TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | "Русскому переплёту" 20 лет | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Иван Арсеньев

 

 

Старик

 

Идя по ночному городу он не мог понять одного. Почему ночью в домах горит свет? Почему люди не спят?

- Значит, - думал он, - в душах у людей не спокойно. Значит, как я и предполагал, так оно и есть. Хорошо, что я приехал сюда. Много здесь работы, много. Если человек не спит значит, не находит себе место от грусти, либо от пустого веселья. И то и другое плохо. И то и другое от не спокойствия души. Да, здесь причина, здесь много работы.

Так думал старик, идя по темному, чужому городу, куда привела его судьба. Там, где были его дом и его родина, только что закончилась война. Она была совсем недолго. Защитили русские. Они помогли и спасли его маленький горный народ от вторжения страшных соседей, тоже горцев. Да, они защитили. Но он знал жизнь, которая говорит, что война не бывает по вине одних. Война - это всегда конфликт двух сторон. Это всегда общая вина и общее несчастье. Его аул был полностью разрушен, и он решил ехать в столицу, чтобы узнать, как живут там люди и почему случился этот кровавый беспредел? Его старость помогла ему. Он ничего не боялся и умел ладить со всеми. Его искренность и внешняя простота были главным оружием и пропуском везде, где возникали границы. Так он дошел до столицы и, оглядевшись, понял, что в этом городе есть беда. Он увидел ее в том, что люди ночью не спали. В окнах горел свет. Пройдя несколько улиц, он ужаснулся, как много этих домов. Ему захотелось обойти их все. Зайти к каждому человеку, чтобы поговорить, хотя, толком еще не знал о чем и как он будет это делать.

- Жизнь покажет, - решил он.

Он пришел в этот город только с одной целью - остановить следующую войну, которая, как он понимал, всегда гнездится в душах людей, и лишь потом, стреляет в их тела.

 

2

 

В дверь позвонили. Хозяин оторвал взгляд от стакана водки и замер.

- Может, вернулась? - мелькнула в голове слабая мысль, и так же исчезла в отражении ночного окна, где тускнел сумрачный город. Но, все же, затаив дыхание, он, про себя, поблагодарил судьбу, и пошел открывать. На пороге стоял старик кавказец. От неожиданности хозяин вздрогнул и собрался захлопнуть дверь.

- Мир дому твоему, сынок, - произнес гость, и хозяин почувствовал, что что-то доброе остановило его руку.

- Хочешь чего? - настороженно спросил он.

Гость приложил руку к сердцу и произнес:

- Прости, что побеспокоил тебя, но ответь мне на вопрос, добрый человек.

- Да, иди ты... - отрезал хозяин, и захлопнул дверь.

Старик помолился про себя и опять позвонил. Хозяин посмотрел в глазок и оторопел. Старик стоял перед дверью на коленях с низко опущенной головой.

- Заколебал, - подумал он, и, достав из кармана денег, открыл дверь.

- На, - сказал он раздраженно, и сунул их старику.

- Сынок, мне не надо твоих денег. Ты мне помоги найти ответ на вопрос. Важный он очень.

- Отец, ты встань, пожалуйста. Молод я еще, чтобы ты передо мной на коленях стоял, - сказал хозяин. - А на вопросы на телевидении отвечают. Это тебе в передачу "Что, Где, Когда", надо, а не ко мне.

- Нет, мне нужен твой ответ. Это важно. Ты знаешь, я из дома хорошего вина с собой взял. Хочешь, я угощу тебя?

Хозяин давно уже сменил гнев на милость, и ему стало интересно. Водки осталось только то, что на столе, а бежать в магазин не хотелось.

- Ну, заходи, коль пришел, - решился он, - и, подняв старика с колен, впустил в дом.

- Мир дому твоему, сынок, - повторил гость, аккуратно вытирая ноги.

- Как тебя звать то, отец?

- Да зови, как хочешь. Какая в том разница, сам посуди. Ты и так уже меня правильно называешь.

