TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы
15 августа 2008

Александр Рыбин

 

 

                     Нужно быть действительно безумным, чтобы любить

 

В Этом городе новые ветры. Они сырые, они пахнут крышами и дорогами. Они гонят зиму из Этого города...

Укрывшись ночным светом и пушистым одеялом, я лежу между Этим городом и Космосом. Рядом со мной Она. Она спит...

Меня не интересует Ее прошлое. Не интересует Ее будущее. Но больше всего на свете я хочу, чтобы Ее настоящее принадлежало двоим,

только двоим

двоим и всё.

Я хочу, чтобы Её настоящее принадлежало только Ей и мне.

Пока мне везет...

В Космосе танцуют боги и духи. Демоны подгоняют кометы и поджигают им хвосты. Омон Ра на трехмачтовом корабле направляется к кольцам Сатурна. Он собирается украсть одно из колец, чтобы затем подарить его Афине Палладе.

В Этом городе ледяные скульптуры едят мороженное. Такси купаются в бассейнах с горячим кофе. Памятники собрались на набережной Томи и обсуждают предстоящее утро...

Я пью Ее сны. Они смешиваются с моей кровью. Незаметно для Нее вылезаю из-под одеяла. Аккуратно складываю вдвое ночной свет и накидываю его на Ее голову. Надрезаю кожу на указательном пальце своей правой руки. По каплям истекаю чудесной смесью крови и снов. Указательным пальцем правой руки рисую на стенах дома, где живет наше настоящее. У нас появляется свое небо цвета ультрамарин с белилами. У нас появляются друзья-художники, друзья-писатели, друзья-музыканты. У нас появляются часы, которые удерживают настоящее на месте и не позволяют ему стать прошлым...

Возвращаюсь к Ней, горячей и мягкой...

Она просыпается. Одеяло сползает c меня, как занавес со сцены...

Актеры неподвижно ждут реакции зрителей. Зрители восхищенно громко аплодируют. Мгновение, другое - на сцену летят букеты цветов. Актеры оживают, поймав несколько букетов, рвут их и осыпают себя лепестками. Затем выстраиваются "клином" и медленно двигаются в зал. Зрители цепляются за руки и ноги актеров. Воздуха не хватает всем участникам действа. По стенам скатываются влажные капли.

Сверху, с балкона, за происходящим наблюдает ангел с крыльями вместо рук и горящими свечами вместо глаз. Он тихо напевает что-то из Radiohead...

"Клин" распадается. Где актеры? Где зрители? Где представление? Где внимание? Занавес падает с потолка. Еще несколько секунд под ним что-то дрожит, затем полный покой. Занавес превращается в море во время штиля...

... Я курю, поднявшись на локтях, а Она рассказывает о рыбах, в которых тоскуют моря. Она читала о таких рыбах во сне. Три дня назад. А день назад Ей снились собаки в австралийской пустыне. Я напускаю дым в Ее рассказы...

Она резко меняет тему. Так резко, что у меня вываливается из пальцев недокуренная сигарета. Она говорит: "Жизнь - это мотылек, потому что она стремится к свету".

... Сигарета катится по полу...

Она говорит: "Моя жизнь стремится к яркому ослепительному свету. К свету, который согреет и проглотит тени моих страхов".

... На полу разбросаны книги, рисунки, рукописи, музыкальные инструменты. Сигарета закатилась на один из рисунков...

Она говорит: "Я много раз видела свет в других мужчинах. Но всякий раз, когда я пыталась укутаться в их свет, он оказывался просто словом. Словом из четырех твердых букв. А в буквы невозможно укутаться. Из них можно только построить стены, а потом жить за стенами. Но мне нужен мир. Мне нужен мир и свет, согревающий и спасающий. Сейчас мне кажется, что я вижу свет в тебе".

...Начинается пожар. Рисунки, книги, рукописи, музыкальные инструменты дразнят потолок оранжевыми, синими и зелеными языками...

Она замечает на моем теле остров. Потом еще один. Губами она изучает их рельефы. Я говорю ей про пожар, но Она мне не верит. "Не надо мешать географическим открытиям", - говорит Она.

Огонь разбивает окна и выпрыгивает на улицу. Я вижу, как он оставляет черные следы на снегу Этого города...

"Пойдем, я подарю тебе Этот город", - говорю я Ей...

Наше настоящее, забравшись на спину ангела, летит через Этот город...

Ангел по-прежнему напевает что-то из Radiohead...

Этот город родился из смерти, на Крайнем Севере, недалеко от того места, где Ледовитый Океан пьет реку Обь. Пять тысяч лет назад охотники с каменными, остро заточенными руками убили огромного мамонта. Утащить животное на место своего постоянного поселения они не смогли. Вместе с женами и детьми они основали новое поселение возле мамонта. Их солнце восходило между грязно-белых бивней, а заходило за густую, словно тайга, шерсть. 

