TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Лана Райберг

 

 

Пальто от Маленького.

 

 

Однажды в выходной я, подверженная внезапным приступом немедленно во всём доме навести порядок, выволокла из кладовки раздвижную лестницу, с риском для жизни забралась на самую верхнюю ступеньку и с ворчанием стала сбрасывать с антресоли на пол разную всячину, которую мы сначала бездумно запихиваем под самый потолок, а потом сортируем, решая, что идёт в помойку, что родственникам в Россию, а что ещё самим пригодится. Обезумевшая то ли от невыносимой Нью-Йоркской жары, то ли от выпитой чашки кофе, четвёртой по счёту- так я пыталась выдраться из ленивой спячки и стимулировать мозговую деятельность- я распалилась не на шутку, обвиняя домашних во всех смертных грехах- лености, неорганизованности, праздности, распущенности, как √то забыв учесть, что в квартире проживает только два человеческих индивидуума, один из которых- автор собственной персоной. Досталась даже невинным кошкам, которые забились под диваны и испуганно шипели, когда шлёпались о пол журналы и коробки с одеждой. Муж благоразумно молчал, увлечённо уставясь в телевизор. Наконец я уселась на пол среди раскиданного барахла и принялась сортировать вещи, продолжая бубнить и причитать.

Развязав очередной пластиковый пакет, я извлекла на свет божий необъятного размера бывшее когда-то шикарным мужское пальто из великолепной тонкой шерсти цвета зрелого персика. У меня у самой когда-то было похожее, югославское, стоившее четыре моих месячных зарплаты, на которое я потратила было все сбережения, назло свекрови и обстоятельствам. Пальто то долго согревало мою душу и тело, оранжевым свечением раскрашивая серость холодных ноябрей и будней. Благодаря ему я чувствовала себя роскошной и удачливой, вопреки всему. И сейчас я поднесла к лицу тёплый комок, пахнущий пылью и чужим прошлым, похожим на моё... Потом я влезла в его полуистлевшее нутро, исследовала подъеденные молью бока и наступая на длинные полы, явилась в гостиную этаким огородным чучелом.

Но с собственной вредностью справиться трудно, и подавив в себе инстинкт исследователя, я продолжала играть

1

роль сварливой жены.

- Где ты выкопал этого монстра? - я распахнула необъятные фалды и продолжила- Зачем хранить никому не нужную гадость?

Немедленно одевайся и вынеси сие чудо на помойку, в доме и так нет места от всякого мусора...

- Это не мусор и не гадость!- неожиданно взвился всегда невозмутимый Олег. Отдай сюда! Он буквально стащил с меня пальто, бережно уложил его обратно в пакет и тихо сказал- Это Маленький мне подарил, когда я уезжал в Америку. Я хочу его сохранить. На память.

Я недоумённо спросила- А кто такой Маленький, ты мне никогда о нём не рассказывал. И почему пальто такого огромного размера?

C этого момента тень неизвестного мне гиганта замаячила во всех аспектах нашей нью-йоркской жизни. Очевидно, я опять ненароком зацепила какой-то механизм, раскручивающий пружину памяти. И призраки прошлого прочно и естественно поселились рядом с нашим сегодняшним бытием, не обременённым излишками общения. Олег стал постоянно упоминать кличку давно не виденного друга, оставленного в молодости и в снежном Питере десять лет назад. Я выяснила, что Маленьким его ласково прозвали близкие друзья, с долей доброй иронии и любви. Слоноподобное существо выглядело свирепо- я видела фотографию, такой настоящий боевой бычок с характерными складками на бритом затылке, с мощными волосатыми руками. Характером он обладал кротким и мягким, самозабвенно любил друзей и кошек. Маленький ненавидел конфликты и всячески стремился их избегать. Он не ругался матом, никогда никого не оскорблял, а любую проблематичную ситуацию решал с помощью коронной магической фразы- Иди поссы... Лаконизм фразы вкупе с устрашающей внешностью действовали безотказно- не успевшие зарваться хулиганы, хамы и воинствующие интеллектуалы срочно ретировались, без боя признавая своё поражение.

