TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение
Эмилия Русских

Дебют
15 августа 2008 года

Эмилия Русских

Расскажи мне про любовь, папа

 

Прозрачная сетка дождя накрыла город. Намокли дома, дороги, деревья, газоны. Воздух очистился от пыли, стало легче дышать. Женя открыла окно, и запах дождя проник в комнату. Дождь барабанил по стеклу, его брызги влетали через окно, на подоконнике образовалась быстро увеличивающаяся в размерах лужица воды. Но девочка не замечала этого, она зачарованно смотрела, как под речитатив дождя по мокрой дороге, набирая силу, помчался бурный поток, смывая грязь и пыль.

Щелкнул входной замок, и в комнату вошел мужчина лет сорока. " Папа, ты весь промок! Смотри, брюки мокрые до самых колен и рубашка!"- воскликнула девочка, увидев мужчину. " Ничего страшного. Сейчас переоденусь. А ты почему стоишь на сквозняке? Простыть хочешь?" - спокойно ответил он.

В небольшой трехкомнатной квартире номер восемь, на втором этаже старого двухэтажного дома жила семья Нечаевых. Отец, Николай Иванович, работал механиком на заводе. Там же, в отделе качества работала его жена, Лидия Федоровна. Их четырнадцатилетняя дочь Женя и шестилетний сын Слава жили между собой дружно и неплохо ладили. Размеренно, по заведенному порядку текла жизнь в квартире номер восемь.

Женя, наконец, заметила лужицу на подоконнике и старательно вытерла ее салфеткой. Дождь прекратился, и солнечный луч заиграл на мокрой листве тополя под окном.

-Женя, тебе пора Славика забирать из садика.

- Мама сказала, что сама сегодня заберет его, - ответила девочка.

Ей не нравилась ее обязанность забирать братишку из детского сада. Воспитательница Славика казалась ей приторно-сладкой, как дешевая карамель. Всегда о чем-то начинала спрашивать ее: а где мама, почему забирают не родители, что несовершеннолетним нельзя доверять детей. При этом у нее была привычка прижмуривать глаза и складывать губы бантиком. Каждый раз Женя старалась быстрее одеть Славку и уйти из группы.

Брат был крепкий мальчуган с головой круглой, как футбольный мяч, на которой волосы росли так густо, что стояли как щетка и не поддавались никакой расческе и укладке. В жизни Славика был один интерес -- футбол. Он готов был гонять мяч в любое время суток, в любое время года, где угодно и с кем. Остальное волновало его постольку поскольку. Зимой, когда трещали морозы, он ухитрялся играть в мяч дома. Результатом этого были разбитая любимая мамина ваза и остановившиеся навсегда настенные часы. Женя пыталась читать ему свои любимые детские книжки, но Славик слушал невнимательно и на самом интересном месте мог задать вопрос или подать реплику, из которой следовало, что его голова забита совсем другими мыслями.

Хлопнула входная дверь, и голос матери сердито произнес: "Не проходи в грязной обуви, чему вас только в садике учат?"

Мальчик не вошел, а влетел в комнату, где была Женя, и возбужденно проговорил: " Женька, если б ты видела, какой ручей текет о дороге, чуть не по колено. Мы с мамой еле-еле прошли". "Не текет, а течет", - поправила Женя. "Вечно ты поправляешь, - обиделся и надулся Слава, - не буду дальше рассказывать". Он сел с ногами на кресло возле своей кровати и стал небрежно листать какую-то книжку.

