TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

История22 мая 2019 г.

Виктор Погадаев

 

 

Дыхание жизни в чашке надежды.

Индонезийский кофе.

Созданная в 1602 г. Нидерландская Ост-Индская компания, завоевав обширные территории Индонезии, вытеснив из Индонезии всех европейских соперников и установив свою монополию, рассчитывала на огромные прибыли, но пока получала лишь одни убытки. Конечно, пряности, ради которых устремились сюда многие европейские державы, приносили определённый доход, но этого было недостаточно. Расходы на армию, которую она содержала, корабли, транспорт пожирали львиную долю прибыли. А что ещё можно было взять с Индонезии. Не везти же в Европу рис. А вот кофе – другое дело. В европейских странах уже вошло в привычку среди аристократии выпить утром чашку ароматного кофе. Оно стоило баснословно дорого и поставлялось только из Эфиопии и Аравии. Но очень скоро они обрели конкурента в лице Нидерландской Индии – так назвали голландцы Индонезию.

Корабли Нидерландской Ост-Индской компании

 

А всё началось с того, что в 1696 г. мэр Амстердама поручил командующему Нидерландской Ост-Индской компании на Малабарском побережье в Индии Адрину ван Оммену отвезти cаженцы кофе в Батавию – столицу Нидерландской Индии, которую голландцы построили на месте разрушенного поселения Джаекарта (в будущем Джакарта). Они были высажены (пока что в качестве эксперимента) не где-нибудь, а на плантации, принадлежавшей самому генерал-губернатору Виллему ван Оутхоорну на Восточной Яве в строго охраняемом местечке, которое впоследствии получит название Пондок Копи (Обитель кофе). Весь первый урожай в 1706 году был направлен в Амстердамский ботанический сад на экспертизу. Эксперты были просто в восторге от высокого качества яванского кофе. Качество и вкус его превосходили все известные ранее виды. Саженцы кофе в 1714 г. были направлены в ботанические сады различных стран Европы, в том числе в сад французского короля Людовика XIV в Версале, высажены в оранжереях и затем направлены для посадки в их колонии, в том числе в Южную и Центральную Америку. Так что можно утверждать, что почти все кофейные деревья планеты, растущие сейчас на плантациях общей площадью 5 миллионов гектаров, происходят от нескольких саженцев, отправленных в Амстердам с острова Ява в начале XVIII в.

 

Чашка Явы

С 1711 г. Индонезия начала экспортировать кофе, за десять лет объём экспорта дошёл до 60 тыс. т в год. Яванский кофе быстро вошёл в моду. В XIX веке на Западе даже появился термин «чашка Явы», хотя к тому времени кофе выращивался не только на Яве, но и на других островах, например на Сулавеси и Суматре, и он мог быть оттуда. Этому способствовало укоренившееся представление о Яве как о наиболее экзотическом уголке тропического мира. Так, например, утверждал известный английский натуралист и путешественник Альфред Рассел Уоллес. Проведя в 1861 г. на острове 3,5 месяца он пленился экзотикой Явы, о чём и поведал в своей книге «Малайский архипелаг. Страна орангутана и райской птицы», переведённой на русский язык в 1903 г. И не только он.

И.А.Гончаров

Чуть раньше, в 1852 г., на Яве в ходе кругосветного путешествия на фрегате "Паллада"побывал наш соотечественник, известный русский писатель Иван Александрович Гончаров. Её описанию отданы лучшие строки его книги «Фрегат «Паллада». Восторженно переданы картины яванской природы, которую писатель назвал «нежной артисткой». От его взгляда не ускользает ни «роскошнейшее из тропических деревьев - баниан», ни грациозно наклонившаяся кокосовая пальма, ни море, спокойное, как зеркало, как «ртуть», ни «мягкие, нежащие глаз цвета», ни небо, «которое, как книга, которую не устаешь читать», ни экзотические фрукты.


