TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы

27 февраля 2011 года

Максим Окулов

ПО ЛЕЗВИЮ НОЖА,

 

ИЛИ В ПОГОНЕ ЗА ИСТИНОЙ

Входите тесными вратами,

потому что широки врата и пространен путь,

ведущие в погибель, и многие идут ими;

потому что тесны врата и узок путь,

ведущие в жизнь, и немногие находят их.

(Евангелие от Матфея,
глава 7, стихи:13-14
)

 

 

знает Господь путь праведных,

а путь Ибо нечестивых погибнет

(Псалтирь, псалом 1, стих 6)

 


Часть I

Воспоминания

 

 

- Напрасная трата денег, -

друзья говорили, -

Студентик, купил бы уж лучше себе

костюм выходной. -

Но сколько за все эти годы костюмов

они износили,

Воспоминаниям нету износа.

Они и доныне со мной.

(Н. Доризо)

 

"Годы, годы... Встречи и разлуки"

 

Кто придумал выражение "доброе утро"? Большинство моих знакомых придерживаются мнения, что утро добрым не бывает. Я его всецело раз.деляю. Но сегодня утро особое - в смысле, особенно гадкое. Гадкое настолько, что этот день - 26 января 1998 года - следовало бы запомнить, обозвав как-нибудь по-модному, например, "черный понедельник". Сознание плавало в густом темном мареве, изредка выныривая наружу и тут же погружаясь обратно под действием острой головной боли. Все тело было ватным, голова - чугунной, а рашпилеообразный язык инородным телом во.рочался во рту. Фраза "лучше ужасный конец, чем ужас без конца" в таких случаях весьма актуальна - хочется закрыть глаза и тихо умереть. Собственно, в первые мгновения пробуждения я не сразу вспомнил, что я Денис Заречин, менеджер небольшой фирмы, специализирующейся на рекламе в печатных СМИ...

Да, это было банальное глубочайшее похмелье. С кем не бывает в 27 лет, когда ты молод, не обременен семьей, а состояние здоровья позволяет надеяться, что жить ты будешь вечно?.. Однако последовавшие затем воспоминания о вчерашнем вечере приглушили физические мучения. Резко вскочив с постели, я остановился как вкопанный.

- Где я? - прошептали пересохшие губы. Я стоял посередине кухни совершенно незнакомой мне квартиры. Все было достаточно чистенькое, но очень убогое. С деньгами у хозяина этого жилища было явно негусто...

О, Господи! Спотыкаясь об углы, я добрался до ванной и, встав перед зеркалом, стал разглядывать сбитые костяшки на руках и выразительные синяки на лице.

- Неужели это все было на самом деле? Лена... Аленка! Федор! Как же это могло произойти?! Да, все это было на самом деле, а не приснилось мне в кошмарном сне. Вот только что было наяву, а что - во сне? - усилием воли я отогнал рвущиеся в сознание воспоминания. Надо бы для начала понять, где я и кто рядом со мной.

- Эй! Есть кто живой? - робко позвал я, выйдя из ванной, совмещенной с туалетом. В ответ тишина... Поскольку спал я в брюках и рубашке (кто-то за.ботливо снял с меня пиджак и ботинки), то мог продолжить исследования жилища, не боясь быть за.стигнутым неглиже. Справа была дверь на кухню, где я и спал между кухонным столом и газовой плитой, а слева виднелась крошечная прихожая, из которой одна дверь вела на лестничную клетку, а вторая, очевидно, - в единственную в квартире комнату. Я тихо постучал в дверь - тишина. Комната оказалась пустой. Ее обстановка по своей убогости ничем не отличалась от кухни: протертый рас.кла..дывающийся двуспальный диван, обшарпанная "стен.ка", допотопный цветной "Рубин", стоящий на двух табуретках, письменный стол со стулом - и все. По пути в кухню я зачем-то подергал входную дверь - она была заперта. На кухонном столе лежала записка:

"Доброе утро. Хотя сомневаюсь, что оно будет для Вас добрым. Можете позавтракать всем, что найдете в холодильнике. Чайник на плите, чай на полке, приборы в тумбочке, хлеб на холодильнике. Я вернусь вечером. Надеюсь, Вас к тому времени уже не будет. Входную дверь достаточно просто захлопнуть. Катя".

Да-да... Я что-то такое припоминал. Сначала меня побили охранники в ночном клубе, а потом домо.гались на улице менты. Она появилась неизвестно откуда, такая маленькая серая мышка: светлая челка, какое-то серенькое пальтишко... кажется... Ой, ни фига не помню! Ну да, она меня и отбила у ментов, потом мы куда-то ехали на извозчике, меня тошнило, кажется, я пытался к ней приставать... Ох, ну и свинья! Надо уби..раться отсюда поскорее, вдруг девушка вернется, как я ей в глаза посмотрю? Но сначала душ!

Подрагивающие руки открыли кран, и из.мученное тело погрузилось под прохладные во.дяные струи. Мысли унеслись в недавнее прошлое...

 

Все началось с телефонного звонка в новогоднюю ночь. Как назло, очередная подруга Ирочка незадолго до празднования Нового го.да, который планировалось отметить в туристическом центре Суздаля, устроила мне скандал, заявив, что уходит от меня. Ей, видите ли, нужен тот, кто "по-настоящему любит и, не задумываясь, предлагает руку и сердце". Скажите, а я виноват, что перед тем как предложить руку и сердце, тщательно задумываюсь? Неужели лучше сначала "не задумываясь" жениться, а потом начать выяснять отношения - вплоть до развода? Может, это патология? Так или иначе, но до сих пор в свои 27 лет я не женат и не имею никаких перспектив на этот счет, а подружка Ирочка исчезла в неизвестном направлении. Именно по этой причине я встречал Новый год в офисе своего рекламного агентства в компании той части коллектива, которая живет одной лишь работой, предпочитая любимое рабочее место уюту домашнего очага. Ровно в 0.10, после традиционного бокала шампанского и поздравлений, наша секретарша Ленуся позвала меня к телефону.

- Дэнис? Привет! Узнал? Это Федот! С Новым годом тебя!

- Федот? Федор! Вот не ожидал! Привет! С Новым годом! - ошарашено пробормотал я. - Ты как меня нашел?

- Слухами земля полнится, - раздался в ответ веселый голос Федора. - Ты слышал, небось, что я сейчас большим человеком стал, панимаш, так шта для нас сейчас никаких секретов нет, - просипела трубка голосом Ельцина. - Я по какому поводу звоню. Ты не забыл, в каком году университет окончил? Вроде как пять лет назад. Так хочется всех наших увидеть! Я тут предпринял некоторые шаги, почти всех разыскал, выступаю спонсором, благо не привыкать, - зашлась трубка веселым смехом. - Намечается встреча группы 25 ян.варя - прямо в студенческий праздник. Приходи, будем ждать в Национале, зал Суздаль. Придешь?

- Приду, - сдавленно произнес я. - Федор, а кто из наших-то будет?

- Да почти все, приходи. Пока... - в трубке раздались гудки отбоя.

Вот так всегда. В этом он весь. Федот. Федор...

За стеной в комнате для переговоров веселились сослуживцы, а я сидел на кухне большой квартиры, в прошлом - коммуналки, расселенной и выведенной из жилого фонда для того, чтобы приютить полтора десятка сотрудников небольшого рекламного агентства "Радомир". Эта работа была подарком судьбы. По окончании в 1993 году Физфака МГУ в аспирантуру поступить мне не удалось. Работа по специальности совершенно не привлекала - жить на те деньги, которые государство платило ученым, не представлялось возможным, а сидеть на отцовской шее я считал ниже своего достоинства. Перепробовав разные виды деятельности, я остановился в конце концов на работе рекламного агента. Но и здесь не все было гладко: крупные рекламные агентства, на которые я пытался работать, частенько обманывали молодых специалистов, трудившихся чаще всего внештатно по трудовому договору. Это было тяжелое время, пока я не познакомился с одним из сотрудников "Радомира". Четыре года назад это было небольшое начинающее агентство, я все поставил на эту фирму - и не ошибся. Буквально через год работы мне удалось подписать очень выгодный договор с одной из самых популярных тогда рекламных газет. Это стало результатом долгого кропотливого труда, совместных ужинов в ресторане с ведущими сотрудниками редакции и тонкой дипломатии. Кроме "Радомира", на таких ус.ловиях работало всего одно московское агентство. Это была золотая жила, которая позволила нашей компании быстро взлететь вверх. Однако и меня руководство агентства не обидело. Я и по сей день получаю солидные деньги в виде процента от того дохода, который фирма имеет по подписанному мною договору. Не менее важным было и исключительно теплое, дружеское отношение между сотрудниками "Радомира".

 

Я приехал в Москву в июне 1987 года. Будучи коренным ленинградцем, я видел столицу впервые и, надо сказать, она произвела на ме.ня огромное впечатление. Особенно поразили меня, вчерашнего школьника, Воробьевы горы, где мне и предстояло учиться. Ах, как я завидовал иногородним абитуриентам, приехавшим в сопровождении родителей! Они были словно за каменной стеной. Мне же приходилось рассчитывать лишь на свой весьма скромный жизненный опыт. Позади была размолвка с отцом, потомственным ленинградским военным - полковником, начальником кафедры военного института имени Можайского. Когда-то я очень любил своего отца, сейчас, наверное, люблю еще сильнее. Однако в наших отношениях произошел серьезный раскол после смерти мамы. Мне было тогда двенадцать лет. Мама была моим самым близким и любимым человеком - и вдруг эта дикая и нелепая смерть... Папа сначала много пил, а потом успокоился и стал приводить в дом незнакомых женщин. Я так и не смог понять отца, предавшего с моей точки зрения память мамы. Наперекор отцу я не стал поступать в военное училище, из-за него же поехал поступать в московский университет, чтобы не оставаться дома и не видеть ненавистных мне особ, лихо орудующих утром на кухне, где еще сохранилось тепло маминых рук.

 

Лето 87-го выдалось сухим и теплым. Поезд отправлялся с Московского вокзала "северной Венеции" ровно в 20.00. В 19.40 я уже разместил небольшую спортивную сумку под нижней боковой полкой и вышел на перрон. Я важно достал из кармана пачку "Космоса" и закурил. Дым щекотал горло и щипал глаза. Дело в том, что я начал покуривать в начале десятого класса. Делать это приходилось тайно, с самыми серьезными мерами предосторожности - отец был ярым противником курения, да и в школе меня бы не поняли ни учителя, ни одноклассники, поскольку отличник, "гордость школы" Денис Заречин, чья слегка полноватая физиономия украшала школьную доску почета, не мог курить по определению. Однако от этого желание скорее войти во взрослую жизнь было еще острее, тем более, что я никак не был из разряда "молодых да ранних". Отношения с противоположным полом складывались сложно, точнее - никак не складывались, но желание и фантазии были огромны...

После нескольких затяжек голову посетил легкий туман, во рту образовалась характерная горечь, но чувство стремительного роста в собственных глазах заставляло продолжать курить, как казалось, с легкой небрежностью. В этот момент и появилась на платформе эта необычная компания. В шестидесятые таких людей называли хиппи. Длинные волосы, потертые джинсы и свободные свитера, необычный жаргон, марихуана и сексуальная раскованность, а главное - ощущение полной свободы, с которой, или в которой, жили эти люди, - все это делало их абсолютно недосягаемыми в моих глазах. Как хотелось мне, школьному зубриле, заумному "ботанику", жить такой жизнью, общаться с интересными людьми, стать причастным к кругу "избранных и независимых"!..

Она сильно выделялась из всей компании. Невысокого роста, тоненькая и изящная блондинка была вообще будто не из этого мира. Милое юное личико, гладкая белая кожа и удивительные густые длинные волосы пшеничного цвета, распущенные по хрупким узким плечам. Было видно, что она старалась внешне походить на своих приятелей - те же потертые джинсы, широкий свитер и матерчатая лента вокруг головы. В то же время ее одежда была более опрятной и дорогой, по ней чувствовался хороший вкус и приобщенность к государственным закромам в виде закрытых магазинов. Впрочем, это я сегодня могу подобным образом анализировать события десятилетней давности, а тогда эта девушка просто очаровала меня в один миг. Это была моя первая серьезная влюбленность. Компания остановилась около моего, так что я начал слышать отдельные фразы разговора. Мой взгляд был намертво прикован к очаровательной незнакомке, а губы сами собой делали частые глубокие затяжки.

- Хэй! Пипл! Вы еще здесь? Марша! Я чуть не опоздал! - по перрону бежал молодой парень в форме сержанта военно-воздушных сил. Он подбежал к незнакомке, с которой я не сводил глаз, сгреб ее в охапку и стал жадно целовать. Да, конечно, у такого неземного создания и имя должно быть соответствующее. Марша... Марша Прейскотт - героиня романа Артура Хэйли "Отель" - мгновенно всплыла в моей памяти. Меня пронзила ужасная ревность, я не мог двинуться с места, но и смотреть на поцелуи этой пары было невозможно. Я опрометью кинулся в вагон, сел на свою полку и начал страдать, отпуская жуткие проклятия в адрес своей внешности, лишних десяти килограммов веса, а также ужасающей робости и скромности, которая никогда не позволит мне познакомиться с такой очарова.тельной девушкой. Промаявшись минут пять, я снова выскочил на перрон - в первый раз по-настоящему захотелось закурить.

Компания негромко пела битловскую "Желтую подводную лодку", отхлебывая поочереди из горлышка передаваемой по кругу бутылки белого болгарского сухого вина. Сержант нежно обнимал Маршу за плечи и старался встать чуть подальше от всей компании. Казалось, он чувствует себя неловко. Словно подтверждая мои мысли, раскованного вида девица обратилась к нему:

- Не, ну я балдею! Чувак откровенно тусуется, но при этом дико стебается своего милитаристского вида!

- Карла, отстань от Алена! - пробасил парень, очевидно, являвшийся лидером в этой компании.

- Поезд номер 156 "Ленинград - Москва" через 5 минут отправляется с треть.его пути, - прогнусавил механический голос. Народ вокруг засуетился, проводница начала обход вагона, отправляя провожающих на платформу, и я пошел на свое место, чтобы не видеть прощальных поцелуев прекрасной незнакомки с сержантом по прозвищу Ален.

Состав плавно тронулся, и компания провожающих стала приближаться к моему окну. Я не видел того, как девушка по имени Марша бежала по вагону, чтобы помахать на прощание своим друзьям, не видел и того, как она решила остановиться именно у моего окна. Резко затормозив, она прильнула к окну, ее сумка, висевшая на плече, больно стукнула меня по затылку. Я инстинктивно подался вперед и коснулся щекой удивительно пахнущего теплого тела под поднявшимся вверх свитером. Марша стояла, перегнувшись через стол моей боковой полки, прильнув к стеклу и строя забавные рожицы. Мои щеки вмиг запылали, я отпрянул назад, стукнувшись затылком о заднюю стенку, и смущенно отвернулся, глядя в противоположное окно.

- Извини, больно я тебя? - услышал я прямо-таки детский голос. Марша смотрела на меня своими чистыми голубыми глазами, ее губы тронула легкая улыбка.

- Нет, что вы! Совсем не больно, я даже не заметил, - заикаясь, выдавил я из себя.

- Ну, конечно! Не заметил! - зазвучал звонкий серебристый смех. - И давай без этих "вы", о.кей?

- О.кей, - растерянно произнес я.

Девушка присела напротив и стала задумчиво смотреть в окно на проплывающий мимо го.родской пейзаж.

- Не принесешь водички? - с трудом расслышал я тихий голос моей юной спутницы.

- К-конечно.

Проводница в нашем вагоне оказалась на редкость приветливой, без вопросов дала мне стакан, в который я набрал противную теплую жидкость, называемую "вода пить.евая".

Марша по-прежнему смотрела в окно. В ее взгляде читалась явная тоска, которую я принял за грусть от разлуки с любимым сержантом. Увидев меня, она улыбнулась, с благодарностью взяла стакан с водой и залпом осушила его.

- Ну, давай знакомиться. Меня зовут Лена, а тебя?

- Денис. А я слышал, как друзья называли тебя Маршей?

- Подслушивал? - с легкой издевкой произнесла она. - Это прозвище, кликуха. Они же не могут без этого. Обязательно все должно быть не как у людей.

- А по-моему, классная компания, - ошарашенно произнес я.

- Да уж, классная... А ты курящий?

- Ну так, курю немного.

- Сигареты есть?

- Ага.

- Пойдем покурим? - сказала Лена, непринужденно беря меня за руку и увлекая в сторону курительного тамбура.

Прохладная ладошка легла в мою руку, обжигая огнем. Сердце нещадно колотилось, за.глушая, казалось, стук колес. Я долго не мог осознать, что же так непонятно мне в облике спутницы, пока не сообразил, что не могу хотя бы приблизительно определить ее возраст. Голос, худенькая фигурка и взгляд голубых чистых глаз делали ее похожей на ребенка, а манера держаться и говорить, какая-то бесшабашность поведения говорили о некотором жизненном опыте.

Мы закурили. Повисла напряженная пауза.

- Лена, сколько тебе лет?

- А насколько я выгляжу? - в глазах моей спутницы мелькнули озорные искорки.

- Я не специалист в таких делах, - смущенно пробормотал я, - но мне кажется, что мы ровесники. Мне недавно исполнилось семнадцать, я закончил десятый класс и еду поступать в МГУ.

- Да-а-а... Старею, - шутливо-серьезно произнесла Лена. - Вообще-то мне пятнадцать, я окончила восьмой класс.

- Восьмой!? - удивленно протянул я. - И ты спокойно ездишь одна? Как тебя родители отпус.кают? Кстати, ты из Питера или из Москвы?

- Да никак не отпускают. Им на меня, кажется, наплевать. Папашка мой - большой начальник, в московском горкоме партии трудится. Они думают, что я к подруге на дачу поехала, а я рванула сюда, в Питер. Да зря все...

- То есть? Прости, мы совсем не знакомы, и я не в праве лезть тебе в душу, но как-то это все очень странно. У меня сложилось впечатление, что ты прощаешься с близкими друзьями, а из твоих слов следует...

- Что все они козлы! - прозвучал раз.драженный голос Лены. Опять повисла долгая пауза.

- А ты в какой области "ботаник"? На какой факультет поступаешь? - разрядила Лена обстановку.

- "Ботаник"? В смысле?

Ленин звонкий смех перекрыл стук колес:

- Ну, это человек, который живет одной учебой. Такой заученный парень. Классический портрет - сутулый дохляк или, наоборот, пухлый толстяк, с немытыми волосами, в уродливых очках с толстыми линзами, ужасно нудный, говорящий только об учебе. У нас в школе есть несколько таких.

- Ах, да! Я буду поступать на физический, но на ботаника я, кажется, не похож, - мне с трудом удавалось сдер.живать внутренне напряжение.

- Да какой же ты ботаник! Я, кстати, думала ты старше, - сказала Лена, заставив мое сердце забиться еще чаще. - Слушай, а у тебя пожрать ничего нет? Я сегодня с утра ничего не ела.

- Конечно, есть. Правда, ничего особен.ного - бутерброды, но, как говорится, чем богаты.

- Годится, пошли! - и опять прохладная ладошка утонула в моей руке. Я сильно растерялся. Во время всего разговора в моем сознании смутно проскакивали картины, в которых я целую Лену, сжимая в жарких объятиях, но наяву отважиться на такое было решительно невозможно. Надежда грела душу до последнего, но все рушится: мы опять идем по людному вагону, где моим планам никак не осуществиться...

Я не спеша выкладывал на стол свертки с бутербродами и пакеты с овощами и фруктами, как Лена спохватилась. Из рюкзачка она достала бутылку сухого болгарского вина.

- Хоть какая-то польза будет от хиппующей питерской молодежи, - прозвучала неприкрытая ирония. - Штопор есть?

- Нет, но я сейчас открою! - заверил я, впервые в жизни начиная чувствовать себя настоящим мужчиной, которому радостно исполнять желания прекрасной спутницы. Помня о том, что антиалкогольный указ Горбачева был в самом разгаре, я с самым непринужденным видом отправился к проводнице, попросить штопор, чтобы открыть бутылку с соком. Женщина искренне рассмеялась:

- Неси свой сок, - хитро подмигнула она, - только заверни его во что-нибудь.

Красный как рак, я вернулся назад и с невозмутимым видом, запихнув бутылку вина под куртку, пошел обратно в купе проводников. Проводница лихо расправилась с пластмассовой пробкой и снабдила меня двумя чистыми стаканами, напутствовав на последок с добродушной улыбкой:

- Бутылку с соком лучше не выставлять на стол, а наливать в стаканы по чуть-чуть, чтобы сразу выпивать, а то витамины быстро окис.ляются.

В сильном смущении, но очень гордый собой я вернулся на свое место, а Лена к тому времени аккуратно разложила бутерброды на чистой бумажной салфетке. Отдельно красовались помидоры и огурцы из моих запасов. В дальнейшем я не раз удивлялся этому женскому умению из ничего, в самых невероятных условиях организовать стол уютно и по-домашнему. Я аккуратно разлил вино и тут же спрятал бутылку в сумку, несмело подняв на Лену вопрошающий взгляд.

- Ну что, Дениска, за знакомство? - ее глаза смотрели тепло и с интересом, а я прямо-таки таял под этим взглядом.

- За знакомство.

Бутылка потихоньку пустела, хмель здорово развязывал язык. У меня было удивительное чувство, будто мы знакомы уже много-много лет. С Леной было легко и свободно, я уже не испытывал и намека на робость. Она приехала в Питер к Краю - так звали того самого парня, которого я принял за лидера компании на перроне. Ему было 25 лет. С Леной они познакомились в Москве на одной из молодежных тусовок.

- А как же тот парень в сержантской форме, - спросил я неожиданно охрипшим го.лосом.

- Ревнуешь что ли? - усмехнулась Лена. - Он просто подвернулся под руку. Край относится ко мне как к ребенку, вот я и познакомилась с тем солдатиком ему назло. Но все без толку! Он смотрит только на эту старую грымзу Карлу!

В глазах Лены полыхнул огонь. Я снова сник. Только мне стало казаться, что впервые в жизни очаровательная девушка заинтересовалась мною как мужчиной, как выяснилось, что на самом деле я банальный попутчик - бесполое существо, которому удобно излить душу, попрощаться и больше никогда в своей жизни не встретить.

В таком унылом настроении я поплелся за моей прекрасной спутницей в очередной раз покурить. За окном повисли густые сумерки. Мы вышли в тамбур, и я только сейчас заметил, что лампа под потолком не горит. Изредка проплывающие одинокие огни полустанков и то вспыхивающие, то угасающие огоньки сигарет создавали эффект нереальности происходящего. Рука Лены неожиданно легла мне на плечо, а ее сигарета упала на пол, моя полетела следом и в один миг девушка оказалась в моих объятьях.

Это был мой первый в жизни настоящий поцелуй - горячий и страстный, поцелуй с девушкой, от которой я был без ума. Время остановилось, я не помню сейчас, сколько продолжалось то безумие - может, 5 минут, а может - несколько часов. Рука Лены мягко отстра.нила меня, а тихий, чуть хрипловатый голос произнес:

- Дениска, хватит, пойдем спать. - Я попытался что-то возразить, но Лена была непреклонна. - Если мы сейчас не остановимся, то...

Проплывший мимо станционный фонарь осветил ее грустную улыбку. Голова моя немного кру.жилась, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Каким-то чужим хриплым голосом я про.изнес:

- Аленка, ты мне очень нравишься, ты самая замечательная девушка из всех, кого я встречал в жизни. Я хочу быть с тобой, мне страшно тебя потерять... сегодня ты перевер.нула всю мою жизнь.

- Аленка... - так же тихо прошептала она. - Так называла меня моя бабушка, "ба" - так я ее звала с детства, она умерла два года назад. Ба была мне самым близким человеком, - повисла длинная пауза. - Давай будем считать это маленьким дорожным приключением, ладно? Утро вечера мудренее, пойдем баиньки.

Мы вернулись в вагон, вторая полка оста.валась свободной, я постелил себе наверху, а Лена расположилась внизу. После всего пе.режитого уснуть было невозможно, я долго ворочался с боку на бок. Решив наконец не мучить себя бесплодными попыт.ками задремать, я отправился покурить. Вернувшись обратно, я присел на нижнюю полку, на которой сладко спала самая лучшая девушка на свете. Я провел рукой по ее шелковистым волосам. Губы Аленки тронула нежная улыбка. Я очень надеялся, что улыба.ется она во сне именно мне... Так я просидел до утра, пока проводница не начала будить пассажиров.

Лена проснулась задумчивой и хмурой, я пытался поймать ее взгляд, заговорить, но она упорно уходила от разговора. Мы быстро собрались, сдали постельное белье и сели друг против друга, уставившись в окно. Мне было явно не по себе, я не знал как начать разговор.

- Пойдем покурим? - робко предложил я.

- Я не курю натощак, - отрезала Лена.

- Можно чего-нибудь перекусить, кое-что осталось с вечера, - не сдавался я.

- Я не могу есть так рано, да и чая в этом задри.панном поезде не найдешь.

- Послушай, Аленка, я прекрасно помню все, что было вчера, это мне не приснилось. Ты действительно мне очень нравишься, мне трудно представить, что мы выйдем из этого поезда и больше никогда не увидимся. Почему ты молчишь? Скажи хоть что-нибудь!

- Понимаешь, Дениска, мы с тобой, как говорит одна моя подружка, из разных курятников. Круг моего общения состоит из деток дипломатов, партийных и государственных работников, ну, в худшем случае, отпрысков спортсменов или артистов. Ты никогда не будешь в этой компании своим. Между нами самая настоящая пропасть, и тебе ее не перепрыгнуть. Я сама не знаю, что на меня нашло вчера вечером. Поверь, я не кидаюсь на шею первому встречному, и мне тоже немного жаль с тобой расставаться, но я правда не знаю, что нам делать.

Повисла долгая пауза. Я действительно даже и не догадывался, что на проблему наших взаимоотношений можно смотреть под таким углом. Единственное, чего хотелось больше всего на свете, так это никогда не расставаться с Леной.

- Аленка, оставь мне свой телефон, я не хочу тебя потерять. Пройдет время, и мы решим все проблемы, вот увидишь!

- Нет, Дениска, давай сделаем иначе. Ты устраивайся у себя в Универе, а через неделю мы встретимся у Ломоносова.

- Где?

- Памятник Ломоносову. Стоит между Химфаком и твоим Физфаком. Сегодня у нас вторник, нет - уже среда. Давай и встретимся в следующую среду в шесть часов вечера. Если мы оба придем, значит так тому и быть. Согласен?

- Согласен, - вяло пробормотал я. А что мне оставалось делать? Как говориться, надежда умирает последней.

Москва встретила нас чудесным теплым летним утром, когда воздух бывает свеж и прохладен, а город еще не стряхнул с себя окончательно ночной сон. Мы шли не торопясь по перрону, и только я собрался предложить проводить мою спутницу, как Лена остановилась:

- Ну что, давай прощаться, Дениска. Может быть и встретимся, как договорились. Пока!

- Но почему именно здесь? - начал было я. - Я мог бы тебя проводить, и...

- Меня встречают, - прервала разговор Лена, кивнув в сторону.

Повернув голову, я заметил высокого парня, приближающегося к нам. Его внешность напомнила мне какого-то киноактера, часто игравшего коварного обольстителя - любимца дам, а одежда прямо-таки кричала о своем за.граничном происхождении.

- Привет, Ленусик! - прокричал он и сгреб мою спутницу в охапку. - Как ты докатилась до такой жизни, что ездишь в этаких клоповниках!? Это же просто кошмар! Как дела, как Питер? А это что за тип? - дошла наконец очередь до меня.

- Попутчик, - просто ответила Лена. - Пока, Денис, может, еще увидимся!

И пара отправилась к зданию вокзала. Я стоял и тупо смотрел им вслед, голова моя окончательно утратила ясность мысли, люди толкали слева и справа, кто-то беззлобно матерился, а я не мог сдвинуться с места...

 

Я очнулся, глядя на себя в зеркало. Перед глазами медленно растворялись две фигуры.

Запищал пейджер, отдаваясь болью в изнуренной алкоголем голове. В пришедшем сообщении был лишь незнакомый мне номер телефона и одно слово "срочно". Шепча ругательства, я побрел искать телефон, который нашелся на тумбочке в прихожей. Сняв трубку, я набрал номер. Ответили мгновенно.

- Кому нужен труп Дениса Заречина? - прохрипел я.

- Дэнис, привет, это Стас, ты как? - заговорила трубка озабоченным голосом моего бывшего одногруппника Стаса Смилянского - законченного оптимиста, весельчака и балагура. Именно его тон и вывел меня из состояния отупелой задумчивости.

- Стас, что стряслось, что с тобой, по ком траур?

- Ты еще ничего не знаешь? И чего вчера на тебя нашло?

- Про вчера не напоминай - мне самому тошно! А чего такого я не знаю? Говори, не томи!

- Федота убили. Этой ночью. Два удара ножом в живот. Тело нашли недалеко от служебного входа в ночной клуб на Новом Арбате. Вы же, кажется, именно туда вчера поехали?

- Это хреновая шутка, Стас, - пробормотал я, надеясь неизвестно на что, поскольку понимал, что такими вещами не шутят.

- Это правда, Дэнис. Меня уже допрашивали менты, удивительно, что ты еще ничего не знаешь - в смысле, что ты с ними еще "не познакомился". Мне показалось, что ты у них подозреваемый "намбер ван". Ты ночевал не дома?

- Нет, я...

- Молчи! - прокричал Стас. - В твоем положении любая осторожность не будет лишней.

- В моем положении? Стас, ты будешь долго смеяться, но я действительно не знаю, где я нахожусь! И вообще, чего ты мелешь? Я никого не убивал!

- Это ты не мне доказывай. В общем, на твоем месте я бы серьезно задумался. Нам надо встретиться - и чем скорее, тем лучше. Через сколько ты сможешь выехать?

- Да хоть через полчаса, вот только чайку хлебну - сушняк долбит, жуть...

- Пить меньше надо. Давай встретимся с тобой там, где мы однажды с Сердаром "сняли" трех девочек. Помнишь тот случай? - в этом был весь Стас: даже в такой ситуации он вспомнил забавный эпизод нашей студенческой молодости.

- Помню прекрасно и то место, и тех страшных девочек.

- Через сколько сможешь там быть?

- Стас, я на самом деле не знаю, где нахожусь, поверь! Где-то на окраине, а вот на какой окраине? Я точно не уверен, что это Москва, хотя скорее всего, это именно она.

- Елы-палы, Дэнис! - простонал Стас с укоризной. Значит, так: обещай мне, что по крайней мере до нашей с тобой встречи ты не появишься ни в одном месте своего обычного обитания: на квартире, в офисе, у постоянной любовницы и т.п. И во сколько мы все же встретимся?

- Ох...- простонал я. - Давай ровно в 15.00.

- О.кей! - в трубке раздались гудки. Я стоял и тупо смотрел в зеркало. Что же в конце концов произошло?

Вчерашним воскресным утром ничто не пред.вещало неприятностей. У меня был заслуженный выходной, я встал не раньше одиннадцати, предвкушая встречу с одногруппниками, большинство из которых не видел пять лет. День прошел в мелких хлопотах. Ближе к вечеру я принял душ и надел свой лучший костюм. Покрутившись перед зеркалом, я остался доволен собой. Свой новенький "Hyundai Accent" пришлось оставить рядом с домом. Частник лихо домчал меня до Националя. Раздевшись в гардеробе, я поднялся на второй этаж.

Все-таки как же здорово встретиться с однокашниками через несколько лет разлуки! В холле уже собралась небольшая группа. Как всегда, в центре внимания был Стас. Удивительно, но он, казалось, совсем не изменился. Те же потертые джинсы и свитер ручной вязки, которым его традиционно снабжала мама. Стас был старшим из четверых детей в рабочей семье. Его отец погиб в результате несчастного случая на заводе, когда Стасу было 16 лет. Мама выбивалась из сил, чтобы одеть и накормить "трех сыночков и лапочку дочку", но и Стасу приходилось несладко - что такое разгружать ва.гоны на овощебазах, он узнал еще до поступления в Университет. Стас всегда испытывал финансовые трудности, но, казалось, что это его ничуть не заботило. Он всегда был для меня наглядным примером жизненного принципа "не человек для денег, а деньги для человека".

- Дэнис, привет! Легок на помине, долго жить будешь! Я как раз рассказываю историю о тебе!

- Всем привет! - радостно сказал я, пожимая руки присутствующим мужчинам.

- Так вот, - продолжил рассказ Стас. - Мы с Юриком на день варенья подарили Дэнису значок, сделанный на заказ. Такая металлическая хромированная табличка, а на ней вы.гравирована надпись: "Денис Заречин. На экзамене выносить в первую очередь"[1]. Мы вручили Дэнису этот значок как наградной отличительный знак Государственного Комитета народного образования. Ну, вы помните Дэниса! Все удивлялись его способности ничего не учить и прийти на экзамен слабо подготовленным, а получить как минимум три балла - и то это была большущая редкость. При этом он всегда сильно горевал, что ему поставили трояк, хотя любого другого вынесли бы со свистом через две минуты после начала ответа по билету. И что вы думаете сделал Дэнис? Он стал надевать его на каждый экзамен! Представляю себе, как веселились преподаватели. Может, по этой причине его так ни разу и не "вынесли" с тех пор, - закончил Стас.

- Да-да! - Юрка Колобов, ныне один из соучредителей банка "Московский Кредит", возглавляемого Федором-Федотом. - Помнится, Дэнис именно с этим самым значком угодил в ментуру, когда после празднования сдачи очередной сессии пытался камнем разбить фонарь над будкой постового, охранявшего китай.ское посольство! - все дружно засмеялись, вспомнив организованный Федотом поход с целью моего вызволения из узилища. Как знать, если бы не их слезная петиция, подписанная всей группой, где я выставлялся чуть ли не Ломоносовым, Пьером и Марией Кюри, Резерфордом и Нильсом Бором вместе взятыми, накатали бы на меня бумагу на факультет, что скорее всего привело бы к неминуемому отчислению.

- Да-а-а-а! Помню, помню этого дебошира и пьяницу. Привет, Дэнис! - раздался за спиной до боли знакомый голос Федора. Я невольно вздрогнул. С некоторых пор я не могу спокойно реагировать на общение с этим человеком. Было время, когда я хотел его убить, но сердечная рана со временем затянулась, хотя шрам все же остался.

 

Федот

 

Это было одно ничем не примечательное серое утро осенью 1988 года. Я благополучно начал учебу на втором курсе. Дотопав по лужам до родного физфака, я поднялся аудиторию, занял местечко поуютней - у стены. Рядом сел незнакомый парень. Он был несколько выше моих 178 см, стройный, загорелый. Вернее сказать, это был не обычный загар, полученный где-нибудь на южном курорте. Кожа на его лице и руках была темной, огрубевшей. Вообще весь он излучал ту самую грубоватую мужественность, которая так нравится многим женщинам.

- Здесь не занято? - спросил он, улыбнувшись.

- Пожалуйста, - улыбнулся я в ответ.

- Браток, у тебя закурить не найдется? - последовало не вполне обычное для студен.ческой среды обращение. - Прикинь, только сегодня купил у метро новую пачку, на авто.бусной остановке решил покурить, как тут какой-то ботан толкнул меня под руку. Пачка упала в лужу.

- Бывает, - усмехнулся я, - пойдем вместе, я как раз собрался подымить.

Мы вышли на лестницу, закурили.

- Как приятно курить нормальные сигареты после двух лет дурдома, - произнес незнакомец после первой затяжки.

- Так ты из армии?! - осенило меня.

Наш курс был не совсем обычный. Начиная с 1985 года наше государство стало испытывать недостаток в мужском на.селении призывного возраста - демографическая яма, последствия войны. Ничего лучше правительство не придумало, как призывать на срочную службу студентов. Я поступил в МГУ в 87-м, наш курс был первый, с которого студентов "забривать в рекруты" перестали. Те же, кому не повезло, кто поступил немного раньше и не смог откосить от этой "почетной обязанности", прямо со студенческой скамьи прыгали в кирзовые сапоги и топали в них два года, возвращаясь потом с промытыми мозгами и с подпорченным здоровьем.

- Да, вот три дня назад вернулся, - ответил мой собеседник. - Ты, кстати, из какой группы?

- Из 203-й.

- О, братишка, да мы ведь с тобой еще и одногруппники! Ну, давай знакомиться, - протянул он широкую ладонь, - Федор, Федор Силин.

- Денис Заречин, - пожал я протянутую руку, - друзья зовут меня Дэнис.

- О.кей, Дэнис, - весело проговорил Федор.

- И где же выдают такой необычный загар? - продолжил я разговор.

- О, это жуткое место называется "Байконур". Я служил в Космических войсках, отбарабанил в этой дыре полтора года после учебки. Честно говоря, вспоминать не хочется. Слушай, я сегодня продолжаю отмечать столь радостное событие - дембель, приходи!

- Обязательно приду, - не раздумывая, ответил я неожиданно для самого себя. Я всегда непросто знакомился с людьми, и обычно проходило достаточно много времени, прежде чем устанавливались теплые товарищеские отношения. Но от Федора исходила какая-то сила, рядом с ним возникало ощущение покоя и стабильности, и я с радостью принял его дружбу.

Вечером я, как и обещал, пришел к Федору домой - он жил на Юго-Западе в одной из высоток по улице 26-и Бакинских комиссаров. Папа Федора, профессор, работал в институте ЦК КПСС, а мама трудилась в московской прокуратуре в звании подполковника. Именно она была лидером в этой семье. А Федор был у них единственным сыном. Мне с первого взгляда не понравились отношения в этой немногочисленной семье. Знаете, как это иногда бывает, внешне вроде бы все благополучно - солидные родители, воспитанный сын, хорошо обставленная квартира, недешевая мебель и бытовая техника, а главного нет. Нет ЛЮБВИ! Было такое впечатление, что каждый из трех Силиных жил сам по себе, не поддерживая и не помогая друг другу. Например, меня мучил один вопрос: почему же Федор при всех связях и знакомствах его родителей все же пошел служить в армию, да не просто в армию, а в такое гнилое место? Оказалось, что условием "откоса" Федора от армии, поставленным его мамой, была учеба на "хорошо" и "отлично". Этой волевой женщине было стыдно перед своими знакомыми и сослуживцами (друзей, как выяснилось позже, у нее не было) за сына-троечника. Так что Федор пошел служить, схватив пару трояков на летней сессии после пер.вого же курса. Причиной всему был банальный страстный роман с девушкой с экономи.ческого факультета.

 

Эти воспоминания каким-то сумасшедшим вихрем пронеслись у меня в голове.

- Привет, Федор, - вяло поздоровался я в ответ.

- Да брось, Дэнис! Что было, то было и быльем поросло! Неужели ты на меня все еще сердишься? - сказал Федор примирительным тоном.

- И правда, Дэнис, брось! - встрял в разговор Юрка Колобов. - Неужели можно вот так из-за бабы предать мужскую дружбу? Ну бросила тебя телка, но ты же сам виноват! Ей нужен был дядька с деньгами или, на худой конец, с перспективами их иметь...

Кровь ударила мне в голову, но я сумел взять себя в руки.

- Это не твое дело! - зло бросил я Колобову. - А с тобой мы вроде договаривались, что все останется между нами? Так какого лешего ты треплешься с кем попало?! - это уже относилось к Федору.

Рядом проходил официант, неся поднос с напитками. Я схватил две рюмки коньяка и выбежал в коридор, руки мои тряслись от гнева, а мысли путались. Воспоминания... Воспоминания, которые мне удалось загнать в дальние уголки подсознания, опять вылезли с новой силой...

 

 

Роковая встреча

 

С Аленкой, Еленой Зарубиной, той самой прекрасной незнакомкой из поезда "Москва - Ленинград", я встретился совершенно слу.чайно...

Придя в назначенный час к Ломоносову, я никого не дождался. Суета и волнения вступительных экзаменов несколько сгладили сердечные переживания, но эту девушку я не забыл. Я помнил о ней всегда: как в момент своей первой близости с женщиной, случившийся на первом курсе, так и в течение всех моих последующих романтических увлечений, всегда сравнивая свою новую избранницу с той прекрасной Аленкой, которая со временем стала казаться мне настоящим идеалом - воплощением женской красоты и сексуальной притягательности.

Это случилось на четвертом курсе. Шел 1991 год. Цены в магазинах летели вверх, подобно выпущенной Чингачгуком стреле. Мой отец, отслужив три последние года в штабе ЛенВо[2] и демобилизовавшись из армии, пытался пробовать себя на ниве свободного предпринимательства. Моей стипендии уже давно не хватало даже на хлеб с молоком, не говоря уже о масле. Странное дело, но мои отношения с отцом после того, как я покинул дом, кардинальным образом изменились. И причина, очевидно была во мне. Жизнь меня немножко "пообтесала", ушел юношеский максимализм, и на многие вещи я стал смотреть совсем по-другому. Я понял, что мужчине очень трудно жить на свете одному, без женского тепла и ласки. Еще я понял, что отец по сути единственный на этом свете родной мне человек.

Последние два года я пытался подраба.тывать в самых разных местах: авантюрных проектов сторонился, а разгрузка вагонов слиш.ком сильно изматывала меня. Так бы я и скакал с места на место, если бы не Стас Смилянский, предложивший поработать санитаром в приемном отделении городской больнице. Он уже полгода работал там и расписал мне свою трудовую деятельность в самых ярких красках. На первом месте в его рассказе были длинноногие медсестры в белых халатиках, под которыми надето что-то весьма символическое, далее следовали описания укромных больничных уголков, и потом... Впрочем, это уже мужской разговор! Стас, конечно, многое преувеличивал, но, к моей великой радости, не сильно. В общем, работалось нам там со Стасом весьма и весьма неплохо. Иногда мы сравнивали себя с котами на молокозаводе.

Это произошло 8 марта, как раз в международный женский день. Я с утра заступил на суточное дежурство. Праздник этот во всех отношениях удивительный[3]. Именно и только 8 марта подавляющее количество покалеченных и травмированных пациентов составляют представительницы прекрасного пола. В истинности этой закономерности я убедился на собственном опыте. Покалеченные дамы начали поступать уже ближе к вечеру, а с наступлением темноты их поток существенно увеличился.

В районе 2.00 ночи мы освободились и отправились в комнату отдыха слегка перекусить. За окном проехала очередная скорая. Минут через 15 меня попросили сходить к пациентке и принести ей баночку для сбора анализа мочи. Я зашел в женскую смотровую и остолбенел... На кушетке, отвалившись к стене и прикрыв глаза, си.дела Аленка. Слегка "позеленевшая" от боли, вся такая несчастная, но такая родная и близкая Лена! Не помню точно, сколько я так простоял в дверях смотровой, держа банку в руках.

- Аленка, - наконец тихо позвал я.

Она открыла глаза и в изумлении уставилась на меня. Слабая улыбка озарила ее личико сквозь боль и страдания.

- Дениска, - тихо прошептала она, - ты что, меня обманывал? Ты же говорил, что поступаешь на Физфак...

- Аленка, милая, никогда в жизни я не смог бы тебя обмануть, я именно там и учусь, а здесь подрабатываю, - казалось, что про.шедших трех лет не было, все чувства, будоражившие мне душу в грязном плацкартном вагоне поезда "Ленинград-Москва", вернулись с новой силой и остротой. - Тебе больно, милая?

- Да, Дениска, что-то меня всерьез прихватило.

- Одну минуту, - бросил на ходу я, выбегая из смотровой и чуть не сбив с ног Стаса, дежурившего со мной в одной смене.

Пулей взлетел я на второй этаж, где располагалось отделение урологии. Сегодня дежурил доктор Кантерман - весельчак и балагур, прекрасный специалист, добрый и отзывчивый человек. Влетев в ординаторскую, я застал там доктора за чашкой чая, рядом покоилась рюмочка коньяку.

- Семен Абрамович! - выпалил я. - Там девушка с почечной коликой в смотровой, ей очень больно, пойдемте скорей!

- Дэн, дружище, да что с тобой? - в недоумении поднял брови Кантерман. - Звонили мне по поводу этой пациентки, сейчас вот допью чаек и пойду. Постой, постой... Это твоя знакомая что ли? Ну дела, Дэн! Ты такие подарки своим дамам делаешь?! Это так романтично! Почечная колика, боль, страдания, а потом появляется мужественный Дэн в белом халате с огромным шприцем в руках, эротично так снимает с прелестницы трусики и неж.ненько вкалывает вожделенный баралгин с ношпой...

Видимо, в моем лице что-то сильно изменилось.

- Все понял! - быстро проговорил доктор, театрально закрывая голову руками. - Только не бей, а если все же не сдержишься, то только не по голове и не по рукам. Руки даже главнее, а особенно средний палец правой руки - не забывай, что я все же уролог!

У Лены никаких патологий не обнаружили. Кантерман сказал, что такие казусы иногда случаются, когда колика возникает непонятно от чего. Аленка уже сидела в нашей комнате отдыха - повеселевшая и порозовевшая после обезболивающего укола и чашки чая. Весь персонал разошелся, тактично оставив нас вдвоем.

- Почему ты тогда не пришла к Ломоносову? - тихо спросил я.

- Потому что нам суждено было встретиться только сегодня, - ответила Лена, нежно обняв меня за шею и страстным по.целуем за.ставив забыть обо всем на свете.

- Я так и буду сидеть здесь до утра? - хрипло спросила Аленка, когда мы наконец оторвались друг от друга. - У меня все знакомые разъехались, а тот, который остался, вдруг оказался козлом, - зло добавила она.

- Не волнуйся, - ответил я, - сейчас пойду договорюсь с Николаем Михайловичем, нашим дежурным водителем.

Водитель сладко спал на кушетке в пустой гардеробной.

- Михалыч, - тихонько потряс я его за плечо, - Михалыч, выручай, тут одну девушку надо до дома довезти, она к нам с почечной коликой попала.

- Да ну тебя, Денис, в ... - пробурчал водитель сонным голосом, - обалдел что ли? Пусть подремлет пару часиков на кушетке, а потом и трамваи пойдут.

- Михалыч, миленький, это мне надо! - состроил я умоляющую физиономию. - Так получилось, что это моя давняя знакомая... Давняя любовь, - добавил я после паузы.

- Ну так бы сразу и сказал! - проворчал дядя Коля, резво поднимаясь с ку.шетки и протирая глаза. - А то "девушка, с коликой".

По дороге к машине Михалыч, улучив момент, подмигнул мне и, кивнув в сторону Аленки, показал большой палец, явно одобряя мой выбор. Мы быстро домчались по ночной Москве до Старого Арбата, остановившись у подъезда, где жила Лена. Пос.ледние 5 минут пути я лихорадочно соображал, как мне лучше поступить, что сказать - я не хотел расставаться с ней. Помог Михалыч.

- Проводи даму, Дениска, - произнес он. А когда мы вышли из машины, добавил: - Тебя обратно ждать или ты здесь останешься?

- Поезжайте, Николай Михайлович, - не колеблясь, ответила Аленка, - он останется здесь. И огромное вам спасибо! Она подошла к открытому окну и поцеловала Михалыча в щеку.

- Ну спасибо, милая моя! - промурлыкал водитель. - Удачи вам, ребята, - донеслось из отъезжающего автомобиля.

Родители Лены уехали встречать праздник в Таиланд, они должны были вернуться лишь через пять дней. Пять дней наедине с самой желанной женщиной на свете, пять дней в сладкой сказке, которой, кажется, никогда не будет конца... Удивительное дело - казалось, я ждал той ночи всю сознательную жизнь. В мечтах я часто представлял себе КАК это произойдет... Мне казалось, что все будет совершенно не так, как "это" было в первый раз, когда я не испытал ничего, кроме достаточно гадкого чувства какой-то нечистоты - очень хотелось как следует помыться. Да и все последующие опыты были какими-то ущербными. С самой первой ночи, проведенной с девушкой, меня начинало преследовать нечто, похожее на чувство вины. В этот раз все было по другому, однако легкий привкус того самого ощущения вины или легкой тоски присутствовал. Ну как тут не вспомнишь Анну Ахматову:

Есть в близости людей заветная черта,

Ее не перейти влюбленности и страсти, -

Пусть в жуткой тишине сливаются уста

И сердце рвется от любви на части.

И дружба здесь бессильна, и года

Высокого и огненного счастья,

Когда душа свободна и чужда

Медлительной истоме сладострастья.

Стремящиеся к ней безумны, а ее

Достигшие - поражены тоскою...

Теперь ты понял, отчего мое

Не бьется сердце под твоей рукою.

