дома. - А зачем? Куда их девать? Разве мало их печатают?

- Зачем же он отдает продукты за эти бумажки?

- Затем, что он торговец, лавочник. - ответил профессор. - Стало быть, должен торговать. Один очень мудрый человек когда-то сказал: "Я мыслю, значит я существую". Но каждый существует по-разному. И в интерпретации лавочника это изречение должно звучать так: "Я торгую, значит я существую". Улавливаете?

На некоторое время в комнате воцарилось молчание. Слышно было лишь прихлебывание, да тиканье настенных часов.

- А вор? - неожиданно поинтересовался Саша.

- А вор должен воровать, - правильно понял его хозяин дома.

- И убийца?

- И убийца, - кивнул профессор и удовлетворенно крякнул.

Следующая пауза была вынужденной, потому что Дыболь наконец сделал два бутерброда. Когда же рты у обоих освободились, Саша лукаво улыбнулся и спросил:

- А таксисты?

- И таксисты, - терпеливо продолжал хозяин дома. - Скучно сидеть дома, вот и разъезжают. Все какие-никакие знакомства, разговоры. Это называется: усыпить чувство одиночества, молодой человек. Людям мало свежего воздуха у раскрытого окна. Хотя, домоседы, конечно, сидят дома, так сказать, по призванию. В общем, здесь каждый делает то, к чему у него лежит душа. Кто хочет растить хлеб - растит хлеб. Есть даже желающие считаться сумасшедшими. Считаются. У каждого свое дело. Попадаются, правда, такие, которые за все хватаются, и ничего толком не доводят до конца. Так они ничем не хуже убийц. Конституция у них такая.

- А деньги печатают многие? - упорно добивал тему Дыболь.

- Нет, - ответил профессор. - Первое время печатали все, кому не лень. Не успевали сжигать. А потом попривыкли.

- А когда это было, первое время? - заинтересовался Саша.

- Вы еще будете чай, Алек? - спросил хозяин дома и, не дожидаясь ответа, начал убирать продукты.

- Нет, - ответил Дыболь. Сбитый с мысли, он вдруг вспомнил шутку, которую придумал в самом начале завтрака, но пока не мел возможности вставить в разговор. - Значит, я теперь смогу платить вам за жилье?

- Пожалуйста, - равнодушно ответил профессор. - Но обязанности ваши останутся при вас. Если хотите, я буду платить вам жалованье за работу. Не стесняйтесь, называйте любую сумму. А не хотите, печатайте сами, я не возражаю.

 

К СЛАВЕ

 

Саша болтался по пустынному городу с полными карманами денег и откровенно скучал. Он очень скоро убедился, что потратить даже целое состояние здесь не так просто. Увеселительные заведения пока что были закрыты, на стеклянных дверях магазинов висели таблички: "Учет" или "Переучет", киоски стояли темные и безжизненные, будто все киоскеры одновременно объявили забастовку. Правда, погода выдалась, как на заказ. Прохладный ветерок, словно преданный пес, следовал за Дыболем по пятам и обслуживал Сашу даже в тех местах, где, казалось бы, никакого движения воздуха не должно быть. Ультрафиолетовые лучи, на первый взгляд, выглядели совершенно прозрачными и только над раскаленным асфальтом сгущались до состояния киселя.

Первое знакомство с городом не принесло Дыболю ничего кроме унылого разочарования. Городишко был так себе. В архитекрурных стилях Саша не разбирался, поэтому все эти вычурные дома, готические соборы, мечети с игловидными минаретами его не интересовали. Улицы здесь чаще попадались кривые и горбатые, бульвары были ухоженные и тенистые. Все это Дыболь мог увидеть и в Москве.

Немногочисленные автомобили как-то лениво и бесцельно катались по улицам и переулкам. Изредка к Саше сзади неслышно подъезжала какая-нибудь обшарпанная машина и водитель услужливо распахивал перед ним дверцу. Но Дыболь не знал, куда ехать, к тому же, ему не хотелось забираться в раскаленный от солнца автомобиль.

Неожиданного из бокового проезда на него выскочил человек. Саша сразу узнал его. Это был тот самый взъерошенный, неопрятный крикун, который призывал все прогрессивное население города уничтожить это гнездо разврата.

- Новичок? - с безумным взглядом спросил тот. Лохматый кликуша нещадно косил, и Дыболю не сразу удалось поймать его взгляд.

- Да, - несколько растерявшись, ответил он.

- Еще один идиот попался! - заламывая руки, в отчаянии воскликнул крикун. - Здесь все фальшивое! Все, что ты здесь видишь! Эти людишки, с которыми ты общаешься - все это творения дьявола! Разве ты еще не понял?

- Не знаю, я не здешний, - осторожно ответил Саша.

- Нездешний?! - несказанно удивился его собеседник. - При чем здесь нездешний? Здесь все нездешние! Весь этот город и все, кто его населяет - иллюзия, вызванная твоим больным воображением! Тот, кто породил болезни и смерть, колдовство и ядовитых пресмыкающихся, тот, кто погубил первочеловека и разделил мир на два противостоящих лагеря, это он вложил в твой больной мозг образ этого дьявольского города, чтобы еще при жизни заполучить твою глупую неопытную душу! Ничего этого нет! Понимаешь?

Безумец говорил так страстно, при этом глаза его горели такой неподдельной яростью и фанатизмом, что Дыболь не на шутку испугался.

- Понимаю, - стараясь не раздражать крикуна, ответил он.

Безумец внимательно присмотрелся к Саше и вдруг с досадой махнул рукой.

- Ничего ты не понимаешь! Ну ладно! Достаточно того, что ты еришь! - После этих слов он подозрительно заглянул Дыболю в глаза и спросил: - Ты веришь тому, что я сказал?

- Верю, - быстро ответил Саша.

- Это хорошо! Это главное! Только с верой можно избавиться от наваждения!

Тут Дыболь задал вопрос, о котором впоследствии пожалел:

- А почему вы не избавились, если верите?

- Что?! - заорал безумец. - Ты ненормальный брехун! Ты только притворяешься, что поверил мне! - Внезапно лицо крикуна прояснилось, и он ткнув пальцем Саше в грудь как-то даже радостно воскликнул: - Ты тоже порождение дьявола! Да-да! Я понял! Ты - иллюзия, как и все, кто здесь живет!

Наконец Дыболь вышел из гипнотическоо состояния, в который его погрузил сумасшедший тип, и спокойно сказал:

- Тебе лечиться надо. - Развернувшись, Саша пошел в обратную сторону, но крикун догнал его, схватил за рукав и вполне будничным примирительным голосом сказал:

- Постой. Не уходи. Я тебе сейчас все объясню.

- Ну что тебе? - остановившись, насмешливо просил Дыболь.

- Понимаешь, я верю, но этого мало. Для того, чтобы уничтожить наваждение, нужно пройти обряд очищения. Отсюда просто так не уйдешь. Я до всего дошел своим умом. Я живу здесь уже целый месяц. Ты у кого поселился? - Он сунул Сашу в руку кусочек мела, как это делается при обмене секретной информацией и продолжил: - Нарисуй у хозяина дома на стуле крест. Пусть сядет. Сам увидишь, что произойдет.

Автоматически сунув мелок в карман, Дыболь продолжил свой путь. Он еще несколько раз обернулся, и каждый раз безумный экзорцист одобрительно кивал ему головой.

Пройдя два квартала скорым шагом, Дыболь выбрался на широкую прямую улицу с большим количеством дорогих магазинов, ресторанов и игорных домов. Все они были закрыты, но аляповатые вывески с неоновой подстветкой приглашали жителей и гостей города провести ночь в "самом престижном заведении", обещая "самые лучшие развлечения" и "самый большой выбор спиртных напитков".

По привычке вспомнив Джина недобрым словом и обматерив крикуна, Саша убавил шаг, нервно осмотрелся и направился к площади, которая виднелась впереди в нескольких десятках метрах. Все время озираясь, он обратил внимание, во сколько начинают работать увеселительные заведения. Времени до открытия оставалось предостаточно, и Дыболю волей-неволей пришлось идти дальше. Случайно скользнув взглядом по табличке с названием улицы, он прочитал: "Улица им. Александра Дыболя".

Дыболь стоял перед собственым бронзовым памятником на площади им. Александра Дыболя и с горечью думал о людском равнодушии и тщетности славы. За три часа, проведенные здесь, ни один из восьми прохожих не обратил внимания на стопроцентное сходство шестиметровой статуи с одиноко стоящим молодым человеком. Саша уже додумался до того, что на самом деле и площадь, и шестиметровый памятник - это все пустое, от недомыслия, и не надо ему никакой славы, ни бронзовой, ни площадной. Тем более, что вечер выдался теплым и мягким, как домашние тапочки, хотелось приключений, но без дурацких вестерновских штучек - ими Дыболь был сыт по горло. Сейчас он жаждал головокружительной любви.

Уже давно открылись рестораны и казино, бордели и кабаре. Даже сюда на площадь из ближайших заведений доносились обрывки музыки и женского смеха. И все это находилось совсем рядом, в каких-нибудь ста метрах от высокомерной бронзовой болванки. Первое упоение собственным величием прошло, равно как и второе, и третье. Остался лишь привкус славы, похожий на ощущение после съеденного килограмма конфет - хотелось пить.

 

К ВЕСЕЛЬЮ

 

Саша вошел в ресторан и, ослепленный малиново-плюшевой роскошью, застыл на месте. Сердце у него сладостно заныло от предчувствия простого человеческого счастья и предвкушения составляющих этого счастья. Именно так он себе все и представлял: рассеянный жемчужный свет, тихая завораживающая музыка, какие-то особенные растлевающие запахи и вполне материальное томление. Всего этого было здесь в избытке, и лишь один, вполне устранимый недостаток подметил Дыболь - полное отсутствие веселья. А как когда-то выразился отец всемирной философии Аристотель, избыток и недостаток всегда присущи порочности.

Едва Дыболь появился в зале, девицы, сидевшие за дубовой стойкой бара, со скоростью минутной стрелки повернули к нему свои невыносимо красивые лица. Все они были как на подбор: пышнобедрые, голоногие, с длинными сигаретами в еще более длинных мундштуках. Куртизанки томно оглядели Сашу с ног до головы, синхронно выпустили в его сторону по струйке дыма и так же медленно отвернулись.

Утверждение основоположника христианства, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своем, не просто справедливо по отношению к Дыболю. Еще не появившись здесь, в грезах он давно переспал со всеми этими красотками и теперь собирался воплотить свои мечты в материале.

Как и полагается в подобных местах, Дыболь слегка развязно и в то же время элегантно подошел к стойке, встал между двумя камелиями и выложил на стойку несколько новеньких купюр.

- Виски, - правильно выбрав степень громкости, сказал он. Затем Саша одарил обольщающей улыбкой ближайшую красотку и добавил: - Всем!

Широкоплечий бармен с непроницаемым лицом и ловкими руками нехотя и даже несколько брезгливо взял со стойки профессорские деньги, внимательно рассмотрел нарисованные на них химические приборы и тихо поинтересовался:

- Что это?

- Деньги, - сразу смешавшись, неуверенно ответил Дыболь.

- Чьи? - так же бесстрастно спросил бармен.

- Профессора, - начиная покрываться краской, едва слышно ответил Саша. - Химика. Он живет...

- Ясно, - перебил его бармен. - И сколько здесь?

- Он сказал, что много, - ответил Дыболь, не решаясь взглянуть в сторону красавиц. Ему казалось, что ресторанные лоретки только и ждут этого, чтобы рассмеяться ему в лицо.

- Ладно, - неожиданно произнес бармен. Он убрал злосчатые деньги в ящик, достал оттуда несколько купюр ярко-желтого цвета и бросил на стойку. - Возьмите сдачу. Здесь еще больше.

Бармен принялся разливать виски по тяжелым как кирпичи стаканам, а Саша, кляня свою чувствительность, украдкой вздохнул и попытался придать своему лицу прежнее уверенно-небрежное выражение. На это ему понадобилось каких-нибудь пять секунд.

- Сдачи не надо, - на этот раз сдержаннее сказал Дыболь и тут же пожалел об этом. Бармен холодно взглянул не него, вынул из-под стойки деньги профессора и швырнул их Саше в лицо.

- Тогда убирайся вон, - негромко, но очень убедительно произнес он. - Принес какие-то паршивые бумажки да еще издевается. У меня у самого этого барахла хватает. Вот! - Бармен двумя руками яростно выгреб из ящика кучу банкнот и подбросил их вверх. Разноцветные и разнокалиберные бумажки дождем посыпались на прилавок.

- Ну хватит, Энгельгардт. Не видишь, он иностранец, - лениво произнесла одна из девиц и обратилась к Дыболю: - Иди ко мне, иностранчик.

Побледнев от испуга, Саша начал что-то путано объяснять, а бармен подвинул ему полный стакан и снова перебил его:

- Заткнись. Пей свое виски и помалкивай.

- Ну иди же сюда, иностранчик, - нежно повторила ресторанная гетера. - Энгельгардт, поставь-ка Высоцкого, будем веселиться.

 

ВЕСЕЛЬЕ

 

Как любил повторять курьяновский экзистенциалист Несговоров: "Ангел, которого ты так энергично добивался накануне вечером, за ночь умудряется обрасти рогами и шерстью. Почему? - далее вопрошал философ и сам же отвечал: - Природа ангелов до сих пор не изучена. Равно как и природа человеческих желаний".

Дыболь обладал редким даром заражать присутствующих весельем. Ему самому для хорошего настроения нужно было совсем немного: уверенности в том, что его слушают и понимают. После четвертой порции виски Саша понял, что наконец завладел всеобщим вниманием.

Дыболь уже дошел до того пикового состояния, когда либо чертовски весело, либо хочется публично разрыдаться и потом долго рассказывать о себе самые трагические истории. Он давно перестал обращать внимание на раздражительного Энгельгардта, напропалую хамил чопорному бармену и фамильярно называл его Энгельсом. Хорошо усвоив урок профессора, Саша швырялся скомканными купюрами в нетрезвых куртизанок, требовал от них выполнения их прямых обязанностей и даже пытался ощупать двух своих соседок. Девочки, в свою очередь, хохотали, называли его дурачком и подставляли Дыболю свои наполненные стаканы. Судя по тому, как Саша лихо опорожнял их, видно было, что конец представления не за горами.

Трудно сказать, что творится в голове у вдрызг пьяного человека, но скорее всего, ничего особенного. Можно было предположить, что Дыболь сейчас повалится на плюшевый диванчик и крикнет: "Эй, половой, бутылочку сакэ и осминогов!" Примерно так оно и вышло.

Именно эта фраза и разъярила Энгельгардта. Ему давно уже надоело смотреть на Сашины безобразия, и он только ждал момента, когда тот отколет очередную глупость.

Схватив Дыболя за шиворот, Энгельгардт потащил его к выходу. Но то ли бармен был недостаточно проворен, а может в его заведении так никто никогда себя не вел. В общем, Саша змеей выскользнул из пиджака и на четвереньках бросился к бару. Гвалт поднялся невообразимый. Под надрывную песню Высоцкого Энгельгардт наконец разразился справедливой гневной тирадой, хмельные лоретки хохотали до слез и стучали стаканами по дубовой стойке, а Дыболь, вырвавшись на свободу, рычал как дикий зверь и бился головой о стойку бара.

На Сашину беду в заведении Энгельгардта оказалось два посетителя мужского пола. Втроем они отловили Дыболя, нахлобучили ему на голову пиджак и безжалостно вытолкали на улицу. После нескольких неудачных попыток вернуться в ресторан, Саша плюнул на дверь, смачно выругался и, шатаясь, побрел в неизвестность за приключениями.

Ночь выдалась чудесная. Из тех, что, занятый своими мыслями, не замечаешь, потому что тепло и ничто не беспокоит. Или наоборот - смотришь и удивляешься: как же иногда хороша бывает жизнь.

Часа два Дыболь бесцельно болтался по улицам спящего города и, в конце концов, вышел на площадь им. Александра Дыболя. У памятника в свете тусклого оранжевого фонаря, стояла девушка, более похожая на подростка. Задрав голову кверху, она разглядывала бронзовую статую и шевелила губами.

Длительная прогулка на свежем воздухе благотворно повлияла на Сашино самочувствие. К нему вернулись нормальная координация движений и способность соображать.

Услышав шаги, девушка повернулась к Дыболю. Даже в этом абажурном полумраке Саша сумел разглядеть, какие у нее приятные черты лица. Она была похожа на Розочку и одновременно на всех девушек, которые когда-либо ему нравились.

- Здравствуйте, - громко поприветствовал ее Саша и, чтобы юница не заподозрила в нем злоумышленника, добавил: - Не бойтесь.

- А я и не боюсь, - спокойно ответила девушка голосом настолько нежным и проникновенным, что у Дыболя засосало под ложечкой.

- Гуляете? - вежливо поинтересовался Саша, давая себя хорошенько рассмотреть. При этом он старался дышать в сторону.

- Гуляю, - приветливо ответило ангелоподобное существо.

- Ну и как вам памятник? - по-хозяйски спросил Дыболь. Он очень боялся спугнуть это кроткое создание каким-нибудь неосторожным словом или резким движением. Поэтому Саша сразу решил открыться, кто он такой.

- А кто это - Дыболь? - поинтересовалась девушка. Саша мгновенно достал из кармана паспорт и, раскрыв его, показал.

- Это я. Разве не похож?

- Ой! - воскликнула юница и так посмотрела Дыболю в глаза, что внутри у него все оборвалось. Разволновавшись, Саша убрал документ, зачем-то кивнул на свой памятник и спросил:

- А что это вы так поздно? Ждете кого-нибудь?

- Не знаю, - со вздохом ответила девушка. - Вообще-то, мне пора домой. Хотите, я приглашу вас в гости?

- Хочу, - не веря своим ушам, сразу согласился Дыболь.

- Тогда побежали? - беря его за руку, радостно предложила она.

- Побежали.

 

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 

СТЫД

 

В мире не существует ничего такого, чего бы люди не стеснялись. Стыдятся абсолютно всего: профессии, внешности, одежды, социального положения, правды, родителей, добра, чувствительности, наклонностей, зарплаты, национальности, говорить, прошлого, настоящего и даже будущего. Глядя на все это, начинает казаться, что быть человеком и вообще - жить позорно. Но одновременно с этим люди совершенно ничего не стыдятся. Они не считают чем-то зазорным воровство, жестокость, чванливость, глупость, жадность, продажность и еще много-много вещей, с которыми часто, но без всякого удовольствия сталкиваешься в жизни. Создается впечатление, что человечество потеряло всякий стыд. У каждого на этот счет имеется своя точка зрения, но у Саши ее пока не было. Правда, это не мешало ему испытывать чувство неловкости.

Проснулся Дыболь от яркого полуденного солнца и перекрестного шепота. Открыв глаза, он увидел забытое на время сна семейство. Все трое смотрели на гостя и ласково улыбались. Вспомнив подробности своего ночного появления в этом доме, Саша покраснел и, едва разжав челюсти, невнятно поздоровался.

Дневной свет удивительным образом изменил ангельскую внешность новой знакомой - Луизы. Дыболь увидел, что она не так уж и красива, болезненно худа и даже отдаленно не напоминает его Розочку. Правда, сейчас это совершенно не волновало Сашу. После вчерашнего, внутри у него все горело, страшно хотелось пить и куда-то двигаться.

- Вот, я все почистила, можете одеваться, - произнесла Луиза и повесила одежду Дыболя на спинку стула.

- А потом завтракать, вернее, даже обедать, - пропела мама и тут же исчезла в соседней комнате.

- Кое-что найдется и для головы, - ободряюще кивнув, торжественно произнес папа и последовал за мамой.

- А я уже показала папе с мамой ваш памятник, - радостно сообщила Луиза. - Мы утром ходили смотреть. Они просто потрясены! Быстренько поднимайтесь и за стол. - Девушка кокетливо махнула рукой и вышла из комнаты.

Саша не был готов к подобному приему, хотя домашняя атмосфера ему не только понравилась, но и показалась удивительно знакомой. Похоже, именно так он представлял свое будущее семейное счастье. Правда, не с Луизой.

Как ни хорошо приняли Дыболя в этом доме, но после вчерашней ночи он решил бежать. Его память смогла воспроизвести лишь жалкие обрывки застольного разговора, который в основном вертелся вокруг проклятого бронзового памятника. То, что Дыболь сумел вспомнить, было настолько ужасно и неправдоподобно, что Саша, стиснув зубы, застонал словно от сильной боли. Так врать ему еще никогда не приходилось.

Превозмогая тошноту и головную кононаду, Дыболь быстро натянул на себя одежду и на цыпочках покинул гостеприимную квартиру.

 

СКАНДАЛ

 

Поплутав немного по городу, Саша с трудом купил бутылку местного фирменного пива Овокачо и наконец добрался до дома профессора. Он поднялся по скрипучим ступенькам и постучал в дверь. Открыли ему не сразу, но когда это произошло, он пожалел, что вернулся слишком рано.

- Что такое?! - пронзительным голосом воскликнул профессор. - Почему вы пьяный?! Разве я говорил, что вы можете шляться по ночам черти где, а потом заявляться ко мне в пьяном виде?

Отступив на шаг назад и опустив голову, Дыболь застегнул пиджак и пробубнил:

- Я не пьяный.

- Не пьяный, да? Не пьяный, да?! - закричал профессор, наступая на Сашу. - Да вы посмотрите на свою рожу! Это же не рожа, это свиное рыло. Вот что, молодой человек, убирайтесь-ка отсюда вон! Протрезвитесь, а потом приходите. И если я еще раз увижу вас пьяным, пеняйте на себя! Вам ясно? - закашлявшись, хозяин дома вернулся в квартиру и с силой захлопнул за собой дверь.

Оставшись на площадке, Дыболь хотел было пнуть дверь ногой и проорать какое-нибудь оскорбление, но вовремя передумал и медленно спустился на улицу. В таком плачевном состоянии он не в силах был даже негодовать. Саша лишь понял, что больше никогда не вернется к профессору и сразу ощутил затылком ледяное дыхание одиночества, какое посещает человека на чужбине в минуты душевной слабости. Чужой город начинал давить на Дыболя со всех сторон теми нелепыми сюрпризами, которые он уже получил. О предстоящих же ему страшно было подумать.

В метре от Саши на булыжную мостовую упал молоток. Вздрогнув, Дыболь удивленно посмотрел наверх. Профессор стоял у окна, брезгливо наблюдал за ним и делал вид, что ничего не произошло.

- А если бы попал? - перейдя на "ты", угрожающе спросил Саша. Он мысленно уже распрощался с хозяином дома, терять ему было нечего, а значит ни о какой вежливости не могло быть и речи.

