TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Человек в Пути
27 сентября 2019

Виктор Погадаев

 

 

Как я хотел стать библиотекарем.

 

Я стал читателем Сакмарской районной библиотеки еще до того, как научился читать. Я брал в библиотеке книги, а читала их мне моя мама. А пришел я первый раз в библиотеку можно сказать случайно: нашел где-то на улице брошенную кем-то книгу и решил отнести ее в библиотеку. Это было в далеком 1952 году. Библиотека тогда располагалась в одной половине каменного здания на ул. Советской, в другой половине был госбанк. Перед входной дверью было небольшое крыльцо со ступенями. Сразу за дверью находились сени, в которых стоял бачок с водой и с привязанной к нему цепью кружкой. Все пили из этой одной кружки! Справа была дверь в читальный зал, а прямо - в собственно библиотеку, во «взрослое» отделение. В самом конце была комната, которую занимало «детское» отделение. Судя по старым штампам на некоторых книгах, раньше в Сакмаре была отдельная детская районная библиотека, но к тому времени, к которому относится мой рассказ, ее уже упразднили и присоединили ко «взрослой». В 1970-е гг. старое здание было снесено, и библиотека переехала в Районный дом культуры.

Если мне не изменяет память, детское отделение работало до 8 часов вечера, абонемент «взрослой» - до 10 часов, а читальный зал - аж до 11 ночи. И это было разумно. Ведь тогда не было ни телевизоров, ни компьютеров с интернетом, и жители райцентра, вернувшись с работы и закончив свои домашние дела (огороды, скотина), уже поздно шли либо в клуб и кинотеатр, либо в библиотеку поменять книги или посидеть в читальном зале и почитать газеты и журналы, а то и интересную книгу, которую не выдавали на дом. Надо сказать, что ассортимент журналов и газет тогда был знатный. Кроме советских, библиотека выписывала журналы на русском языке из соцстран и даже специальные издания для слепых, напечатанные азбукой Брайля. Читальный зал никогда не пустовал: кроме обыкновенных читателей, его активно посещали заочники: ведь только здесь хранились энциклопедии и справочники, и их не выдавали на дом.

Постепенно из ревностного читателя я стал и ревностным помощником библиотекарей, проводя в библиотеке все свободное время. Я принимал и выдавал книги, оформлял стенды, научившись для этого писать плакатными перьями (что, кстати, мне потом пригодилось в жизни), регистрировал новые поступления, ставил в книги штампы, заносил номера, присваивал шифры, используя Библиотечные таблицы Брадиса. Поступление новых книг всегда было радостным событием. Первыми их читателями были библиотекари и, конечно, я. Помню, как все хохотали, когда кто-то читал вслух только что полученную повесть Джером-Джерома «Трое в лодке, не считая собаки». Часто я выступал и в роли книгоноши (интересно, кто-нибудь сейчас знает, что это такое?). Я разносил библиотечные книги по домам соседей в том квартале Пролетарской улицы, где я жил. Среди активных читателей, помнится, были работник МТС Петр Гуляев, шофер Иван Мощенко и колхозник Николай Марков. Иногда по их просьбе я приносил конкретно заказанную книгу, иногда просто по теме, зная их вкус («о войне», «о любви» и т.д.). А когда наступало лето и мы всем классом отправлялись в производственный лагерь на р. Салмыш у с. Жданово, я тащил с собой огромный чемодан с библиотечными книгами. Это была передвижная библиотека. Мои школьные товарищи не только трудились в лагере, купались и загорали у реки, но и увлеченно читали по вечерам книги.

Все работники библиотеки тогда были молодыми, звали друг друга по именам, и я тоже следовал их примеру. Тамара Путилина из детского отделения была для всех и для меня Томой, Екатерина Петрунина (Шишкова) из взрослого отделения – Катей, а Мария Михайловна Горбунова (Тихова) из читального зала – просто Машей. Кстати, на моих глазах протекал роман Кати с ее будущим мужем. Он приходил по вечерам после работы, и, облокотившись на барьерчик, который отделял столик библиотекаря от остального пространства, долго о чём-то с ней разговаривал.