- Ну, проходи, отец. Я как раз последнее допиваю. Доставай, что у тебя там?

Старик порылся в своем нехитром скарбе и извлек бутылку самодельного вина.

- Не отравишь? - поинтересовался хозяин.

- Зачем пустые слова говоришь? Пробуй!

На столе появилась кое-какая закуска и старик, тоже достал то, что было у него в сумке. Они выпили и посидели в тишине. Потом выпили еще, и старик спросил:

- Не понятно мне, сынок, вот что. Почему ночь, а ты не спишь?

Хозяин поперхнулся.

- Хорошее у тебя вино, - сказал он, вытираясь рукавом. Это и весь твой вопрос?

- Да.

- Наверно, сильно он тебя волнует, если ты на коленях стоял и таким хорошим вином незнакомого человека угощаешь?

- Да, это так, сынок. Я в этот город только сейчас приехал, а живу на Кавказе, высоко в горах.

Хозяин внимательно посмотрел на гостя.

- Хочешь сказать, что из-за этого вопроса ты весь путь проделал?

- Ты опять прав. Это так.

- Я вижу, отец, у тебя все серьезно.

- Сам посуди, что в этом плохого? - спросил старик, и они выпили еще по глотку терпкого вина.

- Зря ты так далеко ехал, - ответил он. Мой ответ тебе не поможет. Моя история совершенно обычная. От меня ушла девушка, с которой живу, точнее жил. Мне кажется, что может она, одумается и придет. Вот и слушаю все шаги на лестнице и водку попиваю. Заснуть не могу. Заплакать могу, а заснуть нет. А что, отец, у тебя в городе все люди по ночам спят?

- Я не в городе живу, а в горах. В маленьком ауле. Там у нас, если в доме ночью свет, значит там беда. Все идем туда. Там помощь человеку нужна.

- А сюда-то ты чего приехал? Весь город, что ли обойти, кто не спит, или случайно свет не выключил?

- Если надо будет, то обойду. Мне ответ на вопрос надо узнать. В чем причина?

- У всех разная. О своей я уже сказал. А что помочь можешь?

- Сам себе не поможешь, никто тебе не поможет, сынок. Ты сам хозяин своей жизни. Твое желание самое важное. Согласись, если ждешь и слушаешь, не она ли идет, значит, в глубине души понимаешь, что ты был не прав, и ты ее обидел, а не она тебя. Если было бы по-другому, то не захотел бы ее видеть.

- Да это я, может быть, и понимаю, но сознаться самому себе трудно. А уж если ей такое скажу, вообще на шею сядет. Только не думай отец, что пустые слова говорю. У меня много фактов в подтверждение имеется.

Старик огорченно вздохнул.

- Это нехорошо, что ты против своего близкого человека факты в душе собираешь. Факты, чтобы изменять ситуацию в свою сторону можно было, и контролировать, по возможности.

- Что же в этом плохого, отец?

- Не сердись, сынок, но получается, что ты слово любовь не понимаешь. Ведь, сам посуди, факты набираешь для контроля ситуации. Так?

- Так.

- А контроль нужен там, где есть противостояние. Так?

- Ну, пожалуй. Хотя, по-разному бывает.

- А любовь, это когда нет противостояния и разного ничего нет, а есть единение. Душ человеческих единение. Получается ты обманщик. Сам себя обманываешь.

- Ну, ты слова-то подбирай!

- Ну, а как же? Сам ей говорил, что любишь, в дом жить привел. А потом не заметил, как до противостояния дело довел.

- Хочешь сказать мне, что не любил ее?

- Нет, ты ее и сейчас любишь, раз шаги за дверью слушаешь. Сердце не обманешь. Ты, просто, сам себя боишься и неправду себе говоришь.

- Почему это?

- Когда спор у вас возникает, ты ведь факты вспоминаешь и упрекнуть в ответ пытаешься, на место поставить. Боишься, что она на шею сядет. И мысль эта от тебя идет. Ложная она. Тебе, в этот момент, смириться и промолчать. Улыбнуться и не заметить.