Накануне приезда родителей мы перебрались к Лене на дачу в подмосковные Жаворонки, где прожили недели три. Дом был небольшой, но добротный и теплый, да и до Москвы добираться было не так далеко - минут 40 на электричке.

Однако все когда-нибудь заканчивается. Солнце уже давно зашло - наступил прохладный апрельский вечер. Мы лежали на кровати в маленькой спаленке и курили. За окном гулял ветер, и мохнатые еловые ветви, слегка подсвеченные уличным фонарем, раскачивались, создавая причудливые тени.

- Что будем делать, Дениска? - спросила Лена. - Завтра нам лучше отсюда съехать - мои собираются открывать дачный сезон. Где будем встречаться? Есть какие-нибудь идеи?

Этот вопрос уже начал мучить меня с са.мого утра. Как быть дальше? Меня в первую очередь волновал даже не банальный вопрос "где спать вместе", а более глобальный - "а что теперь делать"? Те девушки, с которыми я встречался раньше, не оставляли сколько-нибудь заметного следа в моем сердце. Я легко с ними знакомился и легко расставался. Здесь же все было совсем по-другому. Я ни за что не хотел потерять Аленку, я хотел быть с ней всегда! В голову всерьез начали приходить мысли о женитьбе, но тут же прагматичный ум начинал задавать уйму вопросов - "где жить", "на какие деньги содержать семью", "как меня примут родители Лены", "смогу ли я обеспечить ей тот уровень жизни, к которому она привыкла" и т. д.

- Я что-нибудь придумаю, Аленка! - горячо заверил ее я. - Главное, что мы любим друг друга, в этом и есть наше счастье!

- Хм... С милым рай в шалаше? - проговорила Лена со злой иронией. - Знаешь, это не для меня!

Что это? Я раньше не слышал от моей любимой таких интонаций? Или мне просто казалось, что не слышал? Впрочем, я не стал долго напрягаться по поводу грустных мыслей. Как часто мы идеализируем человека, когда любим и, наоборот, видим одно лишь плохое, когда ненавидим.

На этот раз удача мне улыбнулась. Вернувшись в общагу, я услышал известие от своего соседа по комнате, что он прямо сегодня переезжает жить к своей новой пассии - москвичке с отдельной квартирой - на неопределенное время. Я позвонил Аленке, договорившись о встрече вечером, и побежал в магазин.

В этот вечер все было прекрасно! Лена восторгалась моими кулинарными способнос.тями, и я был на вершине блаженства, угождая всем ее желаниям. Потом мы любили друг друга, и казалось, счастью нет предела. Однако за улыбку фортуны я принял лишь ее ироничную усмешку. Мы курили, лежа в кровати, когда в замочной скважине заскрежетал ключ, дверь открылась, и на пороге, осве.щенный коридорной лампой, возник мой сосед Коля. Я никогда не видел его таким злым. Он, казалось, не замечал всей пикантности ситуации.

- Дэнис! Все бабы суки! Особенно эти долбанные москвички с жилплощадью! - сказал он, запихивая сумку с вещами под свою кровать. - Прости, я обломал тебе праздник, но остаться у этой ... даже до утра не было никакой возможности!

- Мальчики! - проговорила Лена тоном, не предвещавшим ничего хорошего. - Можно вас попросить удалиться минут на 10 и дать возможность даме одеться? Я уйду, и вы спокойненько обсудите все проблемы, связанные с женским коварством.

Коля схватил мои сигареты и вышел в ко.ридор.

- Аленка, прости меня, но я и вправду не мог этого предвидеть! - попытался я смягчить обстановку. Однако на Лену мои слова произвели обратный эффект.

- Заткнись! - бросила она мне дрожащим от ярости голосом. - Если такие номера проходят у вас с общажными шлюхами, то меня, пожалуйста, уволь от этого! Меня не колышет, как ты договариваешься со своими друзьями, но в любом случае - вваливаться в комнату, где двое банально занимаются сексом, как минимум невоспитанно!

Последняя фраза больно резанула меня по ушам. Я сидел, уставившись в окно, в то время как Лена, наспех одевшись, выскочила из комнаты.

 

- Дэнис! Дэнис, ты тут?! - голос Стаса вернул меня на грешную землю. Я сидел на унитазе шикарного "националевского" туалета. Два пустых стеклянных "пузанчика" из под коньяка стояли у моих ног. В голове изрядно шумело - выпил я уже достаточно, а не ел практически с самого утра.

- Выхожу, - сердито буркнул я, вываливаясь из кабинки.

- Дэнис, ты чего? - ворчливо пробурчал Стас. - Неужто еще не перегорело? Пойдем, там все за стол усаживаются.

- Ох, Стас, поеду-ка я домой, не к добру все это...

- Брось, Дэнис, сейчас посидим, выпьем - тоска-печаль и пройдет, пошли, - сказал Стас, хватая меня за руку.

- Она там?

- Кто "она"?

- Брось, Стас, - скривился я.

- Там, там твоя королева... Ох! Ну сколько можно?! Пошли, горе! Квазимодо недоделанный!

Все участники торжества уже расселись по местам. В центре расположился Федот, а рядом с ним сидела ОНА... Обычно время никого не щадит, но Аленка была прекрасна как никогда. Тонкое облегающее трикотажное платье нежно-голубого цвета, как обычно, минимум косметики и скромные на вид украшения, отблескивавшие, правда, столь ярко и игриво, что мысль о неблагородном происхождении этих чистых "слезинок" в платиновой оправе в голову не приходила. Весь вид моей любимой укладывался в короткую строчку Гребенщикова "Золото на голубом". Мне стоило больших усилий оторвать взгляд от Лены. Я уставился в тарелку, сосредоточившись на поглощении закусок, а больше - на уничтожении гостиничных запасов водки, которую старательно подливали вышколенные официанты. Веселье тем временем шло своим чередом, тосты сменяли друг друга, холодные закуски сменились горячими, и я, как сейчас понимаю, к тому моменту дошел до той кондиции, когда уже надо останавливаться. Ох... Ну почему это понимаешь только потом, а в самый этот момент кажется, что веселье еще только началось. Правда, у меня есть маленькое оправдание - на душе было совсем плохо. Так или иначе, но "линию фронта" я перешел, даже этого не заметив. Настало время перерыва перед горячим, Юрка Колобов вызвался сказать очередной тост.

- Друзья и подруги, бывшие и настоящие! - начал он, оглядывая собравшихся слегка осоловелыми глазами. - Я предлагаю тост за человека, благодаря которому мы все здесь сегодня собрались, благодаря которому мы имеем возможность так здорово отдохнуть и пообщаться!

Взгляды всех собравшихся переместились на Федота, который сиял, как ясно солнышко.

- Я, конечно, говорю о всеми нами любимом Федоте, моем компаньоне, - продолжал Юрка. - Дорогой Федот! Желаю тебе, прежде всего, здоровья! Всего остального ты привык добиваться сам: у тебя солидный банк и красавица жена, я уж не говорю о таких мелочах, как яхта, виллы и банковские счета. Нам всем есть чему у тебя поучиться. Да-да! Учиться, а не пускать нюни по поводу того, что ты по своей вине упустил из рук!

Мне показалось или он на самом деле бросил мимолетный взгляд в мою сторону? Это было уже выше моих сил. Кровь стучала в висках, щеки горели, какое-то время я не мог шевельнуться. Так я сидел, пока одногруппники не начали выходить из банкетного зала.

 

Дорога к Храму

Все последовавшие за тем ужасным вечером попытки позвонить или встретиться с Леной были тщетны. К телефону подходила ее мама и, услышав мой голос, просила больше не звонить по этому номеру. Через два дня бесплодных попыток дозвониться я поехал к ней домой, решив дождаться любимую во что бы то ни стало. Ждать пришлось долго. Ближе к полуночи у подъезда остановилась новенькая "девятка" модного цвета "мокрый асфальт". Водитель распахнул переднюю пассажирскую дверь, и оттуда выпорхнула Лена. Как же она была прекрасна! Как я по ней соскучился! Я вскочил со скамейки и ринулся вперед. Я был уверен, что вот именно сейчас все недоразумения будут развеяны, она просто обязана меня понять, ведь я так сильно ее люблю.

Однако меня ждало жестокое разочарование. Спутник Лены встал у меня на пути и резко оттолкнул назад. Затем он заломил мне руку за спину так, что я не смог даже пошевелиться.

- Че те надо, урод?! - сказал он грубым тоном. Я неожиданно вспомнил, что именно он встречал Лену в то памятное утро на перроне Ленинградского вокзала. Я молча пыхтел, пы.таясь вырваться.

- Отпусти его, Илюша. Это, типа, мой ухажер, - голос Лены звучал с явной издевкой.

Меня немедленно отпустили. Я был в со.вершенно идиотском положении, абсолютно не понимая, что сейчас говорить и как себя вести. Лена же подошла ко мне с ехидной улыбочкой:

- Ну че, герой любовник, че пришел-то? Решил пригласить меня еще разок продемонстрировать стриптиз своему дружку-дебилу? У нас, видишь ли, Илюша, с этим вот типом вроде как сложились совсем нежные отношения, а он меня мало того, что в общагу привел, так еще и своему другу неглиже продемонстрировал.

- Лена! Ну зачем ты так! Не так же все было! Ну прости меня, я же люблю тебя! - выпалил, я сильно заикаясь.

- Да-а-а-а, Ленусик, - вновь встрял владелец "девятки" таким тоном, как будто я был пустым местом, - ты еще с бомжами начни интимы разводить. Как дошла до жизни такой, сеструха?

- Лен, мы можем поговорить наедине? - сделал я еще одну попытку.

- О чем говорить-то будем? Пойми, ты меня уже заколебал! Я от тебя устала, не надо меня больше подкарауливать, и маму мою больше не надо доставать по телефону, понял? - сказала она так, словно ударила наотмашь.

- Лена, милая, я правда тебя люблю и не хочу потерять, - промямлил я в ответ.

- Со мной, говоришь, хочешь быть? О.кей! Через пару недель на майские праздники мы с друзьями решили в Сочи слетать, потусо.ваться - давай с нами, там и поговорим. Встре.тимся 28-го во Внуково у стойки регистрации утреннего сочинского рейса, чао! - каблучки звонко застучали по асфальту, и подъездная дверь медленно закрылась.

- Летайте на курорты поездами: это быстро, удобно, выгодно, - хохотнул Илья, сел в машину и уехал. Я стоял и смотрел вслед удаляющимся габаритным огням.

Утром пришла телеграмма от отца. Он сообщал, что приезжает завтра "с хорошими новостями". Я вяло прореагировал на нее - мне казалось, что в моей жизни никаких хороших новостей ждать не приходится.

На следующий день около трех часов я вышел из здания факультета. Погода была чудесная. Выглянуло приветливое апрельское солнышко, дороги были мокрыми от таявшего снега, а птицы заливались, как сумасшедшие. Мне от такого благолепия стало еще тоскливее.

У ступенек нагло расположился Мерседес цвета вороньего крыла. Я начал было озираться по сторонам в поисках отца, как дверь "баварца" распахнулась, оттуда вышел шикарно одетый мужчина и почему-то быстро направился ко мне. Приглядевшись, я ахнул! Это был мой отец!

- Па, привет! Это ты или не ты?.. Что случилось?! Ты ограбил банк или соблазнил вдову какого-нибудь миллионера?!

- Здравствуй, сынок! - радостно сказал отец, крепко обнимая меня и целуя в щеку. - Все у нас теперь будет "тип-топ"! Поехали ко мне, по дороге все расскажу.

Мы разместились на заднем сиденье. Закрывшаяся дверь наглухо отрезала нас от внешнего мира, и машина, плавно покачиваясь, тронулась с места.

- Вот, Семен, познакомься, мой сын Денис. Семен - наш водитель и охранник, - представил нас отец друг другу. Шкафообразный Семен важно кивнул, не отвлекаясь от дороги.

- Куда едем, Григорий Александрович? - важно пробасил он.

"Ого, Григорий, да еще Александрович, - подумал я про себя. - Что творится-то?!"

- Давай в гостиницу, Семен, - важно распорядился отец: ни дать ни взять - новый русский.

- Па, что случилось-то? Мне это не снится? Может, поделишься? - не вытерпел я.

- Да, теперь можно и поделиться. Видишь ли, я, как бы это помягче можно сказать, поймал за хвост жар-птицу. Сразу после дембеля я попал в один ко.оператив, организованный моими бывшими собратьями по сапогам и портупее. Сначала меня взяли на самую тупую работу - оформлял кое-какие бумажки и аккуратно складывал их в папки. Контора была частная, да к тому же в стадии начального развития, сотрудников было мало, и, соответст.венно, для желающих проявить себя возможности были самые что ни на есть реальные. Вообще без лишней скромности скажу, что если главный штаб наш был мозгом ЛенВо, то я был его единственной извилиной! Кооператив наш неожиданно очень серьезно поднялся на поставках продуктов питания для воинских частей ЛенВо. Сам пони.маешь, что ниша эта в высшей степени финансово емкая, но и работать приходится на износ. Слишком много конкурентов, норовящих впихнуть за три копейки какую-нибудь тухлятину с ис.текшим сроком годности. Сейчас приехал к нашим московским партнерам подписывать новый контракт.

- Ничего себе! - присвистнул я. - И ты молчал?!

- Да не хотелось раньше времени. Кроме того, там один соучредитель был вредный, невзлюбил меня с самого начала. Я ждал, что меня уволят, а получилось так, что вышибли его. А я, напротив, кое-какой процент получил. Ты извини - имел возможность тебе деньжат выслать уже некоторое время назад, да очень уж хотелось сделать сюрприз. Появиться вот так, на белом коне, можно сказать!

Отец весь светился и был похож на большого ребенка, получившего наконец желанный подарок.

- Па! Я так рад за тебя! - вырвалось у меня непроизвольно. Отец просто обнял меня, сглотнув комок в горле. - Береги себя, папа, пожалуйста.

- Все у нас с тобой, сынок, будет хорошо, вот увидишь.

Тем временем мы проехали Калужскую площадь. Наша машина на глазах у гаишника, в нарушение всех правил свернув наперерез встречному потоку, через две сплошные линии подъехала к центральному входу Президент-отеля.

- О, ментяра! Даже не пикнул! Уважает! - сказал Семен, видимо, в адрес растерявшегося гаишника.

- Вот, сынок, здесь я и остановился. Пойдем ко мне, выпьем чего-нибудь, - подмигнул мне отец.

Мы поднялись на лифте на седьмой этаж. Подойдя к дверям номера, отец важно достал пластиковую карточку-ключ и открыл дверь, явно наслаждаясь самим процессом.

- Проходи, сынок, посмотри, как я тут обосновал.ся, - пропустил он меня вперед. По-видимому, это был стандартный двухместный номер - компактно, чисто и функционально.

Отец достал из шкафа бутылку виски и щедро плеснул в два стакана, бросив туда по несколько кубиков льда.

- Да-а-а-а, - продолжил отец. - Как сказал Брынцалов, утопающий хватается за соломинку, а мы - за стаканы! За встречу, сынок! За нашу удачу! Будь здоров! - и по армейской привычке махом опрокинул стакан, оставив на дне кубики льда. - Самогон как самогон, - услышал я окончательный вердикт, - правда, надо отдать должное, мягкий. Ну, у меня для тебя, собственно, две новости: одна - хорошая, другая - очень хорошая, с какой начнем? - отец светился, словно начищенный пятак.

- Па, говори не тяни, ты меня прям заинтриговал!

- Ты с девушкой-то помирился?

Я был никак не готов к этому разговору и не смог совладать со своим лицом. Отец, глядя на меня, нахмурился, я же залпом допил свое виски и, налив себе и отцу, молча выпил снова.

- Что, совсем кисло, сынок? - участливо поинтересовался отец.

Я, как на духу, рассказал все. И, удивительно, мне стало легче. Отец налил нам по третьей, осушил свой стакан и после паузы начал задумчиво:

- Дениска, ты, к сожалению, не помнишь мою бабушку - свою прабабушку Марфу. Она умерла, когда тебе не было еще и годика. Она была глубоко верующая. Бабушка по сути и воспитала меня - мама с папой были заняты в основном своей работой и личными проблемами. Сегодня это покажется невероятным, но твоя мама была у меня первой женщиной, а я был у нее первым мужчиной. И произошло это у нас в первую брачную ночь. Я понимаю, по нынешним временам это может казаться смешным, да и я, помню, мучился тогда своей неиску.шенностью в интимных вопросах. Так бывает часто - мы не ценим того, что имеем. За всю нашу совместную жизнь я не изменил маме ни разу, уверен на все двести процентов, что и она была мне верна. И сегодня я считаю себя по-настоящему счастливым человеком только потому, что у меня в жизни была такая любовь - чистая и непорочная. Как водится, понял я это только после смерти мамы, после запоев и череды баб, которые прошли через нашу с мамой спальню. Я искал в любовницах утешения, а получалось все наоборот. Становилось только хуже, как будто с каждой новой уложенной в постель бабой я терял частичку маминой любви и тепла. Велика была эта любовь. Настолько велика, что я-таки не смог растерять все, сумел опомниться и остановиться. Ты прости меня, сынок. Я ведь понимал прекрасно, как тебе было тяжело. Видел, а ничего не мог с собой поделать, думал только о себе. Я так понимаю, ты и из Питера из-за меня уехал...

Мои щеки вспыхнули:

- Да что ты, па! Я просто мечтал попасть в МГУ, я...

- Ладно-ладно, - с усмешкой перебил меня отец, - не лги царю! Ты прости меня, сынок, я многого тебе недодал и постараюсь восполнить этот пробел, насколько смогу. А в свете вышесказанного я не осуждаю тебя. Да, ты уже познал не одну женщину - такие сейчас времена, такие нравы, да и пример в моем лице у тебя перед глазами был не самый лучший, чего там говорить. Мне просто немного жаль, что у тебя не было и, видимо, уже не будет ТАКОЙ чистой и искренней любви, увы. Все эти твои "бывшие знакомые" будут тому преградой. Бабушка искренне верила, что в церкви можно смыть всю ту гадость, которую человек сделал в жизни. Я не то что бы не верю в Бога, но не доверяю попам. Не думаю, чтобы они могли реально помочь. Так что ничего уже не попишешь. Что же касается девочки твоей, то по всему видать, что она стерва. Тихо, тихо! - остановил он меня, готового броситься на защиту чести Аленки. - Знаю все, что ты хочешь мне сказать. Типа, папа, ты ее не знаешь, она не такая, она хорошая, я ее люблю и т.д. Сынок, я буду говорить тебе то, что думаю. Уверен, в твоей жизни достаточно людей, готовых вешать тебе лапшу на уши - я не из их числа. Так что, хочешь - слушай, не хочешь - давай менять тему.

Отец замолчал и потянулся к наполовину опустевшей бутылке и молча выпил. Я первым нарушил затянувшуюся паузу.

- Па, ты прав. Никто, кроме тебя во всем мире, похоже, меня не любит искренне и бескорыстно. Говори все, что сочтешь нужным, я тебя слушаю.

- Спасибо, сынок, спасибо, что доверяешь мне. Так вот, я тебя прекрасно понимаю и вполне могу вспомнить, как оно бывает, когда влюблен. Но, Денис, поверь, это еще не любовь. Не та любовь, которая пишется с большой буквы. Это влюбленность, ради которой, например, можно набить морду или писать стихи ночи напролет. Ради нее иные несчастные кончают с собой. Но это не та любовь, ради которой, случись беда, будешь ухаживать за немощным любимым годами, без ропота и недовольства. Это не та любовь, ради которой ты готов простить любимой все, кроме предательства, а возможно и самое предательство, готов терпеть любые недостатки, которые есть у каждого человека. Терпеть из месяца в месяц, из года в год. Чтобы получить высшее образование физика, ты проучился уже три года и будешь учиться еще почти столько же. Настоящее чувство также не дается сразу и бесплатно - его надо вырастить и выстрадать. Так что то, что испытывают молодые люди в самом начале, не есть та любовь, которая живет в доме пожилых и счастливых супругов. Именно из-за незнания этой простой истины часто распадаются браки буквально через год совместной жизни. Уходит острота сексуальных чувств, людям кажется, что они поженились ошибочно - им и невдомек, что семью надо строить, а для этого надо трудиться. Прости меня за эту преамбулу, она была просто необходима. Ты в настоящий момент испытываешь к Лене искреннее и сильное чувство, верю, но это и есть та самая влюбленность, а что из нее вырастет и вырастет ли хоть что-нибудь - неизвестно. Это во-первых. Во-вторых, я, конечно, не знаком с этой девочкой, но то, что ты мне о ней рассказал, наводит меня на грустные мысли. Мне кажется, что она привыкла относиться к людям с позиции выгоды и пользы, такие люди редко могут кого-то любить искренне. Любовь - это самопожертвование. Вот такие мои мысли.

- Но что же мне теперь делать? Постараться о ней забыть?

- Совсем не обязательно. Если она будет и дальше тебя футболить, тебе все равно придется это сделать. Ты знаешь, я не сторонник кардинальных мер, в серьезных вещах нужно серьезно подходить к своим действиям, а спешка - плохой союзник. Так что не торопись. Главное, я тебя умоляю, не вздумай жениться, присмотрись к этому человеку, а там будет видно. Кто его знает, жизнь иногда преподносит сюрпризы, вдруг это и вправду твоя судьба. Хотя маловероятно, - последнюю фразу отец произнес очень тихо, как бы про себя, но я все же расслышал.

- Итак! - продолжил отец бодрым голосом. - Хватит о грустном, вернемся к нашим веселым баранам. Первая новость, если ты не забыл, была хорошей. Мне по делам периодически придется приезжать в Москву, а гостиницы я не люблю, да и стоит такая роскошь немало. Я тут собрал немного деньжат, немного занял в счет будущих доходов и присмотрел нам двухкомнатную квартирку на Комсомольском проспекте. Жить в ней ты будешь на правах моего привратника - шутка! - отец просто сиял от счастья. - Я буду приезжать ненадолго, так что сильно тебя не стесню.

Я просто не верил своим ушам. Жить в своей квартире - о таком я не мог даже мечтать!

- Папка, мне даже не верится! Это классное место, и от МГУ недалеко - всего две остановки на метро!

- Да, насчет метро, - важно продолжил отец, - думаю, что меня не будут каждый раз встречать и принимать так роскошно, да и неудобно это все - гостиница, Семен с Мерседесом. Так что выберем мы с тобой скромненькую машинку, чтобы хоть встретить и проводить ты смог меня сам.

- Ну ты прям Дед Мороз! Не могу поверить - своя тачка! Так это и есть твоя вторая очень хорошая новость?

- Нет, ну что ты. Это так... Приложение к квартире. А вторая новость будет другой. История такая. Мы закупаем крупную партию продуктов, и там будет хитрый денежный перевод. Не буду вдаваться в ненужные подробности. Главное то, что наш представитель должен присутствовать лично на Кипре в отделении обслуживающего банка.

- А при чем тут я?

- Да при том, что шеф будет на майские праздники в Ницце, я должен лично контро.лировать сделку в Питере - значит, полетишь ты.

- Я?!

- Ты, ты, мой дорогой! Ничего сложного в этом нет. Я оформлю все документы и передам их тебе в аэропорту. По прилете тебя встретят и на следующий день отвезут в банк, дел на 30 минут - и ты свободен, впереди десять дней пятизвездочного отдыха на Средиземном море. Как тебе эта идея?

- Потрясающе! - только и смог вымолвить я.

- Я тоже так думаю. А про девочку я начал разговор в том ключе, что можешь поехать не один, а кого уж с собой взять - смотри сам. У тебя загранпаспорта, конечно, нет?

- Откуда?

- Ну да, завтра и займемся его оформлением, неделя у нас есть. В ближайшие дни тебе бы определиться и с именем твоей спутницы, чтобы забронировать билеты. И хватит о грустном и о делах, не пора бы нам подумать об ужине?

Следующим утром я проснулся в отцовском номере. Настроение мое улучшилось, жизнь явно менялась и менялась к лучшему! Прекрасно помня, как пишется имя и фамилия Аленки в ее загранпаспорте (она как-то хвасталась мне), я написал их на листе бумаги и передал отцу, пояснив, что эта девушка поедет со мной. Может быть, поедет. Отец взял листок, тактично промолчав.

Неделю я был сам не свой - не терпелось как-то связаться с Аленкой и все ей рассказать. Я безумно переживал, что будет слишком поздно, что она не сможет изменить свои планы за несколько дней до поездки в Сочи. У меня вообще были сомнения в том, что она захочет что-либо менять, но я все же смог себя сдержать и сделал все так, как было задумано. Наконец, долгожданный день настал! Семен передал мне пухлый конверт с билетами и документами и, торопясь куда-то, уехал. Я поехал к Лене домой, упросил строгую консьержку разрешить мне опустить письмо в почтовый ящик любимой девушки, вложил авиабилет в конверт, на котором написал: "Милая, любимая, Аленка! Я не смогу быть 28-го на сочинском рейсе, поскольку именно 28-го лечу на Кипр. Место рядом со мной свободно, и свободно оно только для тебя. Буду ждать в 9.00 у твоего подъезда. Дэнис".

Несколько раз за оставшуюся неделю я хватался за трубку телефона, набирая домашний номер Лены, но каждый раз останавливал себя - "гулять так гулять, лечить так лечить, играть так играть"...

Ночь на 28-е прошла ужасно. Мне всю ночь снились кошмары, а часов с 5 утра я не спал вовсе. Папа заехал за мной в общагу к 8.30, и мы поехали на Старый Арбат. Сердце мое колотилось нещадно, отец тактично не лез с разговорами. Мы подъехали к знакомому подъезду в 8.55, было прекрасное солнечное весеннее утро. Народу на улице почти никого - суббота. Я не отрывал глаз от подъездной двери, каждую минуту бросая взгляд на часы. В 9.07 дверь распахнулось, и из подъезда вышла Лена, волоча спор.тивную сумку: изумительные со.ломенные волосы собраны в пучок, мягкие "вареные" джинсы нежно-голубого цвета, белая кожаная курточка... Я просто-таки залюбовался, не в силах шевельнуться. Семен, сидевший за рулем "шестисотого", оценил Лену недвусмысленным присвистом.

- Ну, Дэнис, ты у нас оказывается счастливчик, иди встречай даму, тютеха, такие телки долго не ждут!

Опомнившись, я вылетел из машины, не забыв схватить приготовленный букет алых роз.

- Аленка! Ты все же пришла, я так рад, это тебе, - протянул я букет.

- Да куда ж я денусь-то? - ответила она игриво, словно между нами не было и намека на размолвку. - А ты у нас, оказывается, оригинал. Удивил так удивил, ну об этом мы потом поговорим, а сейчас, может, поцелуемся?

Я попытался ограничиться скромным поцелуем, стесняясь отца и Семена, но руки Аленки крепко обвили мою шею, она прижалась ко мне всем телом и страстно прильнула к губам... Оторвавшись друг от друга, мы направились к машине, около которой стоял отец, а Семен уже открыл багажник.

- Елена Зарубина, Григорий Александрович - мой папа, Семен, - представил я присутствующих друг другу.

- Рад с Вами познакомиться, Леночка. Судьба, однако, несправедлива! Какая оча.ровательная девушка досталась моему оболтусу, - сказал папа с улыбкой.

- Спасибо за комплимент, рада с вами познакомиться, Григорий Александрович, - ответила Лена, ничуть не смущаясь.

Семен тем временем загрузил сумку Лены в багажник и напомнил, что пора ехать. Папа сел рядом с Семеном, а мы с Леной сели на заднее сиденье, держа друг друга за руки. Наш водитель был прирожденным лихачом, а хитрые номера на внушающем ува.жение и страх "шестисотом" рас.пугивали не только окружающих водителей, но и редких гаишников, встречавшихся на пути. Мы вмиг домчались до Шереметьево. У поста таможенного контроля отец отозвал меня в сторонку и вручил запечатанный конверт.

- Сегодня в Ларнаке в аэропорту тебя встретит киприот по имени Костас, он прекрасно говорит по-русски. Костас отвезет вас в отель, он же завтра доставит тебя в банк. О времени договоритесь сегодня. Этот конверт отдашь завтра утром лично в руки, запомни, лично в руки моему банкиру Савасу - главе лимассольского отделения Bank of Cyprus, он тоже немного говорит по-русски, да и ты, вроде "спикаешь" на английском?

- Спасибо Елизавете Никитичне. Помнишь нашу чудесную соседку по питерской квар.тире?

- Как не помнить! Дворянка, вернулась из Англии уже после революции, и большевики ее не тронули. Это просто чудо! Чем ты ее так пленил, что она стала заниматься с тобой языком, да еще совершенно бесплатно?

- Думаю, одиноко ей было. Так что язык я пока не забыл, но в банковских терминах полный профан...

- И не надо, не волнуйся. Бумаги составлены правильно, все остальное сделает Савас. Давай, сынок, с Богом! Что касается твоей девочки, то как мужчина я тебя понимаю, а там видно будет, счастливо!

Мы подошли к Лене и Семену. Семен только что рассказал какой-то забавный анекдот - Аленка просто покатывалась со смеху.

- Ну, дорогие мои, езжайте с Богом, - обнял нас с Леной отец, - ведите себя хорошо, не ешьте много мороженого и не лежите на холодных камнях, - отец поцеловал в щеку Лену, потом меня, и мы, миновав пост таможенного контроля, направились к стойке регистрации.

- Аленка, я впервые лечу за рубеж, чего и в какой последовательности тут делать - ты не в курсе? - спросил я с виноватой улыбкой.

- Давай билет и паспорт, горе мое, - ласково отозвалась Лена. Мы подошли к пустой стойке регистрации с надписью "Бизнес-класс".

- Нам, наверное не сюда - здесь регистрация пассажиров бизнес-класса.

- А у нас какой? Ты чего, даже не п.осмотрел, какой билет девушке дал? Чудо в перьях!

- Ну дает отец! - искренне удивился я. Тем временем нам выдали посадочные талоны, мы быстро прошли паспортный контроль и направились в магазин Duty Free.

Уютный салон бизнес-класса "Боинга 737" встретил нас прохладной кожей просторных сидений и радушными улыбками аэрофлотовских стюардесс. Через час после взлета мы закончили обед, который оказался весьма неплох, и решили заняться купленной в Duty Free текиллой. Стюардесса принесла маленькие высокие стопочки, блюдце с солью и порезанный лимон, и мы принялись за дело.

- Вот гляди, мажешь вот здесь, с тыльной стороны ладони у большого пальца, лимонной долькой и посыпаешь солью, - учила Лена. - Много соли не надо, вот так. Потом в эту же руку берешь ломтик лимона, а в другую рюмку с текиллой. Так, теперь чокаемся, слизываешь с руки соль, запиваешь текиллой и заедаешь лимоном, - и лихо проделала все без заминок. Я сделал то же самое. Это было оригинально.

- А можно я буду слизывать соль с твоей ручки, предложил я?

- Шалишь? - ее глазки озорно блеснули. - И вообще, я девушка честная, так что ты смот.ри, руки не распускай. Я не такая, я жду трамвая! - голосом записной ханжи промямлила Лена.

Так мы дурачились еще долго, благо салон бизнес-класса был практически пуст. В конце концов Лена задремала, а я нежно гладил ее по волосам, думая о словах отца, сказанных в его прошлый визит. Не знаю, что будет потом, но пока я счастлив, счастлив так, как никогда еще не был счастлив в своей жизни. И пусть дальше будет так, как будет, но эти десять дней - мои!

 

Я опрокинул еще пару рюмок водки и тихонько вышел в коридор. Опять возникло непреодолимое желание слинять по-английски. Я уже было направился к выходу, но дорогу преградили Федор с Леной. Они держались за руки и выглядели счастливыми молодыми супругами.

- Дэнис, дружище, ты чего такой хмурый? - участливо поинтересовался Федор.

- Тебе показалось, - с вызовом ответил я.

- Дениска, правда, что случилось-то? - спросила Аленка.

- У-у-у-у! Честное семейство успокаивает несчастного поверженного соперника, - Колобов ударил ниже пояса. Я не торопясь развернулся к нему лицом и, не раздумывая, двинул в эту смеющуюся самодовольную физиономию.

Подраться как следует нам не дали. Юрка успел достать меня лишь один раз, а я не смог больше сделать ни единого взмаха ни рукой, ни ногой. Нас быстренько скрутили наши же одногруппники. Юрку, матерящегося и сыплющего угрозами, утащили куда-то за угол. Меня отпустили.

- Слышь, Дэнис, - важно сказал Федор, - не надо портить мне праздник. Я думал, ты умнее и сильнее, сколько можно вообще?

Кровь (или, скорее, густые алкогольные пары) опять ударила мне в голову.

- Ты, подлец, Федор! Мы договаривались сохранить все между нами, так? Откуда же этот дебил Колобов обо всем узнал? Ты, небось, разболтал все своему дружку-компаньону? Хвастался, да?

- Я ничего никому не...

- Мой праздник... - понесло меня. - Хозяин, да? Ты хозяин жизни? Ты привык все покупать? Так и жену-красавицу себе купил! Просто башлей сколотил - и купил! Чем хвастать-то теперь? Можно с таким же успехом хвастать путаной с Тверской! - неожиданно Федор сделал какое-то неуловимое движение, в глазах у меня потемнело, пол закачался, и я в одно мгновение оказался на полу.

- Заткнись, падла! Закрой свою пасть! - Федор шел на меня с перекошенным от злобы лицом, потирая кулак. Я вскочил и бросился в драку. Не помню точно, сколько раз удалось ударить мне и сколько получил я сам, но все пролетело, как одно мгновенье. В результате я оказался в стальных лапах двух охранников, один из которых успел, кажется, меня дополнительно "отоварить". Федор стоял напротив у стены и вытирал кровь с губы. "Ага, все же я тебя достал, скотина!" - злорадно подумал я. Лена увела Федора. Амбалы отпустили меня и удалились следом. Рядом возник Стас с укоризненной физиономией.

- Пошли, Шварценеггер недоделанный, Стал.лоне семимесячный, Ван Дамм голодающий... Дождался приключений на свою задницу? - бубнил он, волоча меня в сторону знакомого мне туалета.

- Стас, будь другом, принеси чего-нибудь попить пожалуйста, - промямлил я совсем уж несчастным тоном.

- Ну что с тобой делать. Сейчас принесу. Ты уж не геройствуй, сиди тихо, отмокай, - с этими сло.вами Стас удалился, а я занялся своей физи.о.но.мией. Надо сказать, ущерб ей нанесен был очень небольшой, и я немного повеселел. Стас вернулся быстро, неся в руках пару стаканов и бутылку "Бор.жоми".

- Привет славным обитателям туалетов! Слушай, ты сегодня где больше времени провел, а? В туалете или вне его? Может, это проявление какой-то новой неизвестной маниакальной страсти? Что-то вроде "сортирофилии"?

Я молча налил себе воды. В дверь туалета неожиданно постучали, мы со Стасом переглянулись - согласитесь, не часто можно услышать стук в дверь общественного туалета.

- Прошу прощения, мне нужен Денис, он здесь? - раздался голос Лены Зарубиной. Я резко поднялся и открыл дверь.

- Заходи, - растерянно произнес я. Аленка так и прыснула. Сквозь хохот она выдавила из себя:

- Может, лучше вы к нам?

Осознав всю комичность ситуации, рассмеялся и я. Выйдя из туалета, я остолбенел: давясь хохотом, в сторонке стоял Федор.

- Дэнис, это было так галантно - пригласить даму зайти в мужской сортир! - Федор вел себя так, словно ничего не произошло.

- Дениска, я, собственно, чего пришла, - на.чала Лена все еще подрагивающим от смеха голосом, - может, вам помириться? Мужу я уже сделала внушение. Он, конечно, не прав, ну и ты хорош. Может, вам простить друг друга?

- Да, Дэнис, готов признать свои ошибки, - серьезно сказал Федор. - Мир?

- Да и ты меня прости, Федор. В принципе у меня к тебе и претензий нет. Это, блин, Юрик все. Мир! - я протянул руку, и мы с Федором обнялись.

- Не сильно я тебя? - поинтересовался Федор

- Да ерунда, а ты как?

- О.кей! Если честно, то я уже сто лет по фэйсу не получал, даже забавно! Слушай, Дэнис, у меня такая мысль возникла. Давай махнем в ночной клуб?

- В какой?

- На Новом Арбате - хозяин я там, понимаешь. Оттянемся слегка, мне здесь уже все обрыдло, а народ, кажется, дошел до кондиции, им и без меня хорошо. Поехали?

- А что, давай, - согласился я.

- Молодцы, - обрадовалась Лена, - а я тут тебя, Федор, прикрою. Поезжайте!

Только мы направились к лестнице, как из-за угла появился Колобов.

- Федор, Арсен звонил, с тобой гаварыть хочэт, - передразнил он кавказский акцент.

- Да ну его, завтра, все завтра. Мы вот с Дэнисом к нам в клуб собрались, - ответил Федор. Я же, видимо, переменился в лице. - Дэнис, ты чего? Ах, да, Юрок, - последовало после паузы, - вам бы с Дэнисом помириться. Ты, скажу честно, вел себя по-свински.

- Да я чего, - серьезно произнес Колобов, - Дэнис, дружище, не держи зла на меня, правда. Я же не по злобе, а так - по дурости. И ваши с Федотом сопернические отношения - секрет Полишинеля. Полкурса об этом знало. Кто меня за язык дернул?

- Ну и ты меня прости, я тебе вроде как по зубам заехал, - ответил я.

- Что было, то было и быльем поросло, айда в клуб, - обнял нас Юра за плечи и потащил к выходу. Меня такой расклад никак не обрадовал, а что было делать?

- Юра, а ты, может быть, останешься? На кого меня одну оставляете, джентльмены? - Лена стояла наверху, держась за перила.

- Ленок, ты вполне справишься, а за твоим благоверным глаз да глаз нужен, да и как он без своей правой руки, то есть без меня? Пока! - разрушил Колобов мою последнюю надежду провести вечер с университетским другом наедине в отсутствии ставшего мне вдруг ненавистным Колобова, но вставать в позу и делать демонстративные жесты не хотелось. Как говорится, плохой мир лучше доброй ссоры. Часы на Спасской башне мерно отбивали 22.00.

* * *

 

Из задумчивости меня вывел свист заки.певшего чайника. Налив чаю, я уставился в окно. Квартира располагалась на первом этаже панель.ного дома, напротив притаилась такая же обшарпанная пятиэтажка. На улице было пас.мурно, с неба сыпалось непонятно что - то ли дождь, то ли снег. Я уже забыл, когда в последний раз в Москве была нормальная зима, сухая, с пощипывающим морозцем и хрустящим белым снегом. Видимо, демократия приближала нас к Европе не только в области экономики и политики. Голове стало чуть полегче, но на душе было премерзко. "Может, все же поехать домой? - подумалось мне. - Выспаться как следует, а там видно будет. Ну не преступник же я в конце концов!" Однако даже отдаленное представление о нашем "право.судии" немедленно изгоняла из головы мысль "там разберутся". Нет, прав Стас, к следователю попасть я всегда успею, пока надо попытаться разобраться самому". Допив чай, я оделся, отметив, что одежда моя имеет вполне благопристойный вид, в карманах обнаружилась наличность - кажется, не меньше, чем вчера при выходе из дома, документы - права и техпаспорт, а также ключи от машины и квартиры тоже были при мне. Уже неплохо. Захлопнув дверь, я вышел из подъезда. Мимо проходила женщина лет тридцати.

- Простите, не подскажете, как мне выйти к дороге? - окликнул я ее.

- К проспекту Вернадского?

- Ага, - значит, это где-то на Юго-западе.

- Вам нужно пройти между этими домами, - показала она прямо перед собой, - там увидите.

- Спасибо.

Выйдя на проспект Вернадского, я поймал частника и минут за 15 доехал до смотровой площадки МГУ. Погода не годилась для прогулок, на улице было малолюдно. Часы показывали 14.15. Зная в высшей степени положительную черту Стаса - никуда не опаздывать, получалось, что у меня есть 30-40 минут свободного времени.

Бросив взгляд в сторону, я заметил маленькую церквушку, которая раньше почему-то воспринималась мною исключительно как одна из деталей природного пейзажа. Ни разу в жизни я не заходил в Храм Божий, если не считать поездку в Иерусалим. "А почему бы и нет?" - подумал я. Только я подошел к двери, как оттуда потянулись один за одним иностранные туристы. Дождавшись, пока они выйдут, я юркнул внутрь. Вокруг был полумрак, пахло каким-то дивным благовонием[4], меня в буквальном смысле окутала атмосфера покоя, стабильности и какой-то сверхъестественной защищенности. Слева от входа стояла большая тумба, верхняя часть которой была покрыта позолоченным металлом с рядами маленьких подставок под свечи. С противоположной стороны расположилось Распятие с лампадой[5]. Я встал перед этим сооружением, на котором стояло несколько горящих свечей, и воспоминания не заставили себя долго ждать...

 

Святая Земля

 

Кипрское время отстает от московского на один час. Самолет приземлился в международном аэропорту города Ларнаки. "Time 12.57 Date 28.04.1991" - было высвечено на табло. Быстро пройдя паспортный и таможенный контроль, мы вышли из здания аэропорта. Стояла замечательная погода: ярко светило солнце, а на улице, казалось, было градусов под 30. Табличку с надписью "Г-н Заречин" держал в руках мужчина лет сорока, по виду типичный грек: смугловатая кожа, большой нос и широкая улыбка.

- Здравствуйте, я Денис Заречин, - с улыбкой произнес я.

- Очень приятно, Костас, - отец не обманул, он действительно прекрасно говорил по-русски, выдавал его лишь легкий акцент. - Как долетели?

- Замечательно! Какая у вас чудная погода! - воскликнула Лена.

- Сегодня +27, - польщенно отозвался Костас. - Очень хорошее время для отдыха. Лучше только в октябре, на мой взгляд. Сейчас быстренько доставлю вас в отель.

Костас всю дорогу развлекал нас местными новостями и рассказами о стране, ее быте и традициях, так что 40 минут пути пролетели в один миг. Отель "Four Seasons" ("Времена года") встретил нас у входа шикарным фонтаном в виде водяного шара, прохладой, тишиной и уютом внутреннего холла. Нам достался стандартный двухместный номер с видом на море. Лена была в восторге.

- Дениска! Я так давно мечтала побывать на Кипре! Отель просто чудо! И ты чудо! - мою шею обвили две изящные ручки, а губы обжег сладкий поцелуй. - Давай быстренько разберем вещи, переоденемся и пойдем гулять!

- Согласен!

В отеле время ланча уже прошло, да и не хотелось сейчас есть в отельном комфорте и благолепии. Мы отправились по набережной вдоль моря в сторону старого города.

Шли не торопясь, разговаривая ни о чем и обо всем одновременно. Слева шелестел тихий прибой, а справа возвышались корпуса отелей и небольшие многоквартирные дома, утопавшие в зелени деревьев. Миновав гостиницу "Посейдония", мы вышли на открытое место: впереди у берега высилось странное строение, к которому притулилось маленькое кафе под синим тентом, а рядом были обустроены две волейбольные площадки. Это было то, что мы искали. Стоящий за стойкой грек просто-таки искрился улыбкой, чем и пленил нас. Он еще ни слова не сказал, как уже возникло чувство, что мы пришли к старому знакомому.

- Привет, - с удивлением услышали мы русское приветствие, сказанное с сильным акцентом.

- Вы говорите по-русски? - удивился я.

Грек смутился и перешел на очень неплохой английский.

- К сожалению, я знаю по-русски всего несколько слов, но активно учу этот красивый язык. В последнее время все больше и больше русских приезжает на остров, и меня это очень радует!

- Меня зовут Денис, моя подруга Лена.

- Очень приятно! Димитрис - по-русски это будет... Дима?

- Точно! - засмеялись мы.

- Вы, наверное, голодны? - спохватился Ди.митрис.

- Да, что правда, то правда, - поддержала раз.говор Лена. - Что посоветуете попробовать у вас, Дима?

- Вот меню, - протянул Димитрис сложенный вдвое ламинированный листок. - Могу я предложить вам что-нибудь выпить?

- Да пожалуй. Аленка, ты как насчет холодного белого вина?

- Прекрасно!

Димитрис достал из холодильника запотевшую бутылку.

- Алкион подойдет?

Мы молча кивнули, изнывая от голода и жажды. Вино оказалось очень неплохим - легким и не кислым, прекрасно утоляющим жажду.

- Что до еды, - предложила Лена, - мы слегка перекусим знаменитым греческим салатом.

- О.кей, - расплылся Димитрис, хотя, казалось, шире улыбаться невозможно просто физически.

Насытившись, мы перебрались с недопитой бутылкой и бокалами за стойку бара - поближе к Димитрису, чтобы немножко поболтать.

- Димитрис, Вы сказали, что рады русским, - произнесла Аленка. - Это довольно странно - ну, нетипично. Обычно русских ругают - вести себя не умеют, пьют много и т. п.

- Вы, русские, замечательная нация, - не задумываясь ответил Димитрис, - просто вам сильно досталось за последние сто лет. В вашей стране проводился самый настоящий селекционный отбор - страшный и кровавый, отбор наоборот. Любая другая нация давно бы умерла, была бы стерта с лица земли, а вы возрождаетесь. А то, о чем вы, Лена, сказали, - временно. Вот увидите, пройдет совсем немного времени, и люди изменятся! Кипру и Греции тоже довелось многое пережить, но невозможно уничтожить стержень наших стран - православную веру.

- А вы на самом деле верующий человек? - в голосе Лены звучало искреннее удивление.

- Конечно! Мой отец - упокой, Господь, его душу - был священником.

- Но вы совсем не похожи на верующего, тем более, на сына священника!

- Почему? - изумился Димитрис.

- Ну не знаю, я привыкла видеть верующих серой массой, угрюмой, хмурой, со строгим взглядом. Меня всегда это угнетало, когда приходилось заходить в церковь в Москве.

- Ну что Вы, Лена! Я иногда вам - русским - немного завидую. Такого количества святынь, как в России, еще поискать! И люди такие хорошие в храмах, пусть немного измученные, но искренние и открытые. Я однажды был в России в паломнической поездке и видел это сам.

Меня немного уколола эта фраза. Иностранец завидовал мне в том, что для меня не представляло ровным счетом никакой ценности. Я ощутил какую-то собственную ущербность. Почему-то пришел на ум нелестный фразеологизм "Иван, не помнящий родства".

- Димитрис, но как можно в наше время исполнять все эти, как их... заповеди? - не унималась Лена. - Все течет, все меняется, люди становятся другими, времена, понятия, все! Как можно в наше время говорить о сохранении девственности до брака, как можно запрещать гомосексуализм, когда так много людей с нетрадиционной ориентацией? Как?!

- Видите ли, Лена, - вмиг посерьезнел Димитрис, - вы ошибаетесь, говоря, что это проблемы наших дней. Эти проблемы волновали человечество всегда. Просто люди каждый раз делают выбор. Раньше они чаще делали выбор в пользу добра, сейчас - в пользу зла, только и всего. И вы напрасно думаете, что сексуальные меньшинства появились вместе с демократией. Два города - Содом и Гоморра - были сожжены именно за то, что абсолютно все жители этих городов, кроме семьи праведного Лота, погрязли в указанных вами грехах. Так что "ничто не ново под луной", - вновь улыбнулся Димитрис.

- Хорошо, - разгорячилась Лена, - значит, по-вашему, мы вот с Дэнисом тоже греш.ники?

- Лена, я вам открою страшную тайну - вообще на земле нет людей без греха. Просто грехи все разные. Есть, например, грехи смертные, которые однозначно лишают человека Рая и рассчитываться за них приходится сполна. Если молодые люди, например, живут как муж и жена, но вне брака, то это грех смертный. И не я так решил. Законы действуют независимо от нашего желания. Если вы вы.прыгните из окна, то непременно упа.дете на землю. И пусть хоть все вокруг решат, что выпрыгнув - полетишь, ничего не получится. Будут прыгать и, к сожалению, будут падать.

- Так что, и нам гореть теперь в огне, как жителям Содома и Гоморры? - не унималась Лена.

- Лена, я не Господь Бог. Могу сказать, что Его суд - это суд милости, а не строгости, но за все свои дела отвечать придется - и в вечной жизни, и, как правило, уже в этой. Но ничего непоправимого нет. В Церкви есть Таинство Покаяния, в котором прощаются человеку искренне раскаянные грехи. Я вас не утомил? А то пришли люди отдохнуть и перекусить, а я тут проповедь устроил...

- Да нет, напротив, очень даже интересно, я никогда не общалась на эту тему с оппонентом - обычно мои собеседники разделяли мою точку зрения.

- Я их понимаю, Лена! С такой очаровательной девушкой нормальному мужчине спорить практически невозможно. Но мы затронули настолько важную тему, в которой кривить душой никак нельзя, уж простите.