Женя покосилась на него, но не стала с ним мириться. Какое-то беспокойство и раздражение ощутила она, и ей не хотелось себя пересиливать. В последнее время в их доме что-то происходило, она чувствовала это. Когда вся семья собиралась под одной крышей, как будто электрические разряды насыщали атмосферу дома, казалось еще чуть-чуть, ударит молния. Но внешне все было как обычно, и посторонний человек ни за что бы не догадался, что в семье назревает конфликт. Но Женьку было не обмануть: громче обычного мать отчитывала Славку, гремела посудой на кухне, отец выходил из-за стола, оставляя на тарелке недоеденный ужин. Теплота в отношениях родителей куда-то исчезла. Они не ругались, но Женьке казалось, что лучше бы они это делали. Она не понимала, что происходит, и страдала. Девочка любила и отца, и мать. К отцу ее тянуло даже больше, чем к матери. Отец, подтянутый, с густыми как у Славки черными волосами, выглядел моложе своих лет. Больше всего Женька любила его улыбку и заразительный смех. Она тоже не могла удержаться от смеха, если отец начинал смеяться.

Девочка продолжала стоять у раскрытого окна, думая о своем, и рассеянно водя пальцем по стеклу. "Женя, закрой окно, сквозняк. Неужели надо напоминать о таких вещах, ведь ты уже большая", - с раздражением проговорила мать, входя в комнату. Женя оглянулась на мать и молча закрыла окно. Лидия Федоровна посмотрела на дочь, хотела еще что-то добавить, но сдержалась и вышла из комнаты.

Женя и внешне, и характером больше походила на мать: такая же светловолосая, голубоглазая, только улыбка и смешливость ей достались от отца. В школе у нее было мало подруг. Девчонки любили пошушукаться, посплетничать, а ей это было неинтересно. Ее прямота и искренность отпугивала и мальчишек, да и чувствовала она себя старше их. В последнее время ей стали нравиться мальчики из старших классов, особенно один. За ним, правда, бегала половина девчонок из старших классов, но это не мешало Жене мечтать о нечаянной встрече с ним где-нибудь в парке. Она с огорчением замечала, что этот высокий, стройный красавец смотрит на нее как на пустое место, когда она проходит мимо. Женя не была модницей, никогда не просила себе новых платьев и туфель у родителей. Волосы, стянутые резинкой в хвостик, были ее постоянной прической. Но сегодня она задумалась над своим внешним видом, и решила попросить мать купить ей такое же платье, как у этой задаваки Светки. Женя в глубине души всегда осуждала ее поведение. Ходит в школу расфуфыренная, как кукла. Волосы подвивает, в ушах сережки дорогие. Девчонки около нее вьются, подхалимничают, а она важничает перед ними, выступает как эксперт: сегодня вот это модно, а это уже не модно. Учится Светка неплохо, но без особого старания. И, хотя ей, как и Женьке, четырнадцать лет, выглядит она на все шестнадцать, и обращает на себя внимание не только мальчиков из старших классов, но и взрослых парней и мужчин. Женька сама видела, как с ней знакомился какой-то дядька. И Светка ничуть не смущалась, а что-то бойко отвечала ему.

Вздохнув, Женя пошла на кухню, где мать накрывала ужин на стол.

-Мама, ты помнишь Светку?

-Какую Светку?

-Ну, у нас в классе учится. Такая кудрявая.

-Может и помню. А что такое?

-Понимаешь, мама, она вчера пришла в школу в таком платье красивом.

-Светка твоя случайно не в бутиках одевается? - перебила ее мать. - Тут хоть бы на турецкое шмотье денег хватило. Женя, ты ведь не маленькая, неужели тебе непонятны такие вещи? У этой Светки мать два магазина держит, чего бы ей дочь не одевать как куклу.

-Так что же, я хуже ее? - сдерживая вдруг подступившие к глазам слезы, спросила Женя.

-Не хуже, но платья мы такого тебе купить не сможем. Ты старайся учиться получше, а не о платьях думай. Жизнь сейчас видишь какая трудная.

-Я только и слышу: учись, учись лучше, - задрожавшими губами проговорила Женя. - А зачем? Чтобы как вы с папой еле концы с концами сводить? Вот вы оба с высшим образованием? И что? Мы в отпуск на море один раз всего съездили, и то три года назад.