- Так она же наседать будет, и не остановиться.

- Это только кажется так. Ты сам определи себе уровень, где быть хочешь, и не сходи с него. Если встал на путь добра и избежания споров, так и не сходи с него, даже если тебя обругали. Не спускайся тоже до ругани. Она, как с этим столкнется, так ей потом обязательно стыдно будет. У нее ведь тоже сердце доброе, как и у тебя. Поэтому, не волнуйся ты за это. И даже, если сразу не поймет, и снова ругаться будет, ты опять займи высоту внутри себя и не сходи с нее. Это, как на войне в горах, кто держит господствующую высоту, тот и победитель. Правда, удержать внутри себя это трудно. Гордость мешает. Кажется, каждое слово уж очень обидным. Ответить хочется.

- Да, отец, это так. Здесь ты прав. А, что же тогда делать?

- Смирение надо в себе воспитывать.

Хозяин посмотрел на старика, удивленно подняв одну бровь.

- Ведь подкаблучником тогда стану. Не хочется этого совсем. Нашим женщинам палец в рот не клади, по локоть откусят.

- Опять боишься. Если с добром будешь, - никогда вниз не упадешь.

- Красиво говоришь, отец, но как-то все отвлеченно. Если бы пример тебе реальный рассказать, увидел бы, как твоя теория об скалы жизни разбивается.

- Разве я молод и не прожил день за днем эту жизнь? Все, что говорю, только от того и знаю, что сам это прошел.

 

3

 

Минул час. В дверь внезапно позвонили. Они взглянули друг на друга. Хозяин слегка побледнел, а старик спокойно произнес:

- Похоже, что душа твоя тоже не спит в эту ночь. Иди, открой и ничего не бойся.

Хозяин посмотрел в глазок и отворил дверь. На пороге стояла она.

- Я так и знала, что ты напьешься, - сказала она раздраженно. И гневно взглянув на старика, прошла в комнату. - Я пришла забрать вещи. После того, что ты тут мне устроил, сам понимаешь, все кончено. Я надеюсь, вы ничего из моих вещей еще не пропили со своим собутыльником?

- Здравствуй, дочка, - сказал старик, вставая. - Мир дому твоему. Не волнуйся, мы ничего не трогали.

- Видите ли я должна волноваться. Это вы будете оба в милиции волноваться, если у меня хоть что-то пропадет!

- Ну вот, видишь, отец, а ты говоришь смириться, - устало произнес хозяин. - Опять начинается.

- Конечно, смириться. Человек за вещами своими пришел, волнуется, целы ли они, в порядке ли? Давай поможем все собрать, упаковать аккуратно. До ее нового дома отвезти поможем.

- Нет, ты, где такого ханыгу нашел, что он в наши дела лезет и меня из дома родного выгоняет? Услужливый какой! Я не иду никуда. Поняли вы, два негодяя? - и она демонстративно плюхнулась на диван.

- Прости меня, дочка, если обидел тебя чем. Я не знаю, что у вас за дела. Вижу, ты устала, рассержена. Я помочь хотел. Но прости, ради Бога, если обидел чем.

- Нет, вы только посмотрите на него? Еще и прощение просит. Хам какой!

- Он вина хорошего принес, - кивнул хозяин в сторону старика, пытаясь сгладить ее напор. - Домашнее, с самого Кавказа вез.

Это дало свой эффект. Она минутку помолчала, оценивая ситуацию. Потом, сменив гнев на милость, произнесла.

- Ладно, что с вас еще взять? Злыдни. Неси хоть вино свое. Может легче от него станет? Поздно уже вас в милицию сдавать.

Они сели вокруг стола и разлили по стаканам оставшееся вино.

- За вашу любовь. - Произнес старик тост, поднимая стакан.

- Почему ты решил, что мы любим, друг друга? - спросил хозяин.

- Да, с чего это вдруг вы эту чушь взяли? - поддержала она.

