TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Русская культура
Человек в Пути
26 сентября 2020 года

Виктор Погадаев

 

 

К 120-летию юбилея Сергея Ивановича Ожегова

Сейчас, когда широко отмечается 120-летний юбилей известного лексикографа Сергея Ивановича Ожегова, я обнаружил в своем архиве воспоминания моего учителя Владимира Афанасьевича Макаренко (1933-2008), который прежде чем стать филиппинстом и защитить диссертацию по тагальскому языку, был в 1950-60-е годы редактором Государственного издательства словарей и хорошо знал Сергея Ивановича. Думаю, читателям «Русского переплета» будет интересно познакомиться с эпизодом, который он наблюдал в те годы.

Виктор Погадаев

 

 

На своем алфавитном месте

Директор Государственного издательства словарей Иван Васильевич Алехин питал слабость к лексикографии – теории и практике составления и редактирования словарей разных типов. Но сам он словарей не составлял и не редактировал. Он предпочитал «присоединяться» к составляющим и редактирующим в качестве составителя или соредактора того или иного словаря, не прилагая к этому никаких реальных усилий.

Когда подходила к концу работа над широко известным ныне однотомным «Толковым словарем русского языка» Сергея Ивановича Ожегова, Иван Васильевич опытным нюхом почуял, что этот словарь будет пользоваться большой популярностью и огромным спросом соответственно – постоянно переиздаваться. И он решил принять в нем «участие». Но для этого, как он хорошо понимал, нужен был серьезный повод.

Затребовав себе из соответствующей редакции всю рукопись, он принялся за дело. Читал и перечитывал эту рукопись, но никак не мог ни к чему придраться, сделать замечание, поправку, не мог ничего предложить, ничего добавить, улучшить. А между тем он подошел уже к предпоследней букве – к «Э».

Там-то, наконец, его и осенило. И он размашисто начертал на полях остро отточенным толстым красным карандашом для виз и резолюций, всегда лежавшим поперек его совершенно чистого начальственного стола: «Где слово «эфскаватор»?

Несмотря на строгий и требовательный тон директорского вопроса, Сергей Иванович, изящно скрывая свое негодование, в ответ написал пониже своим аккуратным почерком: «На своем алфавитном месте!»…

 



Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100