- Не "попал", а "попали", - крикнул профессор, высунувшись из окна и затем, более миролюбиво добавил: - Ладно, поднимите молоток и приходите. Я разрядился. Но если такое еще хоть повторится, будьте спокойны, обязательно попаду.

Чего-чего, а такой развязки Дыболь не ожидал. Впервые в жизни он оказался перед подобной проблемой выбора: признать себя виновным, а взамен получить крышу над головой, или разобидеться, позволить себе удовольствие наговорить этому чудаку гадостей и уйти в неизвестность. Решение само собой пришло через больную голову и отвратительное самочувствие - Саша сдался.

Еще раз поднявшись на второй этаж, Дыболь вошел в квартиру. При этом вид у него был как у побитой собаки.

В комнате за столом сидели и пили чай уже известный ему хозяин гостиницы и красивая статная дама лет сорока. При появлении Саши она даже не взглянула на него, и в этом ракурсе удивительно была похожа на карточную трефовую даму.

Увидев владельца гостиницы, Дыболь во второй раз за сегодняшнее утро густо покраснел и от волнения принялся постукивать молотком по ладони.

- Бросьте вы этот молоток, - дружелюбно сказал хозяин гостиницы. - Я никогда не расстаюсь со своим кольтом. Мы здесь в гостях. Честное слово, мне неудобно убивать вас в доме моего хорошего друга. Садитесь лучше пить чай.

- Между прочим, здороваться надо, - напомнил профессор и, подойдя к Саше, отобрал у него молоток.

- Здравствуйте, - буркнул Дыболь.

- Вот так-то лучше, - обрадовался владелец гостиницы. - Теперь пора и познакомиться. Я - Базиль. Можете так меня и звать, я не возражаю. А ваше имя мне известно.

- Подойди к госпоже Розалии, - прошипел профессор Саше на ухо. Он ткнул его кулаком в бок и отвратительным слащавым голосом обратился к даме: - Это мой иностранный гость, Александр Дыболь. - Затем он подтолкнул Сашу к невозмутимо сидящей гостье и легонько надавил ему ладонью на затылок. Получилось что-то вроде поклона. При этом Розалия равнодушно посмотрела на Дыболя и неожиданно красивым низким голосом констатировала:

- Вы не художник... и, пожалуй, не писатель.

Испытывая некоторую неловкость, Саша смутился еще больше, а дама треф продолжала:

- Вы не музыкант, не-ет. И не ученый. Не политический деятель.

- Молод еще, - хохотнул Базиль.

- Я вас сразу узнала. Ваша статуя - безвкусица. В прошлом году на ее месте стоял памятник одному художнику. Не долго, правда. Тот был поизобретательнее. По крайней мере, его нельзя было узнать.

- А действительно, Александр, кто вы? - подмигнув Дыболю, спросил владелец гостиницы.

- Пусть лучше расскажет, где он шлялся всю ночь, - проговорил хозяин дома.

- Об этом я вам расскажу, уважаемый профессор, - встрепенулся Базиль. - Вечер Александр провел в ресторане у Энгельгардта, а потом пошел ночевать в счастливую семейку. Так, Александр?

Подавленный информированностью владельца гостиницы, Саша поднял и опустил брови, но вместо ответа тяжело вздохнул.

- Ну вот, пожалуйста, - радостно продолжил Базиль. - Только что-то вы рано сбежали от Луизы. Заврались небось? Совестливый, значит. Это хорошо.

Дыболь не знал, куда деться от пристального внимания профессора и его гостей. Он снова пожалел о возвращении, но повернуться и уйти счел неудобным и чем-то даже постыдным, как дезертирство.

- И все-таки, мне интересно знать, кто вы такой? - вновь спросила Розалия и, поставив еще одну чашку, налила Саше чаю.

 

ВАЛЮТА

 

Можно весь день рассказывать о себе самые остроумные истории, но при этом ни словом не обмолвиться о главном. Разве узнаешь из автобиографии, что собой представляет человек? Сегодня он малопьющий семьянин, а завтра, глядишь, зарубил жену топором. И наоборот, вчера он кромсал фашистов, а сегодня - нежный родитель и ласковый супруг.

Есть люди, которым совершенно нечего рассказывать о себе, но есть и такие, которые просто не умеют этого делать. В компании профессора у Дыболя эти два несчастья обрели полное согласие друг с другом.

Уложив всю свою жизнь в одну минуту, Саша виновато посмотрел на присутствующих и пожал плечами:

- Ну вот... вроде все.

Гости профессора молча пили чай и, казалось, потеряли всякий интерес к скучному иностранцу. Чтобы хоть как-то развеять зловещее безразличие, Дыболь ляпнул первое, что пришло в голову.

- А у нас вот такие деньги, - произнес он и достал из кармана три мятых десятки. Базиль скосил глаза на деньги, поставил чашку и взял у Саши купюры.

- Настоящие! - с нескрываемым сладострастием проговорил он. - Красивые, черт возьми!

Чрезвычайно довольный произведнным эффектом, Дыболь заулыбался, посмотрел на профессора и его возлюбленную, но те остались равнодушны к экзотическим денежным знакам.

- Хрустят, - лаская бумажки, продолжал владелец гостиницы. - Что вам за них дать, Александр? Не стесняйтесь. Просите, сколько хотите. Между прочим, мои деньги пользуются в городе особым спросом. Вам об этом кто угодно скажет. Можете даже завести свое небольшое дельце - лавчонку купить или кафе. Я помогу.

- Да ладно. Я вон у... - начал Дыболь, и вдруг к своему удивлению обнаружил, что не знает ни имени, ни фамилии хозяина дома. Назвать же его просто профессором или как-то еще ему предствлялось неудобным.

Помявшись, Саша кивнул в сторону машинки и продолжил: - Я здесь сколько угодно напечатаю. Куда их...

- Напечатаю, - негромко возмутился хозяин дома. - Вы слышали, Розалия? Он напечатает!

- Нахал, - бесстрастно откликнулась Розалия, и Дыболь в который раз покраснел как рак.

Вконец расстроившись, Саша извелек из карманов несколько пестрых бумажек, чудом оставшихся после попойки у Энгельгардта, и припечатал их к столу.

- Вот, - дрожащим голосом проговорил он. - Не буду я печатать. Не беспокойтесь. И эти заберите. Сами же разрешили, а теперь...

- Во, обиделся! - захохотал профессор.

- Выше нос, Александр! - Базиль бесцеремонно хлопнул его по плечу и убрал Сашины десятки в карман. - Профессор пошутил.

- Нет, профессор отнюдь не пошутил, - тихо сказала Розалия. - А вы, Александр, когда говорите, забываете подумать. Ну ничего, я вами займусь серьезно. Дэди, - обратилась она к хозяину дома. - Дайте мне этого молодого человека на перевоспитание. Ну, хотя бы на неделю. Обещаю вам вернуть его в целости и сохранности.

- О, пожалуйста! - слишком горячо воскликнул профессор. - Для вас, Розалия, все, что угодно!

- Хотите у меня погостить, Александр? - спросила трефовая дама у Дыболя. - Не беспокойтесь, ничего делать вам не придется. Для этого у меня есть прислуга. Дом у меня большой. У вас будет своя комната, очень уютная, с видом на центральную площадь. Будете любоваться своим памятником сколько угодно. Согласны?

Быстро прикинув, что с профессором отношения, пусть немного, но испорчены, Саша в знак согласия кивнул головой. Немного унизительной горечи к переезду прибавляло то, что в его присутствии профессор с Розалией говорили о нем, как о какой-нибудь кошке или болонке. Но все же эта женщина, несмотря на высокомерие, чем-то очень приглянулась Дыболю. Чувствовалось в ней что-то от тех сильных, незаурядных личностей, при встрече с которыми рука сама тянется к воображаемому козырьку.

 

ЧУШЬ

 

Вызвавшись проводить Розалию с Сашей, владелец гостиницы галантно предложил Дыболю локоть. Помахивая кружевным зантиком, трефовая дама важно вышагивала впереди, а Базиль постоянно теребил Дыболя за рукав, все время шутил и громко смеялся. Шутки его были настолько плоскими и незамысловатыми, что даже Саша, несколько раз хохотнув из вежливости, быстро поскучнел.

- Перестаньте, Базиль, нести чушь, - не оборачиваясь, проговорила Розалия. - Если вы отрабатываете подаренные вам деньги, то напрасно. По-моему, Александр не требовал от вас ничего взамен, когда вы их без спросу сунули в карман. - Розалия замедлила шаг и оказалась между Дыболем и владельцем гостиницы. - Меня всегда поражало, как мужчины часто мучают друг друга благодарностью.

- Я и не мучаю его, - уверенно ответил Базиль. - Александру нравится меня слушать. Правда, Александр?

В ответ Саша промычал что-то невразумительное и неуверенно кивнул вбок.

- Александр вас боится, - сказала Розалия.

- Меня?! - искренне удивился владелец гостиницы. - Вы что,боитесь меня, Алек?

От стыда Дыболь моментально покрылся холодным липким потом. Его недавно открывшаяся способность краснеть измучила Сашу до отчаяния. Дыболь попытался было возмутиться и возразить, но вышло, как часто бывает во сне: хочешь крикнуть и не можешь. Вид у Саши сделался жалким, а бессвязный лепет, который он все же выдавил из себя, лишь подтверждал слова Розалии.

- Да нет... Я просто... Чего мне?

- Вы же у него на глазах убили человека, - не обращая внимания на попытки Дыболя оправдаться, продолжала Розалия.

- Так вы еще не забыли, Алек? - спросил Базиль. - Ну, дружище! Мало ли что в жизни бывает. К тому же, этот оборванец когда-нибудь все равно умер бы.

- Да не боюсь я никого! - наконец прорвало Сашу.

- Никого? - невозмутимо спросила Розалия.

- Никого, - менее уверенно ответил Дыболь.

- А кого ему бояться? - подхватит владелец гостиницы. - Молодой, здоровый. Ему бы еще пистолет, пару гранат и коня - все женщины были б его. А, Алек? Женщинам чего надо? Чтоб вид был геройский, полные карманы денег, да руки пошустрее.

- Пошлите, Базиль, - перебила его Розалия.

- Куда? - не понял владелец гостиницы, но, не дождавшись ответа, продолжил: - Пистолет я, так и быть, достану. По старой дружбе. Есть у меня один на примете. Бьет как гранатомет. Мужчина все время должен чувствовать себя мужчиной. Страшно - сунул руку в карман, а он там, тяжеленький. Страх как рукой снимает.

- Вот-вот, - покачала головой Розалия. - Только этому вы и можете научить.

- Вам, женщинам, этого не понять, - развязно ответил Базиль. - Что есть женщина? Кастрюли, утюги, кружева и...

Владелец гостиницы не успел договорить. Изящно приподняв двумя пальцами подол длинного кружевного платья, Розалия красивым ударом ноги отправила оратора в кусты.

- Идите за мной, Александр, - как ни в чем не бывало сказала она. - Мы можем опоздать к ужину.

Трудно передать Сашино состояние в этот момент. Там было много всего: и восхищение, и крайняя степень удивления, и уважение. Было даже немного жалости к Базилю, но она скоро прошла.

 

ЖАЛОСТЬ

 

Не надо путать жалость с сочувствием. Сочувствовать можно всему человечеству, а жалеть только самого себя и потраченных денег.

Вообще-то, людям свойственно жалеть друг друга. Посмотрев какой-нибудь индийский фильм, где герой, обливаясь горючими слезами, душит собственного сына, телезритель плачет как ребенок от жалости к обоим. И не из интернациональной солидарности, а от чистого сердца. Но чуть погодя, из-за сущей безделицы, тот же зритель начинает поедом есть домочадцев: пригорели котлеты или тапочки оказались не на том месте. Создается впечатление, что далекий индийский гражданин зрителю дороже самых близких людей. Можно, конечно свалить все на силу искусства, но тогда совсем ерунда получается. Какое же искусство может тягаться с силой жизни? Разве что, искусство жить.

Вечер выдался прекрасный. Теплый воздух ласкал кожу как шелковая сорочка. Солнце висело между крышами зданий и горизонтом, окна домов налились слепящим золотом девятьсот девяносто девятой пробы, а зелень в тенистых двориках слегка потемнела. Все обрело покой и устойчивость египетских пирамид. Впрочем, Дыболя не очень интересовали богатые краски летнего вечера. Он следовал за Розалией и думал о том, как эта красивая статная дама выглядит без платья. Заодно он похваливал себя за то, что не остался жить у профессора. В общем, как когда-то писал древнегреческий поэт Клеанф: "Строптивых Рок влечет, ведет покорного".

Миновав уютный бульвар с голубями и фонтаном, Розалия с Дыблем вышли на центральную площадь, и Саша в растерянности остановился.

- Смотрите, украли, - выдохнул он. Еще в полдень памятник стоял на месте. Сейчас же от него остался один гранитный постамент, да и тот был изрядно попорчен - несколько облицовочных плит отвалились и под ними обнажился грубый железобетонный каркас.

- Какая жалость, - Мельком взглянув туда, где недавно возвышался бронзовый Дыболь, неискренне проговорила Розалия. Она взяла Сашу под руку и добавила: - Украли и ладно. Значит кому-то понадобилось место. Пойдемте, Александр, дома будете лить слезы.

Не отрывая повлажневшего взгляда от изуродованного постамента, Дыболь как загипнотизированный последовал за Розалией.

- А кому понадобилось место? - у самых дверей дома спросил он.

- Ну откуда же я могу знать? - ответила Розалия. - Какому-нибудь очередному счастливчику вроде вас. Думаете, вы один такой? Вот сюда, Александр. Это мой дом.

По белым мраморным ступеням они поднялись на второй этаж. И тут же навстречу им вышла старая толстая служанка в крахмальном кужевном переднике и такой же наколке. У нее было ничего не выражающее, сытое лицо и пухлые в детских перевязочках руки.

- Добрый вечер, Августина, - поздоровалась с ней хозяйка дома.

- Здрасть, - сказал Саша.

- Это мой гость, Августина. Его зовут Александр. Покажите ему комнату. Ту, в которой жил художник, - доброжелательно распорядилась Розалия. - Идите, Александр, посмотрите спальню, можете отдохнуть. А через полчаса я жду вас в столовой. Августина объяснит вам, как ее найти. И не расстраивайтесь, Александр, из-за памятника. В следующий раз будете умнее.

- А площадь тоже переименуют? - задержавшись в дверях, спросил Дыболь.

- Конечно, - ответила Розалия. - А вы думали, она вечно будет называться вашим именем? Ну ладно, за ужином я отвечу на все ваши вопросы. А пока идите к себе. Там вы найдете все, что вам нужно.

"Как жалко, - мысленно сокрушался Саша, следуя за Августиной. - Красивый был памятник".

 

СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОЕ

 

Это австрийский писатель Майринк всю свою многострадальную жизнь пытался понять, что в этом мире реально, а что нет. Буддисты всех трех Поворотов Колеса Закона точно знают, что мир иллюзорен. А вот Саша жил в реальном мире и старался не забивать себе голову подобными неразрешимыми проблемами. Хотя мелок он все же опробовал. Перед тем, как сесть за стол, Дыболь черкнул на стуле Розалии крестик и быстро ретировался на свое место. Дожидаясь, когда хозяйка дома усядется, Саша по-настоящему нервничал, но с ней ничего не произошло. Розалия заняла свое место, с усмешкой посмотрела на гостя и безапеляционным тоном сказала:

- Я вижу, вы встречались с этим сумасбродом. Не надо больше пачкать стулья мелом, Александр.

- Да я... - начал Дыболь, но хозяйка дома перебила его:

- Не обращайте на него внимания, Александр. Разве вы не видите, что он сумасшедший? Этот обиженный маньяк кричит, что здесь все фальшивое, но витрины бьет настоящие.

- Зачем? - чтобы увести разговор от себя, поинтересовался Саша.

- Он требует, чтобы памятники ставили навсегда, а не убирали через несколько дней. Но тогда ведь очень скоро некуда будет ступить. Сколько желающих обессмертить свое имя - уму непостижимо. Они заполонят все свободное пространство, и город превратится в музей самых что ни на есть идиотских скульптур. А точнее, в кладбище. Этот идиот не понимает, что его памятник скоро затеряется в море таких же бездарных болванок и результат будет тот же.

- А если всем не ставить? - несмело предложил Саша.

- Но вы же себе поставили, - с усмешкой ответила Розалия. - Чем же другие хуже?

- Да... я... я погорячился, - не глядя на хозяйку дома, ответил Дыболь.

- Вот когда вы все перестанете горячиться, в том числе и этот сумасшедший, тогда и не потребуется так часто менять памятники. А может и вообще не придется ставить.

Ужин был отменный, а сервировка стола поначалу привела Дыболя в состояние легкой каталепсии. По обеим сторонам тарелки, на которой легко поместилась бы жареная индейка, лежали серебряные вилы, вилки и вилочки, ножи, ножички и ложечки. Это напоминало набор медицинских инструментов. Не хватало лишь никелерованной ножовки для ампутации конечностей, да стоматологических щипцов. Привыкший к пакетным супам и вермишели с котлетами в фаянсовых тарелках, Дыболь чувствовал себя совершенно беспомощным перед подобной роскошью. Потянувшись, например за каким-нибудь лакомым кусочком, он при малейшем шорохе вздрагивал или застывал с поднятой вилкой и, по появившейся привычке, краснел.

- Скорее всего, сегодня ночью будут устанавливать памятник, - не замечая Сашиных страданий, сказала Розалия. - И не исключено, что он будет из серебра или золота.

- Золота? - недоверчиво переспросил Дыболь.

- Да, бывают, знаете ли, такие эстеты, - с сарказмом проговорила хозяйка дома. - Памятник из камня или бронзы они считают слишком дешевым.

- А можно будет посмотреть? - незаметно подцепив кусок ветчины, поинтересовался Саша.

- Конечно, - ответила Розалия. - Если не проспите. Откровенно говоря, мне и самой интересно взглянуть: кто же на этот раз? Вы не представляете, Александр, как много иногда говорит о человеке его памятник.

- А мой о чем говорил? - после недолгой паузы, спросил Дыболь.

- Ваш? - со смешком сказала хозяйка дома. - Вы, Александр, еще молоды, жизни не знаете, а ваш памятник был точной вашей копией. Хотя, надо отдать вам должное, с бронзы начинало человечество.

- С чего вы взяли, что я не знаю жизни? - уткнувшись в тарелку, пробурчал Саша. - Слава богу, двадцать два года.

- А вы в сверхъестественное верите, Александр? - не ответив на вопрос, неожиданно сменила тему Розалия.

- Нет, - уверенно произнес Дыболь. - Нет никакого сверхъестественного.

- Откуда вы знаете? - удивилась хозяйка дома.

- Я же не совсем идиот, - ковыряя ветчину вилкой, ответил Саша. - Все-таки закончил десять классов. Нам говорили...

- И вы верите всему, что вам говорят? - не переставая улыбаться, перебила его Розалия.

- Нет конечно, - сказал Дыболь.

- А как вы выбираете, чему можно верить, а чему нельзя?

- Я и не выбираю, - простодушно ответил Саша.

- Ну хорошо, - не отставала хозяйка дома. - А как же вы попали сюда? Может, пришли пешком?

- Не знаю, - начиная нервничать, проговорил Дыболь. - Только сверхъестественное тут не при чем. Сплю наверное. Мне часто снится всякое. Ведь такого не может быть: джин, Базиль, памятник - ерунда все это.

- И я тоже ерунда? - ехидно спросила Розалия. Смутившись, Саша положил вилку на растерзанный кусок ветчины, подумал и наконец ответил:

- Не знаю. Вы - не ерунда. Но вы мне тоже снитесь. Не бывает так.

- Правильно! - чему-то обрадовалась хозяйка дома. - А вы молодец, Александр. Я думала, вы сейчас раскиснете, начнете рассказвать разные истории о колдунах и ведьмах.

- Нет никакого сверхъестественного, - воспрянул духом Дыболь. - И колдунов тоже нет.

- Правильно, Александр, - сказала Розалия и снова приступила к трапезе. - Ешьте ветчину. Уж за нее-то я ручаюсь, она настоящая.

 

НОЧЬЮ

 

На середину центральной площади лихо выскочил шустрый бортовой грузовичок и остановился рядом с автокраном, который давно стоял у постамента и пыхал дизельной гарью. В кузове грузовика возвышалось нечто большое, как младенец Соляриса, завернутое в толстый брезент. Трое рабочих принялись развязывать веревки, а крановщик развернул стрелу, отчего пудовый стальной крюк закачался над самой головой у статуи.

- Ну вот, сейчас посмотрим, что там за идолище, - насмешливо проговорила Розалия и лукаво посмотрела на Сашу. Дыболь, сунув руки в карманы, молча наблюдал за работой и по-своему думал о преходящести всего земного.

Через несколько минут веревки были развязаны, а еще через минуту брезент с фанерным треском полетел вниз. В свете площадных фонарей было видно, что в кузове стоит непропорционально широкий трехметровый человек. Поза стоящего в строю солдата делала его похожим на детскую игрушку, увеличенную до чудовищных размеров для показа в витрине. Статуя тускло поблескивала желтизной, и Розалия от негодования даже притопнула ногой.

- Неужели золотой?! - воскликнула она. - Ну вот, Александр, как я и говорила. Интересно, об охране он позаботился? В прошлом году один умник поставил себе серебряный. Растащили в первую же ночь. Без машин и кранов. Пилили до самого утра.

- Здесь охрана нужна человек сто, - со знанием дела высказался Дыболь. - К тому же с автоматами.

- Сто?! - насмешливо переспросила Розалия. - Да здесь и тысячи будет мало. Вон, посмотрите, - она кивнула в сторону группы зевак, которые стояли под окнами домов и наблюдали за работой. - А вон еще. А взгляните вон туда.

Только сейчас Саша обратил внимание на то, что площадь окружена плотным кольцом людей. Все улицы и переулки, все арки и подворотни были закупорены людскими пробками. Похоже было, что золотая лихорадка охватила весь город. Люди стояли молча, наблюдали за разгрузкой и, казалось, только ждали, когда рабочие закончат, чтобы наброситься на несчастный памятник.

- Они прямо сейчас? - удивился Дыболь.

- Ну что вы, - спокойно ответила Розалия. - Вот поставят, тогда и начнется. А нам с вами, Александр, надо будет уйти немножко раньше. Чувствую, неспокойно здесь будет этой ночью.

Один из рабочих зычно гаркнул: "майна", и стрела крана медленно поползла вниз. Раскачавшийся крюк пролетел в пятнадцати сантиметрах от головы статуи, несколько раз спутником облетел ее вокруг и наконец со всего маху врезался ей в затылок. Но вместо металлического звона послышался мягкий глухой удар. Ткнувшись подбородком в грудь, голова оторвалась от туловища и полетела вниз. Это непредвиденное событие тут же отозвалось в переулках и подворотнях хоровым "Ох!"