Однажды только наш герой, посылавший √поссать- всех направо и налево, нарвался на неприятности. Как-то раз,

 

2

поддавшись поветрию времени и желанию заработать,

Маленький собрался в дружественную Венгрию на заработки. Заботливая мама, обладавшая связями и возможностями добыть дефицитный товар, набила для начинающего челнока кубиками-рубиками, мылом , заводными цыплятами, тёплыми подштанниками и электрогрелками две необъятные сумки. В поезде Маленький немного расслабился. Он выпил энное, неустановленное количество спиртного и автоматически послал -поссать- какию-то шумную компанию. Эффект оказался печален и непредсказуем.

Пьяного грубияна побили, к тому же, пользуясь численным преимуществом, у него отобрали весь

товар, а также деньги и паспорт. Я представила себя в положении человека- в чужой стране, где нет ни единого знакомого, без денег, билета на обратную дорогу и без документов...Бр-р-р !

 

Как бы вы выпутались из этой истории, дорогие дамы и господа?

Наш протрезвевший герой, придя в себя на вокзале города Будапешта, не долго оплакивал кражу заводных цыплят. Закалённый в борьбе с разнообразными невзгодами, на которые так богата Российская земля, он сразу же нашёл верное решение. К тому же, сообщу по секрету всем известную истину, что голод не тётка, и именно вот эта-то первостатейная потребность частенько бывает двигателем как выживания, так и прогресса. Умывшись в вокзальном туалете, Маленький отправился осматривать незнакомый город. Наслаждаясь красотами столицы, он походя нашёл приличиствующую случаю гостиницу √ не замухрыстенькую и не слишком шикарную. Спросил администратора и кое как объяснился с ним, на чудовищной смеси русского, польского и английских языков.

В этом месте повествования Олег торжествующе посмотрел на меня и припечатал - И маленького БЕСПЛАТНО поселили в номере на неопределённое время с правом два раза в день БЕСПЛАТНО есть в ресторане при гостинице.

- Погоди,- заволновалась я,- А-а-а-как? За что? Что он им

 

3

обещал? Я то помню из моего советского прошлого, что

частенько и за деньги невозможно было поселиться в желанном комфорте и приходилось коротать тягостные ночи на вокзале, среди храпящих пьяных и орущих младенцев. √ За что?- взвыла я. Олег выдержал эффектную паузу √ А Маленький просто попросил гитару и сыграл им.

- Он что, музыкант?-глупо спросила я. В образ балагура, пьяницы и тусовщика вплелась ещё одна нить.

- Да, и ещё какой, √ гордо хвастался талантами приятеля муж.- Маленький обалденный блюзовик. В музыкальной тусовке у него была кличка Опытный, у него потрясающий вкус, и все тащили к нему свои песни на совет и одобрение. Помню, как-то раз он не пустил в квартиру Гребенщикова...

- Самого Гребенщикова?- не поверила я.- Ну и что?- продолжил Олег. Тогда ещё он не был знаменит, рок только зарождался, и все теперешние звёзды были рады, если их приглашали поиграть в заштатном колхозе бесплатно. Так вот,- Олег метнул на меня сердитый взгляд,- мы только собрались на кухне, чтобы выпить- я, Маленький, Цой и Кинчев, а тут звонок. Маленький пошёл открывать, а там Гребенщиков...

- Ну и что? √ подстёгивала я слишком неторопливого рассказчика.

- Ничего, √ пожал плечами Олег. Маленький его не впустил. Сказал, что жутко занят, вернулся на кухню с кассетой, которую мы слушали позже, когда напились.

- Да,- вернула я в нужное русло повествование. √А как же та история?

- Ничего. Он позвонил маме в Питер, а пока мама выправляла для него новый паспорт, спокойно себе жил в Будапеште, играл каждый вечер в ресторане за стол и проживание. Потом к нему в номер подселили такого же обобранного туриста , жившего в гостинице в кредит и ждущего денег и документов из родного Берлина. К немцу первому пришло спасение и он на радостях, уезжая, оставил товарищу по несчастью тысячу долларов.

- Тысячу долларов! √ изумилась я. √ Щедрый немец какой!

- Но Маленький не долго радовался,- остудил мой пыл Олег. √ В тот же день у него эти деньги и спёрли. На двухразовом питании не очень то разгонишься, Маленький схватил двадцак, побежал в магазин, а когда вернулся, оставленные на столе в номере деньги

4

как корова языком слизала.

