TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ][AUTO] [KOI-8R ] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет

Владислав ОТРОШЕНКО

Гость

 

Рассказ

 

Первый весенний зной, цветут жердёлы. На широкой станичной улице, сплошь покрытой теплой пыльной кашицей, пустынно. Только высокая голая лошадь с белесыми промятыми полосками на боках идет неизвестно куда сквозь лоснящийся воздух, беззвучно ступая длинными ногами по мягкому настилу. Мальчик лет семи, внимательно разглядывавший ее, смотревший ей вслед с недружелюбным любопытством, тут же о ней забывает, как только лошадь скрывается ≈ доходит до того места, где улицу пересекает наискось блестящая мелкая речка и где нельзя уже ничего различить от избытка света в степном пространстве.

≈ Пошла! Пошла вон! ≈ командует мальчик, когда лошадь вдруг снова появляется рядом с ним, неслышно вернувшись на улицу из степи. Но лошадь его не слушает ≈ не уходит. Ей тоже любопытно видеть мальчика. Всем любопытно видеть его. Он очень чистый, с гладкой светлой кожей, с кудрявыми ≈ до плеч ≈ волосами в цвет топленого масла; на нем черные отглаженные брюки, белая рубашка с длинными рукавами, застегнутыми на запонки, которые сверкают зелеными гранеными стекляшками ≈ точно такими же, как в брошке, приколотой под кружевным воротником. Лошадь хорошо понимает, что мальчик не здешний, не станичный, хотя ей и неведомо, откуда он взялся: она бродила по речке, по каменистой журчащей отмели, разглядывая цветные извивающиеся голыши под водой, в тот утренний час, когда мальчика привез из города на запыленном автомобиле рослый нарядный дед, густо пахнущий водкой и новой тканью. Все утро в одном из станичных дворов ≈ в том, где стоит, окруженный пирамидальными тополями, высокий каменный дом с плоской крышей и маленькими арочными окнами, глубоко утопленными в толстые выбеленные стены, ≈ дед громко хохотал, громко разговаривал, хлопая по плечу другого деда, своего брата, которого он называл Петром. Петр же называл его Алексеем Ивановичем, обращаясь по отчеству и к мальчику ≈ Родион Родионович.

Две одинаково смуглые девочки, одна тринадцати, другая пятнадцати лет, дочери деда Петра, тоже называли мальчика по отчеству. Сгибаясь, прижимая ладони к коленкам, они давились беззвучным смехом, потом глотали, округляя глаза, теплый майский воздух и с готовностью к новому приступу радостного удушья выкрикивали:

≈ Эй, Родион Родионович! Куда-й-то вы в курятник полезли? Рубашечку испачкаете!.. Петух брошечку украдет!

Родион Родионович ничего не отвечал девочкам. Им отвечал дед Петр. Он высовывал из круглой, заплетенной вьющимся хмелем беседки, где угощал Алексея Ивановича красным вином и медовухой, аккуратно остриженную голову на длинной шее и злобно сквозь зубы цедил:

≈ Сонька, Тамарка, стервы! Выпорю!

Девочки мгновенно затихали. Угроза родителя их пугала. Нахмурившись, они быстро шли в дом. Но язвительное любопытство, сулившее им нечаянное веселье, брало верх над привычным страхом. Родион Родионович снова видел их смеющиеся лица ≈ сначала за блестящими стеклами маленьких окон дома, потом во дворе, над кустами смородины, сквозь которые просвечивали разноцветные улья, ≈ снова слышал их голоса, смешанные с сочным гудением пчел:

≈ Родион Родионович, а, Родион Родионович! Вам нельзя в сарай! Там крысы водятся!.. Ботиночки ваши скушают!