Две тысячи лет назад в верховья Оби пришло племя людей с глиняными лицами. Они называли себя "настоящие люди". "Настоящие люди" ели сырую рыбу и сырое мясо. Они умели разговаривать с животными и растениями. Этот город испугался "настоящих людей". Встал на 15 тысяч своих ног и отправился на юг. Километры и годы складывались - из них состояла дорога.

...  До Нее в моей жизни была женщина, полная Ее противоположность. До Нее была Другая женщина. Между мной и Другой женщиной были дикие      

ужасно прекрасные           

нервные отношения.

Кровоточащие и слезоточащие отношения.

Я и Другая женщина пожирали друг друга. Вдохновляли и уничтожали друг друга.

Мы обладали диким и нервным счастьем.

Но Другая женщина устала. Она захотела покоя, который может дать только смерть. И она умерла. Она легла на дно двухметровой в глубину могилы и сожгла себя. Пепел Другой женщины долго стучался в мое сердце. Чтобы успокоить пепел и себя, я написал некролог, который начинался так: "Другая женщина говорила, что перегрызет ради меня горные хребты и выдавит лаву из потухших вулканов. Но... НО перерубило ее пополам, НО четвертовало ее, НО обрило ее налысо и вскрыло вены. НО - жестокое и немое, глухое и безглазое..."

...Вместе с Ней я могу обладать только одним счастьем - красивым счастьем. Счастьем, описанным в эпоху романтизма, воспетым русскими поэтами Золотого века. Счастьем, как его понимают приуральские ненцы[1]. Нервное и дикое счастье не для Нее. Потому что у Нее отсутствуют нервы, их заменяют тонкий слух и нежные губы. Потому что Она не умеет скакать сквозь метель или песчаную бурю на необъезженном облаке. Зато Она умеет очень убедительно рассказывать о слиянии двух душ...

Она говорит: "Если у тебя было счастье до меня, то забудь его. Счастье, которое было, недостойно мыслей и переживаний. Только счастье, которое есть, должно волновать человека. Тем более такого человека, как ты" Она делает два смысловых ударения: на словах "было" и "есть". Смысловые ударения рикошетят от стен близлежащих домов, царапают загазованный воздух и улетают в недоступную моим глазам даль...

История Этого города вновь лезет под руку, требует, чтобы записали накопленные ею века...

Четыре столетия назад Этот город нашел спокойное и красивое место на берегу Томи. Он удобно расселся на холме. Сложил себе из древесной коры юрту. Невысокую, но большую по площади. Все три тысячи ног Этого города - за время путешествия часть ног потерялась - умещались в юрте[2].

Спокойно и уютно было в юрте.

По солнечному свету очередного дня очередного лета приплыли мои предки. Приплыли на деревянной ладье. На носу ладьи - фигура змея жалящего воздух. Мои предки построили из прямых, тупых и острых углов крепость. Переселили Этот город в крепость. Оставили в крепости своих детей, как обещание когда-нибудь вернуться, и уплыли вслед за закатом.

В окружении углов Этот город почувствовал себя совсем спокойно, совсем уютно. За считанные годы обрюзг, обленился, перестал мечтать, что снова отправится в долгое путешествие. Зато стал много читать, писать, занялся музицированием и изучением фундаментальных наук.

... Снегопады сменялись дождями. Дожди - грозами. Облака то толстели, то худели. Маету сменял май. Декады закрывал декабрь.

... Этот город начал расти изнутри во вне.

...В Этот город я приехал автостопом. Пыльный и покрытый толстым слоем загара приехал. Она пришла в Этот город с Востока. Черноволосая и кареглазая, как и подобает пришедшей с Востока.

Встретились                                   под                                            бревнами.

на                                                 черепичной

склоне                                          крышей,

зимы                                               за

мы                                               зелеными

Она расстреляла меня взглядами. Я тяжело раненный повалился на Её руки. Заклинаниями на древнем языке и музыкой глиняной дудки Она излечила меня.

Я

и

Она

стали

МЫ.

 

Желания каждого из нас круто разворачивались. Оставался на языке легкий горьковатый привкус от того, что могло бы случиться, но точно уже никогда не случится.

Рука в руке.

Имя в имени.

Мысли мои в тебе.

Ты в моих мыслях.

Часто бывает больно от того, что ты открываешь дверь на улицу, а надо открыть меня.

.......................................................................................................................(Здесь я молчу, и Она молчит. Потому что здесь нам очень надо помолчать)............ ................................................................................................................

... Я смотрю на Нее, и у меня возникает желание взорвать окружающий мир. По-настоящему взорвать. Чтобы осколки в разные стороны. Чтобы огонь плавил металл и стекло. Чтобы чужие лица лопались. А затем руины, руины, руины и утренний туман стелился бы между ними. Ведь окружающий мир мешает мне смотреть на Нее. Окружающий мир то и дело отрывает мое внимание от Нее. То нужда, то дела, то вот гудки автомобилей. А мне бы просто смотреть на Нее и, чтобы Вечность давила со всех сторон. Я говорю: "Давай перевернем Этот город кверху тормашками. Пусть у нас под ногами будет тысячелетняя глина, пусть вместо близлежащих домов и зданий будут миллионолетние камни, давай?" Она сладко потягивается и берет меня в руки, словно флейту. Она играет на мне музыку, всю прелесть которой я пойму еще очень нескоро...

