TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Поэзия

Виктор Погадаев

 

 

Переводы индонезийской поэзии на русский язык

Тауфик Исмаил (Taufiq Ismail)

(Индонезия)

 

 

Страх 1966. Страх 1998*

(Takut 66, Takut 98)

Студенты боятся преподавателей.

Преподаватели боятся декана.

Декан боится ректора.

Ректор боится министра.

Министр боится президента.

Президент боится студентов.

1998

*В 1966 г. студенческие выступления способствовали свержению режима Сукарно, а в 1998 г. . свержению режима Сухарто

 

Ребенок, родившийся в мае 1998

(Bayi Lahir Bulan Mei 1998)

 

Слышите, это ребенок плачет у соседа.

Плачет жалобно, громко.

Только родился, у акушерки в руках,

Еще весь в крови,

А уже висят на нем долги -

Десять миллионов рупий.

 

Станет он хлеборобом,

Будет оплачивать горожанам рис.

Станет жителем города,

Будет оплачивать богатым бизнес.

Отдавая налоги,

Будет оплачивать пули,

Предназначенные для него самого.

 

Попробуй дать ему наставление.

Не успеешь договорить -

Как он тебя описает.

1998.

 

Мне стыдно, что я индонезиец

(Malu (Aku) Jadi Orang Indonesia)

1

Когда в Пекалонге я, ученик средней школы,

Получил стипендию на учебу в Висконсин -

это было в 1956 году -

Я гордился, что я индонезиец.

 

Тогда всего лишь шесть лет прошло, как мир признал мою страну,

Вырвавшую независимость в борьбе с Голландией.

Мой сокурсник Томас Стоун

Из деревни Уайтфилд Бэй

Восхищался индонезийской революцией.

 

Он писал курсовую о битве под Сурабаей,

о героизме Бунг Томо.

Я помогал ему совсем немного,

Но грудь мою распирало от гордости, что я индонезиец.

 

Том Стоун поступил затем в академию Уэст-Пойнта,

Получил звание доктора в университете Райс,

Служил в армии США, сейчас в отставке.

Раньше я стоял прямо и гордо.

Почему же теперь часто прячу глаза, потупив взор?

2

Чистое небо совести больше не сияет над моей страной,

Здесь правит беззаконие. Склонив голову,

Иду я по бульвару Рохаса, Гейланд-Роуд, проспекту Тун Разака.

Иду я по Шестой Авеню, Мейдан-Тахрир и Гинзе.

Иду я по площади Дам, Елиссейским Полям, в Месопотамии.

От людей в толпе я прячусь за темными очками

И поглубже на лоб натягиваю беретку.

Мне стыдно, что я индонезиец.

3

В моей стране бюрократия самая изощренная в мире,

 

В моей стране бизнес и госчиновники сплелись в змеиный клубок и

продажны,

 

В моей стране в крови кумовство, оно процветает бесстыдно.

 

В моей стране половина денег от продажи любого товара . от

машины и до муки . оседает в карманах чиновников,

 

Посольства ублажают детей президента, министров, генералов и

больших чиновников как самого президента, министров, генералов и больших чиновников только потому, что они их дети,

 

В моей стране результаты выборов подтасовывыют без зазрения

совести,

 

В моей стране проповеди, газеты, журналы, книги и пьесы, неугодные

властям, подвергаются запрету, не успев родиться,

 

В моей стране рынки бедных торговцев сносят, чтобы посторить

грандиозные магазины богачей,

 

В моей стране истинные герои, овеявшие себя славой, - это Удин и

Марсина. Они погибли, но поражение их временно. Те, кто замыслил и привел в исполнение приговор, будут истоптаны и уничтожены стражами ада.

 

В моей стране приговоры суда покупаются за деньги. Не удивлюсь,

если их скоро выбросят на Джакартскую фондовую биржу как ценные бумаги.

 

В моей стране нельзя жить, чувствуя себя в безопасности. Арестам,

изощренным пыткам, насилию, угрозам нет конца.

 

В моей стране прослушиваются телефоны, у шпионов полно работы.

