TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Александр Прохоров

 

ПЛЕТЕНЫЙ РЕМЕНЬ

День выдался классный, а вечер был вообще особенный! Идешь по родному Питеру ≈ весна, сирень цветет и настроение такое, что всех людей на свете любить хочется! Молодежь то там то здесь подает голоса, сидят на спинках лавочек, тусуются, и такое ощущение, что всем хорошо! Что стоит к любой компании подойти ≈ и тебя потащат с ними выпить, а потом пойти к кому-то в гости, и там будет здорово, интересно, весело... А может быть, будет что-нибудь неожиданное?

В тот вечер я и встретилась с мальчиком... Об этом, собственно, и весь разговор. Нелепая получилась история. Я шла по Невскому, глядела по сторонам и, конечно, заметила, как он выворачивает в мою сторону шею ≈ того и гляди, наступит в лужу или с кем-нибудь столкнется: смешной, белобрысый, молоденький. Через некоторое время оказалось, что он не только шею выворачивает, но и курс свой вслед моему держит и даже галсами обходит. В этом преследовании не было ничего опасного или неприятного. Было ли это лестно? Видимо, нет. Настроение было хорошее ≈ весна, а все остальное ≈ по фигу! Когда он приблизился снова, делая вид, что не замечает меня, мне стало жаль его, и я, игнорируя толпу, сказала: "Молодой человек, как вам не стыдно преследовать честную женщину!" В течение нескольких мгновений он не мог понять, что это шутка, но, видя, что я улыбаюсь, подошел, благодарный за то, что я помогла ему побороть робость и завести разговор. Так странно: он говорил такие забытые слова, как школа, класс, последний звонок. Я слушала, и мне казалось, что со мной это было так давно... или недавно? Пока он болтал, я вспомнила свой выпускной бал, как мама всю ночь шила мне белое платье, потом в доме собрались ее друзья и ждали меня до ночи за столом. А я пришла только под утро, и на платье была дырка, прожженная сигаретой. Я вспомнила, как плакала мама и как она крикнула, что ненавидит меня за то, что я такая же, как и мой отец. Но боли уже не было, даже обида на мать прошла ≈ с той поры произошло так много новых обид, что старые притупились. Впрочем, про обиды вспоминать не хотелось, уж слишком был хорош вечер, и мальчик такой милый. Мы шли уже без цели по узким улочкам, и было непривычно тепло, и все еще немного странно после долгой зимы идти вот так поздно совсем налегке. Он рассказывал мне анекдоты, и случаи из своей жизни, и что случалось с его родителями в детстве, изображал в лицах своих учителей. Мне было смешно, я разошлась и хулиганила самым бессовестным образом: шокировала его пошлыми анекдотами, несла несусветную чушь и даже изображала диалог алкоголика с воблой, которую он достал из рваного кармана по ошибке, завернув за угол по малой нужде. Чем большую чушь я несла, тем шире он открывал глаза и смотрел мне в рот, боясь пропустить хотя бы одно мое слово. Когда так слушают, хочется говорить. И я говорила про все понемногу: что было хорошего и плохого, про то, как я была маленькая, а потом большая, про то, как меня в детстве укусила собака и на носу оставила шрам, про то, как я уснула на уроке и отпечатала на щеке след от линейки, которая лежала на парте. Про то, как жила с мужем, как лежала в больнице, как муж стал навещать меня все реже, и я поняла, что мы разведемся. Про то, как при разводе он забрал нашего общего пса, и когда через месяц я пыталась с ним пойти погулять, пес упирался, рычал и даже отказался спать на моей кровати, и я больше не стала его брать.

Потом мы слушали музыку из чьих-то окон.

Как в такой вечер можно было не целоваться? Мы прижимались к какой-то грязной стене, сидели на лавке в чьем-то дворе, а затем опять бродили вдоль канала, и я боялась, что он лопнет или прыгнет в воду от избытка чувств. А он вдруг остановился и стал расстегивать ремень, кожаный, плетеный, который скрипит, когда его вынимаешь из штрипок, и, вытащив его совсем, сказал: "Вот возьми. Это мне подарил отец. Это классный ремень, и он здорово скрипит". Это было весьма неожиданно. За всю мою долгую жизнь никто из ухаживающих за мной мужчин, расстегивая ремень, не предлагал мне его в качестве подарка. Я взяла ремень, и он был благодарен, что я приняла подарок, поднесла к уху и послушала, как он скрипит, а потом вставила в джинсы и застегнула на поясе. Это продолжалось долго и вылилось в некий странный ритуал обручения.