Ударившись о булыжную мостовую, голова разлетелась на множество маленьких кусочков. Рабочие равнодушно посмотрели через борт и стали прилаживать крюк к тросам, которыми была обмотана статуя. При этом, человек пятьдесят с улиц и подворотен бросились к осколкам.

- Неужели гипс?! - потрясенно воскликнула Розалия.

Возле машин образовалась небольшая толпа любопытных. Розалия со своим спутником подошли поближе. Прямо перед ними на булыжнике белел маленький фрагмент головы. Подобрав его, Розалия демонически рассмеялась и показала Дыболю.

- Крашеный гипс! Бронзовая краска! Боже мой, такого я еще не видела! Ну скромница! Ну скупердяй! Вы, Александр, просто Спиноза по сравнению с этой дубиной. Представляете, этот человек даже в мечтах не способен взлететь выше собственной задницы. Вот вы, Александр, о чем-нибудь мечтаете? - Дыболь неопределенно пожал плечами и его опекунша уточнила вопрос: - Ну скажем так, о чем вы мечтали до или после ужина?

Вспомнив свои размышления по поводу внешних данных Розалии, Саша покраснел и промычал что-то невразумительное.

- Ясно, - взглянув на него, насмешливо проговорила она. - Ладно, чуть позже мы к этому еще вернемся. Тогда хотя бы скажите, есть у вас какая-нибудь главная мечта, что-то, к чему вы ежедневно упорно стремитесь? О чем все время думаете?

- Да так, думаю о всяком, - вяло проговорил Дыболь, которому этот разговор не понравился с самого начала.

- О всяком?! - удивилась Розалия. - Вы хотите сказать, что у вас нет цели в жизни? А есть много-много маленьких... - Сашина опекунша наморщила нос и показала самый кончик указательного пальца. - Вот таких мечтишек? Ну, голубчик, вы меня разочаровали. - Она посмотрела Дыболю в глаза и вдруг с не очень уместным здесь пафосом воскликнула: - Неужели вам никогда не хотелось завоевать мир: написать великую симфонию, бессмертный роман или придумать новое сверхразрушительное оружие?! Неужели вам никогда не хотелось стать кинозвездой, чтобы все, от первоклашек до беззубых старух вас узнавали на улице? Вы что же, в детстве мечтали о новых валенках, в юности - о куртке на молнии и темных очках, а сейчас о том, как бы я сама залезла в вашу постель?

Обливаясь горячим потом, Саша побагровел от стыда и малодушно промямлил:

- Я мечтал, конечно... космонавтом хотел быть.

- В детстве все мечтают стать космонавтами. Для этого не надо ничего, кроме здоровья, - бесцветно проговорила Розалия. - Вы меня разочаровали еще больше. Я думала, вы закомплексованный, Александр, а вы просто неинтересный. - Затем она положила ладонь Дыболю на руку и, смягчившись, добавила: - Ничего, у вас все еще впереди. Космонавтом вы уж точно станете.

Обманутые в своих надеждах охотники за золотом быстро расходились по домам, и уже через пять минут на площади не осталось ни одного человека, кроме рабочих. А вскоре обезглавленная статуя заняла свое место на постаменте.

Укладываясь спать, Саша выглянул в окно и едва не повалился на пол от смеха. Посреди площади высилось нечто неуклюжее, несоразмерное постаменту. Без головы скульптура выглядела почти квадратной, а у ее подножья стоял толстый маленький человек. Философ и математик Пифагор как-то изрек, что статую красит вид, а человека - деяния его. Здесь и первое, и второе было представлено в одном предмете. Даже издалека в рассеянном свете уличных фонарей было видно, что автор он же владелец памятника ужасно расстроен, и Дыболь невольно подумал о том, какое же это все-таки хлопотное, неблагодарное дело - ставить себе памятник не представляя, как и зачем это делается.

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 

ПРОГУЛКА

 

На следующий день сразу после легкого завтрака Саша со своей опекуншей отправились на прогулку и всю первую половину дня болтались по городу. Розалия показывала гостю достопримечательности и выказала недюженные познания в архитектуре и градостроительстве. Дыболь всем своим видом лениво врал, что ему интересно слушать и порядком устал, но говорить об этом Розалии ему было неловко - Саша стеснялся. "Тот свободен, кто руководствуется одним только разумом", - утверждал мудрый Спиноза. Дыболь же чувствовал себя арестантом. Правда, за эти четыре часа он узнал, что такое фронтон и пилястры, мезонин и пилоны.

У очередного, довольно невзрачного здания Розалия резко оборвала свою лекцию на полуслове и в сердцах выругалась:

- Ну вас к черту, Александр! Если вам совсем неинтересно слушать, будем гулять молча! Может, вы думаете, мне доставляет удовольствие выворачиваться наизнанку перед таким остолопом, как вы?

- Да я слушаю, - воскликнул Саша.

- И не смейте кричать на меня! - угрожающе постукивая зонтиком по ладони, тихо проговорила Розалия.

- А я и не кричу, - удивился Дыболь.

- Вот так, - удовлетворенно произнесла Розалия. Похоже было, что прогулка не пошла ей на пользу. Она выглядела как разъяренная кошка, а в голосе слышалось откровенное раздражение. - Ну все, хватит таскаться по этим дурацким улицам. Я устала как двадцать пять собак. Пойдемте, отдохнем у фонтана. У нас как раз есть немного времени до обеда. - Саша пожал плечами и покорно поплелся за своей опекуншей, а она, обернувшись, продолжила его распекать: - Какой же вы, Александр невоспитанный.

- А что я такого сделал? Я слушал, - действительно не понимая причины ее гнева, стал оправдываться Саша.

- Слушал! Прядать ушами и осел может, - ответила Розалия. - Когда у костела я уронила зонтик, мне пришлось поднимать его самой. Возле оперного театра я споткнулась, и вы даже не попытались поддержать меня. Я уже молчу о том, что за весь день вы ни разу не предложили мне взять вас под руку.

- Забыл, - поморщившись, ответил Дыболь и почесал затылок.

- А перед универмагом вы хохотали и орали как сумесшедший. Вы что, никогда не видели сцепившихся собак?

- Я и не орал, - на этот раз покраснев, проговорил Дыболь и вдруг забормотал что-то несусветное: - Не так уж я и... орал. Я, в общем-то, никому, вроде, не мешал... У вас здесь, вроде, свобода... Я и...

Розалия остановилась, с ужасом посмотрела на Сашу, и еле слышно пролепетала:

- Боже мой. Свобода. - И тут ее словно прорвало: - Свобода?! - выкрикнула она Дыболю в лицо и даже замахнулась на него зонтиком. - Свобода не для таких дураков как вы, Александр! Тоже мне, выдумали! Таким, как вы, Александр, вполне достаточно свободы иногда менять одну тюрьму на другую! Да свободы говорить то, что вам вдалбливали в вашу пустую голову всю жизнь! - Розалия перевела дух и спокойнее, но с той же злобой спросила: - Да вы хотя бы знаете, что такое свобода?

Напуганный Саша переминался с ноги на ногу и, боясь посмотреть в лицо разъяренной опекунше, блуждал взглядом по кронам деревьев.

- Я вас спрашиваю! - выкрикнула Розалия.

- А кто же этого не знает? - опустив голову, уклончиво ответил Дыболь. Он готов был уже сказать не на шутку разошедшейся трефовой фурии какую-нибудь гадость, но Розалия его опередила.

- Он знает, - дрожащим голосом проговорила она и, отвернувшись, двинулась дальше.

Почувствовав, что ураган пошел на убыль, Саша побрел за своей опекуншей и на ходу забубнил:

- Я вам ничего и не обещал. Сказали гулять, я пошел. И слушать мне было интересно, - соврал он. - А устали, так давайте посидим. Хотите, я за мороженым сбегаю или принесу водички?

Розалия повернулась к Дыболю, и он увидел на ее щеках еще не просохшие следы слез.

- Так вы не обиделись, Алек? - мягко спросила она.

- Да нет, - ответил Саша и с облегчением украдкой вздохнул. Гроза благополучно миновала, можно было продолжать радоваться жизни.

- Простите меня, Александр, - задушевно проговорила Розалия. - Я была не права. А вы добрый, хороший молодой человек.

Она подошла к Дыболю, взяла его лицо в ладони и поцеловала его в лоб. Близость красивой женщины вскружило Саше голову. В теплый летний день не трудно ощутить тепло исходящее от любого предмета, а уж от женщины и подавно.

- Оставайтесь у меня насовсем, Александр, - неожиданно предложила Розалия. - По утрам будем гулять с вами по городу. А по вечерам пить чай. Я научу вас вязать крючком.

- Нет, - не раздумывая, тряхнул головой Дыболь.

- Вас там кто-нибудь ждет? - немного обидевшись из-за поспешного ответа, спросила Сашина опекунша.

- Не знаю, - пожал плечами Дыболь. - Скорее всего, никто.

- Тогда почему вы не хотите остаться? - не отставала Розалия;.

- Я там привык, - ответил Саша.

- Фу, Александр! Во-первых, любая привычка - дурацкое дело. А во-вторых, к чему вы привыкли? У вас там собственный большой особняк, деньги, поклонницы, насыщеная событиями жизнь?

- Нет, - покачал головой Дыболь. - Просто привык.

- Как привыкли, так и отвыкнете, - снова начиная раздражаться, проговорила Розалия. - Впрочем, я не собираюсь вас уговаривать. Я уже раскусила вас, Александр. Вы необразованный идеалист, которому, мало того, что ничего не надо, так вы еще не в состоянии объяснить, почему вам ничего не надо.

 

СЧАСТЬЕ

 

Балкон с округлыми, как женские икры, балясинами выходил прямо на центральную площадь. Отсюда из-за балюстрады прекрасно был виден безголовый памятник, и за вечерним чаем Саша с Розалией от души потешались над несчастным автором этого монументального произведения. Они сидели за кружевным столиком, лакомились вареньями и пирожными, да изредка перекидывались ничего не значащими фразами или по инерции упражнялись в остроумии. Досада давно оставила хозяйку дома, она была спокойна и весела, а ее гость за день свыкся со своей ролью, чувствовал себя вполне уверенным и даже счастливым. Это был его первый вечер в странном городе, когда ему не хотелось домой и не думалось о возвращении. Дыболю нравилось слушать Розалию, тем более, что говорила она о пустяках, не требуя от него ни понимания, ни ответа.

- Вы помните мой портрет, Алек? - ласково спросила хозяйка дома и положила свою маленькую, удивительно изящную ладошку ему на руку.

- Конечно помню, - утвердительно кивнул Саша и тут же соврал: - Очень хороший портрет. - В этот теплый вечер Дыболю хотелось говорить Розалии только приятные слова. От прикосновение ее руки в глазах у него все слегка сместилось, а разнузданное воображение тут же начало рисовать продолжение приятной беседы вплоть до постели. Единственно, что удерживало Сашу от более сочных, интимных комплиментов - это боязнь ляпнуть какую-нибудь чушь и тем самым испортить установившееся благолепие.

- Вы должны мне помочь, Александр, - кокетливо произнесла хозяйка дома.

- Пожалуйста, - охотно согласился Дыболь.

- Завтра у Дэди... у профессора, день рождения...

- Вы хотите подарить ему свой портрет? - несколько разочарованно проговорил Саша.

- Нет, Алек. Я хочу подарить профессору одну вещицу, о которой он давно мечтает. Но... - Розалия сделала ударение на "но" и подлила в Сашину чашку чаю. - Но этот предмет можно купить только на городской барахолке. Вернее, даже не купить, а обменять. Некоторые вещи у нас невозможно приобрести ни в лавке, ни в универмаге. Их не отдают за бумажные деньги. Так вот, я хочу свой портрет обменять на телескоп. И вы, Алек, должны мне в этом помочь.

- Договорились, - натянуто улыбнулся Дыболь, прикидывая, сколько может весить картина с рамой размерами с кузов грузовика. - И не жалко вам портрета? - спросил он.

- Жалко, Алек. Вы же знаете - это память об одном человеке, к которому я очень хорошо отношусь. Обидно, что он оказался прохвостом и дураком. - Розалия немного помолчала и со вздохом добавила: - Да и художник он был так себе. Ну да ладно, Алек. Что уж теперь говорить?

- А картину как, вместе с рамой понесем? - как можно деликатнее поинтересовался Саша.

- Да, - ответила хозяйка дома. Боюсь, что без рамы ее никто не поймет.

К огорчению Дыболя, вечер закончился лишь душевным рукопожатием. Размякший от близости Розалии и собственных фантазий, Саша хотел было удержать свою опекуншу, сказать, как ему с ней хорошо, но Розалия опередила его:

- Не надо, Александр. Завтра у нас трудный день. Кстати, как вам Луиза?

Дыболь покраснел, будто его застали за каким-то очень постыдным занятием, и забормотал:

- Никак. Причем здесь Луиза?

- Она еще не показала вам ваш корабль?

- Какой корабль? - подняв взгляд на хозяйку дома, удивился Саша.

- Не знаю, - пожала плечами Розалия. - какой там у вас: корабль, кораблик, лодочка, лодчонка... Впрочем, ступайте спать, Александр. Это я так. Устала, вот и заговариваюсь. Не забудьте, завтра мы идем на рынок.

 

ЕРУНДА

 

На барахолку Саша с Розалией собирались не торопясь. Они поздно встали, позавтракали, а потом с помощью Августины долго снимали со стены гигантский портрет и перетягивали его веревками. В результате, из дома они выбрались только около полудня.

Рынок располагался всего в полукилометре от центральной площади, но Дыболю эта дорога показалась более чем длинной. Как писал охочий до телесных наслаждений философ Эпикур: "поблагодарим мудрую природу за то, что нужное она сделала легким, а тяжелое - ненужным". Если бы Саша знал это легкомысленное изречение, он нашел бы не мало слов, чтобы возразить.

Как назло, день выдался жаркий, будто специально для того, чтобы помучить бедного Дыболя. Город тонул в мареве, и привычные очертания предметов струились, словно в текучей воде.

Нести картину было чрезвычайно трудно. Она все время заваливалась то на один бок, то на другой или вдруг клевала вперед, заставляя Сашу выписывать ногами сложные фигуры. Розалия шла позади и покрикивала на своего помощника. Раза два она даже назвала его недотепой и остолопом и, если бы ноша не была такой тяжелой и громоздкой и не требовала столько сил для опускания ее на асфальт, Дыболь, пожалуй поставил бы ее и ответил Розалии тем же.

Наконец они свернули в переулок и оказались у входа на городскую барахолку. С трудом миновав широкие ворота, Саша попытался поставить картину, но не удержав, грохнул ее о землю. С багета во все стороны брызнула позолоченная лепнина, а рама, заскрипев, перекосилась так, что сразу потеряла всю свою музейную чопорность и сделалась похожей на рухлядь.

Подоспевшая Розалия с ужасом посмотрела на свой портрет, и затем на Дыболя.

- Если мы не обменяем его на телескоп, я вас убью, Александр, - жалобно сказала она и пальцем потрогала на раме оголившееся дерево. - Какая была рама! Теперь, наверное, за нее не дадут и одного стеклышка от телескопа.

Прячась за холстом, Саша делал вид, будто пристраивает картину к забору, хотя та давно и крепко стояла на земле.

- Вылезайте же оттуда, растяпа! - крикнула Розалия. - И ждите меня. Я сейчас вернусь.

Мокрый от пота, в дорожной и гипсовой пыли, Дыболь выбрался из-за портрета и зачем-то принялся собирать осколки лепнины. Руки и ноги у него дрожали от жары и усталости. Во рту пересохло так, что вспухший язык отказывался воспроизводить какие бы то ни было слова. При этом, ему самому было страшно жаль рамы, и обидно за Розалию - изображение этой красивой женщины разом превратилось в мазню.

У картины постепенно собирался народ. Люди подходили, уважительно здоровались с Сашей и разглядывали живопись. При этом, одни теребили себя за подбородки, другие приседали или переходили с места на место, чтобы увидеть портрет в разных ракурсах, третьи подходили вплотную и разглядывали ширину и форму мазка. Вскоре у портрета собралось человек сорок. Дыболь уже вошел во вкус и почти почувствовал себя автором. Он по-хозяйски поглядывал на ценителей живописи и иногда небрежно смахивал с холста невидимые пылинки.

- Ерунда, - неожиданно высказался кто-то из рыночных критиков.

- Конечно ерунда, - поддержал его второй, и толпа начала быстро рассасываться. Уже через минуту рядом с Сашей не осталось ни одного человека и непонятно почему, Дыболь воспринял это как собственное поражение. Если бы не подошедшая хозяйка картины, он, пожалуй, сказал бы вслед барахольщикам несколько неласковых слов, но Розалия сразу начала вводить его в курс дела.

 

ЧЕСТЬ

 

Сашина опекунша приблизилась к нему вплотную, чем очень смутила Дыболя.

- Есть труба, - не обращая внимания на Сашины муки, заговорщицки прошептала она. - Это то, что нам нужно. Сейчас мы подойдем к хозяину телескопа, я поведу его смотреть картину, а если он не согласится на обмен, вы, Алек, возьмете трубу и убежите. Хозяин будет со мной, так что вам бояться нечего. Если он откажется меняться, я дам вам знак. Пока этот боров добежит до своего места, вы успеете скрыться. Меня не ждите и обо мне не беспокойтесь. Встречаемся дома. Надеюсь, вам все ясно, Александр?

- Ага, - ошалело ответил Дыболь.

- Не трусьте, Алек, будьте мужчиной. Надо же вам когда-нибудь становиться мужчиной.

Чего-чего, а такого Саша от своей опекунши не ожидал. Если бы Дыболь не знал эту женщину целых два дня, он подумал бы, что она его разыгрывает. Но внешний вид Розалии говорил об обратном - выражение ее лица, напор, с которым она убеждала его украсть телескоп, и то, что в запале она прижималась к нему всем телом, начисто исключали какую-либо несерьезность.

К владельцу телескопа они подошли врозь. Саша изображал праздного горожанина, который забрел на барахолку лишь для того, чтобы как-то скрасить время. Розалия обрела вид богатой дуры и надменно обратилась к продавцу:

- Я хочу предложить вам за эту трубу вон ту картину. Вон, видите у входа?

- А на что мне картина? - равнодушно ответил продавец.

- А на что вам телескоп? - раздраженно спросила Розалия. - Это же искусство. Неужели вы не понимаете? Вы подойдите, посмотрите.

- А чего мне ходить? Я и отсюда вижу - дребедень.

- Дребедень?! - оскорбилась Розалия. По ее лицу было видно, что она готова врезать этому барахольщику зонтом по физиономии. И все же она взяла себя в руки и проговорила: - А рама? Рама тоже дребедень? Вы только взгляните. На ней же одной позолоты килограммов пять.

Дыболь стоял в стороне и делал вид, что рассматривает бронзовый подсвечник. Ему очень не хотелось красть телескоп и он надеялся на то, что толстяк окажется благоразумным и не уйдет от своего товара. Но владелец трубы, после недолгого колебания, все же заинтересовался гигантской позолоченой рамой.

Помня, как быстры на расправу жители этого города, Саша с тоской поглядывал на свою опекуншу и толстяка, которые медленно удалялись к выходу. "Ну дура! - мысленно ругался он. - Связался же с дурой!" При этом отказаться от задуманного или сбежать от Розалии и покрыть себя позором, Дыболю не приходило в голову. Саша знал, что такое чувство собственного достоинства и честь.

Как показывает жизнь, людей без чести не бывает. В каждом, даже самом, на первый взгляд, опустившемся человеке все же живет одна из разновидностей чести: мужская или женская, девичья или офицерская, рабочая, а значит и интеллегентская, общечеловеческая или воровская - нет им числа. Бывает, правда, честь на некоторое время теряют, но сменив место жительства или место работы, она естественным образом восстанавливается.

Случается, что честь отдают или ее лишают, как это часто бывает с женщинами, у которых, видимо, она находится где-то на поверхности. Сколько угодно примеров, когда человек добровольно жертвует своей честью ради кого-то или чего-то, а бывает от нее избавляются, если честь много задолжала. Долг чести - вещь довольно обременительная.

Известно, что честью можно торговать, а следовательно и покупать ее. Честь можно запятнать, легко обидеть, и нередко это капризное существо заставляет человека совершать поступки во вред себе и своим близким.

Непрочная, маркая, обидчивая, продажная, вечная должница, но в то же время требовательная - честь удивительно неудобная штука.., но греет. Всех греет. И каждый в меру своих сил бережет ее, а если не уберег, старается приобрести, не жалея ни сил, ни денег, а иногда и жизни. Желая сохранить честь, человек иногда рискует самым дорогим, что у него есть - жизнью, как, например, Дыболь.

Саша очень огорчился, когда увидел, что Розалия подает ему знак. Это означало одно: хватай телескоп и беги. Что он и сделал.

 

ФАНТАСТИКА

 

Сердце у Дыболя бухало так громко, что он не слышал позади себя ни выстрелов, ни криков. Перемахнув через высокую металлическую ограду, он интуитивно выбрал самый правильный путь - напрямик через кусты, прямо по нехоженному ворсу травы, по которой не ступала нога человека. Оставляя позади себя едва заметные следы, Саша бежал без оглядки столько времени, сколько ему позволили силы, ну а сил у него было немало. Дыболь несся мимо магазинов и ресторанов, юридических контор и спортивных залов. Затем он обогнул велодром и выскочил на совершенно прямую, но плохо асфальтированную улицу.

Наконец остановившись, Дыболь обнаружил, что находится на окраине города. Как это часто бывает, окраина была похоже на деревню. В лужах огромными валунами дремали свиньи. Вдоль добротных заборов озабоченно бродили куры, утки и гуси, такие крупные и жирные, что Саша испугался - не уменьшился ли он сам в размерах. Дома были такими же, как и под Москвой, с той лишь разницей, что в каждом дворе стояло по трактору и грузовику. А рядом с автотехникой, словно на международной выставке сияли на солнце никелированными ручками умопомрачительные музыкальные центры самых экзотических фирм. Они пели и играли на разные голоса, и эта музыкальная каша делала горячий воздух плотным, как облако вулканической пыли.

Облокотившись о забор ближайшего дома, Дыболь минут пятнадцать с хрипом выдыхал из себя горячий отработанный воздух, а когда мокрое от пота, разгоряченное тело остыло до нормальной температуры, он вконец обессиленный поплелся вдоль изгороди.

Злополучная труба болталась на ремешке у самого бедра и тем самым напоминала Саше о только что содеянном преступлении. Совесть почти не трогала его. Он только жалел, что согласился пожить у Розалии. "Лучше бы остался у профессора, - раздосадованно думал он. - Тот все-таки не посылал воровать. Хотя, кто его знает? Может у Розалии тоже скоро день рождения."