Она хотела продолжить, но обида нахлынула на нее, и теперь ей казалось, что это злосчастное платье -- самая дорогая и желанная вещь в мире для нее. Но мать не поняла, не почувствовала состояние дочери. Занятая своими мыслями, она сердито сказала: " Не хочешь, не учись. Будешь после школы у Светкиной матери в магазине продавщицей работать, если она тебя возьмет. Иди, зови отца и Славку ужинать".

-Не хочу ужинать. И вообще ничего не хочу, - девочка резко повернулась и ушла в ванную комнату.

Мать позвала мужа и сына к столу. Женя включила холодную воду и время от времени смывала слезинки, сами собой скатывавшиеся у нее по щекам. Ей и правда совсем не хотелось есть и никого не хотелось видеть.

- Женя, иди поешь, остынет все, - постучала ей в дверь Лидия Федоровна. Подождала, но ответа не услышала: "Ну, дело твое, останешься голодной".

Женя сидела на краю ванной, и ей казалось, что горше дня не было в ее жизни. Она дождалась, когда мать ушла из кухни, закончив все дела, и пошла в свою комнату с братом. Он уже лежал в кровати, повернувшись лицом к стене. Женя тоже разделась и легла в постель. Она смотрела на луну, заглядывавшую в окно. Луна была такая большая и яркая, что в комнате было светло от лунного света. Женя услышала через стену голоса родителей. Она прислушалась: говорил в основном отец, и только иногда мать. Жгучее любопытство охватило Женю, и она, накинув халатик, тихонько подошла к двери и приоткрыла ее. Голоса стали громче, и через неплотно прикрытую дверь родительской спальни донесся голос отца: ".я так жить больше не могу. Зачем нам жить под одной крышей, если у нас нет больше ничего общего, кроме детей?"

- Разве этого мало, Коля?- раздался голос матери.

-Не мало. Но я еще не старик, мне нет и сорока. Я имею право начать жить сначала, создать новую семью.

Женя услышала, как мать всхлипнула. Оглушенная словами отца она замерла на пороге своей комнаты.

-Как ты можешь так говорить? Я отдала тебе свою молодость, лучшие годы, родила двоих детей, и теперь ты хочешь бросить нас? Как я буду одна поднимать детей?

- Ну, во-первых, я разве тебе сказал, что бросаю детей? Славку я заберу. Чуть позже, когда все утрясется. Женька уже большая, тем более она девочка, ей мать нужнее. Через три года закончит школу и пойдет работать.

-А учиться дальше?

-Надо по одежке протягивать ножки. Знаешь сколько надо денег, чтобы выучить?

- Ведь мы с тобой оба хотели, чтобы она получила образование.

-Что ты мне все тыкаешь, что было, что хотели, - раздраженно сказал отец. - Хотел, а теперь перехотел: нет такой возможности. Чего витать в облаках? Тешишь себя иллюзиями, и дочь к этому приучила. Живет, как не от мира сего. Во-вторых, я оставляю тебе квартиру. Заберу только свои вещи.

-Коля, ты думаешь я не знаю к кому ты уходишь? - горько сказала мать. - Ну чем она лучше? Она не моложе меня, у нее есть дочь. Чем там лучше? Неужели только тем, что она торгашка, и у нее есть деньги?

-Брось приклеивать свои ярлыки, - взвился отец. - Она не торгашка, а предприимчивая, умная женщина. Кроме того, она прекрасная хозяйка и хорошая мать.

-Понятно, - тихо сказала жена. - Я, значит, плохая хозяйка и мать, и не предприимчивая. А ты какой? Ты хороший хозяин, отец, ты предприимчивый?

- Как я устал от твоих шпилек за пятнадцать лет. Ты прямая как палка. Если бы ты, я вот тебе сейчас скажу об этом в первый и в последний раз, была просто похитрее и погибче, я бы не ушел. Но ты же не изменишься. Ты на это не способна, и дочку также воспитала. Ты бы хоть о ней подумала, как она жить будет, какой мужик ее с таким характером терпеть будет.