          Слухи и клевета распространяются с молниеносной быстротой.

 

В моей стране футбольные матчи превратились в кровавыее побоища

болельщиков только потому, что кому-то кажется, что судья несправедлив к его любимой команде.

 

В моей стране, видимо, решили не участвовать в Кубках мира ради

международной безопасности, тем более что Кубки мира теперь . дело маленьких стран, ибо Китай, Индия, Россия и мы в них не участвуем. Так что приходится удовлетворяться телевизионными трансляциями через спутник.

 

В моей стране - убийства, киднэпинг и попрание прав народа в Аче,

Танджунг-Приоке, Лампунге, Хаур-Коненге, Нипах, Санта-Крус, Ириане и Баньюванги. Но власти все отвергают, лгут среди бела дня. Лишь солнце свидетель. Если бы можно было вызвать его в суд, оно бы все рассказало.

 

В моей стране понятие совести осталось лишь в книгах. Искать

его в жизни все равно что искать иголку в стоге сена.

 

4

 

Чистое небо совести больше не сияет над моей страной,

Здесь правит беззаконие. Склонив голову,

Иду я по бульвару Рохаса, Гейланд-Роуд, проспекту Тун Разака.

Иду я по Шестой Авеню, Мейдан-Тахрир и Гинзе.

Иду я по площади Дам, Елиссейским Полям, в Месопотамии.

От людей в толпе я прячусь за темными очками

И поглубже на лоб натягиваю беретку.

Мне стыдно, что я индонезиец.

1998

 

Верните мне Индонезию

(Kembalikan Indonesia Padaku)

Посвящается Канг Илен

 

Будущее Индонезии . двести миллионов раскрытых голодных ртов,

 

Будущее Индонезии . горящие поочередно черные и белые

пятнадцативаттные лампочки,  

 

Будущее Индонезии . соревнования в пингпонг круглые сутки мячом

величиной с гусиное яйцо

 

Будущее Индонезии . погрузившаяся в море Ява под бременем ста

миллионов человек

 

Верните

мне

Индонезию!

 

Будущее Индонезии - сто миллионов человек, играющих в пингпонг

круглые сутки мячом величиной с гусиное яйцо при свете пятнадцативаттных лампочек

 

Будущее Индонезии . Ява, медленно погружающаяся в море

под непосильным бременем, и гуси, которые потом будут плавать над ней.

 

Будущее Индонезии . двести миллионов раскрытых голодных ртов, а в

них черные и белые, горящие поочередно пятнадцативаттные лампочки,  

 

Будущее Индонезии . это белые гуси, которые плавают, играя в

пингпонг над Явой, погрузившейся в море и унесшей с собой сто миллионов пятнадцативаттных лампочек.

 

Верните

мне

Индонезию!

 

Будущее Индонезии . соревнования в пингпонг круглые сутки мячом

величиной с гусиное яйцо

 

Будущее Индонезии . погрузившаяся в море Ява под бременем ста

миллионов человек

 

Будущее Индонезии . черные и белые, горящие поочередно

пятнадцативаттные лампочки,

 

Верните

мне

Индонезию!

Париж, 1971

 

Что было бы, если

(Bagaimana Kalau)

Что было бы, если бы Адам съел не яблоко, а авокадо

 

Что было бы, если бы земля была не круглой, а квадратной

 

Что было бы, если бы гимном Индонезии стала песня .Кус Плюс.*

 

Что было бы, если бы столицей Америки стал Ханой,

          а столицей Индонезии - Монако

 

Что было бы, если бы ночью в одиннадцать на горе Сахари выпал снег

 

Что было бы, если бы Али Муртопо, Али Садикин и Али Вардана** стали

авторами попсы

 

Что было бы, если бы индонезийские долги выплачивались        спектаклями Рендры***

 

Что было бы, если бы сбылось то, о чем мы мечтали,         и все

происходило так, как хотели мы

 

Что было бы, если бы, находясь в спальне, мы слышали взрывы бомб

во Вьетнаме, топот миллионов беженцев, рев наводнений и землетрясений, нежные голоса молодых влюбленных, шум заводов и вой зверей в Африке.