Неожиданно кто-то окликнул Дыболя. Он поднял глаза и увидел перед собой Луизу, ту самую кроткую ночную красавицу, которую вечером он до беспамятства полюбил, а утром с такой же силой возненавидел. Ту самую утреннюю дурнушку, которой он так безбожно врал всю ночь, а потом так позорно сбежал.

Луиза стояла с большой хозяйственной сумкой в двух метрах от Саши и улыбалась ему так, будто не было ничего того, что Дыболь желал если и не исправить, то хотя бы забыть.

- Здравствуйте, Александр, - трепетно произнесла Луиза.

Появление девушки лишило Дыболя последних сил. Он вяло забормотал что-то о невыносимой жаре и вонючих лужах со свиньями. Затем, ляпнул, что решил прогуляться и машинально убрал телескоп за спину.

- А я тоже гуляю. Вот вас встретила, - скромно улыбаясь, сказала девушка. - Хотите, погуляем вместе? А можем и здесь постоять. Мне все равно. А хотите пирожок? Я сама испекла. Какой вы будете: с капустой, с мясом, с рисом, с маком, с картошкой или с вишней? У меня и чаек есть в термосе. - Луиза достала из сумки полуторалитровый китайский термос и, несмотря на свою субтильность, легко помахала им в воздухе.

Немного опомнившись, Саша провел рукой по мокрым от пота волосам, сипло прокашлялся и наконец поздоровался:

- Здравствуй...те. В городе такая жара. Я тогда... Луиза, спешил. Извини.

- А вот скамеечка, - радостно воскликнула девушка. - Стоя вредно есть. Садитесь-садитесь. - Луиза присела, выложила на деревенскую скамью большой сверток с пирожками и, отвинтив стаканчику термоса, налила Дыболю чаю.

Саша сел на самый край скамьи и тут же получил в руки еще теплый пирожок и стакан с чаем. Дух от пирогов шел такой волнующе-домашний, что Дыболь сразу раскис и малодушно подумал, не навестить ли ему еще раз заботливое семейство Луизы.

- Спасибо, - растроганно проговорил он и откусил кусочек пирожка. Затем Саша мечтательно посмотрел вдаль и тут же едва не поперхнулся от удивления. В полукилометре от города на картофельном поле высился космический корабль.

- Ух ты! - воскликнул Дыболь, сразу забыв об угощении. - Ракета! Настоящая ракета!

- Где? - встревоженно озираясь, спросила Луиза.

- Да вон, впереди! - указал Саша пирогом на корабль.

- Это? - на этот раз удивилась девушка. - Это водонапорная башня. Кушайте, Александр. Кушайте. Пирожки остынут.

- Какая же это башня?! Это космический корабль! - возбужденно возразил Дыболь.

- Я здесь прожила всю жизнь, - с улыбкой проговорила Луиза. - Это водонапорная башня стоит здесь, сколько я себя помню, лет пятнадцать-двадцать. А вы просто фантазер, Александр.

Луиза ошиблась, фантазером Саша никогда не был, а потому назвал предмет, который увидел, своим именем.

 

КИРПИЧ ДЛЯ ИВАНА ИВАНОВИЧА

 

До гигантского блестящего огурца оставалось всего метров сто. Не отрывая безумного взгляда от космического корабля, Дыболь торопливо шел впереди Луизы и не переставая говорил:

- Ты что, не видишь? Это же межпланетный корабль! Какая же это башня?! Скажет же такое!

- Вижу, - едва поспевая за ним с тяжелой ношей, тихо произнесла девушка.

Добравшись до корабля, Саша с Луизой несколько раз обошли вокруг него и остановились у раскрытой двери лифта. Задрав голову, Дыболь с восторгом продолжал повторять, что никакая это не башня, а девушка послушно кивала головой и украдкой вытирала слезы.

- Пойдем посмотрим, - сверкая глазами, предложил Саша. - Такое же бывает раз в жизни.

- Мне нельзя, - испугано ответила Луиза и тут же с чувством добавила: - Не ходите, Александр. Пойдемте к нам. Мама с папой ждут нас к обеду. Они сказали, что я обязательно должна привести вас.

- Интересно, где бы ты меня искала? Мы же встретились случайно.

- У космического корабля, - едва слышно пролепетала девушка.

- Ага! Все-таки это космический корабль! - воскликнул Дыболь. - А то - водонапорная башня! Придумает же такое! Ты бы его еще погребом назвала.

Саша снова ощущал себя почти счастливым. Ему было хорошо от того, что он благополучно избежал расправы за воровство и снова встретился со скромной и ласковой Луизой. От того, что он был молод и наткнулся на настоящий космический корабль. Было в этом букете и нечто такое, что он еще не успел осмыслить, а потому не имеющего ни названия, ни определения.

"Стучите и отворится", - справедливо сказано в Евангелии.

Так и не уговорив Луизу, Дыболь попросил ее подержать телескоп, вошел в лифт, крикнул: "Я не на долго", и кабина лифта пулей унесла его наверх. Посмотрев вниз, Саша увидел крошечную Луизу. Она махала ему рукой и что-то кричала.

Осторожно войдя в корабль, Дыболь осмотрелся, на всякий случай эгекнул и только потом медленно двинулся вперед. Коридор закончился тесным лифтом, на котором Саша в одну секунду поднялся в просторную капитанскую рубку. Затем, дверь бесшумно закрылась за ним, и Дыболь ощутил какое-то странное дрожание, а затем и гул.

"Садись, дурень! Улетаем!" - слева загорелась надпись на широком экране монитора.

- Куда?! - закричал Саша, и какая-то сила повалила его на пол. Падая, он успел прочитать и вторую надпись: "Садись, говорю!"

- Куда?! - снова истошно заорал Дыболь, и было непонятно, что означает его вопрос: куда садиться или куда они улетают? После этого перед Сашей загорелись сразу два ответа. На левом мониторе появилась надпись: "Садись в кресло", а на правом: "К инопланетянам".

Вот и пригодился космический корабль, бесцельно простоявший на картофельном поле столько лет. Мечтал ли Дыболь, что когда-нибудь станет космонавтом? Может, в детском саду или первом классе. Так кирпич, положенный двести лет назад неизвестным строителем, срывается вдруг со своего места и летит на голову не кому-нибудь, а именно Ивану Ивановичу.

Выезжая на природу, осмотрись, читатель. Может, и твой корабль торчит из каких-нибудь кустов и ждет, чтобы захлопнуть за тобой дверь.

О том, что стало с Луизой: она не сгорела в стартовом пламени. Ее просто не стало, как и города, подаренного Саше джином. Едва Дыболь вошел в капитанскую рубку, как все это стало прошлым, а прошлое, как известно, не горит.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ

 

ПРОШЛОЕ

 

Неуклюже перебирая руками, Саша подплыл к иллюминатору. Мимо корабля со свистом проносились мелкие метеориты и темные загадочные астероиды, а чуть дальше лениво крутились, похожие на разноцветные глобусы, планеты.

- Эй! - крикнул Дыболь.

- Эй! - эхом отозвался корабль.

- Эй, Джин! - позвал Саша.

- Эй, Джин! - бесстрастно повторил корабль.

- Джин, я больше не хочу! Джин! - Дыболь несколько раз облетел капитанскую рубку по периметру и, никого не обнаружив, разъярился: - Джин! Поймаю, кости переломаю! Джин, сволочь! Отпусти меня!

Корабль в точности воспроизвел просьбу, но ничего не произошло. Панель управления подмигивала десятками лампочек, поставленное на автопилот, огромное рулевое колесо ворочалось и скрипело, и только за бортом корабля происходило что-то похожее на жизнь. Но, во-первых, корабль был закупорен на совесть, а во-вторых, космос не подходящая среда обитания для человека.

Сорвав зло на стенах и набив себе несколько шишек, Дыболь наконец научился сносно передвигаться в условиях невесомости. Теперь, когда он имел возможность попасть в любую точку отсека управления, ему это даже понравилось. Покрутив рулевое колесо, Саша принялся осторожно нажимать кнопки на пульте, но прямо перед ним на экране монитора тут же загорелась надпись: "Перестань, грохнемся!"

Еще раз обругав джина, Дыболь все же оставил пульт управления в покое, а затем прочитал на экране: "Джина здесь нет, дурень. Я робот-компьютер, развожу таких, как ты, по планетам."

- Послушай, - проникновенно начал Саша. - Отпусти меня домой. Ну пожалуйста, будь другом. Этот джин, сволочь, нагородил черт знает чего. Не собирался я к инопланетянам. Это он чего-то там напутал или крыша у него поехала.

Так и не дождавшись ответа, Дыболь в сердцах плюнул в компьютер. Шарик слюны отскочил от экрана и вернулся к нему.

- Тоже сволочь! - проговорил Саша. - Как и джин! Сейчас бы ломик или монтировку, я бы тебя расковырял!

- Дурень ты, дурень! Кто бы тебя тогда до места доставил? - загорелось на экране.

Обидевшись на "дурня", Дыболь оттолкнулся от кресла и отправился осматривать внутренность отсека. Здесь было много чего интересного. В витринах, как в музее, лежало немало необычных вещиц, которые были знакомы Саше. Как и всякий нормальный человек Дыболь любил иногда почитать фантастику. Кроме того, он пересмотрел все фантастические сериалы и фильмы. Поэтому не было ничего удивительного в том, что Саша сразу узнал в одном из экспонатов лучевой пистолет, именуемый в космической литературе - бластером.

Попытки достать роскошный никелерованный бластер ничего не дали, и Дыболь в раздражении пнул стеклянную витрину ногой. "Потерпи, еще успеешь", - прочитал он на экране.

- Жаль, не могу достать, - ответил Саша. - Повезло тебе.

"Это тебе повезло, - ответил компьютер. - Достал бы - каюк и тебе, и мне".

Поплавав немного за плевком, Дыболь вернулся в кресло, устроился поудобнее и задумался. Саша вспомнил кое-что из своего недалекого прошлого, поморщился и задремал.

Как справедливо утверждал психолог и философ Франкл, прошлое не исчезает бесследно, а становится вечностью. Правда, нередко эта часть индивидуальной вечности скрыта от нас розовой дымкой очарования, поскольку в прошлом все мы были моложе, привлекательней и удачливей. В прошлом нас не ожидает ничего плохого, оно не требует от нас никаких жертв, кроме, разве что, времени на воспоминания. Ну а этого добра у людей хватает. Иначе зачем бы они так бездарно превращали каждое мгновение настоящего в прошлое? Может быть прошлое лучше настоящего? Возможно, кто-то так и считает. Для Дыболя прошлое не имело никакой ценности, как ничего не стоит потраченные месяц назад деньги. Саша жил в настоящем и только в настоящем.

 

НАСТОЯЩЕЕ

 

В космическом корабле утро от вечера ничем не отличается, поэтому оставим на время описания различных времен суток. Упомянем лишь, что температура в отсеке управления была нормальной - двадцать градусов по Цельсию.

Пообедав содержимым трех тюбиков, Дыболь плавно похлопал себя по животу и отправился к иллюминатору, посмотреть на звезды. За круглым толстым стеклом было темно и скучно как в дровяном сарае. Исчезли даже метеориты, астероиды и неизвестные планеты. И лишь далеко-далеко бессмысленно сияли крупные, с кулак, звезды.

- Долго нам лететь? - спросил Саша в пространство и посмотрел на экран. "Потерпи, скоро будем", - прочитал он и, оттолкнувшись от стекла, несколько раз перевернулся в воздухе.

- Расскажи чего-нибудь, - попросил Дыболь. - Скучно. Анекдотов не знаешь?

"Нет, - загорелось на мониторе. - Могу инструкцию почитать".

- Инструкцию не надо, - отказался Саша. - Давай лучше поговорим. Жаль, у тебя нет голоса.

"Жаль", - согласился компьютер.

- Чей это корабль, джина что ли? - спросил Дыболь.

"Не знаю", - ответил экран.

- А чего ты знаешь? Куда летим, знаешь?

"К инопланетянам, - загорелось на мониторе. - Я вообще-то уже раз был на этой планете. Бластер там тебе пригодится."

- А ты-то откуда знаешь? - спросил Саша. - Ты что, выходишь из корабля?

"Нет, - ответил компьютер. - Я вижу все, что происходит вокруг до самого горизонта. В случае опасности включаю сирену. Услышишь - беги назад."

- А на долго мы туда летим? - поинтересовался Дыболь.

"Этого я не знаю", - появилось на мониторе.

- А кто знает? Я что ли? - раздраженно проговорил Саша.

"Как только я перестану быть нужным, корабль вернется на Землю."

- Это как же? - удивился Дыболь. - Ты мне будешь нужен до самой Земли. Ты хочешь сказать, что меня могут убить?

"Этого я не знаю", - ответил компьютер.

- Порядочки! - возмутился Саша. - Слушай, пока не поздно, давай повернем назад. И ты целее будешь.

Экран монитора погас, а Дыболь ворча уселся в кресло и довольно быстро уснул.

Снилось Саше не прошлое и не будущее, а бесцветное настоящее, границы которого так никто определить и не сумел. Может, потому, что настоящее не имеет никакого отношения ко времени и является всего лишь взглядом на вещи.

 

ВРЕМЯ

 

Утомительно медленно тянется время в космическом безвременьи. Тяжело переносить перегрузки вынужденного безделья и особенно в пространстве, ограниченном шестью стенами. Неинтересен и скучен был Дыболю космос, как неинтересен и скучен человеку, не имеющему отношения к медицине, атлас по гистологии. Часами Саша всматривался в бездонную темень вселенной и радовался каждому камешку, пролетающему мимо корабля. Заметив очередной булыжник, Дыболь сравнивал его с предыдущим и с нетерпением ожидал следующего. Это создавало ощущение хотя бы какой-то занятости. Когда мимо иллюминатора пролетал особо крупный метеорит или астероид необычной формы, Саша стучал по стеклу и улюлюкал, наверное, пытаясь привлечь внимание камня к собственной персоне. Он даже зачем-то поворачивался к компьютеру и приглашал его порадоваться вместе с ним, но экран в такие минуты молчал. Очевидно бортовой компьютер и пролетающие мимо небесные тела не испытывали друг к другу никакого любопытства, и Дыболь здесь напоминал пьяницу, обсуждающего с бутылкой поведение упавшего на пол стакана. Но все же беседа между компьютером и человеком не прерывалась, хотя протекала крайне вяло и была бессвязна, как обрывки разговоров, услышанных на ходу. На конкретные вопросы робот-компьютер отвечал охотно, но не всегда конкретно. Саше казалось, что машина чего-то не договаривает, темнит. А компьютеру ничего не казалось. Он сообщал то, что знал или то, что ему положено было сообщать. Речь компьютера была несколько развязной, а иногда и грубой, но так для Дыболя было даже лучше. Это оживляло их диалог, тем более, что некоторые обороты Саша принимал за вполне приличные шутки.

Дыболь и сам частенько пытался острить, и если электронные мозги никак не реагировали, то в глубине души Саша все же надеялся на то, что компьютер оценил его юмор и пусть молча, но смеется.

Иногда Дыболь вдруг принимался рассказывать о своей жизни. Здесь на космическом корабле, в компании с компьютером у него это выходило куда лучше, чем за столом в квартире профессора. Поведал Саша и о своих приключениях в городе Джина, который он так неожиданно для себя оставил. Дыболь врал, конечно, безбожно, но с таким собеседником грех было не приукрашивать. Хотя, возможно, Саша просто оттачивал историю перед возвращением домой, ведь впечатления наши часто многое теряют наложившись одно на другое.

Устав болтать, Дыболь в который раз облетал отсек управления, но без прежнего удовольствия. Плавание по воздуху давно уже стало для него таким же малопривлекательным занятием, как и ходьба по камере из угла в угол. Чаще всего Саша забирался в кресло и пытался уснуть, но и это ему уже удавалось с большим трудом. За время пути он отоспался на десять лет вперед. А если Дыболь и засыпал, то сны ему снились неинтересные, похожие друг на друга, как и проведенные на корабле дни.

 

МЫСЛЬ

 

Саша скучал и скучал отчаянно. Только за последние три дня он не менее десяти раз заставлял бортовой компьютер читать ему инструкции. Дыболь давно выучил наизусть правила поведения на корабле и технику безопасности при взлете и посадке, он теоретически умел пользоваться бластером и при поломке мог даже отремонтировать его. Единственное, чего Саша до сих пор не знал, это куда и зачем он летит. На все его вопросы компьютер в последнее время отвечал всего двумя фразами: "Я не гадалка, что тебя ожидает не знаю" и "Одни похожи на тебя, другие - нет".

Иногда Дыболь позволял себе невинно развлечься. Выписывая под потолком фигуры высшего пилотажа, он задавал компьюьеру все те же вопросы и тут же сам себе отвечал на них: "Я не гадалка, что тебя ждет не знаю". Компьютер отказывался понимать Сашину шутку, повторял те же слова на экране, и Дыболя это немного веселило. Кроме этого, Саша забавлялся тем, что оскорблял своего электроного спутника. Он подплывал к экрану монитора и внятно, по слогам произносил разные слова, обидные для человека, но совершенно непонятные для машины. Но и это глумление над компьютером быстро надоело ему, и Дыболь впал в черную меланхолию. У него в голове появились странные мысли. Саша вдруг задумался о себе. Но не так, как он это делал раньше, не о собственном благополучии, удовольствии или выгоде, и даже не о своей внешности. Дыболь задумался о жизни в целом.

Как известно, мысль проникает в сознание не извне. Она рождается там, в мозгу, оплодотворенном обстоятельствами, и зависит от них как брошенное в землю зерно от дождя. Не сразу и не постепенно, а как-то туманно, намеками, то появляясь, то исчезая нарождались в голове у Саши сомнения относительно его прошлого существования. Что это были за сомнения он пока не понимал, но благодаря воспоминаниям жизнь его сама по себе выстроилась в ряд ничем не заполненных, лишенных смысла дней. Все, что происходило с ним когда-то, сейчас не вызывало у него ни радости, ни сожаления, ни хотя бы малейшего удовлетворения. Не за что было зацепиться, не на что опереться, нечего взять за основу, чтобы прожитые дни, как шерстяную нитку, виток за витком уложить в плотный клубок. Возможно, виной тому была невесомость или избыток свободного времени, но мозги у Дыболя заработали. "Бог не требует невозможного", - написал когда-то святой Августин, хотя и несколько по иному поводу.

 

БУДУЩЕЕ

 

Наверное у каждого нормального человека случались в жизни такие моменты, когда он сознательно собирался совершить нечто идущее вразрез со своей совестью. Понимая это и заранее раскаиваясь в еще не совершенном поступке, мы даем себе слово или хотя бы надеемся на то, что завтра или на следующей неделе, или в следующем месяце, а может и в будущем году мы станем лучше. И действительно, многие со временем становятся лучше и добрее, умнее и терпимее, а будущее так и остается будущим. И мы снова клятвенно убеждаем самих себя, прихорашиваемся перед вступлением в грядущее, а оно по-прежнему ускользает от нас и постоянно требует, требует, требует. Но не надо думать, что только требует. Всякий человек может смело расчитывать получить в будущем все, что угодно: деньги, дружбу, спутника жизни, здоровье, свободное время. И даже те, кого впереди уже ничего существенного не ждет, все равно надеятся на него и относятся с любовью. А вдруг?

Хронометр на пульте управления показывал одинадцать, и поскольку Саша чувствовал сонливость, он решил, что наступил вечер. Забравшись в кресло, Дыболь людоедски зевнул и случайно взглянул экран монитора. Там появилась надпись: "Утром проснешься на месте."

Желание спать мгновенно улетучилось. Подскочив вверх, Саша резво подплыл к иллюминатору, но там ничего, кроме давно надоевших звезд не было.

- Ни черта не видно! Где планета? Мы что, не долетели? - прильнув к стеклу, спросил он. - Или отсюда не видать?

"Не видать, - подтвердил компьютер. - Планета прямо по курсу. Из бокового иллюминатора ее не видно."

- Повернись как-нибудь боком, дай посмотреть, - попросил Дыболь. - Сам понимаешь, мне на нее спускаться. Интересно же.

"Не могу, - ответил бортовой компьютер. - Интересного там ничего нет. Большой каменный шар. Ложись спать.

- Ну пожалуйста, одна минута, - продолжал канючить Саша. - Ты кому подчинаешься, джину?

"Никому. Я сам по себе", - ответил компьютер.

- Тем более, - обрадовался Дыболь.

"Программа не позволяет, - появилось на мониторе. - Корабль ведет автопилот."

- Так его же можно выключить, - сказал Саша и подлетел к рулевому колесу. Он принялся его крутить, но толку от этого не было никакого.

"Я же сказал, корабль ведет автопилот, - с ощутительной укоризной написал компьютер. - Так что, сиди и не рыпайся. И благодари бога, что автопилот. Ты бы нарулил."

Сообразив, что он не сможет уговорить своего электронного друга, Дыболь вздохнул и вернулся в кресло. Спать совсем расхотелось. Саше не терпелось поскорее приземлиться. Его почти не волновало, где он окажется. Главным было наконец выбраться из этой осточертвшей банки.

Уже задремывая, он попытался представить, как могут выглядеть жители этой планеты. Некоторое знакомство с фантастикой подсказывало, что встреча с ними вряд ли доставит ему удовольствие. Перед глазами у Дыболя мелькали какие-то неясные образы инопланетян, больше похожих на чудовищных тиранозавров. А вскоре ему приснился отвратительный сон, где он как заяц несется по бескрайнему перепаханному полю от огромного кровожадного инопланетянина. Но, как красиво и точно сформулировал изобретатель коллективного бессознательного - Юнг, во сне человеку бывает страшно не потому, что он видит тигра, а ему снится тигр потому, что он в этот момент испытывает страх.

В общем, Саша немного нервничал.

 

ГЛАВА ШЕСТАЯ

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Открыв глаза, Дыболь увидел на мониторе надпись: "Приехали" и с трудом сполз с кресла. Немного отвыкнув от тяжести собственного тела, он, пошатываясь, добрался до иллюминатора. Корабль стоял посреди поля очень похожего на то, с которого он улетал.

- Мы что, вернулись на Землю? - растерянно спросил Саша.

"На Землю, только не на ту, - ответил компьютер. - Бери бластер и желаю тебе..."

Открылись двери лифта, и на мониторе вновь загорелась надпись: "Ни пуха, ни пера. Извини, если что не так - служба. Парень-то ты неплохой, хотя начинка у тебя хреноватая."