К полудню дед Алексей Иванович опьянел. Собравшись уезжать, он долго прощался то с дедом Петром, сжимая ладонями его голову, то с Тамарой и Соней, целуя их в виски. Бережно поддерживая гостя со всех сторон, они вывели его, грузно шатающегося, за ворота, разбудили шофера, беспамятно спавшего на сиденье в автомобиле с запрокинутой головой и открытым ртом, мимо которого смело летали мухи. Когда автомобиль тронулся, увозя Алексея Ивановича, Родион Родионович, все еще не веривший, что дед оставит его здесь, в этом скучном и незнакомом месте, окруженном степью и небом, рванулся было вслед ≈ но тут же остановился, заметив, что Соня и Тамара насмешливо смотрят на него. Он чувствовал, как в глазах его дрожат слезы, от которых дрожало и все вокруг, слышал, как дед Петр виновато ласковым голосом говорит: ⌠Да вы не сердитесь, Родион Родионович... Погостите у нас маленько, а дедушка за вами приедет, приедет... или шофера пришлет...■, и совсем другим ≈ злым и требовательным ≈ голосом: ⌠Хватит вам пялиться на него! Ступайте во двор!■

Какое-то время, оставшись на улице один, Родион Родионович смотрел с бездумной сосредоточенностью себе под ноги, где нескончаемой извивающейся цепочкой ползли, переваливая через пыльные барханы и старательно огибая мелкие камешки, муравьи. Они спускались на землю из дупла старой сливы, продвигались сначала вдоль ее выступающего на поверхность корня, потом ≈ мимо ботинок Родиона Родионовича через прохладную равнину, усеянную лепестками сливовых цветов, и дальше ≈ к своей цели, к выщербленному валуну, видневшемуся в знойном и ярком свете за пределами тени от густой кроны дерева. Они были заняты этим дружным походом, и им не было никакого дела до Родиона Родионовича, до его обиды и грусти, до его обременительно нарядной одежды, до его имени и отчества. Он был слишком огромным для них, чтобы они замечали его существование.

Глядя на муравьев, Родион Родионович и сам перестал замечать себя ≈ перестал испытывать обиду и грусть, помнить во что он одет, как он выглядит и как его зовут. Он присел на корточки, чтобы видеть получше слитное струящееся движение маленьких тел, и просидел так очень долго, сооружая препятствия из щепок и листьев в разных местах на пути муравьев. Солнце уже сдвинулось к западу, удлинив тень от сливы, когда его кто-то окликнул:

≈ Эй!.. Ты девчонка?

Родион Родионович поднял голову и, даже не разглядывая босого, бритого наголо мальчика, стоявшего в десяти шагах от него посреди улицы, коротко ответил:

≈ Нет.

≈ А чего же у тебя ≈ брошка? И волосы такие?

Родион Родионович встал, отряхнул брюки и, резко нагнувшись, протянул руку к земле ≈ будто за камнем. Он знал, что это движение пугает собак. Оно подействовало и на мальчика. Тот быстро, не оглядываясь, побежал к реке. В воздухе осталась висеть только мелкая, искрящаяся пыль, поднятая его босыми ногами. Едва она улеглась, по улице прошла та высокая лошадь, которую Родион Родионович провожал долгим недружелюбным взглядом. Как и мальчик, лошадь скрылась в ослепительно светлом пространстве за рекой, но вскоре вернулась и теперь стояла так близко от Родиона Родионовича, что он хорошо видел в ее черном зрачке свое выпуклое отражение. Он дважды скомандовал ей ⌠Пошла вон!■, потом отстегнул брошку под воротником и с размаху кинул ее в бок лошади. Лошадь отшатнулась всем туловищем в сторону, быстро переставив с места на место длинные ноги, перепачканные засохшей глиной, ≈ но не разозлилась на Родиона Родионовича, не испугалась ≈ осталась стоять неподалеку, кося на него огромным глазом. Родион Родионович перешел на другую сторону улицы ≈ лошадь поплелась за ним и остановилась только тогда, когда он, пройдя вдоль ветхого забора, свернул в неухоженный, заросший пестрыми травами двор, заметив в его глубине через распахнутую калитку гроб. Во дворе никого не было. Тесный и сумрачный от разросшихся деревьев, он был весь затоплен сладким духом разогретых цветов, осыпающихся в траву со старых искривленных жердёл, обвитых плющом. Таким же старым и искривленным был деревянный дом, глубоко осевший одним боком в землю; рельефные ставни на его окнах, под которым тянулись гнилые доски балясника, были наглухо закрыты; собачья будка пустовала. Гроб стоял на двух табуретках недалеко от крыльца. Обитый новой бирюзовой материей, он был самым ярким предметом в этом безмолвном дворе, где все потускнело от времени и где, казалось, сам воздух пропитался пепельно серым цветом, каким светилась здесь повсюду омертвелая древесина. В гробу лежала старуха. Родион Родионович еще на расстоянии увидел над бирюзовым бортиком, окаймленным по краю черной волнистой лентой, ее нос и лоб, наполовину закрытый белой косынкой.