Когда мы вышли на Литейный, прямо рядом с нами из трамвая вышел Вайнер-Комбайнер, большой, ужасно довольный и абсолютно пьяный. Он улыбнулся, увидев меня, еще шире, чем улыбался до этого, с трудом, но чрезвычайно галантно подошел и вынул из кармана замученную головку тюльпана на коротенькой оборванной ножке. Кому он ее нес? Вайнер был пьян, но не глуп, поэтому он молчал, удерживая внутри себя алкогольные пары и пьяные излияния, искусно балансируя, перенося центр тяжести своего огромного тела из стороны в сторону. Так странно, совсем недавно мы вспоминали его, и я узнала, что он скоро уезжает с мамой в Израиль. Вайнер, который жил этажом выше, спускал мне на ниточке любовные записки и в третьем классе твердо решил жениться, а теперь, вместо того чтобы жениться на мне, поедет в Израиль. Что он там забыл, интересно, и кому он там нужен ≈ своей маме? Мы распрощались, и, проходя вдоль канала, я бросила цветок в воду, чтобы не огорчать парня и отогнать набегающие воспоминания. Цветок поплыл, как красный цветок лотоса, но не удержался и потонул. Мы долго еще бродили, и, кажется, мальчик провожал меня домой, периодически подтягивая брюки. Шли мы долго, но за разговорами я забыла, куда идем, мы вышли на окраину и уперлись в какой-то старый забор, за которым был сад. Он перелез через забор и в кромешной темноте нарвал на ощупь целый букет прошлогодних высохших цветов, которые перезимовали под снегом и торчали, как причудливый веник. В итоге мы опоздали на метро, и, что примечательно, у нас двоих не набралось денег на такси. Нам светила перспектива ночевать под забором, и, видя, как уже слипаются его глаза, я как старшая, чувствуя ответственность за ребенка, сказала: "Ладно, пошли. Тут неподалеку живут мои родители. Они меня почти два месяца не видели, просили навестить, а во сколько ≈ не уточнили".

Открывать дверь вышла мама. Она спрашивала спросонья: "Кто там?" ≈ таким родным голосом, что мне стало больно и за нее и за себя. Все спали, мы с мамой прошли на кухню. Без особой радости, но и без скандала мама постелила мальчику в гостиной, а я легла в своей комнате, которая так и была моей комнатой ≈ здесь все оставалось по-старому, и мама ждала (теперь уже меньше), когда я вернусь сюда. Но, уйдя от мужа, я отказалась жить с родителями (вернее, с мамой и отчимом) и снимала квартиру. Отчим был неплохой мужик, но он был мне никто, при этом думал, что именно он знает, как я должна жить, и в этой связи был просто не интересен. А я командовала в своей квартире, курила в постели, швыряла одежду, стучала в стенку соседям, когда те не давали спать. Мама почти не звонила, я тоже. Она была обижена и показывала свой характер, а я свой. Иногда, когда мне было совсем грустно, я звонила ей и говорила: "Ты не можешь меня разбудить завтра в девять часов, у меня сломался будильник?"

Ровно в девять звонил телефон ≈ мать всегда отличало чувство долга и аккуратность. Была ли она когда-нибудь счастлива ≈ не знаю. Я не сразу брала трубку, затаптывала в пепельнице сигарету, будто мама могла ее увидеть, и, как спросонья, спрашивала: "Да кто там?" А мама говорила: "Доча, пора вставать". Как раньше: "Доча, пора вставать, опоздаешь в школу..."

Будние дни летели кувырком, ни на что не хватало времени. Мусор накапливался неизвестно откуда, но я дала себе зарок ничего не готовить, кроме кофе, и покупать только то, что можно съесть, не разогревая. И стало почище. А в выходные делала вид, что я не одна, и даже представляла, что кто-то подает мне кофе в постель.

Я ставила рядом с кроватью табуретку, все приносила на нее, забиралась под одеяло и приговаривала: "Вот тебе чашечка хорошего кофе в постель, а вот тебе сигаретка, только смотри не прожги простынью". Потом врубала телик и смотрела всякую чушь как последняя идиотка, а после плелась мыть за собой чашку.

И вот теперь я впервые лежала в своей кровати, смотрела в потолок с протечкой, которой было неизвестно сколько лет, разглядывала свои игрушки, и мне казалось, что я маленькая девочка, что за дверью сидят мама и папа и что сейчас папа зайдет тихонечко и, думая, что ребенок спит, ткнется осторожно в щеку ≈ поцарапает щетиной, немножко больно, но все равно приятно.