- У тебя зато хорошая, - беззлобно проворчал Дыболь и вынул из раскрывшейся витрины тяжелый как кувалда бластер. - Ладно, я пошел. - Еще раз подойдя к иллюминатору, Саша посмотрел вниз. - Это ведь то же самое картофельное поле. Может хватит меня дурить! - Обернувшись к монитору, сказал он, но на этот раз компьютер не ответил. Махнув ему рукой, Дыболь вошел в лифт и через несколько секунд очутился в нижнем горизонтальном коридоре, возле раскрытой двери.

Погода на улице была прекрасная. Свежий ветерок ласково потрепал Сашины волосы, наполнил его легкие забытыми запахами Земли и, как бы считая свой долг выполненным, успокоился.

В полукилометре от космического корабля виднелась уже знакомая окраина города, а в противоположной стороне на таком же расстоянии темнел сумрачный лес.

Спустившись по ступенькам, Дыболь осмотрелся. Вокруг не было ни души. Иногда со стороны города доносились обрывки эстрадной музыки, и Саша показалось, что это та самая мелодия, которую он слышал до начала полета.

- Вот тебе и инопланетяне, - не без сожаления вздохнул Дыболь. За время полета он успел привыкнуть к мысли о встрече с неземным разумом и даже желал этого.

Еще раз взглянув на корабль, Саша побрел в город, где по его разумению дожидались его возвращения Розалия и Луиза - две женщины, к которым он был неравнодушен.

- И зачем надо было таскать меня по всему космосу? - ступая между грядок, произнес он в пространство.

"По несчастью или к счастью истина проста: никогда не возвращайся в прежние места", - писал романтик Шпаликов, и он знал, о чем писал. Возвращение - вещь довольно коварная. Все мы куда-нибудь пропадаем, а потом непременно возвращаемся домой. Но, вернувшись через месяц из командировки, мы не ощущаем того душевного трепета, который наполняет наши души после двухлетней поездки за границу. А вернувшись с чужбины человек не в силах почувствовать того болезненного восторга, который посещает его в редкие минуты встреч с собственными истоками. Наверное все люди тайно или открыто мечтают об абсолютном возвращении, потому что никогда и никуда не возвращаются, а лишь удаляются все дальше и дальше, пусть даже и в ту же сторону, откуда пришли.

 

ГОМО

 

Отдуваясь от жары, Дыболь добрался до скамейки, на которой Луиза потчевала его пирожками, и сел передохнуть. Весь путь через цветущее картофельное поле Саша думал о возвращении в Москву и только теперь вспомнил о лучевом пистолете, который порядком оттянул ему руку.

Где-то рядом за высоким забором забубнил диктор радио, и Дыболь еще раз тихо порадовался возвращению к привычной жизни. Он лишь уловил, что передают последние новости, но не вслушивался в смысл слов. Если бы Саша не был так увлечен разглядыванием фантастической игрушки, он пожалуй удивился бы словам ведущего: "Встреча прошла в злобной вражеской обстановке. Представители обеих держав обменялись оскорблениями. В честь гостей был дан завтрак, где обе стороны решили продолжить обсуждение проблем за обедом."

Прицелившись в камень, Дыболь нажал на курок. Булыжник вспыхнул как коробка спичек и растекся по земле.

- Здорово! - восхищенно проговорил Саша и машинально осмотрелся кругом. Он повернул голову, чтобы заглянуть в щель забора, и увидел чудовище, какое не приснится даже в кошмарном сне. Огромная зверюга протянула к Дыболю зеленую в мерзких присосках лапу и легко вырвала у него из рук бластер.

Рванувшись вперед, Саша споткнулся и упал на четвереньки. Но уйти ему все же не удалось. Та же зеленая лапа ухватила его за ногу, и без особого труда чудовище подняло его над землей.

Так страшно Дыболю не было никогда в жизни. От смертельного ужаса у него свело челюсти, пропал голос, а мышцы сделались каменными. Именно поэтому Дыболь не только ничего не смог сделать, но даже и не пытался.

Едва придя в себя, Саша открыл глаза и увидел перевернутую морду гигантского динозавра. Маленькие нефритовые глазки с вертикальными зрачками не мигая смотрели на Дыболя. Казалось, зверь с любопытством разглядывает свою жертву, Саша же остекленел от страха и думал только об одном: как ему сейчас будет больно и как не хочется умирать.

- Гомо сапиенс, - человеческим голосом проговорило чудовище и отвернулось от Дыболя. - Интересный экземпляр.

- Да, интересный, - ответила из-за забора точно такая же тварь. - Молодой, ухоженный. Наверное, в хороших руках побывал.

И тут у Дыболя прорвался голос:

- А-а-а-а-а! - истошно заорал он. - Отпусти-и! Джи-ин! Не хочу-у!

- Испугался, - внимательно разглядывая Сашу, спокойно проговорил зверь. - Это ничего. Сейчас мы тебя быстренько обработаем.

После этих жутких слов чудовище в два прыжка покрыло расстояние в десять метров и оказалось у крыльца дома. Здесь оно открыло огромный плетеный короб, осторожно опустило в него Дыболя и закрыло крышкой.

 

ВСТРЕЧА

 

Саша словно пойманный зверек забился в угол короба, закрыл голову руками и затих. Ему требовалось время, чтобы хотя бы немного отойти от удушливого страха и собраться с мыслями. Он не знал, сколько ему отпущено, подозревал, что не больше нескольких минут, а потому никак не мог успокоиться.

Дыболь не сразу заметил, что в коробе есть кто-то еще. Как писал обэриут Хармс: "Когда я вижу человека, мне хочется дать ему в морду". Саша же никак не отреагировал на соседство еще одной жертвы. Он лишь вздрогнул и снова углубился в свои переживания.

- Это ты? - наконец услышал Дыболь придушенный шепот и приподнял голову. Оказавшись в темноте после яркого солнечного дня он почти ничего не видел. Прежде чем глаза его привыкли к густому полумраку, Саша сидел, опасливо всматривался в едва различимую фигуру и терялся в догадках, кому из новых знакомых мог принадлежать этот хриплый голос.

- Черт меня дернул за тобой увязаться, - тем же сиплым шепотом продолжил "сокамерник".

- Как это ты увязался? - не понял Дыболь. Он уже представил, как его визави через всю вселенную гонится за ним на таком же космическом корабле, но тот просипел:

- Я успел заскочить в грузовой отсек. Думал, ты договорился с Джином и летишь домой. - Сосед по коробу несколько секунд помолчал и не дождавшись ответа, предложил: - Давай знакомиться. Может, кто из нас спасется. Так передаст, что мол... погиб...

- Александр, - представился Саша.

- Феофан, - протянул руку сосед. - Ну теперь-то ты убедился, куда попал? Все от него, все от дьявола.

Только после этих слов Дыболь понял, какого соседа послала ему судьба.

- И что теперь делать? - обреченно прошептал Саша. В его голосе не чувствовалось ни малейшей надежы на спасение. Он задал этот риторический вопрос лишь для того, чтобы в самый страшный момент своей жизни не молчать и не изводить себя мыслями о скорой ужасной смерти.

- Молиться, - хрипло ответил Феофан. - Я знаю, как разрушить чары Джина. Если ты будешь во всем слушаться меня, мы изгоним этих бесов с Земли.

- Я начертил на стуле крест, - почти равнодушно вспомнил Саша. - И ничего не случилось.

- Крест - это ерунда, - махнул рукой Феофан. - Этого мало. Давно известно, что бесы не боятся креста...

- А что же ты..? - начал Дыболь, но сосед не дал ему закончить.

- Я знаю обряд изгнания бесов, но для этого нужно не меньше трех человек. Если мы выберемся отсюда живыми...

Феофан не успел договорить. Неожиданно крышка приподнялась, в короб опустилась лапа и как котенка выдернула его на свет божий.

- Прощайте, люди! - истошно заорал Феофан, и крышка короба снова захлопнулась.

Оставшись в одиночестве, Саша почувствовал еще больший отчаяние, которое все же заставило его действовать. Дыболь попытался приподнять крышку, но та не поддавалась. Тогда он стал яростно колотить ногами и кулаками по стенкам и кричать:

- Помогите! Кто-нибудь, Помоги-ите!

Дыболь так старался, что очень скоро сорвал себе голос, закашлял и без сил повалился в угол.

- Ну, чего ты так кричишь? - раздалось рядом утробное рычание чудовища. Затем короб снова открылся и туда заглянула отвратительная зубастая морда. - Погоди, сейчас и до тебя дойдет очередь. Быстренько обработаем и всем твоим мучениям конец.

 

ГОМОЛОГИ

 

Чудовище не обмануло Сашу, очередь действительно дошла и до него. Дыболя ухватили поперек туловища, и зверь принялся шарить свободной лапой в ящике с какими-то ржавыми инструментами, очень похожими на пыточные. От одного вида этих железяк Саша задохнулся от ужаса и с трудом пролепетал:

- Не надо... не надо меня обрабатывать! Джин, я больше не хочу!

- Пойди, посмотри в доме, - не обращая внимания на Сашины вопли, обратился его мучитель к своему собрату. - Здесь, кажется, кончились.

Второе чудовище исчезло в дверях дома, но через минуту вернулось обратно. Первый же выбрал в ящике что-то вроде кузнечных клещей, пару раз щелкнул ими и удовлетворенно покачал огромной уродливой головой. Затем зверь поднес Дыболя к своей отвратительной морде, кивнул ему и ласково проговорил:

- Ну что ты так разволновался? Это не долго - раз и все. Нервный ты какой-то.

Второе чудовище надело Саше на ногу большое металлическое колько с выдавленными буквами и циферками и сжало его теми самыми клещами, да так аккуратно, что Дыболь ничего не почувствовал.

- Вот и вся недолга, - добродушно произнес первый. - Теперь беги, гомо. Кто знает, может еще встретимся. - С этими словами чудовище в два прыжка оказалось у забора и поставило Сашу на прежнее место перед скамейкой. - Беги-беги. А пистолетик я оставлю у себя. А то еще, чего доброго, пальнешь в нас.

Не заставляя себя уговаривать, Дыболь сломя голову бросился по картофельному полю туда, где его дожидался космический корабль. Но к Сашиному ужасу впереди вместо корабля откуда-то появилась кирпичная водонапорная башня. Она бессовестно возвышалась над полем и словно бы говорила Дыболю: "Все, назад дороги нет."

- Зараза! - в отчаянии выкрикнул Саша и тут же кувырком полетел на землю. Он все еще не верил и не хотел верить своим глазам. Лежа на земле, Дыболь бестолково хлопал ими, все еще надеясь, что башня ему всего лишь привиделась в кошмарной галлюцинации. Но она не исчезала. Наконец, судорожно всхлипнув, Саша поднялся и больше ни секунды не раздумывая, кинулся в лес.

 

СТРАХ

 

Когда до густого сумрачного леса оставалось всего несколько десятков метров, Дыболь остановился. Картофельное поле закончилось и он ничком повалился в невысокую траву, одуряюще пахнувшую млечным соком, теплом и влажной землей. В километре от него виднелась та же злосчатая окраина города, за ним никто не гнался, и у него появилась возможность поразмышлять над тем, что же все-таки произошло. Как когда-то утверждал мудрый Анаксагор, помимо нашего существует и некий другой мир, в котором Солнце и Луна как у нас. Саша наконец получил возможность воочию убедиться в справедливости слов древнего философа.

Лежа на боку, он часто приподнимал голову и затравленно озирался. Когда же сердце у него немного успокоилось и дыхание стало ровней, он внимательно осмотрел ногу.

На кольце из нержавеющей стали оказались выбиты дата, адрес и вежливая просьба сообщить о поимке гомо по указанному адресу. Дыболь вспомнил, что такими же кольцами, только поменьше, метят перелетных птиц.

Ощупав железку, Саша сообразил, что голыми руками он не сможет освободить ногу. Поблизости же не было ничего, чем это можно было сделать. Бросив взгляд в сторону башни, Дыболь мгновенно вскочил на ноги. Быстро приближаясь к нему, по полю неслось гигантское кенгуру, как две капли воды похожее на тех, которые его окольцевали.

- Да пропади вы все пропадом! - не своим голосом выкрикнул Саша и бросился к лесу. Добравшись до ближайших кустов, он резко обернулся. До чудовища оставалось не более ста метров. В коротких передних лапах оно держало вороненую толстую трубу диаметром с водосточную и на бегу целилось в него.

Догадавшись о предназначении трубы, Дыболь вильнул в сторону и сделал это очень своевременно: раздался оглушительный грохот и в двух метрах от него с треском пополам переломился толстый ствол березы. В спину Саше полетели кусочки древесины, и уже ничего не соображая от страха, он побежал вперед не разбирая дороги.

Вслед за первым раздался второй залп, и еще одно могучее дерево, ломая молодняк, рухнуло на землю.

Впереди между ветвей деревьев замелькала водная гладь. Не сбавляя скорости, Дыболь добежал до берега и головой вниз нырнул в маленькое, сильно заросшее камышом озерцо.

Скорее проснувшийся в нем инстинкт самосохранения, нежели опыт, подсказали Саше, как действовать дальше. Не появляясь на поверхности, он быстро развернулся под водой и по-лягушачьи, наискосок поплыл к берегу в густые заросли осоки.

Существует устоявшееся мнение, что человек боится неизвестного, но, как показывает жизнь, это не так. Встретившись с опасностью, не вызывающей никаких ассоциаций, человек не узнает в ней смертельной угрозы и, скорее всего, не испугается. Однако, столкнувшись с чертом, каким его изображают художники и литераторы, страху натерпишься.

Смерть, потеря близких, боль, неопределенность, безденежье - вещи известные и боятся их все, от больных страдающих разными страхами, до тех, кого принято называть бесстрашными. Но все же не зря последних нередко называют отчаянными. Именно отчаяние, независимо, чем оно вызвано: боязнью потерять жизнь или деньги, уважение знакомых или совесть заставляют человека совершать порой невообразимые поступки. Из этого можно сделать вывод, что отчаяние - это что-то вроде бомбы, попавший в здание человеческого опыта. А страх? Страх - всего лишь кирпичик в этом здании.

 

МОЛОДЕЦ

 

Больше часа провел Дыболь в камышах, пока наконец не убедился, что его преследователь удалился. Встреча с разумными, говорящими по-русски динозаврами настолько потрясла его, что через несколько минут размышлений, он прекратил думать о них, чтобы не лишиться рассудка.

Решив на всякий случай переплыть на противоположную сторону озера, Саша донырнул до середины и мелкими саженками поплыл к берегу, который представлял собой более надежное убежище, чем камыши. Низкий бережок так густо зарос ивами и бузиной, что там можно было спокойно отсидеться и подумать, что делать дальше.

В нескольких метрах от спасительного берега Дыболь заметил на поверхности воды цилиндр размером с трехлитровую банку. Проплывая мимо, он попытался оттолкнуть его, но ладонь вдруг намертво прилипла к блестящему предмету. Саша попробовал оторвать поплавок второй рукой и понял, что окончательно влип. Цилиндр крепко держал его за обе руки.

- Да что же это за чертовщина?! - только и успел воскликнуть Дыболь, как почувствовал, что рассекая воду, быстро плывет к берегу. Затем из-за камышей выглянула оскаленная морда чудовища, и Саша окончательно все понял.

- Попался, голубчик! - радостно пропела допотопная тварь. - Иди, иди ко мне, малыш! Тяжеленький! - И тут Дыболь неожиданно для себя заплакал. Он плакал тихо, почти беззвучно, как это делают старики и дикие животные.

Когда динозавр грубо отодрал его от липкой приманки, Саша почти не сопротивлялся. Не сопротивлялся он и когда его бесцеремонно сунули в просторный садок из стальной сетки, где уже лежали несколько живых рыбин. Не сопротивлялся Дыболь и когда его швырнули вместе с садком за спину. Он лишь устроился поудобнее, чтобы не ударяться головой об острые костяные наросты, покрывающие всю спину чудовища.

Тварь допрыгала до города за каких-нибудь пятнадцать минут. Саша снова увидел большие деревенские дома окраины, затем - грязную улицу со свиньями и прочей живностью, по которой он прибежал с рынка к космическому кораблю, и наконец - сам рынок. Но на этот раз торговые ряды были заполнены невообразимыми существами. Стоя за прилавками, одни уродливые создания торговали еще более отвратительными мелкими животными, которые, в свою очередь, поедали или держали в лапках совсем крошечных уродливых зверьков.

Чудовище вывалило измученного Дыболя вместе с рыбой на свободный угол дощатого прилавка и громко закричало:

- Свежая рыба! Водоплавающий гомо! Покупайте свежую рыбу! Гомо водоплавающий!

На всякий случай, чтобы Саша не сбежал, продавец прижал его к прилавку огромным когтистым пальцем.

- Почем ваш гомо? - низким, женским голосом поинтересовалась подошедшая тварь и ковырнула Дыболя когтем.

- Сто, - ответил Сашин хозяин. - Смотрите, какой живой. - Сказав это, он приподнял Дыболя и хорошенько встряхнул его. Саша висел как тряпка и пустыми глазами смотрел куда-то в сторону.

- Какой-то он у вас вялый, - брезгливо проговорила покупательница и собралась было уходить, но продавец остановил ее.

- Да какой же он вялый, хозяйка? Только что поймал, - натурально возмутилось чудовище. - Ты только посмотри, это же зверь! Слышь, ты, - страшным голосом обратился продавец к Дыболю. - Ну-ка, подрыгай ногами, а не то раздавлю как паука!

- Дави, - равнодушно ответил Саша и вдруг изогнувшись, сильно ударил чудовище ногами прямо по морде.

- Ну вот, молодец, - обрадовался хозяин. - Берете?

- Беру, - сразу согласилась покупательница. Расплатившись, она бесцеремонно схватила Дыболя поперек туловища и прежде чем убрать покупку в сумку, сказала ему: - Не бойся, гомо, тебе у меня будет сытно и вольготно. Я добрая.

 

ЦЕНА

 

Сколько стоит не каждый конкретный человек, а существо, именуемое гомо сапиенс, никому не известно. Один погиб за буханку хлеба, другой отдал свою жизнь за принцип. Но первый нес хлеб умирающим от голода детям, а второй принципиально не хотел жить честно. Похоже, здесь дело не в понятиях, а в том, во что себя оценивает сам индивидуум.

Покачиваясь как в гамаке, Саша лежал в авоське, разглядывал через ячейки город и с неуемной тоской размышлял о своей незавидной судьбе. Мимо проплывали знакомые места: бульвар с фонтаном, голубиный парк, ресторан Эенгельгардта, центральная площадь. Посредине площади стоял пятидесятиметровый золотой памятник оскаленному чудовищу, а внизу на постаменте саженными буквами было написано: "ГОМОЛОВ".

Хозяйка Дыболя допрыгала до дверей дома, в котором жила Розалия и вошла внутрь. Странно было Саше снова увидеть те же уютные просторные комнаты и ту же мебель после того, что с ним произошло. Он удивленно поглядывал вокруг и пытался определить, здесь Розалия или ее давно съели эти монстры?

- Ну вот мы и пришли, - проговорила хозяйка. - Если ты пообещаешь мне, что не будешь пытаться убежать, я разрешу тебе иногда выходить из клетки.

- А где Розалия? - решился спросить Дыболь.

- Не Розалия, а Розалинда, - удивленно поправила его хозяйка и тут же поинтересовалась: - А откуда ты знаешь мое имя?

- Я не знаю вашего имени, - ответил Саша. - Раньше в этом доме жила женщина. Ее звали Розалия.

- А я, по-твоему, мужчина? - рассмеялось чудовище. - В этом доме всегда жила я и только я - Розалинда.

Не найдя, что ответить, Дыболь замолчал, но хозяйка не отставала от него:

- Ты не ответил мне. Обещаешь или нет?

- Обещаю, - буркнул Саша.

- Нет, ты не так пообещай, - продолжала пытать его хозяйка. - Скажи это так, чтобы я поверила твоему обещанию.

- Обещаю, - громче повторил Дыболь. Убедившись, что чудовище не собирается зажарить его сегодня же на ужин, Саша воспрял духом. У него появилась надежда не только выжить, но и при случае сбежать. Он уже понял, как здесь нужно себя вести и для убедительности добавил: - Не убегу. Да и зачем мне от вас убегать? Квартирка хорошая, кормежка, наверное, тоже.

Последние слова прозвучали несколько фальшиво, но самоуверенное чудовище не обратило внимания на такую ерунду, и Дыболю это сошло с рук. Страшная Розалинда, громко хлопая роговыми веками, оглушительно заревела, что, скорее всего, означало смех. На ее бронированной морде полностью отсутствовала какая-либо мимика, и следить за сменой ее настроений можно было лишь по интонации.

- Смотри же, дружок, ты мне достался недешево, - отсмеявшись, проговорила она.

- А зачем я вам? - поинтересовался Саша, с грустью поглядывая на свое новое жилище - металлическую клетку размерами полтора метра на полтора.

- Нужен, дружок, очень нужен! - с чувством ответила Розалинда. - Я одинокая женщина, а с тобой мне будет не так тоскливо коротать длинные вечера. Я прекрасно знаю гомо. На свободе вы все одинаковые: скандальные, прожорливые и похотливые. И только в клетке, в одиночку вы становитесь очень забавными. Один мой хороший приятель рассказывал мне, как вас отлавливают в лесу. Вы же глохнете и слепнете от похоти. Ничего, у меня, мой милый, ты будешь иметь много времени, чтобы подумать о своей непутевой жизни. Глядишь, стишки начнешь пописывать или рисовать картинки.

- А вы? - обидевшись за людей, спросил Дыбль.

- Что я? - удивилась Розалинда.

- Не вы лично, а вы... - Саша долго не мог подобрать нужного слова, а потом выпалил: - Вы, динозавры, не такие?

- О нас сейчас речи не идет, - насупившись, ответила хозяйка дома. - По-моему, ты у меня в клетке, а не я у тебя. А если ты будешь грубить, я тебя накажу. Очень больно накажу. - Розалинда показала на стену, где висела плетка, свитая из тонкой проволоки. - Если удерешь, я поймаю тебя, и тогда не жди пощады.

В общем, как ответил Мартовский Заяц на вопрос Алисы: "Что вы будете делать, когда закончатся чистые чашки?" - "Мне эта тема неприятна!"

Хозяйка дома не собиралась обсуждать с питомцем достоинства и недостатки своих соплеменников. Она продемонстрировала Дыболю плетку и, смягчившись, добавила:

- Но я надеюсь, ты будешь паинькой. Тебе у меня очень понравится. Верно?

- Конечно, - мрачно ответил Дыболь.

 

ДРУЖОК

 

Розалинда оказалась живым, проворным чудовищем. Собирая на стол, она виртуозно орудовала своими малоподвижными, жуткими лапами, резво скакала по гостиной и все время что-то напевала.

На ужин Саша получил сладкую плюшку, похожую на поджареную шапку-ушанку, и полуведерную чашку какао. За примерное поведение он был на время выпущен из клетки и даже удостоился чести сидеть за одним столом с хозяйкой дома.