Аленка вся зарделась, явно польщенная комплиментом.

Димитрис продолжил:

- Кстати, а вы не были на Святой Земле?

- В Израиле? - уточнил я

- Да, в Израиле.

- Нет, - хором ответили мы.

- С Кипра можно без труда попасть на Святую Землю. Есть двухдневные круизы на весьма комфортабельных лайнерах. Вы от.плываете из Лимассола вечером, рано утром на следующий день прибываете в Хайфу, от.туда на автобусе едете в Иерусалим к Гробу Господню, на обратном пути заезжаете в Вифлеем, к месту рождения Иисуса Христа, и возвращаетесь на корабль. Утром следующего дня вы в Лимассоле. Виза для этой поездки не нужна.

- Лена, ты как? - спросил я мнение Аленки.

- Я бы с радостью!

- Я вам дам телефон одного моего друга - это человек-легенда острова. Семен русский, женат на киприотке. Он удивительно добрый и безотказный человек. - Димитрис протянул нам листок с номером телефона.

Вернувшись в номер, я тут же позвонил Семену. Он с радостью согласился нам помочь, тем более, что в это самое время стараниями Семена была сформирована группа туристов из России, где случайно (сколько же в нашей жизни происходит таких вот "случайностей"!) осталось два свободных места. Корабль отплывал через три дня. Мы договорились с Семеном о встрече в порту Лимассола накануне отплытия теплохода.

На следующий день я без проблем выполнил поручения отца и был теперь свободен как ветер. Три дня прошло в безмятежном отдыхе, состоящем преимущественно из лежания на пляже и походов по тавернам, барам и дискотекам. Даже не знаю почему, но чем меньше оставалось времени до путешествия, тем большее нетерпение мы оба испытывали. Наконец настал день отплытия. Вскоре после обеда мы собрали небольшую сумку с минимумом не.обходимых вещей, и приветливый таксист (а бывают ли вообще на Кипре неприветливые люди?) отвез нас в порт. Мы сразу узнали Семена по словесному описанию.

- Добрый день, - радушно приветствовал он нас. - Семен.

- Денис, Лена, - пожал я протянутую руку.

- Вот Ваши путевки, - передал Семен конверт.

- Спасибо огромное, - протянул я конверт с деньгами за путевки, - вы нас так вы.ручили!

- Да что вы, пустяки! Пойдемте на борт, уже объявили посадку.

- А вы плывете с нами? - спросила Лена с удивлением.

- А я вам разве не сказал? Да, у нас группа двадцать человек, включая вас и меня.

- Как здорово! С вами нам будет спокойнее, - Аленка была явно очарована Семеном.

- Приятно слышать, но вынужден признать, что вы явно переоцениваете мою скромную персону.

Мы прошли паспортный контроль и взошли на борт судна. Наша каюта располагалась где-то в недрах корабля, но все же имела маленький иллюминатор где-то под потолком. Вскоре корабль отчалил, мы простились с удаляющимся берегом, прогулялись по открытой палубе и направились в сторону ресторана - начиналось время ужина. Официант, к моей большой радости, усадил нас за уютный столик на четверых у окна. Только мы успели наполнить тарелки закусками, как рядом возник Семен:

- Можно к вам за столик, не помешаю?

- Конечно, - обрадовалась Аленка. - Семен, можно задать в некотором роде личный вопрос? - спросила Лена.

- Пожалуйста, - кивнул наш благодетель.

- Вы, насколько я поняла, приятели с Димитрисом? - Семен кивнул. - Но он же верующий человек, это не мешает вам об.щаться?

- А почему это должно мешать? - искренне удивился Семен. - Я, например, тоже верующий. Здесь на Кипре вообще трудно найти атеиста, скажу я вам. Вот группа наша, с которой вы завтра познакомитесь - православные паломники из Москвы, с ними батюшка один едет замечательный - иеромонах Кирилл. Иеромонах - значит монах в священническом сане. Вон он, кстати, сидит в дальнем углу, - мы обернулись и увидели сидящего за угловым столиком аскетического вида человека, с длинной, но аккуратной бородой, большими темными глазами, глядящими пронзительно и строго. Собственно, я так и представлял себе монахов - угрюмый и сосредоточенный, без тени улыбки, отрешенный от всего земного.

Аленка сидела, словно громом пораженная.

- А как же мы?

- А что вы? Смею вас уверить, что православные не кусаются и нецерковных людей на обед не кушают! Леночка, - взял Семен ее руку в свою. - Не напрягайтесь, ладно? Все будет хорошо! Если вдруг кто-то захочет вас скушать, обещаю, что не раздумывая предложу свою кандидатуру вместо вашей. Согласитесь, я все же несколько более упитан.

Закончив ужинать, Семен отправился в свою каюту отдыхать, а мы решили немного прогуляться по судну. Около полуночи, подышав свежим воздухом на открытой палубе, мы отправились спать, не представляя, какую пакость готовит нам грядущее утро.

Подъем был ранним - завтрак начинался в 6.30. Быстро собравшись, мы отправились в помещение бара на корме для общения с иммиграционной службой. По договоренности с израильской стороной для таких кратковременных визитов на Святую Землю не требовалась виза. У всех туристов стран бывшего СССР на время пребывания на израильской земле отбирались паспорта, а взамен выдавался специальный документ. Паспорта же хранились у представителя иммиграционной службы на борту судна. Как правило, с каждого судна в Израиле оставались один-два человека незаконных иммигрантов. Дошло до того, что граждан Украины и Молдавии вообще перестали выпускать за пределы корабля, да и некоторым русским туристам приходилось возвращаться в Лимассол "не солоно хлебавши". Какими критериями руководствовались сотрудники иммиграционных служб при принятии решений, было загадкой.

Мы с Аленкой встали в очередь к толстой тетке-пограничнице. Она, как мне показалось, брезгливо взяла наши паспорта и углубилась в их изучение. Далее последовали вопросы типа "место работы", "место рождения", "цель визита" и т.п. Все пассажиры, стоявшие в очереди перед нами, получили вожделенную зеле.новатую бумажку практически без единого вопроса, а на нас эту бдительную "стражу" порядка просто-таки прорвало. Задавая вопросы, она сверлила нас своим подозрительным взглядом - в целом, было не очень уютно. Через 5 минут расспросов она позвала какого-то офицера, передала ему наши паспорта, и нас провели в отдельную комнатенку, где сидел человек в штатском. Последовали те же вопросы, только уже по-русски. Я понял, что, скорее всего, дело наше "труба". Когда же начались вопросы о наличии родственников в Израиле и о причинах, по которым нам хочется остаться в Израиле, я расстроился не на шутку, да и Лена была, казалось, на грани истерики. Тем временем человек попросил нас подождать и вышел куда-то с нашими паспортами. Лена была так расстроена, что не могла и слова вымолвить, только положила голову мне на плечо. Не знаю, что на меня нашло - я в жизни до этого никогда по-настоящему не молился, а тут вдруг мысленно обратился к Богу. Вспомнив, что не крещен, я пообещал, что если Господь поможет и разрешит нам посетить Голгофу - место Крестных страданий, то я непременно пойду креститься. Не прошло и 5 минут, как человек в штатском с широкой улыбкой вошел в комнату, вручил нам вожделенные зеленые бумажки и извинился за задержку.

- Так мы можем сойти на берег? - спросил я в недоумении.

- Да, пожалуйста, добро пожаловать на Святую Землю!

Ничего не понимая, мы вышли в зал, где нас дожидался Семен со скорбной миной.

- Не расстраивайтесь, этого нельзя было предвидеть, у вас будет повод приехать в следующий раз, не бери... - осекся он, увидев в моих руках пропуск на берег. - Ничего не понимаю, вас все же выпустили? А чего тогда мурыжили?

- Сам не знаю, - ответил я. - Куча вопросов, а потом пустили.

- Очень странно. Насколько я знаю, эти беседы в отдельной комнатке - для отвода глаз. Решение пустить или не пустить принимают вот эти милые тетеньки. У меня такое впервые. Ну пойдемте, пока они не передумали, - потащил нас Семен к выходу. У самой двери я физически ощутил некое жжение в затылке. Обернувшись, я натолкнулся на полный ненависти взгляд толстой тетки-пограничницы, аж холодок пробежал по спине.

Вся группа русских паломников уже сидела в небольшом автобусе, для нас осталось три свободных сиденья в конце салона. У окна справа сидел отец Кирилл, глаза его были полуприкрыты, но он не спал - пальцы равномерно перебирали четки; у левого окна села Лена, рядом я, а между мной и батюшкой разместился Семен. Пожилая дама-экскурсовод заняла свое место, и автобус плавно тронулся с места.

Путь наш лежал практически через всю страну в Иерусалим. Израиль не произвел на меня ровным счетом никакого впечатления, я ни за что не захотел бы здесь жить. Иерусалим - совсем другое дело. Дух древности, казалось, жил в каждом камне, в каждом булыжнике мостовой. Мы покинули автобус недалеко от Храма Гроба Господня, а автобус поехал на специально отведенную парковку. Мы шли через восточный базар, окруженные сутолокой и шумом даже не средневековья, а глубокой античности, вдыхая дивные пряные ароматы. От этих мыслей, запахов и звуков кружилась голова, я крепко держал Лену за руку, чтобы не потеряться в этом водовороте жизни. Всего несколько минут пути, и перед нами открылась площадь перед Храмом Гроба Господня, которую я видел по телевизору в каком-то фильме. Наяву она выглядела несколько меньше. При входе в церковь создалось такое впечатление, что мы перешли некую невидимую черту, отделяющую один мир от другого: вся суета, заботы, печали и горести остались там, а здесь... Я не смог себе даже объяснить, что же я ощутил. Помните, как это бывало в детстве? Просыпаешься утром, и радость без всякой видимой и явной причины просто переполняет душу. Тебе хорошо, просто хорошо, и все. Хорошо оттого, что мама и папа любят тебя, оттого, что на улице солнышко или, наоборот, идет пушистый снег, хорошо оттого, что из кухни вкусно пахнет мамиными блинами и слышен неторопливый мирный разговор родителей. Если вы помните это, то отдаленно поймете чувство, испытанное мною. Мы шли по этому древнему зданию, вокруг "Кувуклии" - места, где был погребен Христос и где Он воскрес. В этот момент шла служба, и мы не смогли войти внутрь. Наша группа поднялась наверх - на вершину горы Голгофы, находящуюся внутри здания, к месту крестных страданий Иисуса Христа. Я мало что знал обо всем этом, но внимательно слушал экскурсовода, а еще более ощущал сердцем.

ЭТО случилось у камня миропомазания, где тело Господа готовили к погребению. Я, следуя примеру нашего батюшки - отца Кирилла, перекрестился, встал на колени и поцеловал плоский прямоугольный гранитный камень. Слезы подступили к горлу, но это не были слезы скорби или бурного веселья. Скорее это была тихая радость, наполнявшая, казалось, каждую клеточку моего тела, мягко распирающая душу где-то в районе солнечного сплетения и находящая выход в слезах. Это чувство очень трудно описать словами, но кто испытывал это, думаю, меня поймет. Сдержать слезы не было ровным счетом никакой возможности. Я опустил голову и чуть было не упал, споткнувшись обо что-то. Меня поддержали сзади чьи-то руки, кто-то помог мне выйти из Храма. Я встал в угол, лицом к стене, потихоньку приходя в себя. Обернувшись, я увидел спину отца Кирилла, он как бы невзначай прикрыл меня, разговаривая с одной из паломниц. Они закончили разговор, и батюшка обернулся. В первый миг я его даже не узнал. Лицо священника озаряла счастливая и даже озорная улыбка.

- Ну как ты, Дионисий? Первый раз такое?

- Да. А что это было, батюшка?

- Это Благодать Божия! Мы с тобой находимся в сердце Святой Земли у Гроба Господня - в месте, где происходят чудеса. Часто вот так, казалось бы, буднично и обыденно, как сегодня с тобой. Я очень рад за тебя. Уверен, такое забыть невозможно, и этот момент ты будешь помнить всю свою жизнь!

- Батюшка, так я же раньше в церковь даже ни разу не заходил!

- Так ли это важно? То-есть важно, конечно, в принципе, но в данном случае... - священник задумался. - Благодать Божия изли.вается на всех подобно дождю или солнечному свету - на верующих и неверующих, крещеных и некрещеных. Сегодня ты смог ощутить реальность бытия Бога, вспоминай о том, что случилось сегодня, почаще, а особенно тогда, когда будет совсем худо, когда будет казаться, что все тебя оставили.

Экскурсовод пригласил нас следовать далее. Лена стояла посреди площади и ози.ралась по сторонам. Увидев меня, она нахму.рилась:

- Ты куда пропал-то? Я тебя уже минут 10 ищу!

- Да здесь я был... Мы тут с отцом Кириллом разговаривали.

- А это ваша очаровательная супруга? - раздался у меня за спиной голос батюшки. - Познакомь же нас, Дионисий.

Мы с Леной смутились и покраснели, но батюшка как будто ничего не заметил.

- Елена, - выдавил я смущенно.

- Вот как, - улыбнулся отец Кирилл, - и имя у вас под стать! Я имею в виду святую царицу Елену, - пояснил батюшка, увидев недоумение на наших лицах. Аленка зарделась от удовольствия.

Мимо Стены плача мы вышли к ожидав.шему нас автобусу и отправились в Виф.леем - в Храм Рождества Христова, а затем поехали обратно в Хайфу. Садясь в автобус перед последним отрезком пути до морского порта в Хайфе, Семен устроился впереди рядом с экскурсоводом, так что место между мной и свя.щен..ником оставалось свободным. Аленка по дороге задремала, и я решился подсесть к батюшке - меня мучил один вопрос.

- Не помешаю, батюшка? - тихо спросил я.

- Нет-нет! - он перекинул четки на правую кисть руки. "А, ведь он, наверно, мо.лился", - запоздало сообразил я. - Слушаю, тебя, Денис, - ободряюще пожал мне руку отец Кирилл.

- Батюшка, а как так получается, что Лена, например, ничего не почувствовала - ну, или почти ничего, а меня вон как пробрало?

- Денис, я уверен, что сегодня исключительно важный день в твоей жизни. У всех людей этот день свой, и наступает он тогда, когда Господь решит. У тебя - сегодня, и не мучайся этими вопросами.

- Так, получается, Бог есть? И это Иисус Христос? - спросил я.

- Именно так, - ответил священник абсолютно серьезно. - И сегодня Господь тебя нашел.

- Как это "нашел"? Я всегда считал, что человек сам должен искать Бога.

- Видишь ли, богов - с маленькой буквы - много, а истинный Бог один. В одних верованиях бог жестокий, и его необходимо ублажать и задабривать всевозможными жертвоприношениями, в других - бог представляется немилосердным судьей, эдакой бездушной машиной судопроизводства. Наш Бог - Господь Иисус Христос - есть Любовь, Любовь с большой буквы. И Он нас ищет, и найдя, обнимает и радуется, как любящий отец радуется вернувшемуся в отчий дом сыну. Сегодня мы были в удивительном месте. Мы были там, где Господь показал, какова Его Любовь. Он любит до конца, до самой смерти, ради нас взойдя на Крест.

Мы долго молчали, я переваривал услышанное, а батюшка смотрел в окно на проплывающие мимо пейзажи. Я долго сомневался, но все же решился рассказать случай, произошедший сегодня утром на судне.

- Это было явное чудо, - спокойно сказал батюшка. - Понимаешь, раз Господь решил явить Себя тебе здесь, то замысел этот не смогла бы нарушить и вся израильская армия в придачу с американской. Главное теперь - не забыть о своем обещании. Обещания вообще надо исполнять, но данные Богу - особенно.

 

"Обещания вообще надо исполнять, а данные Богу - особенно..." - эхом прозвучало у меня в голове.

- Молодой человек, молодой человек! Вам плохо? - интеллигентного вида старушка легонько трясла меня за рукав куртки. - Иди присядь-ка, а то не ровен час упадешь, - подтолкнула она меня к стоящей рядом скамейке. - Принести водички?

Я молча кивнул.

"Доигрался ты, Денис Григорьевич, - сказал я себе. - Как же можно было об этом забыть?" Мысль о крещении вылетела у меня из головы через некоторое время по возвращении в Москву напрочь, намертво, наглухо. Несколько раз я вспоминал о своем обещании, но все более как о чем-то нереальном, скорее приснившемся мне, чем бывшем на самом деле.

- Что с тобой, милый? - моей руки коснулся стакан холодной воды. Я жадно осушил его в три глотка.

- Да, кажется, проблемы у меня, бабушка. Правда пока не знаю, насколько они серьезные. Я ведь в церковь-то, можно сказать, первый раз пришел, и то, когда жареный петух клюнул.

- Э-хе-хе... Так оно чаще и бывает, милок. Бог вразумляет людей, но каждого по-своему. Кого-то и через скорби. Но ты не унывай, молись, проси помощи - и дастся тебе.

Я машинально взглянул на часы и ахнул - было ровно 15.00, Стас, наверное уже ждал меня.

- Спасибо вам огромное, - пробормотал я, - меня уже ждут, мне пора.

- Беги, милый. Как звать-то тебя?

- Денис.

- Помоги тебе, Господи, Дионисий. Заходи, я здесь каждый день до вечера бываю, спроси бабушку Ефимию, если не найдешь меня в храме.

Я быстро вышел из церкви и направился к нервно расхаживающему вдоль барьера Стасу.

 

- Привет Джеймсам Бондам! - радостно приветствовал меня Стас, обнимая за плечи.

- Все шутишь, а мне, похоже, не до смеха, - кисло отозвался я.

- Проблемы, конечно, есть, но и сильно унывать не стоит. Пошли греться куда-нибудь, а то я замерз, тебя ожидаючи.

- Пошли, заодно и пожуем что-нибудь, - спросил я, кивнув с сторону ближайшего ресторана.

- Пойдем, только дядя Сорос нам денег пока не заплатил, так что у меня средств с собой максимум на один салат и кружку пива.

- Да ладно тебе, я угощаю.

Мы отправились к большому лужниковскому трамплину, у подножия которого и распо.ложился уютный ресторанчик. Основной зал был отделан в стиле охотничьего домика с настоящим камином, который, видимо, недавно затопили. Мы обосновались за столиком поближе к огню, было тепло от полыхающих дров.

Вежливый официант, приняв заказ, удалился. За столом повисла пауза. Первым не выдержал Стас.

- Чего молчишь-то? Неужели неинтересно, насколько паскудным местом повернулась к тебе судьба?

- Ох, Стас. Боюсь я начинать этот разговор. Чувствую, что никаких радостных новостей мне он не принесет. Начинай уж, не томи!

- Мне кажется, будет лучше, если сначала ты мне расскажешь, что было вчера вечером. Уж очень хочется мне все услышать из первых уст.

- Слушай, Стас, а ты меня случаем в этом убийстве не подозреваешь?

- Дэнис, если бы я тебя подозревал, то не сидел бы сейчас здесь и не разговаривал с тобой. Я, между прочим, поплатиться могу за вот этот самый разговор. И не таращь на меня глаза! Мне уже угрожали в связи с тобой, - нервно закончил Стас свою тираду.

- Даже так? - ошалело пробормотал я. - Но кто угрожал-то? Менты?

- Дэн, давай так. Сначала рассказываешь ты, а уж потом я весь в твоем распоряжении. Дого.ворились?

- О.кей. С чего начинать?

- Я помню, что около 22.00 вы с Федотом и Юриком Колобовым куда-то отправились. Что было потом?

- В ночной клуб меня пригласил Федот, а Колобов сам навязался. Мне это было, сам понимаешь, как серпом по одному месту, да делать было нечего. Приехали в клуб, еще пили, потом Юрка куда-то уехал, мы с Федотом подрались, потом...

- Подожди, так дело не пойдет. Ты не мог бы поподробней, а? - перебил меня Стас.

- Да, ты пойми, что уезжал я из Националя уже несвежим, а в клубе мы еще добавили, так что у меня воспоминания путаются.

- Надо постараться, - упрямо талдычил Стас.

- Уф-ф-ф, попробую. Мы поехали на служебном Мерседесе Федота, сзади машина с охраной. Мигом домчались до Нового Арбата. Зашли в клуб, и нас провели в VIP-кабинет. Принесли напитки и закуски. Федор спросил о каком-то своем заме, обслуживающий нас халдей как-то замялся и что-то прошептал Федору на ухо. Тот выругался и, извинившись, ушел. Его не было минут 15. Вернулся Федот слегка взвинченный, сказал что-то типа "надо его все же вышвырнуть", но быстро повеселел, и мы продолжили гудеж. Потом Юрке позвонила Инночка.

- Какая Инночка?

- Ну эта, как ее... Кудряшко, его первая любовь! Видимо, что-то пообещала, он и полетел к ней, оставив нас вдвоем. Потом у нас возникла идея...

- Постой, Дэн, а сколько времени прошло? - уточнил Стас?

- Даже и не спрашивай, во времени уже не ориентируюсь совсем.

- Алкоголик! Ты как тот замполит, который, если не может предотвратить пьянку, должен обязательно ее возглавить. Ты не сдавайся, Дэнис. В клубах обычно группы выступают, часто начало концертов в полночь. Не помнишь, пел кто в зале?

- Да, кажется как раз тогда, когда мы с Федором сцепились, начал петь какой-то коллектив безголосых вертихвосток. А поехать на смотровую площадку Воробьевых гор мы решили минут за 30 до того. Только Федор не хотел ехать в сопровождении охраны. Он звонил Юрке Колобову, чтобы тот нас забрал со служебного входа. Ну вот, а потом мы опять из-за чего-то сцепились. Уж и не помню, кто и кому сколько раз заехал, но охрана меня быстренько скрутила, и вашего покорного слугу натурально выкинули на улицу мордой в грязь. Потом до меня пытались докопаться менты, но откуда-то взявшаяся девушка меня у них забрала и отвезла, видимо, к себе домой, где я сегодня утром и проснулся.

Стас сидел и смотрел на меня широко раскрытыми глазами.

- Слушай, - Наконец сказал он, - ты хоть сам понимаешь, что в этот бред только идиот поверит? Ты что, чемодан, что тебя можно "забрать" у ментов? Кто эта дама, откуда она взялась, как ее зовут, где она живет?

- Откуда я знаю! - вскрикнул я. - Я понимаю, что звучит это в высшей степени неубедительно, но это действительно все, что я помню. Менты грозились увезти меня в отделение, незнакомка сказала, что-то типа "он со мной", они как-то резко ретировались, а она поймала тачку и увезла меня. Звали ее Катя. Сегодня утром я нашел на столе записку, мало что объясняющую, оделся, умылся и уехал, захлопнув дверь.

- Но адрес-то ты должен помнить?

- Наверное, должен, но я не помню. Ка.кая-то хрущоба на проспекте Вернадского.

- Ты найти ее сможешь?

- Вряд ли. Эти хрущобы целыми районами стоят, там не один десяток домов - и все на одно лицо.

- А девушку в лицо запомнил?

- Смутно.

К тому времени принесли закуски, и я понял, насколько проголодался. Минут 10-15 мы не проронили ни слова, только усиленно работали челюстями. Насытившись, мы блаженно откинулись на спинки стульев.

- Ну, Стас, теперь твоя очередь, - скрепя сердце, начал я.

- Да все, что случилось со мной, произошло по милости вашей светлости. Вчера вечером я отбыл домой вскоре после вашего ухода - сегодня с утра у меня важный эксперимент был запланирован. В 8.30 был уже в лаборатории, подготовил установку, запустил первый сеанс и часов в 9 пошел пить кофе в лабораторию к Криндачу. Сеанс длится 3 часа.

- А чего тебя к Криндачу-то потянуло? - поинтересовался я.

- Да там у него новая студентка появилась, интересуется, понимаешь, перспективами развития науки в области нелинейной оптики, - произнес Стас с лукавой улыбкой.

- Ты в своем репертуаре, а еще меня упре.каешь!

- Я, Дэн, в отличие от тебя, прекрасно помню - где, с кем, когда и сколько! И вообще - не перебивай меня. Так вот, только мы выпили с Викусей по две чашечки, как в комнату вваливается премерзкий субъект и интересуется гражданином Смилянским. Знаешь, у него прямо на роже было написано "я мент". Более отвратных людей я, пожалуй, в своей жизни не встречал. Мы пошли ко мне, он разложил на столе бумаги, представившись следователем Голопупенко из Прокуратуры.

Я усмехнулся:

- А как на самом деле фамилия - не запомнил?

- На самом деле такая и есть! И это еще не самое плохое в этом человеке, поверь! Он сообщил новость про убийство Федота, и прежде чем я опомнился, взял с места в карьер. Все вопросы были в основном про ваши с Федотом отношения, про вашу драку, ну и конечно про то, куда и с кем ты уехал вчера вечером и где тебя можно найти. Уж и не знаю, с кем из наших он успел до меня побе.седовать, но осведомлен он, скажу тебе, основательно. Он знает даже про то, как ты на первом курсе отбил Инночку у Юрки Колобова! Короче, Дэн, голову даю на отсечение, но они хотят это дело повесить на тебя. Я у этого "голохреноморжовенко" толком ничего добиться не сумел. Узнал только, что Федота нашли ночью, около 3.00, с двумя ножевыми ранениями в живот. Предположительное время убийства - с 0.30 до 2.00. Этот "голоягодичкин" мой рассказ старательно записал, дал мне расписаться и с ехидной ухмылочкой испарился, оставив в лабе[6] премерзкий запах дешевого парфюма. Я полученной информацией не удовлетворился и быстренько позвонил Петру Михайлину. Знаешь такого?

Я отрицательно покачал головой.

- Ну как же? А про "Опус-банк" слышал?

- Конечно, его кто-то из наших братьев-фи.зиков старшего выпуска организовал.

- Точно. Это Дядя Петя Михайлин и есть. Он вчера был на попойке, его Федот пригласил, у них какие-то общие дела по бизнесу. Я его знаю по соловецкой тусовке[7]. Так вот, к дяде Пете к тому времени уже наведались люди с Петровки, и он пообещал мне рассказать кое-что интересное. Через 15 минут я был у него. Его офис здесь, на территории МГУ. У Петра начальник службы безопасности - отставной полковник с Петровки. Так что они с пришедшим следователем побеседовали вполне по-дружески, и вот что я могу тебе рассказать. Дело это, как теперь модно говорить, получило широкий резонанс. У Федота в банке были интересы всяких влиятельных людей, в том числе - из охраны нашего любимого президента. Они наехали на ментов, мол, давайте быстрее дело расследуйте, а не то погоны с плеч. Ты сам знаешь, заказные убийства у нас в стране никогда не раскрываются, так что эта версия будет последней, которую они реально станут рассматривать.

- Почему? - тупо поинтересовался я.

- Да потому, балда, что врагов у Федота было вагон и маленькая тележка, и в отработке этой версии они увязнут на несколько лет. Кроме того, ментам в версии, где убийца ты, все играет на руку. Прежде всего - сам характер убийства. Федоту нанесены два удара ножом, который на месте преступления найден не был. Да и лезвие у ножа какое-то экзотическое. Согласись, на заказное как-то слабо тянет. Ну и, конечно, блин, ваша с Федотом ссора!.. Версия у них такая. Вы с Федотом рассорились в пух и прах. Ты был в состоянии сильного нажора. После потасовки в клубе тебя выкинули на улицу, что стало последней каплей, переполнившей чашу твоего терпения. Ты где-то раздобыл нож. В принципе, у тебя было время съездить за ним домой. Дождавшись Федота у служебного входа, ты его спокойненько зарезал и смылся. Вот так, Дэнис.

Мне стало по-настоящему плохо. Мысли путались, а действительность просто не укладывалась в голове.

- Погоди, - мелькнуло в голове озарение, - но ведь мы ждали Юрку, он должен был приехать. Что говорит он?

- Вот это очень интересный вопрос. Поскольку Юрка был с вами в клубе, то его допрашивали одним из первых. Нашли его в постели небезызвестной тебе Инночки, к которой - и, заметь, Инночка это подтвердила! - они приехали вместе из Националя и были неразлучны до самого утра. Более того, Юрик утверждает, что в последний раз видел Федора в клубе перед отъездом и больше с ним не разговаривал.

- Но он врет! - стукнул я кулаком по столу. - Я точно помню, как Федот сказал, что Юрка сейчас подъедет!

- Загадка, Дэн. Ты сам в этом уверен? Ты же говорил, что много принял на грудь.

- Много, но не настолько!

- Ну, ты же не помнишь точно где ночевал, так что... Все возможно. По крайней мере менты уж точно так подумают. И, заметь, пока ты не найдешь свою загадочную спасительницу - алиби у тебя тоже нет.

- Тоже нет, - мрачно повторил я.

- Именно, но и это еще не все плохие новости.

- Ты серьезно?

- И они хуже, Дэн, существенно хуже. Федот вместе с легальными схемами извлечения денежных знаков из бренной материи серьезно занимался оптовыми поставками наркотиков. Насколько я понял, он на этом сделал начальный капитал, построил легальный бизнес, но наркотики не бросил. Трудно сказать, что приносило ему больший доход. Его кураторы из высших кабинетов искренне считали, что он отошел от наркотиков. В нелегальной части бизнеса Федота прикрывали солнцевские. Недавно он решил провернуть сделку иного рода: подробностей не знаю, то ли наркота другая, то ли партия больше, то ли район другой - не суть. Главное то, что он перешел тропинку другой группировке, которая предъявила ему претензию - справедливую, надо сказать. И вот на фоне таких раскладов Федота убивают. Какие мысли приходят в голову гению российского рекламного бизнеса?

- Стас, ты меня заколебал. Не издевайся над человеком, измученным нарзаном!

- Все его наркотическое хобби мгновенно вскрылось, важные дяди из больших кабинетов пожурили солнцевских и велели им разобраться с той самой "обиженной" стороной. О методах разборок ты, надеюсь, наслышан. Обиженные же против солнцевских переть не стали, уверяют, что ни при чем и что вчера утром все проб.лемы с Федотом уладили полюбовно. Так что уби.вать его вроде как смысла не было. Однако солн.цевским надо оправдаться перед важ.ными дядями, и они требуют от противной стороны доказательств. А какое доказательство может быть лучше непосредственного убийцы?!

- То есть меня? Стало быть, меня уже и братва разыскивает?

- Именно! К себе в лабу я возвращался в районе полудня. У входа стоит такой черный джип с тонированными стеклами. Я на него сначала особого внимания не обратил. Но как только поравнялся с этим чудом автомобиле.строения, оттуда вылез "чиста канкретный пацан", который, сграбастав меня за шкирку, популярно, используя все возможности "великого и могучего", объяснил мне, что надо сделать и кому позвонить, если я тебя увижу или что-то о тебе узнаю, а также весьма образно растолковал, что меня ждет, если я этого не сделаю. Самое хреновое в том, что Петин начальник СБ считает, что братве выгоднее представить твой труп вместе с тобою собственноручно написанным признанием, нежели тебя живого. Я сам, идя на встречу с тобой, выбирался из корпуса черным ходом с максимальными предосторожностями, чтобы за мной никто не пристроился!

Я выронил вилку с куском говяжьего стейка, и она с грохотом упала на пол.

- Ты чего такое говоришь-то, Стас? - я начал заикаться. - Совсем сдурел?

- Да ты не нервничай так, Дэнис, это же только предположение, но не обращать на него внимания никак нельзя.

- Хорошенькое дело, и как мне теперь прикажешь поступать?

- Думаю, тебе надо на какое-то время скрыться, - уверенно проговорил Стас.

- Но в таком случае я косвенно подтверждаю собственную вину, ведь так?

- А что ты предлагаешь? Идти сдаваться ментам?

- Слушай, Стас, скажу тебе честно, мне все это надоело. Я не преступник и бегать зайцем по Москве не собираюсь. Я устал, мне надо помыться и переодеться. Сейчас мы поужинаем, и я поеду домой, а завтра будет видно. Дома, как говорится, и стены помогают! - произнес я со всей решимостью, на которую только был способен в настоящий момент.

- Дэн, не дури. К ментам ты всегда успеешь. В этом деле лучше не делать необдуманных поступков.

- Все! Я решил! - перебил я Стаса. - Нагнал страхов. Петровка, солнцевские - да кому я нужен?!

- Дэнис, а тебе странных сообщений на пейджер не приходило? - вдруг спокойно поинтересовался Стас.

- А при чем здесь пейджер? Я вырубил звук сегодня утром, так что после разговора с тобой не смотрел. Давай поглядим, - полез я в карман за моим маленьким помощником. Я стал просматривать новые сообщения. В основном, были служебные послания о котировках валют, погоде, дорожных пробках и развлечениях - последних только мне и не хватало! Несколько сообщений было из офиса, три - от моих клиентов по рекламе.

- Вот, Стас, сообщение от тебя. Погоди, странное какое-то... "Денис, срочно позвони мне по телефону..." - и номер указан незнакомый. Ты меня Денисом сроду не звал...

- Это то, о чем я тебе, придурку, толкую! Я тебе посылал только одно сообщение, после которого ты мне и позвонил. Все! Больше сообщений не было. Это кто-то косил под меня, чтобы выманить тебя и узнать твое местонахождение. Ты ЭТО понял?

Меня прошиб холодный пот.

Листая сообщения дальше, я наткнулся на послание г-на Голопупенко, который "настоятельно советовал мне позвонить ему по теле.фону в самое ближайшее время, дабы не пе.реводить себя из разряда свидетеля в ранг подозреваемого". Ага! Так я тебе и поверил, "голояичкин"!

- Стас, а чего теперь делать-то? - мрачно уставился я на закадычного друга.

- Есть у меня одна мысля. Только, Дэн, я тебя прошу, удовлетвори давнее любопытство, а? Что у вас все-таки случилось в тот Новый год? Если не хочешь, не рассказывай, конечно...

- Да отчего же, - проговорил я в задумчивости, - мой взгляд в очередной раз погрузился в ласкающие языки пламени, мерно покачивающиеся в камине...

 

"Нам не дано предугадать..."

 

Если твоя невеста ушла к твоему другу, то неизвестно, кому из вас больше повезло.

(Народная мудрость)

 

Из Израиля я вернулся другим человеком. Нет, по большому счету я был тем же веселым Дэнисом, все вроде было по-прежнему, но что-то неулови.мо изменилось. Это особенно остро чувствовалось в первые дни.

Димитрис тактично не лез с расспросами, только смотрел так, что, казалось, он многое видит и понимает. Я не стал ему ничего рассказывать, поскольку мой английский не позволил бы изложить свои ощущения в тонкостях, а излагать такие вещи на примитивном уровне просто невозможно. Лене я также ничего не рассказал, хотя и она почувствовала метаморфозу, случившуюся со мной. Дни, оставшиеся до конца отдыха, пролетели слишком быстро. Настал час, когда пришлось собирать вещи и прощаться со ставшим уже почти родным Кипром.

Мы спустились в холл гостиницы. Минут через 10 должен был подъехать Костас, чтобы отвезти нас в аэропорт. Аленка отправилась в бар выпить чашечку кофе, а я подошел к стойке Reception оплатить счета. Недалеко от меня у самого края стойки склонились мужчина и женщина, на которых я поначалу не обратил внимания. Девушка за стойкой, мило мне улыбаясь, шустро застучала пальцами по клавиатуре. При этом она периодически бросала подозрительные взгляды на пару в углу. Заинтересовался и я. Мне был виден лишь мужчина, ему было в районе сорока, невысокого роста, стройный, в приличном летнем костюме, светлые волосы на макушке начали заметно редеть. Пара о чем-то напряженно разговаривала, и до меня долетали обрывки фраз, я стал невольно прислушиваться. Это были наши соотечественники.

- Говорил я тебе, не надо было покупать этот долбаный браслет! - возмущался незнакомец.

- Ну откуда я могла знать, что так получится, - оправдывалась дама. - Что теперь делать? Главное, за что эти деньги-то?

- Дождемся сейчас представителя турфирмы, она нам поможет. Но платить, думаю, придется в любом случае. Вопрос в том, где взять деньги?..

- Да-а-а-а, попали...

Тем временем, мягко шурша, из принтера выполз мой счет на оплату гостиничных услуг, я рассчитался и хотел было присоединиться к Лене, как что-то толкнуло меня подойти к несчастной паре.

- Простите, это, возможно, не мое дело, но я невольно услышал, что у вас какие-то проблемы. Может, я смогу чем-то помочь?

Мужчина слегка напрягся, а женщина кинулась ко мне, как к спасительной соломинке.

- Ой, молодой человек, вы не поможете нам разобраться, за что надо платить вот эти деньги? - протянула она мне гостиничный счет. Я посмотрел на немногочисленные строки и невольно улыбнулся.

- Вот это - сто с небольшим фунтов - плата за пользование минибаром в вашем номере.

- А разве он не входит в стоимость услуг? - удивился он.

- К сожалению, нет, - ответил я с улыбкой, - и стоит там все весьма прилично.

- Да-а-а-а, - поскреб незнакомец затылок, - а остальное?

- А остальные триста - за просмотр э-э-э-э... - сделал я паузу, подбирая слово, - некоторых каналов.

- Елки-палки, позорище-то! - прошептал муж.чина, а женщина вообще повернулась ко мне в пол-оборота - казалось, она готова была провалиться сквозь землю.

Мне было искренне жаль этих симпатичных людей, и я постарался их как-то успокоить.

- Да бросьте вы! Дело-то житейское! - постарался я произнести как можно более беззаботным тоном. Сам между тем прикинул в уме, сколько наличных у меня осталось. Должно быть, где-то около семисот долларов.

- Простите, я так понял вы не можете опла.тить эту сумму. Сколько денег вам не хватает?

Собеседник с удивлением поднял на меня глаза, а его спутница произнесла, казалось, чисто машинально:

- 230 фунтов.

- Я без проблем одолжу вам эту сумму, - полез я во внутренний карман ветровки.

- Даже и не знаю, как вас благодарить, - пробормотал мужчина. - Спасибо вам огромное!

- Спасибо вам, молодой человек! - запричитала дама. - Мы с мужем вам все обязательно вернем, даже не сомневайтесь, вы нас так выручили! - продолжались словоизлияния, пока муж не взял ее за руку и не шепнул что-то на ухо. Муж пошел оплачивать счет, а его супруга придвинулась ко мне поближе и зашептала:

- Молодой человек, вы не подумайте чего. Мне так неудобно по поводу этих... э-э-э-э... каналов. Мы первый раз за границей - меня наградили путевкой в совместном предприятии, где я работаю, ну и немного ошалели от всего этого великолепия...

- Перестаньте, вам не в чем передо мной оправдываться! - сказал я твердо. - Дело-то, как говорил Карлсон, житейское! - моя собеседница облегченно рас.смеялась.

Тем временем вернулся муж:

- Соколов, Александр Иванович Соколов, - протянул он руку с улыбкой.

- Денис Заречин, - ответил я на крепкое рукопожатие.

- Вероника Сергеевна, моя супруга

- Очень приятно познакомиться, - подхватила супруга.

- Вот, - протянул мне свой паспорт Александр Иванович, - запишите мои данные.

- Да что вы, не надо, - отмахнулся я.

- Да, не часто встретишь в наше время таких людей, - с неподдельным восхищением удивился Соколов. - Вы, Денис, не продиктуете ли свои координаты. Вы живете в Москве?

- Я из Питера, но учусь в Москве, а живу в общежитии, так что позвонить мне проблематично, лучше я вам сам позвоню, - ответил я.

- Тогда возьмите мою визитную карточку, - Соколов протянул картонный прямоугольник.

"Генеральная Прокуратура Российской Федерации. Соколов Александр Иванович. Следователь. Телефон..."

- Ух ты! - Восхищенно сказал я.

- Денис, я вам искренне желаю, чтобы я вам никогда не пригодился в профессиональном плане. Но, как говорится, человек предполагает, а Господь располагает.

- Спасибо, Александр Иванович, мне пора, - засуетился я, заметив, что Костас с Леной стоят посреди холла и бросают в мою сторону вопросительные взгляды. - Впрочем, насколько я понимаю, летим мы одним самолетом, так что надолго не прощаемся.

- Да, действительно, - воскликнула дама. - В Ларнаке и встретимся, счастливо!

Я подошел к Аленке и поздоровался с вечно улыбающимся Костасом.

- Чего они от тебя хотели? - поинтересовалась Лена по дороге к машине.

- Да они, понимаешь, местных эроти.ческих каналов вдоволь насмотрелись, а что услуги эти платные - не знали, ну и денег не хватило. С минибаром та же история.

- И на сколько ты попал? - хмуро поинтересовалась Лена.

- На пятьсот долларов, и почему "попал"?

- Думаешь, они тебе эти деньги отдадут? Ну ты и лох! Лучше бы мне чего-нибудь купил.

- Лена, ну зачем ты так? Вполне приличные люди, оставили мне свои телефоны.

- Ага, а по этим телефонам будет служба газа и санэпидемстанция. Мне такие фортели известны.

- Слушай, заканчивай! - разозлился я. - Нельзя так жить, думая, что кругом одни подлецы!

- Ну-ну, - процедила Лена цинично, - никому нельзя запретить быть лохом, увидим, кто из нас окажется прав, - и отвернулась, надув губки.

Мы не разговаривали всю дорогу. Откровенно говоря, уже не первый раз между нами пробегала черная кошка. Лена в таких ситуациях дулась и старалась не разговаривать. Это было вызывающе, и со стороны выглядело просто по-идиотски. Более того, я терпеть не могу натянутых отношений. В нашей семье всегда было принято сразу обсуждать все возникшие взаимные обиды и расставлять точки над "i", дабы не отравлять жизнь себе и окружающим. В сущности, так ли много дней жизни нам отпущено? Очень жалко портить своими руками хотя бы один из них. Да, беззлобность, очевидно, не была в числе Аленкиных добродетелей.

В Шереметьево я взял такси за какую-то астрономическую сумму, отвез сначала все еще дувшуюся подругу домой, а сам поехал к себе в общагу.

Соколов вернул мне деньги через пару дней. По этому поводу я попытался поиздеваться над Аленкой. Тогда и случился наш первый серьезный скандал.

Вскоре после возвращения отец купил квартиру, и через три недели счастливые влюбленные Денис и Алена поселились в собственном уютном гнездышке. Аленка к тому времени закончила второй курс Экономического факультета МГУ и была вполне самостоятельна. Завершилась сессия, в июле мы съездили вместе в "Буре.вестник"[8], ее папашка расстарался достать нам льготные профсоюзные путевки. Потом мой папашка расстарался и оплатил круиз по Волге на шикарном теплоходе. Короче, лето прошло "на ура". Затем началась учеба и совместный быт. И как-то потихоньку наши отношения стали расклеиваться. Мы ругались все чаще. Аленка совсем не умела прощать. Даже мелкие огрехи, элементарную забывчивость или лень. В ноябре Лена от меня уходила недели на две, но потом все же вернулась, и от.но.шения вроде наладились.

Приближался новый 1992-й год. Федот предложил отпраздновать его "круто". Ты, наверное, помнишь?

- Да, помню, тогда еще не многие из наших могли похвастать хорошими доходами. Боль.шинство еле-еле сводили концы с концами - я в их числе. Так что, насколько я понимаю, компания тогда собралась не слишком большая. Кстати, Дэн, а Федот до той поездки был знаком с Леной?

- Один раз он был у нас в гостях, там они и познакомились. Ну вот, - продолжил я. - Компания и в самом деле собралась немногочисленная. Федот (он был почему-то один) вроде бы сказал, что накануне рассорился со своей подружкой, Юрик Колобов с дамой - у них с Федотом уже тогда были общие дела, я с Аленкой и Костик с Олей - они к тому моменту уже поженились. Отдыхали мы в доме отдыха недалеко от Москвы. Как водится, 31-го вечером все отправились на банкет. Все было очень цивильно, закуски, тосты, бой курантов, шампанское, танцы. Только вот Лена все чаще уходила танцевать с Федором, а я по этому поводу переживал и все чаще прикладывался к рюмке. Потом я попытался объясниться с Леной, она меня откровенно послала, даже не стесняясь в выражениях. Тогда я решил разобраться с Федотом, просто получив в глаз. Ну, а кончилось все тем, что я проснулся в нашем номере, вещей Лены не было, не было и ее самой, не было в доме отдыха и Федора. Вот такая грустная история.

- И что потом? - спросил Стас.

- Суп с котом! Лена мне объяснила, что видеть меня больше не хочет и чтобы я больше ее не преследовал. Федор тоже меня избегал, да и у меня не было никакого желания с ним общаться. Вот так потихоньку все и заглохло.

- Вижу, как заглохло! - укоризненно покачал головой Стас. - Дэн, вот скажи ты мне, чего в этой женщине такого, что ты вот уже столько лет по ней изводишься? Ты можешь мне популярно объяснить?

- Могу. Она не ходит дома в бигудях, - не раздумывая, ответил я.

- Чего?! - чуть не простонал Стас. - Эстет ты хренов!

- Нет ну пойми, Стас, это я говорю отчасти в переносном смысле. Понимаешь, я понял это потом. У меня были женщины - не одна и не две. С некоторыми я жил какое-то время в своей квартире. Всегда, понимаешь, всегда - иногда раньше, иногда позже - происходит какое-то... Мне очень трудно объяснить... Уходит благоговение друг перед другом, и ты уже не стесняешься лечь в постель в несвежем белье, поковыряться в носу или того круче - громко испортить воздух, а она начинает ходить в доме в рваном халате, стоптанных тапках и... в би.гудях... Вот только с Леной такого не было. Даже намека...

 


 

 

Часть II

Война

 

 

Земля. Небо.

Между Землей и Небом - Война!

И где бы ты ни был,

Что б ты ни делал

Между Землей и Небом - Война!

В. Цой

 

 

Март 1983 года, Ленинград

 

Мои родители погибли, когда мне не было и трех лет, я их совсем не помню. Бабушка забрала меня из Москвы и увезла к себе в Ленин.град. Мы жили небогато, но самое необходимое у нас было, а главное, была бабушкина любовь. Я неплохо учился, увлекался фотографией, занимался боксом.

То время мне запомнилось особенно отчетливо: яркое весеннее солнце, столь редкое в Ленинграде, удивительным образом гармонировало с весной, бушевавшей у меня в душе. Все вокруг казалось прекрасным: и серый кот, бегущий через дорогу, и многочисленные прохожие, спешащие по тротуарам Большого проспекта по своим делам, и даже хмурый постовой, воспитывающий проштрафившегося водителя старенького "жигуленка". А особенно прекрасной была она - очаровательная Маша, первая красавица школы, обратившая на меня внимание несмотря на то, что была на год старше (она училась в выпускном классе, а я заканчивал 9-й, недавно мне исполнилось 16 лет). Сегодня после уроков я провожал ее домой. Стоя в парадном, мы долго не могли проститься, пока не поцеловались. Ах! Это был первый в моей жизни настоящий поцелуй, когда сердце, кажется, вот-вот выпрыгнет из груди, а щеки запылали жарким огнем. Это было настолько прекрасно, что хотелось петь во все горло и прыгать от радости.

На следующее утро я дождался Машу по пути в школу. Мы пришли вместе, держась за руки, и все одноклассники с завистью смотрели на меня. Я ходил счастливый и гордый собой, а после школы все повторилось снова. В воскресенье мы гуляли целый день, находя глухие парадные, чтобы немного согреться и снова ощутить друг друга в жарких объятьях.

На следующий день в понедельник я опять провожал Машу после школы, мы долго не могли оторваться друг от друга, стоя на лестничной площадке перед дверью ее квартиры. Только я собрался уходить, сделав пару шагов вниз по лестнице, как Маша тихо позвала меня:

- Не хочешь зайти чайку попить?

- А родители?

- Они на работе, будут поздно вечером.

Кровь резко прилила к моему лицу, на ватных ногах я вошел в квартиру, а как только захлопнулась дверь, мы набросились друг на друга, словно обезумевшие. Я даже не успел раздеться, как для меня все закончилось... Маша смотрела сердито и молчала. Не было ничего хуже этого взгляда и жуткого безмолвия. Я попытался оправдываться, но она молча поправила одежду и пошла на кухню поставить чайник. Я был настолько расстроен, что все дальнейшие наши попытки ни к чему не привели, в конце концов Маша просто рассвирепела:

- Слышь ты, герой любовник, если ты импотент, то нечего мозги пудрить! Со мной такое впервые! Фу, гадость какая!

Я молча собрался и ушел. Весь мир рухнул, на улице лил дождь, но я как будто не замечал его: шел куда глаза глядят. Очень хотелось прямо сегодня, сейчас умереть, чтобы больше не вспоминать этого позора, не встречаться с девушкой, которую я любил, казалось, еще больше, не видеть гнусных ухмылок одноклассников.