В это время дверь действительно отворилась, и я увидела, что кто-то идет поцеловать меня перед сном ≈ явно не папа. Фигура просунулась в дверь и нерешительно встала посреди комнаты.

"Ну что, Дон-Жуан, не спится на новом месте или замерз? ≈ шепотом спросила я. ≈ Может быть, дать еще одеяло?" Он держался как мужчина, мне не удалось сбить его с толку, он преодолел еще три метра и присел на краешек моей постели. Сделал небольшую передышку и наконец юркнул, как мышонок в нору, ко мне под одеяло. Молча прижался ко мне и затих. Я тоже молчала и прислушивалась к своим ощущениям: ощущение было совсем не такое, какое бывало в постели с мужчиной, казалось, будто рядом с тобой отогревается подобранный на улице щенок, которому было так одиноко, холодно и грустно, а теперь вдруг откуда ни возьмись взялся хозяин, который рядом, и больше ничего не нужно. Он отогрелся, и ощущения изменились, по крайней мере внешние: наверху, я почувствовала, кто-то гулко и часто бухает в плечо, а внизу кто-то настойчиво упирается в ногу. Это продолжалось долго, эти двое толкались в меня, один наверху, другой внизу, пока я наконец не обернулась и не спросила: "Ну что, так всю ночь будешь упираться в меня и не дашь сомкнуть глаза? Ползи сюда". И стала снимать ночную рубашку.

В любви он был совершенно бестолковым, жутко скрипел кроватью, и мне было жалко маму, которая, наверное, не спит и злится или, не дай бог, плачет. Родить бы от такого, а там прожить можно и без мужа, в старости буду говорить, как моя начальница на бабских посиделках: "Был в юности мальчик ≈ от мальчика осталась девочка". Парень явно думал о другом. Мне не хотелось его обидеть, но он, видимо, чувствовал, что делает что-то не так, и через пять минут все начинал сначала. Когда он перелезал через меня, у него дрожали ноги, и я некстати вспомнила, как водила своего любимого пса еще бестолковым щенком на первую вязку. Он так беспокоился, нервничал, что у него ничего не получается, и у него жутко дрожали лапы, а сучка стояла, как корова, и ей его было абсолютно не жалко, не говоря уже о ее хозяйке, которой было вообще на все наплевать.

Я лежала, думала о собаке, а когда пауза затянулась, поднялась на локте и поняла, что мальчик уснул. Я слышала, как мама скрипит кроватью, и думала, что жить с ней в одном доме все равно бы не смогла. Жалеть ее и выслушивать оскорбления. Мальчик спал тихо-тихо и улыбался во сне. Когда я утром ушла на кухню сварить кофе, он так и остался предательски спать в моей постели. Будить его и делать вид, что мы не виделись со вчерашнего вечера, было глупо и не по возрасту. Да и зачем, когда сестра и так за глаза зовет меня шлюхой.

Завтрак был готов, все собрались на кухне: мама, отчим, сестра Маша, здоровая дылда и абсолютная дура, у которой всегда был отец, и, может быть, за это я ее недолюбливала, а она меня ненавидела потому, что за мной всегда мужики толпами ходили, а она на всех своих дискотеках завалящего подобрать не могла.

Все сидели за кухонным столом, за которым я не раз делала уроки, на нем до сих пор сохранились мои надписи шариковой ручкой. Теперь этот стол был как бы чужой, и люди, сидящие за ним, ≈ тоже чужие. Рядом со столом располагалось окно. Окно упиралось в стену сразу двух домов, и для того, чтобы узнать, какая на улице погода, мне всегда приходилось подходить вплотную к стеклу, выворачивать до невозможности шею и смотреть влево и вверх ≈ тогда можно было увидеть кусочек синего неба и край освещенной крыши или серое небо и мокрую крышу.

Я вернулась в комнату, где было все так же тихо. Не покормить парня после такой ночи было бы просто свинством, и я продекламировала довольно громко: "Вставайте, юноша, завтрак подан, вся семья жаждет с вами познакомиться". Он проснулся и, кажется, толком не мог понять, где именно. Я принесла его одежду, штаны без ремня и примирительно сказала: "Не пугайся, сразу жениться не обязательно, можешь немного осмотреться, познакомиться с папой и мамой". Парень явно не мог врубиться, что происходит, но я безжалостно продолжала: "Смелее, юноша, раз уж вы имели наглость опозорить честную девушку в глазах всех ее родственников, имейте мужество отвечать за свои поступки. Ну, ладно, ≈ более дружески продолжала я, ≈ не дрейфь: пути к отходу все равно отрезаны, не будешь же ты прыгать в окно. Так что можешь смело сходить в туалет и ванную, путь туда как раз проходит через кухню. Уверена: все в сборе и им просто кусок в горло не полезет, пока на тебя не посмотрят. Кстати, в туалете неплохо бы покурить. Я потом скажу, что это ты накурил, а не я. И вот еще: возьми, это тебе от меня новая зубная щетка ≈ припасена специально для такого торжественного случая".