Мария Михайловна Тихова на крыльце библиотеки (1972 г.)

 

Конечно, мне особенно близка была Тома, поскольку она заведовала детским отделением. И, кажется, она была моей первой детской любовью. Я плакал, когда она уезжала из Сакмары, и в день отъезда подарил ей букет полевых цветов, зайдя в дом, где жила ее семья (последний дом на яру в конце Тупого переулка, почти напротив дома Лисовых).

Тамару заменила приехавшая в Сакмару из с. Никольское Анна Трофимовна Хоменко, с дочерью которой Ниной мы учились в параллельных классах. Анна Трофимовна была значительно старше других, и поэтому все звали ее по имени-отчеству. Анна Трофимовна была очень добрым, отзывчивым человеком, любила детей, и ее работа была ей интересна. Нередко она угощала меня парным молоком от своей коровы. Позднее появилась Татьяна Порфирьевна Ненахова. Её все, включая меня, звали просто Таней. Ей это не очень нравилось. Но мне она лично ничего не говорила, а пожаловалась Анне Трофимовне, которая поведала мне об их разговоре. Пришлось «исправляться» и научиться правильно произносит ее трудное отчество.

С Екатериной Яковлевной Шишковой у неё дома (2012 г.)

 

Иногда в библиотеку приезжали практиканты. Запомнился эпизод, связанный с пребыванием одной из них (кажется, её фамилия была Лалаян). Тогда на интересные и редкие книги в библиотеке была очередь. Одной из таких книг, в частности, были «Грузинские народные сказки». Я долго ожидал своей очереди и каждый день справлялся, не вернули ли книгу. И вдруг однажды узнаю, что да, вернули, но выдали читателю (кажется, это был одноклассник Иван Белов), который был в очереди после меня! Лалаян, видимо, была не в курсе дел. И вот я, обычно спокойный и сдержанный, вышел из себя и нагрубил ей. Пришлось потом извиняться. И всё из-за книги! Как сейчас помню эту заветную толстую книгу в синем переплете (100 сказок!), которую я, конечно же, потом с удовольствием прочитал.

 

Та самая книга

 

О моем увлечении библиотекой в 1961 году написала районная газета «Путь к коммунизму». Автор статьи «Здесь всегда приветливо открыты двери» Н. Попов привел эпизод, который ему рассказала Анна Трофимовна: «Виктор очень чуткий и отзывчивый товарищ. Когда однажды больная Света Алексеева пришла в библиотеку, Витя заботливо встретил девочку: - Садись, садись, Света, вот стул. Что бы ты хотела почитать? Я мигом найду тебе интересную книгу-. А потом сам проводил благодарную девочку, помогая ей сойти со ступенек». Я хорошо помню Свету Алексееву. У неё действительно были проблемы с ногами: она плохо двигалась. Но зато как она любила книги! И какие замечательные стихи она писала и печатала в школьной газете «Молодые голоса»!

Анна Трофимовна Хоменко с мужем и сыном (1970-е гг.)

 

Я так увлекся библиотекой, что решил после седьмого класса (тогда неполное среднее образование было семилетним) поехать в Бузулук учиться в библиотечном техникуме. Но моя мудрая мама рассудила иначе: «Зачем поступать в техникум? Закончи десять классов и тогда попробуешь поступить сразу в библиотечный институт». Однако, к тому времени, когда я закончил школу, у меня появились совсем другие интересы. Но это уже другая история. Хотя Сакмарскую библиотеку я по-прежнему люблю и каждый раз, приезжая в Сакмару, захожу проведать своих старых друзей, привозя им в подарок мою очередную книгу.

 

В Сакмарской районной библиотеке. Передача директору библиотеки Забродиной Светлане Леонидовне (справа) книги переводов стихов малайзийских поэтов (2018 г.)


Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"
Продажа молотого кофе paulig espresso classic.

Rambler's Top100