- Любую проблему можно решить, надо только знать как... - услышал я тихий голос, звучавший, казалось, внутри меня. Пройдя по инерции метров 10, я встал как вкопанный и обернулся: позади никого не было, кроме невзрачного вида мужчины лет тридцати в черной одежде. Меня сразу поразили его глаза: они как будто горели, излучая поток недюжинной силы.

- Это вы мне? - заикаясь, произнес я.

- Если ты это услышал, значит, тебе, - последовал странный ответ. - Мокро сегодня на улице, тут кафешка рядом есть, пойдем, поговорим, - сказал он и, развернувшись в противоположную сторону, зашагал прочь. Было такое ощущение, что у него не было и тени сомнения, что я пойду за ним, я же ощутил страх перед этим человеком, но ослушаться не мог, послушно побежав следом.

Метров через 300 незнакомец свернул во внутренний двор и направился к лестнице, ведущей в полуподвальное помещение. Моим глазам предстало сильно прокуренное, грязное помещение, в котором располагалась небольшая барная стойка и несколько столиков, пахло прокисшим пивом, пригоревшей едой и еще какой-то кислятиной.

- Дюк, налей нам чего-нибудь согреться и сообрази поесть, - скомандовал незнакомец че.ловеку за барной стойкой. Тот безропотно пови.новался.

Мы устроились за столиком в углу, кроме нас, посетителей не было. Буквально через пару минут на столе появился запотевший графин с водкой, две стопки, тарелка с соленьями и пара вилок.

- Горячее будет минут через 20, - сказал бармен, а незнакомец молча кивнул и обратился ко мне:

- Давай знакомиться, горемыка. Варгот, - руки мне он не протянул.

- Николай, - робко ответил я. Варгот поморщился словно от зубной боли:

- Давай обойдемся без этих дебильных имен. У тебя кличка есть?

Я не очень понял в чем же заключается "дебильность" моего имени, но уточнять не стал:

- Друзья Коляном кличут.

- Еще лучше! - незнакомец грязно выругался. - Так, с этого момента будешь зваться Зергос.

Я не стал спорить и молча кивнул. Варгот тем временем разлил водку по рюмкам, наколол на вилку кусок соленого огурца и протянул свою стопку со словами:

- За знакомство, брат!

- За знакомство, - ответил я, мы чокнулись, и я опрокинул в рот содержимое своей рюмки. Я первый раз в жизни пробовал крепкий на.питок, но ничего страшного не произошло. Я не торопясь наколол вилкой грибок и медленно его прожевал.

- Орел! - одобрительно произнес мой собеседник. - Между первой и второй промежуток небольшой, - с этими словами он наполнил рюмки вновь.

Вскоре я почувствовал легкий шум в голове, а по телу разливалось приятное тепло. Проблемы, еще час назад казавшиеся неразрешимыми, уходили прочь. Бармен принес по большой тарелке с вареными сардельками, картофельным пюре и жареными яйцами. Лишь увидев еду и ощутив ее аромат, я понял, насколько сильно проголодался. Еда стремительно убывала, пустел потихоньку и графин с водкой. Наконец я откинулся на спинку стула, чтобы передохнуть.

- Куришь? - спросил меня Варгот.

- Нет, - ответил я.

- Это хорошо, здоровье беречь надо. Спортом занимаешься?

- Боксом, 1-й юношеский разряд.

- Молодец! - незнакомец впервые улыбнулся. - Такие люди нам нужны.

- Кому это "вам"?

- Всему свое время. Тебя девушка бросила? Не смог ее удовлетворить? Бывает...

Кровь прилила к моему лицу, в висках застучали крохотные молоточки: "Откуда он знает?"

- Что, удивлен? - словно прочитал мои мысли Варгот. - Да это просто, сложнее, например, на расстоянии заставить человека делать то, что он бы и в страшном сне не сделал.

- А вы это умеете?

- Я?! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! - раздался прямо са.танинский хохот. - Я, брат, еще и не такое умею! И тебя научу, если хочешь. Да так научу, что девочка твоя будет вокруг тебя на коленях ползать да ботинки твои облизывать, лишь бы ты посмотрел в ее сторону, не то что прикоснулся или что-то еще. ХОЧЕШЬ?! - последний вопрос был задан зловещим шепотом, меня сверлили два горящих злобным огнем глаза.

- ДА! Очень хочу! - таким же шепотом решительно ответил я.

- Ну смотри, обратной дороги может уже не быть.

- А иначе я все равно жить не хочу!

- Ну раз так... Сколько у нас сейчас? - Варгот посмотрел на часы. - Ровно 18.00. Еще рановато. Посидим часок и поедем.

- Куда?

- Туда, откуда обратной дороги уже не будет, туда, где твоя жизнь приобретет смысл... - он сделал паузу. - И где тебя прямо сегодня излечат от импотенции! - жуткий хохот прокатился по обшарпанным стенам подвала.

Через час мы поехали на Витебский вокзал, взяли билеты до остановки Красницы и через час с небольшим вышли на пустынную платформу.

Все это время я молча слушал человека, который вне всякого сомнения стал моим Наставником. Я узнал много интересного. Оказывается, наряду с нашим физическим миром есть параллельный мир - царство "Темных богов", которое и является причиной существования нашего - видимого - мира. Сатана - это главный бог, благодаря которому существует мир, а главные враги сатаны - это христиане. Человек может стать бессмертным. Для этого ему надо стать членом одного из братств - такого, каким руководит Наставник, и пройти ступени совершенства. В результате после физической смерти человек становится одним из богов в царстве "Темных богов". Это было очень необычно и захватывающе. Я верил всему, что говорил Варгот. Он несколько раз подчеркнул, что членами братства становятся только избранные, и что я обладаю очень большим потенциалом: боги указали Наставнику на меня. Я смогу достичь очень больших высот, нужно только беспрекословно подчиняться Наставнику, тогда откроются колоссальные возможности влиять на людей, подчинять их себе и наказывать - вплоть до смерти - тех, кто будет противиться моей воле. Сатанизм - это беспредельная власть и могущество.

От платформы Красницы мы пошли пешком и минут через 20 вышли к реке. Пройдя вдоль берега метров 30, мы вышли на небольшую поляну, словно живой изгородью огороженную высоким кустар.ником. Уже давно стемнело, но на небе светила полная луна, и было довольно светло. Вокруг поляны вдоль линии кустарника в безмолвии на сидели корточках человек пятнадцать в темных одеждах. В центре поляны словно по линии невидимой окружности было выложено семь камней размером с футбольный мяч. Внутри круга никого не было. Увидев нас, все поднялись и приветствовали моего спутника, называя его Мастер. Мужчина и женщина лет 30 подошли к нам, и Варгот представил нас друг другу:

- Это наш новый брат Зергос, пока не инициированный. А это жрецы нашего храма - Ариоки, - женщина зловеще растянула губы в подобии улыбки, - и Мирт.

Тем временем на поляне все пришло в движение. Представленные мне жрецы отправились вглубь кустарника и вынесли оттуда довольно объемный деревянный ящик длиной около полутора метров. Остальные собравшиеся - их возраст не превышал лет 20 - начали помогать доставать из ящика различные предметы. Участники начали раздеваться донага, облачаясь лишь в черные шелковые балахоны с капюшоном. На поляне еще лежал снег, но кроме балахонов, никто ничего не надевал - более того, участники входили внутрь огороженного камнями круга босиком. Тем временем жрец покрыл ящик, установленный в центре круга, черным шелковым покрывалом. Один из молодых людей подошел ко мне и сунул в руки черный балахон со словами: "Делай как все". Смущаясь, я разделся и облачился в балахон, накинув на голову капюшон. Мирт тем временем полностью разделся и лег на спину на ящик, Ариоки облачилась в белую мантию, а Варгот - в красную, они вышли в центр круга. Варгот обратился к присутствующим:

- Братья, сегодня с нами служит мессу новый брат по имени Зергос. У него есть небольшие проблемы: его отвергла девушка. Но все вы знаете, что сатана не бывает посрамлен, он помогает тем, кто служит ему. Сегодня мы посвятим нашу мессу решению проблем нашего брата! - Варгот взял лист пергамента и стал писать на нем текст, параллельно произнося слова вслух:

- Сука по имени... Как ее имя? - обратился он ко мне.

- Маша, - еле вымолвил я. Мне было очень холодно, тело била мелкая дрожь, зубы стучали, а голова горела огнем.

- Мария, - продолжил Мастер, - отныне не видит мужчин, кроме Зергоса, его одного она хочет, ему одному будет верна, за ним одним будет бегать до скончания дней своих! - он свернул пергамент и положил его на ящик рядом со жрецом.

Тем временем двое участников заиграли на бубне и флейте, а четверо других начали исполнять какие-то странные песни. Ритм пения постепенно учащался, в центре происходили какие-то мерзкие вещи, так что я перестал смотреть туда. Голова начала кружиться, участники мессы (и я вместе с ними) входили в экстаз, что-то выкрикивая хором, произ.нося проклятия, клятвы и т. д. Все вокруг скинули мантии, и началась самая настоящая оргия. Я плохо помню, с кем я был. Помню только, что испытал невероятное животное наслаждение, накатывавшее волнами, усиливаясь с каждым разом...

Я очнулся лежащий голым на снегу, все тело сотрясала крупная дрожь, в голове пустота, а на душе ощущение, будто совершил что-то ужасное и одновременно мерзкое. Неожиданно к горлу подступила тошнота, и меня вырвало. Я осторожно встал и пошел искать свою одежду. Несколько "братьев" делали то же самое. Я старался никому не смотреть в глаза. Найдя свои вещи, я оделся и направился в сторону железнодорожной платформы. Варгот преградил мне дорогу.

- Ты помнишь, где находится та кафешка, в которой мы ужинали?

- Смутно.

- Вот тебе адрес, - протянул он мне клочок бумаги, - приходи завтра в шесть, поговорим, а сейчас тебя Локи проводит.

Из-за спины Мастера вышла молодая девушка немного старше меня. Невыразительные черты лица восполнялись огромными темными глазами. Я смутно помнил, что во время оргии она "оказывалась рядом" несколько раз, мои щеки невольно покраснели, она тоже зарделась и отвернулась, словно прочтя мои мысли. Мы молча двинулись в сторону стан.ции. На платформе я увидел нескольких "братьев", все растянулись по платформе по одному или по двое.

- Мастер приказал ездить в электричке максимум по двое, делая вид, что мы незнакомы - конспирация, - бросила Локи.

Минут через 10 подошла электричка, и мы сели в пустой вагон.

- Сколько тебе лет, Локи? - наконец нарушил я молчание.

- Восемнадцать.

- Учишься в институте?

- Училась в Университете на филологическом, недавно бросила.

- А что так?

- Такова воля Мастера, я не успевала выполнять свои обязанности.

- Какие еще обязанности?

- Каждый член нашей "церкви" имеет определенные обязанности. Я убираю квартиры и готовлю еду для Мастера и жрецов.

- Давно ты в... "церкви"?

- Уже три месяца, недавно прошла инициацию.

- Инициацию? А что это такое?

- Это посвящение, таинственный обряд, после которого ты можешь полноценно служить сатане. Сатана добрый, он всем помогает...

Локи говорила с жуткой тоской в голосе, лицо было неподвижно, передо мной сидел молодой симпатичный... робот с мертвыми глазами.

Вся поездка до Ленинграда прошла в полном молчании. На Витебском вокзале мы спустились в метро, и я стал прощаться. Локи все таким же бесцветным голосом сказала:

- Я живу одна, Мастер снимает мне комнату на Большом, не хочешь поехать вместе со мной? Ужасно не люблю спать в одиночестве...

Такая откровенность поразила меня. С другой стороны, мне было очень жаль эту несчастную девушку.

- Поехали, - только и смог ответить я.

Ее квартира была в том же районе, где жили мы с бабушкой. "Хорошо, завтра не придется долго добираться до школы", - подумал я. Парадное оказалось довольно чистым, а квартира поражала своей запущенностью. Мы прошмыгнули в ближайшую комнату, и Локи заперла дверь.

- Ты, может, в туалет хочешь? - спохватилась девушка.

- Неплохо бы.

Локи достала полотенце из шкафа и открыла дверь:

- Направо по коридору, первая дверь слева туалет, следующая - ванная.

Когда я вернулся, Локи уже лежала в кровати, занимавшей добрую треть комнаты. Локи откинула одеяло - она была совершенно голой, я смущенно отвернулся, но тут же понял, что в сло.жившихся обстоятельствах это глупо.

- А ты чего не раздеваешься? - неожиданно спросила она меня.

Я молча разделся, а Локи потушила бра, висевшее рядом с кроватью...

 

26 января 1998 года, Москва

 

Принесите, пожалуйста, счет, - попросил я подошедшего официанта. - Ну, что делать будем, Стас? Что посоветуешь?

- Дэн, а что если тебе встретиться с тем самым начальником службы безопасности Петиного банка? Он, похоже, мужик тертый, связи у него есть. Может, что и присоветует.

- Мысль неплохая. Он каждый день на службе?

- Да. Я уточнил - завтра после двух он будет на месте.

- Так, теперь остается проблема транспорта, денег и ночевки, - в это время подошел официант и принес счет. Я выгреб из карманов все наличные, расплатился по счету и пересчитал оставшееся. Для беглеца без транспорта и крыши над головой денег было не так уж и много. - Как ты думаешь, Стас, к кому я теперь могу сунуться переночевать?

- Думаю, ни к кому из своих знакомых - даже дальних. В этом деле лучше перебдеть, чем недобдеть. Идеальным вариантом была бы, конечно, эта твоя Катя, но ты, оболтус, даже номер ее телефона не записал. Но для чего еще нужны друзья, если они не могут помочь в трудной ситуации? Есть у меня вариант - дача в Перхушково по Белорусскому направлению. Мой приятель уехал на стажировку в Голландию на год и оставил мне ключи от родительской дачи, чтобы я за ней присмотрел. Поехали!

Через несколько секунд после того, как я вышел на край тротуара с поднятой рукой, около нас тормознула белая "девятка". За рулем сидел молодой парень. Стас сел рядом с водителем показывать дорогу, а я устроился сзади.

Часы показывали 17.45 - начинались ве.черние пробки, особенно в направлении об.ласти. Мы довольно быстро доехали до гос.тиницы Украина и выехали на Кутузовский проспект.

- Будьте добры, остановите здесь на пять минут, - попросил я водителя, указав на небольшой продуктовый магазинчик.

- Ты со мной пойдешь или здесь посидишь? - спросил я Стаса, когда машина остановилась.

- Сходи один, я твоему вкусу доверяю, а сам посижу - погреюсь.

Минут через 20 я уже укладывал объемные пакеты с продуктами на заднее сиденье.

- Отлучусь на 10 минут позвонить - предупредил я Стаса и водителя.

Выйдя по подземному переходу на противоположную сторону Кутузовского проспекта, я направился к станции метро, купил телефонную карту и зашел в таксофон. Сначала я позвонил директору "Радомира".

- Дэнис, что стряслось?! - раздался взволнованный голос Сергея. - Ко мне следователь приходил, напустил тумана, ничего конкретного не сказал, только все выспрашивал.

- Серега! Я ни в чем не виноват, поверь! Просто оказался "не в то время и не в том месте". Можно я не буду сейчас ничего объ.яснять? Я натурально подался в бега, звоню из автомата. Как рассосется все - расскажу в подробностях. А так буду позванивать периодически, и мой пейджер пока работает. Ты передай моих клиентов Тимофевне, лады? А я в течение одного - двух дней постараюсь всех обзвонить и предупредить, что временно буду отсутствовать.

- Хорошо, спрашивать не буду, клиентов передам. Ты там держись!

- Ох, пока держусь. Кстати, Серега, а кто будет рекламу в редакцию сдавать?

- Нашел о чем беспокоиться, найдется кому. Тебе, кстати, денег не надо?

- Деньги, конечно, не помешали бы, но по.ка не хочу светиться. Если припрет совсем - обращусь. Спасибо, пока.

Затем позвонил на мобильный телефон отца. Вежливый женский голос по-английски объ.яснил мне, что либо абонент в настоящий момент недоступен, либо его аппарат выключен. Все правильно, отец должен был уехать в командировку в Швейцарию.

Я поспешил обратно к машине. Поток автомобилей становился все плотнее, но ехали мы все же на удивление быстро. Я и не заметил, как машина подъехала к посту ГАИ на выезде из города перед МКАД. Светящийся жезл резко взмыл вверх и явно указал на наш автомобиль. Сердце мое сжалось. Захотелось залезть под коврик, лежащий на полу, спрятаться, раствориться. Водитель свернул к обочине, заглушил двигатель и, покинув салон автомобиля, направился к инспектору.

- Дэн, не дергайся, это обычная проверка документов - здесь многие машины тормозят, - попытался успокоить меня Стас, но в его голосе как-то не ощущалась уверенность.

Через пару минут появился сотрудник ГАИ в сопровождении нашего водителя. Инспектор заглянул в салон, отдал документы води.телю и пошел высматривать следующую жертву. Я был мокрый, как мышь, руки мелко под.рагивали.

- Чего он хотел-то? - очнулся наконец Стас, когда мы отъехали от поста.

- Да кто же их знает, уродов, че они хотят? Куда едете, кто в салоне, пили ли сегодня спирт.ное? Замучил! Пришлось врать, что еду с приятелями на дачу, а то бы мог прицепиться, по.чему извозом занимаюсь. В последнее время что-то часто они здесь трясут, этот хорошо еще, в багажник не полез.

"Look my eyes are just holograms", - раздавался из динамиков задумчивый голос Таниты Тикарам.

- Сделайте погромче, - попросил я охрипшим голосом.

"More than twist in my sobriety", - зазвучала музыка громче, отгораживая от суеты и опасностей окружающего мира.

"Старик, так нельзя, - мысленно говорил я сам себе. - Нельзя шарахаться от каждого столба, нельзя так реагировать на каждого милиционера, попавшего в радиус нескольких метров". За окном проплывали придорожные домики, расположившиеся на подъезде к подмосковному Одинцову. В них живут люди, там тепло и уютно, работают телевизоры, вкусно пахнет приготовленным ужином. Кто-то ругается, кто-то переживает из-за разбитой вазы или иного пустяка, кажущегося нам всегда исключительно важным и достойным испорченного настроения и нервов. Как серьезно мы воспринимаем мелочи до тех пор, пока не случится настоящая беда, круто меняющая привычную жизнь. Как же научиться ценить жизнь, ценить каждое ее мгновение, проведенное в покое и достатке в окружении любимых и любящих людей?

Городской пейзаж вновь сменился густым лесом, вплотную подобравшимся к дороге. Белые шубы елей, сотканные из свежевыпавшего снега, искрились в свете полной луны. "Еще вчера все было совсем иначе, - подумалось мне. - Как неожиданно может измениться жизнь, как мало, порой, от нас зависит". Вдоль дороги шел одинокий мужчина. Он усиленно кутался в ветхое пальтецо, семеня по заснеженной обочине. "Счастливый, - думал я, - скорее всего, торопится домой". Мы свернули с Можайского шоссе направо и метров через 100 пересекли железнодорожный переезд.

- Здесь прямо, - скомандовал Стас.

Мы ехали по узкой деревенской улочке. "Ул. Циолковского" значилось на растрескавшейся фанерной табличке на ограде ветхого дома.

- Вот здесь остановите, пожалуйста.

Мы притормозили около среднестатистического "дачно-деревенского" дома. Вполне приличный крашенный штакетник ограждал участок площадью соток в пятнадцать. Я распла.тился с водителем, мы подождали, пока тот отъедет, и занялись разгребанием снега перед калиткой, чтобы попасть на участок. На улице была удивительная тишина. В соседних домах свет не горел - видимо, хозяева появлялись к лету. "Оно и к лучшему", - подумалось мне. Наконец-то мы открыли калитку и вошли на участок.

Стас суетился с многочисленными замками входной двери, а я присел на заснеженную скамейку, пристроив рядом пакеты с продуктами. Через минуту скрипнули петли, и мой спутник скрылся в темном проеме двери. В доме вспыхнул свет, ярким конусом упав на свежий снег и озябшую березку перед входом.

- Добро пожаловать, дорогой друг Карлсон! Ну и ты, Малыш, заходи, - продекламировал Стас голосом Ливанова.

Дом мне очень понравился. Чистенькая веранда - она же летняя кухня; гостиная с небольшим камином, соединенная с кухней, что довольно необычно для деревенского дома, и две спаленки на первом этаже. В мансарде еще две спальни.

Стас включил отопление, и через час в доме стало тепло.

Тишина загородного дома и чистый лесной воздух сделали свое дело: на следующий день мы проснулись, когда в окно ярко светило солнце. Часы показывали 10.30 утра. После обеда на пейджер пришло сообщение от отца:

"Я очень волнуюсь. Если сможешь, позвони мне. Если нет, завтра встречаемся там, где нас напоили паленым коньяком, в то же время, отец".

Я прикинул время. Утром мы собирались ехать к Петру Михайлину, а отец будет ждать меня после часа дня. Все складывалось удачно.

Вечером мы со Стасом расселись в креслах у камина. За окном поднялся ветер, ветви деревьев царапали по оконному стеклу, а в доме было тепло и уютно, стоял полумрак, по стенам бегали причудливые тени от огня.

- Стас, мы вчера ехали сюда, и я подумал, что прошедшие сутки растянулись чуть ли не на месяц. Как давно был тот воскресный вечер, когда я собирался на этот злополучный банкет... И ты знаешь, я только сейчас это осознал. До меня дошло, что Федота больше нет. Мы сидим, разговариваем, а он лежит где-нибудь на оцинкованном столе в холо.дильнике. Знаешь, я сейчас окинул взглядом все наши с Федором отношения и понял, что по большому счету, мы никогда не были друзьями. У нас общего не было ничего серьезнее студенческих попоек, походов к девкам и взаимных списываний лекций и контрольных. Он всегда был закрыт и не подпускал меня и близко к своим сокровенным мыслям и желаниям. Я платил ему тем же. В конце третьего курса я понял, что он серьезно занялся какими-то делами, пытался расспросить его, даже напроситься в напарники или компаньоны. Он всегда отмахивался, отделываясь от меня шуткой. В то же время, насколько я понял, Юрка Колобов работал с ним практически с самого начала. Не то, чтобы я обижен, просто мне непонятно, почему так получилось.

- Знаешь, Дэнис. - Стас подлил себе горячего чая из чайника, стоявшего на журнальном столике. - Думаю, ты не будешь спорить, что вы с Федором разного полета птицы? Прости меня за прямоту, но ты сам понимаешь, что из тебя бы получился, быть может, хороший работник, в смысле подчиненный, но вряд ли компаньон? Это, во-первых. А во-вторых, судя по тому, что мне известно о делах Федота, уж и не знаю, стал бы ты ему в ЭТИХ делах помощником.

Я надолго задумался. С одной стороны, меня немного кольнули слова старого университетского друга - согласитесь, мы обычно склонны преувеличивать свои способности и значимость. Да и не ожидал я от Стаса подобной наблюдательности. С другой стороны, он был, конечно, прав. Ну какой из меня компаньон Федоту? И не смог бы я никогда увидеть его в роли "хозяина". Юрка, видимо, смог. А Федот всегда был проницательным, в этом ему не откажешь.

- Да, Стас, ты, наверное, прав, - выдавил я наконец из себя. - Слушай, я ведь ничего не знаю о делах Федора. Как он у меня Аленку отбил, так я о нем и слышать не хотел. Ты что-нибудь знаешь?

- Я бы не стал вести этот разговор, если бы не твое отчаянное положение, сам понимаешь. Да и не так много мне известно. Я слышал, примерно к концу третьего курса он начал пытаться, так сказать, "приподняться". Брокерская контора на РТСБ[9], обмен валюты, одно время он даже "крутил" лотерею у метро "Университет". Пообтесался немного в соответствующих кругах, а потом ушел в явный криминал. На четвертом курсе - я знаю точно - он возобновил свои армейские связи в Казахстане и наладил канал поставки травы в Москву. Помнишь, как-то во время летней сессии в конце четвертого курса Федот появился на экзамене сильно побитый? Так вот, он перед этим несколько дней у меня прятался. Мама как раз с моими братанами и Любашей уехала отдыхать, а я остался - сессия. Федот позвонил и попросил убежища. Приполз весь избитый, сказал, что вообще убить грозились. Ко мне пришел, поскольку у меня его вряд ли кто стал бы искать, мы же практически не общались. Тогда он и рассказал мне немного о себе, но попросил, чтобы я не распространялся об этом. Я его убеждал завязать с наркотиками, и казалось, что убедил. Казалось... Федот перышки почистил да просто крышу поменял. Это он после того самого случая с солнцевской братвой сдружился.

Дальше было расширение бизнеса - торговля девочками. Ты слышал о человеке по фамилии Сокольчик?

- Да уж... Там пробу ставить негде!

- Так вот, Федот имел дела с ним. Так сказать, был его подмастерьем. Затем, после окончания Университета, он познакомился с каким-то банкиром, ну и... Чего он достиг, ты примерно себе представляешь.

- Слушай, Стас, насколько я понял, у Фе.дота денег было предостаточно. Зачем же еще и наркотиками заниматься? Можешь объяснить?

- Человеку в душу не залезешь. Трудно сказать. Вообще говоря, очень редко бывает, что человеку достаточно тех денег, которые он имеет. На этот счет есть одна грамотная философская мысль, что богат не тот, у кого много денег, а тот, кому достаточно того, что он имеет. Знаешь, я иногда наблюдаю такую вещь. Имеет человек зарплату, скажем в триста долларов в месяц, и говорит, что, имей он тысячу, был бы просто счастлив и больше ему не надо. Другой имеет тысячу, а думает о трех - и так до бесконечности. Как-то я разговаривал с Федотом на тему денег и богатства. Он сказал примерно следующее: "Да разве я богатый! У меня, например, яхта всего за 700 тысяч долларов - весьма скромненькая. Вот Сердар, мой приятель банкир, другое дело, у него яхта шикарная - за 4 лимона". Так что, когда деньги становятся целью человеческой жизни, то их никогда не будет в достатке. Думаю, даже наоборот. Парадокс в том, что часто, чем больше их становится, тем острее человек начинает страдать из-за их недостаточности. Я не хочу сказать, что это правило, но так часто бывает. Ты помнишь, каким раньше был Федот? Ру.баха-парень, душа нараспашку! Последнюю одеж.ду с себя снимет и отдаст. В последнее время он стал совсем другим. Грустно это.

Мы надолго замолчали. Дрова мягко потрескивали в камине, очень хотелось, чтобы этот день не кончался, поскольку день грядущий нес в себе массу проблем, возможно, опасности, а главное, он нес в себе НЕИЗВЕСТНОСТЬ...

 

 

29 марта 1983 года, Ленинград

 

Как много изменилось в моей жизни за столь короткое время. Всего сутки назад я думал о близости с женщиной как о чем-то прекрасном, удивительном и практически недосягаемом. В один миг такие отношения стали для меня обыденными и, по большому счету, ничуть не прекрасными. Я никак не мог понять, что же происходит в моей душе. Да, физиологически я испытывал наслаждение, но внутри был горький осадок, особенно при воспоминании об оргии за городом.

До утра удалось поспать совсем чуть-чуть. Локи поднялась рано - часов около 7, ей надо было идти исполнять свои обязанности домработницы. Голова моя гудела, а на душе скребли кошки. Я быстренько оделся и, не умываясь, вышел из квартиры на свежий воздух. Погода была подстать настроению - еще не рассвело, моросил противный мелкий дождь.

Перед школой я решил заскочить домой. Только сейчас я вспомнил о бабушке! Как она, бедная, - наверное, волнуется обо мне. Я невольно ускорил шаг.

- Ба! Ты дома? - в ответ тишина.

Я обследовал квартиру, бабушки нигде не было. На кухонном столе белел лист бумаги, на котором спешным почерком было написано несколько строк:

"Молодой человек, у вашей бабушки случился инсульт. Мы увозим ее в больницу. Врач скорой помощи Кириллов".

Ниже был написан адрес больницы и телефон.

Ошарашенный, я сел на стул.

- Да-а-а-а... Погулял ты, Коля... - от упоминания своего настоящего имени в груди что-то больно сжалось, через все тело прошел холодок. Такое со мной было впервые. Я кинулся в коридор, сжимая в руке лист бумаги. Дрожащие пальцы никак не могли совладать с диском телефона. Наконец мне удалось набрать номер больницы. Дежурная сообщила, что состояние бабушки тяжелое, она находится в реанимации и к ней никого не пускают.

Словно на автомате, я принял ванну, сменил одежду, выпил чашку чая и отправился в школу. В тот момент я уже не видел ровным счетом никакого смысла в этом занятии - наверное, сыграла свою роль привычка.

- Здорово, Колян! - с широкой улыбкой ко мне приближался лучший друг Витя. Насколько дебильная эта его улыбка! Да и сам он весь какой-то тюфяковый: неглаженая форма, растрепанные волосы, тощий и нескладный.

- Привет, - хмуро ответил я. - Слышь, Витек, не называй меня больше этим дебильным именем, понял? Меня зовут Зергос, только Зергос - и никак иначе.

- Лады, - осекся Витя. - А что стряслось? На тебе лица нет!

- Да все в порядке. Не выспался я.

- Не, Колян, у тебя правда все в порядке?

Внутри вспыхнула нешуточная злоба:

- Я тебе, козел, сказал, чтобы не называл меня этим именем?! - вокруг нас стала собираться толпа. - Сказал или нет, урод?! - в этот момент я готов был его убить.

Витек только и смог, что вытаращить глаза: так и стоял с открытым ртом, не зная что сказать. В конце концов, он молча ушел в класс. Следом за ним разошлись и расстроенные ученики, лишенные интересного зрелища.

- Коленька, Коля, - кто-то тихо звал меня. Обернувшись, я увидел Машу. Как же противно мне было ее видеть, прямо до тошноты! - Коля, у меня разговор к тебе, отойдем в сторонку, а?

- Некогда, - буркнул я и отправился в класс.

На следующей перемене, выйдя в коридор, я сразу нос к носу столкнулся с Машей. Ка.залось, что она прождала меня здесь все 45 минут.

- Чего тебе?!

- Коленька, отойдем в сторонку, а?

- Ну хорошо, - я молча отправился в сторону спортзала, где было два укромных закутка, Маша послушно семенила следом.

- Коленька, - страстно зашептала она, - ты прости меня, дуру, я тебя обидела, оскорбила, но я не могу без тебя. Сегодня всю ночь не находила себе места, все о тебе думала! Я так хочу тебя, - она всем телом прильнула ко мне, впиваясь своими губами в мои.

Меня чуть не стошнило, я резко оттолкнул ее от себя:

- Иди прочь! Я тебя ненавижу! Не подходи ко мне больше, стерва!

Маша преследовала меня весь день. Я никак не мог понять, в чем же причина такой метаморфозы, еще более меня удивляла перемена моего к ней отношения. Вдруг неожиданно вспомнился кусок пергамента, на котором Мастер пишет слова... Меня сначала бросило в жар, а потом обдало лютым холодом: "Так вот оно в чем дело! Это, оказывается, подействовало! Как же я мог об ЭТОМ забыть?! Получается, что все это серьезно? Это не шутки и не игры ненормальных психов?"

Эти мысли настолько меня поразили, что я уже не мог находиться среди людей, надо было срочно уединиться и разобраться со своими мыслями.

Дома я первым делом полез в холодильник, обнаружив несколько кастрюлек с едой, заботливо приготовленной бабушкой. Поев, я завалился спать и проснулся ближе к вечеру. Никаких здравых мыслей по поводу всего, что со мной случилось, в мою многострадальную голову не пришло. Звонок в больницу немного поднял мне настроение: бабушку из реанимации перевели в общее отделение, состояние ее улучшилось, кризис миновал, но она по-прежнему была без сознания и к ней никого не пускали.

"Мастер... Мастер... Иди к Мастеру..." - от не.ожиданности я опрокинул на себя чашку с горячим чаем. Это был ледяной, могильный голос, звучащий, казалось, внутри меня.

- Как же я мог забыть?! - в голос прокричал я и метнулся в коридор, где на стене висели часы. Они показывали 17.30. - Успею!

В 18.05, запыхавшийся, я влетел в знакомый подвал. Мастер сидел за тем же столом, перед ним стояла кружка с чаем.

- Ты опаздываешь, - был ответ на мое приветствие, - на первый раз я тебя прощаю, но это в последний раз, понял?

- Понял, - опешил я.

- Садись. Ну, как твоя шмара?

- Кто?

- Ну, телка твоя, из-за которой ты вчера чуть не повесился.

- А-а-а-а... Бегает за мной как привязанная, только мне она уже не нужна, тошнит от нее.

- Ну это ты зря! Чем больше телок у тебя в жизни будет, тем лучше. Тебе теперь надо копить магическую энергию, а секс в этом смысле очень эффективен, после инициации я тебя научу, как правильно поступать. Твоя инициация состоится через месяц 27 апреля, в следующее полнолуние. За это время тебе надо многое успеть. Вот здесь... Что такое? - спросил Мастер, видя мое замешательство. - Что-то хочешь сказать?

- Да, Мастер. Я хотел сказать, то есть спросить... Ну... В общем... Вы так говорите обо всем, как будто уже все решено, - робко промямлил я.

- Что решено?! - тон Мастера не предвещал ничего хорошего.

- Ну то, что я... Ну буду членом "церкви", пройду инициацию и все такое... - мой голос упал, я чувствовал себя тараканом, застывшим под тапком хозяина.

- Ах вот ты о чем! А кому я вчера говорил о том, что обратного пути не будет? Кто мне вчера тут пускал сопли о разбитом сердце и о желании умереть? Не ты?! - Мастер, казалось, стал в несколько раз больше, нависая надо мной огромным зловещим исполином.

- Я... я...

- Ты мразь! Понимаешь? МРАЗЬ! Вонючая и жалкая, находящаяся полностью во власти комплексов, навязанных дебильным людишкам мерзкими хрюсами[10]! Ты сейчас полное ничтожество, а я, великий Варгот, трачу на тебя свое время, пытаюсь сделать из тебя настоящего человека, даровать тебе бессмертие, наполнить твою никчемную жизнь смыслом! Что-что ты там блеешь, козел?! Что ты хочешь мне сказать?

Из моих глаз хлынули слезы, я уже давно так не рыдал: в голос, с потоком слез.

- Я не отказываюсь, - выдавил я сквозь всхлипывания, - просто мне хотелось как-то подумать, все взвесить... Простите, Мастер...

- Простите... Ты это мне говоришь?! Ха-ха-ха-ха-ха-ха, - опять зашелся он жутким смехом, - за прощением иди к хрюсам, у них Распятый всех прощает, сатана же справедлив! Если ты послужил ему, то будешь награжден! Если же провинился, то расплата последует обязательно! Значит, так! - последовало после длинной паузы. - Чтобы раз и навсегда расставить точки над "i". У тебя теперь две дороги. Первая - это стать членом церкви, пройдя инициацию, и далее выполнять все мои указания. Я обещаю тебе, что ты станешь великим сатанистом - это открыл мне мой наставник. Ты научишься управлять людьми, одним только словом ты сможешь подчинить себе любого человека, одним лишь словом ты сможешь убить. Ты станешь бессмертным, ты станешь богом! Вторая дорога гораздо короче. В случае твоего отказа в назначенный день твоей инициации ты будешь принесен в жертву сатане. Решай! У тебя есть 5 минут.

В голове моей воцарилась абсолютная пустота. От Мастера исходила нечеловеческая сила, я сидел абсолютно безвольный и раздавленный. Что я мог решать?

- Я согласен, - тихо сказал я.

- С чем ты согласен, - серьезно спросил Мастер.

- Я согласен стать членом "церкви".

- Ну что же, ты принял разумное решение, поздравляю тебя, Зергос, - губы Мастера тронуло подобие улыбки, глаза же оставались холодными. - Вот тебе литература, прочитай внимательно, будут вопросы - спрашивай, не стесняйся. Это все ты должен изучить до инициации. Это важно, но это не главное. Перед инициацией ты должен выполнить обязательное для всех задание - без этого ритуал просто невозможен.

- Что я должен сделать? - со страхом проговорил я.

- Не бойся, - засмеялся Варгот, - убивать тебе никого не придется... пока, - лицо его враз посерьезнело. - Тебе надо будет добыть крест. Надо насильно снять крест с православного священника. Понимаешь, это очень символично! Мы с ним немного поработаем - сам увидишь! - Варгот зашелся громким смехом, - А потом он станет твоим талисманом. У каждого нашего брата и сестры есть такой.

- Я постараюсь.

- Уж постарайся. Теперь мне пора идти, держим связь через Локи. Как она тебе? Понравилась? - меня передернуло от сальной ухмылочки, Варгота. Он поднялся, собираясь уйти.

- Варгот, постойте, можно попросить вас о по.мощи?

- Что ты хочешь, - Мастер сел обратно на стул.

- Моя бабушка заболела, инсульт, она переживала из-за меня, можно ей как-то помочь?

- Зачем? Твоя бабушка - отработанный материал, туда ей и дорога, она для нас совершенна бесполезна.

- Но она единственный близкий мне человек, - опешил я.

- Запомни! Сейчас у тебя единственными близкими людьми являются "братья" по "церкви", а всех остальных пошли... Подсказать куда? - с этими словами он, не прощаясь, вышел.

В глубокой задумчивости я доехал до дома. На душе было по-прежнему скверно. Кроме того, я очень переживал за бабушку. В больнице сказали, что ее состояние пока без изменений. Около 10 зазвонил телефон, с большим удивлением я услышал голос Локи.

- Откуда ты узнала мой номер?

- Мастер сказал.

- А он откуда узнал? я ему не говорил.

- Мастеру ничего не надо говорить, он все знает сам, - голос Локи был по-прежнему безразличным. - Ты чем занимаешься? Не хочешь придти ко мне?

- Давай лучше ты ко мне, у меня отдельная квартира, без соседей, а бабушка в больнице, видимо, надолго.

- Хорошо. Ты меня на одну ночь приглашаешь или мне собрать кое-какие вещи?

- Собери.

- Хорошо, диктуй адрес.

Жизнь вошла в новую для меня колею: завтрак, школа, от нечего делать стал помогать Локи - покупал продукты для жрецов и Мастера, вечером ужин, ночью секс... Бабушке стало получше, она пришла в себя, но никого не узнавала, говорить не могла.

 

 

28 января 1998 года, Москва

 

Мы со Стасом шли по тротуару вдоль Ломоносовского проспекта, думая каждый о своем. Справа за высоким решетчатым забором вид.нелся корпус, в котором арендовал помещение для своего банка Петр Михайлин. Свернув с тротуара в широкие ворота, мы продолжили свой путь по тропинке, пересекающей красивый сквер. На улице было пасмурно, редкими пушис.тыми хлопьями шел снег. Только я сделал шаг на узкую дорожку, проходившую вдоль корпуса, куда и лежал наш путь, как слева меня кто-то окликнул:

- Денис! Сынок!

- Мама! - я буквально остолбенел. Мама, одетая в старомодное черное пальто с лисьим воротником, быстрым шагом направлялась в мою сторону. На ее лице отразилось невероятное отчаяние и страх.

- Мама, но как же... ты же... - забормотал я.

- Сынок! Берегись!

Вдруг за моей спиной раздался рев двигателя. Я обернулся и увидел буквально в пятнад.цати метрах от себя несущийся в мою сторону большой черный джип. В самом его внешнем виде была неотвратимость... Неотвратимость смерти...

Что-то мелькнуло слева от меня, и я увидел маму, бегущую в сторону джипа с вытянутыми вперед руками.

- Не сметь! - раздался ее властный крик. Я стоял и не мог шевельнуться. Через мгновение джип должен был раздавить маму.

- Не-е-е-ет! Что есть мочи закричал я, - мама не шевельнулась, а джип вдруг встал как вкопанный, закрутился вокруг своей оси, ускоряясь с каждым мгновением, и растаял как дым.

Мама обернулась ко мне, лицо ее было печально.

- Сынок, тебе угрожает опасность. Беги! Беги как можно дальше! - почти прокричала она последнюю фразу.

- Дэн! Дэн! Проснись! - донесся до меня голос Стаса. Я резко сел на кровати, вытирая испарину со лба. Дыхание было прерывистым. - Ты чего? Напугал меня до смерти! - Стас стоял возле моей кровати в трусах и в тапочках на босу ногу.

Обхватив голову руками, я медленно приходил в себя. За окном, кажется, уже рассвело, было пасмурно, шел редкий снег.

- Сколько времени, Стас? - спросил я внезапно охрипшим голосом.

- Восемь утра. Я в туалет пошел, иду себе обратно, думаю, сейчас еще немного подремлю, а тут твой душераздирающий крик. Приснилось что?

- Да, Стас, приснилось. Мама во сне спасла меня от огромного черного джипа, который собирался меня раздавить у дверей офиса "Опус-банка". Слушай, дай мне минуту в себя прийти, ладно? - Стас встал и тихо вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

"Что же теперь делать?" - пытался сообразить я. Это не было обычным кошмаром. Ощущение реальности происходившего преследовало меня до сих пор. Я никогда не верил в мистику, а на сны старался не обращать внимание, но то, что произошло сегодня, было явно чем-то особенным. Тяжко вздохнув, я не спеша оделся и пошел умываться.

Водные процедуры слегка освежили меня, я поставил чайник на плиту и заглянул в ком.нату Стаса. Тот лежал под одеялом, прикрыв глаза.

- Стас, мы завтракать-то будем? - тихо спросил я.

- Не царское это дело - завтраки готовить, - пробурчал он.

- Понял, чего изволят его высочество откушать? Яичница с помидорами, колбасы и сыры подойдут?

- Еще как! - оживился Стас. - Правда что ли приготовишь?

- Готовить жратву - одно из самых моих любимых занятий. Дрыхни пока, минут за пять до завтрака позову.

Сделав пару глотков апельсинового сока, я принялся за дело - всегда приятно позаботиться о своей утробе. Я залил кипятком три помидора, после чего легко очистил их от кожуры и порезал в старую добрую чугунную сковороду, добавив кусок сливочного масла. Помидоры зашкворчали, я убавил огонь и занялся сервировкой стола: масло, хлеб, сыры и колбасы - это получилось слишком шикарно для завтрака двух холостяков в подполье! Разбив в слегка утушившиеся помидоры четыре яйца, я уже собрался позвать Стаса, но он сам выполз, не иначе на запах.

- Дэн, ты что такое готовишь? Даже у меня дома так вкусно не пахнет по утрам!

- Ну да! - сказал я, польщенный похвалой. - Мама у тебя готовит изумительно!

Яичница удалась на славу, мы уселись за столом, с аппетитом поглощая плоды моих кулинарных побед. Настал черед кофе, за которым Стас первым нарушил молчание.

- Ты думаешь, к Пете не стоит ехать? - будничным тоном спросил он. Я был просто поражен, насколько точно ему удалось почувствовать мои мысли.

- Не знаю, Стас. По крайней мере, у меня есть очень большие сомнения на этот счет. Понимаешь, слишком уж необычный был сон, слишком сильный что ли, чтобы не обращать на него внимания. С другой стороны, кроме Петиного цербера, мне пока и обратиться не к кому.

- Тоже верно, - подтвердил Стас. - Я вот тут подумал... Дэн, послушай-ка, что мы с тобой можем сделать. Ты будешь меня ждать где-нибудь в районе Университета в безопасном месте, а я отправлюсь к Пете - прощупать ситуацию. Попробую за тебя похлопотать, не согласятся ли, мол, они тебе помочь. Если ответ будет положительный, и я ничего подозрительного ни в банке, ни на подступах не замечу, то либо я тебя вызову к нам, либо мы сами к тебе подъедем. Как идея?

Я задумался.

- Понимаешь, Стас, мы с тобой в этих делах ни капельки не смыслим. Играть в шпионов дилетантам - просто смешно. Думаю, что в этом случае, конечно, будет спокойнее, но гарантий все равно никаких. Слежку за банком ты вряд ли обнаружишь, а если предположить, что Петю могут "попросить" помочь противной нам стороне, то и подавно - твои шансы ну.левые. Однако другого выхода я не вижу. Будь, что будет! - решился я. - Как в Москву поедем? Мне еще после Пети надо успеть с папой встретиться.

- С папой? Дэн, но это очень опасно! За ним могут следить!

- Понимаю, но увидеться с ним надо обязательно. Он человек опытный, уверен, отец все продумал.

- Ну смотри... Здесь недалеко станция электрички. Мы можем доехать до платформы Кунцево - это минут 30, а от.туда автобусом - прямо до Воробьевых гор.

- Я не против.

- Тогда поторапливаемся!

Стас в благодарность за завтрак вымыл посуду и прибрал со стола, а я отправился застелить постель. Присев на прибранную кровать, я случайно заметил довольно потрепанную книгу, лежавшую на подоконнике. "Православный молитвослов". Взгляд сам собой метнулся по комнате и остановился на выцветшей бумажной иконе, висевшей в углу. Я встал, подошел поближе к иконе и попытался прочитать имя изображенного святого. По всему было похоже, что это святитель Николай, о котором мне рассказывал отец Кирилл в Иерусалиме. Он говорил, что этот святой - самый почитаемый на Руси. "Почему бы и нет", - мысленно ответил я сам себе на возникшее вдруг желание помолиться.

Я просмотрел оглавление. "Молитва перед началом всякого дела" - этот пункт первым привлек мое внимание. Открыв нужную страницу, я встал перед иконой, перекрестился и прочитал: "Царю небесный, утешителю душе истины, иже везде сый и вся исполняй, сокровище благих и жизни подателю. Прииди и вселися в ны и очисти ны от всякия скверны и спаси, Блаже, души наша". Далее я стал искать молитву святителю Николаю. Наконец я нашел "Акафист святителю Николаю". Что такое "акафист", было мне не ведомо. Я открыл нужную страницу и обнаружил, что объем текста достаточно велик. Долистав до конца, я к радости своей, нашел короткую молитву, которую и начал читать.

На что похоже это чувство? Я стоял и мучительно соображал. Ну конечно! Это было отдаленно похоже на то, что я испытал у Гроба Господня в Иерусалиме. "Господь слышит меня! Он меня не оставит!" - радость моя была столь же ощутима, сколь и непонятна.

- Что с тобой? - удивился Стас. - Ты придумал, как решить все свои проблемы?

- Да нет, Стас! Просто так, все в порядке. Мы едем? - пресек я разговор.

- Давай одеваться. Мы назад-то вернемся?

- Я не думаю, чтобы мои проблемы так быст.ро рассосались. Так что, если будем живы - вернемся, - спокойно ответил я.

- Тяпун тебе! Тоже мне, нашлась Каркуша! - ворчал Стас.

Мы вышли из дома, а примерно через час покидали салон автобуса на Воробьевых горах.

- Дэнис, возьми ключи от дачи, - протянул мне Стас увесистую связку. - У меня дом есть, а тебе и переночевать негде будет, если мы вдруг не встретимся. Теперь надо определиться, где ты будешь меня ждать.

- На смотровой площадке есть храм, там меня уж точно никто искать не будет.

- Годится. Теперь вот еще что, - продолжил Стас по-деловому. - Если мы поедем к тебе, то я тебя предупреждать не буду. Если же я тебя решу пригласить в банк, а на месте все будет в порядке, то я обращусь к тебе... Э-э-э... Тебя как в школе дразнили?

- Сосиской, - признался я. - Дениска-сосиска.

- А, ну да! Надо было сказать своим приятелям спасибо, поскольку много других рифм напрашивается...

- Прибью!

- Ну ладно, ладно! Так вот, так и напишу - "Сосиска". Если же ты получишь сообщение начинающееся на любое другое слово, включая "Дэн", "Дэнис" и т.д., быстренько сво.рачивайся и линяй обратно на дачу. Я по.стараюсь к тебе приехать или, по крайней мере, дать знать на пейджер, что со мной. Сам не пытайся мне звонить - сиди тихо, как мышь.

- Слушай, Стас. Да тут Джеймс Бонд от.дыхает! Какой там! Моссад, МИ-6, Штази, ЦРУ и КГБ вместе взятые - просто мальчишки с голыми попками по сравнению с нами!

- Слушай, сарделька! Я для кого стараюсь? Между прочим, у меня работа, на которую я сегодня просто забил болт! И все ради тебя! А он тут еще издевается!

- Все-все, Стас! Больше не буду! Договорились, я все запомнил.

- То-то же. Ну, с Богом!

Мы обнялись на прощание, и Стас ушел, я же обосновался в будке таксофона - надо было обзвонить своих клиентов по рекламе. На это ушло минут пятнадцать, после чего я отправился в храм.

Бабушка Ефимия была на своем посту - неспешно натирала до блеска большие медные подсвечники.

