TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

Русский переплет

Культура
18 марта 2013

Виктор Погадаев

 

 

И какой же англичанин не мечтает создать свой парк

Темплер-парк более всего известен своим карстовым монолитом Букит-Такун, который возвышается на 400 метров над дорогой, соединяющей столицу Малайзии Куала-Лумпур с городом Равангом. Первый природный рекреационный парк, служащий "зелёными лёгкими" для Куала-Лумпура, был создан и назван в честь его создателя англичанина сэра Джеральда Темплера. История парка отражает историю становления страны и соответственно проблемы, стоящие перед ней сегодня.

Парк был открыт 19 мая 1954 года во время "Чрезвычайки" - так англичане называли свою маленькую войну в Малайе, ибо даже слово "война" - это плохо для бизнеса: рост страховочных премий, повышение цен на продовольствие, падение стоимости недвижимости и т.п.

Это был необычный парк с самого начала его создания. Он был создан и открыт Верховным комиссаром Великобритании сэром Джеральдом Темплером, который прибыл сюда из Куала-Лумпура на бронированном автомобиле. Темплер, султан Селангора Хишамуддин Алам Шах, согласившийся передать часть земли федеральному правительству, и другие высокопоставленные лица, произнесли речи, открыли под фанфары одетых в красную форму гуркхов мемориальную доску на скале с надписью "Для сохранения природного наследия людей этой земли" и посадили деревья у окраины джунглей, вполне возможно под прицелом снайперов-коммунистов. В этой церемонии участвовали также леди Тэмплер и их восемнадцатилетняя дочь Джейн.

Тэмплер завершил свою речь словами благодарности султану: "Народ Малайи принимает ваш дар сердечно и с благодарностью и всегда будет помнить о нём". Это место Тэмплер выбрал в 1953 году, совершая облёт окрестностей Куала-Лумпура с вертолёта. Последующая аэрофотосъёмка послужила основой для планирования парка. Название парку дал султан Селангора, который в памятном альбоме оставил такую надпись: "Этот участок выделен Селангором, чтобы превратиться в природный заповедник и место отдыха для всех, кто любит уединение и красивую природу". 24 февраля 1955 г. парк был включен в число "оберегаемых мест" официальным решением главного министра Селангора. Тогда предполагалось, что это будет и природный парк, и ботанический сад.

Увы, ожидания были чрезмерно оптимистическими. Ботанический сад здесь так и не появился (единственный Ботанический сад в Куала-Лумпуре учебный и принадлежит Университету Малайя), а парк, хоть и был создан, но посещался первоначально неохотно. Ведь он располагался около печально известного Канчинского прохода, или "Лунной долины", где снайперы восставшей компартии обстреливали машины, проходившие по дороге, из засады.

Устраивать пикники в парке было категорически запрещено, как и вообще приносить сюда еду - за это по законам "Чрезвычайки" можно было запросто оказаться в тюрьме. Оставаться в парке после шести вечера, когда начинал действовать комендантский час, тоже было опасно: подстрелить могли как коммунисты, так и военные патрули. Да, действительно необычный парк.

Сам сэр Джеральд Темплер был тоже необычайным человеком. Единственный высокопоставленный британский офицер, который мог похвастаться опытом борьбы с Советской Россией во время Гражданской войны в 1919 г. в районе Каспийского моря, он еще и служил в Палестине, где боролся против арабских партизан. В период между мировыми войнами прославился тем, что стал чемпионом британской армии по штыковой борьбе и участвовал в Олимпийских играх 1924 года в соревнованиях по барьерному бегу. Во время Второй мировой войны он стал самым молодым генерал-лейтенантом британской армии. Но к удивлению всех, он оставил свой пост в штабе армии и отправился в действующие войска в Северной Африке - в Анзио и Монте, где был ранен. И опять-таки необычно. Ему в шею попал осколок от стоявшего на грузовике пианино, в которое попала бомба. По выздоровлении он получил новое повышение по службе.