Он сидел на краешке стула, пил горячий кофе, а я чувствовала себя, с одной стороны, по-идиотски, а с другой ≈ совершенно классно. Я читала все мысли своих родственничков и понимала их лучше, чем они сами себя. У них все правильно в жизни, но то, что мне можно ≈ им нельзя! Вот они сидят и знают, что я могу жить, как мне хочется, а они нет, и парень этот ≈ мой, и это он для меня готов снять последний ремень и рубашку! Им в душе завидно, а делают вид, что за меня обидно.

Парень ушел, вежливо попрощавшись, а я закрутилась в делах, поскольку буквально на следующий день должна была уезжать в археологическую экспедицию на раскопки в какую-то тмутаракань, в Среднюю Азию, куда не ходят пароходы и не ездят поезда. За делами и сборами я и не вспоминала про парня, попрощалась с ним мельком по телефону и даже не сказала, когда вернусь. Через пять дней эпизод с милым мальчиком почти стерся из памяти, уступив место новым впечатлениям. Взрослым мужчинам, которые носили бороды, искали следы древних цивилизаций, писали книги и так же уверенно держали в руках кирку, как древние легионеры ≈ топоры.

Конечно, у меня начался роман с одним из них. Впрочем, жить с мужчинами и не завести роман было для меня противоестественно.

Он приходил ко мне в палатку, рассказывал о своей работе, о творческих планах, о том, что смешного говорят его дети, о том, какой хороший человек его жена и как сильно они отдалились друг от друга. Он говорил о людях и о проблемах, которые ждали его в Ленинграде, потом начинал потирать руки одна об другую, повторял как команду: "Господи, холод-то какой!" ≈ и только после этого деловито лез ко мне в спальный мешок, и мы занимались любовью, а потом долго смотрели на небо через полог палатки.

Вот тут и случилась неприятная история, из-за которой, собственно, и начат весь этот рассказ. Не помню уже, обмолвилась ли я о названии местечка, в котором велись раскопки, или мальчик узнал это сам через археологический институт, но только, как выяснилось, он почти три недели искал меня, плыл, летел, ехал автостопом и наконец нашел. Дошел он до лагеря ночью, всех перебудил и в итоге добрался-таки и до моей палатки. До сих пор не пойму, как у него очутился в руках нож и как он успел ударить выскочившего из мешка археолога. Слава богу, попал в плечо и поранил несильно. Парня схватили, разбили нос, держали и выворачивали из руки нож. Я хорошо запомнила его белое лицо, было рано еще. Лицо белое, и под носом темная кровь. Когда совсем рассвело, он куда-то пропал. В милицию никто, конечно, заявлять не стал, да и до ближайшего центра три часа езды. Археолог быстро поправился, но ходить в палатку и проситься в мешок перестал. Экспедиция закончилась, я вернулась в Питер... Потом было много чего. Я редко заезжала в родительский дом, но каждый раз проверяла, стоит ли в гостиной на пианино сухой букет-веник: он пережил все цветы в этом доме, из тех, что мне когда-то дарили. Но потом, видимо, и он куда-то исчез. И вот только недавно, приехав помочь старикам и разобрав завалы советских журналов на пианино, я открыла крышку и на желтых клавишах обнаружила иголки от елки с какого-то давно минувшего Нового года и обломки того самого букета. Потом и их не осталось, а вот плетеный кожаный ремень, который удивительно громко скрипит, я слушаю до сих пор каждый раз, когда расстегиваю штаны.






Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
241774  2002-04-09 20:56:57
LOM /avtori/lyubimov.html
- Блестящий рассказ. Автор несомненно тонкий психолог и талантливый писатель. Успехов!

241809  2002-04-09 23:00:36
ВМ
- Уважаемые господа!

Очень похоже, что мы открыли новое имя в русской литературе.

241813  2002-04-10 00:09:20
Иван Батраков
- ВМ! Вы меня поражаете все больше и больше "Очень похоже, что мы открыли новое имя в русской литературе" Амундсен вы наш. Или Винни-Пух, я уже не понимаю. Попрошу кого-нибудь из знакомых женщин прочитать и сделать свое заключение, но, по-моему, это не живая женщина рассказывает, а какой-то трансвестит. Типичная проекция юношеских грез на лист бумаги. Психология на отметке ниже нуля. Не стоит фантазии путать с психологией. Прошу прощения, что как всегда диссонансом.