- Здравствуйте, Ефимия э-э-э... - замялся я, - не знаю вашего отчества. Вы меня пом.ните?

- Конечно помню, сынок, - повеяло теплом от удивительно доброго и мудрого взгляда темных карих глаз, - Никитична я, Ефимия Никитична. Как твои дела, сынок?

- Да неважно, тучи не рассеиваются, а еще более сгущаются, Ефимия Никитична, да и еще обещание мое вот... неисполненное.

- Кому ж обещал-то? Дружку какому, а он тебе теперь покоя не дает?

- Да нет, не дружку, - вздохнул я, - Богу Самому обещал однажды, что, если поможет Он мне, то обязательно покрещусь, ну и забыл об этом напрочь.

Бабушкины глаза враз посерьезнели.

- Э, милок, как же это ты так? Но это дело поправимое. Бог наш любит всех. Ни один человек в мире не может любить так, как Он! Бог не хочет зла никому, а все, что посылает - посылает на пользу. Понимаешь, все! Даже то, что кажется нам плохим.

- Ну Он же бывает и наказывает?

- Это не Бог нас наказывает, а мы сами себя. Каждый наш грех аукается скорбями. И, главное, помни, что никогда человеку не дается ноши выше той, какую тот может сдюжить. НИКОГДА! - строго подытожила она. - Ты, главное, с этим делом не затягивай - с Крещением, это не шутки. Если решил, то иди до конца, и крещения одного будет мало! Надо в церковь ходить, молиться, поститься, исповедоваться, причащаться. Жизнь наша ко.роткая, а когда Господь к себе возьмет, никто не знает. Вот сегодня отпевать будут молодого парня - поди тебе ровесник: красивый, богатый. Приходил к нам, с отцом Михаилом беседовал. А вот убили его в минувшее воскресенье.

Что-то смутно кольнуло меня, я еще не успел сообразить, что же именно, как дверь храма открылась, и внутрь вошли двое амбалов, в которых я тут же узнал охранников покойного Федота. Бежать было некуда, я сделал два шага вперед, встав в угол перед какой-то иконой. Тем временем гости подошли к бабушке Ефимии и поинтересовались готовностью предсто.ящего отпевания. Она успокоила их, сказав, что все готово, дала несколько распоряжений, после чего они ретировались. Я не смел повернуться, а Ефимия Никитична, подойдя ко мне поближе и встав в пол-оборота, тихонько зашептала:

- Что случилось, милок? Ты знаешь этих людей?

- Бабушка, отпевать-то будут не Федора Силина?

- Фамилии не припомню, а звать точно Федором.

- Меня обвиняют в его убийстве, милиция ищет, бандиты, - голос мой дрогнул, а состояние было близким к панике.

- Ох, батюшки! - воскликнула Ефимия. - Иди за мной!

Она схватила меня за руку и потащила вглубь храма. Сбоку, слева от алтаря, я увидел еще одну дверь, которая была заперта. Ба.бушка велела мне идти к двери, а сама быстренько натянула цепочку от стены к стене, отгородив ту часть храма, где мы находились от входа.

- Ефимия Никитична, здравствуйте, - это был голос Колобова, - у нас все готово, что делать дальше?

- Милок, обожди на улице немного, я сейчас принесу подставку под гроб и вас позову.

Я стоял спиной ко входу, и мне казалось, что меня вот-вот узнают, схватят, было такое ощущение, что поток горячего воздуха ока.тывает меня сзади, по спине заструился пот. Спровадив Колобова, бабушка ловко извлекла откуда-то из-под халата связку ключей, от.перла дверь, и мы вышли во внутренний двор. Прикрыв дверь, моя спасительница, быстро перебирая ногами в древних бурках, поволокла меня к двери добротного кирпичного дома, расположившегося внутри церковной ограды.

- Это дом нашего батюшки, здесь тебя никто не найдет, - сказала она, захлопывая дверь изнутри. - Вот, разувайся, на тебе тапочки и проходи вот сюда, - указала сухонькая ручка на открытую дверь в конце короткого коридора. В середине комнаты стоял большой обеденный стол со скамейками вокруг. Видимо, это была столовая. В помещении было тепло, я снял куртку и присел с краю на скамейку.

Запищал пейджер.

- Стас! - Трясущимся пальцем Денис нажал на кнопку.

"Денис, я в "Опус-банке". Здесь готовы тебе помочь. Срочно позвони по телефону 939-15-76. Жду звонка. Стас"

- Твою мать! - Вырвалось у меня. Я просто не верил своим глазам. "Что же делать?", - только и вертелась в голове. "Точно! - Наконец-то придумал я. - В этой ситуации я сам ничего не смогу сделать, а вот отец сможет помочь. Надо быстрее ехать к нему!"

Из глубины дома раздались шаги, и в комнату вошел рослый детина с огромной окладистой бородой, он вполне подошел бы на роль Ивана Сусанина, и голос был под стать:

- Здорово, раб Божий, давай знакомиться, меня зовут Григорий, - протянул он огромную ручищу. Я с опаской подал свою руку, которая словно попала в железные тиски.

- Приятно познакомиться, Денис, - промямлил я.

- Ефимия сказала, что тебя надо вывезти отсюда. Ты торопишься? Можем пока чайку попить.

- Тороплюсь, Григорий, поверьте, очень тороплюсь! Мне бы выбраться отсюда на улицу незаметно, а там я уж сам.

- Ты, Дионисий, куда попал вообще, знаешь? - сделал грозное лицо мой собе.седник.

- В церковь, - опешил я.

- Вот именно! Ты попал в Дом Божий, где все проблемы решаются легко и просто, когда на то воля Божия есть. Тебе куда и к какому вре.мени надо? - ласково улыбнулся он под конец.

- На Мясницкую, к часу.

- Тогда едем!

Я немного успокоился. От этого человека исходила какая-то уверенность и сила. Вообще как нельзя кстати оказалась помощь этих, в общем-то, чужих мне людей, ставших в считанные минуты очень близкими.

Мы вышли на улице. Во дворе стояла новенькая Нива с ра.бота.ющим двигателем.

- Прыгай внутрь, - скомандовал Григорий и забрался на водительское место. Вынув из кармана брелок наподобие пульта автомобильной сигнализации, он нажал кнопку, и ворота стали открываться.

 

* * *

Как больно, как же больно! Жар возникает внутри и, кажется, опаляет каждую клеточку тела, медленно поднимаясь к голове. Нет! Только не это, только бы он не дошел до головы. Эту боль пережить невозможно, я опять потеряю сознание. Зачем Наставник мучает меня? Он опять пришел ночью, я услышал его голос - внутренний голос, который велел мне приехать к этой церкви на Воробьевых горах. Сюда должен придти этот щенок, а мне не.обходимо сдать его следователю. Наставник, как всегда, все знает. Я должен исполнить его волю, должен...

Вот и следователь с этой дебильной фамилией, да и весь он какой-то ущербный, а щенок уже внутри, в церкви. Что со мной, м-м-м-м, больно, жжет, я не могу подойти к храму... Что случилось? Надо подойти к нему, надо только подойти и сказать несколько слов про этого щенка. Так, у меня получится... А-а-а-а-а-а-а! Ничего не вижу, куда я бегу? Стоп, стоп! Больно! Дыши, дыши! Где я? Вот гадость! Какая сила оттолкнула меня от церкви? Но стало легче, боль отступила. Надо выполнить волю Наставника, иначе будет плохо. Надо идти.

- Ты опоздал! Ты не выполнил приказ!

- Нет, Наставник, я все сделаю, я не виноват, мне стало плохо, наверное это из-за того, что я подошел к дому Распятого!

- Ты должен выполнять мою волю любой ценой! Любой! Ты будешь наказан!

- Наставник, прости!

- Ха-ха ха-ха-ха! - этот хохот был, как всегда, ужасен, от него стыла кровь в жилах. - Проси прощения у Распятого, а я справедлив и всегда наказываю не слушающихся меня!

Может, я еще успею, только бы успеть, но что это? Машина выехала с территории церкви, а кто рядом с водителем? Да это тот щенок! Я опоздал! Чтобы ты сдох, проклятый убл.юдок! Я убью тебя! Я принесу твою кровь Наставнику и заслужу его расположение! Нет! Не надо, больно, больно! Голова! Жжет! Не-е-е-е-е-ет!

* * *

- Ты бы, Дионисий, отодвинул кресло назад да пригнулся пониже. Мать Ефимия го.ворила, дела у тебя серьезные, да и люди, .которые против тебя, - не лопухи.

Я повиновался.

Мы выехали из ворот, свернули направо и резво покатили по улице Косыгина.

- Кажется, чисто, поднимайся, - сказал Григорий.

Горячая волна обдала меня с головой. На тротуаре стоял мужчина, бледный как полотно, весь скорченный, будто ему было очень плохо, но глаза, смотрящие на меня, сверкали какой-то неистовой злобой. От жара я мигом вспотел. Мы поравнялись с незнакомцем, и он стал заваливаться на бок, я обернулся и в после.дующие несколько секунд, пока изгиб дороги не скрыл его из вида, я наблюдал, как ужасные конвульсии сотрясали тело странного прохожего.

- Поди эпилептик, припадок случился - не иначе, - прокомментировал Григорий.

 

22 апреля 1983 года, Ленинград

 

Любую мысль относительно своего выбора я гнал как можно дальше и изо всех сил пытался решить основную проблему: найти Крест.

Неожиданно помогла мне Локи. Однажды поздно вечером, как обычно без затей насытившись друг другом, мы молча лежали в кровати.

- У тебя проблемы? - неожиданно спросила Локи.

- Да, до инициации осталось меньше недели, а Крест я так и не достал.

- Может, стоит попробовать ограбить попа не в Питере, а за городом? Здесь везде людно, трудно найти одинокого священника. А в пригороде, в какой-нибудь деревне может быть намного легче.

- Хм... Это мысль. А какой храм выбрать, как думаешь?

- Слушай, а что если "оприходовать" попа по соседству с нашим "храмом"? Это будет символично! - лицо Локи впервые на моей памяти озарилось р.адостной улыбкой. - Два храма рядом, один побеждает другой!

- А где храм, про который ты говоришь?

- Да в Вырице, там есть церквушка деревянная, поп там - наверняка какая-нибудь жирная скотина, ты ему только в челюсть двинешь, он и лапки кверху, а потом ищи тебя свищи.

- Толково, ничего не скажешь! А в какой день лучше это сделать, как думаешь?

- Лучше всего послезавтра, в воскресенье, после их службы попы обычно ходят к своим хрюсам по разным проблемам.

- Решено, послезавтра утром и поеду!

 

28 января 1998 года, Москва

 

Я потихоньку приходил в себя, а Григорий, оказавшийся хорошим водителем, гнал машину по московским улицам. Пробки в этот день не были фатальными, и минут через 40 мы сворачивали с Садового кольца на Мясницкую улицу.

- Куда тебе на Мясницкой? - поинтересовался Георгий.

- Высадите меня у Главпочтамта.

Покидать уютный салон и расставаться с Григорием мне решительно не хотелось - так здесь было хорошо и, казалось, абсолютно безопасно. Но делать нечего, машина подкатила к памятному зданию, вот и вывеска питейного заведения, где была назначена встреча. Мы тепло попрощались, Григорий меня перекрестил, и я вышел в промозглую неуютную неизвестность...

В баре было малолюдно, молодой бармен флегматично натирал стеклянный стакан, который и без того уже искрился, словно бриллиант. Я огляделся по сторонам. Два столика были заняты: за одним из них устроились с пивом два мужичка в костюмах; парочка влюбленных ворковала за другим. Отца нигде не было видно. "Наверное, еще рано", - подумал я.

- Вас случайно не Денис зовут? - Неожиданно обратился ко мне бармен.

Я внутренне насторожился, но постарался не подавать вида.

- А что такое?

- Вы здесь должны встретиться с отцом?

- Да, - голос мой предательски дрогнул.

- Назовите мне, пожалуйста, его имя и отчество, и я передам вам от него посылку.

- Григорий Александрович. "Это что еще за конспирация", - недоумевал я.

Бармен передал мне плотный пакет, в котором, по-видимому, лежала картонная коробка.

- Пивка не желаете?

- Нет, лучше водички.

Взяв пакет и воду, я отправился к облюбованному столику.

Пискнул пейджер.

"Сосиска, у меня все в порядке, буду на месте не раньше 16.00. До встречи!"

- Слава Богу! - прошептал я. - Стас, молодчина, ты выкрутился!

Я сел за стол и залпом осушил стакан с водой. Видимо Стас поедет в Перхушково на первой электричке после перерыва. Хорошо бы успеть к нему.

Из переданного барменом пакета я с волнением достал коробку из-под мобильного телефона "Siemens". Собст.венно, в ней и лежал новенький мобильный телефон, уже включенный и полностью заряженный в комплекте с зарядным устройством и инструкцией, а также сложенный вчетверо лист бумаги и пухлый конверт. Отложив в сторону телефон, я развернул письмо:

"Сынок, в сложившихся обстоятельствах осторожность не может быть излишней. Я специально не стал сообщать тебе подробности на пейджер, чтобы все думали, что мы сегодня с тобой встретимся. Приезжать же к тебе лично слишком опасно. Я навел кое-какие справки. Скажу откровенно, ты попал в скверную историю. Но выше нос! Как известно, безвыходных ситуаций не бывает!

В коробке ты найдешь новенькую мобилу, зарегистрированную на подставное лицо, такая же незасвеченная игрушка есть и у меня. Ни в коем случае не звони с этой трубки кому бы то ни было, кроме меня. Запомни! НИКОМУ! В памяти телефона лишь один номер - мой. Можешь его сейчас набрать.

Папа.

P.S. Да, в конверте немного денег тебе "на мелкие расходы".

Я заглянул в конверт, обнаружив там полную пачку сотенных купюр: папа в своем репертуаре![11] Убрав конверт во внутренний карман куртки, я занялся инструкцией к телефону, чтобы понять, как пользоваться записной книжкой. Техническим кретинизмом я никогда не страдал, и уже через несколько минут телефон соединял меня с трубкой отца. Я не стал выходить из бара, поскольку к тому времени из посетителей остался я один, а бармен беспечно болтал с кем-то по телефону. Отец ответил сразу.

- Сынок, это ты? - услышал я взволнованный голос.

- Да, па, привет, как ты?

- Да нормально. Сынок, давай в разговоре обойдемся без излишней конкретики, береженого Бог бережет.

- О.кей.

- Денис, у тебя дома не найдется случайно фотографии на загранпаспорт?

- Должны быть, в верхнем ящике стола. Я, когда фотографировался, сделал два комплекта на всякий случай.

- Отлично!

- Пап, пока не забыл. Я тут случайно вспомнил, что однажды, еще в студенческие времена, оказал любезность одному сотруднику прокуратуры. Я, к сожалению, не помню даже его фамилии, но он оставил мне свою визитную карточку. Кто его знает, какую он карьеру сделал за прошедшие годы? Может, не забыл меня. В любом случае, попытка не пытка. Ты попробуй найти его визитку: у меня в столе в нижнем ящике есть картонная коробка со старыми карточками.

- Хорошо, сынок, посмотрю, хотя в твоей ситуации, думаю, и Генеральный прокурор окажется бессилен.

- На самом деле так плохо? Пап, но я никого не убивал! Я вообще никакого отношения не имею к этому делу!

- Верю, Денис, но кто-то тебя определенно подставил. У тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет?

- Да никаких нет, в том-то и дело! Я вообще не могу спокойно думать о том дне!

- Сынок, это надо сделать, - сказал отец, сделав ударение на слове "надо". - Пойми, получается так, что подставил или подставили тебя кто-то из той компании в Национале. Ты прокрути все в памяти. Вспомни, кто тебя завел против убитого, как вы в клуб поехали. Пораскинь мозгами-то! За тебя этого никто не сделает.

- Хорошо, постараюсь, - я понимал, что отец прав. - Кстати, па, куда мне столько денег?

- Денег много не бывает. Еще неизвестно, что тебя ждет впереди.

- Это понятно, но тебе и без того сейчас на меня придется крупно потратиться.

- Сын! Перестань! - отец не на шутку рассердился. - О чем ты говоришь?! Ты вспомни себя год назад. Да-да, когда у меня похитили партию товара и мне срочно нужны были деньги рассчитаться с поставщиками. Ты, не заду.мываясь, отдал все накопленные деньги. Так?

- Так, но...

- А что но? Я знаю прекрасно, что копил ты их на свою мечту - на новенькую BMW. Но разве есть в жизни что-то важнее близких людей?

- Да, ты прав. Я все понял, пап, спасибо.

- Теперь, Денис, о самом главном. Мне для реализации намеченных планов потребуется дней пять. Я для тебя нашел квартирку на Юго-Западе. Вполне приличная, со мной никак не связанная. Ключи и адрес в коробке с телефоном.

- Папа, а это не опасно? Ты же сам говорил, что мною интересуются серьезные люди. Место, где я сейчас живу, вполне надежно. Я пока не буду переезжать.

- Смотри сам, тебе решать, но ключи оставь себе, мало ли что.

- Договорились.

- Береги себя, до свидания.

Ехать в Кунцево было рано. Я заказал себе кофе и углубился в воспоминания недавних печальных событий.

С чего же начался скандал? Не могу сказать, что мне было очень приятно видеть Федора, но в тот момент я с радостью отметил, что искренне, без всяких обид и "камней за пазухой" поздоровался с ним. Да! Так и есть! Все испортил Колобов: "Неужели можно вот так из-за бабы предать мужскую дружбу? Ну бросила тебя телка, но ты же сам виноват! Ей нужен был дядька с деньгами или, на худой конец, с перспективами их иметь", - четко вспомнилась обидная фраза. С чего он тогда начал разговор на эту, явно больную для меня тему? Юрка вроде никогда ничего против меня не имел. Да и откуда ему было знать подробности наших отношений? Только Федор мог растрепать все своему компаньону, Лене совершенно незачем было об этом распространяться. Но у Федора теперь не спросишь... "Ладно, давай рассуждать логически, - начал я разговор сам с собой. - Предположим, что кто-то поставил себе целью меня подставить, свалить на меня убийство Федота. Тогда всем нужно продемонстрировать, что у меня был мотив его убить, а также подстроить ситуацию таким образом, что я окажусь с Федотом вдвоем наедине, где можно будет его убить так, что подозрение падет на меня.

Так, уже хорошо. Что касается драки, то подначивать меня начал Колобов. Такое впечатление, что он весь вечер подливал масла в огонь, я прекрасно помню его гнусные ухмылочки в мою сторону. Он же произнес и тот памятный тост за Федота - хозяина жизни. Просчитать мою реакцию было несложно - я всегда был слаб в плане алкоголя, и в кри.тических ситуациях прибегал именно к его помощи, увы... Ну, а дальше, как говорится, дело техники. Он все же добился своего, случилась потасовка, зачинщиком которой для большинства окружающих был именно я. Федор вступился за своего компаньона, я уже был на взводе...

Так... Дальше мы поехали в клуб - место, где Федота и убили. Но это была вроде идея Федота, хотя посоветовать ему мог тот же Колобов, который потом за нами и увязался. Зачем? Через 15 минут он уехал, Инночка, видишь ли, воспылала прежней страстью, - я невольно ухмыльнулся, вспомнив, что ушла Инночка от Юрки именно ко мне, но и со мной долго не задержалась. - Юрка тогда меня даже благодарил, что я помог ему избавиться от нее. Сама же Инночка утверждала, что именно она бросила Юрку и что он долго страдал после этого. Если это организовал действительно Юрка, то все складывается. Он приехал с нами в клуб и быстренько ретировался, оставив нас "в нужном месте в нужное время", ну а мотивов, думаю, у него могло быть выше крыши. Ну что же, один кандидат, кто реально мог быть виноват в моих проблемах, есть, а других на горизонте пока не вырисовы.вается"...

Часы показывали 14.30. Поймав такси, я доехал до Кунцево. Стас дремал в зале ожидания, на его лице были следы побоев. Я застыл в дверях, глядя на верного друга. Комок подступил мне к горлу.

- Стас, дорогой Стас! - Я тихо присел рядом и обнял друга за плечо. Он встрепенулся.

- Сосиска, привет! - Мы обнялись

- Стас, что у тебя с лицом, тебя били?

- Так, ерунда, потом расскажу! Скоро электричка, у тебя билет есть?

Купив билеты, мы отправились на платформу.

В электричке мы устроились на сиденье около тамбура, и Стас начал свой рассказ.

- Пошел я в этот гребаный банк, - начал Стас практически без паузы, - меня сразу провели к Петру. На улице, естественно, ничего подозрительного я не заметил, но та скорость, с которой меня доставили к директору, как-то слегка насторожила. Я прикинулся дуриком, сказав, что вчера разговаривал с тобой по телефону, и что было бы неплохо, если бы наш вчерашний собеседник - начальник службы безопасности - с тобой встретился. Петя начал как-то слишком сильно суетиться, спрашивая меня, а где ты сейчас, собственно, находишься, а когда сможешь подъехать, а может, лучше нам подъехать прямо к тебе... В общем, Дэн, актер из него получился никудышний. Я сказал, что где ты находишься - не знаю, что сегодня вечером ты мне позвонишь, и я готов передать тебе телефон банка для связи. После этого я попытался откланяться, вот тут-то все и началось. В комнату завалился вчерашний цербер в сопровождении "чиста братка", которые уже без обиняков начали задавать мне прямые вопросы типа: "Где найти эту сволочь?", "Куда я, падла, вчера делся из лабораторного корпуса и где ночевал?", ну и тому подобное. Несколько раз меня пытались "вразумить" зуботычинами, но я стоял на своем - "не знаю ничего", "ночевал у подружки", "позвонит Денис - передам все, что скажете".

Потом цербера осенила гениальная мысль послать от моего имени тебе сообщение. Мне велели его написать на бумажке. Читали они его и смотрели с разных сторон. Петя, козел, даже звонил кому-то из своих знакомых - наших однокурсников, выяснял как тебя звали на курсе. В общем, все сошлись на том, что сообщение можно отправить, что Петя собственноручно и сделал. Потом меня заперли в переговорную без окон, а где-то через пол.тора часа отпустили на все четыре стороны. Перед уходом, я сказал пару ласковых Пете. Он, ведь, мне кое чем обязан. Его как-то в стройотряде чуть не повязали на "аморалке", а прикрыл его я.

- Интересно, и что он тебе на это ответил?

- Усмехнулся, гад, и сказал, что бизнес превыше всего, и переть против ТАКИХ людей он не станет.

- А почему он тебе сначала все выложил?

- Очевидно, ТЕ люди к нему наведались уже после первого нашего разговора.

- Слушай, Стас, а как ты смылся от них сегодня, неужели за тобой никто не следил?

- Дэн, неужели коренному обитателю деревни под названием Московский Университет трудно оторваться от нескольких узколобых придурков? Я, не спеша, прогулочным шагом отправился в Главное здание - это же самый настоящий город в миниатюре! Кроме того, ты, наверное, видел, что на входе теперь пропуска проверяют милиционеры, причем довольно придирчиво. Я понимаю, что это не явилось непреодолимой преградой для моих преследователей, но какое-то время они неминуемо потеряли. Я же тем временем рванул! Причем рванул я не к другому действующему входу, а к одной из дырок в заборе. А потом "огородами... огородами...".

- Слушай, тебе теперь с ними лучше не встречаться!..

- Да брось ты! Им ты нужен, а не я. И потом, в здании они меня могли натурально потерять самым естественным образом без злого умысла с моей стороны. Так что пусть сами локти кусают.

 

24 апреля 1983 года, Ленинград

 

Ночь на воскресенье прошла тяжело. Мне снились кошмары, а где-то с 4 утра я и вовсе не спал. Провалявшись в постели до 7.00, я оделся, выпил чашку чая и отправился на Витебский вокзал. Храм я нашел без труда, устроился на скамеечке недалеко от входа на территорию церкви и запасся терпением. Ждать пришлось довольно долго. Уже после обеда из здания церкви вышел священник, поправлявший на груди массивный позолоченный Крест.

- Есть! - радостно прошептал я. Священник прошел мимо меня, миновал ворота и, о чудо, прошел мимо единственной стоящей около церкви машины! Я бросился следом. Священник свернул на пустынную улицу, и я решил не терять времени:

- Эй, ты! - крикнул я.

Поп остановился и обернулся, на его лице читалось искреннее удивление.

- Это вы мне, молодой человек?

Он не был толстым, как предрекала Локи, но устрашающего впечатления не производил: маленький, плюгавенький, такого я уделаю одной левой. Я подошел к нему и без разговоров залепил в эту удивленную физиономию хук справа. К моему величайшему удивлению, рука провалилась в пустоту, я чуть не упал, а священник, казалось, даже не двинулся с места.

- Что вам надо, молодой человек? - совершенно спокойно спросил он.

Я ткнул пальцем в наперсный крест:

- Ты отдашь мне вот это!

- Ах, это! - лицо попа враз переменилось, я увидел перед собой воина. Я замахнулся в очередной раз. Мой противник как будто решил почесать себя за ухом левой рукой, а в следующее мгновение свет померк...

Я очнулся лежащим на кушетке в чистенькой, просто обставленной комнатке. До меня доносились приглушенные голоса:

- Отец, ну как ты мог! Он же еще мальчишка, ты же его мог убить! - это был женский голос.

- Матушка, а что мне было делать? Он же покусился на самое святое! Да и ничего ему не сделается, с минуты на минуту очухается, на будущее урок будет.

- Ох, отец, отец, у самого вон сын подрастает, а все как мальчишка, лишь бы кулаками помахать.

- Ладно, матушка, пойдем глянем нашего гра.бителя.

Я тут же закрыл глаза, но меня раскрыли.

- Ну, я же говорил, очухался уже. Вставай, вставай разбойник недоучка!

Я открыл глаза и сел на кушетке. Смотреть в глаза священнику было невыносимо стыдно.

- Как голова-то? Не кружится? - тон батюшки был миролюбивым и слегка насмешливым.

- Да нормально все. Как это вы меня? Я даже не заметил.

- Дак, милок, это я сейчас батюшка, а до этого десять лет в черных беретах: такое, брат, не забы.вается.

- А мне говорили, что хрюс... ну, в смысле, христиане... у вас, в общем, если по левой щеке ударить, то правую должны подставить.

- У-у-у-у, брат, да ты оказывается у нас богословски подкованный! Это где же христиан за таких рохлей считают, что они даже то, что им дорого, защитить не могут?

- Не ваше дело! - угрюмо ответил я.

- Ну ни дать, ни взять пионер-герой в застенках гестапо!

- Идите, зовите милицию, чего вы здесь...

- Да не буду я милицию звать, не бойся. Ты, парень, расскажи-ка мне, зачем тебе понадобился Крест?

Весь мой страх к этому человеку вылился в отчаянную браваду:

- Ничего я тебе не скажу, хрюс поганый! Сатана самый сильный, он мне поможет! А ты мне ничего не сделаешь, ничего, ничего... - в горле встал ком, руки тряслись, - не сделаешь, ничего...

Неожиданно на голову легла теплая ласковая женская рука, мягкая ладонь скользнула мне на щеку и прижала голову к теплому, пахнущему свежей выпечкой фартуку. Что-то очень смутно знакомое шевельнулось глубоко в груди, сладкое чувство защищенности накрыло меня с головой. Наверное, так бывает, когда рядом мама, любящая, готовая простить за что угодно. На глаза навернулись слезы, я попытался вывернуться, но две руки очень нежно держали мою голову, перебирая непослушные волосы, и я сдался. Слезы ручьями хлынули из глаз, но это не были слезы безысходности, страдания или страха. Было ощущение, что с каждой слезинкой из моей души уходит боль.

Успокоившись, я подробно рассказал свою историю батюшке и его супруге, продолжавшей сидеть рядом со мной. Реакция священ.ника меня потрясла больше всего: он молча встал, сел рядом со мной с другой стороны, обнял меня за плечи и стал гладить по голове со словами:

- Господи, Иисусе Христе, помилуй раба Твоего Николая! Сколько же тебе пришлось пережить, бедный ты мой! Как же тебя угораздило вляпаться в такое дерьмо! Ну ничего, выход есть из любой си.туации. Да, прав твой наставник: прощать может и имеет право только Христос. Он не миф и не выдумка, Он - реальность! Только Господь Иисус Христос взял все наши грехи на Себя, за нас и за тебя, Коля, тоже, взойдя на Крест, претерпев муки без вины. Не бойся, все будет хорошо!

Когда я окончательно пришел в себя, мы сели пить чай. Батюшка осторожно начал разговор:

- Ты, Коля, теперь-то куда? К своим "братьям" вернешься?

- Не хочу я к ним, страшно мне там и противно.

- Ну так они тебя просто так не отпустят.

- Это понятно, а что делать?

- А ты оставайся у нас с матушкой. Места у нас немного, но, как говорится, в тесноте да не в обиде, еды хватит. Ты мне по хозяйству поможешь, свежим воздухом подышишь, на рыбалку с тобой сходим. Поживешь с месячишко, там, глядишь и оставят тебя в покое.

- А школа как?

- Да учиться можно и у нас, в Вырице. Устрою я тебя, не волнуйся.

- Что же получается: напакостил и в кусты? - заупрямился я. - Не хочу я так. Я должен сам им все сказать, а там - будь, что будет!

- Коля, ты пойми, что ты не против людей воюешь, а против бесов, обладающих огромной силой и властью, а у тебя никакого духовного опыта нет. Не выстоять тебе против них. Кроме того, куда ты сейчас вернешься? Домой? И кто там тебя будет ждать? Опять будешь блудить? Пойми, что блуд - это серьезный смертный грех, который губит душу человека. Если ты хочешь искренне порвать с сатанистами и остаться со Христом, то блудить тебе никак нельзя!

Мысль остаться у этих милых людей была очень заманчива, но в Питере осталась бабушка, да и стыдно мне было вот так прятаться, вроде как струсил.

- Нет, отец Николай, не могу я так, поеду и сам решу свои проблемы! Я так решил! А Локи я сегодня же выгоню из дома - погостила, и хватит, хорошего понемножку.

- Эх, Коля-Коля... Пропадешь ведь, - со скорбью в голосе ответил батюшка. - Но неволить тебя не имею права. Свое слово я тебе сказал, а уж послушать его или нет - дело твое. Господь каждому человеку в серьезный жизненный момент дает возможность выбора: служить добру или злу. Боюсь, что в твоей жизни такой день "икс" настал. Подумай, Коля, как следует.

- Я уже подумал. Спасибо, батюшка, за все! Поеду я, поздно уже, - и я как можно быстрее покинул этот гостеприимный дом.

- Я буду за тебя молиться, - услышал я послед.ние слова отца Николая.

Пока я ждал электричку, несколько раз в голову приходила мысль вернуться к священнику, но я гнал ее от себя, я должен был решить проблемы сам!

Сидя в вагоне, я продумал план действий. Фактом является то, что раз я не добыл Крест, то и инициации не будет. Думаю, что убивать меня в этом случае не станут. Я очень надеялся, что меня просто с позором выгонят, как не оправдавшего надежд, а жизнь моя войдет в прежнюю привычную колею.

К большому удивлению, квартира моя была пуста. На столе лежала записка:

"Зергос, я сегодня ночую у Мастера, это его воля. Вернусь завтра. Локи".

"Ну что же, баба с возу, кобыле легче", - подумал я, стаскивая промокшие ботинки. В это мгновение зазвонил телефон.

- Привет, - раздался в трубке флегматичный голос Локи. - Ну как? Добыл?

- Нет, к сожалению. Весь день около церкви проторчал, никто так никуда и не поехал.

- Да-а-а-а. Мастер будет в гневе, он завтра ждет тебя в 12.00 в известном месте.

- Хорошо, спокойной ночи, - и я положил трубку.

 

28 января 1998 года, Москва

 

Электричка остановилась у станции Перхушково, и мы вышли на платформу, зашагав в сторону дачи. Неожиданно Стас напрягся, взяв меня за руку, но не сбавляя хода.

- Дэн, сейчас запрыгиваем обратно в электричку, быстро! - прошептал он.

Раздалось шипение, вагонные двери дернулись. Придерживая их руками, мы заскочили обратно, и поезд тронулся. Проследив направление взгляда Стаса, я увидел короткостриженого мужчину, который бежал по платформе и на ходу что-то кричал в мобильный телефон.

- Стас, это кто?

- Это тот самый "браток", который встретил меня около лабораторного корпуса.

- Блин! Как же они нас вычислили?! - моему изумлению не было предела.

- Профи, ничего не скажешь. Дэн, что же теперь делать? Они нас на следующей остановке могут взять тепленькими, если на машине удастся обогнать электричку.

- Надо прыгать!

- На ходу!?

- Сорвем стоп-кран!

- И попадем в руки дорожной милиции.

- Может быть, попадем, а на "Здравнице" нас схватят почти наверняка. Стас, решаем быстрее, скоро остановка.

- Была не была!

Мы прильнули к окну в поисках подходящего места. Впереди показался железнодорожный переезд.

- Дэн, прыгаем сразу после переезда - чем ближе к трассе, тем лучше. Раздвигаем двери, - в лицо ударил сильный поток морозного воздуха. - Держи двери, а я - к стоп-крану! - командовал Стас.

Мимо меня промчался железнодорожный шлагбаум, и тут же в уши ударило громкое шипение сорванного стоп-крана. Поезд дернулся и начал быстро сбрасывать ход.

- Не будем ждать полной остановки, - прокричал Стас. - Приготовься!

Поезд почти остановился, Стас вернул ручку стоп-крана на место и мы прыгнули в глубокий снег. Я приземлился неудачно, слегка подвернув ногу. Стас помог мне выбраться из снега, мы вскарабкались на насыпь и двинулись в сторону переезда. Слава Богу, мы ехали в предпоследнем вагоне, на улице уже смер.калось, а электричка начала набирать ход, медленно удаляясь. Никаких преследователей видно не было.

Выйдя на Можайское шоссе, мы привели себя в порядок и решили поймать такси, но прежде надо было обсудить дальнейшие действия. Я присел на пенек

- Стас, у меня есть ключи от квартиры, которую организовал мне отец. А ты, может, езжай домой? Сколько тебе еще можно терпеть из-за меня?!

- Дэн, брось! До квартиры еще добраться надо, а у тебя нога больная. Еще неизвестно, что с ней. Кстати, сильно болит?

- Болит, но, думаю, ничего страшного нет, просто растяжение. Ты и так сделал для меня много. Больше я не хочу рисковать собой. И не спорь!

- Дэн, ну подожди, не пори горячку, давай я тебе помогу.

- Не надо, поверь. Мне лучше одному, я прошу тебя.

- Нет, Дэн. Ты сейчас возбужден, тебе и так тяжело, а две головы лучше, чем одна. Я уеду домой, как только ты нормально устроишься, договорились?

- Ну хорошо. Спасибо тебе, Стас!

- Да чего там.

Через 5 минут у обочины притормозил старенький "жигуленок", Стас махнул рукой, и мы уселись на заднем сидении, за время пути никто не проронил ни слова.

Мы благополучно миновали милицейский пост на пересечении с МКАД и въехали в город. Через полчаса машина остановилась около типовой многоэтажки в Олимпийской деревне.

Вечером разговор со Стасом не клеился - слишком сильны были переживания минувшего дня. Мы рано разошлись по комнатам, очень хотелось спать.

Я уже было собрался лечь в постель, как перед глазами мысленно возник лик святителя Николая, каким он изображен на иконах.

- Спасибо тебе, отче Николае! - зашептали губы сами собой. - Только благодаря тебе, твоей помощи я жив до сих пор. Спасибо! - уже не в первый раз появилось удивительное чувство, как будто святой находится совсем рядом. Ты не слышишь его, не видишь, но на душе становится тепло, в ней поселяется покой и умиротворение, как это бывает после общения с близким любимым человеком. Эту ночь я проспал глубоким крепким сном, без сновидений.

 

* * *

В последний раз у дома Распятого наказание наставника было особенно сильным... Я очнулся лежащим на мостовой с разбитым в кровь лицом, голова сильно болела, суставы нещадно ныли, будто их выкручивали. С трудом я добрался до дома, допил из горлышка остатки водки в чекушке и рухнул на кровать. В послед.нее время в моей жизни все меньше и меньше радости, наставник все чаще и чаще требует от меня выполнения его приказов, все меньше и меньше вещей я делаю по собственной воле, все горше вспоминать свою беззаботную юность, когда бабушка была еще жива, когда я еще не сделал окончательного рокового шага...

 

 

25 апреля 1983 года, Ленинград

 

На следующий день в 11.45 я спускался в подвал. Мастер уже был там, он сидел за угловым столиком, прихлебывая кофе из большой кружки.

- Ну, чем похвастаешься, - последовал вопрос, не успел я еще усесться на стуле.

- Плохо, - состроил я скорбную физиономию, - я не оправдал ваших надежд, раздобыть Крест мне не удалось.

Повисла длинная пауза, два сверкающих злобой глаза сверлили меня насквозь.

- Насилия и не будет, не будет, не будет, - неожиданно забормотал Варгот, - он сделает выбор сам, сделает сам, сделает сам...

- Не понял, это вы мне? - поинтересовался я.

Варгот словно стряхнул с себя оцепенение:

- Нет ничего, ерунда. Да... Так о чем мы... Ну не смог достать Крест - это ерунда. Будем считать, что это задание останется за тобой.

- А как же инициация? - опешил я.

- А наставник на что? - лицо Мастера исказила жуткая усмешка, он полез в карман и вытащил позолоченный Крест на массивной цепочке. - Вот это сегодня передал мне ты, успешно выполнив задание, поздравляю! - опять раздался дикий хохот. - Ну что, брат, до послезавтра? - два злых глаза не мигая смотрели на меня.

- Я не хочу проходить инициацию и становиться членом вашего братства, - с усилием, медленно, почти по слогам произнес я. Мне казалось, что сейчас небо упадет на землю. Я был готов к крику, гневу, побоям, к чему угодно, но только не к тому, что произошло.

- Ну что же, сатана никого не неволит. Это твой выбор. Но учти, выбор этот тебе сделать суждено лишь один раз, больше такой возможности уже не представится. Все преимущества жизни с нами я тебе описал, кое-что немногое ты увидел сам. Как живут хрюсы, ты тоже видел. Иди, думай, завтра вечером я сам приеду к тебе.

Мое удивление длилось не слишком долго. "В конце концов все благополучно закончилось, и нечего голову ломать над этим", - подумал я.

 

На следующий день утром я пошел в школу. Маша опять не давала мне прохода, она очень изменилась: под глазами появились темные круги, взгляд потух, а из глаз изливалась нечеловеческая тоска.

- Что ты со мной сделал? - услышал я в очередной раз вопрос, заданный тихим изможденным го.лосом. - Я ничего не хочу и не могу делать - ни спать, ни есть, ты меня заколдовал как будто. Отпусти меня, Коленька, ну пожалуйста, я так больше не могу, поверь!

- Маша, если бы я мог. Ты попробуй в церковь сходи, может, там тебе помогут, а я ничего не смогу для тебя сделать, сам попал так, что дальше некуда...

Я шел домой не спеша, размышляя о своей жизни. Что теперь делать, что будет с бабушкой? Я понимал, что обратно ничего не вернешь, и прежней жизни уже не будет, хотя... Отец Николай говорил что-то о возможности покаяния, в котором человек очищается от всего скверного, что совершил в жизни. Надо будет съездить к нему, посоветоваться. Мысли мои прервал женский крик из соседнего двора-колодца. Не раздумывая, я бросился туда. Моему взору открылась отвратительная картина: пятеро подонков пы.тались затащить в подвал молоденькую девчушку, почти еще ребенка. Двоих из них я узнал, это были парни из соседнего подъезда: нигде не работающие восемнадцатилетние алкаши. С одним я был даже знаком - здоровались при встрече. Он меня тоже узнал.

- Ты, Колян, шел бы отсюда подобру поздорову, а то дружбаны мои сегодня не в настроении, - его пьяные глаза были налиты кровью.

- Вован, ты же меня знаешь, я не уйду и постоять за себя сумею, убирайтесь-ка вы сами, да побыстрее.

Державший девочку парень отпустил ее, и она стремглав бросилась наутек. Только сейчас я обратил внимание, что он один значительно старше всех остальных. На вид ему было не меньше тридцати, лицо украшал безобразный шрам, а руки были покрыты татуировками.

- Я, петушок, вчера только с зоны откинулся, баб семь лет не видел, а ты мне весь кайф сломал. Придется отвечать! Его голос был сиплым, а глаза горели нешуточным огнем, на губах блуждала нахальная ухмылка. Недолго думая, я угостил эту смеющуюся физиономию хуком справа - это был мой коронный удар, который и сейчас удался на славу: парень упал навзничь и лежал, не двигаясь. Повисла секундная пауза. Опомнившись, дружки поверженного "делового" набросились на меня. Я отбивался как мог, но силы были явно неравны. Вскоре очухался и бывший зэк, который в этой компании явно был заводилой.

- Ах, сука! - орал он во все горло, - кончай его! - я был не в силах сопротивляться. Мне скрутили за спиной руки, а зэк начал избивать меня ногами.

- Вали его на землю! - Приказал зэк. Меня прижали к земле так, что не мог пошевелиться. Зэк медленно приближался, неся в руках огромный булыжник. - Ну вот и все, птенчик, настал тебе конец.

Вдалеке раздался вой милицейской сирены. Звук быстро приближался.

- Корень, валим! - Один из державших меня парней побежал к арке.

- Ну ладно, птенчик! - Зэк отбросил булыжник в сторону. - Я не прощаюсь, тебе все равно не жить, сука!

Через полминуты во двор вошли трое милиционеров.

- О, опять алкаши что-то не поделили! - сержант всем своим видом изображал глубочайшее презрение.

- Товарищ сержант, тут было пятеро подонков, они хотели девочку изнасиловать, я вступился, а они решили мне отомстить, я знаю двоих из них, они в соседнем дворе живут.

- Слышь ты, у меня таких товарищей нет, не было и не будет. Ты мне еще расскажи, что ты английскую королеву спас, - двое других милиционеров громко заржали. - Значит, так: заниматься вашими разборками я не стану, мне и смотреть на тебя противно. Мы сейчас тихонечко уйдем, а ты и думать забудь, что есть такая организация, как милиция. Решишь кинуть заяву - пожалеешь!

Я сидел на полу и смотрел на удаляющиеся спины "народных защитников".

Часа через 2, приняв ванну, я сидел на кухне и заклеивал ссадины на лице, вооружившись бабушкиным маленьким круглым зеркалом на подставке. На душе было настолько мерзко, будто туда не просто наплевали, но устроили общественный туалет. Самым страшным во всей этой ситуации было то, что эти подонки, похоже, на самом деле не уймутся, а ждать помощи было неоткуда.

Неожиданно резко в прихожей прозвенел звонок, я вздрогнул, а через мгновение на цыпочках пошел к двери. Заглянув в глазок, я не смог подавить вздох облегчения: за дверью стоял Варгот.

- О, Зергос, я смотрю тренировки в вашей секции проходят весьма серьезно. Чаем напоишь? - голос Наставника был, как всегда, спокоен.

- Проходите, - только и смог вымолвить я. Усадив Варгота на кухне, я поставил чайник на плиту, после чего сел напротив. - Меня тут пятеро подонков убить хотели, менты помешали, но те обещали, что доведут дело до конца.

- Вот-те на! Непобедимому боксеру досталось на орехи! Ну и что думаешь делать? Завещание уже написал?

- Варгот, мне действительно не до смеха. Ума не приложу, что делать - и в милицию не пойдешь, они только издевались надо мной.

- Вот смотри, брат Зергос, у тебя возникла в принципе совершенно ничтожная проблема, которую любой из наших "братьев" решит сходу, а ты уже лежишь поверженный лапками кверху.

- Вы хотите сказать, что сможете с ними справиться? - робко спросил я.

- Я?! С этим никчемным быдлом? - кухню сотряс дикий хохот. - Брат, неужели ты мало видел? Неужели у тебя есть сомнения в том могуществе, которое дает сатана тем, кто верен ему? Посиди-ка минутку тихо.

Глаза Варгота закрылись, губы что-то беззвучно шептали. Вдруг по его телу пробежала судорога, глаза открылись, но они были совершенно безжизненны, а лицо превратилось в маску. Через несколько секунд лицо Наставника приняло обычное выражение, губы растянулись в ехидную усмешку:

- Ну что, Зергос, пойдем решать твою проблему, - он стремительно встал из-за стола и направился к двери, я бросился следом, спешно обулся, схватил куртку и выбежал на улицу. Варгот быстро шагал в сторону сквера у моего дома, я догнал его уже у самого входа. Практически сразу я заметил эту пятерку: громкий хохот сотрясал всю округу: они пили пиво, расположившись на двух скамейках, стоящих напротив друг друга.

- Я останусь здесь и помогу тебе, а ты иди, можешь сделать с ними все, что захочешь, и ничего не бойся, вперед! - подтолкнул меня в спину Варгот.

- Кого я вижу! - осклабился зэк, увидев меня, - Петушок сам к нам пришел.

Я обернулся. Наставник стоял у входа в сквер, глаза его были прикрыты, а губы что-то шептали.

- Ну иди смелее, - продолжал зэк с мерзкой ухмылкой на лице, - больно не буд... - он резко осекся, как только я посмотрел ему прямо в глаза. Несколько мгновений мы молча стояли друг напротив друга, пока я не ощутил прилив огромной внутренней силы, сопровождавшийся неописуемым наслаждением, ощущением полной власти и могущества: безраздельного, неограниченного и разрушительного.

- Ну говори, говори дальше, - тихо прошипел я. Зэк изменился в лице, губы его задрожали, ноги подкосились, и он рухнул на колени, на светлых брюках между ног стало расплываться темное пятно.

- Не надо, прошу не надо, - плаксиво залепетал он. Мои руки дрожали, а голова горела огнем.

- Что же ты замолчал, почему остановился? - я говорил каким-то чужим голосом, от которого у самого побежали мурашки по коже.

- Нет, прости меня, я не хотел, я не буду...

Дикий хохот помимо воли вырвался из меня:

- Прости, говоришь?! Это ты проси у Распятого! Я же буду карать! Карать! Карать! - мой голос перешел в крик. - Так вот, ублюдок, сейчас ты и твои дружки будете делать то, что я прикажу!

Один из парней бросился наутек. Взглядом я толкнул его в спину. Ноги парня оторвались от земли, он пролетел метра два и плашмя рухнул на асфальт, так и оставшись лежать неподвижно. Трое других, казалось, присохли к скамейке, смотря на меня полными ужаса глазами.

- Нет, нет, не надо, - в голос зарыдал зэк, начав облизывать мои ботинки. - Умоляю, не надо, умоляю!!!

Невозможно и передать все наслаждение от этого ощущения власти. Не помню, сколько времени это длилось - вся компания дружно исполняла любую мою команду, даже самую унизительную, в ужасе толкая друг друга. Вволю насладившись новыми ощущениями, я вернулся к Варготу.

- Я в тебе не ошибся, Зергос. Ты будешь великим последователем нашего господина! Тебе понравилось? - он широко улыбался.

- Это было невероятно! - подтвердил я. - Как я мог отказываться от ТАКОГО?! - моему восхищению не было предела, страстное возбуждение еще не покинуло меня. Выйдя на Большой проспект, мы расстались с Варготом, договорившись встретиться завтра в 19.00 у железнодорожных касс Витебского вокзала...

 

 

30 января 1998 года, Москва

 

Часы показывали 9.30 утра. По квартире распространялись аппетитные запахи, а с кухни доносилось характерное позвякивание посуды. Там вовсю орудовал Стас.

- Что я вижу, - искренне удивился я, протирая заспанные глаза. - Стас! Ты решил освоить кулинарное искусство!?

- Ну так не боги горшки обжигают! Между прочим, я уже в магазин сгонял, пока ваша светлость почивали!

- Стас! Вот не ожидал от тебя! А что ты готовишь?

- Яичницу с помидорами по твоему ре.цепту. Так сказать, закрепляю полученные теоретические знания.

- Я в душ - и через 5 минут за столом!

Мы позавтракали, и Стас заторопился на работу. Его шеф очень лояльный руководитель, но, как известно, любому терпению приходит конец. Стоя у входной двери, я тепло обнял друга.

- Стас! Спасибо тебе огромное! Запомни, я твой должник по гроб жизни.

- Дэн, да чего там, - слегка покраснел он. - Обращайтесь, если что!

Мы расхохотались. Взяв с меня слово не выходить из квартиры, Стас покинул мое временное жилище. Стало одиноко и грустно.

Около полудня зазвонил телефон.

- Добрый день, Дениска! - голос отца был бодр и даже весел. - Как настроение, как прошла ночь?