- Мне ли не знать? - заулыбался старик. Поверьте мне, дети мои. На свете так много способов разойтись спокойно и тихо, просто взять и исчезнуть, что раз так ругаетесь, значит, еще любите и боитесь потерять друг друга.

- Отец, у тебя каждая фраза, как подсечка под две ноги. Нельзя так, - недовольно пробурчал хозяин, не зная, что ответить.

- Если сказал хоть слово неправды, скажи какое, а если все слова - правда, то почему сердишься и не понимаешь их? - переспросил старик.

- Ты, отец, Библию цитируешь, - сказал хозяин.

- Может Библию, может Коран, а может Сутры. Разве об этом речь? - сказал старик и, не дождавшись ответа, встал.

- Пойду я пока в комнату, там посижу. Я видел, у дивана ручка сломана. Дай инструмент, я починю.

- Если бы ты меня любила, ничего бы этого не было, - кричал он ей, доставая инструменты.

Старик взял их и закрыл за собой дверь в комнату. Сняв с дивана сломанный подлокотник, он принялся за работу. Из кухни доносились крики и споры. Страсти накалялись. Через какое-то время, она выбежала в комнату и, упав на диван, заревела.

- Дедушка, ну что же это такое, ну скажите вы ему. Я же живая, я же тоже человек. Я знаю, что он все верно говорит. Но так жестоко, что от этой правды выть хочется. Ведь правдой тоже измучить можно, когда все правильно и по полочкам разложено, а жизни нет. А он думает, что если логически все верно, то он и прав. А на душе у обоих кошки скребут! Нельзя же так!

- Да, дочка, ты верно говоришь. Там, где есть любовь, там нет нашей обычной логики. Там все, действительно, по-другому. Только, ты это ему сама показать должна.

- А как? - протяжно заревела она.

- А ты не спорь с ним. Он ведь умнее тебя.

- А женщина и не должна быть умной! - продолжала завывать она.

- Глупой, тоже не должна, - сказал старик и, подойдя поближе, стал гладить ее по голове.

- Ты добротой своей бери. Ты ведь, очень добрая девушка. Видишь, он раздражен чем-то и говорит уверенные и правильные слова. Так ты и не перечь ему в этот момент. Он не на умный спор тебя этим вызывает. Умных людей у него и на работе хватает, с кем интеллектом помериться можно. Ему в этот момент только одного хочется, чтобы ты обняла его и поцеловала. Слово доброе сказала. Чтобы он почувствовал себя защищенным, закрытым от чего-то внешнего. От работы той же. Чтобы дома себя почувствовал не глазами, а душой.

- Не получается у меня так.

- Сразу и не получится. Для этого смирение в себе надо воспитывать. Понуждать себя к этому надо. И знать, что это трудно, но вполне возможно. И единственный это путь, чтобы дом свой сохранить и детей добрыми воспитать.

Пока он говорил, в комнату вошел хозяин и тоже стал слушать. Постояв, он сел рядом с ней на диван, а старик вернулся к своей работе, продолжая говорить.

Хозяин смотрел на руки старика и чувствовал, что не может от них оторваться. Ему казалось, что они излучают и теплоту, и доброту и спокойствие. Осторожно посмотрев на нее, он увидел, что она тоже неотрывно следит за тем, как работает этот человек. Его внешний вид и движения успокаивали. Дома становилось уютно и тихо. Они оба почувствовали, что совсем не хочется больше спорить и ссориться. Точнее, не возможно было нарушить то спокойствие, которое исходило от их гостя и проникало везде вокруг. Они сели поближе друг к другу. А через какое-то время, обнялись, и так просидели до утра.

 

4

 

Через много лет, у них подросли дети. Как-то, в разговоре с одним знакомым священником они вспомнили историю о старике, который их когда-то помирил, а потом исчез также внезапно, как и появился. Они спросили у батюшки то, что им не давало покоя с тех пор.

- Почему от него тогда такая тишина и теплота исходили? Прямо до уровня мистики какой-то. Может, он тоже был каким-нибудь священником, или монахом тайным?

- Нет, дело совсем в другом, - ответил батюшка. - Просто, когда он работал, он руками молился.