Я очень расстроилась за украденные не у меня лет пятнадцать назад деньги. Просто представила, как человек обрадовался и какой облом испытал позже. Подарил бы мне кто, ну не тысячу, а хотя бы стольник...Не дождёшься, так и норовят тут все обмануть и обобрать, начиная от разнообразных компаний и кончая близкими знакомыми...

Оставлю отступления, закончу затянувшийся рассказ. Маленький благополучно вернулся в родной Питер, вызывая здоровую зависть у приятелей рассказами о том, как он бесплатно полтора месяца прожил в столице Венгрии в центре города в неслабой гостинице, играл в ресторане и завлекал девушек.

В квартире сгустились сумерки. Незаметно наступил вечер.Олег замолчал и загрустил. Казалось, что кто-то ещё присутствует в квартире- вот в зеркале мелькнула какая-то тень. Я встала с дивана, заглянула в овальную глубину- в зеркале отражался кусочек окна и крыши домов. Кроны деревьев раскачивал ветер. Я опустила жалюзи, зажгла лампу под оранжевым абажуром, налила два бокала вина и уселась на прежнее место. Мы немного помолчали и я попросила- Расскажи, как у тебя очутилось пальто Маленького.

Олег встрепенулся и продолжил рассказ.

 

Когда он уезжал в Америку, в Пулково его поехали провожать только Маленький и Чоп, самые близкие дружки. В аэропорту Маленький, оправдывая свою вторую кличку, стал давать будущему эмигранту советы. Совет номер один,- наставлял он- когда будешь покупать что-либо ТАМ, никогда не переводи доллары на рубли. Ты будешь ужасаться от того, сколько стоит хлеб или пакет молока. Второй совет- если кто-нибудь тебя пригласит в ресторан, не стесняйся в конце попросить √ браун бэг-, то есть коричневый пакет, в которую складывают недоеденную тобой пищу. Там это не считается жлобством, а этой еды вполне может хватить на весь следующий день. И последнее, если придётся совсем туго, покупай в супермаркете кошачьи консервы, они недорогие и вполне приемлемы для еды.

Объявили посадку, друзья обнялись, скрывая слёзы. Внезапно Маленький, будучи на две головы выше Олега и раза в три

5

толще, повинуясь сентиментальному порыву, содрал с себя шикарное пальто, насильственно одел его на Олега, прямо поверх куртки, и ещё торжественно вручил две пачки Беломора. Он сказал: - Носи, Олег, пальто, в Америке сейчас такие модно. Олег обнял его и сказал: - Я тебе привезу оттуда в подарок другое. Маленький грустно улыбнулся и ответил: - Навряд ли. Я чувствую, что мы с тобой больше не свидимся. Так они расстались.

 

Олег помолчал, потом засмеялся и сказал: - А знаешь, мы с Маленьким особенно сдружились после того, как я ему перешил трусы. Он как-то пожаловался, что кто-то из знакомых привёз ему из Нью-Йорка шикарные трусы, синие с красными надписями в интимных местах- Кока Кола. Маленький очень горевал, что трусы малы и он их только показывал приятелям и подружкам. Олег мигом их распорол и расширил, вставив в бока широкую атласную ленту. Маленький очень гордился этой деталью своего гардероба и обожал шокировать проходящих в гости дам. А ещё он был наркоман, но наша история не об этом.

Олег закончил свой рассказ, и я представила его в аэропорту Джона Кеннеди в длинном, не по росту пальто, похожим на Чикагского ганстера, выпадающим из суетливой и растерянной толпы свежеприбывших эмигрантов. Вот Олег закурил Беломор, и к нему мгновенно бросились стоящие неподалёку копы (полицейские), с требованием прекратить курить. Они даже конфисковали Беломорину, долго её нюхали, очевидно, пытаясь определить, наркотик это или нет, подозрительно осмотрели странную личность, но на этом их претензии закончились- к Олегу подошёл прилично одетый мужчина.

Мы опять помолчали и я спросила- А где он сейчас? Почему ты ему не звонишь, не пишешь? Послал ли ты ему ответный подарок, как обещал? Олег встал с дивана, и уже выходя из комнаты, на ходу бросил: - Нету Маленького. Убили. Вскоре после того, как я уехал. Кто, за что, никто не знает. Нашли зарезанным на улице, недалеко от дома.