6 октября 1951 года В Малайе коммунисты-террористы в горном курорте Фрейзер-Хиллз убили из засады сэра Генри Гёрни - главу британской администрации в этой стране. Обеспокоенный ситуацией (война стоила короне 150 тыс. долларов в день, уже было убито более 3 тыс. человек, а действия коммунистов угрожали нормальному ходу производству каучука и олова - основного багатства Малайи, которое получала Англия) Уинстон Черчилль послал в январе 1952 года в Малайю Темплера, наделив его неограниченными полномочиями гражданского и военного администратора. Британская пресса того времени отмечала, что таких полномочий со времен Кромвеля в Англии не получал никто.

Темплер действовал быстро. Через три месяца после своего прибытия, когда в городе Танджунг-Малиме, известном как один из оплотов компартии, были убиты из засады 12 британских патрульных, он ввёл там 22-часовой комендантский час и сократил рисовый паёк. Каждый житель города получил письмо, начинавшееся так: "Если ты сочувствуешь коммунистам, то я не ожидаю от тебя ответа. Если же нет, то я ожидаю информации, которая бы помогла моим солдатам поймать террористов". На улицах были размещены урны, куда жители могли бросить заполненный корешок письма. Эти урны Темплер потом вскрыл в мэрии в присутствии городских властей. Некоторые письма содержали оскорбления, но некоторые дали полезную информация, в результате чего через несколько дней 28 человек в Танджунг-Малиме и ряде ближайших деоевень были арестованы. 13 дней спустя коменданский час был отменен, а рисовые пайки восстановлены. Жители Танджунг Малима вернулись на работу. Поздее его изощренная кампания по дезинформации и методы психологической войны привели к тому, что коммунисты стали сдаваться и даже убивать своих командиров.

Именно Темплер одним из первых выдвинул продуктивную идею борьбы с коммунизмом: решение проблемы не в том, чтобы бесконечно увеличивать военное присутствие в Малайе, а в том, чтобы завоевать сердца и умы людей. Он даже говорил, что мог бы выиграть войну за три месяца, если бы смог привлечь на свою сторону две третьих населения. Его тактика впоследствии стала применяться повсеместно. За свои заслуги он получил прозвище "Тигра Малайзии" и удостоился чести украсить своим портретом обложку журнала "Тайм".

Темплер добивался того, чтобы малайское гражданство предоставлялось и некоренным национальностям (главным образом китайцам и индийцам), которые были склонны поддерживать коммунистов. Он считал важным, чтобы некоренные национальности осознали себя неотъемлемой частью населения страны и связали своё будущее с ней. Можно сказать, что он стал одним из первых, кто провозгласил идею "Одна Малайзия", которая сейчас активно пропагандируется властями. Достаточно отметить, что в то время в Малайе на 2,6 млн. малайцев приходилось 2 млн. китайцев и 600 тыс. выходцев из Южной Азии.

Его острый язык заставлял замолкать всех его оппонентов - ответственных политиков, бездарных колониальных чиновников, бизнесменов, армейских командиров. Рассказывают, что однажды какой-то местный плантатор пожаловался ему на недостаточно энергичные меры армии и полицейских по обеспечению безопасности его плантации. Темплер тогда спросил его, был ли он в штабе армии. Плантатор ответил, что нет. А в штабе полиции? Тоже нет. "Чего же вы хотите! - воскликнул Темплер. - Да, у нас есть плохие солдаты, есть плохие полицейские, но есть и плохие плантаторы. Так что лучше катитесь отсюда". А когда кичливый "Лейк-клуб" не захотел отказаться от политики "клуб только для белых" (в клуб не пускали даже султана Селангора!), он заставил руководство клуба подать в отставку. В ярости он бросил им: "Для сил безопасности этой страны нет такого понятия, как дискриминация по цвету кожи. Английские парни вместе с родезийцами, гуркхами, африканцами и фиджийцами плечом к плечу сражаются вместе с малайцами, китайцами и индийцами, рискуя своей жизнью... Они знают, что их настоящий враг - коммунизм. И они видят также своих настоящих друзей и знают, что дело, за которое они стоят, выше всяких различий цвета кожи или обычаев, которых они придерживаются". А потом добился того, чтобы новое руководство приняло решение о допуске в клуб всех, не взирая на цвет кожи.

За небольшой период он добился разительных успехов - коммунисты, потеряв около 2/3 своих рядов, отступили глубоко в джунгли, число вооружённых столкновений уменьшилось с 500 до 100 в месяц. Но перед своим отъездом в 1954 году он предупреждал, что еще не все сделано: "Я застрелю негодяя, который скажет, что "Чрезвычайка" закончилась". И действительно, она продлилась до 1960 года, но и после этого борьба с коммунистами, действовавшими в джунглях, не прекращалась.