- А это как же? - переспросили они. - Молитва ведь только словами бывает.

- Делами тоже бывает. Когда ты что-то делаешь с любовью о людях, то это тоже молитва. Это абсолютно любое дело может быть, и это может каждый человек делать. Профессия здесь роли не играет. Даже, когда на кладбище оградку красишь, то сам того не понимая, молишься о человеке, который здесь похоронен.

Они взглянули друг на друга, вспоминая тот день и запоздалого гостя. Им захотелось опять увидеть этого старика и поклониться ему в пояс, а если умер он уже, то посадить на его могилке много, много удивительных, красивых цветов.

А старик, тем временем, продолжал идти по ночному городу. Он научился в этой жизни любить всех, и ему на сердце было больно оттого, что ночью в окнах горел свет.

 

 

18.03.2000.



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
223152  2000-08-25 13:34:48
Юрий Нечипоренко
- Что тут сказать? <br>Все правильно: с любовью не шутят. <br>

223153  2000-08-25 14:23:50
Ludmila
- Печально и тихо - как будто старик входил и в мой дом.

223157  2000-08-25 15:00:08
Мария К.
- Боюсь идея сильнее чем исполнение. Диалог как-то уж очень притянут за уши. НЕ живой. Но идея мне нравится - теплая:)

223160  2000-08-26 02:07:03
Yuli
- Любому человеку, прочитавшему несколько страниц, скажем, из Искандера, ясно, что г-ну Арсеньеву не следует заниматься писательством - таланта он лишен напрочь, и научить его писать книги не легче, чем научить кота читать. При всем при том, г-н Арсеньев человек неглупый и должен бы и сам это понимать. Однако, не понимает. Очевидно, здесь проявляется какой-то психологический недуг, который напрочь лишает людей способности объективно относиться к себе и к собственным делам. Мне кажется, подобный недуг должен проявляться и в обыденной жизни и было бы интересно составить психологический портрет графомана, который позволял бы угадывать наличие этого недуга еще до прочтения его произведений. Признаться, я не могу припомнить сразу каких-то особенностей, свойственных людям, пораженным этим недугом, может быть потому, что они несколько бесцветны, лишены некоей изюминки, которая и заставляет нас запоминать людей надолго. В самом деле, до чего же бесцветны и скучны разглагольствования г-на Арсеньева на "нравственные" темы. Мне кажется, что и героя своего он сделал стариком инстинктивно, понимая, что если герой окажется помоложе, его просто поколотят, чтобы не был таким занудой. Итак, может быть, найдена одна из характерных для графомана черт, занудство. Мне вспомнились сейчас и другие особенности забавного племени графоманов, например их тяга к совершению ненужных движений и поступков, бесцельность которых они почти сразу понимают умом, но, тем не менее, стараются довести эти поступки до какого-то логического конца. Например, графоман может во время разговора вынуть носовой платок, неизвестно с какой целью, но осознав это, подойдет к окну и протрет платком какое-нибудь пятнышко на стекле. Графоманы как-то извращенно трудолюбивы, я знал одного, который писал бесконечные и абсолютно бездарные трактаты о радостях любви, в то время, как его весьма привлекательная жена жаловалась на его обидное невнимание к ее прелестям. Тексты, помещаемые в "Переплете", почти полностью пишутся нашими славными графоманами, и возможно, кто-нибудь знает их лично, в частной жизни. Было бы очень интересно попытаться обобщить наблюдения за их характерами и поступками. В самом деле, не обсуждать же их произведения, а так в наших дискуссиях появится какой-то смысл и всем станет веселее, даже графоманам. Очень может быть, что ими руководит подсознательное стремление к тому, чтобы окружающие воспринимали их как людей значительных, заслуживающих изучения.

223161  2000-08-26 13:36:31
hrr
- Знаете, я такого не то, чтоб давно не читал, никогда не читал, скорее всего здесь другое: просто готов это услышать... Славный рассказ!!!