Сыпется снег. Автомобили и прохожие перемалывают его в грязь. Улицы быстро становятся жидкими и неуютными. Верный знак, что нам пора вернутся в домик из зеленых бревен. Где мы встретились. Где музыка, где краски, кисти, рукописи, книги. Там мы демиурги. Там сыпется снег, только когда мы захотим. Там наше настоящее чувствует себя спокойно и уютно...

И снова конец, и снова начало. Мы часто дышим. Одариваем друг друга улыбками и легкими поцелуями. На нас пристально смотрят глаза картин, картины глаз, картины, глаза. Они не осуждают нас. Они восхищаются нами, даже немного завидуют. Ангел, напевающий Radiohead, стоит на потолке. Огонь в его глазах дрожит. Кажется, ангел в чем-то неуверен. Я приподнимаюсь на локтях, чтобы задать ему вопрос. Но не успеваю. Ангел выбегает в другую комнату. Вскакиваю, гонюсь за ним. Она кричит мне вслед, Она прекрасно обнаженная: "Ты куда? А я?" Ее нагота, Ее ночные фантазии, Ее верность, наше настоящее царапают мою спину. В затылок вворачиваются шурупы. Оркестр играет "Прощание славянки". По стенам стекают соленые ручьи. Пол качается, будто палуба корабля в шторм. Индийская богиня Кама отрывает себе голову и играет ею в футбол. Мертвые птицы падают за окном. Пассажирские поезда сходят с рельс. В Африке наступает засуха. В Австралию циклоны приносят сорокаградусные морозы. Китайцы заживо съедают последних панд. Великие книги больше никому не нужны, они гниют на свалках и помойках, их жрут серые скользкие черви. Юпитер теряет силу притяжения, его спутники разлетаются по Солнечной системе. Черные дыры засасывают Туманность Андромеды. Вселенная перестает расширяться и начинает сжиматься...

Отрезаю себе указательный палец на правой руке, бросаю его в Её распахнутое настежь сердце - это моя клятва вернуться...

В другой комнате пустыня. Беру посох и ухожу в пустыню. Сорок лет веду сам себя по барханам и сопкам. Сорок лет без воды и без людей. Однажды ангел является ко мне. Он не напевает песни Radiohead. Вместо свечей в его глазах каменные таблички. На табличках одно и тоже предложение. На табличках написано: "Надо быть действительно безумным, чтобы любить"...

Она ждет меня сорок лет. Она верит мне сорок лет, поэтому совсем не стареет. Она по-прежнему выглядит и чувствует так же, как и сорок лет назад. Ее старость боится Ее верности. Это последнее, что я хочу написать здесь.

 

(весна, год 2008 от рождества Христова, город Томск, Она обнажено спит, а я снова пью Ее сны) 

 

 

 



[1] Здесь автор имеет в виду поговорку приуральских ненцев: "Нгарка нэ'' хибя  то'' мяд". В литературном переводе на русский это значит: "Счастье . это состояние человека, когда он находит свет в самую темную ночь и тепло в самый лютый мороз". Примечание ненецкого редактора.

[2] Остатки первой юрты этого города в начале 2008 года нашли новосибирские археологи. Они нашли их в книгах, написанных приблизительно в XVII веке.  Книги хранились в подвале здания, где в 20-ые годы XX века находилось управление ОГПУ по Алтайскому краю. Примечание краеведа.


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
293779  2010-09-25 10:11:49
Алексей Викторович
- "Она легла на дно двухметровой в глубину могилы и сожгла себя" - Это предложение не нужно подправить, как считаете? /

"Она расстреляла меня взглядами" - Корявенькое и бессмысленное описание. Только смешно от такой иллюзии. /

"Имя в имени" - Тоже коряво. Что за "имя вымени"? /

"Пусть у нас под ногами будет тысячелетняя глина, пусть вместо близлежащих домов и зданий будут миллионолетние камни, давай?" - Ненужный трёп, лишь словоблудие. /

"По стенам стекают соленые ручьи. Пол качается, будто палуба корабля в шторм. Индийская богиня Кама отрывает себе голову и играет ею в футбол" - Конечно, ясно, что автор хотел показать безумие, но чересчур это у него вышло. Есть предположение, что всё вышеуказанное - записки нетрезвого человека.

Прошу прощения за резкое суждение.

293810  2010-09-28 17:41:20
Вечаслав http://www.lopushnoy.ru/
- Помилуйте, да с чего здесь извинения? Вы верно все подметили!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100