Помню, как мы с группой студентов в 1971 г. путешествовали на машине вглубь страны и наткнулись на военный патруль. Мои друзья попросили меня глубже натянуть кепку, чтобы не было видно лица. Представляете, что было бы, если бы патруль обнаружил в машине русского - человека, приехавшего из коммунистической страны - в глубине джунглей, где орудовали коммунистические банды. К счастью, патрульные увидели на лобовом стекле машины стикер Унивеситета Малайя, где я стажировался, и потеряли к нам интерес. Соглашение о прекращении борьбы коммунисты подписали лишь в 1986 году.

Тысячи жителей вышли на улицы и стояли вдоль дороги, чтобы проводить Темплера, когда он возвращался в Англию. Он получил высший малайский титул Тун от местного правительства и много подарков от султанов, но поднимался в самолёт с браслетом аборигенов на руке.

Удивительно, как среди всех этих проблем он нашел время подумать о сохранении для Куала-Лумпура "зелёных лёгких" и лоббировал создание парка. В письме одному из своих друзей он писал: "Я давно мечтаю создать здесь Национальный ботанический сад. Наконец мне удалось получить чудесное место площадью две тысячи акров в 15 км от Куала-Лумпура. Я надеюсь, что первые два ряда деревьев, каждый длиной в одну милю, и первые 30 цветущих кустарников будут посажены до нашего отъезда. После этого о них можно будет забыть лет на 10 и вспомнить, когда они уже вырастут". Интересно также, что руководство парком было возложено на группу единомышленников "Друзья Темплер-парка", состоявших из известных общественных деятелей, которые следили за порядком в парке в течение нескольких десятилетий. Это было поколение удивительно бескорыстных людей.

В 1960 году уже после получения Малайей независимости Темплер, увенчанный многими новыми наградами и званиями (в 1955 г. стал начальником Имперского Генерального Штаба, а в 1956 году получил звание фельдмаршала), вновь посетил своё детище. Он обошёл посаженные им деревья, впервые по-настоящему полюбовался прекрасными видами, поднялся к водопаду - раньше он видел только краешек парка, ибо условия безопасности не позволяли разгуливать по нему свободно.

В 1990 г. правительство штата Селангор, в котором находится парк, лишило его прежнего неприкосновенного статуса и продало участок, где находится Букит-Такун, контракторам. Те вырубили часть джунглей и построили на их месте площадку для гольфа. Букит-Такун стал недоступен для свободного посещения. Пощёчиной тем, кто борется за сохранение природы, стало строительство здесь коттеджного посёлка.

Парк сейчас - популярное место для отдыха школьников, семей и влюблённых парочек, которые играют или просто отдыхают у многочисленных ручьёв, водопадов и плавательного бассейна. По проведенному здесь в 1978 году опросу, 56,8% посетителей - молодые люди в возрасте 21-30 лет, 40 % из них из Куала-Лумпура, другие - из окрестных мест. Большинству из них импонирует прохлада (70%), тишина и спокойствие (53%), красоты природы (24%). Многие посещают лесной заказник Сунгай-Канчинг (назван по названию реки Канчинг), который примыкает к Темплер-парку у его западной части. Он лучше обустроен для пикников и семейного отдыха. Но, к сожалению, сооружения не отличаются изысканной красотой, а лавки и ресторанчики являются постоянным источником мусора.

В верхнем течении реки, однако, сохранился девственный лес с тропинками для прогулок. Они узкие, но вполне проходимые, и тут достаточно место для отдыха тем, кто хочет спрятаться от шума современного города. Здесь же в западной части, но к югу от дороги находятся высокие деревья с густыми кронами, красивыми, как узорчатый зелёный ковёр.

Ну а искателям приключений лучше всего подходит восточная часть. Здесь у подножия водопада даже имеется бассейн, из которого вытекает река. Бассейн, облагороженный в прошлом веке, находится еще в неплохом состоянии. В 2002 году московская поэтесса Елена Танева, приехавшая в Куала-Лумпур на международный праздник поэзии, произвела здесь фурор, начав читать свои стихи многочисленным посетителям прямо у бассейна. Она даже посвятила парку одно стихотворение, в котором есть вот такие строчки:

В Темплер-парке, по ступеням.