Приблизившись вплотную к гробу, от которого исходил такой же сладковатый запах, каким веяло от цветущих деревьев ≈ но только он был не летучим, не наплывающим, а ровным и неподвижным, как прохлада в погребе, ≈ Родион Родионович вытащил руку из кармана, положил ее ≈ будто чужую, будто для того, чтобы она привыкла лежать так ≈ на широкую подушку, занимавшую все изголовье гроба, потом дотронулся указательным пальцем до лба старухи. Желтый, в сиреневых подтеках, он был до того холодный и твердый, что Родион Родионович даже кончиком пальца ощутил глухую каменную тяжесть маленькой головы, затянутой в косынку. Он отдернул руку, спрятал ее в карман и, уже не дотрагиваясь до старухи, смотрел в ее лицо, стараясь понять, знает ли она, что он теперь стоит рядом с нею; и что по ее серым, плотно сжатым губам ползет упавший с дерева паук; и что в небе светит яркое солнце; и что в душном саду носятся над кронами деревьев, соединяя разнообразное жужжание в усыпляющий гул, тысячи пчел, шмелей и ос; и что завтра будет новый жаркий день, ≈ скучно ли ей быть метровой?

Старухе было не скучно и не весело. Превратившись в тугое безответное тело, не замечающее ни паука, ни Родиона Родионовича, ни далекое солнце, она лежала в дырявой тени полувысохшей акации и все ее лицо ≈ просторные глазницы, уже захватившие в свои провалы брови и тонкую кожу с висков, большие овальные ноздри, светлые и чистые внутри, подбородок, распластавшийся по шее, ≈ говорило, что она навсегда сроднилась с той спокойной и властной силой, которая придавила ее к днищу гроба, и даже сама была теперь этой силой, не желающей знать ни о сегодняшнем, ни о завтрашнем дне.