- Да нормально. Скукотища, сижу тут, как медведь в берлоге.

- Ну, ничего, сынок. Конечно, на тюремных нарах было бы веселее...

Я поперхнулся.

- Отец! Ну и шутки у тебя!

- Ну ладно, ладно, уж и пошутить нельзя, - ответил отец сквозь смех.

- Я вообще не понял, а чему мы так рады?

- Ты знаешь, смех смехом, но если Бог на самом деле есть, то Он на твоей стороне - это точно!

- Что случилось, - насторожился я.

- Во-первых, я, кажется, решил, что с тобой делать - все складывается весьма оптимистично, а во-вторых...

- Погоди, па, а что ты, собственно, решил?

- Не по телефону, сын. Могу сказать, что сидеть тебе в твоей берлоге придется максимум до следующей пятницы.

- Ничего себе! Еще целую неделю, да я тут с ума сойду!

- Ничего, посидишь, подумаешь о жизни, о своих проблемах, глядишь, что-нибудь интересное надумаешь. А во-вторых, у тебя появился очень серьезный покровитель.

- И кто же это? Отец, не томи!

- Александр Иванович Соколов, визитку которого я вчера нашел в твоем столе, в настоящий момент исполняет обязанности ушедшего на пенсию заместителя генерального проку.рора России. Его официальное назначение - дело ближайшего времени. Более того, именно он ведет твое дело.

- Вот это да-а-а-а, - только и смог произнести я. - Ну так а зачем тогда мне здесь торчать, если, как ты сказал, он согласен мне помочь?

- Не все так просто, сынок, ты очень удобная кандидатура на роль "козла отпущения". Слишком серьезные силы заинтересованы в том, чтобы поскорее закрыть это дело, придав ему вид своего рода несчастного случая. Сам понимаешь, лучше тебя человека не найти. А силы вмешались настолько серьезные, что даже зам. генерального не может тебя легко отмазать. Хотя, согласись, верить тебе сходу он тоже не обязан. Другое дело, что сам он искренне сомневается в твоей виновности, исходя из материалов дела. Так или иначе, мы уже выработали с ним план действий относительно тебя, но по телефону я тебе ничего не скажу. Из дома ни ногой, никому не звони, сиди тихо, веди себя хорошо! Еды хватит на ближайшее время?

- Думаю, хватит, Стас вроде затарил холодильник, - кислым тоном произнес я.

- Да, чуть не забыл, пока будешь там прохлаждаться, напиши самым подробнейшим образом свои показания относительно всего, что произошло в тот злополучный вечер. Чем подробнее напишешь, тем лучше для тебя. Пиши буквально все, даже визиты в сортир.

- А в какой форме писать? На чье имя?

- Так на имя Александра Ивановича и пиши. Форма свободная, обязательна твоя подпись и дата в конце этого сочинения, а также на каждой странице.

- Хоть какое-то занятие.

- Все, пока, мне пора делами заниматься, не хандри там, сегодня вечерком еще созвонимся.

- Пока, пап, спасибо тебе за все, - в трубке раздались прерывистые гудки, началось тоскливое ожидание неизвестно чего...

После обеда я не нашел ничего лучшего, как завалиться спать...

Каждое движение давалось мне с огромным трудом, будто я находился в очень плотной и вязкой среде, а стоящий напротив Ко.лобов двигался удивительно быстро, а удары его были хлесткими и точными. Я весь дрожал от злости, что никак не мог врезать ему как следует: мои удары были вялыми, он без труда от них уходил. Вдруг появилась Лена с перекошенным от злобы лицом, ее отвратительная страшная физиономия медленно приближалась, к моей шее тянулись выпачканные в крови руки. Скованный ужасом, я не мог произнести и слова: из горла вырывался какой-то шепот. Наконец мне удалось набрать полную грудь воздуха и что есть мочи крикнуть:

- Мама-а-а-а-а-а!!!

Меня обдал мощный поток прохладного ветра, и все исчезло. Мама стояла в отдалении и с любовью смотрела на меня.

- Сынок, - раздался ее ласковый голос, - я молюсь за тебя, но и ты уж не забывай это делать, прошу тебя!

Я открыл глаза, голова была тяжелой, а лоб в испарине. "Где же я возьму здесь молитво.слов?" - пришла в голову первая мысль. В том, что мне необходимо и дальше читать акафист святителю Николаю, не было ни малейшего сомнения. Машинально я направился в коридор и к великому удивлению обнаружил во внутреннем кармане куртки молитво.слов, найденный на даче. Как он туда попал, было для меня загадкой. В конце концов, решив, что я сам случайно его туда положил, я отправился читать акафист. С каждым разом старославянский текст становился мне все понятнее, я уже мог различать некоторые факты биографии святого, а при чтении все сильнее возникало ощущение того, что я не просто бубню непонятные слова, а общаюсь с человеком, чувствуя его душевное тепло, понимание, сочувствие, а главное - желание и возможность помочь...

 

 

27 апреля 1983 года, Ленинград

 

Этот священник был очень похож на отца Николая, а вот и моя бабушка, только гораздо мо.ложе, она прижимает к себе годовалого мальчугана с круглыми большими глазами, с интересом озирающегося вокруг. Они вместе с другими взрослыми и детьми расположились в церкви полукругом перед крещальной купелью. Батюшка читает молитвы...

- Отрекаешися ли от сатаны и всех дел его, и всей гордыни его, и всех ангелов его? - и все отвечают: "Отрекаюся".

- Отреклся ли от сатаны и всех дел его, и всей гордыни его, и всех ангелов его? - "Отрекохся", - шепчут бабушкины губы.

- Дуньте и плюньте на него, - велит батюшка. Мальчуган будто все понял: широко открыв рот, что есть мочи дунул и плюнул. Затем все повернулись к алтарю.

- Сочетаешися ли со Христом? - "Сочетаваюся", - тихо отвечают люди.

- Сочетался ли еси Христу? - "Сочетахся".

Чин идет своим чередом, пока детей не начинают окунать в купель. Бабушка раздевает мальчугана, он серьезен и спокоен в отличие от других детей, заливающихся громким плачем. Сильные руки батюшки берут мальчугана: "Крещается раб Божий Николай во имя Отца, Аминь, и Сына, Аминь, и Святаго Духа, Аминь". Я выныриваю из чудесной благоухающей воды, батюшка отдает меня бабушке, которая заботливо укутывает меня в простыню. Воздух вокруг будто соткан из потоков света, непере.даваемое ощущение счастья наполняет меня изнутри. Я сижу у бабушки на руках, а батюшка говорит проповедь:

- ...Сегодня вы получили бесценный дар, очистив и исцелив свои души в крещальной ку.пели. Души ваши есть самая большая ценность в этом мире, берегите же их, храните в чистоте и верности Богу. Сатана - враг рода человеческого - жаждет заполучить как можно больше душ людей, но покупает он их за пятак, за мелочь удовлетворения нашей гордыни и низких страс.тишек...

Мы с бабушкой выходим из храма, чудесный свет остается позади, а спереди надвигается зловещая черная туча. Она резко увеличивается в размерах, пытаясь нас поглотить, бабушка кидается обратно в церковь, но путь преграждает Варгот с перекошенным от злобы лицом.

- Уйди, пусти нас, пусти! Пусти! - я сидел на кровати, а губы шептали сами собой: пусти... пусти... пусти... Будильник на тумбочке показывал 4.20 утра, больше в эту ночь я не смог уснуть: множество самых разнообразных мыслей роилось и сталкивалось в голове. В последнее время я обратил внимание на то, что во мне как будто живут два человека: один осторожный, мягкий и добрый, а другой - более сильный, властный и злой. Все чаще второй одерживал верх. Вот и сейчас первый тянулся к тому священнику, которого я видел во сне, второй же не мог забыть того наслаждения, которое я испытал накануне в сквере. Испытать нечто подобное хотя бы еще раз стало для меня навязчивой идеей. Казалось, никакая сила в мире не заставит меня отказаться от этого.

День прошел в томительном нетерпеливом ожидании, подробности сна постоянно всплывали в памяти, но я гнал их, пытаясь избавиться от серьезных мыслей о том, что должно было произойти в этот вечер. "Я взрослый человек, принявший самостоятельное решение. Я особенный, избранный высшими силами для особого служения, я не хочу и не смогу жить так, как живут все эти мелкие людишки вокруг", - так затыкал я робкий голос моего первого "я".

Часы на фасаде Витебского вокзала показывали 18.55. Варгот уже ждал меня: как всегда, в полном спо.койствии, он стоял в углу зала касс пригородных поездов.

- Ты сегодня вовремя, молодец, твой поезд через 10 минут, пойдем, я посажу тебя в вагон, - мы двинулись вдоль платформы, у которой уже стояла электричка.

- Ты поедешь в этом вагоне, в Красницах на платформе тебя встретит Локи, а я поеду следующей электричкой.

- Но к чему такая конспирация?

- Ты все понял? - проигнорировал мой вопрос Варгот.

- Да.

- Вот и отлично.

Я шагнул в тамбур и, развернувшись попрощаться с Наставником, нос к носу столкнулся с отцом Николаем, входящим в вагон.

- Коля, здравствуй, вот так встреча! - расплылся он в радушной улыбке.

- Это что еще за козел?! - зло прошипел Варгот за спиной священника.

Батюшка резко обернулся, их глаза встретились. У Наставника на лице появилось уже зна.комое мне выражение - мертвая маска, а губы начали беззвучно шевелиться. Отец Николай слегка покачнулся, но удержался на ногах, ухватившись за поручень. Из-за спины я не видел лица священника, но слышал, как он шепчет какую-то молитву. Лицо Наставника исказилось гримасой боли. Когда же отец Николай, сложив особым образом пальцы правой руки, перекрестил Варгота, тот упал на колени и, подняв голову вверх, нечеловеческим, каким-то звериным утробным голосом прорычал:

- Хватит, больно, не тронь меня, жжет!

- Оставь парня в покое! - властно потребовал священник.

- Он идет ко мне по своей воле, - казалось, что от горящих огнем глаз Варгота можно было при.курить.

С громким шипением двери вагона захлопнулись, и поезд тронулся с места, а Варгот так и остался на платформе.

- Ну что, Коля, не отпустили тебя твои "братья"? - священник был совершенно спокоен. Я же не мог вымолвить ни слова, первым желанием было убежать подальше от этого человека. Я потянулся рукой к двери, ведущей в соседний вагон.

- Ты боишься со мной разговаривать? Боишься так же, как и твой учитель?

- Я ничего не боюсь! - дерзко сказал я.

- Ну тогда пойдем присядем, поговорим, вон скамейка в углу свободна.

- Что это было, там, на платформе, что вы сделали с Наставником? - с вызовом спросил я.

- Твой "брат" напал на меня, вернее не он сам, а бес, который в нем сидит.

- Какой такой бес? - я определенно не понимал о чем идет речь.

- Эх, Коля-Коля, - покачал головой священник, - с такими знаниями, а вернее, с их полным отсутст.ви.ем ты ввязался в столь серьезные игры. Слушай меня внимательно. Параллельно с нашим видимым материальным миром существует мир невидимый - духовный. Этот параллельный мир населен особыми существами: добрыми - ангелами и злыми - бесами.

- Отец Николай, простите, но я уже вышел из того возраста, когда верят в сказки! - нагло перебил я священника.

- Коля, это не сказки. Ты выслушай меня спокойно и поймешь, что есть истина в моих словах. Так вот. Бесы раньше тоже были ангелами, созданными Богом, пока самый главный среди них - Денница - не возгордился своим положением. Он был ближе всех к Богу! Но как всегда и бывает, за гордостью следует ее сестра-близнец - зависть. Да, он был ближе всех к Богу, но Бог-то выше его самого! И вот этот безумец восстал против своего Создателя. Ему удалось переманить на свою сторону множество ангелов. На небе была война, Денница с войском побежден и изгнан с неба, низвержен во ад вместе с совращенными ангелами, которые стали называться бесами, а их предводитель - сатаной, или диаволом. Находясь рядом с Богом, они купались в Его любви, Бог был всем для них, самим смыслом их существования. Но вот они лишились этого счастья, лишились навсегда. И осталась у них только злоба - жуткая и ни с чем не сравнимая, а выплеснуть ее они могут только на нас, людей - любимейшие творения Божии. Мечтой любого беса является заполучить тело человека в свое пользование.

- Это как это?

- А буквально - вселиться в тело человека, подавить его волю, подчинить себе его действия. Бес лишен возможности получать удовольствия, доступные человеку, поскольку лишен тела. Вот он и действует подобно вампиру. При этом чувства человека усиливаются, он становится намного более страстным, ненасытным в наслаждениях, а сами чувства перестают быть человеческими, но становятся звериными. Например, сексуальные извращенцы, творящие мерзость в глазах Бога, реально испытывают большее наслаждение по сравнению с нормальными людьми. Эти наслаждения подобно алкоголю для пьяницы или наркотику для наркомана становятся целью их жизни, а источник этой страсти тебе уже известен.

- Но почему же тогда Бог допускает это? Почему Он вообще не оградит человека от этих самых бесов?

- Резонный вопрос, на него есть не менее резонный ответ. Бог допускает подобное потому, что такова Его святая воля... Только не всех такой ответ устраивает, - усмехнулся батюшка после короткой паузы. - Видишь ли, мы можем видеть лишь небольшой отрезок нашей жизни, Богу же она открыта вся целиком. Нам трудно даже предположить те или иные причины в действиях Бога по отношению к нам. Вот смотри, на твоем собственном примере разве не очевидно, что Господь оберегает тебя от неправильных поступков? Разве эти две встречи со мной - с виду абсолютно случайные - тебя не наводят на определенные мысли? Разве Господь не заботится таким образом о тебе? - возразить мне было нечего, а отец Николай продолжал.

- Кроме того, Господь не может силой навязывать нам Свою волю с кем нам быть: с Богом или с дьяволом. В конечном итоге решать нам, по какому пути идти: к Богу или к сатане, поскольку человек создан СВОБОДНОЙ личностью по образу Самого Бога! Вот тебе хочется, чтобы тебя любила некая девушка не потому, что ей искренне нужен ты, а потому, что ее заставили?

Священник попал в точку! Я вспомнил Машу, которая после первой оргии с "братьями" бегала за мной как привязанная, но стала мне абсолютно отвратительна.

- Вот и Господь оберегает свободу каждой созданной Им личности, - продолжал отец Николай. - И бесы - бывшие ангелы - тоже Его творение, они тоже таким образом самореализуются до времени Страшного Суда, когда Господь Иисус Христос придет на землю во второй раз. Вот тогда и будут все бесы вместе с диаволом низвержены во ад окончательно. Здесь важно помнить то, что без воли Божией, без Его попущения ни один бес НИЧЕГО не может сделать с человеком. Иными словами, чем человек ближе к Богу, тем сильнее он защищен от нападок сатаны, но это не значит, что он абсолютно избавлен от них. Каждый христианин - это воин Христов! С другой стороны, чем человек дальше от Бога, тем он больше оказывается во власти диавола. Вот такая, Коля, арифметика.

- Это ложь! - горячо воскликнул я. - Вчера днем наставник помог мне ощутить ту власть, которую дает людям сатана, - и я описал ему события, произошедшие в сквере.

- Коля-Коля, - покачал головой батюшка. - Неужели тебе не стыдно, неужели ты не понимаешь, что то, что произошло, просто ужасно и отвратительно! Кто дал тебе право быть судьей?!

- А что, по вашему, мне надо было спокойно ждать, пока меня убьют?!

- Нет, я говорю совсем о другом. Ты защитил девочку, совершив благородный поступок. Господь тебя спас от насилия, разве не так?

- Но они избили меня! Меня вообще чуть не убили!

- Избили, говоришь? А кто говорил, что воевать легко? Кто утверждал, что на войне не бывает ран, не бывает больно? Ты спас невинную душу от поругания, ты СПАС ЧЕЛОВЕКА, ты понимаешь ЧТО ты сделал? Господь сказал, что нет подвига выше, чем душу свою положить за ближнего своего. Ты был готов это сделать. Сам того не осознавая, ты стал воином Христовым, сражающимся со злом. И ты решил, что с тебя и пылинка не может упасть в этом сражении? И потом, тебя только припугнули, с чего ты взял, что они обязательно привели бы свои угрозы в исполнение? Но что сделал ты при помощи своего учителя? Ты вынес приговор и фактически привел его в исполнение, став орудием в руках бесов. Коля, скажи откровенно, неужели у тебя в душе ничего не восставало против того, что ты совершил?

- Было дело, - угрюмо согласился я и рассказал про два "я", борющиеся во мне.

- Ну слава Богу! - перекрестился отец Николай. - Это совершенно нормальное явление. Вообще очень мало поступков в этой жизни мы делаем полностью по собственному желанию. В нас постоянно борется голос совести, суть голос Божий - это твое "первое я". Совесть есть у каждого человека, это неотъемлемый атрибут души, сотворенной Господом. Когда человек встает на греховный путь служения злу, то он пытается всеми силами заглушить в себе этот голос, который мешает вести неправедный образ жизни. Второе твое "я" - это бес, твой "персональный" падший ангел, который и пытается направить тебя в погибель, совратить с верного пути. Настал, Коля, в твоей жизни момент Истины, когда надо сделать выбор. Господь тебе открыл все, ты знаешь достаточно для того, чтобы с полным осознанием сути дела принять решение. Но сделать это можешь только ты сам, никто не вправе тебя заставить.

- Но почему те, кто служит Богу, не имеют такой власти? - спросил я после долгой паузы.

- Почему же не имеют? - удивился отец Ни.колай. - История нашей Церкви знает очень много подвижников, которые получили от Господа бо.гатейшие дары. Возможности твоего наставника ничто по сравнению с ними! Кстати, если ты успел заметить, то и против меня он оказался бессилен, тебя это не наводит на размышления?

- Наводит. Но почему же тогда с другими людьми он делает то, что хочет?

- А с какими людьми, ты не задумывался? Кем был твой зэк? Какие дела он творил? С кем он жил - с Богом или с диаволом, как ты думаешь? Кому он служил всеми своими делами и поступками, кому САМ СЕБЯ отдал в руки? Ответ очевиден: какому господину служишь, тот тебя и судит, а сатана очень жестокий господин.

- Но почему все же ваш Бог не дает тем, кто верует в Него и служит Ему, таких способностей, которые продемонстрировал мне учитель? - не унимался я.

- Коля, ты никак не можешь понять простую вещь: сатана - это цепной пес, который может укусить только того, до кого дотянется, вернее, до кого ему позволено будет дотянуться. Я уже сказал тебе, что есть много святых, которые имели исключительные дары от Бога, только все их действия были направлены на исполнение воли Бога. Диавол - разрушитель, и то, что тебе продемонстрировали, лишнее тому подтверждение: он играет на удовлетворении низменных страстей человека. Господь же есть совершенная и всеобъемлющая Любовь, вот поэтому угодники Божии никому не мстили, но исцеляли больных, воскрешали мертвых, обличали грешников и так далее. Их дела были направлены не на удовлетворение их собственной гордыни, подчеркивание их значимости, а на прославление имени Бога, Который и дал им такие дары. Разницу чувствуешь?

В голове моей был полный сумбур. Я чувствовал какую-то глубокую великую правду, которая была в его словах, но не мог забыть и того, что произошло вчера в сквере. "А вдруг он меня обманывает, вдруг он хочет меня переманить к себе, вдруг завидует тому, что выпало получить только мне, а ему даже и не светит?" - кружились мысли в моей многострадальной голове.

- Ты куда едешь, Коля? - неожиданно спросил отец Николай. - Если ты свободен, можем поехать ко мне, как я и предлагал тебе раньше. Матушка будет рада, она часто тебя вспоминает.

Я начал всерьез колебаться. "А может, и действительно убежать от всего этого подальше?" - пришла в голову четкая мысль.

Вдруг мне стало плохо, голова закружилась, в ушах раздался шум, переходящий в свист, мышцы стало выкручивать: боль была столь же невыносимой, как бывает, когда конечности сводит судорогой. Также внезапно все прошло, на лице ощутились прохладные капли воды. Я открыл глаза и увидел озабоченное лицо отца Николая, который брызгал на меня водой из маленькой баночки.

- Это Крещенская вода, - ответил священник на мой недоуменный взгляд, - смотри, не отпускает тебя твой учитель, не отпускает...

Все последующее произошло, казалось, в одно мгновение. Дверь в вагон, находившаяся рядом с нашим сиденьем, резко распахнулась, и вошел Мирт - жрец нашего "храма". Ни слова не говоря, он вонзил огромный тесак в живот ничего не подозревавшему священнику, оборвав его речь на полуслове. Вслед за Миртом в вагон вбежали Локи и еще два "брата", они подхватили меня под руки и потащили к выходу. Мне удалось вырваться из цепких объятий, я подскочил к батюшке и обхватил его, встав на колени.

- Выбор за тобой, Коля, выбор за тобой, а на войне всякое случается, - это были последние слова батюшки, которые я расслышал. Меня грубо вытолкнули на знакомую платформу Красницы, скрутив руки за спиной.

- Пустите меня, - попытался было закричать я, но передо мной возникло уже знакомое безжизненное лицо Наставника, голова закружилась, уши опять наполнил какой-то вой, и я провалился в темноту.

Я очнулся на знакомой поляне, сидя на земле, привалившись спиной к стволу дерева. Наставник поил меня из термоса каким-то пахучим горьким отваром. По телу начала разливаться приятная истома, головная боль почти прошла.

- Ну что, Зергос, не отпускает тебя Распятый? Не дает Он тебе стать свободным, - голос Варгота был на удивление спокоен и ласков.

- А священник мне говорил, что все наоборот, - робко возразил я.

- А это тот, кто сейчас кровь из живота пускает? Ну пусть отправляется к своему Богу, а у нас есть дела поважнее. Ты пей пока, это придаст тебе сил, а мы начнем готовиться, нам сегодня предстоит много интересного, - Варгот многозначительно подмигнул, а губы его тронула похотливая улыбка. Рядом со мной присела Локи и тихо, так что слышал только я, зашептала.

- Зергос, меня Варгот отправил присматривать за тобой, но ты беги, если хочешь, после инициации обратного пути уже не будет - это совершенно точно, - голос ее был живым, в нем чувствовалось сострадание.

Я же окончательно запутался. Воля моя была подавлена, отец Николай наверняка мертв, к кому идти - неизвестно. Можно попытаться пойти к его жене, но как показаться ей на глаза? Фактически я стал виновником смерти ее мужа. Да и Варгот не оставит меня в покое. К тому же я не был вполне уверен, что мне необходимо бежать от моих "братьев". В конце концов я сдался, решив, что пусть произойдет то, что произойдет. Отвар окончательно затуманил мою голову, мир показался прекрасным, а все грустные мысли как-то незаметно оставили меня...

Я плохо помню подробности церемонии, разум мирно покачивался в каком-то уютном тумане. Меня никто не трогал, пока Ариоки - жрица "храма", не скинула с себя белый балахон, оставшись со.вершенно голой, и подошла ко мне с блудливой улыбкой:

- Ну что, птенчик, настало время нам познакомиться поближе, - с этими словами она потянула меня в середину круга. У "алтаря" нам преградил путь Варгот, который отозвал Ариоки в сторону. Через несколько секунд она оделась и подошла ко мне со словами:

- Тебе выпала огромная честь, тебя инициирует сам Мастер, - она медленно сняла с меня балахон и подвела к "алтарю". Мастер стоял сбоку.

Далее Варгот читал слова заклинания, а я повторял их вслух. Это была клятва на верность са.тане и отречение от Христа. По окончании молитвы меня раздели и уложили спиной на "алтарь", подошла Ариоки... Меня захлестнула волна какой-то неистовой звериной страсти, подхлестываемая общей атмосферой оргии, совершавшейся вокруг.

Далее все было как в прошлый раз: озноб, поиски одежды, только вот мне не было ни стыдно, ни противно от того, что только что произошло.

Это случилось по пути домой. Мы с Варготом стояли в тамбуре. По моему телу пробежала дрожь и я услышал голос Наставника... Нет, не Варгота, а моего нового Наставника, который поселился внутри меня.

- Здравствуй Зергос, - услышал я четко внутренний голос.

- Здравствуйте, - ответил я вслух.

- Ты можешь разговаривать со мной молча, то-есть мысленно, поскольку ни одна твоя мысль не укрыта от меня.

- Кто ты?

- Я твой новый наставник.

- Как тебя зовут?

- Так и называй меня - Наставник, я буду помогать тебе, а также давать задания от нашего общего господина. Варгот скажет, что тебе делать дальше.

Я поднял взгляд на Варгота, тот улыбался.

- Ну, что я тебе говорил?! Как видишь, тебя никто не обманывал. Теперь ты свободен, у тебя новый наставник, выполняй его волю и обращайся к нему с любыми просьбами. Если честно, то я тебе немного завидую, твой наставник намного сильнее моего, так что твои возможности существенно выше моих. В "добрый путь", брат Зергос, не знаю свидимся ли, все будет так, как решит твой Наставник.

С Витебского вокзала я отправился домой. В двери торчал какой-то листок бумаги, развернув его, я прочитал:

"Коля, крепись, твоя бабушка умерла.

Мы пытались найти тебя, но не смогли, надеемся, что с тобой все в порядке. Бабушка умерла этой ночью, ее тело в больнице, мы занимаемся подготовкой похорон, крепись...

Тетя Вера и дядя Игорь".

- Ну туда ей и дорога, не будет, сволочь, доставать меня, - пронеслось в моей голове. - Что? Как же я так говорю? Ведь бабушка была самым близким мне человеком, я теперь остался один, это просто ужасно! Наставник! Что мне теперь делать? - мысленно произнес я.

- Да все правильно, туда ей и дорога, ты теперь не один, я с тобой! - голову заполнил жуткий хохот.

Оправившись от шока, я достал ключи и открыл дверь. В это мгновение распахнулась дверь соседней квартиры, и та самая тетя Вера выскочила на площадку:

- Коленька, солнышко, мне так жаль, ты уже прочитал записку, да? Не расстраивайся, мы с дядей Игорем поможем тебе, - она попыталась прижать мою голову к своей груди, но я вырвался со словами:

- Да иди ты в задницу, сука старая, не надо мне никакой помощи! И еще - не смей называть меня этим дебильным именем!

- Молодец, - похвалил меня Наставник.

- Каким же именем тебя нельзя называть, Коленька? - на соседку было жалко смотреть, она ожидала все чего угодно, но только не этого.

- А вот этим самым, которым ты назвала меня уже второй раз! - произнес я зловещим шепотом. - Меня зовут Зергос! Произнеси по слогам! - соседка стояла как вкопанная с открытым ртом. - Ты, что не понимаешь? - опять я испытал знакомое чувство наслаж.дения от власти над людьми. - По слогам: Зер-гос...

- За-зе-зе-р-го-гос, - наконец выдавила из себя соседка.

- Вот и отлично, а теперь принеси мне пожрать и побыстрее, - сказал я и захлопнул за собой дверь квартиры, абсолютно не сомневаясь, что мое поручение будет выполнено. "Браво! - похвалил наставник. - Ты делаешь успехи, только давай догово.римся на будущее: перед тем, как ты будешь от кого-то что-то требовать или вообще предпринимать какие-то действия, советуйся мысленно со мной".

"А что, могут быть просьбы, которые ты не сможешь исполнить?" - спросил я. Суставы начало вы.кручивать как тогда в электричке, когда я ехал вместе с отцом Николаем. "Не задавай идиотских вопросов! - произнес властный голос Наставника. - Тебе ясно, что я тебе сказал?"

- Да, ясно, - простонал я сквозь зубы, превозмогая невыносимую боль. "Вот и отлично", - ответил Наставник и боль сразу отступила: "Надеюсь ты окажешься благоразумным, и мне не придется в дальнейшем приступать к подобным методам твоего воспитания.

 

Через неделю позвонил Варгот.

- Зергос, нам надо увидеться, - как всегда, спокойно произнес он. Я тут же мысленно обратился к Наставнику, и тот подтвердил необходимость этой встречи.

- Я готов. Где и когда?

- Ты помнишь ту кафешку, где мы встретились в первый раз?

- Да, конечно.

- Сегодня в 18.00, - в трубке раздались гудки отбоя.

Я пришел на 10 минут раньше назначенного времени, Варгота еще не было, и я заказал графин водки и соленья.

- Привет, Зергос! - глаза Варгота горели, а на губах играла почти счастливая улыбка, таким я его еще не видел. Он налил себе треть стакана водки и одним махом опрокинул содержимое в рот. - Господин наконец-то утвердил новую жертву, эта сука давно стоит у нас поперек дороги!

- Зергос, прости, но я не понимаю, о чем идет речь?

- А Наставник тебе ничего не объяснил? Ну извини, мне лестно, что он доверил мне эту миссию. Чаще всего мы приносим в жертву разных животных, но иногда - и это большое событие для нас - в жертву приносятся люди. Это великое дело, в ходе которого высвобождается огромное количество магической энергии, мы становимся намного сильнее. Кровь живущих - лучшее удобрение для семян нового, а тот, кто стоит на вершине высочайшей пирамиды черепов, видит дальше всего.

В этот раз случай вообще особый. Одна сука всерьез стала досаждать нам. Она работает инспектором в Детской комнате милиции. Один из наших недостойных братьев год назад случайно проговорился ей о том, в какой организации состоит, и она начала следствие. Мало того, что она нарыла много чего для нас неприятного, так еще и забрасывает письмами свое начальство с требованием создать следственную группу по нашему поводу. Более того, эта сука - хрюс и тайно посещает Церковь Распятого. Мы пытались сыграть на этом, сообщив информацию ее начальству, но она на хорошем счету, и ее даже не наказали за то, за что еще лет десять назад вышибли бы из милиции со свистом. Через три дня будет главный праздник у хрюсов[12], в который нам и велено расправиться с этой стервой.

- Я обязательно буду, - сказал я спокойным тоном.

- Ты даже не представляешь, насколько удивительно это событие! - глаза Варгота горели от возбуждения. - Иначе бы ты не был таким спокойным. Пока, до встречи, о времени сбора я позвоню дополнительно, - он допил остатки водки прямо из графина и стремительно вышел.

 

В назначенный день - 8 мая - все собрались в знакомом месте в Красницах лишь под утро. Незадолго до этого на чьей-то машине привезли связанную женщину лет 35 с кляпом во рту. Лицо ее было вполне спокойным, глаза прикрыты. Служба началась своим чередом, пока женщину не вывели в середину круга, поставили на колени и вытащили кляп из рта. Она молча смотрела прямо перед собой, губы что-то шептали.

- Ты будешь жить, если отречешься от Христа и принесешь клятву верности сатане, - медленно произнес жрец Мирт.

- Развяжите мне руки, - потребовала незнакомка.

- Хорошо, - скривился в усмешке рот Мирта, он не торопясь снял веревки с рук пленницы.

Она медленно перекрестилась, сложила крестообразно руки на груди и начала громко читать молитву:

- Верую во единаго Бога Отца Вседержителя...[13]

Все это время присутствующие стояли словно парализованные, никто не мог произнести ни слова, а Варгота трясла крупная дрожь, его глаза, казалось, сейчас выскочат из орбит. Женщина медленно перекрестилась еще раз, опять сложила руки крестообразно на груди подняла лицо к небу и произнесла:

- В руце Твои, Господи, предаю душу свою, раба Твоя Елена, - она закрыла глаза и опустила вниз голову.

- Заткните эту суку!!! - раздался в оглушающей тишине душераздирающей крик Варгота. - Заткните ее, заткните, заткните!!! - его голос перешел в поросячий визг. Мирт, вооружившись знакомым уже мне ножом, за волосы уволок женщину в кусты.

Увиденное меня ошеломило: незнакомка была абсолютно спокойна, хотя прекрасно понимала, что сейчас ее ожидает. Я почувствовал в ней проч.нейший внутренний стержень, и это было не что иное, как ее вера. Перед глазами стояли глаза жертвы, когда она начала читать свою молитву, в ее глазах практически не осталось и тени страха, а в конце я уловил даже радость и счастье на ее лице. А ведь то, а вернее Тот, в Кого верила эта женщина, был недавно совсем рядом со мной, но я сделал иной выбор...

В кустах все было тихо: ни стона, ни воплей. Через несколько минут Мирт вышел, держа в правой руке чашу, наполненную жертвенной кровью, которую и пустили по кругу. Дальше все шло своим чередом.

После обычной для всех ритуалов "церкви" оргии я услышал четкий голос Наставника: "Сегодня вечером ты уезжаешь в Москву для организации работы по привлечению молодежи в местную "церковь". Через мгновение Варгот громким возгласом собрал всех "братьев" и объявил, что я покидаю их, дабы выполнить ответственную миссию в столице, мне торжественно вручили ритуальный кинжал, казалось еще хранивший тепло жертвы. Когда я покидал любимый город, с момента моей первой встречи с Варготом прошло чуть больше месяца, а мне казалось, что минуло лет десять, не меньше. Питер провожал меня на удивление солнечной погодой, которая давно уже не радовала меня. Впереди ждала полная неизвестность...

 

 

31 января 1998 года, Москва

 

Сегодня самочувствие было отвратительное. Как только моя жизнь пересеклась с этим щенком, все, буквально ВСЕ, пошло наперекосяк. Хотя, нет... Это произошло несколько ранее. Моя деятельность в Москве первый месяц шла очень удачно: я случайно наткнулся на шайку московских металлистов, которые играли в сатанинские игры, они мне в рот смотрели, выполняя все указания. Они оказались очень способными, мы быстро подготовили все необходимое для их посвящения, но все круто изменилось. Да, я даже подумал сначала, что это связано с той неудачной инициацией молодежи: нас неожиданно накрыла милиция, мы еле унесли ноги, оставив на поляне под Москвой весь инвентарь. Но на самом деле все произошло днем раньше, именно тогда моя четкая и практически постоянная связь с Наставником нарушилась, как будто в нее вкрались сильные помехи. Отношение Наставника ко мне изменилось: он стал слишком груб, будто я в чем-то провинился. Он и раньше говорил, что я, к сожалению, не смогу достигнуть духовных вершин в "церкви", поскольку был крещен в Церкви Распятого. Как же я в тот момент ненавидел свою бабку, каких адских мук желал ей, но ничего не попишешь, обратно уже ничего не вернешь. Ночью, предшествовавшей тому памятному дню, случилось еще одно событие. Я спросил Наставника об этом прямо, и тогда впервые последовало явное и сильное наказание. Я извивался на полу в судорогах, а Наставник хохотал, разрывая мой мозг изнутри. Теперь это повторяется все чаще и все сильнее, но что мне делать, я не знаю: спросить наставника прямо боюсь, а сам понять причину не в состоянии. Подрагивающие руки наполовину наполнили стакан теплой водкой из спрятанной на черный день бутылки и не.медленно опрокинули его содержимое в рот. В последнее время я стал очень много пить: только водка приводит меня в чувство после наказаний Наставника. Но что будет дальше? Все стало гораздо хуже несколько дней назад, когда я не смог исполнить простое поручение Наставника. Я даже не могу об этом вспоминать, что же случилось со мной тогда?! Мерзкий щенок и его компания!

- Зергос!

- Да Наставник, - мой лоб вмиг покрылся испариной.

- Ты должен его найти, должен!

- Да, Наставник, но как?

- Мне тебя учить?!

- Понял, Наставник, понял!

Это было очень странно: Наставник в подавляющем большинстве случаев знал все. Он мог назвать имя человека, его возраст, где он находится в данный момент, а также поведать его прошлое и будущее. Но иногда он прибегал к моей помощи для того, чтобы узнать самые элементарные вещи - вот как сейчас.

Я кинулся к книжным полкам, достал подробную карту Москвы и раскрыл ее на странице с общей картой, где город был разбит на части с указанием страниц, на которых они были изображены более подробно. Проведя правой рукой над страницей, я сразу почувствовал тепло от района Юго-запада. Открыв нужную страницу, я понял, что щенок скрывается в Олимпийской деревне, и начал водить пальцем над домами... Неожиданно свет померк, глаза безуспешно вглядывались в кромешную темноту. Издалека начало приближаться сияние. М-м-м-м-м... Как мне знакомо это сияние! Это ОПЯТЬ ОН!!! Среднего роста старец в архиерейском облачении остановился недалеко от меня. Лицо его было спокойным и строгим, но свет, исходивший от старца, казалось, проникал в меня, доходя до самой последней клеточки организма и принося сильную боль. Я прикрыл глаза, поскольку невозможно было смотреть на этот свет.

- Николай-Николай, тяжко тебе идти против рожна? - услышал я опять до боли знакомый вопрос.

- Не называй меня этим поганым именем! - заорал я.

- Так как же? - в его голосе было неподдельное удивление, - это же твое имя, и мое, кстати, и ты это прекрасно знаешь.

- Меня зовут Зергос, Зергос, Зергос! - сорвался я на истеричный визг.

- Нет, раб Божий, тебя зовут Николай, и тебе это известно. И я очень надеюсь, что ты рано или поздно примешь свое имя.

- Зачем ты пришел опять? - нервно спросил я, не в силах уже терпеть эту муку.

- Не трогай парня! - это было сказано властным тоном. "Какой же он счастливый, этот щенок... Когда-то подобное сказали и обо мне, но я оказался полным дебилом..." - неожиданно мелькнула мысль в моей голове. "Наставник, Наставник, что мне делать, я не могу больше терпеть эту боль", - пытался я найти защиту, но безрезультатно, в го.лове была полная тишина. Видение исчезло, и вскоре я пришел в себя. По приказанию Наставника я позвонил Голопупенко и сказал, что искомый подозреваемый живет где-то в Олимпийской деревне.

 

* * *

В субботу вечером я уже довольно сильно изнывал от безделья. В коридоре не горел свет с самого первого дня моего пребывания в этой квартире, и я решил исправить неполадку. Лампа в люстре была исправна - надо обследовать патрон. В шкафу в туалете я нашел необходимые инструменты и принялся за дело: так и есть, один питающий провод обломился. Да-а-а-а. Но на любимом Физфаке меня готовили на физика-теоретика: я забыл проверить, обесточен ли патрон, и случайно замкнул цепь. Последовала яркая вспышка, и верхний свет во всей квартире погас. Хорошо, что розетки были подключены к другому автоматическому выключателю на щитке в коридоре. В голову пришла запоздалая мысль, что хорошо бы было отключить питание до того, как начинать ремонт. Но, так или иначе, оно было уже отключено, я принес в коридор настольную лампу, включил ее в розетку и решил закончить дело при ее свете, а потом уже включить рубильник, расположенный в подъезде. Я уже почти все закончил, как вдруг услышал шаги в коридоре. У соседей прозвенел звонок, и тут же кто-то стал нервно нажимать кнопку звонка в мою квартиру, но он был обесточен, и последовал громкий стук в дверь.

- Откройте, милиция! - возвестил громкий баритон. Я весь обомлел и прирос к табуретке, на которой стоял в этот момент.

- Что случилось? - это, видимо, вышел мой сосед.

- Мне надо осмотреть вашу квартиру на предмет наличия посторонних.

- Да нет у меня... Подождите, что вы делаете, не имеете права... - возмущенный сосед, по-видимому, удалялся вглубь квартиры. Мне же казалось, что даже за дверью слышны громкие частые удары моего сердца.

- Значит так, дядя, вздумаешь пикнуть, я с тобой по-другому говорить буду, понял? - раздался тот же властный баритон через ми.нуту. Далее последовал громкий стук в дверь моей квартиры. - Здесь живет кто?

- Сейчас, кажется, нет, - тон соседа стал жалобно-просительным. - Эта квартира постоянно сдается в аренду. Прежние жильцы недавно съехали, а новых пока не видно. Так можно, это... Свет с улицы посмотреть.

- Так посмотрел уже, ты меня за идиота что ли держишь? - рассердился страж порядка. - Если услышишь кого, проверь: если не хозяева, не спугни, а позвони по этому теле.фону. Все понял?

- Понял, товарищ начальник.

- Ну да. Ты уж позвони, чтобы не называть меня потом "гражданин начальник", - раздался грубый смешок.

Капли пота текли по моему лицу и голове, падая на пол и затекая за шиворот. Тише амбарной мыши я слез с табуретки, выключил настольную лампу, так и горевшую в коридоре и, пробравшись в ванную, позвонил отцу. Он встре.вожился не на шутку:

- Ты звонил кому-нибудь, признавайся? - голос его не предвещал ничего хорошего.

- Па, клянусь, ни одной живой душе.

- Тогда с чего этот шмон? Хотя, очевидно, что ищут они наугад. Слушай, а почему же у тебя свет не горел?

- Так говорю же, коротнуло, когда я свет в коридоре чинил, я решил закончить при свете лампы: ее, видимо, с улицы не видно было, а тут как раз менты.

- Так они как раз в этот момент заявились, когда у тебя свет вырубило? Ты, сын, не экстрасенс случаем?

- Да нет, пап, просто...

- Ну говори уж, - заинтересовался отец.

- Ты знаешь, во всей этой истории сплошные чудеса происходят, словно чья-то рука меня постоянно прикрывает в последний момент. Мне мама уже два раза снилась, - и я поведал подробности снов и рассказал о том, что каждый день читаю акафист.

- Да-а-а-а... - протянул отец. - Ты знаешь, сын, если Бог на самом деле есть, то я не против, но то, что тебе кто-то определенно помогает - это факт, я тебе уже говорил об этом. Ты потерпи буквально пару дней. Во вторник, надеюсь, твое заключение кончится. Спокойной ночи.

Легко сказать "спокойной ночи"... Я не мог включать свет, а пользовался свечками, заботливо припасенными хозяином квартиры. Шторы на окнах пришлось плотно задернуть, что лишь добавляло уныния: не скажу, чтобы я страдал клаустрофобией[14], но терпеть не мог помещений с окнами, наглухо закрытыми шторами, даже вечером.

 

В понедельник вечером позвонил отец.

- Сынок, у нас, думаю, все в порядке. Если Бог тебе поможет, то завтра будешь в относительной безопасности...

- Папа, а можно чуть поподробнее? - вклинился я в монолог отца.

- Нет, лучше не надо, завтра сам все узнаешь.

- А мы с тобой увидимся?

- Сынок, я желаю этого больше всего на свете, но все же думаю, что рисковать не стоит. Мы же с тобой лопухи в розыскной работе, так что лучше многократно перестраховаться. Да, раз уж ты стал у меня таким набожным, то помолись за своего благодетеля Александра Ивановича. Уж не знаю, чем таким тебе обязан этот человек, но он здорово из-за тебя рискует.

- Да я сам удивлен - в принципе я не сделал для него ничего особенного, но сделал, как говорится, от чистого сердца. Он просто очень порядочный человек.

- Ну поглядим, поглядим... Слушай дальше, - продолжил отец деловым тоном. - Завтра будь готов к семи утра. В это время приедет гример с Мосфильма, слегка над тобой поработает.

- Зачем?! - изумился я.

- Сын, не перебивай, мне и так тошно! Я боюсь за тебя до дрожи в коленях. Все инструкции, подробности, разъяснения получишь завтра, понял?

- Ну понял, понял... Надеюсь, что загримируют меня не под Отелло.

- Завидую тебе, ты еще можешь шутить. Все сын, целую, пока и... Ты уж помолись поусерднее: чем завтрашний день закончится - одному Богу и известно.

- Папа, подожди, я совсем забыл одну вещь. Через людей, которые завтра приедут за мной, я могу для тебя передать свой пейджер и ключи от квартиры?

- Про ключи понятно, кому их передать?

- Стасу, он тебе позвонит.

- Хорошо. А пейджер мне зачем?

- Если у меня на работе вдруг будут какие-то проблемы, они передадут информацию на пейджер, а ты сможешь связаться со мной.

- Сын, ты нашел о чем думать! - отец, казалось, начинал сердиться.

- Папа, это моя работа, - сказал я твердо.

- Хорошо, я все сделаю.

- Спасибо, па, до свидания.

 

 

 

Часть III

Солнечный остров

 

 

 

Все очень просто - в сказке обман.

Солнечный остров скрылся в туман.

Всех нас согреет вера одна.

Кто-то успеет - ты или я.

А. Макаревич

 

Побег

 

Нервозность отца передалась и мне. Эту ночь я почти не спал. В 6 утра с больной головой пошел в душ. Выйдя из ванной, я отправился на кухню, но при мысли о еде к горлу подкатила тошнота. Включив на всякий случай чайник, я отправился читать молитвы. Удивительно, но это занятие традиционно благотворно действовало на мое настроение. Ближе к 7.00 мне стало значительно лучше, и я даже съел кусочек сыра, запив чашкой крепкого чая.

В 7.20 раздался условный стук в дверь - верхний свет по прежнему был выключен. Впустив в квартиру двух мужчин, в одном я сразу узнал гримера с Мосфильма: это был невысокого роста интеллигентный старичок, одетый в потертое пальтецо, вышедшее из моды уже, наверное, лет двадцать назад. Со вторым моим гостем я бы не хотел встретиться ночью в безлюдном месте. Ежик коротких седеющих волос, накачанная шея, рост под два метра и какой-то стальной отблеск в глазах выдавали в нем бывшего или действующего сотрудника серьезных силовых структур.

- Василий, - представился он первым.

- Очень приятно, Денис, - с опаской пожал я протянутую мне руку.

- А это Самсон Семенович, - представили мне гримера.

- Очень приятно, молодой человек, очень приятно, - мелькнули искорки в живых, подвижных старческих глазах. - Ну-с. Не будем терять времени, где у вас тут местечко посветлее, да еще нужно большое зеркало.

Мы устроились в гостиной, подсветив рабочее место настольной лампой и принесенным из спальни бра. Минут через 40 мое лицо очень странно изменилось. С одной стороны, это был, конечно, я, никаких кардинальных метаморфоз типа уродливых шрамов, накладных париков и бороды, со мной не произошло. Однако несколько пластиковых вставок в рот, усы, очень короткая стрижка и совершенно незаметный глазу макияж, обозначивший тени в определенных местах лица, изменили физиономию так, что, наверное, отец, мельком взглянув на меня в толпе, прошел бы мимо.

- Ну, вот так, молодой человек, - подытожил Самсон Семенович, - пришлось немного изуродовать ваше симпатичное лицо, вы уж извините старика, - опять по его лицу пробежала мимолетная усмешка.

- Спасибо вам огромное, - искренне поблагодарил я.

- Не за что, не за что, - ответил старик и обратился к Василию: - Я могу быть сво.боден?

- Мы сами сейчас уезжаем, так что подбросим вас до работы. Вам не рано?

- Нет, нет, в самый раз, это будет очень любезно с вашей стороны.

- Ты собрался, Денис? - обратился ко мне Василий.

- Да, готов.

- Пока не забыл, отец сказал, что ты должен был написать показания, отдай их мне.

Я передал ему пухлую пачку листов и пейджер:

- Это тоже передайте папе, пожалуйста.

- Обязательно. У нас еще минут 15 есть, кофейком не угостишь?

- Конечно, - засуетился я.

- Василий, а куда мы сейчас поедем? - осмелился я спросить, когда мы втроем сидели за столом, наслаждаясь ароматным кофе.

- Я тебе в машине обо всем расскажу, - ответил он, слегка скосив глаза на гримера. Я все понял и больше не задавал вопросов.

Выйдя из подъезда, я остолбенел. Вплотную к поребрику стоял "шестисотый" Мерседес с мигалкой и... новенький милицейский Форд.

- Не бойся, это свои, - мягко подтолкнул меня в спину Василий. Мы быстро сели на заднее сиденье "шестисотого". Водитель неприветливо бросил невнятное приветствие. Гримера усадили в милицейский Форд, и процессия двинулась в путь.

- Так, Денис, начнем по порядку, - Василий достал из своего кейса пухлую пластиковую папку на резинках. - Мы сейчас едем в Шереметьево, ты летишь рейсом Аэрофлота на Кипр. Мы будем проходить через VIP коридор. Нас будут обслуживать люди, которым сделаны соответствующие звонки и вручены соответствующего размера конверты, - его губы впервые с момента нашего знакомства тронуло подобие улыбки. - Главная наша задача до посадки в самолет - делать все быстро и тихо, не привлекая к себе лишнего внимания. Старайся не вертеть головой по сторонам, смотри прямо перед собой под ноги и делай все в точности так, как я тебе говорю. Будь внимателен и собран. Понятно? - я утвердительно кивнул. - Идем дальше. Это твой паспорт, тебя зовут Денис Гришин, 1968 года рождения, уроженец Москвы. Билет на самолет, немного наличных, кредитная карточка на твое имя. Блокнот с необходимой информацией: номер твоего счета, координаты обслуживающего менеджера банка, адрес твоих апартаментов, координаты людей, которые долж.ны тебя встретить. Поскольку ты будешь жить в квартире, то на паспортном контроле на Кипре не сможешь предъ.явить гостиничный ваучер. В самолете тебя попросят заполнить специальный бланк, я тебе даю уже заполненный, здесь указан другой адрес, именно его ты и должен будешь подтвердить в случае возникновения вопросов на границе. Ты едешь погостить у своих друзей, которые принимают тебя в своем доме, они тебя встречают, мобильный телефон указан в блокноте. Ты собираешься пробыть на Кипре один месяц, дата возврата в билете - 3 марта. За этот месяц тебе оформят вид на жительство, по которому ты сможешь легально жить на острове постоянно. Пока все понятно? - я опять утвердительно кивнул. В это время мы высадили гримера у проходной на Мосфильмовской, выехали по Минской улице на Можайское шоссе, свернули на Рублевку, а затем по МКАД понеслись к Ленинградскому шоссе.