Ног не чувствуя, идём! -

Айседора и Есенин!

Песню русскую поём!

Сам я бывал в парке неоднократно. Однажды мы с моим малайским приятелем решили поискать водопад, который был изображен на карте1950-х годов, но не отмечен на современных схемах. Как ни странно, старые карты зачастую точнее современных. Мы миновали бассейн и пошли по тропинке, петляющей вдоль реки до водопада, известного как водопад Темплера. Легкая прогулка заняла около часа времени. Над водопадом мы встретили двух человек, которые, несмотря на свою обычную одежду, оказались аборигенами, заготовлявшими бамбук. Вокруг расстилались настоящие джунгли. Были слышны крики гиббонов и видны следы диких кабанов. А ведь когда-то здесь водились и более крупные хищники, например, тигры, леопарды, черные пантеры, малайские медведи, тапиры, иногда забредали и слоны. Тигра последний раз здесь видели в 1958 году, но мелких представителей фауны много и сейчас. Это обезьяны, птицы (около 70 видов), ящерицы, лягушки, змеи.

  
Мой приятель рассказал мне, что раньше он видел здесь остатки старого лагеря коммунистов, где провел некоторое время знаменитый Спенсер Чэпмен, автор книги "Джунгли нейтральны". Чэпмен (1907-1971) был полковником Британской армии, участником экспедиции в Антарктику (1930-1933) и Тибет (1936-1937), а с 1941 года инструктором в школе спецназа в Сингапуре. Во время японской оккупации в течение трёх лет жил в джунглях, где помогал тренировать партизанские отряды Малайской народной антияпонской армии. Надо сказать, что он был просто заворожен джунглями: "Что больше всего меня поражало, так это абсолютная стройность, совершенная симметрия стволов тропических деревьев, которые напоминают колонны темного и беспредельного храма. Земля здесь покрыта толстым ковром опавших листьев и молодой порослью деревьев. Почвы практически не видно и, конечно, нет ни травы, ни цветов. До 10 футов - вторичный лес из молодых деревьев и пальм, но за пределами этого волнующегося зелёного моря видны мирриады деревьев высотой до 150 футов с кронами, почти закрывающими небо".

На этот раз нам не удалось найти этот лагерь, но мы встретили лагерь аборигенов, который, однако, был пустой. Это и неудивительно. Аборигены часто меняют своё местопребывание в поисках пропитания, а иногда и по спиритическим соображения, если место считается вредным для здоровья (например, люди часто болеют). Наконец-то мы нашли водопад, который искали. Три небольших потока с прозрачной холодной водой. Места у водопада было достаточно для пикника на несколько человек.

Мы пили захваченное в термосе кофе и беседовали. Чэпмен пришел сюда с партизанами-коммунистами и несколькими английскими солдатами, которые спасались от японцев. В те времена англичане сотрудничали с коммунистами, ибо у них был общий враг - японцы, оккупировавшие страну в 1942 году. Один солдат был очень болен, и его несли на носилках. Чэпмен часто ходил охотиться на диких кабанов, чтобы прокормить группу, и возможно бывал у этого водопада. Больной солдат позднее умер и был похоронен на неотмеченном месте.

Этот последний сохранившийся у Куала-Лумпура кусочек джунглей находится под угрозой существования. С 1 января 2002 года опеку над парком взял муниципалитет находящегося неподалёку небольшого городка Селаянг, но положение не улучшилось. Совсем недавно я мог лично наблюдать, как ближайшая к Куала-Лумпуру сторона парка расчищается бульдозерами для плантации масличной пальмы, а во внутренних частях ведутся лесозаготовки. В результате расширения дороги исчезла мемориальная табличка об открытии парка, вероятнее всего ее украли на металлолом.

Если дела будут продолжаться в таком же духе, то Темплер-парк скоро превратится в плантацию масличной пальмы, место строительства новых жилых комплексов, а также площадок для гольфа. И мы уже не сможем насладиться красотой джунглей вблизи от малайзийской столицы.


Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"
Продажа молотого кофе paulig espresso classic.

Rambler's Top100