Родион Родионович набрал воздуха в легкие и его упругой струей, округлив щеки, сдул паука с губ старухи, потому что ему стало жалко ее ≈ жалко, что она ничего не знает. Ему захотелось убить паука, чтобы тот впредь никогда не ползал по онемевшим губам. Обойдя гроб, он принялся искать его в высокой траве. Но найти его было трудно среди множества других живых существ, таких же невесомых и проворных; они ползли, выпрыгивали, вылетали из потревоженного укрытия. Раздвигая траву руками, Родион Родионович увидел в ней большие ножницы из темного шершавого металла. Он подобрал их и, вытащив из кармана носовой платок, отрезал от него угол. Ножницы резали хорошо, хотя и были очень старыми. С минуту Родион Родионович внимательно разглядывал их, словно собираясь запомнить и бросить назад в траву, но не бросил ≈ еще раз опробовал толстые выщербленные лезвия, надрезав в двух местах атласную ленту, окаймлявшую гроб, потом зашагал к распахнутой калитке, на улицу, не выпуская из рук находку ≈ по пути состригал яркие головки репейников, листья с кустов и уже у самой калитки, быстро присев на корточки, отрезал кончик шнурка на своем ботинке.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
231211  2001-07-12 01:47:01
ВТ
- Замечательный рассказ. Сначала красивая статика. Действительно знойный день. Действительно ребенок в чужом месте. Потом он вдруг отвлекается и ╚оживает╩ - даже встреча со смертью уже не может остановить детской игры. Концовка вдохновенная. Соблазнительно считать ножницы, паука, лошадь и пр. какими-то символами. Но нет, это не символы. Лучше, тоньше. Я бы их квазисимволами назвал.<BR><i>Приблизившись вплотную к гробу, от которого исходил такой же сладковатый запах, каким веяло от цветущих деревьев но только он был не летучим, не наплывающим, а ровным и неподвижным, как прохлада в погребе</i><BR>Браво. <BR>Вот только <i>╚сулившее им нечаянное веселье╩</i> вопрос вызывает. Если что-то сулит веселье, то веселье уже не нечаянное. Или как?

231213  2001-07-12 04:04:00
Графоман
- Спасибо, дорогой AVD за Вашу рекоммендацию. Действительно, согласен с Вашим мнением, прекрасный рассказ. Тысячу раз не правы пессимисты, предрекающие "закат" российской литературы и, вещающие о "духовнм кризисе"! В "Госте" я вижу нового "Нахаленка". А во Владиславе ОТРОШЕНКО - достойного продолжателя традиций русской литературы и словесности. Прекрасный рассказ, жемчужинка. Был настолько легко и быстро прочитан мною, что финал показался неожиданным. Хочется (просто мое личное пожелание)продолжения. С уважением и благодарностью к Автору.

231233  2001-07-13 10:14:41
Суси
- Слух у Отрошенко идеальный, звучание рассказа безупречно, нет ни единой сомнительной интонации. Язык писателя как всегда точен и выразителен. И за всем этим (думаю, я не ошибаюсь) стоит кропотливый многодневный труд. Невольно вспоминаются некоторые сетевые персонажи, считающие за честь признаваться в том, что пишут рассказы за два часа, "на одном дыхании", так сказать. И ведь на полном серьезе эти господа числят себя писателями... <BR> Каждый раз хочется рассказать им один исторический анекдот: <BR> Пришел однажды к Апеллису (придворный живописец Александра Македонского) бездарный художник, принес картину и хвастливо заявил, что написал ее за несколько часов. Апеллис взглянул на картину и сказал: Это и заметно, я только удивляюсь, что ты не нарисовал несколько таких картин за это время. <BR> После Отрошенко я всегда задумываюсь: браться ли в другой раз за перо?

235580  2001-12-10 03:02:38
Diamond Dog
- Об рассказе, что-то ничего коты не промяукали. Автор бесспорно силен, у него, в отличие от Горловой, присутсвует, на мой взгляд, жизненная правда, пробивающаяся сквозь условность и даже порой абсурдность человеческого бытия.

Откуда эта страсть к мертвому, больному? Поневоле вспомнишь маленького красного паучка, разрушившего "золотой век" в сне Ставрогина. Такое впечатление, что этот паучок навеки поселился в душах многих современных русских писателей, и одних затянул от нас паутиной безвозвратно, а душевный свет других, хоть с трудом, но еще пробивается.

235600  2001-12-10 16:36:30
Сергей Шиншин
- Рассказ очень хорош. Но с Суси я не согласен - для "безупречности" надо было бы еще раз пройтись по тексту - спрятать прямые авторские сентенции, которые смотрятся заплатами на отличном "вещном" тексте...впрочем, это уже тонкости. Есть у меня замечание посерьезнее - мне кажется, что столкновение детства и смерти здесь не более, чем чисто технический прием.