241815  2002-04-10 00:54:27
Дедушка Ящерокот www.prigodich.8m.com
- Хороший текст.

241823  2002-04-10 08:22:57
ВМ
- Господину Батракову!

Уважаемый Юрий Дмитриевич!

Мне придется убирать Ваши посты, содержащие оскорбления участников форума (я - не в счет), пока Вы не начнете подписываться своим именем.

241824  2002-04-10 08:29:12
Сергей
- Ура! Свежая Интрига!!! А кто это Юрий Дмитриевич???

241877  2002-04-10 22:51:01
Paul Korry
- В общем, недурственно. Интересно, кстати, что у Даниэля (того самого, к-рого судили вместе с Синявским) был похожий рассказ "Ремень" - о том же, но в других обстоятельствах. И написанный от мужского лица, то характерно.

241878  2002-04-10 22:55:27
Александр Прохоров
- Господа! Всех приветствую! Во-первых, хочу выразить признательность Владимиру Липунову и Олегу Любимову за публикацию. А также поблагодарить читателей за столь лестные отзывы. Особая признательность автору строк про Винни Пуха - без интриги нет читательского интереса! Кстати, насчет юношеских проекций - это понятно. Это так и есть. А вот почему трансвестит? Поясните, я думаю всем интересен ход вашей мысли... Не равняю себя с классиком, но, тем не менее, вспомнилось как писал Довлатов: "Я не обижаюсь когда обо мне пишут плохо, обижаюсь когда не пишут!" Александр Прохоров

241880  2002-04-10 23:03:37
РТФ
- Очень недурственно, особенно вот это-

а вот плетеный кожаный ремень, который удивительно громко скрипит, я слушаю до сих пор каждый раз, когда расстегиваю штаны.

Просто клево! И Вася Шмаровоз, прослезится.

241888  2002-04-11 00:28:15
Елена
- По прочтении последней фразы рассказа Прохорова сразу вспомнилась старая студенческая песня -"И комиссар расстегивает пояс...". Вот и еще одно "новое имя" открыл редактор РП. Бедная русская литература...

241911  2002-04-11 15:05:12
Александр Прохоров
- Елене по поводу "бедной русской литературы". Я в принципе согласен с вашим негодованием. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА - это очень высокий пьедистал! Боже упаси претендовать на такие высоты. Это значит обрекать себя на праведное негодование. Моя цель куда скромнее: поделиться своими мыслями, выслушать советы более опытных товарищей, понять в чем слабые места моих текстов и поучиться у коллег. Поэтому любая конкретная критика очень интересна и полезна. Я к сожалению, нигде не учился литературе кроме как в средней школе. И был бы очень рад получить комментарии более опытных коллег по клубу.

241912  2002-04-11 15:16:47
Мистер Х
- ВМ

Открыт новый автор? Пожимаю плечами.

241913  2002-04-11 15:28:34
Кот Вася
- Хорошо сказал великий русский писатель Прохоров: "РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА - это очень высокий пьедистал!" Если посмотреть в корень, то такие писатели, как Прохоров или Суси появляются в больших количествах из-за отмены розог в школах.
Что до графоманов вроде Нечипоренко, то их появление связано с тем, что дворники стали ленивы и улицы потому неметены.

241915  2002-04-11 15:45:14
LOM /avtori/lyubimov.html
- Увы, талант не всегда вызывает восхищение, чаще - зависть...

241921  2002-04-11 16:23:52
Сергей Шиншин
- Рассказ неплох, и наезд Батракова не него некорректен, но в одном наш пролетарский златоуст прав - терпеть не могу судить о произведении искусства с точки зрения психологической достоверности,но все же - трудно поверить, что мальчик сразу и беспрекословно исчезает после постельного приключения,не звонит, не маячит под дверями у героини (смотри прекрасный юношеский расказ Битова "Дверь"), а потом вдруг - вот уж действительно ни с того ни с сего - разыскивает ее за тридевяить земель, да еще устраивает разборки. А вот, кстати вся эта ночная тягомотина с гулянием по Питеру, когда мальчику и хочется и колется, неплоха. Я бы пожалуй в первую очередь продумал и прописал период от расставания до отъезда героини. Выбросил бы в конце нож, чтобы не отдавало "испанщиной" и "цыганщиной"... короче говоря, есть, что переделать, но и есть, над чем поработать. Но и не злоупотреблял бы похвалами. Вот когда в 20 с немногим лет появилась битовская "Пенелопа", тогда действительно стало ясно, что появился писатель - хоть я его и не особо люблю.