 

Что было бы, если бы не народ у власти, а власть у народа испрашивала

разрешение на акции протеста

 

Что было бы, если бы искусство умерло, и мы все занялись бы

 разведением животных

 

Что было бы, если бы настало время, когда не надо было бы больше

спрашивать .А что было бы если....

1971

 * .Кус Плюс. - популярный вокальный ансамбль

** Али Муртопо (1924-1983), Али Садикин, Али Вардана . государственные деятели Индонезии 1960-70-х гг.

*** Рендра (р. 1935) . известный поэт, актер, режиссер.

 

 

Стихотворение о ступенях

(Sajak Tangga)

Сорок девять ступеней нищеты

Жара

Пятьдесят девять ступеней нищеты

Духота

Шестьдесят девять ступеней нищеты

Пекло

 

А-а-а-ай!

Куда мы идем?

 

Семьдесят девять ступеней нищеты

Ветер

Восемьдесят девять ступеней нищеты

Буря

Девяносто девять ступеней нищеты

Наводнение

 

А-а-а-ай!

Как же так?

 

Мы шли и поднимались

Хотели дойти до туч.

Мы посеяли ветер,

Пожинаем бурю.

 

Десятки ступеней нищеты

Засуха, жара, огонь

Десятки ступеней нищеты

Ветер, буря, наводнение.

 

Мы шли и поднимались

Хотели дойти до туч.

Мы посеяли ветер,

Пожинаем бурю.

 

О-о-о-о!

 

Семьдесят ступеней нищеты

Жара и дождь, жара и дождь

Восемьдесят ступеней нищеты

Пекло и буря, пекло и буря

Девяносто ступеней нищеты

Засуха и смерчь, засуха и смерчь

 

О-о-о!

1972

 

Это осень пришла в Россию

(Musim Gugur Telah Turun di Rusia)

Поздней ночью гигантская птица,

Крылья расправив, взметнулась в небо .

Вечное небо, синее небо.

Сладкие сны взорваны громом.

И кружась над землей в едином потоке,

Падают вниз нежные перья.

         

Это осень пришла в Россию.

 

Лебединые нежные перья
То кружатся, то вновь взлетают.

Белым ковром покрывают землю,

Но не держатся долго . тают.

 

          Это осень пришла в Россию.

 

Птица, лениво крылом качая,

Раздувает холодный ветер,

И березка листву бросает,

Изменившуюся в цвете.

Но вот на Север птица уж мчится,

Чтоб во льдах там, как в зеркале отразиться.

И снова в путь с холодным ветром

В другие страны, в другие веси.

 

          Это осень пришла в Россию.

 

Как трудно

(Alangkah Betapa)

Отделить ненависть к людям

От ненависти к системе

Очень трудно.

 

Люди ли стали системой

Или система стала людьми

Попробуй пойми

 

Я не могу ненавидеть людей

Но систему надо сломать

Хоть это и очень трудно

1998

 

Большое, большое спасибо

(Sebesar-Besar, Setinggi-Tinggi)

.Большое, большое

Огромное

Спасибо

Господину бупати*,

Который щедро

Помогает деревне.

 

А за окном клуба на улице

Ученик шестого класса

Сказал:

.А для Бога

благодарности и не осталось..

1998

* Бупати . глава административной единицы кабупатен

 

Нищие в деревне, нищие в городе

(Miskin Desa, Miskin Kota)

Дед мой при японцах страдал от парши и от бери-бери

Ноги покрылись шишками, он голодал и умер

         

Тысячи жили впроголодь

          Тысячи побирались как нищие

 

При коммунистах семья моя питалась овсом

Посевы погибали от жары и болезней

Братья и сестры умирали молодыми

 

Тысячи жили впроголодь

          Тысячи побирались как нищие

 

Сейчас мы снова страдаем

Страна в хаосе, рушится дом

Обещаниями разве голодных накормишь?

Над плитой гуляет лишь ветер

А перед домом гроб ожидает могилу.