Кофе в системе принудительных культур

Но не помогли ни кофе, ни экзотика Явы. Расходы Ост-Индской компании на сохранение в своих руках захваченных территорий росли, а доходы неуклонно снижались. 1 января 1789 г. компания была ликвидирована, а все её владения и имущество перешли к правительству. Но и новый статус не смог поправить дела: казна колонии опустела. И тогда для увеличения доходов новый голландский губернатор колонии Иоханнес ван ден Босх ввел в 1830 г. так называемую систему принудительных культур. Все живущие на острове земледельцы, кроме иностранных подданных, должны были выделить часть обрабатываемой площади для экспортных культур, в первую очередь кофе. Для крестьян это означало сокращение посевных площадей под рис – основного продукта питания - и тяжёлый изнурительный труд почти задаром на плантациях. Нередко они восставали и разрушали плантации, поджигали дома плантаторов, убегали в джунгли.

Дауэс Деккер

Всё это видел чиновник колониальной администрации Эдуард Дауэс Деккер (1820-1887), который девятнадцатилетним юношей начал работать в Нидерландской Индии. Он с сочувствием относился к индонезийцам, пытался облегчить их положение, выступал в защиту крестьян, страдавших от произвола и системы принудительных культур. По возвращении в Голландию (1857) он написал под псевдонимом Мультатули (от латинского «я много страдал») роман «Макс Хавелар, или кофейные аукционы Нидерландского торгового общества» (1859, русский перевод 1959), в котором разоблачал варварство колониальной эксплуатации. Роман получил широкую огласку в Голландии и послужил началом кампании за отмену системы принудительных культур.[*]

Позже, в 1920 г., советский поэт Сергей Городецкий (1884-1967) написал пронзительное стихотворение «Кофе», в котором описал изнурительный труд яванской девушки, собиравшей кофе:

Тебя сбирала девушка нагая

По зарослям благоуханной Явы.

Как ящерицу, дико обжигая,

Ей кожу рыжей сделал луч кудрявый.

 

Замучена полуденной работой,

К любовнику, такому же нагому,

Она бежала в лунное болото,

К сплетённому из вешних прутьев дому.

 

И там кричали, радуясь, как дети,

Что труд прошёл, а ночь еще продлится,

Показывая на жемчужном свете

Блестящие от долгой ласки лица.

 

С утра голландец с ремешковой плёткой

На пристани следил за упаковкой

Клейменых ящиков — и кровью кроткой

Окрашивал тугую плетку ловко.

 

Потом с валов могучих океана

Корабль срезал бунтующую пену,

Пока в каюте мягкой капитана

Купцы высчитывали вес и цену.

 

До пристани, закутанной в туманы,

Томились, гордо засыпая, зёрна.

А там, на Яве, кровяные раны

На девушке горели рыже-черной...

 

Любуешься порою, как в фарфоре

Кипит с отливом золотистым кофе,

И вдруг — в мозгу встает желаний море,

И кровь томит тоска по катастрофе:

 

Сломать насилье! Снять с дикарской воли

Бесстыдство злое купли и продажи!

Плетей не надо для цветов магнолий!

Не надо солнцу океана стражи!

 

Отмстить за бешенство бичей ремённых!

Пусть хищники в туман уйдут кровавый!

Да здравствует свобода угнетённых

Во всех краях и на болотах Явы!

 

А всё почему? Потому что ситуация не изменилась и к 1920 г. Правда, систему принудительных культур в 1870 г. под влиянием кампании протеста в метрополии пришлось отменить и заменить «этическим курсом». Но в отношении кофе, доходы от которого продолжали расти, она сохранялась.

На кофейной плантации (провинция Аче)
>

 

Арабика или робуста?

Однако в конце XIX - начале XX вв. произошла катастрофа. Большая часть посадок кофе были уничтожены вредителями. Сорт «арабика», который был первым интродуцирован на Яву и другие острова, оказался нестойким к вредителям. Смогли устоять лишь те деревья, которые росли на высоте свыше 1000 метров над уровнем моря, т.е в горных районах: Иджен (Восточная Ява), Тораджа (о. Сулавеси), склоны хребта Барисан (Суматра), Мандайлинг, Линтонг, Сидикаланг (Северная Суматра), высокогорье Гайо (Аче). С 1900 г. в более низких районах стала культивироваться «робуста», не только как более стойкая к вредителям, но и как более неприхотливая и более продуктивная.