-Коля, ты. - дальше Женя уже не могла слушать. В ушах у нее стучала кровь, а в голове звучали слова отца о ней "живет, как не от мира сего, прямая как палка". Она поняла вдруг, вот сейчас, что отец на самом деле никогда ее не любил, и это было так горько, так ужасно, что надо было немедленно сделать что-то, чтобы заглушить эту боль в сердце. Она тихо прикрыла дверь в свою комнату.

Дверь в спальню открылась, и родители увидели сонного Славика. Он смотрел на них не проснувшимися глазами, и показав рукой назад, сказал: "Женька на улицу ушла. Через окно".

.Женя открыла глаза и увидела белый потолок. Перевела глаза ниже и увидела капельницу, стоявшую около ее кровати. "Я в больнице, - поняла она.- Почему?" Попыталась вспомнить, но жгучая боль во всем теле заглушила все мысли. В комнату вошла медсестра, посмотрела капельницу: "Очнулась? Вот и хорошо. Скоро врач придет".

-Что же ты, девонька из окна выпрыгнула? Родители что ли довели? - Женя увидела, что она в палате не одна, у окна стояла еще одна кровать, на которой лежала сухонькая старушка, с любопытством рассматривавшая ее.

Женя вспомнила все. Оказывается, физическая боль не может заглушить душевные страдания. Ей хотелось кричать и плакать, но слез не было, боль высушила их, а на крик не было сил. Она смутно помнит, как приходил врач, о чем-то спрашивал. В сознании сохранилась только несколько его фраз. "Придут родители, будем решать вопрос об обследовании в областной клинике. Они смогу оплатить такое обследование?" - спросил он. "Не знаю", - тихо ответила Женя.

Врач ушел. Зашла медсестра и унесла капельницу. Приступ боли опять волной накрыл сознание девочки. Но даже в таком состоянии ее жгли слова отца. Она ждала его. Ей нужно было его увидеть, чтобы услышать, как любит он ее, как она дорога ему. Очнувшись, она увидела лицо матери. Постаревшее и измученное оно склонилось над ее головой.

-Женечка, девочка, как ты себя чувствуешь? Тебе очень больно?

Женя увидела, как бабка на соседней койке навострила уши, приготовившись слушать их разговор.

-Ничего, терпимо.

-Врач сказал, что все обошлось, ты скоро поправишься.

-Он сказал, что мне надо обследоваться в областной клинике.

-Нет, он сказал, что это необязательно, - мать прятала глаза от нее, и Женя поняла: у нее нет денег, чтобы заплатить за это обследование.

-Для тебя главное сейчас -- это покой, ты не расстраивайся, все будет хорошо. Папу послали в срочную командировку, но когда он вернется, то сразу к тебе придет.

-Да, да, - Женя прикрыла глаза. Мать опять лгала ей. "Тешишь себя иллюзиями, - всплыли у нее в памяти слова отца. -- И дочь к этому приучила".

Женя задумалась: "Иллюзия -- это ложь?" Но у нее не было сил додумать эту мысль до конца, боль снова накинулась на нее и стала жечь изнутри.

Шел третий день, как Женя лежала в больнице. Мать приходила каждый день после работы, кормила и ухаживала за нею. Третий день, пересиливая боль, девочка прислушивалась к шагам и голосам в коридоре, надеясь услышать родной голос. Но отец не приходил. Сегодня мать пришла со Славиком. Мальчик испуганно прижался к матери. Он не узнал в этой худой с пепельными волосами девчонке свою смешливую светловолосую сестру. Женя открыла глаза и неприязненно посмотрела на брата. Она помнила: отец хотел его забрать к себе. Чувство обманутой любви терзало девочку. Оно заглушалось только очередным приступом боли.

-Женя, вот Славик пришел тебя попроповедать. Он принес тебе гостинец. Слава, отдай, что ты принес Жене.

Мальчуган, все так же испуганно косясь на сестру, положил на ее тумбочку апельсин.