235601  2001-12-10 16:53:41
Сергей Шиншин
- Дабы меня не обвинили в голословности, вот один пример "авторской заплаты", то бишь типичного общего места, которое уже читал раз надцать: "...она навсегда сроднилась с той спокойной и властной силой, которая придавила ее к днищу гроба, и даже сама была теперь этой силой, не желающей знать ни о сегодняшнем, ни о завтрашнем дне". Такие вещи в таком тексте НЕ ПИШУТСЯ, А УГАДЫВАЮТСЯ ЧИТАТЕЛЕМ.

235616  2001-12-10 19:06:17
ВТ
- Есть у меня замечание посерьезнее - мне кажется, что столкновение детства и смерти здесь не более, чем чисто технический прием.╩

И чем это плохо?
По поводу приведенной ╚авторской заплаты╩. Сейчас очень модно искать везде штампы. Возможно, эти сочетания слов и использовались многократно. Пустяки это. Не будь предварения ╚она навсегда сроднилась с той спокойной и властной силой, которая придавила ее к днищу гроба, и даже сама была теперь этой силой, не желающей знать ни о сегодняшнем, ни о завтрашнем дне╩, концовка читалась бы совершенно по-другому. Мальчика (подозреваю, вслед за автором) будто подхватывает что-то, заставляет совершать такие обычные и в то же время нелепые манипуляции ржавыми(!) ножницами. Просто дует из гроба. Прекрасно сделано.

235617  2001-12-10 19:11:02
ВТ
- Получилось у меня, что автор орудует ржавыми ножницами. Перл несомненный.

235620  2001-12-10 20:03:59
Yuli
- Писатель Отрошенко, равно как и публицист Отрошенко очень напоминает мне художника Шилова. Красиво и очень похоже, но никто не принимает и никогда не примет его всерьез. Так остается вечной вдовой очень красивая женщина, о которой ходят слухи, что ее годовалый младенец умер при загадочных обстоятельствах.
Из Отрошенко получился бы неплохой автор детективов. С иллюстациями Шилова их рвали бы с руками.

235637  2001-12-10 22:29:34
РТФ
- Если старуху положили в гроб, то и обмыли, одели, а если есть кому обмывать, то одну не оставят. Деталь, вроде бы техническая, но .. отсюда и ребенок семи лет, не знающий, что люди умирают. А так красиво, конечно, антураж.

235638  2001-12-10 22:42:04
РТФ
- С лругой стороны и заискивающий перед мальчиком дед-родственник, "Родион Родионыч", брошка на пацане, которого в селе оставили, не нравятся мне там люди, вполне могли и старуху во дворе одну оставить.

235653  2001-12-11 12:40:04
Сергей Шиншин
- Суси

Как человек пишущий вы наверняка поймете, что я сейчас попытаюсь объяснить на пальцах, ибо на другое времени нет.Я не жду "безупречности", к примеру, от великого писателя Василя Быкова, пишущего, извините за штамп (время поджимает) "кровью сердца". Но если вещь СДЕЛАНА (а рассказ Отрошенко, несомненно, сделан), то от нее ждешь технического совершенства. Кстати, Пелевин, у которого СДЕЛАНО ВСЕ, в техническом плане именно "безупречен".

235654  2001-12-11 12:49:40
Сергей Шиншин
- ВТ

Не знаю, надо ли вам объяснять, что белые носки к черным туфлям не надевают.И, если уж продолжать аналогию, авторская прямая речь в тексте такого рода не может быть штампованныой, равно как запонки не могут быть дешевыми: нет денег на хорошие запонки - застегивай манжеты на пуговицы.

235660  2001-12-11 14:24:59
ВТ
- Сергею Шиншину

Про туфли Вы мне зря объяснили теперь кроме черных носков ничего к белым сапогам не надену. Далее цитирую:

╚Дабы меня не обвинили в голословности, вот один пример "авторской заплаты", то бишь типичного общего места, которое уже читал раз надцать╩

Если для Вас общее место, которое встречалось прежде раз надцать, это не ╚штамп╩, можно вообще ничего больше не объяснять.
Про запонки очень поучительно, но музыканту от Бога порой не нужны даже ноты, не говоря уж о языке глухонемых.