Стихийные бедствия, Вторая мировая война и борьба за независимость нанесли большой урон плантационному производству кофе, монополией на которое обладала колониальная администрация. Пришедшее после обретения Индонезией независимости в 1945 г. правительство Сукарно национализировало все голландские плантации, но распорядиться ими по-настоящему не сумело и затем передало в ходе земельной реформы крестьянам или производственным кооперативам. В настоящее время государственные плантации сохранились только на Центральной и Восточной Яве, и доля их в производстве кофе незначительна. 92 процента кофе производится личными крестьянскими хозяйствами или кооперативами. Сегодня Индонезия занимает третье место в мире по производству кофе после Бразилии и Колумбии, экспортируя ежегодно до 350 тыс. т (85 процентов «робусты» и 15 процентов «арабики»).

Девушка-гайо у кофейного дерева

 

Столько сортов – выбирай на вкус

Конечно, качество, аромат и вкус кофе зависят от района произрастания и способа обработки. Почва, климат, окружающая среда везде разные, а значит и кофе даже одного сорта тоже разный. И каждый район в Индонезии считает свой кофе особенным. Кофе «лананг» из односеменных зёрен на Яве считается лучшим средством для повышения мужской потенции. Кофе «кинтамани» на Бали ценится за нежный и сладковатый вкус. Кофе «аранг» из района Джембер на Яве издаёт запах чёрного перца при заливании его горячей водой. Кофе «тораджа» (Сулавеси) совсем не горчит.

Но, вероятно, больше всего разговоров в мире о суматранском кофе «лувак». Он имеет «ванильный аромат» и является самым дорогим в мире. А секрет в том, что кофейные плоды проходят через пищеварительный тракт циветт (мусанг по-индонезийски). Считается, что на свободе циветты очень привередливы и отбирают только самые спелые кофейные плоды. Зёрна, которые получают от циветт в неволе, не такие вкусные и поэтому кофе из них менее ароматен и более дешёвый.

 
Циветта. Зёрна кофе, «обработанные» циветтой

Интересна история появления этого вида кофе. Голландцы запрещали крестьянам, работавшим на плантациях, уносить с собой зёрна кофе, а тем очень хотелось попробовать то, что они производили. И вот они заметили, что циветты поедают кофейные плоды, а затем выбрасывают зёрнышки вместе с экскрементами. Крестьяне подбирали их, мыли, поджаривали, мололи и делали для себя напиток.

Эта «особенность» получения кофе порождает, например, у мусульман недоверие к нему, ставит перед ними вопрос, насколько халялен этот продукт. В частности, малайзийские мусульманские власти так и не смогли разрешить эту проблему, хотя в некоторых кофейнях Куала-Лумпура этот кофе предлагают. Вот только насколько натурален он – это вопрос. Ведь сейчас научились придавать вкус «лувака» любому кофе с помощью специального энзима.

Кофе «сидикаланг» (Северная Суматра) конкурирует по вкусу с бразильским, который считается лучшим в мире. Если вам в индонезийском доме подадут чашку этого кофе, то это большая честь для вас. Именно в таком контексте индонезийский поэт Таригану (1938-2019) упоминает этот кофе в своём стихотворении «Завет»:

О добре и зле говорить я с тобой не буду.

Гостеприимства долг ведом тебе без меня.

И когда друзья в дом наш шумно прибудут,

Ты подашь ароматнейший кофе «сидикаланг».

 

Где найти для тебя другие слова, я знаю.

Как ваятель, всё лишнее я отсекаю.

(перевод Виктора Погадаева)

 

Но ему на пятки в конкуренции наступает другой вид кофе из соседнего района – это кофе «гайо» из горных районов Аче (2000 тыс. м над уровнем моря) из сортов «арабика», производимый на личных хозяйствах и кооперативами небольшого народа «гайо» (люди гор), которые живут в основном за счёт кофе (производство до 70 тыс. т в год). Как сказал местный молодой поэт Фикар В. Эда в своём стихотворении «Утренний кофе»,

«Кофе для гайо – это дыхание жизни в чашке надежды» (Di Gayo // Kopi adalah napas kehidupan // Dituang dalam cangkir harapan Secangkir Kopi. Antologi Puisi. Kurator: Fikar W. Eda, Salman Yoga S. Banda Aceh: The Gayo Institut, 2013, h. 57).