Попивая какао со сливками, Дыболь как кот на завалинке жмурился от удовольствия и старался ни о чем не думать. Не глядя на динозавра, он снова представлял себя в гостиной у Розалии, той обаятельной Розалии, к которой он поочередно испытывал два взаимоисключающих вида любви: почтительную сыновью и менее почтительную - мужскую. Ощущение, что он никуда и не улетал, добавляла большая картина, которая висела как раз напротив него. Это была абстрактная живопись с преобладанием зеленого цвета. Что на ней изображено, Саша не знал, но догадывался, что скорее всего это портрет хозяйки дома.

- Тебе нравится эта картина? - перехватив его взгляд, равнодушно поинтересовалась Розалинда.

- Так, ничего себе, - ответил Дыболь и на всякий случай отвел от живописи взгляд.

- Это мой портрет. Художник говорил, что вложил в него всю свою душу. Ты видишь здесь его душу?

Саша почесал затылок, поискал глазами на огромном холсте хотя бы что-то, что отдаленно напоминало бы душу художника и ничего не найдя, осторожно ответил:

- Я не знаю, как она выглядит.

- Ты прав, - мрачновато произнесла хозяйка дома. - Этот пройдоха наврал. Нет здесь никакой души, но картина мне по душе. Она закрывает грязное пятно на стене. Раньше я думала, что душу лучше вкладывать в друзей и близких. Мне говорили, что она там дольше сохраняется. Это вранье. Однажды я сделала такое вложение. Этот негодяй и бездельник тратил мою душу направо и налево. Он топтал ее, отщипывал от моей души большие куски и раздавал своим таким же непутевым друзьям. Но в один прекрасный момент он проснулся и обнаружил, что моей души больше нет, она кончилась. И тогда этот подонок пришел ко мне и потребовал, чтобы я вложила в него еще хотя бы что-нибудь. Но у меня тоже ничего не осталось. Здесь-то мне и открылась истинная правда об этом типе.

С тех пор я не желаю иметь дела со всеми этими художниками.

- А у вас тоже есть художники? - не удержался от вопроса Дыболь.

- Хм, - громко прихлебывая, хмыкнула Розалинда и вдруг спросила: - Вкусно?

- Угу, - ответил Саша, стараясь восстановить в голове мысленный образ его прежней опекунши.

- Кстати, как тебя зовут? - поинтересовалсь Розалинда и мастерски швырнула в пасть огромную плюшку.

- Александр, - вздохнул Дыболь.

- Какое гадкое имя, - беззлобно проговорила хозяйка дома. - К тому же слишком длинное. Я буду звать тебя Дружком. На мой взгляд очень симпатично - Дружок. Тебе нравится?

Саша едва не поперхнулся от обиды, но его положение не позволяло ему выказывать недовольство и он промолчал.

- Я тебя спрашиваю, нравится? - зловеще повторила Розалинда.

- Нравится, - буркнул Дыболь.

- Не слышу, - повысила голос хозяйка дома. - Если хочешь, я научу тебя как надо отвечать. Вон плетка висит.

- Нравится! - проорал Саша.

- Ничего, понравится, - весело проговорила Розалинда. - А меня ты можешь звать просто Роза. Ну что, будем дружить?

- Будем, - ответил Дыболь и одними губами добавил: - Куда же денешься.

- Не слышу. Будем?

- Будем! - еще громче заорал Саша и поскорее набил рот плюшкой.

- Вот и молодец, Дружок, - похвалила хозяйка. - Веди себя паинькой, и я разрешу тебе свободно жить в доме. Я женщина честная и не собираюсь никого мучить.

- А свободно - это как? - поинтересовался Дыболь. - Будете меня на цепочке водить гулять или отпускать одного?

- Гулять, мы еще посмотрим. А вообще, свободно и все, - уклончиво ответила Розалинда. - Вы же, гомо, ничего не понимаете в свободе. Дай вам волю, вы такого нагородите. А в клетке - пожалуйста, чувствуй себя свободным сколько угодно. Там тебя никто не тронет. Вот если бы ты попал к моим соседям, тебя бы в первый же день замучили дети. У них уже штук пятнадцать таких перебывало. Всех передушили. Как начнут играть: то случайно наступят, то руку или ногу сломают, то игрушкой голову проломят. А уж как кормят! Тьфу! Тухлой рыбой, картофельными очистками и хлебными корками. Так что, благодари бога, что ты попал ко мне. Полгодика поживешь, станешь таким же толстым как я. - Хозяйка дома похлопала себя по бронированному брюху и закончила: - А через год-два тебя из клетки не вытащишь.

- Вы же обещали меня не запирать, - напомнил Саша.

- Сам не захочешь, дурачок, - пояснила Розалинда. - У меня уже жил один гомо. Царствие ему небесное. Поклонник в темноте не заметил его и немного покалечил. Так после этого его из клетки нельзя было и калачом выманить. Все время валялся на подстилке. Я и не запирала его. Бывало говорю ему: "Дружок, иди ко мне". А он: "Мне здесь лучше, уютнее". Домом считал.

- Его тоже Дружком звали? - спросил Дыболь.

- Да, - с грустью ответила хозяйка дома. - В его честь я тебя и назвала. Любила его как родного сына. Он мне и песенки пел. Такие иногда похабные, что я не знала, куда деться.

- Ну ладно, спасибо за ужин, - проговорил Саша и сполз со стула. - Пойду к себе в дом.

- Иди-иди, дружок, - махнула лапой Розалинда. - Вижу, подружимся мы с тобой.

 

ДРУЖБА

 

Как когда-то давно поучал писец ассирийского царя Синахериба: "Не следует слишком часто навещать своего друга, дабы он не присытился тобой и не возненавидел тебя." Похоже, мудрый писец на собственной шкуре испытал все тяготы дружбы и таким образом предостерегал своих не совсем разумных друзей. Ведь по-дружески ничего не стоит сказать гадость, подложить свинью и даже дать оплеуху. На друге можно сорвать зло - он поймет. При друге удобно безбожно врать - он ни за что не выдаст. Друга можно мучить днем и ночью, а иначе зачем он нужен? Друг, как в песне поется, подарит вам свою девушку, если у вас ее нет. И уступит, опять же по песням, место в шлюпке или полезет с вами в горы, даже если он никогда выше девятого этажа на поднимался. В общем, друг - это что-то феноменально покорное и бессловесное, вроде старой деревенской Сивки.

Весь следующий день у Розалинды было прекрасное настроение, и вероятно поэтому Дыболю пришлось не сладко. Во-первых, она была столь страшна, что Саша вздрагивал каждый раз, когда ее видел. Во-вторых, хозяйка дома постоянно лезла со своими нежностями, больше похожими на ласки шагающего экскаватора.

К вечеру к Розалинде заявились гости - два чудовища, значительно превышающих ее размерами. Помня о трагически погибшем предшественике, Дыболь забрался к себе в клетку и не выходил весь вечер. Правда, это нисколько не помешало хозяйке и гостям замучить Сашу до полусмерти. Они по-очереди развлекались тем, что просовывали между прутьями свои ужасные когти и щекотали его. Вскоре тело Дыболя покрылось ссадинами и синяками, а на голове он набил с десяток шишек, когда шарахался от страшных пальцев.

- Дикий он какой-то, - наконец сказал один из гостей. - Может дать ему плюшку?

- Он не голодный. Правда, Дружок? - кокетливо подложил лапу под морду, ответила Розалинда. - Ничего, привыкнет. Мы с ним вчера так мило побеседовали. Дружок рассказал мне всю свою жизнь. - Тут хозяйка дома опустила взгляд и продолжила: - А что еще нужно одинокой девице? Поговорить с гомо, да немного внимания от мужчин. Вот вы пришли ко мне, порадовали незамужнюю девушку, а мне больше ничего и не надо.

"Трепло! - сидя в клетке, злобно подумал Саша. - Всю жизнь я ей рассказал! Держи карман шире, гадина!"

- Да что с нас взять? - скромно произнес второй из гостей. - Вот так работаешь, работаешь и совсем забываешь о прекрасном поле. Служба забирает все свободное время. А вас, Розочка, видеть всегда одно удовольствие. Даже не знаю, как бы я жил, если бы не вы. Приходишь к вам в дом - тепло, уют...

- Розочка! - тихо фыркнул Дыболь.

- Дружок, ты чего? - обернулась к нему Розалинда, и не дождавшись ответа, продолжила разговор: - Мужчина должен служить, иначе какой же он добытчик? Мужчина - это охотник. Обожаю гомоловов. Вы все такие мужественные и красивые.

Гости заревели как две танковые сирены, и лишь по реакции хозяйки Саша догадался, что они смеются.

Успокоившись, одно из чудовищ швырнуло в рот плюшку и, прожевав, ответило:

- Надо же кому-то ими заниматься. Непонятно, откуда они берутся? Каждый год отлавливаем тысячами, а меньше не становится. Размножаются как мухи. Ну ничего, Великий Гомолов недавно обещал, что скоро мы избавимся от них одним махом. Уже изобрели какой-то порошок, который для нас совершенно безвреден. Пересыпем все леса, сами подохнут.

- Ой! - театрально всплеснула лапами Розалинда. - Жалко-то как! Они бывают такими милыми.

- Не всех, конечно, - успокоил ее гость. - В домах и зоопарках их не тронут. Ручные пусть живут. Кто ручных-то тронет? Может быть даже в лесах мы построим для них специальные вольеры. А так - это же непорядок. Великий Гомолов сказал, что гуляющий на свободе гомо - не что иное как зараза. Остальные должны стоять на учете.

- Лучше висеть, - пошутил второй гость, и все трое затряслись и заревели.

- А тех, кто не желает ловить и уничтожать диких гомо, к стенке, - закончил первый оратор. Затем он вдруг вспомнил о чем-то важном, и повернулся к клетке.

- А что это у тебя на лапе, Дружок? - Внимательно посмотрев на ногу Дыболя, спросило чудовище.

- Кольцо, - испуганно ответил Саша. Он уже представил, как гость начнет сдирать с него стальную метку, но тот не двинулся с места.

- Вижу, что не треугольник, - сказал гость. - Скажи, кто тебе его нацепил?

- Чудов... - начал было Дыболь, но вовремя понял, что чудовище может обидеться и исправился: - Чудак один.

- Где живет этот чудак, я тебя спрашиваю? - угрожающе проговорил гость.

- Я не знаю, как называется улица, - вконец перепугался Саша. - Та, которая выходит к водонапорной башне. Крайний дом слева. Их там было двое.

- Отлично, - зловеще произнесло чудовище и со скрежетом потерло одну лапу о другую.

 

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 

ПОБЕГ

 

На тринадцатую ночь Дыболь бежал. Не так романтично, конечно, как это произошло с известным литературным героем - графом Монте-Кристо, но и без тех трагических последствий, которые испытал за двадцать восемь лет не менее известный герой романа - Робинзон Крузо. Саша просто воспользовался нетрезвостью хозяйки дома, и когда она уснула, на цыпочках пробрался на балкон и спустился вниз.

Благо, с городом Дыболь немного был знаком. Он даже знал, куда следует бежать. Не ведал Саша лишь одного - что делать дальше и как вообще можно жить в этом невообразимом мире. Из школьной программы он конечно помнил слова советского классика Островского, что жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Он даже знал поговорку: "Жизнь прожить - не поле перейти", но этого скудного багажа знаний здесь явно было недостаточно.

Оказавшись на свободе, Дыболь воровски озираясь, побежал вдоль стен домов. Он старался держаться тени и освещенные места пробегал пригнувшись к земле.

Саша давно миновал рынок, выскочил на улицу, которая когда-то привела его к космическому кораблю, и припустился бегом по теневому краю пешеходной дорожки. Внезапно из дверей ярко освещенной пивнушки на улицу вывалилось вдрызг пьяное чудовище. Оно громогласно проревело в ночное небо что-то нечленораздельное и, раскачиваясь, медленно побрело к городу.

Дыболь едва сумел избежать встречи с пьяным динозавром. Он нырнул в кусты, которые ближе к окраине росли вдоль высокой грады очень густо. Стараясь не выдать себя шелестом, Саша пробрался в самую кущи и тут совсем рядом услышал хриплый шепот:

- Здорово, земляк!

Дыболь невольно вздрогнул и отпрянул назад, но темная фигура, которую он с трудом разглядел среди листвы, нисколько не походила на динозавра, и Саша успокоился.

- Здорово, - прошептал он в ответ и почти сразу догадался, кого он встретил.

- Освободился, значит, - одобрил Феофан. - Вот видишь, Господь-то хранит даже таких, как ты. Это значит, что у нас еще не все потеряно.

- А куда ты тогда делся? - спросил Дыболь, впервые за все время вспомнив о быстром исчезновении Феофана.

- После этих орнитологов? - спросил Феофан. Последнее слово в его устах прозвучало презрительно, словно он имел в виду гомосексуалистов или, на худой конец, эксгибиционистов. - В город подался. В лесу наш брат как на ладони, издалека видать. А в городе я как рыба в воде. - И Феофан вкратце поведал Саше о своих злоключениях, как он прятался по подвалам и чердакам, днем бродил по канализационным коллекторам, а по ночам выбирался на поверхность, бил витрины и окна квартир.

- За это время я многое понял, - вздохнув, задумчиво проговорил Феофан.- Ты хотя бы знаешь, кто все это устроил?

- Джин, - ответил Дыболь, нисколько не сомневаясь, что ответ должен быть именно таким.

- Да? - спросил Феофан тоном человека, знающего гораздо больше своего собеседника. - Джин - это мелкая сошка, обычный исполнитель. Вон, прочитай-ка название пивной.

- Марс, - бросив мельком взгляд, сказал Саша.

- Нет, наоборот, справа налево, - тем же голосом произнес Феофан.

- Срам, - послушно прочитал Дыболь.

- Вот именно, срам, - глубокомысленно проговорил Феофан. - Это все они с ног на голову поставили. Потому и названия своим злачным местам придумывают такие, чтобы выглядело как бы нормально, а на самом деле...

- Совпало так, - начиная терять интерес к разговору, сказал Саша и добавил: - "Кабак" в какую сторону не читай, останется "кабаком".

- Да? - нервно подался вперед Феофан. - Ты думаешь, я здесь зря время терял? Вон трактир видишь - "У пожилого Каси"? Прочитай-ка. Это тоже по-твоему совпадение?

Дыболь старательно прочитал название трактира и на некоторое время задумался. Аргумент был достаточно сильный, и хотя Саша не ощущал себя ксенофобом и вообще, никогда не делил людей только по национальному признаку, что-то шевельнулось в нем. Но как писал создатель теоцентической антропологии чинарь Липавский: не всякое семя брошенное в душу, попадает в нее.

Дыболь не принял открытие Феофана близко к сердцу. Более того, он где-то слышал, что первый признак психического заболевания шизофрении - это чтение слов справа налево.

- Да черт с ними, - тихо проговорил Саша. - В лес надо уходить.

- Э, нет. Ты иди, а я назад в город, - ответил Феофан. - Завтра как стемнеет я жду тебя за водонапорной башней. У меня есть еще один человечек. Втроем будем эту заразу искоренять.

 

В ЛЕСУ

 

Ночи летом короткие и теплые. Едва на западе погасли последние отблески солнца, глядишь, а на востоке уже проклюнулась заря.

Рассвет застал Дыболя на окраине страшного города. Пробегая мимо велодрома, Саша прочитал это слово наоборот и даже крякнул от того, что получилось.

- Черт, что-то в этом все-таки есть, - на ходу пробормотал Дыболь и принялся мысленно переводить все названия, которые ему попадались в городе.

Добравшись до злополучного картофельного поля, Саша и на этот раз с неменьшим отчаянием посмотрел туда, где должен был стоять его космический корабль. Убедившись, что за несколько дней ничего не изменилось, он мысленно придушил Джина, шепотом обозвал его всеми нехорошими словами, какие знал и трусцой побежал через поле.

Лес встретил Дыболя леденящим предсмертным воплем. Заиндевев от ужаса на месте, Саша долго стоял прислушиваясь к каждому шороху, но крик не повторился и беглец осторожно двинулся дальше. Зрение и слух у Дыболя обострились до крайности. Он крался меж кустов и деревьев как кошка, ловил каждый звук и резко поворачивался на любое шевеление в пределах видимости.

Еще издали Саша услышал тяжелый топот и треск ломаемых кустов. Кто-то быстро приближался к нему со стороны города, и Дыболя охватила паника. Он кинулся влево, но ему тут же показалось, что чудовище направляется именно туда. Затем Саша побежал вправо и снова вернулся на прежнее место. Потеряв от страха всякую возможность соображать, Дыболь бросился назад и спрятался за могучим сухим стволом.

Топчась на месте, Саша случайно наступил на какую-то невзрачную кочку. Кочка со свистом выпрыгнула у него из-под ноги, громко чавкнула и плюнула в Дыболя чем-то ядовито-зеленым. Плевок попал Саше прямо на рукав, и на этом месте тут же образовалась дырка величиной с кулак. Вскрикнув от омерзения, он мгновенно скинул пиджак и швырнул его в ядовитую тварь. Пиджак с фырканьем ускакал в кусты, и сразу же совсем рядом снова раздался вопль.

В который раз за одно лишь утро покрывшись холодным потом, Дыболь резко обернулся и за редким березовым молодняком увидел трехметрового монстра, который с яростью пинал ногами нечто похожее на полуголого дикаря. Жертва корчилась на земле, подставляя разъяренному чудовищу то один, то другой бока, и уже не вопила, а только стонала и охала.

В следующий раз Саша увидел сразу несколько человек, внешностью больше напоминающих коренных обитателей амазонской сельвы. Ничего не замечая от ужаса, они пробежали мимо Дыболя толпой, словно связанные между собой невидимыми путами. Вид у них был беспомощный и жалкий, как у жертвенных животных. И если бы Саша был знаком с классической литературой, он пожалуй вспомнил бы слова Эсхила: "теням сов подобны были эти люди...".

Не дожидаясь появления охотника, Дыболь упал на четвереньки и в мгновение ока оказался в кустах. Он так вжался в землю и настолько слился с ландшафтом, что даже сам основатель системы Станиславского, окинув взглядом этот участок леса, не раздумывая, сказал бы: "верю, тебя здесь нет!"

Почти весь день Саша пробегал по лесу, и только когда вечернее солнце оседлало верхушки деревьев, чудовищная охота на людей и за людьми прекратилась. Кто с добычей, кто налегке, гомоловы и охотники вернулись в город, и в лесу наконец стало поспокойнее.

Таких психических перегрузок Дыболь не испытывал никогда в жизни. Обессилев от изнуряющего бега и не менее изматывающего страха, после бессонной ночи он принялся искать место, где можно было бы, не рискуя жизнью, преклонить голову. В какой-то момент Саша даже малодушно пожалел, что сбежал от своей раздражительной, но все же заботливой хозяйки. Только сейчас он по-настоящему понял, что его тесная клетка действительно является самым безопасным местом в этом кровожадном мире. Но о возвращении назад не могло быть и речи. В бешенстве да с похмелья Розалинда могла перегнуть палку в наказании и забить его до смерти.

В поисках укромной норы или дупла Дыболь вышел на опушку леса и убедился, что все это время он лишь кружил на небольшом пятачке. Слева над полем возвышалась злосчастная башня, рядом с которой Феофан назначил ему встречу, а дальше медленно погружался в вечерние сумерки ненавистный город динозавров.

- Хватит! - держась за березу, сквозь зубы проговорил Саша. - Больше не могу.

 

КАМЛАНИЕ

 

Дождавшись, когда последние теплые краски закаты растворились в чернильной мгле, Дыболь двинулся в сторону башни. В темноте он не осторожничал, тем более, что противоположный край картофельного поля был слабо, но освещен уличными фонарями, а значит ни одно чудовище не ускользнуло бы от его рыскающего взгляда.

Феофана у башни еще не было. Усевшись на землю, Саша прислонился спиной к прохладным кирпичам и почти сразу уснул. Но беспокойный сон его продлился недолго. Дыболю даже показалось, что он только успел прикрыть глаза, как его потрясли за плечо.

Встрепенувшись, Саша с воплем вскочил на ноги, но Феофан его сразу же успокоил:

- Тихо-тихо-тихо. Свои.

- Я уж думал, ты не придешь, - первое, что пришло ему в голову, автоматически соврал Дыболь, хотя подобное сомнение на протяжении всего дня ни разу не посетило его.

- Как же не приду, когда уже пришел, - задиристо ответил Феофан. - Ты меня еще не знаешь. Вот, знакомься - Агриппа. Тот самый третий, о котором я тебе говорил. Ну теперь мы им устроим.

Из-за спины Феофана выплыла черная тень маленького роста, но с большой головой, размеры которой очевидно увеличивала дикая прическа. В темноте лица Агриппы не было видно, но протянутую руку Саша сумел разглядеть и поспешил пожать ее. Только сейчас он заметил, что небо заволокло низкими облаками, исчезли луна и звезды, и человека трудно было разглядеть даже в метре от себя.

Дыболь и с самого начала не верил, что какими-то заклинаниями можно рассеять этот чудовищный морок, а когда дошло до дела, он и вовсе раскис.

- И что, ты сейчас поколдуешь, и мы окажемся дома? - с сомнением спросил он.

- Не я, а мы, - строго ответил Феофан. - И не поколдую, а совершу обряд изгнания бесов с нашей русской земли. Потерпи, сам увидишь. Осталось дождаться полночи. Часа полтора у нас еще есть. Отсидимся здесь.

- Я есть хочу, - тихо проговорил Саша. - Сутки ничего не было во рту. Может у тебя есть что-нибудь с собой?

- Откуда? - удивился Феофан. - Потерпи, немного осталось. Дома поешь.

Дыболь снова уселся на свое место, к нагретым спиной кирпичам, и Феофан с Агриппой тут же последовали его примеру.

- Ты-то как связался с Джином? - поинтересовался Феофан.

- Да, - махнул рукой САша. - Это неинтересно. Лучше расскажи, как ты сюда попал.

О! - даже не воскликнул, а простонал Феофан. - Это целая история. - Затем он помолчал и наконец проговорил: - Ладно, все равно ждать полуночи. Слушай. Это очень поучительная история.

 

ИСТОРИЯ ФЕОФАНА

 

- В том мире я был писателем. Извел, наверное, пол тонны бумаги, и один мой рассказ даже был опубликован в патриотической газете. Я купил пятьсот экземпляров своего рассказа, застелил полы комнаты и целый час танцевал на нем. Я был счастлив и полон надежд. Передо мной рисовались такие перспективы, что стыдно рассказывать. Понятно какие: слава, гонорары, литературные премии, выступления по телевизору, - Феофан тяжело вздохнул и посмотрел на небо.