"Опять врет. Зачем врать? Славка никогда бы не догадался принести мне апельсин. Значит ложь -- это иллюзия правды. Вот оно что", - такие мысли пришли в голову Жене. Обида, негодование, ревность сплавились в одно чувство-ненависть к брату.

- Пусть он уйдет, я не хочу его видеть, - злобно сказала Женька.

Мать растерянно посмотрела на нее, но не стала спорить и вывела сына в коридор.

- Женя, он же ни в чем не виноват, за что ты на него сердишься? - сказала она, вернувшись назад.

Приступ злобы забрал у девочки последние силы, и она, закрыв глаза, ничего не ответила матери. Ей хотелось, чтобы она тоже ушла. Мать почувствовала это, и, вздохнув, вышла в коридор.

Бабка заворочалась на своей кровати, устраиваясь по удобнее. От этого звука раздражение с новой силой вспыхнуло в Жене.

- Женя, ты успокойся, все будет хорошо. Я взяла отпуск и завтра приду с утра, - мать погладила дочь по голове, но Женя не открыла глаз.

Прошел час, два, затихли шаги и разговоры в коридоре, стала похрапывать соседка по палате, а Женя все никак не могла успокоиться. Раздраженные нервы требовали разрядки, а сил кричать и биться не было. Приступы боли скручивали нервы и мышцы огненными жгутами, не давая девочке заснуть.

Вдруг Женя ощутила, как будто легкий ветерок коснулся ее лба, и боль стала отступать, сжиматься и превратилась в маленькую, размером с кончик иглы, точку, притаившуюся где-то под сердцем. Сквозь опущенные ресницы Женя увидела на стуле возле своей кровати светлое пятно. Она раскрыла глаза и увидела, что рядом с ней сидит женщина. Странным было то, что она казалась сотканной из тумана, но ее глаза, смотревшие на Женю с любовью и состраданием были очень ясные и живые. Женя почему-то почувствовала безграничное доверие к этой женщине, но ей стало все-таки любопытно узнать, кто эта незнакомка, и она спросила: "Вы кто?"

"Я - твой ангел-хранитель", - ответила женщина. Женя сразу опять поверила ее словам. Ей стало легче без приступов боли, и она захотела поговорить.

- А почему я вас раньше никогда не видела?

- Я всегда была рядом с тобой, а видеть меня не нужно.

- Я читала, что ангел-хранитель спасает от беды?

-Ангел-хранитель помогает человеку справиться с бедой насколько это в его силах, - глаза женщины сияли в полумраке палаты, излучая теплую волну, обдававшую Женю.

Девочка вспомнила, что она не одна в палате и посмотрела на соседнюю койку. Женщина ласково сказала: " Не бойся, меня никто не видит и не слышит, кроме тебя".

Чувство обиды снова напомнило о себе, закипая слезами в глазах. " Почему, почему папа." - она не смогла договорить, подавившись рыданием. Ангел-хранитель участливо смотрела на нее.

-Ты прости его, девочка. Прости и . забудь. Все обиды, которые человек наносит другим, возвращаются как бумеранг. Та обида, что нанес тебе отец, вернется к нему, поверь мне. А ты не терзай себя, прости его, и тебе сразу станет легче.

Но обида не хотела уходить из Женькиного сердца: "Почему я должна его простить? Он ни разу даже не пришел ко мне, а я его так ждала. Ведь я думала, что он любит меня".

- Он любит тебя, девочка. Пройдет время и ты поймешь это. А сейчас не думай об этом больше, постарайся забыть обиду.

- Почему взрослые так часто врут? Почему у них вместо правды только иллюзия?

Женщина грустно смотрела на Женю.

-В этом мире много несправедливости и зла. Но ты постарайся изгнать из своего сердца ту ненависть и злобу, что притаились там сейчас и ждут своего часа. Если б каждый человек сумел это сделать, то мир стал бы светлым и добрым. Забудь об обиде, прости отца, будь добра к матери и брату, и ты увидишь, что тебе станет намного легче.