223162  2000-08-26 13:46:33
Мария К. Yuli
- Не то, чтобы я заступалась за Арсеньева. Но мне кажется, что обьективное отношение к своим делам это вовсе не такое уж безусловное достоинство. Все начинается с графоманства, с чужих идей и чужих слов. Лабораторные работы на практикумах в университете - банальное повторение гениальных в свое время экспериментов, чем не "плагиат"? Но без них не выучишь ученого. Тоже в литературе, тоже в живописи. Согласно вашей логике Гоген в 30 с лишним лет начавший рисовать должен был в первые же пол-года обьективно себя оценить и вернуться на биржу, но он этого не зделал и в истории остался не марклер средней руки, а Художник. Обьективность это прекрасно, но должна быть еще вера в свою правоту и свое право делать, что считаешь нужным, как мне кажется.

223163  2000-08-26 16:43:10
Yuli
- Уважаемая Мария К! <br> Что бы мне не нашептывал мой жизненный опыт, трудно отказаться от гордости, испытываемой по той простой причине, что я принадлежу к роду человеческому. Поэтому Ваше заявление о том, что каждый писатель проходит через стадию графомана, вызывает у меня внутренний протест. Что-то есть в этом унизительное. Может быть стоит отказаться от чтения книг даже хороших писателей, если они были графоманами на ранней стадии развития? Хотя мне и кажется порой, что я прочитал уже все книги, не будете ли Вы столь любезны указать мне на тех писателей, которые, по Вашему мнению, были графоманами? Мне это нужно для внутреннего комфорта, так я смогу избежать опасности, связанной с дурным влиянием графоманства, даже если оно и было, как Вы утверждаете временной болезнью данного писателя. Береженого Бог бережет.

223164  2000-08-26 19:05:04
Станислав Лебедев ИНТЕРНЕТ - ГРАФОМАНСКИЙ РАЙ
- Свое мнение о творческом потенциале автора я уже высказывал. Поэтому с Юлием согласен. Не согласен в том, что писатель не может быть графоманом. Наоборот, писатель обязан быть графоманом. Плюс талант. Ежели таланта, или хотя бы чувства слова, чувства гармонии нет, тогда беда. В давние времена, посещая один литсеминар, наблюдал графоманов в естественной среде обитания. Разные они были. Один написал роман в 600 страниц о химиках. Жуткий и занудный тип. Как-то принес бездарный опус о сингапурском базаре, деверь - капитан дальнего плавания ему о нем рассказывал. Вот он и поделился ощущениями. Другой персонаж хвалился тем, что может в день выдавать по авторскому листу. Был еще в нашем семинаре Володя Березин (no relations). Царствие ему небесное. Невероятно необразованный и какой-то дикий был человек. Писал смешные рассказы, покорявшие своей первобытной дикостью. Работал старшим научным сотрудником где-то в НИИ. Была у него двухкомнатная квартира и машина, что по советским временам (начало 80-х), совсем неплохо.В возрасте под сорок начал писать. Кончил он тем, что умер от алкоголизма в коммуналке. А все литература! Графомания необходимое, но не достаточное условие для писателя. Беда И. Артемьева в том, что у него нет ни таланта, ни чувства меры, он действительно не видит в своих произведениях типично ╚чайниковских╩ огрехов, отчего невероятный пафос вызывает только чувство неловкости. Возникает ощущение спекуляции на, в общем-то, правильных и хороших идеях. Возможно, Артемьев - хороший человек. Только, причем здесь литература? В основе графомании, как социального бедствия, лежит отсутствие ответственности перед читателем. Графоман считает, что все им написанное должно украшать мир. По определению. А если уж кто-то похвалит, тогда - все, графоман получает индульгенцию на писательство. Один мой стародавний приятель отчебучил свой первый роман, и с радостным блеском в глазах говорил о письмах читателей из Саратова, хором читавших его произведение. Гордился тем, что первым затронул какую-то там тему... Как ему объяснить, что нельзя писать ╚ женщина более чем бальзаковского возраста╩? Никак нельзя объяснить, это уже клиника. И так далее... Современные графоманы и эстрадная попса, близнецы-братья.