Я опешила. Мне показалось, что я тоже потеряла кого-то родного и близкого. Встав, я опять вытащила из шкафа складную лестницу, разыскала на антресолях засунутое в коробку пальто, встряхнула его, определила на деревянные плечики и повесила в

6

шкаф.

 

У нас на телевизоре уже второй год, с тех пор, как ко мне переехал Олег, покоится пыльная тюбетейка. Я безуспешно боролась с этой деталью интерьера, пытаясь определить её в шкаф, но муж свирепо защищает своё сокровище. Я смирилась и боюсь спрашивать, кому она принадлежала.

 

 

Август 2002. Нью-Йорк

 

 

Сон Веры Павловны,

навеянный выступлением Жириновского

 

 

Старинная лампа с шёлковым абажуром, расписанным драконами, распространяла вокруг себя уютное оранжевое свечение. Плоский Панасоник, последнее достижение науки и техники, нахально съевший львиную долю накоплений четы Дроздовских, тихонько бубнел голосом Гонопольского. Вера Павловна, шаркая тапками, неторопливо сновала из кухни в жилую комнату. Когда она попадала ногой на четвёртую от двери половицу тщательно выскобленного и отлакированного паркетного пола, та прогибалась под тяжестью её тела, и абажур на лампе тихонечко покачивался, перемещая освещённый круг по комнате, как гигантский солнечный зайчик. В поле его зрения попадали то хрустальная ваза, с риском конфискации вывезенная из советского ещё Саратова и торжественно установленная на самом видном месте, то коллекция расписных матрёшек в серванте, ностальгическое воспоминание о московском Арбате- когда-то именно там Вера Павловна, будучи на экскурсии, свела с ума Семёна Петровича, рязанского паренька, приехавшего покорять столицу...Он последовал за ней в Саратов, теперь вот сюда, в этот чёртов Нью-Йорк, но везде дражайшая супруга умудрялась создать уютный быт..

 

Семён Петрович сонно потянулся в кресле, поправил на носу свалившиеся очки и хрипло пробормотал- Чайку бы, Верушка...-Сейчас, сейчас,- расторопная жёнушка уже расставляла на низком стеклянном столике чашки с ароматной жидкостью, сахарницу, вазочку с печеньем. Закончив сервировку, она прилегла на диван, прикрыла ноги клетчатым пледом и вкусно захрустела печеньем. Семён Петрович шумно отхлебнул из своей чашки, потянулся к пульту и прибавил звук.

Вера Павловна вздрогнула, она чуть не расплескала чай из своей чашки, на поверхности которого испуганно затрепетал золотой ломтик лимона- прямо на неё, ощерив рот, уставилось с экрана телевизора увеличенное лицо Жириновского. Он темпераментно вещал, отчаянно жестикулируя рукой. Казалось, в комнату полетели брызги слюны...-Выключи,- жалобно попросила она мужа. √ Подожди, Вера,-раздражённо бросил внезапно подобравшийся в кресле супруг. √Дай послушать этого клоуна. Интересно говорит...

Вера Павловна отставила чашку и устало прикрыла глаза, откинувшись на подушки. В мозг жужжащим сверлом ввинчивался визгливый голос Владимира Вольфовича √ Наступают, нас окружают!

С запада лезут черномазые, а с востока узкоглазые! Надо сохранить русскую нацию!Бить гадов!...А какая разница, как убивать! Почему газом негуманно? Как раз-таки очень эстетично, во всяком случае вдова получит труп! Ей будет что хоронить. А разорвать на части, это гуманно? Смерть вообще негуманна, а нам надо выжить! Или они нас, или мы их!

Вера Павловна полетела в какой-то глубокий колодец, но и там её преследовали назойливые, как осы, пугающие слова Жириновского. Она пыталась отключиться, заставить себя думать о чём-нибудь другом, но не могла. Её уютный, спокойный и привычный мир был взорван, нарушен и растоптан пугающими фантомами возможного страшного будущего, нарисованного глумливым воображением лидера ЛДПР...Она долго, долго летела в колодец, стены вокруг неё кружились в безумном хороводе, и, отключаясь, Вера Павловна ещё успела слабо подумать- Умираю...