Женя какое-то время обдумывала ее слова, а потом пошептала: "Я попробую".

Непреодолимый сон стал смыкать ее веки, и первый раз за эти три дня она заснула спокойным, крепким сном. Женщина печально смотрела на заснувшую девочку, а потом истаяла как легкое облачко.

Утром Женя встретила мать ясным взглядом своих огромных глаз на исхудавшем лице.

-Мама, ты передай этот апельсин Славику, я знаю, он их очень любит.

Мать с радостным удивлением смотрела на дочь. Лучик надежды пробился сквозь пелену отчаяния, охватывавшего ее последние три дня из-за бессилия облегчить страдания Жени хоть чем-нибудь.

-Как ты себя чувствуешь? Тебе лучше?

- Да. Ты не переживай, все будет хорошо, мама.

Лидия Федоровна вышла в коридор и позвала лечащего врача. Врач, увидев ясный и спокойный взгляд Женьки, удивленно покачал головой, задал несколько вопросов и ушел озадаченный.

-Я хочу томатного сока, мама.

-Конечно, я сейчас пойду куплю. Подожди, я быстро.

Когда мать через полчаса вернулась с пакетом томатного сока, Женя спала мертвым сном. Оторвавшийся тромб перекрыл легочную артерию.

На лице девочки разгладились морщинка между бровями и горькие складки возле губ. Спокойная и умиротворенная лежала она, простившая вас, взрослых, умеющих жить только иллюзиями.

 

 

 

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
283474  2008-09-01 22:28:38
Максим Есипов
- Рассказ совсем не понравился. Сравните рассказ с Ниточки - чувствуете разницу?

У Жени переходный возрастной период, а тут еще разлад в семье увы, бывает. Но написано об этом на мой читательский взгляд плохо.

Кстати: почему воспитательница Славика уставшая за целый день женщина, такая - язва? Хотя может и так:) Вот если б Женька уже заглядывающая на парней деваха постоянно опаздывала бы к 18:00 забрать братишку из детсада, то я бы поверил в занудливость воспитателя.

╚Размеренно, по заведенному порядку текла жизнь в квартире номер восемь.╩ - Женька уже чувствовала, что пролегла тень между родителями.

Женька модницей была изначально.

╚В ушах у нее стучала кровь╩ В висках

╚Женя включила холодную воду и время от времени смывала слезинки, сами собой скатывавшиеся у нее по щекам.╩ как-то по-татарски звучит предложение.

╚Жгучее любопытство охватило Женю, и она, накинув халатик, тихонько подошла к двери и приоткрыла ее.╩ Женька подошла к двери в ночнушке.

С ув. Максим Есипов.

283475  2008-09-01 22:29:50
В. Эйснер
- Уважаемая Эмилия!

С большим интересом прочитал Ваш рассказ. И скажу: он Вам удался. Верно, через внутрисемейные отношения, передана суть происходящих в обществе перемен, хороши диалоги, хорошо, верно и точно схвачены картинки за окном и внутренне состояние героини, хорош неожиданный ход с ангелом-хранителем.

И всё же рассказ весьма напоминает школьное сочинение на заданную тему. Удачное в данное случае.

В тексте много штампов и затёртостей типа: "лучик надежды", "сетка дождя", "непреодолимый сон". Есть и корявости: "он смотрел на них не проснувшимися глазами", "спала мёртвым сном". Вообще выражение "спит мёртвым сном" означает скрее очень крепкий сон, чем смерть, не так ли?

И последнее: Я, человек пожилой, не смог бы "убить" героиню, молоденькую, только начинающую жить девочку. Впрочем, это не в упрёк Вам, а просто так...

За Ваш текст я голосовал, это хороший дебют. Я Вас поздравляю и желаю дальнейших удач в нелёгком литературном труде.

С уважением, В. Эйснер.


BACK

 

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100