223165  2000-08-27 00:26:32
ma
- Privetsvuyu Vas, Yliy. Vi yavno horosho ottodhnuli i podnabralis silyonok. I pryamo v boy. Prosto, kak lev, nabrosilis na Arsenyeva. Mozhet s nego bi i neskolkih slov hvatilo?

223166  2000-08-27 03:00:19
Yuli
- Уважаемый господин Лебедев! <br> Я не думаю, что с термином "графоман" можно обращаться столь легко и изящно, как Вы это делаете в вашем сообщении. Дело в том, что отношение к графоманам определяет интеллектульной уровень группы людей, которые собрались, чтобы поговорить о литературе. Нетерпимость к любым проявлениям графомании часто включается в минимальный набор требований личности к данной группе. Вы пытаетесь обойти это обстоятельство путем подмены русского слова "графоман" на кальку с латыни которую Вы представляете как "человек, одержимый страстью к писательству". Я думаю, что вы уже догадались, что это некорректно, то есть не может быть воспринято серьезно в аудитории со средним уровнем IQ выше 115-120.

223170  2000-08-27 15:41:17
Станислав Лебедев
- Уважаемый г-н Андреев, возможно разница нашего с Вами восприятия термина ╚графоман╩ в том, что я сужу с позиции профессионального литератора, а Вы с позиции читателя. Да для меня графомания, в первую очередь, непреодолимая тяга писать. Может ли графоман написать что-то хорошее? Может. Но тогда надо говорить о литературе, а не о графоманах. Нетерпимость нужна не в применении к графоманам, а к графоманским произведениям. Мне И.Арсеньев симпатичен, как человек, но не его тексты. И уровень качества литературы определяется вовсе не искусственно измеренным уровнем интеллекта (что, скорее, нужно для крысы в лабиринте). Я знал людей, невероятно эрудированных в вопросах литературы (к примеру, профессор ИМЛИ, доктор и тд.), но их собственные литературные произведения были весьма посредственны. Каждый должен заниматься своим делом. Графоманская литература - литература дилетантов. Но откуда берутся профессионалы, как не их дилетантов? Худо, когда дилетанты объединяются (а их ой как много!) и начинают диктовать свой вкус массе. Хотелось бы, чтобы РП не только давал возможность опубликовать тексты, но и, в какой-то мере, служил делу защиты литературы. Вкус надо (увы!) воспитывать.

223172  2000-08-27 17:31:53
Yuli
- Уважаемый господин Лебедев! Мне кажется, что наши разногласия относительно графомании и графоманов заключаются еще и в том, что для меня главным отличительным признаком графомана является отсутствие у последнего литературного таланта. Талантом принято называть такое качество личности, которое невозможно воспитать, то есть генетически присущее данной личности свойство. Поэтому говорить о том, что человек был графоманом, а стал писателем, нелепо. Для того, чтобы понимать подобные вещи, как раз и необходимо иметь достаточно высокий общий уровень сообразительности (IQ), определяемый, кстати, также на генетическом уровне.

223173  2000-08-27 17:53:50
ВТ
- Так все автора частили, что рассказ просто нельзя было не прочитать. Не такой уж текст и скверный, а на фоне почти поголовной пустой заумности даже оригинален в своей чистоте и простоте. Иногда такое почитать полезно.

249519  2002-09-21 21:19:25
Иван Арсеньев
- Огромное спасибо всем, кто высказался по поводу моего рассказа "Старик"! Поверьте, я согласен со всеми. Огромное спасибо за серьёзные замечания и даже наставления тем, кто меня критикует и ругает. Всех, кто меня поддержал, люблю всей своей несовершенной душой. Для любого человека поддержка незнакомых ему людей это неисчерпаемый источник сил расти дальше. Если рядом такие, как ВЫ, то можно идти в путь под названием Жизнь! Спасибо ребята! Всех искренне люблю!

Русский переплет



Aport Ranker

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100