- Я дарил газету с рассказом всем родственникам, знакомым и даже незнакомым людям. "Вот, - говорил я, - здесь мой последний рассказ." Люди читали мое сочинение, и в этот момент в глазах у них я читал уважение и даже восхищение. Правда, дальше первого опубликованного рассказа дело не пошло. Мои романы и повести отказывались печатать. Рукописи возвращали со словами: "Интересно, но слишком претенциозно". Я несколько раз пытался выяснить, что они имеют в виду. Но так и не смог, - демонстрируя свою беспомощность, развел руками Феофан.

Весь этот литературный угар длился около десяти лет. И однажды чаша моего терпения переполнилась - я решил сжечь свои рукописи. И, представь себе, сжег. Когда в кухонной раковине палил свои опусы, я все ждал: вот сейчас позвонят в дверь, я открою, и в квартиру вбежит моя любовница Клара! Она кинется к горящим рукописям, потушит огонь и прижмет к груди стопку обгоревших по краям листов! Но я напрасно ждал, - упавшим голосом продолжал Феофан. - Она не пришла, а мои романы сгорели.

Вечером я позвонил Кларе и рассказал о том, что я сжег рукописи. Прихлебывая в трубку чай, она ответила: "Ну и правильно. Похоже, ты становишься настоящим мужчиной. Ночью надо спать, а не выдумывать глупые истории." В сердцах я наговорил ей грубостей, сказал, что она дура и мещанка и интересуется только тряпьем да мужиками. Клара обиделась на дуру или на мещанку и бросила трубку. Больше я ей не звонил.

Через месяц я сошелся с одной симпатичной редакторшей из газеты, где был опубликован мой рассказ. Я посвящал ей стихи, опять начал писать прозу. Но как-то в компании каких-то бородатых подонков она напилась и при всех сказала, что я пишу говно, а не стихи, и вообще, что я придурок! Ну хорошо, - с возмущением воскликнул Феофан и даже поднялся со своего места. - Пусть ей не нравятся мои стихи! - заорал он. - Но я же посвящал их ей! Разве можно быть такой неблагодарной?! В общем, я сказал всем, что о них думаю и удалился! В этот вечер я во-второй раз уничтожил все, что написал, а заодно спалил и вторые экземпляры тех романов, которые сжег в первый раз. И опять, стоя над раковиной, я ждал, что вот сейчас позвонят в дверь, и войдет она! Кто - она - я не знал!

Феофан выдержал трагическую гамлетовскую паузу и только затем тихим голосом продолжил:

- Всю зиму я безвылазно просидел дома. Ни с кем не общался и никому не звонил. Я много читал, изучал особенности построения романа, записывал свои мысли... А весной вдруг почувствовал какое-то необыкновенное волнение в груди.

- Понятно, весна.., - участливо вставил Саша.

- Дослушай! - довольно грубо оборвал его Феофан. - Так вот, как-то в воскресенье я вышел на улицу, купил букет желтых мимоз и пошел гулять. Я чувствовал, что именно в этот день должно произойти нечто очнь важное для меня. Весь день я бродил по улицам, приглядываясь к красивым женщинам, и каждый раз мне казалось, что эта последняя - она и есть. И каждый раз я обманывался. Я часто ронял на асфальт цветы, чтобы моя избранница увидела этот тайный знак... И веришь?! - вдруг заорал Феофан. От неожиданности Дыболь вздрогнул, а рассказчик, грозя кулаками небу, на той же ноте закончил фразу: - Ни одна падла не подняла букет! Все они уходили! В лучшем случае оглядывали меня с ног до головы, да при этом еще и улыбались! И тогда я понял, что нет в жизни счастья! Что искусство не отражает действительности! Это всего лишь учебные муляжи для начинающих жить, наподобии резиновых задниц в медицинском училище, на которых студенты учатся делать уколы!

Это открытие повергло меня в такое уныние, - перейдя на шепот, продолжил Феофан, и Дыболь сообразил, что конец истории не за горами. - Что я решил напиться. На последние деньги я купил бутылку джина...

- И оказался здесь, - закончил за него Саша.

- Да, оказался здесь, - обессиленно опустив руки, ответил Феофан, но затем неожиданно бодро, командным тоном проговорил: - Ладно, хватит болтать, давайте перебираться в лес. Здесь оставаться опасно. - Феофан вдруг хихикнул, и от его смешка у Дыболя по спине пробежали мурашки. - По дороге мы с Агрипой побили в трех забегаловках витрины, - радостно пояснил экзорцист.

 

ПЕРЕД ИЗГНАНИЕМ БЕСОВ С ЗЕМЛИ РУССКОЙ

 

Как когда-то с чувством выразился отец теории относительности - Энштейн: "Самое непостижимое свойство Вселенной - это то, что она постижима." Правда, как показывает жизнь, далеко не всем это кажется таким удивительным.

Выглянув из-за башни, Феофан сообщил, что можно идти, и маленькая группа быстрым шагом направилась к лесу.

- Агриппа как раз тот человек, который нам нужен, - на ходу стал объяснять Феофан. - Он ученый, живет в городской канализации. Большой специалист в астрофизике.

Саша посмотрел в сторону ученого, но на черном фоне леса не сумел разглядеть даже где тот находится. А Феофан продолжал:

- Представляешь, этот необыкновенный человечище открыл, что вулканические выбросы - это испражнения Земли. Наша планета умрет после того, как пожрет себя. То есть, когда пропустит всю массу сквозь свой огнедышащий желудок. Земля - такой же живой организм! - по обыкновению увлекаясь, воскликнул Феофан. - Вернее, организмом является не сама планета, а только то, что внутри ее - печка. Все остальное, на чем мы живем, это всего лишь запас провизии, который от времени немного заплесневел. Эта самая плесень и есть все живое, что произрастает на Земле. Понял?

Вопрос явно адресовался не ученому астрофизику, и Дыболь ответил:

- А чего здесь не понять?

- Вот так-то! - самодовольно произнес Феофан и вдруг рассмеялся тем самым смехом, который однажды уже напугал Сашу. - Людям только кажется, что они губят планету. Земля как кушала себя, так и будет жрать и всякие масоны ей не помеха. Эти злодеи губят не саму планету, а наш дом на планете. Представь себе организм, который с аппетитом поедает собственную задницу. Как ты думаешь, очень он обеспокоится, если что-то невидимое невооруженным глазом проползет по заднице?

- Не знаю, - мрачно ответил Дыболь. Он все меньше и меньше верил в затею Феофана, но Саше очень хотелось домой, и он боялся упустить даже столь сомнительную возможность вернуться к прежней жизни.

Дыболь вдруг поймал себя на том, что ему не дают покоя мысли об Агриппе. Он не понимал, почему великий ученый за все время не издал ни одного звука. Саша лишь чувствовал, что астрофизик где-то рядом, и эта его невидимость и неслышимость необыкновенно смущали Дыболя.

- Агриппа, - чтобы развеять сомнения, обратился он к ученому.

- Он глухонемой, - ответил за него Феофан. - Жизнь в канализации тяжелая. Застудил среднее ухо, оглох, а потом и разучился говорить.

- Не повезло парню, - сочувственно проговорил Саша и неожиданно для себя спросил: - А как же он тебе рассказал все это?

- Гроза собирается, - посмотрев на небо, проговорил Феофан.

 

ИЗГНАНИЕ БЕСОВ С ЗЕМЛИ РУССКОЙ

 

Едва они добрались до опушки, как налетел первый мощный порыв ветра, и лес ожил. С громким шелестом верхушки деревьев синхронно наклонились, а затем медленно выпрямились. Вслед за этим на все небо полыхнула ветвистая молния и почти сразу прогрохотал гром.

- Вот! Вот! - восторженно прокричал Феофан. - Начинается! Это как раз то, что нам нужно! Ты слышишь, Агриппа?!

Дыболь хотел было напомнить Феофану о том, что ученый не может его слышать, но они уже забежали в лес, и здесь им пришлось напрячь все свое внимание, чтобы не упасть, не разбить о дерево лоб или не напороться на сук.

Место для проведения ритуала изгнания бесов выбирали долго. Громко чертыхаясь, Феофан бродил между древьями и дожидался вспышки молнии, чтобы отыскать ровную площадку. Наконец над лесом полыхнуло, и экзорцист бросился влево к небольшой полянке.

- Сюда! - стараясь перекричать раскаты грома, позвал он.

Он не успели расположиться, как разразился дождь. Вначале редкие крупные капли с жестяным стуком забарабанили по листьям. Но уже через минуту хлынул настоящий летний ливень.

- На колени! - простирая руки к небу, заорал Феофан и повалился на землю. Агриппа странным образом услышал его и бухнулся рядом. Саша не стал возражать и выбрав местечко повыше, опустился на колени. Он уже точно знал, что ничего из этой затеи не получится, и желал только одного - чтобы остальные поскорее убедились в этом.

Дыболь мертвецки устал и хотел спать. Он надеялся, что изгнание бесов продлится всего несколько минут, а потом они займутся поисками ночлега. Но Феофан, казалось, вошел во вкус. Он так неистово взывал к обезумевшему небу, так бился лбом о мокрую землю, что в конце концов Саша заразился его экстазом. Дыболь принялся повторять за Феофаном хвосты молитв и после каждой строчки тыкаться лбом в лужу. В чувство его привел обыкновенный чих. Саша вымок до последней нитки, продрог и вероятно от этого мозги его заработали в другом направлении. Отплевываясь от воды, он повернулся к Агриппе, который молча, с воодушевлением долбил лбом землю, и этот жест Дыболя совпал с очередной вспышкой молнии. Тут-то Саша окончательно и прозрел. В ярком голубом свете он наконец сумел разглядеть физиономию ученого и испугался. У Агриппы было лицо то ли больного идиотией, то ли сумасшедшего. В то время, когда великий ученый обратил свое лицо к небу, электрический разряд на мгновение отразился в его широко раскрытых глазах. По безумному лицу Агриппы ручьями стекала вода, мокрые губы были раздвинуты в бессмысленной улыбке, и если бы не ливень, Дыболь отдал бы голову на отсечение, что у Агриппы текли слюни.

А Феофан продолжать яростно камлать. Он уже не стоял на коленях, а метался по всей поляне. Иногда, раскинув руки, он всем телом падал на землю, но тут же вскакивал и с новой силой принимался выкрикивать молитвы и заклинания.

- Ну ладно, хватит, - наконец проговорил Саша и поднялся на ноги. - Идите вы в задницу со своими молитвами. Вам обоим в дурдом надо, а я с вами связался.

Все это Дыболь проговорил тихо, и Феофан не слышал его. Он даже не видел, как Саша выплюнул в его сторону струйку воды и пошел прочь.

Дыболь долго брел по лесу, не решаясь остановиться. Он переплыл две неширокие речушки и перешел вброд несколько ручьев, перелез через десяток оврагов и сотни поваленных деревьев. В одном из болот он увяз правой ногой в трясине и оставил там туфлю. Пришлось ему выбросить и вторую.

На рассвете силы оставили Сашу, и он со стоном повалился на сырую землю, но тут же с криком вскочил. Завывая от боли, он на всякий случай прижался спиной к ближайшему дереву. В метре от него, существо похожее на гриб, манипулировало в воздухе маленькими щупальцами, из которых как из шприцев взлетали вверх фонтанчики той же ядовито-зеленой жидкости.

- Сволочь! - с ненавистью прошипел Дыболь. - Сволочной город! Сволочной лес! Сволочные грибы!

Потирая обожженный бок, Саша с размаху пнул гриб ногой и тот, чмокнув, улетел за ближайшие кусты.

Дыболь больше не думал о том, чтобы прилечь. Кругом произростали и ползали злобные твари, которые очень ловко маскировались под такие безобидные вещи как грибы и кочки. В таком лесу можно было ожидать чего угодно даже от известных растений, и додумавшись до этого, Саша шарахнулся в сторону от куста, усыпанного мелкими белыми цветочками.

Волоча от усталости ноги, Дыболь побрел вперед, хотя давно уже не знал, куда это вперед и куда - назад. Он лишь чувствовал, что стоять столбом посреди леса и чего-то ждать нельзя, поскольку можно было действительно дождаться чего-нибудь ужасного. На душе же у Саши было так горько, как никогда со дня его рождения, но он упорно продвигался вперед. Ибо как говорил древний историк Плутарх, мужество и стойкость нужны человеку не только против оружия врагов, но в равной мере и для борьбы с трудностями.

 

СПРАВЕДЛИВОСТЬ

 

До темноты оставалось не более получаса, и воздух между деревьями уже приобрел зловещий фиолетовый оттенок. Почувствовав приближение скорой кормежки, ночные птицы на разные лады начали пробовать свои голоса, а в болотах заверещали неизвестные науке создания. Откуда-то слева до Дыболя доносились странные звуки, похожие на визжание пилы. Справа изредка потрескивал кустарник, кто-то тяжелдо пыхтел и фыркал.

Выбрав дерево потолще и поразвесистей, Саша с трудом забрался на него и устроился метрах в пяти от земли на широкой развилке. Совсем раскиснув от голода и усталости, он почти сразу начал клевать носом, но уснуть ему так и не удалось. Через минуту, после того, как он обосновался на дереве, послышался топот и громкий разговор. А вскоре Дыболь увидел двух чудовищ, которые охотничьим способом тащили более мелкого своего собрата. Привязанный к бревну динозавр дергался, жалобно ревел и просил своих мучителей о пощаде:

- Отпустите! Я же не сделал ничего плохого!

- Он не сделал ничего плохого, - с издевкой проговорил один. - А ты разве не слышал, что говорил Великий Гомолов? Смертная казнь без суда и следствия за пособничество гомо.

- Я не помогал гомо! - заныла жертва. - Великий Гомолов знает о моей работе! Он сам отзывался о ней, как о нужной! Я же для пользы дела! Окольцовываю их для того, чтобы знать, куда они бегут и где их отлавливать.

- Ну да, ври кому-нибудь другому, - ответило ему второе чудовище. - Для пользы! Вот мы сейчас для пользы дела тебя и зажарим.

- Великий Гомолов будет недоволен! - завопил пленный. - Он знает меня лично! Я известный ученый!

Добравшись до дерева, на котором расположился Саша, чудовища остановились и, не обращая внимания на мольбы ученого, бросили добычу на землю, а сами принялись собирать хворост. Они быстро натаскали сухих толстых ветвей и, складывая костер, один из них сладострастно проговорил:

- Это хорошо, что ученый. Никогда не пробовал ученых.

- Я отобрал у гомо оружие! - не переставая дергаться, продолжал уговаривать их динозавр. - Очень сильное оружие. Если отпустите, я отдам вам его. Великий Гомолов будет доволен!

- Отлично, - поджигая мелкие ветки, сказал мучитель. - Вначале мы тебя поджарим, а потом пойдем к тебе в дом и заберем оружие.

"Так это тот самый, - наблюдая за чудовищами, подумал Дыболь. - Который окольцевал меня. Черт их разберет, все одинаковые. А эти два наверное гости Розалинды. Ну-ну! Давай-давай! - злорадно усмехнулся Саша. - Почаще бы вы жарили своих!"

Как писал философ-стоик Эпиктет: "от жизни до справедливости один шаг, но от справедливости до жизни - непреодолимая пропасть".

Справедливость проще всего сравнить с обыкновенным воздушным шариком. Если он легче воздуха, которым мы дышим, шар болтается высоко за облаками. Если же тяжелее, шар лежит на земле - бери и пользуйся. Справедливость Дыболя по весу больше соответствовала пузырю, наполненному водородом, видимо поэтому Саша наблюдал ее не часто, только когда она по воле воздушных потоков проплывала над его головой, а он в это время совершенно случайно смотрел в небо. Но в этот поздний вечер Дыболь смотрел вниз, как и те, кто разжигали костер.

Через пятнадцать минут освежеванный ученый жарился на вертеле, а два других чудовища сидели рядом и рассказывали друг другу о своих подвигах. Один все время подкладывал в костер хворост, другой же - поливал тушу какой-то вонючей дрянью и посыпал специями.

Невыносимо противный жирный чад окутывал ветку дерева, на которой прятался Саша. Изнемогая от вони, он все же терпел, не смея выдать себя ни малейшим шевелением. Эта пытка продолжалась бесконечно долго, и вскоре Дыболю начало казаться, что чудовища прекрасно знают о его присутствии, но нарочно не подают вида, чтобы вначале поизмываться над ним, и только потом точно так же сожрать. Но динозавры и не подозревали, что за ними кто-то наблюдает. Они вообще не смотрели вверх и этим лишь подтверждали известную поговорку: кто думает только о брюхе, никогда не смотрит на звезды.

Только к утру Сашины знакомые закончили свой страшный пир. Все это время Дыболь не смыкал глаз, а когда чудовища все же удалились, он уснул мертвым сном и проснулся только после полудня.

 

ПРОБУЖДЕНИЕ

 

Иногда от пробуждения до пробуждения проходит всего несколько часов, а бывает и целая вечность. Некоторые вулканы просыпаются раз в тысячу лет ради одного грандиозного всплеска, может быть только для того, чтобы потрясти случайного зрителя величественной картиной всесокрушающей силы. Нередко от сна пробуждаются целые народы, после чего, либо население планеты резко сокращается, либо рождаются новые цивилизации. Раз в год пробуждается живая природа. Все теплое время она оплодотворяется, зреет, умножается в несколько раз, а затем снова впадает в спячку. Каждый день пробуждается человек. Он не может себе позволить спать тысячу лет - он не вечен, а стало быть, надо спешить. Проснувшись, человек несет в себе заряд, способный потрясти взрывом целый мир, или создать новую цивилизацию, или умножить человечество на одну единицу. Но ведь можно потратить этот мощнейший заряд и на семейную склоку либо залить его пивом. Можно выпустить его со словами в воздух или растерять по дороге на службу. Но тогда стоит ли вообще пробуждаться?

Саша очень долго бродил по лесу, не представляя, куда он идет и что ищет. Многое передумал Дыболь за эти часы, от многого отказался и многое пересмотрел. Сейчас ему казалось, что вернись он домой, и жизнь его сама собой плавно покатилась бы по другому пути. Саша даже пытался представить, что изменилось бы в его существовании, но скоро убедился, что сойти с накатанной дорожки не так просто даже мысленно. Надо было знать, что там за кюветом, куда заведет его другая, вслепую найденная дорога. И куда вообще ведут пути, навязанные человеку самой жизнью еще в младенчестве.

Выбравшись к небольшому живописному болотцу, Дыболь вдруг заметил самого настоящего человека с руками и ногами. От неожиданности Саша вздрогнул, а затем быстро спрятался в кустах. Лесной незнакомец был полуголым, невероятно грязным, а в руках держал что-то похожее на копье древнего человека. Не зная, как его встретит этот неандерталец, Дыболь на всякий случай решил вначале понаблюдать за ним издалека.

Боязно было Саше подходить к дикарю. Слишком много приключений пережил он за последнее время. Но безвыходное положение и гнетущее одиночество взяли свое - Дыболь подавил в себе страх и подобрался к лесному человеку поближе.

Незамеченным Саше удалось приблизиться почти на четыре метра, но после того, как он высунул из-за дерева голову, произошло непонятное: дикарь резко отпрыгнул в сторону и Дыболь на мгновение увидел у себя перед глазами толстое древко копья. В глазах у него сверкнула молния, и Саша упал.

 

ВСТРЕЧА

 

Пришел в себя Дыболь в просторной земляной норе, на душистой мягкой подстилке из сушеной травы. Рядом у изголовья кто-то сидел на корточках, но из-за скудного освещения трудно было разобрать пол и возраст сидящего. Саша понял лишь одно - он попал к людям, а значит у него появилась реальная надежда выжить.

Привыкнув к полумраку, Дыболь сумел разглядеть по-женски гладкие, округлые ноги своей сиделки. Затем он поднял глаза и увидел ее лицо. Сашина догадка подтвердилась - это была юная, необыкновено красивая девушка. Грудь и бедра лесной амазонки были прикрыты узкими полосками грубой ткани, а роскошные рыжие волосы взбиты на манер клоунского парика.

Заметив, что раненый пошевелился, девушка наклонилась над ним и ласково проговорила:

- Очухался? Вот и хорошо. Сейчас я тебя накормлю.

- Ты кто? - хрипло спросил Дыболь.

- Я? - юная амазонка на четвереньках отползла в противоположный угол и ответила: - Я - Луиза. Мы здесь живем с отцом, а это наш дом. - Последнюю фразу девушка произнесла с удовлетворением и гордостью. - А ты ничего не помнишь? - удивленно поинтересовалась она.

- Помню, - ответил Саша. - Так этот... - Он хотел было сказать "дикарь", но вовремя спохватился. - Этот человек твой отец?

- Да, - радостно сказала Луиза. - Когда ты потерял сознание, папа позвал меня, и мы вместе перенесли тебя к себе. А тебя как зовут?

- Александр... Саша, - ответил Дыболь и, усевшись на подстилке, тихо добавил: - Странно, тоже Луиза.

Девушка вернулась к нему с чем-то упакованным в лист лопуха. Бережно развернув лист, она разложила его перед Сашей и заботливо сказала:

- Ешь. Это очень вкусно.

Взяв один из корешков, Дыболь критически осмотрел его, а затем надкусил. По вкусу корень напоминал сырой картофель, но волокнистый и жесткий. Сморщившись, Дыболь сплюнул на земляной пол и недовольно проговорил:

- Похоже на картошку.

- Это не картошка, - обиделась Луиза. - И нечего плеваться. Я здесь убираю.

- Извини, - смутился Саша.

- Не хочешь, не ешь. Только у нас больше ничего нет. Во всяком случае, пока нет, - уточнила амазонка и, взяв один из корешков, стала вяло его жевать. - Может быть вечером отец что-нибудь принесет. Рыбу или мясо. Но все равно, мы все едим сырым. Это и полезнее и не надо разводить огонь.

- Что, трудно развести костер? - представив на ужин сырое окровавленное мясо, спросил Дыболь.

- Не трудно, - со вздохом ответила Луиза и пояснила: - Опасно. По дыму нас могут найти завры. Тогда не мы, а они нами поужинают.

Воспользовавшись тем, что девушка меланхолично смотрела прямо перед собой, Саша наконец хорошенько разглядел свою спасительницу. В этом более чем простом одеянии Луиза была дивно хороша. Широкобедрая и мускулистая, она сочетала в себе недюженную силу и кошачью грацию, девичью невинность и женское обаяние.

- А я видел, как вчера ночью они съели своего, - чтобы как-то отвлечься от будоражущих мыслей, вдруг вспомнил Дыболь.

- Они могут, - подтвердила девушка. - Папа тоже недавно чуть не попался. Правда, он специально заманил завра в болото и там убил его. Мы две недели ели мясо. А сколько его испортилось..! Ничего, мясо как мясо. Вполне съедобное, только уж очень вонючее.