Кофе здесь выращивается без химикатов и обрабатывается традиционными методами. Снимают мякоть самодельными агрегатами из частей старых велосипедов, зёрна высушивают на солнце. Кофе имеет тягучий, мягкий, согревающий вкус и становится всё более популярным за рубежом, включая Россию. Уже многие российские компании осуществляют продажу кофе «гайо» по интернету.

Кофе и поэзия

В 2013 г. мне удалось лично «познакомиться» с этим кофе. Интернет, как известно, сближает. И особенно Фейс-бук. Один щелчок мышкой - и ты уже с кем-то говоришь. Благодаря Фейс-буку я и познакомился с Салманом Йогой, поэтом из Аче, преподавателем Исламского института в Банда-Аче. У нас оказались общие знакомые («друзья») по Фейс-буку и общие интересы – литература. Завязалась переписка. И вот однажды я получаю от Салмана предложение написать стихотворение про кофе. Я вообще-то стихов не пишу, занимаюсь в основном переводами. Но тут на меня что-то накатило, и я «родил» небольшой стих на индонезийском языке про аромат кофе. Ну и затем совершенно неожиданно последовало приглашение на презентацию книги стихов «Чашка кофе».

Хорошая идея – поэты, у которых нет средств на издание своих книг, решили найти спонсора среди производителей кофе, которым славится эта индонезийская провинция, предложив им сборник стихов, посвящённых исключительно этому популярному напитку. Надо сказать, что Салман сам из числа горцев гайо, которые производят этот удивительно ароматный кофе, известный под торговой маркой «гайо». Конечно, в сборнике в основном стихи местных поэтов, но есть и из других стран. Наряду с Россией, которую я неожиданно для самого себя представлял, помещены стихи поэтов Малайзии, Дании, Тайваня, Таиланда.

Не успел я прилететь и расположиться в гостинице, как меня потащили в кофейню, но, конечно, не «на чашку Явы», как в былые времена в Европе, а на чашку (причём большую) кофе «гайо». Раньше я всегда руководствовался фомулой Талейрана, главного министра Наполеона, о том, что «кофе должен быть горячим как ад, чёрным как чёрт, чистым как ангел и сладким как любовь». Но когда я потянулся за сахаром, я его на столе не обнаружил. Когда я сказал об этом Салману и его друзьям, они меня обсмеяли. Да разве можно пить кофе «гайо» с сахаром – весь аромат пропадёт. И я, вероятно, первый раз в жизни пил несладкий кофе, но не чувствовал привычной горечи и наслаждался его тонким ароматом.

Ну а что же наше мероприятие? Оно было организовано с большой выдумкой и прошло очень интересно. Естественно, в самой знаменитой кофейне города «Тауэр Кафе». И читали поэты свои стихи под аккомпанемент рок-оркестра! Многие был одеты в национальные костюмы.

>В «Тауэр Кафе» всегда многолюдно

Среди поэтов были и молодые, как Салман Йога, Д. Кемалавати, Рахмад Санджая, Виратмадината, Джулиана Ибрагим или уже упомянутый Фикар В. Эда, и ветераны, как Л. К. Ара, который выступил семейным дуэтом со своей супругой (он читал стихи, а она пела народную песню).

И всё про него, про кофе.

Индонезийские поэты устроили презентацию книги стихов о кофе на кофейной плантации. Крайний справа в национальной одежде поэт Фикар В. Эда



[*]В 2002 г. Общество нидерландской литературы провозгласило роман величайшим произведением всех времён, написанном на нидерландском языке, а имя главного персонажа романа, Макса Хавелара, является в Нидерландах нарицательным.



Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"
Продажа молотого кофе paulig espresso classic.

Rambler's Top100