- Так, идем дальше, - продолжил Василий. - Теперь краткие инструкции от твоего отца. - Ты не должен звонить с Кипра никому, понимаешь, НИКОМУ, кроме отца. Звонки ты должен делать только, запомни, ТОЛЬКО со своего московского телефона (у него подключен международный роуминг) либо с мобильного телефона, который тебе дадут на Кипре. Звонки внутри Кипра лучше делать с местного мобильного, а домашним телефоном не пользоваться вовсе. Ты не должен общаться на Кипре ни с кем, кто тебя знает по твоему предыдущему приезду туда. И вообще, постарайся по возможности меньше посещать людные места, где бывает много туристов: на Кипр ездит огромное количество русских, не хватало еще, чтобы кто-нибудь случайно узнал тебя. И последнее - по поводу твоего грима. В Шереметьево на паспортном контроле на тебя смотреть не будут, в самолете ты летишь в гриме и стараешься максимально не привлекать к себе внимания: забейся в угол, притворись спящим, со стюардессами не любезничай. Помни, что ты окажешься в относительной безопасности, только когда сядешь в машину встречающего тебя человека в Ларнаке. После посадки самолета в аэропорту пассажиров бизнес-класса первым делом доставят автобусом в здание аэровокзала, ты попадаешь в довольно обширный зал, где люди проходят паспортный контроль. Тебе надо тихонечко шмыгнуть в туалет в правой части зала и пробыть там не меньше 15 минут. Закрывшись в кабинке, ты снимаешь грим, потом умываешься и выходишь другим человеком, - он опять ухмыльнулся. - Да, все атрибуты грима спусти в унитаз. Пройдя паспортный контроль, направляйся к выходу из аэропорта, там тебя будет ждать человек с табличкой, не забудь свое новое имя. Вот и все инструкции. Информацию по поводу твоего пребывания на острове тебе изложит человек, который встретит тебя в Ларнаке. Теперь повтори подробно все, что я тебе сказал.

Пока я излагал данные мне инструкции, мы домчались до аэропорта. При подъезде к Шереметьево милицейский Форд умчался вперед. Мы подрулили практически вплотную ко входу в правом крыле зала вылета аэропорта. Все тот же Форд караулил слегка в отдалении.

- Я иду первым, ты за мной, - скоман.довал Василий. Водитель открыл заднюю дверцу, мы покинули салон автомобиля и вошли в здание. Василий уверенной походкой на.правился к стеклянной двери с красной табличкой "Зал VIP", я следовал за ним. Улыб.чивая девушка зарегистрировала мой билет, сотрудник пограничной службы сделал от.метку о пересечении границы, даже не взглянув на фотографию в паспорте, и мы уединились в какой-то маленькой, но очень уютной ком.натенке.

- Ну что, господин Гришин, пока все идет нормально. Через 5 минут начнется посадка в самолет, у нас есть минут 25, попить не хочешь, - Василий вздохнул с облегчением.

- Было бы неплохо.

Сняв трубку телефона, Василий сделал заказ. Любезная официантка через пару минут принесла две запотевшие бутылки. Василий пытался шутить, но я был очень напряжен. Чуть пониже солнечного сплетения периодически шевелился прохладный шарик, а левый глаз подрагивал в нервном тике.

Наконец та же любезная официантка пригласила нас на посадку, мы долго шли по каким-то безлюдным коридорам, пока не оказались у "кишки", состыкованной с самолетом. Все пассажиры уже заняли свои места, и мы беспрепятственно взошли на борт. Кроме меня, в салоне бизнес-класса летело еще человек семь. Тепло распрощавшись с Василием, я занял место у иллюминатора. Самолет начал движение и через 10 минут поднялся воздух.

По совету Василия я был тих как мышь и не нагружал официанток дополнительными прось.бами. В целом, полет прошел спокойно, и через 3,5 часа самолет приземлился в аэропорту Ларнаки. Кипр встретил неприветливо. За бортом было около +15 градусов, моросил дождь и дул сильный ветер.

В аэропорту все прошло по плану. Я закрылся в кабинке мужского туалета, просидел там минут 10, расправившись с аксессуарами грима, затем тщательно умыл лицо с мылом, убрав все остатки грима и клея, и вышел к паспортному контролю. Любезный пограничник уточнил, где я собираюсь жить, спросил, сколько дней я пробуду на Кипре, и уверенным жестом проштамповал мой фальшивый паспорт.

Перед выходом из здания аэропорта собрались встречающие. Я сразу заметил табличку с моим новым именем. Ее держал худощавый мужчина лет 30 с темными курчавыми волосами. Он был мало похож на киприота.

- Hello, I.m Denis, Denis Grishin, How are you?[15] - приветствовал я незнакомца.

- Добрый день, Денис, с приездом, - неожиданно ответил он по-русски с легким акцентом. - Меня зовут Майкл.

- Рад знакомству, Майкл! - искренне обрадовался я тому, что не придется напрягаться, общаясь на английском.

- Как долетел, Денис? - спросил Майкл, выходя из здания. Мы ускорили шаг, чтобы не намокнуть под дождем.

- Нормально, только погодка что-то подкачала у вас.

- Ой, тем, кто живет на Кипре, очень нравится такая погода. Дождь здесь довольно редкое явление.

- Понимаю, здесь, наверное, дождливых дней столько же, сколько в Москве сол.нечных.

- Наверное! - засмеялся мой новый зна.комый.

Мы загрузились в старенькую Мазду и двинулись в путь. Я тут же позвонил отцу, сообщив, что все прошло гладко. Он был просто счастлив. Мы попрощались, договорившись созвониться вечером.

- Нам долго ехать? - спросил я у Майкла.

- Достаточно долго. Ты будешь жить в Пафосе. Он расположен в западной части острова. В I веке после Рождества Христова это была столица Кипра. Нам ехать около 150 километров.

- Я буду жить далеко от моря?

- Не очень, но пешком идти далеко. Ты машину водишь?

- В Москве водил, но здесь же левосто.рон.нее движение, не знаю, как я смогу ос.во.иться.

- О! Это очень просто, - засмеялся Майкл. - Пара сбитых пальм - и все в порядке! Если серьезно, то без машины здесь тоскливо, так что осваиваться все равно придется.

- Майкл, а я в принципе могу рассчитывать на твою помощь, хотя бы не бесплатную? - робко спросил я. - А то я здесь практически ничего не знаю. Сам понимаешь, что жизнь в отеле и жизнь в квартире сильно отличаются. Ты вообще где работаешь?

- В строительной компании, которая и построила дом, где ты будешь жить. Твой друг, живущий на Кипре, обратился к хозяину компании и попросил помочь устроить тебя. Ты, безусловно, можешь рассчитывать на мою помощь. Когда мы продаем квартиры русским, то опекаем их довольно долгое время, пока люди не освоятся, поэтому такая работа мне знакома. Кстати, твои апартаменты оплачены на три месяца вперед, да еще нам передали некоторую сумму для аренды автомобиля, так что, когда ты будешь готов, мы легко решим эту проблему.

За разговором время пролетело быстро. Пафос мне показался несколько более зеленым по сравнению с Лимассолом. Это был совсем маленький город, довольно уютный. Мы остановились у трехэтажного здания, стоящего на бетонных опорах, между которыми устроен паркинг для автомобилей жильцов. Мы поднялись на третий этаж.

- Вот и твоя квартира, - открыл входную дверь Майкл.

Мои апартаменты оказались очень приличными, с одной спальной комнатой и гостиной, совмещенной с кухней. С просторного балкона открывался замечательный вид на раскинувшийся внизу город, а вдали, километрах в пяти, было море. Из спальной комнаты можно было любоваться горами. Дождь к этому времени уже кончился, и сквозь редеющие тучи начало пробиваться солнце. "Жизнь налаживается, - подумал я и перекрестился: Слава Богу!"

Майкл передал мне мобильный телефон, куда заботливо вбил номера, которые могут мне понадобиться, объяснил, где находятся ближайшие магазины и уехал, обещав быть на следующее утро в 9.00.

Ближе к полуночи я поговорил с отцом и отправился спать.

Утро встретило меня ярким солнцем и щебетанием птиц. Подойдя к окну, я невольно ахнул от красоты, представшей моему взору. Все было новым и необычным: звуки, особый запах удивительно свежего воздуха. Мне показалось, что никогда в жизни я еще не завтракал с таким удовольствием. Мысли о московских проблемах полностью улетучились. Появилось сильное желание позвонить на работу, узнать все ли там в порядке, но это уже было слишком опасно. Не стоило выдавать страну своего проживания.

Майкл оказался пунктуальным, и в 9.10 мы уже ехали в компанию по аренде автомобилей: я таки решился сесть за руль.

Любезный менеджер прокатной конторы подобрал мне годовалый Mitsubishi Lancer с автоматической коробкой, что существенно облегчило привыкание к новым условиям вождения. Я поблагодарил Майкла и отправился в свое первое самостоятельное путешествие. Часа через 2 непрерывной езды по городу и его окрестностям уже практически не ощущалось никакого дискомфорта.

На ужин ч решил приготовить рыбу. На балконе апартаментов в углу красовался газовый гриль, на котором я и зажарил жирную ципуру[16] - одну из самых популярных здесь рыб. Здесь главное как следует обсушить рыбу бумажными полотенцами перед тем, как класть на гриль. Блюдо получилось отменным особенно в сочетании с белым сухим вином Alkion, которое я распробовал еще в прошлый свой визит.

- Да-а-а-а, Денис Григорьевич, от такой "тяжкой" жизни на чужбине можно через месяц перестать в двери пролезать, - сказал я сам себе вслух. Поужинав, я устроился на балконе, укутавшись в теплый плед, на столе дымилась крошечная чашечка удивительного, особенного на вкус кипрского кофе.

Зазвонил кипрский мобильный телефон - это был отец.

- Ну, как жизнь в изгнании? - раздался в трубке чересчур уж бодрый голос.

- Да вот боюсь, что скоро не смогу проходить в стандартные двери от усиленного питания на фоне безделья! А что это у тебя подозрительно радостный голос?

- Ты знаешь, у нас неплохие новости. Сегодня днем встречался с Александром Ивановичем. Он всерьез разрабатывает Юрия Колобова, считает, что это по сути подозреваемый .1 сейчас, во как! Но не радуйся слишком, ты все равно еще в федеральном розыске.

- Да это понятно. Ты знаешь, па, а чего меня раньше не объявляли в федеральный розыск? - мы засмеялись одновременно.

- Па, а как там у меня на работе? На пейджер ничего срочного не приходило?

- Да в порядке все там! Трудоголик несчастный! Звонил я в "Радомир", разговаривал с Сергеем. Тебе просили передать, чтобы ты держался и не унывал, а твой любимый рабочий стол ждет своего хозяина. Хорошие у вас в конторе ребята, сын.

- Да, очень хорошие.

Поболтав еще минут 15, я пожелал отцу спокойной ночи и отправился спасть.

В пятницу, поедая жаренных осьминогов в маленькой таверне в Coral Bay, я понял, что длительный период безделья начал сильно меня утомлять. Здесь, в чужой стране, при отсутствии элементарного общения, можно было свихнуться. Первым делом я поставил себе целью решить давнюю проблему и наконец покреститься, запланировав поездку в храм на ближайшее воскресенье. Майкл любезно нарисовал мне схему, как проехать к русской церкви в Лимассоле. Кроме этого, я вдруг вспомнил, что в свое время в Питере окончил художественную школу. Когда-то мои работы брали призы на городских юношеских конкурсах. Еще вчера, блуждая по городу на машине, я заметил маленький магазинчик товаров для художников. Решив не откладывать дело в долгий ящик, я сел в полюбившуюся мне машину и отправился в магазин. К моему большому удивлению, маленький с виду магазинчик полностью удовлетворил все возможные запросы, и вскоре я в сильном творческом порыве помчался на облюбованное сегодня местечко по дороге в Coral Bay, успев прибыть к закату. Акварель - мой любимый материал - оказалась высочайшего качества, я никогда в юности не работал такими красками. Руки с величайшим удовольствием вспоминали забытые навыки, а то, что появлялось на бумаге, во много раз превосходило уровень моих юношеских работ.

На следующее утро, быстро позавтракав, я поехал искать новое место для этюдов. Такого творческого удовлетворения я еще ни разу в жизни не получал! Я полюбил Кипр всей душой. Он заново открыл во мне дремлющие способности и давал удивительные пейзажи для новых работ.

В воскресенье с большим внутренним волнением я отправился в церковь. Дорога до Лимассола заняла чуть более часа. По нарисованному Майклом плану я без труда нашел храм. Это было совсем маленькое кирпичное одноэтажное строение, в котором собрались человек пятнадцать прихожан. Священнику на вид было около сорока. Я дождался конца службы и, когда батюшка освободился, подошел к нему, попросив уделить мне несколько минут.

- Подождите здесь, - он указал на ряд деревянных сидений с высокой спинкой и подлокотниками, - через 5 минут я освобожусь, - голос священника был приветлив, а лицо озарила улыбка. Через несколько минут он присел рядом со мной: - Ну, давайте знакомиться - отец Михаил.

- Денис, - представился я.

- Слушаю вас, Дионисий.

- Батюшка, а вы можете меня покрестить? - и я рассказал историю моего обета Богу, умолчав при этом о московских неприятностях.

- Ну что же, дело благое, его надо сделать обязательно, - не торопясь начал батюшка. - Только вот вы, Дионисий, хотите сделать, как делает сегодня большинство людей в России: покреститься "на всякий случай" и о храме забыть, или все же рассматриваете Крещение как Таинство, открывающее путь в Церковь Христову?

- Батюшка, скажу откровенно, не знаю, но очень хотелось бы выбрать второе.

- Ух ты! Нечасто слышишь настолько честный и откровенный ответ, - искренне изумился священник. - Молодец, Денис. Думаю, что вы на верном пути. Подождите меня минутку, - и он отлучился в алтарь. - Вот вам книжица, она совсем небольшая, вы без труда сможете ее изучить за пару дней, - протянул он мне маленькую брошюрку "Готовящемуся ко святому Крещению". Это тот минимум, который необходимо знать, чтобы сознательно подходить к Таинству. Кроме того, если вы не читали Евангелие, нужно обязательно это сделать и желательно выучить Символ Веры наизусть, он есть в любом молитвослове. Почему это необходимо? Видите ли... Когда совершается церковное Таинство, мы можем говорить о его действительности и действенности. Действительность зависит от священника, то есть в нашем с вами случае - от меня. А вот действенность зависит только от вас. Понимаете, насколько благодать Святого Духа подействует на вас, зависит от того, насколько искренне вы будете верить в необходимость и серьезность того, что будет происходить. И, конечно, мне бы очень хотелось после крестин регулярно видеть вас в храме, если только вы не уедете в ближайшее время в Россию. А то знаете, как говорят о некоторых: человек в своей жизни в церкви был дважды - на своих крестинах и на собственном отпевании. Вот это очень грустно.

- Спасибо, батюшка, я в принципе настроен серьезно, думаю, что у меня не хватит совести забыть Господа и Его помощь, уж слишком явно Он мне ее явил... - последняя фраза была сказана в глубокой задумчивости.

- Вот даже как?! - искренне удивился батюшка. - Если у вас будет желание мне рассказать вашу историю, послушаю с великим интересом.

- Отец Михаил, я не хотел бы сейчас...

- Денис, я же сказал, если сможете, - перебил меня священник.

- Хорошо.

- Давайте встретимся здесь в 15.00 в ближайшую среду. Вам удобно?

- Да, конечно, я сейчас совершенно свободен. Что мне взять с собой?

- Возьмите новую чистую белую рубашку, большое банное полотенце и тапочки. Крестик с цепочкой будут моим вам подарком, - радушно улыбнулся священник.

- Спасибо, батюшка! До встречи в среду.

В церковной лавке я купил Евангелие и попрощался с отцом Михаилом.

- Помоги вам, Господи! - благословил меня священник, перекрестив правой рукой.

За оставшиеся до крестин дни я прочитал Евангелие и брошюру, которую дал мне батюшка. Символ веры никак не хотел укладываться в голове, несмотря на то, что какая-нибудь пошлятина иногда запоминается с первого раза. Я по-прежнему ездил писать этюды, забросив пышные трапезы: днем я перекусывал в тавернах, а вечером питался бутербродами, оставляя время на чтение книг.

 

Киллер выходит на охоту

 

11 февраля, среда, Кипр

С утра я съездил на побережье Акамас, где были просто изумительные пейзажи, но работа шла вяло: мысли постоянно обращались к предстоящему сегодня событию. В результате я вернулся домой, где и пробыл в жутком нетерпении часа два, пока, наконец, около 13.30 не выехал в храм.

Скоростная трасса между Пафосом и Лимассолом была построена примерно наполовину: к Пафосу примыкал участок старой дороги, на котором все и произошло. Как говорится, ничто не предвещало беды. Я ехал около 80 км/ч при ограничении в 65 км/ч. Дорога была достаточно узкой: всего две полосы - по одной в каждом направлении, слева - горный склон, а справа - глу.бокий обрыв. Неожиданно раздался еле слышный хлопок, и машина полностью потеряла управление. Я резко нажал на педаль тормоза, и автомобиль круто ушел вправо, в сторону обрыва. Все дальнейшее происходило как в замедленной съем.ке. Я несся наперерез огромной фуре, которая чудом успела разъехаться со мной. Стремительно приближался обрыв. В этом месте начинался плавный изгиб трассы влево, и, соответст.венно, правая часть дорожного полотна нес.колько приподнималась относительно левой. Это меня и спасло. Ударившись о заграждение справа, машина начала двигаться в левую сторону, на дороге не было ни единой машины. Мой Lancer пересек дорогу и, ударившись о скалу левым боком, некоторое время с жутким скрежетом двигался вдоль нее. Я притормаживал совсем легко, боясь, что меня опять кинет вправо. Скорость тем не менее заметно упала. Вдруг слева появилась довольно большая площадка, где были складированы бетонные блоки, один из которых и принял в свои "объятия" мой автомобиль. Сработала подушка безопасности, и я потерял сознание.

Видимо я пришел в себя довольно быстро. На месте происшествия еще не было дорожной полиции и скорой помощи, только какой-то пожилой киприот суетился около моей машины, пытаясь открыть водительскую дверь. Он что-то спрашивал меня по-гречески, я, естественно, ничего не понимал. Дрожащими руками я вытащил мобильный телефон и позвонил Майклу. Лишь услышав суть дела, он тут же пообещал мне приехать в течение 15 минут. Вскоре подъехала машина дорожной полиции и скорая помощь. Полицейские с помощью лома вскрыли машину, а медики бережно вытащили мое бренное тело наружу. Меня начали о чем-то спрашивать, но я забыл даже английский и тупо таращился по сторонам.

Подъехал Майкл, и дело пошло лучше. Я объяснил ему вкратце, что произошло, а он перевел все полицейским. Меня на носилках загрузили в машину скорой помощи, Майкл по.обещал, что поедет следом. В пафосском центральном госпитале меня тщательно обследовали, и я ожидал результатов, лежа на больничной кровати.

Я неожиданно вспомнил о том, куда сегодня ехал, когда попал в аварию, и позвонил отцу Михаилу. Он постарался меня успокоить, пообещал молиться и попросил держать его в курсе состояния моего здоровья. Только я попрощался с ним и нажал на кнопку "отбой", как телефон зазвонил вновь.

- Сынок, привет, - это был голос отца, - у меня скверные новости.

- И у тебя тоже, - задумчиво произнес я.

- Ты еще шутишь, - не понял он моего намека, - слушай внимательно. Сегодня мне звонил Александр Иванович и сказал, что из его сейфа в Прокуратуре исчезли твои показания.

- Да брось, разве такое возможно? - резко сел я на кровати.

- Оказывается, возможно. Александр Иванович говорит, что вся Прокуратура на ушах стоит - шутка ли, сейф без пяти минут зама Генерального! Да, но главное-то не это. Если выкрали твои показания, то это значит, они надеются, что новых ты не напишешь, или напишешь, но с другим содержанием. Соображаешь к чему я клоню?

- Да-а-а-а... - только и смог вымолвить я. - Пап, а я сейчас в госпитале лежу, в аварию попал.

В трубке раздалось многоэтажное руга.тельство, которое я не смогу даже и воспроизвести.

- Как это случилось? - пришел в себя отец после продолжительной паузы. Я вкратце поведал все обстоятельства.

- Получается, ты был на волосок от гибели, - сказал отец.

- Именно так.

- А не могли тебе это подстроить?

- Да сейчас после твоей информации уже и не знаю.

- Сынок, может тебе слинять с той квартиры?

- Пап, а есть смысл? Ну посмотри, с какими предосторожностями я убегал из Москвы - и что? Нет, от судьбы не уйдешь, да и бегать больше не хочется, - заупрямился я.

- Сын, а может, попробуем? Давай сделаем так: мы не будем пороть горячку, а ты пока узнай, будет ли полиция делать экспертизу твоей разбитой машины.

- Хорошо. Пап, у меня голова сильно заболела, давай закругляться, я тебе попозже перезвоню, хорошо?

- До свидания сынок, береги себя.

Врачи с удивлением констатировали, что скорее всего никаких серьезных повреждений я не получил. Тем не менее, они настаивали на том, чтобы оставить меня хотя бы на ночь в больнице, дабы исключить возможные скрытые травмы. Я наотрез отказался, оставил адрес, по которому они могут прислать счет за оказанные услуги, и Майкл отвез меня домой. По дороге он сказал, что связывался с арендной компанией, моя машина полностью застрахована, и они сами урегулируют все дальнейшие вопросы. Полиция отправила машину на техэкспертизу, которая будет готова примерно через неделю, а арендная компания готова предоставить мне другой аналогичный автомобиль. Это была какая-то сказка, чтобы совершенно посторонний человек так искренне заботился обо мне. Насколько только мог, я душевно поблагодарил Майкла за его помощь и участие.

Дома я сварил кофе и устроился на балконе писать заново показания, чтобы как можно быстрее отправить их в Москву. Ощущение счастья и безмятежности было совсем недолгим, увы. Я опять оказываюсь в бегах. Правда, внутри еще теплилась надежда, что это простое совпадение, очень хотелось в это верить, ОЧЕНЬ!

* * *

Седоватый мужчина средних лет сидел в баре "Крокодил" и потягивал прохладный яблочный сидр из запотевшего бокала. Он расположился на улице под навесом, хотя было уже довольно прохладно. Эпитет "средний" подходил не только к возрасту незнакомца, но и ко всей его внешности: средняя комплекция, средний рост, средней длинны волосы... Его незапоминающийся облик дополняла нейтрального вида одежда. Тихо зазвонил лежащий на столике громоздкий телефон спутниковой связи, сигнал которого тоже был каким-то безликим, тусклым.

- Алло, да, это я, говорите, - тихо ответил незнакомец.

- Че за фигня, командир!? - раздался в трубке голос невидимого собеседника, бывшего, видимо, на грани истерики.

- Я вам объяснял, что в моей работе существует небольшой процент осечек, это нормально, у меня есть вторая попытка.

- Какая, блин, вторая попытка?! Ты понимаешь, урод, что мы уже выкрали... Это... Ну короче, он не должен был остаться живым, потому что снова напишет свою заяву, и наши бабки плакали! Ты хоть представляешь, сколько бабок мы отвалили?! - незнакомец слушал далекого собеседника совершенно спокойно, ни один мускул не дрогнул на его лице. Разговор он продолжил по-прежнему спокойно:

- Вы меня не предупредили о том, что для вас принципиально сделать дело с первой попытки. Ваши проблемы меня не касаются, я четко выполняю договор.

- Значит, так, деятель! Если ты облажался, то теперь давай отрабатывай! Ты должен проследить за этим щенком, чтобы он ни строчки не нацарапал своими погаными ручонками, чтобы он ни с кем и словом не перемолвился, пока ты его не успокоишь! В противном случае ты у меня кровью умоешься, падла!

- Слежка не входит в мою компетенцию, и я не буду этим заниматься, а угрожать мне не стоит, я сам умею это делать, - его голос слегка похолодел. - Вы ненадежный партнер, для окончания дела я требую выплатить мне оставшуюся часть гонорара, иначе я отказываюсь иметь с вами дело, а аванс обратно вы не получите, поскольку договор нарушен по вашей вине, - незнакомец замолчал, медленно потягивая сидр.

- Ты че, урод! Ты че творишь!? Ты бабки получишь, как только дело закончишь, понял?! И дело ты сделаешь немедленно! Бери ствол и действуй! - собеседник почти визжал.

- Нет, я еще раз повторяю вам, что, во-первых, такой работой я заниматься не буду, это не моя специализация, - казалось незнакомец начинает терять терпение, - а, во-вторых, я закончу дело только после получения денег на свой счет. Сегодня среда, до пятницы вы успеете без проблем, а в выходные я все закончу.

- А я тебе говорю, что ты обязан его шлепнуть! Прямо сейчас! Слышишь?! Ты сделаешь это немедленно! Поедешь и вышибешь мозги!

- Я сказал нет! - незнакомец оглянулся по сторонам и удостоверился, что разговор никто не слышит: бар был совершенно пуст, а бармен за стойкой смотрел телевизор, - с оружием я не работаю, это не мой профиль, и я шага не сделаю до тех пор, пока не получу всю сумму на свой счет! Всего хорошего, - незнакомец нажал отбой и отключил трубку. Его губы тронула легкая улыбка и он вполголоса произнес:

- Козел! Закрутил задницей, когда жареным запахло! - мужчина допил сидр, расплатился с барменом и, не торопясь, поехал в сторону центральной набережной Пафоса на внушительном Mitsubishi Pajero цвета металлик.

* * *

На следующий день у меня немного кружилась голова и слегка поташнивало. Звонили из больницы, интересовались моим самочувст.вием. Услышав о новых симптомах, от меня потребовали лежать в кровати неделю и ни в коем случае не садиться за руль. Перед обедом приехал курьер из пафосского отделения DHL[17] и забрал мою новую "рукопись". По совету отца я отправил документы непосредственно на имя Александра Ивановича Соколова по адресу Генеральной прокуратуры.

Ближе к вечеру раздался звонок отца Ми.хаила.

- Как поживаете, Денис? - прозвучал в трубке бодрый голос.

- Да ничего вроде. Похоже, что отделался совсем легким сотрясением мозга.

- Поздравляю со вторым рождением.

- Отец Михаил, а как так получилось, что я ехал к вам креститься, а Господь, получается, не допустил меня?

- Ты знаешь, Денис, такое часто бывает: чтобы совершить какое-то исключительно важное событие в своей жизни, человек должен преодолеть некоторые трудности. Этим Господь испытывает его веру, но не только. Сам человек видит, что в его жизни совер.шается нечто экстраординарное, он понимает, что вступает на путь войны, войны за свою душу. В таких вот неприятностях особенно накануне Крещения есть глубочайший духовный смысл.

- Да уж... Но ведь я мог и не доехать, - пробурчал я.

- А вот это уже дудки! - весело ответил отец Михаил. - Да, подстроил тебе дьявол эту аварию, он-то хотел, чтобы ты погиб, так и не крестившись, но вот Господь этого не попустил, а показал тебе, что ты собрался не ванну принять, а совершить Таинство, которое полностью переродит тебя, откроет тебе дверь в Церковь Христову, сделает Его воином. Кстати, я как-то самовольно перешел на "ты", ничего?

- Да, батюшка, мне даже так проще. Но что же теперь делать?

- Выздоравливай, как почувствуешь себя лучше, назначим новый день. Или передумал?

- Да нет, наоборот. Я, отче, чувствую себя в принципе нормально, думаю, к воскресенью оклемаюсь окончательно.

- Может, так и договоримся? Созвонимся еще раз в субботу: если все будет нормально, то в воскресенье и покрестим тебя. Как?

- Отец Михаил, вы просто читаете мои мысли.

- Вот и славно!

 

Наконец, настала суббота. Весь день мне было очень беспокойно - мучила немотивированная тревога. Под вечер волнение немного улеглось, и я решил посмотреть телевизор, включив музыкальный канал MTV. Стало зябко, и я решил включить кондиционер: дело в том, что кипрские многоквартирные дома обычно не имеют центрального отопления. Проблема решается с помощью кондиционеров, которые летом работают на охлаждение, а зимой - на обогрев. Относительно теплые кипрские зимы вполне позволяют такую роскошь. Дни в последнее время стояли солнечные и теплые, а вот ночью спальню приходилось обогревать. Неожиданно я подумал о том, что накануне такого важного события, как Крещение, может, и не стоит смотреть на кривляния полуголых девиц, а лучше освежить в памяти информацию, почерпнутую из брошюры, да почитать Евангелие. Так и не включив кондиционер в гостиной, я отправился в спальню, где вскоре за.былся беспокойным сном.

 

* * *

Незнакомец сидел за рулем своего Pajero, припаркованного у пустыря напротив жилого дома под названием "Пандинос". Он следил за окнами квартиры, расположенной на втором этаже. Часы на приборной панели автомобиля показывали 6:59. В это воскресное утро на улице не было ни души. Водитель закурил и успел сделать всего пару затяжек, как раздался сильный взрыв, смертельным грохотом прокатившийся в тишине. Сверху посыпались осколки стекла разнесенной вдребезги балконной двери.

- Кто рано встает, тому Бог подает, - криво усмехнулся незнакомец, - в добрый путь, парень, ничего личного.

Киллер вынул телефон спутниковой связи и набрал длинный номер. Ответили практически немедленно:

- Говори, не томи!

- Дело сделано, спите спокойно. Деньги я получил еще в пятницу, мы в расчете, - и он, не дожидаясь ответа, отключил телефон.

- Надо валить с этой долбанной скалы, как же мне надоела эта вонючая страна! - с этими словами незнакомец включил передачу и отпустил рукоятку стояночного тормоза.

 

 

 

 

 

* * *

 

Москва

На следующий день, в понедельник, Александр Иванович Соколов с некоторым волнением готовился к очередному допросу по этому гнусному делу, сидя у себя в кабинете в здании Генеральной прокуратуры России в Москве. За окном забрезжил рассвет, солнце с трудом пробивалось сквозь снежные хлопья, ускоряемые порывистым ледяным ветром: одним словом, понедельник. Следователь взглянул на часы, которые показывали 8.45. Он успел выпить утреннюю чашку кофе, как в дверь кабинета постучались.

- Войдите! - отозвался Соколов, убирая пустую чашку в письменный стол.

На пороге появился Юрий Колобов, вызванный на очередной допрос. Он был необычайно пунктуален. "Небось приехал намного раньше, чтобы не опоздать, и сидел под дверью, дожидаясь назначенного часа", - с неожиданным злорадством подумал следователь.

- Доброе утро, - слегка заикаясь сказал Колобов.

- Доброе, проходите присаживайтесь, - указал Соколов на стул, стоящий напротив его стола.

Александр Иванович вытащил из папки бланк допроса и, не торопясь, заполнил его, четко задавая Колобову необходимые вопросы.

- Юрий Олегович, - начал следователь, - я забыл представиться. Александр Иванович Соколов, в настоящее время исполняю обязанности заместителя Генерального прокурора России, - казалось, челюсть Колобова сейчас упадет на пол. Повисла долгая пауза. - Да, это мой старый кабинет, - как ни в чем ни бывало продолжил Соколов, - я решил дождаться официального назначения, так что пусть это обстоятельство вас не смущает. Итак... Вы, гражданин... Ох, простите, - натянуто улыбнулся следователь, - господин Колобов, приглашены для дачи показаний в качестве свидетеля по делу об убийстве вашего непосредственного начальника Федора Семеновича Силина, - Юрий попытался прервать следователя, - хотите что-то сказать?

- Да... - начал неуверенно Колобов, - я уже давал показания по этому делу, больше мне вроде добавить нечего... Вы позволите водички - что-то в горле пересохло.

Соколов налил стакан воды и протянул его Юрию. От взгляда следователя не ускользнули дрожащие руки собеседника и то, как они пил воду жадными большими глотками: допрос начался удачно.

- Да, я читал ваши показания, которые вы давали следователю Голопупенко, именно поэтому, я надеюсь, не задержу вас надолго: мне нужно уточнить лишь ряд деталей. Итак, приступим. Меня интересует, что вы делали после того, как в компании Силина и Заречина покинули гостиницу Националь.

- Мы втроем на машине Федота, то-есть, Силина поехали в ночной клуб на Новый Ар.бат, - начал неторопливо Колобов.

- С какой целью, - перебил следователь.

- Ну э-э-э-э..., в ресторане произошла ссора между Заречиным и Силиным, потом они помирились и решили продолжить вечер в другой обстановке, ну и пригласили меня - мы же дружили в студенческие времена.

- Понятно, рассказывайте дальше.

- А дальше рассказывать практически нечего. Мы приехали в клуб, нас проводили в VIP-кабинет, только приступили к выпивке, как мне позвонила на мобилу моя первая любовь Инночка, ну я и...

- Кто такая Инночка? - cпросил Соколов.

- Инна Кудряшко, мы все вместе учились в одной группе. У меня с ней был роман на первом курсе. В этот раз в Национале встретились, поговорили, какая-то искорка пробежала. Она замужем, я даже и не думал, что возможны какие-то отношения, поэтому никаких шагов не предпринял. Но, как говорится, сердце женщины загадка, - на лице Колобова появилась сальная ухмылочка, - знаете, как бывает - "муж объелся груш". Она сама позвонила мне и прямым текстом сказала, что муж перевелся работать в Австралию, он пока там устраивается, а она ждет здесь.

- Он что, дипломат? - уточнил следователь.

- Да какой там! Мы же физики все. Он себе там научного руководителя нашел, вот и перевелся поближе к кенгуру и сумчатым крысам.

- Понятно, продолжайте.

- Ну вот, она мне позвонила, я и поехал.

- Во сколько был звонок?

- Не помню уже точно, приблизительно около 22.30.

- Очень интересно, - ухмыльнулся Соколов, заглядывая в некий документ. - А вот в распечатке звонков на ваш мобильный телефон в это время только один звонок, но поступил он с мобильного телефона Елены Силиной, вдовы покойного Федора. Как объясните этот факт? - Колобов стал пунцовым, он сидел и усиленно вращал глазами.

- Так это! - лицо допрашиваемого осенила гениальная идея. - Она - Инка - поди с мобилы Ленки и звонила, у нее же своей трубки нет, - Колобов улыбался, как ребенок.

- Ах вот оно что! - с улыбкой подыграл следователь, - ну ладно, допустим. В Националь поехали сразу?

- Да, практически, только выпили напо.сошок.

- На чем поехали?

- Извозчика поймал, там ехать-то 5 минут.

- Вы поехали в Националь?

- Да, я попросил машину подождать, а сам поднялся в банкетный зал, забрал Инку и мы поехали к ней домой. Не повезло водиле, моя подруга ему всю машину уделала - она ведь выпить не дура, нажралась не слабо, - его лицо опять исказила отталкивающая ухмылка. - Приехали к Инночке, еще выпили, потом завалились в койку до самого утра, - Соколов изо всех сил старался не показать овладевавшее им чувство отвращения к этому человеку.

- Вы хотите сказать, что всю ночь провели у Кудряшко, никуда не отлучаясь?

- Именно так, она, хоть и бухая, но измочалила меня вусмерть! Оно и понятно, муженек-то уже месяц как уехал...

- Кто кроме Кудряшко может подтвердить ваши показания?

- Кроме нее, думаю, никто.

- Номер машины вы не запомнили?

- Какой?

- Той, которая привезла вас в гостиницу, а потом к Кудряшко домой.

- Нет конечно, товарищ следователь! Я же тоже был изрядно выпивши, сами пони.маете.

- Нет, не понимаю, я вообще не пью.

- А, трезвенник, - ответил Колобов с неким вызовом. Казалось, что он вполне освоился и, успокоившись, стал наглеть. "Ну погоди у меня", - подумал про себя Соколов.

- Хорошо, вашу версию я понял. Однако у меня есть показания других свидетелей, которые расходятся с вашими.

- Это какие же это? - театрально изумился Юрий, а лицо его вмиг стало бледным.

В этот момент на столе следователя зазвонил телефон. Соколов обменялся с невидимым собеседником несколькими фразами и положил трубку.

- Мне надо отлучиться на 5 минут, подождите меня в коридоре, - сказал Соколов и поднялся из-за стола. Вместе с Колобовым они вышли в коридор, и следователь запер дверь в кабинет на ключ. - Ждите здесь, - указал он Ко.лобову на ряд стульев, стоявших вдоль стены. Александр Иванович вернулся, как и обещал, через 5 минут в приподнятом настроении, в руках у него был плоский картонный пакет с логотипом DHL. Он отпер дверь и пригласил Юрия войти.

- Итак, продолжим. На чем мы остановились? Ах, да, я обещал вам представить показания, расходящиеся с изложенными вами обстоятельствами дела. Но сначала вопрос: сколько времени вы провели в банкетном зале до того времени, как поехали к Кудряшко?

- Ну, минут 5, не больше.

- У меня есть показания официанта, обслуживавшего ваш банкет, что вы пробыли после возвращения не менее 40-50 минут. Кроме того, он утверждает, что вы практически все это время находились рядом с Еленой Силиной - женой убитого, которая покинула Националь уже после полуночи. Как вы объясните этот факт?

- Да никак! - Колобов пытался изобразить возмущение. - Или врет эта халдейская сволочь, или сам был бухой!

- Колобов! Прошу выбирать выражения и помнить о том, где находитесь.

- Извините, вырвалось.

- Проблема в том, что эти факты отчасти подтверждаются показаниями ваших одногруппников, присутствовавших на банкете.

- Ну, товарищ следователь, вы сами посудите, там же все поддатые были - это же халявная выпивка, а народ там в основном - нищие научные сотрудники, чмошники на госзраплате... - речь Юрия резко оборвалась, он понял, что явно сказал лишнее. - Извините, я не то хотел сказать, я...

- Ничего-ничего, я все понимаю. Банкиры, судя по доходам, самые нужные люди в нашей стране, продолжайте, не отвлекайтесь, - на скулах Соколова играли желваки.

- Да, ну вот, я и говорю, нажрались там все на халяву, они ведь таких напитков в глаза не видели, а вы им верите.

- Так, хорошо, допустим. Но изложенные вами факты опровергаются показаниями Дениса Заречина, который был с вами в клубе, - следователь выдержал паузу, дабы насладиться произведенным эффектом.

- Какие показания? - Колобов был похож на ребенка, который никак не мог поверить, что взрослый его нагло обманул.

- Как какие? Обычные показания, где он черным по белому пишет... - Соколов достал из папки пачку ксерокопий показаний Дениса, - вот смотрите: "...вскоре после того, как мы приехали в ночной клуб, Юрию Колобову позвонила его давняя знакомая Инна Кудряшко, и он поехал к ней обратно в гостиницу Националь". Здесь все сходится, - заметил Соколов, - читаем теперь в другом месте: "Примерно около 23.30 мы с Федором Силиным решили поехать прогуляться на Воробьевы горы, но захотели избавиться от его надоедливой охраны. С этой целью Федор позвонил Юрию Колобову, который все еще был в Национале, и попросил поймать такси и приехать за нами к служебному входу в клуб". Как вы прокомментируете это? - Колобов ехидно ухмыльнулся и нагло произнес:

- А что это за листочки, с которых ты мне это читаешь, гражданин начальник? - лучше бы он этого не говорил!

- Про "гражданина" это вы верно заметили, очень скоро именно так и никак иначе будете ко мне обращаться. Только вот эти замашки бросьте, им еще научиться надо, и я вам эту науку устрою, - Соколов говорил очень тихим шепотом, практически шипел. Он привстал со своего кресла, перегнувшись через стол так, что его лицо почти вплотную приблизилось к лицу Колобова. - А вот "тыкать" мне не советую! Я с вами в вашем поселке городского типа Бердяйка Ордынского района Смоленской области свиней не пас! Понял! - неожиданно рявкнул следователь. Колобов побелел как полотно, его рот беззвучно открывался и закрывался, казалось он сейчас упадет в обморок. - Итак, - как ни в чем не бывало продолжил Соколов, - чем вас не устраивают показания Заречина, товарищ, - следователь сделал ударение на этом слове, ехидно ухмыльнувшись, - Колобов?

- Т-т-т-так ксерокопия не имеет юридической силы, - вид Юрия был жалок, на лбу выступил крупные капли пота.

- А кто вам сказал, что у меня НЕТ оригинала? Отвечать быстро, смотреть в глаза!!! - Соколов резко вскочил с кресла, в мгновение ока оказался рядом с Колобовым, схватив его за грудки. - Быстро! Отвечать! Что тебе известно про оригинал показаний! В глаза смотреть сказал, падла!!!

- Я... мне... это... я ничего не знаю, отпустите меня!!! - из глаз Колобова брызнули слезы. Соколов отпустил его с видом крайней брезгливости и вернулся за свой стол. Уже спокойным голосом он продолжил:

- Я повторяю свой вопрос: что вам известно о свидетельских показаниях Заречина?

- Да ничего не известно, - Юрий походил на третьеклассника в кабинете директора школы. Он сидел, ссутулившись, и растирал слезы кулаком. - Просто увидел у вас, гражданин, то есть товарищ следователь, ксерокопии, ну и решил обратить внимание на то, что ксерокопии силы не имеют. Я ничего не знаю ни о каких оригиналах...

- Ну что же... Вы действительно правы: ксерокопии показаний юридической силы не имеют. Да никто и не знал о существовании этих ксерокопий. Я их снял, чтобы изучить дома, там они у меня и лежали, а оригиналы выкрали вот из этого сейфа, - Соколов указал на железный ящик, стоящий в углу, - и я тебе клянусь, мальчик, что найду всех, причастных к этому! Это уже полный беспредел, когда кто-то залезает в сейф заместителя Генпрокурора страны. Так что, если тебе что-то известно по этому делу, то советую сказать сейчас - пойдешь как свидетель, но если я тебя раскручу потом, то не обессудь. Испытаешь на себе всю мощь государственной машины - суровой и беспристрастной!

- Да не знаю я ничего! - Колобов слегка успокоился. - У вас документы воруют, а мне отвечать?

- Хорошо, я тебя предупредил. А вот сейчас мы с вами посмотрим оригиналы, которые чудесным образом вернулись в этот кабинет, - с этими словами Соколов изящным жестом взял картонный пакет DHL и начал его распаковывать. Колобов стал похож на улитку - его глаза настолько вылезли из орбит, что, казалось, сейчас упадут на пол. Следователь, оценив эффектность момента, медленно распаковывал тщательно запечатанную посылку. Наконец он извлек на свет пачку исписанных мелким почерком листов.

- Ну вот, смотрите, и здесь почти слово в слово то, что было написано в ксерокопии. Извольте полюбопытствовать, - Соколов протянул страницу поближе к глазам Юрия, не выпуская ее из рук. - Почерк товарища по учебе узнаете? - на Колобова было жалко смотреть. Из пунцово-красного он опять сделался белым как мел, дыхание его участилось, а глаза никак не могли сфокусироваться на конкретном предмете. - Ну успокойтесь, вот попейте водички, - Соколов протянул Юрию стакан с водой. Тот сделал несколько жадных глотков и немного успокоился.

- Вот так, Юрий, - миролюбиво сказал Соколов, - можно сказать, письмо с того света... Как бывает в жизни, - задумчиво закончил следователь.

- Да уж, - в тон Соколову ответил Колобов, - на самом деле письмо с того света...

Александр Иванович медленно встал, положил листы на подоконник и подошел вплотную к Юрию, у которого натурально начала отвисать челюсть. Следователь взял его за лацканы пиджака, рывком поставил на ноги и впечатал спиной в стену. Нос следователя практически касался носа Колобова. Юрий, казалось, вот-вот потеряет сознание.

- А теперь, - медленно, почти по слогам начал Соколов, произнося слова зловещим шепотом, - ты, крыса канцелярская, мне четко и подробно все расскажешь. А начнешь ты с того, откуда тебе известно, что Денис Заречин в данный момент мертв. Ты расскажешь мне ВСЕ! Иначе будешь отвечать не только за убийство Силина, но и за убийство Заречина.

- Я не убивал! - прокричал Колобов. - Я не убивал, поверьте, товарищ следователь!

- А вот теперь я тебе гражданин следователь! Ты сам напросился, - Соколов отпустил Юрия и тот мешком рухнул на пол. Он поднялся на четвереньки и пополз к столу, за который сел Соколов. - Я не виноват, я не виноват, поверьте, меня подставили, поверьте, пощадите, я не хочу в тюрьму, не хочу!!! - у Колобова началась самая настоящая истерика. Следователь в очередной раз наполнил стакан водой и сунул его в руки допрашиваемому. Расплескав половину воды на пол, стуча зубами по стакану, тот осушил его и поставил на стол. - Я все расскажу, все, только не отправляйте меня в камеру, я боюсь, понимаете, боюсь!

- Понимаю. Излагай! - грозно произнес Соколов.

- Сначала обещайте мне, обещайте!

- Ты у девки своей будешь требовать обещания, хватит испытывать мое терпение! - рявкнул Соколов.

- Да, я все расскажу, все... Понимаете, товарищ, гражданин следователь, Силин вел какие-то темные дела, я о них толком не знаю, но он был связан с криминалом, к нему такие бандюганы приезжали...

- Конкретно - имена, фамилии, адреса, телефоны, - прервал его следователь.

- Я не знаю фамилий, одни только клички, знаю некоторые телефоны.

- Хорошо, об этом позже. Кто убил Заречина?

- Я не знаю, поверьте! Это бандюганы его заказали. Понимаете, Силин работал с солнцевскими, но решил расширить нелегальный бизнес, о котором я и слыхом не слыхивал, и перешел дорогу ореховским, те ему предъявили серьезную претензию, но сейчас утверждают, что не убивали его.

- А ты-то откуда знаешь, что они утверждают, если с ними не общался и был не в курсе темных делишек Силина? - перебил Со.колов.

- Ну так они же после его смерти ко мне пришли, долги требовать и вообще... Они решили солнцевских кинуть, воспользоваться, так сказать, случаем.

- А ты, стало быть, сменил своего шефа на боевом посту?

- Ну зачем вы так, Федота же только похоронили, я собирался к вам идти, я же хотел все рассказать...

- Как честный пионер Павлик Морозов, - иронии Соколова не было предела. - Хватит! Давай по существу!

- Да-да! Так вот, на них, на ореховских, наехали какие-то люди из госструктур, у которых с Федотом тоже были дела, но я там никого не знаю, поверьте!

- Дальше!

- Хорошо. Эти люди из госструктур решили, что бандиты убили Федота, ну и предъявили им претензию. Для бандитов лучший выход свалить все на Заречина, уж больно удобным козлом отпущения он оказался. Кстати, они не отрицали и версии, что он на самом деле убил, хотя вряд ли. Они выследили Дениса, который был на Кипре, наняли киллера, чтобы тот подстроил несчастный случай, а параллельно выкрали документы, они...

- Так, стоп! Теперь два очень важных вопроса. Первый: кто и кого нанял для убийства Заречина, и как его вообще нашли? Второй: кто и как организовал кражу документов из моего сейфа?

- Я слышал, что кто-то у вас здесь в прокуратуре "шепнул" по поводу того, когда и куда улетел Заречин. Вроде бы этот же человек помог организовать кражу документов. Но больше я ничего не знаю, ни фамилии, ни должности. Заплатил за убийство один из лидеров ореховских по кличке Губа, а нанял он какого-то спеца, который делает все, кроме убийства из огнестрельного оружия, ну вроде такой прикол у него. Его фамилия...

- Гансов, - задумчиво произнес Соколов.

- А вы откуда знаете? - удивленно спросил Колобов.

- Неважно откуда. Да и не фамилия это, а кличка, от английского "Ганз офф"[18]. Все же кто выкрал документы, кто это организовал, напрягись, Колобов!

- Правда, я ничего не знаю, вот честное слово! Услышал только факт, что документы выкрали, и мне бояться больше нечего... - лицо Колобова опять стало пунцовым.