 

Вера Павловна проснулась оттого, что на ногах у неё лежало что-то тяжёлое. Она пошевелила ногой, и жуликоватый кот Васька, оранжево-полосатый, лениво соскочил на пол, потянулся, открыл розовую пасть и хрипло сказал- У-У-Р-Мяу! Это значило, что Васька хочет есть и не отстанет, пока не получит мисочку своих любимых консервов. Вера Павловна спустила ноги вниз, нашарила тапочки, накинула велюровый халат и сонно зевая, поплелась на кухню. На кухне её ждал сюрприз. Узкое высокое окно крест-накрест было заклеено полосками бумаги. В сердце кольнуло. Тут была ещё и вторая странность- нигде не обнаруживалось следов Семёна Петровича. Вера Павловна хотела спросить его, что значит это заклеенное окно, но не нашла мужа ни в ванной, ни у телевизора...Окна во второй комнате тоже оказались заклеены. Вера Павловна с опаской подошла к окну, выглянула в незаклеенный кусочек и ещё раз удивилась. На улице не прохаживалась гадкая Раиса Артольдовна с пятого этажа со своей облезлой полулысой болонкой- а ведь было уже пол-десятого! Не было и других собачников, не таскал из подвала мешки с мусором их супер- безымянный югослав, не говоривший ни-по английски, ни по русски. А сегодня ведь пятница! Улица была безмятежно пуста! Только ветер гнал пустые полиэтиленовые пакеты и за поворотом виднелось какое-то сооружение.

 

Вера Павловна не находила ответа на все эти непонятности. Она пошла на кухню, чтобы заварить себе кофе и покормить назойливого кота, но все шкафчики были пусты! Холодильник сиял девственной чистотой, только к нижней полке прилепился полуувядший листик салата...Из растерянности её вывел звук поворачиваемого в замке ключа. Она буквально бросилась на шею входящему мужу.-Сеня! Где ты был, и что это всё значит? Всегда такой ласковый, спокойный и уверенный, её Сеня находился в состоянии, близком к истерике.

-Ну, ты, старуха, даёшь. Тут такие дела, а ты дрыхнешь...( Старухой он её называл только в моменты крайнего волнения, и она его простила ввиду чрезвычайности ситуации)

-Пока ты там у дочки по прериям скакала ( Вера Павловна только вчера вернулась из Техаса), у нас тут в Нью-Йорке такие дела творятся! Блумберг ещё вчера бежал на захваченном в магазине велосипеде, власть захватили чёрные! Белых хватают и бросают в тюрьмы, устраивают что-то вроде концентрационных лагерей, школы и все годарственные учреждения ,закрыты...Кто мог, бежал. Белые покидают город, прячутся в подвалах. Некоторые сопротивляются-из добровольцев создаются отряды, которые пытаются защитить свой район. Всё пропало! Кругом только чёрные, китайцы и испанцы...Вера Павловна смотрела на мужа широко открытыми глазами, придерживая на груди ворот халата.

- А может, нас не тронут? Мы же не евреи?- с надеждой спросила она.

-Дура!- плевался кипятком всегда невозмутимый Семён Павлович. Причём тут евреи-неевреи. Мы белые, понимаешь, белые!- Ну и что?-Вера Павловна никак не могла принять страшную действительность.

 