235661  2001-12-11 14:54:39
Сергей Шиншин
- ВТ

Сдается мне, что, ответь я вам "по существу вопроса", начнется переливание слов из пустого в порожнее. Ничего не имею против, если вы останетесь при своем мнении. Однако позвольте и мне иметь свое.

235673  2001-12-11 16:57:27
Почитатель Отрошенко
- Одно из блистательных "переплетовских" эссе В. Отрошенко (а именно "Книга для комментариев на скрипке") только что опубликовано в "Вопросах литературы". А туда всякого не пускают.

235674  2001-12-11 17:03:47
Почитатель Владислава Отрошенко
- Одно из "переплетовских" эссе Отрошенко (а именно "Книга для комментариев на скрипке") только что републиковано в "Вопросах литературы", а туда всякого не пускают. Браво "переплетовским" авторам и величайшему из них, Суси.

235687  2001-12-11 20:16:16
Г.Морозов лошади, муравьи, орлы, куропатки...
- Не нравится. Каша какая-то. У автора неясная мания пристегивать к каждому существительному прилагательное, словно он слышал где-то, что так надо, а почему - и сам не знает --- "Но язвительное любопытство, сулившее им нечаянное веселье, брало верх над привычным страхом."(В.О.) --- или ---"большие овальные ноздри, светлые и чистые внутри, подбородок, распластавшийся по шее" - кто у нас заглядывает в ноздри мертвой старухе - мальчик или автор? Если автор - неприятно. Если мальчик - где это он так насобачился "делать красивые описания"?

Как будто автор не умеет определить степень и необходимость детализации, или пытается придать некую сверхзначительность обыденным и постылым вещам. Так и видишь рыночного зазывалу, расхваливающего ершики для чистки бутылок.

Д.Крылов в рассказе "Горло", размещенном в РП, описывает школьников. В конце рассказа (http://www.pereplet.ru/text/gorlo5.html) свершается немотивированное отрезание девичьей косы --- "Рядом со мной стояла запыхавшаяся Верка. Она стащила с плеч свой ранец и выхватила на колкий морозный воздух ножницы. Короткое движение за спину, скрип перерезаемых волос, аукнувшийся со скрипом мела о доску, - и Верка протянула зачем-то отрезаную неровно косу".(Д.К.)

Забавно. Там отрезают кончик шнурка, здесь - кОсу. Нету на вас венского дедушки (увы, симптом описан в учебнике), хотя другой венский дедушка уже высказался. Как не прискорбно, вынужден согласиться с Юлием (не хочется пребывать на одной платформе, а что делать?) - Шилов, Шилов и есть. Даже не Церетели. Мальчик и смерть - сколько можно? "Лиомпу" что ли, почитайте...

235690  2001-12-11 20:32:12
Сергей Шиншин
- Г. Морозову

Шилов-то здесь при чем?

235706  2001-12-12 01:10:39
Diamond Dog
- Начали потихоньку копать под Отрошенко. Не без подачи из Вены. Поверьте, растерзать, не оставив камня на камне, можно любое произведение, и если это и есть критика, то грош ей цена.

Литература похоже пытается примерить на себя достижения человеческой мысли в области психологии и т.д., сплести некую вязь из образов и распознать в ней нечто несущее смысловой заряд. Мудреное занятие. Однако очень важно, на мой взгляд, выбрать правильно отправную точку рассуждения, не погрешив против объективности. В этом смысле Отрошенко, по-моему мнению, отличается например от Горловой в лучшую сторону, отправная точка литератуных построений которой является надуманной и вымученной, что не дает должным образом проявиться ее таланту.

О вкусах же не спорим.