 

Не счесть нас, живущих впроголодь

Не счесть нас, побирающихся как нищие

1998

 

Крошка риса

(Remah)

В грузовик из мешка выпало несколько рисинок.

На пол амбара просыпалось еще немного.

Крыша в амбаре в полдень как раскаленное пекло

Веником удалось намести три пригорошни риса.

 

Четверо ребятишек сидят в доме,

Вылизывают консервную банку, что служит тарелкой

.Не оставляйте ни крошки., -

Напутствует мать, -

Этот рис с трудом удалось собрать..

1998

 

Молитва

(Doa)

Господи,

Наш это грех, все мы повинны

Годами взращивали культ

Лицемерили

Прятали души

 

Прости нас

Прости

Аминь

 

Господи

Слишком легко годами

Имя твое всуе

Мы упоминали

 

Прими нас обратно

В свой дом

 

Прости нас

Прости

Аминь

1966

 

Сумба*

(Beri Daku Sumba)

 

В Узбекистане есть открытое и пыльное плато. И оно напомнило мне Сумбу

 

Моя тоска по Сумбе . это тоска по открытым полям

Где солнце стреляет огненными стрелами

Моя тоска по Сумбе . это печаль скотовода

Труд и пот которого никто не ценит.

 

Травяные луга, соломенные шляпы, сено

Звон колокольчика, ржанье лошадей, крики пастуха

Встань на берегу, ведь из-за моря восходит солнце

И горячий сладостный ветер тоже оттуда.

 

Дай мне услышать ночное мычанье буйволов и коров

Дай мне гитару, босса нова и лошадей тройку

Дай мне воздух тропический после тысячедневной засухи

Дай мне просторы полей, что Сумбой зовутся

 

Моя тоска по Сумбе . это тоска тысячи лошадей,

Что с шумом спускаются к подножию далеких гор

Когда небо как домотканная ткань шоколадного цвета

С пурпурным огненным шаром, изчезающим за горизонт.

 

Моя тоска по Сумбе . это тоска по открытым полям

Где солнце как огненный шар, где сухо

Моя тоска по Сумбе . это тоска тысячи лошадей,

Что с шумом спускаются к подножью далеких гор

1970

* Сумба . остров в составе Индонезии.

 

О мальчике, у которого все наполовину

(Sajak Anak Muda Serba Sebelah)

Тони лишили правого уха.

Он слышит только левым.

Через него звуки проникают в мозг

И возвращаются обратно.

Тони лишили правой руки.

Он стал учиться писать левой.

Тони лишили правого глаза .

Слезы теперь льются только из левого.

Тони хотели лишить сердца,

Вырвав его из груди справа,

Но просчитались . оно оказалось слева.

Тони лишили правой почки .

на этот раз действовали наверняка.

Все в соответствии с анатомией.

Тони лишили правой ноги

И теперь он играет в мяч левой.

 

Уже давно Тони левша.

Он слышит только левым ухом.

Играет на гитаре левой рукой.

Слезы текут из левого глаза.

Лишь левая почка осталась

Бьет по мячу он левой ногой.

 

Тони хотел бы найти работу.

Скромная у него мечта.

Стать простым шофером.

Но никто не берет его .

Руль у машины справа.

 

Подождите-ка, чей Тони сын?

Мой или брата?

А может быть, нашего дяди?

Странно все это.

Уже четыре часа дня.

Слышишь, звенит его гитара.

Слышишь, как играет левша.

А этот звук - не капли дождя,

Это слезы падают на пол веранды.

1977

 

Забыл я номер телефона

Верховного судьи Бисмара Сирегара

(Lupa Aku Nomor Telepon Hakim Agung Bismar Siregar)

Бои животных, говорят,

Противоречат этике, религии, здравому смыслу

И запрещены постановлениями правительства.

 

Это было в голландские времена. Давно.

 

Бои между людьми, говорят,

Даже резня,

Не противоречат этике, религии, здравому смыслу

И не запрещены постановлениями правительства.

 

Это в независимый период. Во времена панчасилы.

 

Я не пойму

Почему это

 

Все хочу спросить

Господина Бисмара

Вот только забыл номер его телефона.