241924  2002-04-11 16:27:47
Кот Вася
- Господин Шиншин, когда Вы в один прекрасный день поймете, что все эти глупости вокруг молодежного гормонального поведения не есть литература, я буду готов поделиться с Вами свежепойманной мышью.

241928  2002-04-11 17:15:57
Сергей
- Сам еще не читал, и прочитаю через несколько дней только. Беда со временем. Надеюсь, LOM в своем последнем высказывании оказался прав.

Если кто не хочет открывать новые имена, то хоть не закрывайте их с разбегу. Мне кажется мнение Марианны Орловой по поводу этого рассказа было бы интересно и автору и всем.

241929  2002-04-11 17:26:58
Кошка Катя
- Мне кажется, непохоже. Во-первых, редко бывает так, что чья-то любовь оставляет совершенно равнодушной женщину, совершенно не трогает ее; тем более, если она одинока и страдает от одиночества - а вроде бы она страдает и хочет, чтобы ее кто-то любил и носил ей кофе в постель. По тексту получается, что ей было совершенно все равно, и она позабыла об этой истории на следующий день. При этом она почему-то сохранила и ремень и букет. Противоречие. Характеры смазанные какие-то. Описаний нет, все слишком схематично: не чувствуется Питера, о котором идет речь, белой ночи, нет Средней Азии, нет лица мальчика, даже глаз - только что белобрысый и на мышонка похож; нет даже слова о ласке, неумелый он там был или умелый, но все-таки молодой и ее притягивал, но об этом не говорится; археолог этот тоже какой-то безликий, чем-то он ее все-таки заинтересовал или нет, и почему у нее с ним роман, если она его презирает (а похоже на то), это странно, потому что, мне кажется, от подобных отношений с тем, кого презираешь, не может быть даже чисто физического удовольствия. Если героиню трогает этот мальчик, стоило бы написать об этом как-то. Если нет, к чему рассказ - потому что сам мальчик виден только ее глазами, о том, что с ним происходит, никто ничего не пишет. Рассказ похож на схему: нет "остановленных мгновений". Стоит, быть может, выбрать какие-то эпизоды, ту же белую ночь, скажем, представить их себе и описать все мелочи, небо, реку, стенку, около которой они сидели, пустырь на трамвайной остановке, что-то еще. Фраза последняя, конечно, просто находка.

241930  2002-04-11 17:30:54
Сергей Шиншин
- Тезке Сергею

Вы так ненавязчиво и в таком определенном контексте упомянули Марианну, что, будь в РП менеджер по рекламе, он тут же предъявил бы симпатичной авторессе счет...

241932  2002-04-11 17:40:24
Сергей
- Тезке Сергею Шиншину

Уважаемый Сергей, я как-то не понял Вашей мысли, простите за это великодушно. Предъявлять счета подобного сорта пора и отвыкать - эта та самая, извините, совковость, против которой и Вы похоже. Что-то Вы, батенька, развоевались по причине свободного времени. К счастью, мы с Вами в противофазе в плане времени. Это меня и сдерживает некоторым образом от активного участия в колхозной жизни. Чаюйте на здоровье!

241935  2002-04-11 18:10:10
Александр Прохоров
- Кошке Кате Возможно, вы в чем-то и правы. Хотя каждый, говоря о переживаниях героя, (в данном случае героини) ставит себя на ее место и говорит похоже или нет. Я когда писал об этой женщине, я пытался показать противоречивость ее чувств. Ее эмоции во многом амбивалентны. Любовь к матери и одновременно ненависть, одиночество и потребность в любви мужчины, жажда заботы и стремление к независимости, непокоренности, а потому видимость презрения к ее спутникам. Впрочем, возможно мне и не удалось реализовать свой замысел. АП

241936  2002-04-11 18:36:34
Кошка Катя
- Уважаемый Александр! Я поняла Вашу мысль. Мне кажется, Вам стоит вносить в рассказ больше деталей, чтобы все действующие лица были индивидуальны, чтобы нельзя было подставить вместо этого мальчика какого-то другого, пусть читатель увидит их; и то же касается описаний - эта ночь, а не какая-то иная, и Средняя Азия тоже, рассказ Ваш слишком конспективен. Пусть эмоции противоречивы, но пусть будет показано, что вызывает их, они сами - какая-то черта, деталь, чувство боли, пусть потом сменившееся страхом полюбить и попасть в зависимость, и т.д. С наилучшими пожеланиями.