С удивлением обнаружил, что на РП представлен такой крайне редкий в наше время жанр, как пьеса в стихах.

235707  2001-12-12 01:21:05
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Превосходный рассказ, господа. Осмелюсь заметить, что иногда лучше молчать, чем говорить (пошлейшую рекламу цитирую к месту).

236269  2001-12-25 13:48:06
Андрей Журкин http://www.pereplet.ru/avtori/zurkin0.html
- Хочу сразу предупредить об одной моей нехорошей черте о какой-то мелочной въедливости, от которой сам же и страдаю в первую очередь. Раньше я ее за собой как-то не замечал: читаешь, бывало, все подряд, а если фыркаешь, то так тогда казалось весомо, по крупному. А тут, лет десять тому назад, ни с того ни с сего вдруг зацепился за сущую мелюзгу ( и книгу-то не помню, помню только, что застопорило) и все: с тех самых пор процесс чтения потерял для меня былую легкость. Оно-то, может быть, и хорошо для внутреннего употребления ( потому как, учеба дело хорошее в любом возрасте), но вот как это будет со стороны выглядеть.

В начале декабря в дискуссионном клубе РП произошло что-то вроде обсуждения рассказа Владислава Отрошенко Гость . Я тоже прочитал этот рассказ, благо, небольшой. ( благо тут не с целью ущипнуть, но токмо из-за того, что читать пришлось в гостях) Прочитал заодно и всю полемику ( она, как подстилка, снизу ). Рассказ очень ровненький. Чуть поэтичный ( это хорошо ), чуть философский ( это тоже хорошо ), чуть жеманный ( это нехорошо ). Концовка особенно удалась: ножницы, паучок, гроб, шнурки хорошо. Насчет гробового одиночества умершей старухи ( т.е., буквального вокруг ни души ), тут я целиком на стороне автора. Во-первых, в этой жизни все бывает, а во-вторых, это, вдобавок, еще и сильный художественный ход, причем к месту и вовремя.

Ну а теперь о том, что заставило морщиться.

1. Цветущие журделы. Каюсь, не силен я в ботанике, тем более в великом разнообразии народных наименований того или другого растения в той или иной местности. Впрочем, может быть, это общепринятая транскрипция с латинского? Не знаю. Так в чем дело? Теперь узнал? Ничего подобного. Ведь что интересно: автор наверняка знает, что это редкое и красивое слово ( а оно на самом деле звучно, сочно, красиво ) редкий гость в современном литературном языке. Знает, знает! Иначе бы не поставил его уже в первом предложении. То есть прибегаю к нынешнему сленгу он, автор-то, просто тащится от этих журделей . Вот тут наступает самое интересное и неприятное: я-то, как простой читатель, не ботан , может быть тоже желаю тащиться от этих журделей , но вот вместо этого обречен кусать губы от осознания собственной ущербности. Что за журделы ? С пестиком или без? Почем пучок на рынке?.. Я к чему клоню: вот взять, к примеру, Николая Васильевича Гоголя. Кстати, очень и очень знакомому нашему доброму автору. Да, так вот он, Гоголь-то, тоже имел обыкновение употреблять всякие малознакомые слова ( ага, малороссийские и пр.), но ни каком кокетстве там и речи не было, ибо: или оно, это слово, тут же пояснялось по ходу повествования, либо же просто давалась сноска ( а к Вечерам на хуторе+ аж маленькие словарики прилагались). С журделами , к сожалению, нет ни того, ни другого.