Через полчаса они покидали квартиру, не взяв ничего из вещей, чтобы не вызвать подозрений. Как могли, они загримировались под чёрных. Семён Павлович раздобыл где-то жуткие парики-чёрные волосы заплетены во множество спутанных косичек. С отвращением напялив эту гадость на голову, Вера Павловна с не меньшим ужасом облачилась в широченные джинсы, гармошкой опускавшиеся на старые кроссовки. Щедро загримировав лица тёмной тональной пудрой и подняв воротники курток, они вышли во двор. Васю они оставили в подъезде, здраво рассудив, что в квартире он умрёт от голода, а так, пусть мышей ловит... На углу, у русского супермаркета, который зиял выбитыми стёклами и заколоченными дверями, Вера Павловна оглянулась. Васька сидел у подъезда и напряжённо смотрел им вслед. Пятиэтажный дом скалился мёртвыми провалами окон. Стараясь не разрыдаться,она поспешила за мужем. Странно, метро работало. В полупустом вагоне они домчались до Манхетенна. Чёрный мужчина, огромного роста, одетый в длинный балахон и крест на груди, шёл по вагонам, громовым голосом вещая о том, что всё зло в мире идёт от белых и призывал их уничтожать.На соседней лавке расположилась компания китайцев, которые расселись далеко друг от друга и переговаривались высокими голосами на визжащих нотах. Они подозрительно осмотрели скрюченные фигуры беглецов, которые усердно изображали наркоманов, но не тронули. Их визг вызвал у Веры Павловны головную боль и желание взять автомат и перестрелять их всех к чёртовой матери. Она сама испугалась таким мыслям.- А как же братство народов?, мелькнуло в голове, но размышлять было некогда. Поезд дальше не шёл. Манхеттен лежал в руинах. Догорали здания. Разнузданные толпы громили магазины и растаскивали мешки с награбленным. Двое чёрных тащили отчаянно упирающуюся и визжащую белую девушку в приличном

приталенном пальто. Никто не спешил ей на помощь. Семён Павлович, согнувшись, нырнул в какой-то подъезд, спустился по ступеням вниз, толкнул тяжёлую дверь и они очутились в подвале. В дальней комнате на цементном полу сидела горстка людей. Вера Павловна насчитала пятнадцать человек. Все были страшно перемазаны. Кто-то косил под чёрных, кто-то под китайцев, и одеты люди были соответственно...

Разрабатывался план, как выйти из города под покровом темноты в более безопасный Нью-Джерси. Вера Павловна страшно утомилась от всех этих приключений. Она прилегла за мусорным бачком на какие-то тряпки, и задремала, слушая сквозь сон споры - будет ли глобальная война между цветными и белыми, исчезнет ли с лица Земли белая раса, стоит ли сопротивляться или ассимилировать, раствориться, смешаться с китайцами, чёрными и выведется ли новая общность людей и исчезнут распри, так как все будут выглядеть одинаково... Уже засыпая, она попыталась представить себе, как если бы её заставили выйти замуж за маленького узкоглазого китайца с кривыми ножками- такой китаец на их улице собирал баночки из-под пепси-колы- и содрогнулась от ужаса...

 

 

 

Солнечный лучик коснулся щеки, побежал по лицу и пощекотал в носу. Вера Павловна чихнула, открыла глаза и несколько секунд не могла придти в себя. Потом она спустила ноги с дивана, нащупала ими тапки и оглянулась. Как она могла так опрометчиво заснуть на диване! А Семён Павлович спит в кресле. Очки на полу, и к ним уже подбирается шаловливый Васька. Опять загонит куда-нибудь, не найдёшь. √Брысь,!-она замахнулась на кота газетой. Телевизор идёт, по русскому каналу показывают мультики. Она посмотрела на окна, в которые радостно врывался солнечный свет. √А почему они не заклеены?- и вдруг догадалась-Боже мой, ну надо же, какая чушь приснилась! Вот муж посмеётся, когда расскажу! Она побежала на куню инспектировать холодильник. Полки ломились от еды- колбаса, сыр, масло- чего тут только не было! Васька настойчиво тёрся об ноги, Вера Павловна обнаружила, что закончились кошачьи консервы, быстро оделась и вышла на улицу. Привычно, уже с самого утра, возле подъезда восседала на складных стульях вся их пенсионная команда.

Одна высокомерная дура Раиса Артольдовна прогуливала свою вредную болонку в полном одиночестве. Поравнявшись с ней, Вера Павловна радостно и сердечно поздоровалась. Раиса Артольдона удивлённо приподняла левую бровь. Радостно чирикали воробьи... На углу копался в мусорном бачке старый китаец. Вера Павловна поймала его взгляд- напряжённый и недобрый. Она вздрогнула и поспешила укрыться в спасительном нутре русского магазина...

 

 

Январь 2003.Нью-Йорк.

lana Rayberg

!514 West 11 street

# A8, Brooklyn,NY-11204

Olegmi@Aol.com

 

Tel.1-718-837-7208

Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
264998  2005-05-18 11:02:20
Андрей
- Восхитительный рассказ про "Маленького" Получил истинное удовольствие, спасибо автору!

Русский переплет


Rambler's Top100