241938  2002-04-11 20:28:36
Paul Korry
- Смешно мне. У Вас, Кошка Катя, какая-то куртуазно-условная мелочность имеет место, не знаю как иначе сказать. У автора-то как раз показано, что вызывает эмоции, вся система обстоятельсв, вполне, конечно, банальных.

>чтобы нельзя было подставить вместо этого мальчика какого-то другого
А почему, соб-но, должно быть нельзя подставить любого другого симпатичного молоденького мальчика?


Героиня-то - нормальная девица, в меру циничная, ироничная (и умная), я таких знал, и более того. Пришла весна, у нее соотв. натроение. Не всем же математические формулы перед мальчиками рисовать, чтоб те отвязались.

241940  2002-04-11 23:56:33
Кошка Катя
- Что это Вы, Пол, меня в куртуазные маньеристки записали. Разве я против весны и настроения, совсем наоборот, ничего не могу с ними поделать, где бы ни находилась. Подставить в рассказ другого мальчика должно быть нельзя, он должен быть узнаваем (но не путайте рассказ и увлечения героини, она могла бы и другого домой привести, речь не об этом). Рассказ не сводится к сюжету именно постольку, поскольку герои и обстоятельства индивидуальны.

241942  2002-04-12 00:10:33
Paul K
- Подозреваю, что в тот день все юные мальчики для героини были примерно одинаковы (рассказ-то от ее лица написан). Гуте нахт!

241972  2002-04-12 20:41:31
Алексанжр Прохоров
- Друзья, стыжусь, но напишите что это такое "куртуазные маньеристки"...

241985  2002-04-12 23:23:40
Александр Воронин
- Опасное это дело писать мужчине от лица женщины. Максимум, на что мы способны представить, что женщина могла бы так подумать. Но она подумает всегда подругому. А рассказ, несмотря на все натяжки и неточности, очень хороший. Успехов Вам!

241986  2002-04-12 23:30:38
Елена
- Коту Васе писать "пьедИстал" еще можно : далекая Вена,хозяин с соответствующим русским языком...Но "великому русскому писателю" Прохорову не к лицу. Правда, моя реплика относилась не так к рассказу г.Прохорова (мало ли что напишут начинающие авторы), как на отзыв г.Липунова. Давать соответствующие авансы начинающим и возводить их на тот же "пьедИстал" - весьма опрометчивое занятие.

242017  2002-04-13 12:07:15
Александр Прохоров
- Господа, почитал, я что тут пишут и вспомнилась история, по-моему очень к месту. На мой взгляд, она отвечает на вопрос какая критика полезна, а какая не очень... Знакомая художница работала в одной конторе веб-дизайнером и рассказывала про свой коллектив: У меня два начальника: один, вроде, вежливый такой, а хам, а другой хамоват, конечно, но такой обаятельный. Разве так бывает? удивляюсь я. Да запросто! Вот первый подойдет, встанет за спиной и смотрит, смотрит. А потом выдает что-нибудь типа: ╚Да-а-а, к сожалению, композиция не состоялась...╩ И после такой фразы просто руки опускаются. А второй пробегает мимо, притормозит и с ходу: ╚Вот это говно совсем убери, эту хрень подвинь ближе к центру, а так НОРМАЛЬНО, слушай, растешь!╩ И сразу совсем другое настроение.

242137  2002-04-15 17:58:37
Сергей
- Наконец-то прочитал. В общем-то, и неплохо написано. Но вот беда - шкура женщины мужчинам явно не по плечу, и писать от лица противоположного пола сложновато. Получилось слишком уж все рационально, слишком уж много объяснений и оправданий, чего дамы никогда не принимают в расчет. Александр - у Вас лучше получится от своего имени, даже та же самая история! Это ж Вы о себе? или ошибся?

242138  2002-04-15 18:04:59
Сергей
- Господа! А кто-нибудь подскажет URL сайта, не котором отсутствуют глупцы, критикуемые воинствующими усниками? Спасибо.

242140  2002-04-15 18:34:27
Посторонний
- Сергею

Сергей, вот вы появляетесь, высказываете свое (всегда безапелляционное, но далеко не всегда бесспорное) мнение, раздаете присутствующим оценки,тот,кто с вами не согласен, объявляется дураком, потом сетуете на сам РП... а в результате снова появляетесь на нем... Такая непоследовательность извинительна пятнадцатилетней девице, а не мужику на четвертом десятке.