2. Есть в рассказе моментик: мальчик, герой рассказа, смотрит в реку и видит там извивающуюся гальку + Тут меня немножко покоробило: все-таки галька это даже не песок, который при известном перепаде и стремительном течении действительно может извиваться. Говорю не голословно, ибо в увы, уже таком далеком - детстве часами бродил по мелким бродам с трехзубой вилкой ( ага, перевернешь камень, а под ним бычок, оголец или сам налим ) Я думаю, что тут, скорее всего, просто авторская небрежность. Заработался, занесло, бывает+

3. Третий случай самый неприятный. Я уже упоминал о поэтичности рассказа, который тяготеет к тому жанру, что обычно зовется стихотворением в прозе . В этом случае нагрузка на слово неизмеримо возрастает. Чуть что не так и, вроде бы самое обыкновенное, слово вдруг превращается в слово-убийцу . Оно мертвит вокруг себя все в известном радиусе, а если произведение небольшое, то вполне способно ухайдакать его целиком. По счастью, с рассказом В.Отрошенко этого не случилось, но прецедент был словцо проскочило. Вот, полюбуйтесь. Мальчик привезен к родственникам в деревню и, на первых порах, предоставлен самому себе. Девочки, дочки хозяина, вполне невинно подшучивают над ним, посмеиваются все, как у детей. Их родитель с дедом мальчика (братья они) уединились в беседке для+ ну, известно, для чего. И вот, когда смешки девчонок немного достали - нет, не мальчика ихнего папаню, тот урезонивает их сердитым окриком. Эх, если бы только сердитым+ А злобным не хотите? Эх, милый Отрошенко+ Ведь такой эпитет как злобный несет в себе некую фундаментальность, т.е. подразумевает постоянство. ( Сравните со злостью, раздраженно, во гневе+ чувствуете некую сиюминутность состояния? ) Злобный , злобно - это почти навсегда. Я не знаю, такой ли на самом деле отец этих смешливых девчушек ( а они вряд ли были бы такими веселыми при таком папане), но словцо-то вылетело, уселось, закрасовалось+ И, право, ощущение такое, что подходишь к аккуратно возделанной клумбе пышно цветущих журделей ( запахи, пчелки, шмели) и вдруг обнаруживаешь среди них грязный ржавый аккумулятор от дряхлого Беларуса . Ну хорошо ли это?

В заключении хочу сказать, что творчество В.Отрошенко, конечно, заслуживает более обстоятельного разговора, и я надеюсь, что когда-нибудь он состоится. Искренне желаю автору больших успехов и обильных урожаев на ниве+ ну, сами знаете, какой+

236273  2001-12-25 17:56:28
Кошка Катя
- Мне кажется сильной вторая часть рассказа. Очень хорошо описан юг и смерть, нестрашная и естественно принадлежащая миру зноя, солнца, пчел и трав. Отрешенность восприятия ребенка.

Первая часть на что-то похожа. "Одинаково смуглые девочки"... приводит на память что-то уже прочитанное - зачем это "одинаково"?

Жердели - это дикие абрикосы. Они поменьше настоящих, и у них горькие несъедобные косточки. Они действительно именно ТАК пахнут, и цветы и плоды. Но, насколько я знаю, это именно жердели, а не жерделы.

Что касается извивающейся гальки, мне это нравится. Если смотреть в ручей, его струи, меняясь, делают извивающимся все в воде и под водой. И вообще хорошо. Ящериц приводит на ум. Их там много.

236274  2001-12-25 18:48:46
Кошка Катя
- В единственном числе - жердель (женский род).

236283  2001-12-25 22:22:39
Андрей Журкин
- Уважаемая Кошка Катя! Большое спасибо за идентификацию "журделей":вот мы сообща и докопались до истины. А насчет " извивающейся гальки"... так я не настаиваю. Более того, я даже благодарен за нее автору,иначе разве бы я услышал такой бесподобный перл из уст своего старого знакомого: он, услышав об этой "гальке", выдал, не задумываясь: Слушай, Андрюха, а может, слово "галька" с большой буквы начинается.

254052  2003-10-28 20:14:18
ольга
- вот почему интересно такие сообщения оставляют, а мои убирают?!я хоть прилично пишу!!!!(хотя в принципе он прав, это его мнение)



Ссылка на Русский Переплет


Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100