При этих словах Саша вспомнил запах жареного чудовища и внутри у него заклубилась тошнота.

- Ты есть будешь? - повысив голос, спросила Луиза.

Решив, что волокнистый сладковатый корень все же лучше сырого мяса завра, Дыболь взял корешок и быстро сжевал. Доедая третий, он даже вошел во вкус, но девушка строго сказала: "хватит", завернула оставшиеся и спрятала сверток в земляной нише, которая, очевидно, служила им одновременно амбаром и холодильником.

- Папа тебя всему научит, - вернувшись, пообещала Луиза. - Ты же у нас останешься? Да?

- Угу, - подтвердил Саша. Ему жутко было подумать о возвращении в лес, и девушка лишь предвосхитила его просьбу об убежище.

- Вот и хорошо. Тогда у нас будет вдвое больше мужчин. И вообще, втроем веселей. Не бойся, папа у меня замечательный, - успокоила его Луиза и, трогательно опустив ресницы, тихо добавила: - И я к тебе буду хорошо относиться.

 

ТЕЛО

 

Папа Луизы действительно оказался гостеприимный и хлебосольным хозяином. Соскучившись по мужской компании, он все время рассказывал о жизни в лесу, расспрашивал Дыболя о его прошлой жизни и по всякому поводу, а то и без оного хохотал и хлопал себя по голым волосатым ляжкам.

Вперые за последние две недели Саша отдыхал душой. В этом милом, простом семействе он сразу почувствовал себя своим, тем более, что очаровательная Луиза оказывала ему всяческое внимание и с восхищением слушала несколько преувеличенные истории о его похождениях.

В первый же вечер папа, которого звали Дэн, сотворил для нового члена крохотной общины отличное копье с наконечником из клыка завра. Дыболь, в свою очередь, подарил амазонке жилетку, разодранную всего лишь в трех местах. Луиза была в восторге. Она тут же надела а себя подарок и долго после этого жалела, что в пещере нет даже самого маленького осколка зеркала.

Расчувствовавшись, Саша хотел было подарить что-нибудь из одежды и папе, на котором кроме ветхой набедренной повязки ничего не было, но на нем остались только брюки с сорочкой и грязные носки. Подумав, Дыболь все же вышел из положения. Он подарил Дэну поясной ремень. Надо было видеть, как папа обрадовался Сашиному подарку. Он вертел ремень в руках, сложив пополам, оглушительно щелкал им, пробовал на прочность, на зуб, ласково поглаживал его, все время цокал языком и с восторгом говорил:

- Класс! Вот это вещь!

Наконец, нацепив подарок на пояс, Дэн засунул за ремень кремневый нож и ржавую железную скобу для выкапывания корней.

Остаток вечера был посвящен разговорам о той далекой, покинутой жизни среди таких же людей, где не надо было бояться ни завров, ни ядовитых тварей, которыми был так богат лес. С ностальгической дрожью в голосе они вспоминали о той жизни, где люди спят на белых простынях и едят жареные и вареные блюда по три, а то и по четыре раза в день. Где одежда такая же обычная вещь, как вода и воздух, а обувь можно свободно купить в магазине и даже без очереди. Вдохновенно перечисляя все эти прелести цивилизации, Дэн говорил с неуместным в подобном жилище пафосом, а его дочь даже пару раз всплакнула. И то ли из-за тесноты землянки, а может случайно, она иногда прижималась к Дыболю прохладным плечом, и у Саши в этот момент лоб покрывался испариной, а плечо само по себе тянулось вслед за плечом Луизы.

Спать улеглись лишь тогда, когда на востоке занялась заря. Дыболю был выделен маленький уголок, где он свернувшись калачом попытался уснуть, но воспоминания о мимолетных прикосновениях к Луизе не давало ему покоя. Лежа на свежей подстилке с закрытыми глазами, он никак не мог избавиться от видения. В густом полумраке Саша отчетливо наблюдал парящее в воздухе, необыкновенно соблазнительное плечо своей любимой. И не существовало в этот момент в мире ничего, что Дыболь, ни секунды не раздумывая, не отдал бы за возможность обладать этой великолепной частью Луизиного тела.

"Бодрствуйте, ибо никто не знает, когда придет Хозяин", - сказано в Евангелии от Матфея, что означает: не отдавайте жизнь на откуп телу. И все же человеческое тело - хорошая вещь. Сколько наслаждения и невинного удовольствия оно может доставить человеку, если правильно им пользоваться и не допускать умышленного чреновредительства. Тело может гулять в теплый летний день по бульвару, лежать на диване, есть вкусную пищу, нежиться в ванне, играть в разные интересные и полезные игры. Тело можно гладить, греть на солнышке, щекотать ему пятки и одевать его в красивые одежды. Ко всему прочему, всякое нормальное тело само себя полностью обеспечивает всем необходимым. Оно работает, кормит себя, моется, одевается и даже размножается. А что же в таком случае делает душа? Собирает сливки.

 

ДУША

 

Пожалуй, за всю историю мировой литературы не было написано ни одной книги, в которой прямо или косвенно не упоминалось бы о душе. Давно уже разобраны по косточкам все существующие душевные качества, определены грузоподъемность и емкость человеческих душ. Давно уже найдены применения как живым, так и мертвым душам, давно научились ее закладывать и отводить. Душой научились кривить и отпускать бедную на покаяние, от ее имени дарить подарки и делать гадости. Так же давно для души изобретены занятия, пища и даже праздники. В душу научились влезать и заглядывать за нее - нет ли чего там полезного для жизни? Значительно ближе к нам по времени научились распознавать душевные болезни, иногда лечить их и все равно, как говорят: чужая душа - потемки. Но если чужая - потемки, то своя - непроглядная темень.

За какие-то несколько дней общения со своими новыми друзьями Саша вдруг обнаружил в себе любовь к человечеству. Одну из тех восьми древнегреческих любовей, которая именуется агапао или агапической любовью. Правда, и до этого Дыболь никогда не страдал мизантропией. Просто у него не было причин любить человека только за то, что тот является существом одного с ним вида и имеет мозг весом около двух килограмм.

В общем, сам не ведая того, Саша последовал примеру Иисуса Христа и возлюбил ближнего своего, как самого себя.

 

ПРИВЫЧКА

 

Как предполагал автор трех законов движения планет - Кеплер, по ассоциативному ряду неприступная скала более родственная орлу, чем канарейка.

За несколько недель жизни с красавицей Луизой и ее отцом Дыболь сильно изменился - он во всем стал походить на своих новых друзей. От носков он давно избавился, сорочка пошла на медицинские и отчасти хозяйственные нужды, а брюки при такой жизни быстро превратились в лохмотья. Лицо и руки у Саши покрылись грязью и царапинами, а волосы свалялись и торчали космами в разные стороны. Дыболь легко привык обходиться без ложки и вилки, его перестала волновать стерильность продуктов и даже появившиеся в волосах насекомые не доставляли ему особых хлопот. Чесался Саша машинально, и по вечерам помогал Луизе, а она ему, вылавливать из волос шустрых кровососов. Дыболь даже полюбил это занятие. Сидя вечером в землянке, они вели задушевные беседы и продолжали развлекать друг друга все новыми и новыми историями из прошлой жизни. Только теперь уже без сожаления и горечи, потому что рассказывания эти были больше похожи на чтение вслух фантастического романа, в котором говорится о малоизвестной жизни, далекой и недосягаемой, как соседняя галактика, но все же приятной и где-то забавной.

Землянка очень скоро перестала казаться Саше тесной грязной ямой. Напротив, он полюбил свой угол, в котором заботливая Луиза раз в неделю меняла сухую траву и два раза в неделю выносила ее на воздух проветриться. Кроме того, у Дыболя появились кое-какие личные вещи, помимо подаренного ему охотничьего копья. На полочке из сучков у Саши хранилась прекрасная металлическая скоба для корешков и сшитая из толстой кожи завра единственная рукавица. Этой рукавицей можно было ловить мелких, очень агрессивных зверушек и собирать ядовитые грибы, которые после длительного вымачивания становились не только вкусными, но и вполне заменяли легкий наркотический напиток.

В общем, Дыболь прижился, и если бы не тихая тоска по дому, то жизнь эту можно было бы назвать счастливой. Тем более, что Луиза охотно отвечала на его ухаживания откровенной благосклонностью.

Если бы годом раньше кто-нибудь сказал Саше, что он будет жить в лесной землянке и пожирать грязные корни тут же, едва откопав из-под земли, он бы конечно рассмеялся. Теперь же Дыболь от души хохотал, когда Дэн, искусно фантазируя, сочинял, как бы он жил в собственном дворце с бассейнами, фонтанами и прочими порождениями цивилизации. И действительно, возлежа в тесной землянке на подстилке из трав, глядя на крепкую полуголую Луизу, трудно было поверить, что где-то есть другая жизнь, где по выметенным тротуарам прогуливаются чистенькие хрупкие девушки в нарядных платьях, от которых сладко пахнет духами.

Человек быстро привыкает ко всему: к чистоте и грязи, к нищете и богатству, к жизни и смерти. Он легко привязывается к работе, месту жительства и даже кладбищу, после того, как его там похоронят. И все же самая главная привязанность - человека к человеку. Это она связывает шесть миллиардов живущих на Земле людей родственными узами и не дает человечеству развалиться на шесть миллиардов враждебных друг другу равнодушных единиц.

 

ЕЩЕ РАЗ О СЧАСТЬЕ

 

Близился конец лета. Зеленая масса леса уже разваливалась на теплые цвета и оттенки, а трава сделалась бурой подобно земле, частью которой она скоро должна была стать. Дни все еще были такими же теплыми и ясными, зато ночи стали заметно длиннее и прохладнее. На небе ярче засияли звезды, все громче и угрюмее в темноте скрипели деревья - лес готовился к длительной зимней спячке.

Кстати сказать, в отношении избранницы Саша вел себя несколько старомодно. Прогуливаясь по лесу с Луизой, он все время любовался своей амазонкой и чем дольше Дыболь это делал, тем сильнее она ему нравилась. Он использовал всякую возможность прикоснуться к Луизе, а она как-будто специально забиралась в такие места, чтобы предоставить Саше возможность подсадить ее или откуда-нибудь снять.

Болтали они в основном о пустяках: узнавали деревья, кусты и травы, радовали друг друга поздними цветами или редкими насекомыми, намеками признавались в любви, но говорить в открытую почему-то не решались ни тот, ни другой. Подобные разговоры влюбленных сами по себе неинтересны, а чаще всего просто бессмысленны. Можно, конечно, попытаться привести подобный диалог в надлежащий вид, но тогда потеряется ощущение невинности слов и бесконечности жизни, а герои покажутся скучными и даже ненастоящими.

Возвращаясь в землянку, они держались за руку, и Луиза, потупив взгляд, тихо произнесла:

- Я буду заботиться о вас обоих.

- Надо бы дом поставить, - грубовато, по-хозяйски проговорил Дыболь. - В землянке это не жизнь.

- А завры как же? - испуганно вскинулась Луиза.

- Можно и под землей, - так же весомо ответил Саша. - Надо бы другое место подыскать. Эх, сюда бы мой бластер-шмастер! А еще лучше парочку танков или зениток. Я бы им дал. В этом лесу много живет людей?

- Не знаю, - с восхищением поедая глазами своего возлюбленного, ответила Луиза. - Папа несколько раз видел их. Так, мельком.

Сжав зубы, Дыболь ударил кулаком по ладони и с ненавистью сказал:

- Ничего, оружие я достану. Главное, собрать вместе побольше человек. Одни мы не справимся.

- Да, - тихо согласилась Луиза и воспользовавшись тем, что Саша замолчал, спросила о том, о чем думала весь обратный путь: - А папе ты сейчас скажешь?

- Конечно! - горячо уверил ее Дыболь. - Зачем тянуть? Сегодня же и сообщим. Загсов здесь нет, так что будем считать, что мы с тобой расписались. Все - ты моя жена...

- А ты мой муж, - шепотом перебила его Луиза и крепко прижалась к Сашиному плечу.

Дыболь как знаменосец гордо вышагивал, глядя прямо перед собой и обдумывал план завоевания города. В его воспаленном воображении это выглядело почти так же просто, но в то же время и захватывающе, как прочитать фантастический роман или завоевать сердце Луизы.

- Завтра пойду в город, - заявил он. - Покажешь мне дорогу?

- Зачем? - с придыханием спросила девушка.

- Там мой бластер. Может эти два урода спьяну забыли его забрать. Хозяина дома сожрали, так что, есть возможность.

- Не надо! - чуть не плача, взмолилась Луиза. - Мы ведь только поженились! Подожди хотя бы до весны! - Она повисла у Саши на шее, и наш герой тут же позабыл обо всем на свете.

Как писал один ацтекский жрец после нападения испанцев на Тлателолко: "Золото, нефрит, богатые одежды, перья кецаля - все, что было некогда ценным, стало ненужным."

 

СВАДЬБА

 

Момент для Дыболя был настолько ответственным, что прежде чем объявить родителю Луизы о женитьбе, он пригладил торчащие в разные стороны волосы и чопорно поинтересовался:

- Скажите пожалуйста, как вас по отчеству?

- Да брось ты, - отмахнулся Дэн. - Что это тебе вдруг приспичило по отчеству? Нет у меня никакого отчества. Дэн и Дэн.

- Ну ладно, - после недолгих колебаний согласился Саша. - Я хочу сказать, что мы... - в этом месте Дыболь сделал классическую паузу и посмотрев Дэну в глаза, продолжил: - Мы с Луизой любим друг друга и хотим пожениться.

Лицо у Дэна внезапно засветилось, он вскочил со своей подстилки и по-борцовски заключил заключил Сашу в объятия.

- Давно бы так! - страстно зашептал он. - Молодец! Обрадовал ты меня! Я же давно заметил, как ты ходишь вокруг да около! Набрался-таки храбрости! - Дэн оторвал от себя Дыболя, усадил рядом с собой, по-отечески обнял и мечтательно заговорил: - Ну вот, теперь заживем одной семьей. Вместе-то нам легче будет. А я боялся, что ты поживешь недельку-другую и подашься на юг. И Луиза боялась.

- Ну, пап, - засмущавшись, проговорила Луиза.

- А что "пап"? Боялась, так и скажи, - не переставая тискать Сашу ответил Дэн. - Мы же тебя сразу полюбили. Хороший ты парень. На зиму ягод запасем, орехов, грибов. Мяса можно впрок навялить. Где-нибудь подальше от землянки завалим с тобой завра, на всю зиму хватит. Мы с Луизой одних корней уже метровую яму заготовили. Ничего, проживем. А внуки пойдут, буду внуков няньчить.

- Ну, пап, - опустив голову, повторила Луиза.

- А что - "пап"? Что я такого сказал? Вы же пожениться собрались, значит и дети будут.

Луиза перебралась на подстилку поближе к мужу и прижалась к его плечу.

- А весной, - продолжал Дэн, - все вместе подадимся на юг. Там-то мы устроимся поосновательнее. Дети, они комфорт любят.

- А почему не сейчас? - спросил Дыболь.

- Сейчас уже поздновато, - ответил Дэн. - Не успеем. Да и завры весной не такие подвижные. Ничего, зиму переживем и в путь.

- Почему же вы раньше не ушли на юг? - поинтересовался Саша.

- Раньше? - переспросил Дэн и задумался.

- Тебя ждали, - прошептала Луиза Дыболю на ухо. Саша удивленно посмотрел на жену, но Дэн не дал ему возможности поразмыслить над этими словами.

- Да что говорить об этом. Что было, то прошло. Верно я говорю? - Дэн хлопнул новоиспеченного зятя по плечу и заговорщицки подмигнул ему. - Ну, хватит болтать, пора приниматься за дело. Надо же это как-то отметить. Я кое-что приберег на всякий случай. Вот и пригодилось. - Он залез рукой в угол под подстилку и достал оттуда непочатую бутылку джина. - Где там у нас черепки? Давай-ка, дочка, по глоточку за ваше семейное счастье.

Пока Дыболь непонимающе хлопал глазами и пытался понять, откуда в лесной землянке взялся джин, Дэн ловко откупорил бутылку и разлил его по черепкам. Саша с сомнамбулическим видом принял свою порцию, понюхал и с отвращением отвернулся.

- Ну, с богом, дорогие! - подняв свадебный "бокал", торжественно проговорил Дэн и выпил. Слегка помучившись, Дыболь чокнулся со своей возлюбленной, зажмурился и последовал его примеру.

Тряхнув головой, Саша открыл глаза. Прямо посреди землянки, по-восточному скрестив ноги, сидел его старый знакомый - Джин - и лукаво улыбался.

- Джин! - не веря своим глазам, гаркнул Дыболь и от неожиданности даже отбросил от себя черепок.

- Собственной персоной, - подтвердил старичок. - Ну что, Санек, нагулялся?

В голове у Дыболя все мгновенно перевернулось, а затем встало на свои места в идеальном воинском порядке.

- Да! - выдохнул он.

- И чего же ты хочешь? - спросил Джин, свивая пальцами в косицу жидкую бороденку.

- Домой, - хрипло проговорил Саша. Он сделал это так, будто у него от ледяной воды заломило зубы. - Домой хочу! - Затем, вспомнив о своих жене и тесте, он безумным взглядом посмотрел на них и добавил: - Нас трое. Все вместе домой.

- Всех вместе нельзя, Санек, - покачал головой Джин.

Дыболь импульсивно обнял Луизу за плечи, ударил себя в грудь кулаком и пояснил:

- Это моя жена.

- И с женой нельзя, Санек, - с искренним сочувствием в голосе ответил Джин. - Здесь - пожалуйста, живи сколько влезет. Я вам и свадебный подарочек прихватил. Скромный, но со вкусом. А домой только один. Ничего не поделаешь.

- Как же? - растерянно проговорил Дыболь. Ох как тошно сделалось ему от слов Джина. Никогда в жизни Саша не испытывал такого желания крикнуть: "Да! Да! Да!" и такого стыда за свое желание. Но Джин вдруг тихонько произнес:

- Они местные, Санек. Ты улетишь, и их не станет.

- Как? - потрясенно вымолвил Дыболь и посмотрел на Луизу. Его возлюбленная сидела скромно опустив глаза, а ее папа смотрел в стену и насвистывал какой-то легкомысленный мотивчик.

- Ну что, будешь один возвращаться? - торопил его Джин.

- Да, - ни секунды не колеблясь, ответил Саша и еще раз украдкой взглянул на Луизу, чем, скорее всего, заставил перевернуться в гробу самого Шекспира, когда-то написавшего: "У всех влюбленных, как у сумасшедших, кипят мозги."

- А как же любовь-то, Санек? - хитро улыбаясь, сказал Джин.

 

ЭПИЛОГ

 

ПОСЛЕДНИЙ ПОДАРОК ДЖИНА

 

Очнулся Дыболь на скамейке у озера. Он лежал, поджав ноги и по-детски подложив ладони под голову. Перед глазами у него волновалось под холодным пронизывающим ветром потемевшее Калитниковское озерцо. Рядом со скамейкой валялась пустая бутылка из под джина. Накрапывал мелкий дождь и было не по-летнему промозгло.

Саша поднялся на ноги, отшвырнул от себя пустой глиняный черепок, из которого он пил за собственное семейное счастье, и обнаружил, что переместился назад в том же виде, в каком его застал Джин в землянке - на нем были лишь жалкие остатки брюк. Обхватив себя руками за плечи, Дыболь побежал к скверу. Он на чем свет стоит материл Джина и на бегу думал, как без ключей от квартиры попасть домой.

Дело шло к вечеру, из-за непогоды в скверике не было ни единого человека, и только в поникшей от дождя, пожелтевшей листве безобразно гулял ветер. Бежать по раскисшей тропинке было трудно - разъезжались ноги. Один раз Саша подскользнулся и упал в лужу, что, впрочем, не добавило ему грязи. Для города вид у Дыболя был дикий и даже жуткий. Саша знал об этом и после стольких дней, проведенных в лесу, ощущал себя снежным человеком, случайно забредшим в цивилизованное место.

Неожиданно в конце тропинки показался человек, и Дыболь мысленно чертыхнулся. Он не без основания опасался, что его примут за маньяка или сумасшедшего и чего доброго вызовут милицию. Объяснять же стражам порядка, как он умудрился довести себя до такого состояния, Саша не собирался, прекрасно понимая, что подобная искренность приведет его прямиком в психиатрическую больницу.

Решив обогнуть прохожего, Дыболь еще раз всмотрелся в спешащую ему навстречу фигурку, и остолбенел. Это была Роза. Та самая девушка, которой он сделал предложение и получил отказ.

Балансируя на скользкой глинистой тропинке, Роза спешила к Саше и еще издали принялась подавать ему знаки. Одной рукой она прижимала к груди довольно большой сверток, другой же энергично помахивала в знак того, чтобы Дыболь остановился.

Подпрыгивая от холода, Саша поспешил девушке на встречу. У него не укладывалось в голове, как Розочка могла вычислить его появление на скамейке. Не менее странным ему казалось и то, что девушка вообще решилась выйти ему навстречу.

Они сошлись под железобетонной стеной Калитниковского кладбища и секунды три молча разглядывали друг друга. Роза была необыкновенно хороша. Ее огромные, по-коровьи влажные глаза смотрели на Дыболя с восхищением и любовью, и от этой странной метаморфозы Саше сделалось немного не по себе.

- Здравствуй, - сказала Розочка и наконец протянула продрогшему мокрому Дыболю сверток. - Завернись. Это плед.

- Сп-пасибо, - ответил Саша. Он тут же развернул сверток и с наслаждением укутался в толстый верблюжий плед.

- Пойдем, - не отрывая от него взгляда, сказала Роза, увлекая Дыболя за собой. - Ты же можешь простудиться.

Рука об руку они пошли по тропинке, и Саша, словно очнувшись от гипноза, вдруг подумал: "Все понятно. Опять Джин колбасит".

- Ты знаешь, - начала Роза. - Я поняла, что... что... В общем, я согласна.

Всего одна секунда понадобилась Дыболю, чтобы понять смысл этой таинственной фразы и принять решение. Даже не посмотрев на девушку, он быстро пошел вперед и добравшись до угла обернулся. Оставленная под дождем Розочка стояла там, где он ее покинул, и с несказанной скорбью и удивлением смотрела ему вслед.

- Мне надо подумать, - крикнул ей Саша. - Эти ж дела так не делаются. Я тебе позвоню.

Махнув Розочке на прощанье рукой, он галопом помчался к дому.

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
234388  2001-11-11 02:09:06
-

234390  2001-11-11 02:17:15
мндя....
- Эпиграф: "Легко догадаться, о чем думает простой человек - о простых вещах."

господи, есть ведь на свете счастливые люди...

Русский переплет



Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100