242151  2002-04-15 20:03:01
Сергей Постороннему
- П - "Сергей, вот вы появляетесь, высказываете свое (всегда безапелляционное, но далеко не всегда бесспорное) мнение, раздаете присутствующим оценки,..."

С - Высказываю мнение - да свое, но - отнюдь не безапелляционное, плюс - абсолютно спорное. Иногда и скандальное. Мне замолчать или как? Да я и так редко последнее время.

П - "тот,кто с вами не согласен, объявляется дураком,

С - Можно хоть один пример вот этого ? Вы меня ни с кем не перепутали ?

П - "потом сетуете на сам РП... а в результате снова появляетесь на нем... Такая непоследовательность извинительна пятнадцатилетней девице, а не мужику на четвертом десятке."

С - Видать, мы с Вами знакомы, и неплохо? Кто Вы, если не секрет?

242210  2002-04-16 13:36:53
Александр Прохоров
- Сергею на вопрос о себе или нет и зачем от лица женщины... Автор всегда пишет в какой-то мере о себе. Больше или меньше. Ездил ли я в Среднюю Азию за девушкой? - нет. Слышал ли я такую историю от девушки - да. В остальном, конечно, присутствуют свои какие-то личные воспоминания... Почему от лица женщины и ошибочно ли это. Наверное мужчине легче писать от лица мужчины. Но есть примеры, когда мужчины писали от лица собаки, кота, дерева. Ну почему не написать от лица женщины. Женщина, конечно, загадочное существо, но чем трудней задача тем вроде как интереснее...

242212  2002-04-16 13:48:42
Билибин
- Александру Прохорову

Уважаемый Александр,вы делаете ошибку, характерную для всех начинающих и (увы) многих "неначинающих" авторов - вместо того, чтобы писать следующий рассказ, начинаете объяснять и обсуждать предыдущий. Дело профессионального писателя - производить на свет Божий тексты, а не комментировать их. (Исключение, конечно, составляют постмодернисты, но большинство из них писателями можно назвать только с большой натяжкой).

244615  2002-05-27 14:08:09
Барин
- Писать от лица женщины сложно. Мне думается, что начинающему автору вообще не стоило с этим связываться. Но если уж так завлекает повествование от лица дамы (дама в рассказе крайне неудачна как рассказчик), то рекомендовал бы поштудировать сочинения весьма малочисленных талантливых женщин-литераторов, к примеру, Дафны Дюморье или Эмэ Бээкман. Если Вы, автор, ранее этого не сделали, то Ваш поступок был легкомыслен.

244616  2002-05-27 14:16:42
Сергей
- Набоков тоже пробовал как бы от лица дамы - Ada or Ardor: a family chronicle - да вещь не из лучших получилась

245103  2002-05-31 21:29:09
Ева Шапиро
- Уважаемый Александр! Мне понравился ваш рассказ. Вы правильно делаете, что пишете рассказы не только от лица мужчины, но и от лица женщины. Это говорит о том, что вы человек разносторонний, и женщины для вас что-то значат, даже, наверное, многое значат. Но, как написано в вашем рассказе, ни одна женщина в реальной жизни бы себя так не вела. Женщина для мужчины (точнее поведение женщины для мужчин) всегда - тайна,даже если отношения их будут очень близкими. Вся соль отношений между мужчиной и женщиной в том, что они друг друга никогда не поймут. Да и не надо нам на столько друг друга понимать,пока эта загадка между нами,женщина всегда останется женщиной, а мужчина - мужчиной.

245332  2002-06-07 23:33:47
-

245333  2002-06-07 23:34:21
-

246081  2002-06-27 18:33:54
Александр Прохоров
- Дорогие друзья! Спасибо что читаете, оставляете отзывы. Автору - это так важно и приятно. Тут был задан вопрос насчет Дафны. Я с большим удовольствием прочитал ее рассказ "Don't look now" еще в студентческие годы, когда учил язык. Больше ничего ее так и не прочел. Так что, видимо, попытка писать от лица дамы была легкомысленным поступком.

246085  2002-06-27 18:47:24
Кот Вася
- "Студентческие годы", дорогой господин Прохоров, у многих не контчаются никогда.

246086  2002-06-27 19:00:10
увы...
- А у еще более многих - и не начинаются...

246723  2002-07-07 17:05:41
Александр Прохоров
- По-поводу студенческих лет, которые не кончаются. Не помню чьи строчки, но мне запомнились.

"Беда не в том, что молодость проходит, А в том что не проходит - вот беда..."

290399  2009-10-26 09:19:31
Рой
- Посмеялся над коментами:)

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100