1989

 

Квитанция

(Kuitansi)

Квитанция

Размером в два гектара

Лежит передо мной.

И я не знаю,

Как подписать ее.

 

Квитанция,

Как бомба замедленного действия.

Если я подпишу сегодня,

взорвется через двадцать лет

И погубит внуков.

Я не знаю,

Как подписать ее.

 

Квитанция

Размером с небо

Чистое, голубое, оно далеко вверху

Не дотянуться,

Не объять взгядом.

Я не знаю,

Как подписать ее.

 

Квитанция

Белая, как саван,

Переливается серебром.

Дрожащей рукой

Внизу справа

Я царапаю

Свою подпись.

1991

 

Бабочки в книге

(Kupu-Kupu di Dalam Buku)

Сидя на автобусной станции, в вагоне поезда, в приемной врача, в

деревенском клубе, я вижу, как люди вокруг читают книги, и  спрашиваю себя, в какой же это стране я нахожусь.

 

Идя по проходу между длинными полками в библиотеке, где сотни

тысяч книг, и яркое освещение, я вижу детей разного возраста, читающих книги и делающих заметки, и спрашиваю себя, в какой же это стране я нахожусь.

 

Будучи в магазине, я вижу, как люди пачками забирают книги в

разноцветных обложках, потом стоят в длинной очереди, чтобы оплатить покупку, и я спрашиваю себя, в какой же это стране я  нахожусь.

 

Заходя в дом, я вижу, как ребенок спрашивает мать о бабочках, и мать,

не зная ответа на вопрос ребенка, говорит: .Подожди, я сейчас посмотрю в энциклопедии, и мы все узнаем про бабочек., и я спрашиваю себя, в какой же это стране я нахожусь.

 

Наверно, об этом мы все и мечтаем: чтобы на автобусных станциях, и в

залах ожидания вокзалов, и в библиотеках городов и сел читали книги; чтобы в магазинах покупали книги, а энциклопедии, выстроившиеся в ряд на полках гостиных, от постояннного пользования не успевали покрываться пылью.

1996

 

Микрофон

(Mikrofon)

Я чувствую себя другим

перед микрофоном.

 

Мне кажется, что я павлин,

распушивший свой разноцветный хвост.

Но на самом деле я геккон
который пищит, вызывая жалость у людей.

 

Я чувствую себя другим перед микрофоном.

 

Часто ощущаю я себя

ящеркой кидал, которая хочет прославиться,

но порой выгляжу, как попугай,

который постоянно делает

и говорит невпопад.

 

Я чувствую себя другим перед микрофоном.

 

Перед публикой я становлюсь овцой,

которая блеет и думает, что язык ее красив,

или шустрой обезьяной-носачом.

Но самое неприятное,

когда я ощущаю себя

свиньей, забывшей все приличия.

 

Перед микрофоном

в понедельник я становлюсь павлином.

во вторник . гекконом, в среду-ящеркой,

в четверг . попугаем, в пятницу . овцой,

в субботу . обезьяной, в воскресенье . свиньей.

 

За неделю в меня вселяется целый зоосад.

 

Я хочу спросить у ветра

а как он чувствует себя перед микрофоном.

1998

 

Рис. Ариса Азмила (Малайзия)

 

Тауфик Исмаил (Taufiq Ismail) (р. 25.6.1937, Букиттингги, Зап. Суматра), индонезийский поэт, публицист. Его произведениям  присуще ярко выраженное социально-политическое звучание (."Крепость"  и  "Тирания"., 1966; .Верните мне Индонезию., 1976; .Мне стыдно, что я индонезиец., 1998). Заметное место в творчестве занимает религиозная тема, связанная с осмыслением общественных проблем и поиском их решения ("Города, гавани, поля, ветер и небо", 1971). Автор текстов популярных эстрадных песен, занимается переводческой деятельностью. Лауреат премии правительства Индонезии в области искусства (1970), Литературной премии ЮВА (1994) и литературной премии Нусантары (1999).

 

 

 


Русский переплет


Rambler's Top100