- Ну что, Юра, устал совсем, опять про.го..во.рился, - почти ласково произнес Соколов. - Давай уже, не тяни, говори...

- Нет! Я не убивал Дэна, я не убивал! - визг допрашиваемого был слышен, наверное, на улице.

- Итак, Колобов, ты по звонку Силина вернулся в ночной клуб. Что было дальше? - как ни в чем не бывало продолжил Соколов.

- Я не убивал, я всю ночь, всю ночь провел с Инночкой, она подтвердит, спросите у нее, всю ночь, я не убивал, - Колобов был похож на китайского болванчика, раскачивающегося из стороны в сторону.

- На, посмотри, - следователь протянул Юрию две компьютерные распечатки.

- Что это? - остановился Колобов.

- Посмотри, ты же грамотный.

Колобов очень долго пытался понять, что же отражено в этом документе, но тщетно.

- Это та самая распечатка звонков с твоего мобильного телефона за вечер 25-го и утро 26-го января, - спокойно пояснил Соколов. - Вот смотри: 23.44 - входящий звонок из ночного клуба. Это, насколько я понимаю, звонил тебе Силин, чтобы пригласить прогуляться на Воробьевы горы. А вот это, - ткнул пальцем в следующую строчку Соколов, - гораздо интереснее. Это вы звоните своей ненаглядной пассии Инночке Кудряшко. И время звонка примечательно - 00:46, а еще удивительнее номер, по которому вы звонили - это домашний телефон указанной особы. Она, наверное, уже забылась креп.ким сном, а вы даму с постели подняли, некрасиво...

Колобов сидел на стуле, уставившись глазами в точку на полу перед собой, рука его непроизвольно опустилась и листы выпали на пол.

- Говорить будем? - спросил следователь, - ты только начни, легче будет, это я тебе обещаю.

- Я не убивал, - произнес Юрий совершенно безжизненным голосом. Вдруг в нем произошла глобальная метаморфоза: глаза налились кровью, руки сжались в кулаки. Он медленно встал со стула, глаза безумно вращались, а губы еле слышно шептали:

- Ты, мент поганый, за раскрываемость преступлений рубишься, хочешь на меня это дело повесить, не выйдет! - последнюю фразу он прокричал и бросился на Соколова, который был к этому готов. Он лихо скрутил Колобову руки за спиной и нажал кнопку под столом. Буквально через несколько секунд в кабинет вбежал сержант с резиновой дубинкой наготове.

- Наручники, - скомандовал Соколов, - и в камеру его.

Колобов быстро пришел в себя и начал кричать:

- Не надо в камеру, не надо, не хочу, пустите, пустите, не хочу, не хочу, пустите... - еще долго эхом раздавалось в коридоре.

Александр Иванович достал немытую кофейную чашку из стола и, вскипятив воду маленьким кипятильником в граненом стакане, наполнил чашку ароматным напитком. Как же ему хотелось позвонить начальнику СИЗО и попросить его поместить Колобова в "нужную" камеру. В такую, ради выхода из которой тот бы не то что в совершенном преступлении признался, но и взял бы на себя убийство Джона Кеннеди. Раньше он в крайних случаях прибегал к таким методам, но ему всегда было противно после этого. А последние пять лет следователь старался даже в мыслях не допускать подобных методов работы. Обретя веру во Христа и став прихожанином одного из подмосковных храмов, Александр Иванович искренне раскаялся во всех гнусных поступках, которые он допускал в своей работе, и старался всеми силами не совершать их вновь. Следователь закурил, медленно потягивая горячий кофе. Лицо его осунулось: с начала допроса прошло 1,5 часа. Соколов снял трубку телефона и по памяти набрал номер.

- Григорий Александрович? - устало спро.сил следователь.

- Да, Александр Иванович, какие новости, - взволнованно спросил отец Дениса За.речина.

- Он не сознался в убийстве Силина, но, думаю, это уже дело техники. Он очень слабый человек, расколется. Я в этом даже не сомневаюсь.

- Ну слава Богу!

- Григорий Александрович, сделайте как мы договорились, я жду звонка.

- Обязательно, Александр Иванович, спасибо вам за все.

В трубке раздались гудки. Затем из внутреннего кармана пиджака он достал компактный мобильный телефон. Несомненно, он ждал звонка, который не заставил себя долго ждать.

- Алло, Александр Иванович, рад вас слышать! - голос в трубке был громким и отчетливым.

- Здравствуй, Денис! Как переживаешь очередное рождение? - впервые за это утро по-настоящему радостно улыбнулся Соколов.

- Начинаю привыкать! Как наши дела?

- Все в порядке! Думаю, что скоро ты исчезнешь из списков лиц, находящихся в федеральном розыске, но вот приезжать сюда еще рановато, побереги себя и будь осторожен. Я не могу сейчас долго говорить, очень рад был тебя слышать. Рад, что ты жив!

- Спасибо, Александр Иванович! Огромное спасибо за вашу помощь и участие. Даже не знаю где бы я был сейчас без вас. Вернее, знаю прекрасно! В персональной квартире без окон площадью 2x2 м.

- Денис, перестань о грустном! Многое уже позади, а впереди забрезжила надежда, что твои злоключения скоро кончатся. Мне пора идти, давай прощаться, да и разговор наш стоит немало, побереги деньги отца.

- Александр Иванович, всего один вопрос. Это Колобов?

- Да, Денис, он пока не признался, но это дело времени.

- Даже не верится, что он мог это сделать, не укладывается в голове. Если бы это сказали не вы, никогда бы не поверил.

- Да, Денис, вот такой подлой иногда бывает жизнь. Береги себя, счастливо!

- До свидания.

 

* * *

Гудки звучали из трубки, зажатой в моей руке. Я стоял на живописном горном склоне и смотрел вдаль, вспоминая события, вчерашнего воскресного дня, растянувшегося, казалось, на несколько лет и навсегда запечатлевшегося в моей памяти.

 

Крещение

15 февраля, воскресенье, Кипр

 

Ночь с субботы на воскресенье прошла беспокойно: снились какие-то кошмары, уснул я только под утро, а проснулся от того, что взорвался мой дом...

После грохота из-под закрытой двери в спальню повалил едкий дым с пылью. Я резко сел на кровати и пытался понять, что же происходит и что мне теперь делать. После секундного замешательства я выскочил в гостиную. Густой белый дым быстро улетучивался сквозь выбитую балконную дверь. Все стены были выщерблены, а из покореженного кондиционера вился сизый дымок. На улице были слышны громкие голоса. "Если я дождусь здесь полиции, то вряд ли сегодня состоится Крещение" - мелькнуло в голове. ЭТОМУ НЕ БЫВАТЬ!!! Я мигом оделся, схватил стоявшую в коридоре сумку, подготовленную еще в прошлый раз, рассовал по карманам все свои документы и наличность, а также зарядные устройства от двух мобильников и выбежал из квартиры. В зоне паркинга никого из соседей не было, я завел автомобиль и выехал со стоянки.

 

* * *

Водитель Pajero цвета металлик, перед тем как свернуть за угол дома, еще раз оглянулся на дом со странным названием "Пандинос" и, грязно выругавшись, утопил педаль тормоза в пол. Pajero, недовольно скрипнув тормозами, встал как вкопанный. Незнакомец увидел, как со стоянки выезжает так хорошо знакомый ему автомобиль.

- Ну, парень, это уже ни в какие ворота не лезет! Ты заговоренный что ли? Ты чего творишь?! Вся многолетняя репутация летит коту под хвост! - он сунул руку под сиденье и вытащил пистолет с длинным глушителем, - вот гадство! Придется первый раз нарушить строго установленный принцип, но другого выхода нет, репутация дороже...

Мужчина положил пистолет на соседнее сиденье, прикрыл его газетой и поспешно тронулся с места, догоняя темно-синюю Короллу с красными номерами[19].

- Идеально, если он выедет на какую-нибудь безлюдную трассу - стрелять в городе, даже сейчас, слишком опасно, - пробормотал незнакомец.

 

* * *

Метрах в пятистах от дома я разминулся с полицейской машиной, мчавшейся с включенной мигалкой. У меня не было сомнений в том, куда она так торопилась.

Это очень странно, но я был совершенно спо.коен. Главное - у меня была цель. Город, удивительно тихий в это время года даже в будни, в воскресное утро был словно вымерший. На дороге не было ни одной машины, кроме серебристого Pajero, ехавшего на приличной дистанции сзади. Я вырулил на круг, с которого отходила дорога на Лимассол. И тут я почувствовал сильную жажду: я ведь не то что не позавтракал, но и глотка воды не сделал. Делать нечего, в это время купить что-либо можно было только в немногочисленных круглосуточных магазинах (даже магазинчики при заправках в воскресенье закрыты). Я сделал полный круг по кольцу и поехал в противоположную сторону к супермаркету. Странное дело... Серебристый Pajero тоже повторил мой маневр и упорно двигался за мной, лишь увеличив дистанцию. "Это неспроста", - понял я. Стараясь ничем не выдать своей догадки, через 5 минут я припарковался у магазина. Pajero остановился метрах в двадцати сзади: последние мои сомнения от.пали. Я не спеша вылез из машины, прихватив сумку с вещами. Дверь запирать не стал. Войдя в магазин, я взял бутылку минеральной воды из холодильника, готовый сэндвич с ветчиной и сыром и пару маленьких пакетов сока. Рассчитавшись с продавцом, я как можно более беспечно с лукавой улыбкой на лице спросил его:

- Не подскажете, в вашем магазине нет случайно второго выхода на другую улицу? - ответом мне послужило удивленное выражение лица продавца и взгляд на припаркованный у входа автомобиль. - Дело в том, что мы едем на пикник на двух машинах, - постарался я объяснить ситуацию. - Мои приятели вчера меня разыграли, вот и я хочу немного приколоться над ними таким образом - пусть поищут! - моя шутка не показалась продавцу слишком веселой, но, тем не менее, он кивнул и повел меня в подсобное помещение. Служебный вход в магазин выходил в боковой переулок и был не виден моему преследователю. Вежливо поблагодарив продавца и дождавшись, пока он скроется внутри магазина, я побежал из всех сил. На бегу я начал усиленно молиться, прося помощи у святителя Николая. Пробежав примерно с километр, я оказался на одной из центральных улиц и, решив, что передвигаться по ней будет опасно, нырнул в другой переулок. Прямо перед собой я увидел припаркованный на обочине Мерседес со знаком taxi на крыше.

- Слава Богу! - непроизвольно вырвалось у меня. Это было удивительно - найти такси в воскресенье утром в достаточно удаленной от туристической зоны части города.

Я подошел к машине, выравнивая дыхание. Водителя внутри не было, но стекло водитель.ской двери было опущено. Я постоял рядом пару минут и легонько нажал на сигнал. Из окна дома выглянул пожилой грек и вопросительно уставился на меня. На вопрос, его ли это машина, он утвердительно кивнул. Тогда я спросил, не согласится ли он меня отвезти в Лимассол. Таксист обрадовался неожиданному заработку и через 5 минут мы уже ехали. Неожиданно зазвонил мобильный телефон: это был Майкл.

- Денис, с тобой все в порядке? - он чуть ли не кричал. - Что случилось? Мне только что звонили полицейские из Пандинаса! Говорят, был взрыв в твоей квартире.

- Майкл, прости, что так получилось: от меня одни неприятности. Поверь, мне сейчас надо сделать одно очень важное дело, а потом я все объясню.

- Да, но что мне говорить в полиции?

- Все как есть. Я отключу сейчас свой мобильный телефон, и до меня просто невозможно будет дозвониться, а потом я сам тебе позвоню, и ты скажешь, что мне нужно сделать, договорились?

- Договорились, - тяжело вздохнул Майкл. - Там на самом деле был взрыв?

- Да, правда.

- Три дня назад авария, теперь - взрыв, похоже, кто-то сильно тебя "любит"... Ну ладно, решай свои проблемы и звони, пока.

- Пока, Майкл.

По дороге я периодически оглядывался назад, но ни одна машина нас так и не нагнала. В Лимассоле я решил, что не стоит ехать сразу в храм и попросил отвезти меня к отелю, рас.положенному недалеко от церкви. Минут через 20 машина остановилась перед входом в гостиницу, я рассчитался с водителем, оставив хорошие чаевые, и выбрался наружу. Дождавшись, пока таксист уедет, я отправился пешком и уже через 10 минут переступил порог церкви.

Богослужение еще не началось, и отец Михаил разговаривал с одним из певчих. Когда он закончил, я подошел под благословение.

- Рад тебя видеть. В этот раз ничего экстраординарного не произошло? - радостно приветствовал меня священник.

- Да нет в общем, если не считать небольшого взрыва у меня в квартире.

- Надеюсь, не серьезнее банки консервов?

- Да нет, что-то типа гранаты.

- Ты шутишь? - лицо священника враз посерьезнело.

- Да какие уж тут шутки. Похоже, кто-то всерьез добивается моей смерти.

- И ты, несмотря на это, поехал креститься? Велика твоя вера, Дионисий. У тебя есть какие-то мысли насчет этого взрыва?

- Есть, отец. Я же в федеральном розыске в России, - вырвалось неожиданно у меня.

- Понятно, - казалось, совсем не удивился батюшка. - Давай-ка отслужим сначала Литургию, помолимся как следует, а потом и попытаемся решить твои проблемы, - уверенно сказал священник.

- Давайте, - без особой надежды согласился я.

На службе я был впервые, практически все было непонятно, а стоять на одном месте уже через 15 минут стало невыносимо. Все деревянные сиденья вдоль стен церкви были заняты, и я решил уже выйти на улицу, как среднего роста мужчина, любезно улыбаясь, настойчиво усадил меня на свое место, а сам встал рядом. С большим облегчением я плюхнулся на сиденье: ноги гудели, а спину ломило так, будто я разгрузил вагон угля. Теперь больше внимания я смог уделять службе, а не своим болящим конечностям. Мой благодетель старался подсказывать, в какие моменты службы необходимо встать, а когда можно сидеть, несмотря на то, что большинство прихожан молятся стоя. В какой-то момент я сосредоточился на молитве о разрешении свалившихся проблем, и остаток службы пролетел на одном дыхании.

Отец Михаил вышел из алтаря уже без богослужебного облачения и направился к вы.ходу, я ждал, сидя на деревянном сиденье у выхода из храма. В руках у батюшки был объемный саквояж. К священнику подходили люди: кто за благословением, кто с вопросами. Еще минут 15 он медленно продвигался к выходу, уделяя внимание всем, кто его ожидал. Передо мной был человек, находящийся в жизни на своем месте. Он был нужен людям, отдавая им всего себя без остатка! Почему-то вспомнилась моя работа. Какой ничтожной и мелкой показалась мне она на фоне священнического служения! Наконец отец Михаил добрался до выхода, кивнул мне, и мы вышли на улицу. Люди по-прежнему подходили к священнику - казалось, этому не будет конца. Батюшка велел мне подождать его, а сам отвел в сторону того самого прихожанина, который так кстати помог мне во время службы. Они поговорили буквально несколько секунд, и священник широкой походкой направился к старенькому Fiat Tipo, кивнув мне следовать за ним. Я уселся на переднее сиденье, и мы не спеша тронулись.

- В сложившихся обстоятельствах в церкви тебе оставаться небезопасно. Мы сейчас поедем к одному нашему прихожанину в гости, сначала тебя покрестим, а потом пообедаем и решим, как жить дальше, - сказал отец Михаил.

- Батюшка, спасибо вам за все! Я очень смущен тем, что, как только начались мои злоключения, вот уже не в первый раз совершенно посторонние люди оказывают мне искреннюю и бескорыстную помощь - это просто удивительно!

- Да ничего удивительного здесь нет, - буднично ответил священник, - Господь попускает искушения, но Он же дает силы их пережить.

- Так получается, что зло исходит от Бога? - задал я давно мучающий меня вопрос.

- Нет, Денис, не получается! - уверенно возразил отец Михаил. - Бог зла не творит, зло появляется там, где нет Бога, но царствует дьявол, зло исходит от нас самих, от нашей воли, когда она не хочет подчиняться божественным законам.

- Но вы же сказали: "Господь попускает искушения" - как это понимать?

- Это надо понимать так, что ничто в мире не происходит без воли на то Господа...

- Вот я и говорю, - грубо перебил я, - что Бог разрешает зло!

- Денис, успокойся, - улыбнулся священник. - Я понимаю, что это очень непростые вопросы, мы попытаемся с тобой в них спокойно разобраться. Вот смотри. Господь создал человека свободным, создал по Своему Божественному образу. Из этого следует, что Господь не может ограничивать нашу волю, Он не может заставлять нас принимать решение, которое было бы угодно Ему. Это понятно?

- Да.

- Идем дальше. Господь вмешивается в ситуацию тогда, когда наши действия затрагивают другого человека, ибо, как сказано в Евангелии, ни один волос с головы человека не упадет без воли Божьей[20]. Мы не сможем творить в отношении другого человека все, что нам заблагорассудится.

- Вот! - опять перебил я. - Но при этом ведь мы видим массу примеров, когда один человек делает зло другому. Получается, Бог разрешает это?

- Да, Бог это попускает. Но опять же, очень важный вопрос, о ком конкретно идет речь. Если мы говорим о человеке, который живет без Бога, который, быть может, даже сознательно отказывается от Него, то какие претензии в этом случае можно предъявить Богу? Ты хочешь жить без Бога - живи. Ты рассчитываешь только на свои силы? Вперед! Зло тебе делает не Бог, а другие люди - не вижу никаких проблем.

- Да, логично, - согласился я. - Но ведь не все люди безбожники, а страдают, насколько я понимаю, все. Или вы хотите сказать, что верующие в Бога и живущие по Его заповедям не страдают?

- Зришь в корень, Дионисий! - улыбнулся батюшка. - Здесь у нас начинается уже чуть-чуть другая тема. Во-первых, нет на земле людей, которые бы могли сказать, что они живут по заповедям Божьим и ни одну из них не нарушают, но все исполняют. Вернее, сказать-то можно, но вот реально так жить - нет. Природа человека испорчена грехом, тяга к которому является частью нас. Мы должны бороться с грехом, но полностью искоренить его в себе удается единицам - святым людям. Теперь давай посмотрим на проблему вот с какой стороны. Ребенок систематически не слушается отца. Как ты считаешь, разумно ли, необходимо ли в этой ситуации ребенка наказать?

- Да, конечно, иначе из него вырастет монстр!

- Правильно. Но для ребенка это зло?

- Ну какое же это зло? Это делается для его блага!

- Да, это понятно, но ребенок плачет, с его точки зрения с ним случилось самое настоящее несчастье. Вот и смотри, что получилось. С разумной точки зрения происходит благо - ребенка воспитывают, чтобы он вырос порядочным человеком. Но с точки зрения ребенка происходит самое настоящее зло, исходящее от самого любимого и любящего человека - его отца. Аналогию улавливаешь?

- Еще бы... - задумчиво произнес я.

- Я тебе даже больше скажу, Денис. Страдание просто необходимо нам в жизни. Это истина, какой бы ужасной или парадоксальной она ни казалась на первый взгляд.

- Но... - попытался возразить я.

- Подожди, послушай пару примеров, - отец Михаил говорил очень эмоционально, - всего два вопроса. Первый: ты не задумывался, отчего бывают такими жестокими дети?

- Ну-у-у-у... Вообще-то нет.

- Очень просто! Дети не знают, что такое боль! Вспомни мультфильм про Маугли, где он впервые в жизни ранит себе палец ножом, а мудрый воспитатель советует ему запомнить это чувство и никогда не причинять боль другим без необходимости. Очень мудрый момент! Человек, не знающий НА СОБСТВЕННОМ опыте, что такое боль, превращается в самого настоящего монстра. Вот тебе первое оправдание страданий - они делают нас милосерднее, чувствительнее к чужой боли, они делают нас людьми! Без сострадания невозможна любовь, а любовь к Богу и ближнему являются главными заповедями в Законе Божьем: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки"[21], - процитировал отец Михаил Евангелие на память. - Теперь вопрос второй: скажи мне, Денис, по своему опыту, тебе не приходилось переоценивать свое отношение к окружающим - друзьям, родным, близким - в момент, когда приходила беда, когда ты терпел какие-то лишения?

- Да, батюшка, согласен с вами. В этот раз я остро ощутил теплоту и любовь, проявленную по отношению ко мне со стороны не только моих близких, но и фактически посторонних людей. Совершенно иначе стал я относится к своему отцу, друзьям...

- Вот! - словно ребенок обрадовался отец Михаил. - О чем я и говорю! Ты же к Богу обратился, когда тебя приперло так, что просто деваться некуда. И это, к сожалению, очень часто встречающееся явление. Мы вообще, когда нам хорошо, всех вокруг забываем. Но вот как петух клюнет, так сразу вспоминаем и родителей, и давно забытых друзей, и Бога.

- Но, батюшка, - не сдавался я, - объясните мне: погибает новорожденный младенец. За что?! За что он гибнет? За что страдает его мать? Разве это справедливо?

Отец Михаил задумался, внимательно глядя на дорогу.

- Да, Дионисий, смерть младенца - это страшно, это очень сложно понять, но понять можно и нужно. Это невозможно объяснить убитым горем родителям в течение какого-то времени после трагедии, да и не надо ничего объяснять, они должны сами ЭТО пережить. Но вот по прошест.вии времени рана закры.вается, и воспоминания о том ребеночке ста.новятся одними из самых светлых в семье. Это кажется парадоксальным лишь на первый взгляд, и это действительно так. После небольшой паузы он продолжил:

- Понимаешь, Денис, пути Господи известны только Самому Богу, только Ему открыто и ведомо наше прошлое, настоящее и будущее. Он знает все наши слабости, наклонности, наши возможности и хочет, понимаешь, СИЛЬНО хочет, чтобы мы все спасли свои души, оказались в жизни вечной с Ним вместе в Царствии Небесном! Отчасти и по этой причине некоторые уходят из жизни младенцами, дабы не искушаться без меры суровостью нашего мира: не каждый сможет устоять перед его соблазнами. Не лучше ли уйти из жизни младенцем - чистым, светлым и радостным? На основании своего священнического опыта могу засвидетельствовать, что не так уж редко бывает ситуация, когда мать, убитая горем, причиненным ей взрослым сыном или дочерью, горько рыдая, взывает к Богу: "Господи, ну почему Ты дал мне дожить до этого позора?! Почему Ты не забрал меня или моего ребенка раньше?" И как быть с этим? Кроме того, семья, похоронившая крещеного младенца, приобретает на небесах молитвенника о себе. И я как пастырь могу свидетельствовать, что очень часто такие семьи заметно меняются к лучшему после потери младенца...

Мы уже въехали на территорию частного дома. Отец Михаил заглушил двигатель, и мы разговаривали в полной тишине.

- Прости, Денис, я тебя совсем утомил, да и приехали мы уже. Давай займемся нашими делами, а потом, если захочешь, продолжим этот очень важный и серьезный разговор, - с улыбкой сказал священник.

- Спасибо вам, отец Михаил. Вы на самом деле на многое открыли мне глаза. Я сначала переварю то, что услышал сейчас, а потом, если позволите, помучаю вас снова, - я тоже улыбнулся в ответ.

По дорожке мы направились к центральному входу в дом. Участок был достаточно большим и поражал своей ухоженностью. Подстать и дом - двухэтажный каменный особнячок в средиземноморском стиле. Вокруг все было очень добротным и солидным, но отсутствовала напыщенная броскость, так часто присущая домам богатых людей в Москве. День выдался чудесный, солнечный, и стол был накрыт на улице. Навстречу поднялся уже знакомый мне мужчина из храма.

- Вот, познакомьтесь, это один из наших самых активных прихожан и мой друг Глеб, - представил его отец Михаил. - А это Дионисий, он же Денис, наш беглец от правосудия.

- Очень приятно, Денис, - протянул мне руку Глеб. - Глеб Казанцев. Рад знакомству, добро пожаловать, - его одежда была подстать дому - солидная, дорогая и неброская.

- Батюшка, все уже проголодались. Мы, наверное, приступим к трапезе? - обратился Глеб к отцу Михаилу.

- Понимаешь, Глебушка, нам бы раба Божия Дионисия покрестить, а потом уже...

- О! Так ты у нас нехристь!? - состроил хозяин дома шутливо-грозную физиономию, глядя на меня. - Тогда с трапезой повременим. Что нужно сделать батюшка? - как солдат, получивший приказ, ответил Глеб.

- Надо бы емкость типа бочки, да водой ее наполнить, - задумчиво произнес отец Михаил, - да где ее взять? Боюсь, что придется крестить обливанием.

- Ни за что! - решительно произнес Глеб. - Следуйте за мной!

Во двор въезжала новенькая Audi TT. Эту машину я видел только в рекламе, а здесь она во всей красе предстала живьем - шикарная черная "тэтэшка", которая сов.сем недавно начала продаваться в Европе. Авто.мобиль уверенно занял свое место под навесом, и из него вышла очаровательная молодая женщина.

- Моя жена, Марина, - Глеб подошел к супруге и нежно поцеловал ее в щеку. - А это наш новый знакомый Денис, - представил он меня. - Мы с тобой счастливые хозяева! В нашем доме совершится Таинство Крещения, которое патер Михаил сейчас и совершит! - Марина улыбнулась в ответ на мою смущенную улыбку и сказала:

- Очень приятно, Денис, это замечательно, что вы решили креститься, я очень рада! - она говорила дежурные фразы, но взгляд светло-серых глаз свидетельствовал о том, что слова эти совершенно искренни. - А я думала, что уже опаздываю за стол. Я вот нам привезла сладкого на десерт, - продолжила Марина, демонстрируя объемную разноцветную ко.робку. - Тортик должен быть просто замечательный!

Глеб привел нас в небольшое помещение, где он организовал спортзал. За тренажерами был вход в предбанник, где я и увидел объемную деревянную емкость. Мы перетащили бочку в центр помещения, и Глеб начал наполнять ее водой из шланга.

- Батюшка, какую водичку набрать? 36,6? - спросил Глеб.

- Ну что ты, Глебушка! Он же у нас не ванну будет принимать! Наливай холодной, - ответил священник.

- Батюшка, водичка у меня из скважины идет, она, мягко скажем, прохладная, - ответил хозяин дома.

- Денис, у тебя с сердцем как, нормально? - обратился священник ко мне.

- Да в порядке все.

- Ну вот и наливай, Глеб! Крещение должно быть Крещением!

- Как скажете, - пожал плечами Глеб. - Ох, Дэнис, завидую я тебе, - это уже было сказано мне, и я как-то не понял - была здесь ирония или нет.

Отец Михаил тем временем развернул маленький столик, накрыл его чистым полотенцем и раскладывал все необходимое. Я же ощутил очень сильное волнение, как-будто сейчас должно произойти что-то страшное или опасное. Мне стало плохо, лоб покрыла испарина, голова закружилась, и я присел на деревянную скамейку.

- Денис, тебе плохо? - Отец Михаил присел рядом. - Ну вот, все как надо происходит.

- Вы шутите? - изумился я.

- Да какой там, - ответил священник и поднес мне ко рту небольшую банку сводой. - На, глотни, это Крещенская вода, сейчас станет легче.

Я повиновался, и действительно - буквально через минуту в голове все прояснилось.

- Что это было? - удивленно спросил я.

- Да враг на тебя нападает, - буднично ответил священник. - Очень, понимаешь, бесам не нравится, когда человек серьезно решает стать частью Церкви Христовой. Бесится он сам, ну и старается на тебе в первую очередь отыграться.

- А что же Господь? Может, я не с тем чувством к Таинству приступаю?

- Все в порядке, - успокоил меня отец Михаил. - Бывает по-разному, но если бы Господь не сдерживал ненависть бесовскую, то не только ты сейчас был бы уже порван на мелкие клочки, но и я, и Глеб с Мариной, да и, наверное, от дома их ничего бы не осталось. А так Господь тебе показывает, насколько серьезное событие происходит сейчас. Борьба начинается уже в этот момент и не прекратится до самого твоего последнего вздоха на смертном одре!

- Батюшка, а обязательно ли доброе и благое дело сопровождается какими-то неприятностями, - уточнил я?

- Практически всегда или до важного в духовной жизни события, или после него происходят какие-то искушения. Однако я бы не стал утверждать, что это обязательное правило. Враг ведь может и на этом сыграть - он оставит тебя в покое накануне важного события, а ты станешь переживать, сделав из этого вывод, что что-то не в порядке. Так что к неприятностям нужно быть всегда готовым, но не думать о них много, а уповать на милость Божию, свято верить в то, что ВСЕ, попущенное Господом, происходит для нашего же блага.

За разговором все приготовления были закончены, и отец Михаил начал читать молитвы.

Я понимал далеко не все слова, но старался изо всех сил, чтобы мои мысли не разбегались в разные стороны. Когда становилось совсем тяжело, я просто обращался к Господу своими словами, прося Его наставить и вразумить меня, защитить от всех жизненных невзгод, вспомнил я добрым словом и попросил Господа о близких мне людях, о своих друзьях и благодетелях, которые поддержали меня в трудный момент.

Самым незабываемым и неповторимым собы.тием стало погружение в крещальную купель - центральная часть Таинства. Я стоял в импровизированной купели, и ледяная вода обжигала ноги. Отец Михаил подошел и, положив мне руку на голову, попросил меня присесть. Холодная вода дошла до шеи, обжигая тело.

- Крещается раб Божий Дионисий, - торжественно начал священник произносить крещальную формулу, - во имя Отца, аминь, - моя голова погрузилась в ледяную воду, после чего я вынырнул, - и Сына, аминь, - опять вода сомкнулась надо мной, - и Святаго Духа, аминь! - в третий раз я вынырнул и встал на ноги. Вода казалась мне горячей, сердце было готово выпрыгнуть из груди, а душа пела! Это была какая-то внеземная, удивительно тихая и одновременно с тем всепоглощающая прон.зительная радость. Мне хотелось обнять весь мир, буквально со всеми поделиться переполняющим душу счастьем. Еще я ощутил совершенно потрясающее чувство внутренней чистоты. Я словно вернулся в раннее детство, когда ты можешь открыто смотреть в глаза любому человеку ясным взглядом непорочного младенца. Все, что происходило дальше, пронеслось каким-то удивительным вихрем - ярким и радостным: помню, как отец Михаил помазывал меня удивительно благоухающим Святым Миром, запах которого сопровождал меня потом не менее суток, помню, как я шел за батюшкой вокруг купели под красивое песнопение "Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся..."

Но все когда-то кончается. Было произнесено заключительное "Аминь", и отец Михаил, а потом и Глеб с радостью расцеловали меня. Я смотрел на них и поражался, откуда у этих людей, для которых я фактически чужой человек, столько радости из-за произошедшего со мной, в чем причина и источник этого счастья? Пока это было для меня загадкой, поскольку я не мог вспомнить, чтобы сам хотя бы раз в жизни так искренне радовался о другом че.ловеке.

Мы вышли на улицу и направились к бассейну. Солнце светило вовсю, на небе не было ни единой тучки, погода была совершенно безветренной - ни дать ни взять московское лето, но в середине февраля!

- А погодка-то сегодня, а?! - словно прочитал мои мысли Глеб. - Как будто спе.циально для тебя, Денис!

Праздничный стол был накрыт на улице рядом с бассейном.

Право первого тоста принадлежало отцу Михаилу:

- Денис, - неторопливо начал он, - сегодня в твоей жизни произошло удивительное событие - ты стал частью Церкви Христовой. Сегодня ты в прямом смысле заново родился. То-есть буквально: сначала умер, умер для греха, для жизни без Бога, а потом родился обновленным и исцеленным для жизни святой, жизни с Богом и в Боге, для жизни вечной. Я прошу тебя, храни как можно бережнее ту чистоту, которую приобрел сегодня, ибо сейчас ты безгрешен, совершенно чист перед Отцом нашим Небесным. Будь всегда в Церкви, пусть все твои дела отныне несут незримый отпечаток полученной сегодня благодати Божией. За нового воина Христова!

Все присутствовавшие за столом сильно проголодались, и первые несколько минут тишину нарушали лишь стук столовых приборов и позвякивания бокалов. Отец Михаил снова взял слово:

- Дорогие мои, удивительно, что никто не обратил внимание на одно совпадение, которое, я уверен, совершенно неслучайно. Я говорю о том, что Дионисия мы покрестили не в обычный воскресный день, а в великий праздник - Сретение Господне! - Глеб артистично ударил себя ладонью по лбу, а священник продолжал, обращаясь уже ко мне: - Денис, это замечательный праздник. В этот день вспоминается евангельское событие: Матерь Божия приносит в иерусалимский храм новорожденного Господа Иисуса Христа. Согласно Закону Израиля, все первенцы мужского пола посвящались Богу. Сначала они предназначались для службы при храме в Иерусалиме, но со временем эту службу стали исполнять мужчины из колена Левиина[22], а все остальные мальчики на сороковой день после рождения выкупались за символическую жертву. В принципе для этого не обязательно было матери идти в храм, но благочестивые израильтянки обязательно приходили в храм лично и приносили свое чадо. Так поступила и Дева Мария - Пречистая Матерь Божия. И вот здесь, в храме, Господа встречает благочестивый старец Симеон, которому Духом Святым было предсказано, что не умрет он до тех пор, пока не увидит своими очами Господа Иисуса Христа. Святой старец, уже уставший жить в этом грешном мире среди людей, которые через тридцать с небольшим лет распнут Сына Божия, встречает Бога в виде чудесного Младенца. И удивительно, Денис, что именно в этот знаменательный день произошла твоя первая серьезная встреча с Богом в Таинстве Крещения. Я очень рад, что тебе будет намного проще запомнить эту дату, - священник улыбнулся, - ибо это был великий праздник! И еще важнее, чтобы память о совершившемся Крещении была не только в голове, но в сердце твоем, направляя и исправляя всю твою жизнь! С праздником! - все со звоном сдвинули бокалы.

Это было какое-то удивительное застолье! Дивным было все - живописный участок, изысканная еда, чудесное вино, а главное - замечательные люди за столом, в присутствии которых было уютно и тепло. Дивным было и то тепло, которое грело меня изнутри каким-то неземным ласковым светом! Наверное, мое состояние было красноречиво написано у меня на лице: я видел, какие взгляды, полные любви, тепла и радости, время от времени бросали на меня мои сотрапезники.

Мы все постепенно насыщались, скорость движения вилок по траектории от тарелок ко ртам постепенно уменьшалась, сам собой начал завязываться разговор. Я с внутренним содроганием ждал вопросов о себе, о том, кто я такой и как появился на Кипре, прекрасно понимая, что в данной ситуации не получится отделаться какими-то общими фразами. У меня все же были сомнения, поверят ли мне? В сущности ведь эти люди меня совсем не знают, ну как им признаться, например, что я нахожусь в федеральном розыске по обвинению в убийстве? Неудобные вопросы не заставили себя долго ждать.

- Денис, ты... - оборвал свою речь на полуслове Глеб, глядя на меня, - может, давай на "ты"?

- Давай!

- Да и Марина, думаю, будет не против, - улыбнулся Глеб.

- Конечно, - подтвердила его очаровательная жена.

- Да, так о чем я, - продолжил хозяин дома. - А! Вспомнил. Я хотел спросить, ты в первый раз на Кипре? Как тебе остров? Вообще ты долго здесь пробудешь еще?

Я бросил вопросительный взгляд на отца Михаила, тот все понял и, кивнув, сказал:

- Да, Денис, здесь все свои, рассказывай, будем вместе решать, как тебе помочь.

Я излагал обстоятельства последних дней уже не в первый раз, так что рассказ получился кратким и конкретным, я закончил его словами:

- Вот в такое дерьмо, Глеб и батюшка, я вас втравил.

Глеб был серьезен, но не удручен. Он задал мне несколько уточняющих вопросов по сути произошедшего и вынес свой вердикт.

- Для меня очевидно, что тебя нужно на время как следует спрятать.

- Да куда же меня теперь спрячешь? - уныло возразил я. - Покинуть Кипр сложно, мной же, поди, и местная полиция сильно интересуется. Обращаться к ней, кстати, у меня нет никакого желания. А на Кипре разве спрячешься?

- Ну да, маленькая деревня, хутор близ Диканьки, - усмехнулся отец Михаил.

- Думаю, что прятать тебя нужно именно здесь, - ответил Глеб. - У меня есть несколько идей на этот счет. Так что я сейчас попрошу Марину приготовить вам с батюшкой кофе, а сам пойду кое-кому позвоню, - и с этими словами он уверенной походкой направился к дому. Удивительно, но у меня даже сомнения не было в том, что моя проблема будет решена: такая сила и уверенность исходила от этого человека. Я не был уверен, но мне показалось, что он сам не раз побывал если и не в аналогичных, но все же в достаточно серьезных ситуациях.

Воспользовавшись тем, что мы остались с отцом Михаилом наедине, я задал вопрос, который давно не давал мне покоя:

- Батюшка, я как мне быть теперь? Последние дни мне казалось, что Крещение - это главная цель, но теперь встает вопрос - а как быть дальше?

- Очень хорошо, что этот вопрос тебя интересует, - искренне обрадовался священник. - Любое церковное Таинство, в том числе и Крещение, венчает Причастие Тела и Крови Господней. Это Таинство Таинств, вершина, то, к чему ведет весь строй церковной жизни.

- Это причастие хлебом и вином? - уточнил я.

- Нет, Дионисий, это Причастие Телом и Кровью Христовыми! - твердо сказал священник. - Да, мы получаем его под видом Хлеба и Вина, но верим, что это есть истинные Тело и Кровь Христовы.

- А как это может быть?

- А как Господь Иисус Христос одновременно был Богом и Человеком? Это тайна, которая совершается во всех православных храмах за каждой Литургией.

- Как же можно причаститься? - спросил я после долгой паузы.

- Приходи на службу - и причастишься. В нашей Церкви единое Богослужение суточного круга разделено на две службы - вечернюю и утреннюю. Причастие происходит утром в конце Литургии, но необходимо присутствовать и на вечерней службе накануне. Так что приезжай в церковь в субботу вечером к 17 часам, а потом в воскресенье к 8.30 утра. К Причастию надо подготовиться: попоститься 3 дня (в нашем случае это четверг, пятница и суббота), а накануне прочитать правило ко Святому Причащению. Оно есть в любом молитвослове. У тебя есть молитвослов? - я утвердительно кивнул.

- А как правильно поститься?

- Если говорить о гастрономической составляющей поста, то нельзя употреблять в пищу любое мясо и субпродукты, все молочные продукты и яйца. То есть остается у нас растительная пища. Однако воздержание в пище - это лишь инструмент, помогающий нам сделать главное. В период поста необходимо постараться смирить свои страсти, необходимо побыть в тишине, вдали от веселья и развлечений, подумать о своих грехах. И здесь мы подошли к другому очень важному моменту. Обычно Причастию предшествует другое Таинство Церкви - Исповедь, необходимое для очищения и исцеления своей души. Дело в том, что любой грех ранит душу, искажает правильное видение мира и делает невозможной нормальную духовную жизнь. Чтобы исцелиться, и необходимо это Таинство. Оно состоит из трех неразрывно связанных частей. Во-первых, необходимо искренне раскаяться в совершенном греховном поступке. Раскаяться так, чтобы иметь решимость раз и навсегда более его не совершать или начать непримиримую борьбу с той или иной греховной привычкой. Далее необходимо прийти к священнику и исповедовать ему все грехи, в которых ты раскаялся. Исповедовать - значит назвать вслух. При этом мы веруем в то, что священник лишь свидетель, а исповедание грехов происходит непосредственно Христу, незримо находящемуся рядом. И в конце священник читает разрешительную молитву, завершая Таинство. Подходя формально, на тебе, Денис, сейчас грехов нет. Да, да, - улыбнулся батюшка в ответ на мой недоуменный взгляд. - Таинство Крещения смывает все грехи, ты у нас сегодня родился заново чистым и непорочным! Разве ты не помнишь, что я говорил сразу после Крещения?

- Да я как-то... Мне так хорошо было тогда, что я, кажется, и слов не слышал, - сму.тился я.

- Понятно, - улыбнулся батюшка. - Да, это так и есть на самом деле. Но с другой стороны, те греховные наклонности и страсти, которые развились у тебя к сегодняшнему дню, никуда не ушли. Они непременно дадут о себе знать в самое ближайшее время. И с ними необходимо бороться. И вот здесь тебе необходим совет священника. Поэтому нам неплохо было бы побеседовать как раз в форме исповеди, чтобы ты мне рассказал о событиях своей сознательной жизни, а я бы смог тогда тебе посоветовать, на что особенно следует обратить внимание. Ты не против?

- Конечно батюшка, - сказал я, наверное, слишком быстро.

- Тяжко, Денис? - на меня смотрели мудрые, все понимающие глаза. - Я знаю, поверь, каково это - рассказывать о своих грехах, но это необходимо! Ты сильный, Денис, ты сможешь! Нужно понимать главное: ты придешь ко мне не для того, чтобы я тебя наказал или осудил, но подобно врачу предложил тебе лекарство.

- Я понимаю, отец Михаил, - щеки мои горели огнем, а внутри было полное смятение, - но как же мне собраться с мыслями, как понять, о чем вам рассказать?

- Денис, все намного проще, чем кажется. Помнишь советскую поговорку: совесть лучший контролер? - я недоуменно кивнул. - Так вот, она невероятно точна. Наша совесть не спит никогда. Она начинает "зудеть" даже тогда, когда мы полностью оправдали свой некрасивый поступок, совершаемый, как нам кажется, исключительно из добрых побуждений. А уж когда мы совершаем что-то серьезное, то совесть просто вопит! Она кричит, бывает просто физически больно, что-то щемит в груди и хочется выть волком на весь белый свет - вот как бывает плохо! Практически все отрицательные дела остаются в нашей памяти, поверь! Надо лишь как следует в ней покопаться. В том числе, и для этого необходим пост перед Причастием, чтобы в душевной тишине и покое как следует взглянуть внутрь своего сердца.

Я сидел в тихом оцепенении. Сразу вспомнилась первая близость с женщиной, которая принесла не то что разочарование, а какую-то жуткую тоску, словно я утратил что-то очень важное. Я помню прекрасно это физическое чувство нечистоты, которое заставило меня потом долго сидеть в ванной, пытаясь от него отмыться. Батюшка тактично выдержал длинную паузу, после которой продолжил:

- В помощь я дам тебе брошюрку, в которой сформулированы основные типы грехов. Знаешь, я не очень доверяю таким вот пособиям и не рекомендую их использовать постоянно в духовной жизни, но в качестве начального пособия она вполне подойдет, - с этими словами он протянул мне тоненькую книжицу.

В этот момент появился довольно улыбающийся Глеб.

- Ну, Денис, все о.кей! Будешь жить в замечательном месте в горах Тродос. Я не думаю, чтобы тебя там легко отыскали. Кстати, у тебя как со связью?

- Один телефон московский, на него только отец звонит, а второй мне выдал представитель строительной компании, где я снимал жилье в Пафосе. Оба при мне с зарядными устройствами.

- Сразу видно, человек в бегах, - сказал Глеб без тени иронии. - Я думаю, что местным телефоном тебе лучше не пользоваться и вообще его отключить, а вот московский оставь, только лучше кроме как с отцом по нему не разговаривай. Завтра я тебе привезу новую sim-карту.

- Тогда лучше и трубку новую. Береженого Бог бережет, - ответил я. - Только вот как быть с деньгами, у меня, - я осекся под неодобрительным взглядом Глеба.

- Разберемся, - беззаботно бросил он. - А сейчас давайте помолимся, и нам пора ехать.

Часа через два мы ехали по извилистой горной дороге. Глеб вел машину молча, видя мое умиротворенное состояние. Несмотря на то, что я сегодня утром должен был быть напичкан осколками гранаты, невзирая на то, что я опять в бегах, а впереди ждет полнейшая неизвестность, - несмотря ни на что, я был счастлив! Таким счастливым, наверное, человек бывает очень нечасто в своей жизни. Я долго думал, как описать поточнее свое состояние: трудно подобрать адекватные слова. Отдаленно это напоминает состояние, когда ты вообще никому ничего не должен, твоя совесть абсолютно чиста. Ты сам чист внутри, как свежевыпавший январский снег, тебе легко и совершенно ничего не гнетет душу. Эта какая-то тихая радость, очень похожая на то чувство, которое я испытал у Гроба Господня. Да, именно! Это, конечно, была благодать!

Постепенно дорога становилась все круче, пока мы не съехали на узкую дорожку, видимо, ведущую к дому, но самого дома видно не было, а подъем был не меньше 35 градусов. Я невольно зажмурился, но Мерседес уверенно преодолел горную кручу, остановившись у маленького сказочного домика, словно облокотившегося на могучий горный склон. Выйдя из машины, я застыл в восхищении: передо мной раскинулась изуми.тельная горная долина, видневшаяся сквозь могучие сосны и ели. Такой природы на Кипре я еще не видел! Ноги сами подвели меня к низкому заборчику, отгораживающему обрыв, и я ощутил себя птицей, свободно парящей среди горных вершин.

- Впечатляет, - раздался за спиной тихий голос Глеба. - Я очень люблю бывать здесь, в Пилье - удивительное место, никакой Швейцарии не надо.

Проведя экскурсию по дому и участку, Глеб уехал. Мы договорились, что он вернется завтра, чтобы помочь мне решить проблему с автомобилем и финансами.

Первым делом я позвонил отцу, поведав ему все свои сегодняшние приключения. Его реакция была неожиданной:

- Если ты меня разыгрываешь, то это плохая идея, Денис, - голос отца был хмурым.

- Папа, да разве такими вещами шутят! - возмутился я.

- А чего у тебя голос такой спокойный и даже довольный? - отец был обескуражен.

- Папа, я покрестился сегодня. А еще я познакомился с удивительными людьми, которые меня и спрятали в этом тихом месте. Так что настроение у меня на самом деле замечательное, несмотря ни на что.

- Понятно. Поздравляю, - без энтузиазма ответил отец. - Я очень за тебя волнуюсь, сынок, очень, - в его голосе была нешуточная тревога.

- Папа, не переживай! Чему быть, того не миновать. Я верю, что все будет хорошо. Кстати, ты не мог бы перечислить немного денег на один кипрский счет? Мне их здесь обналичат. Сам понимаешь, кредиткой мне пока лучше не пользоваться.

- Да без проблем, - отец, казалось, немного успокоился. - Денис, может тебе все же лучше слинять из твоего теперешнего убежища? Я бы тебе сейчас быстренько подыскал новое.

- Па, как ты это сделаешь? Через прежних знакомых? А ты уверен, что это лучше? Сейчас мне помогают ранее совершенно незнакомые люди. Я уверен, что в моей ситуации - это лучший вариант, - перебил я отца.

- Да, здесь ты прав, - согласился он. - Ладно, отдыхай и позвони мне завтра утром. Спокойной ночи, береги себя.

- Спокойно ночи, папа. Я тебя так люблю, спасибо что ты есть.

- Ну что ты, что ты, - мне показалось, что голос отца как-то неестественно напрягся, как будто горло перехватили слезы. - Ты самое дорогое, что у меня есть в жизни. Знай это, сын! - в трубке раздались гудки.

Вскоре меня начало клонить ко сну, хотя не было еще и 21 часа. Неудивительно, учитывая то, какой день сегодня выдался. Я быстро при.брался в комнате, постелил постель и уснул без.мятежным сном. Сколько лет я прожил за этот день? Можно с уверенностью сказать одно: сейчас в кровати мирно посапывал совершенно другой человек по сравнению с тем, который вскочил утром с постели от взрыва ручной гранаты...

 

Этот сон приснился утром. Мама сидела рядом с кроватью и нежно гладила меня по голове.

- Ты молодец, сынок, - звучал ее тихий теплый голос, - ты сделал очень важный шаг в своей жизни, так не останавливайся на этой дороге, она приведет тебя ко мне, я молюсь за тебя. Ничего не бойся и иди. Главное, не оступайся, иди путем, который тебе подсказывает совесть.

- Мама, я что - умру? - недоуменно спросил я.

- Ну что ты, это будет еще очень нескоро, - мама мягко улыбнулась. - Но рано или поздно умирают все, и я мечтаю, чтобы мы были вместе, - лицо мамы неожиданно озарилось ка.ким-то странным внутренним светом, - все вмес.те - с тобой, с папой и с Господом.

Мягкий свет нежно пробивался сквозь оконное стекло. Я лежал в теплой спальне под толстым одеялом и постепенно стряхивал с себя остатки сна. Настроение было удивительно благодушным. За окном шел снег. Господи! Как я соскучился по снегу! В один миг я оказался на полу и ноги понесли меня на улицу. Какая же там была красотища! Нежный, пушистый снег покрывал собою все вокруг: сказочные деревья и пряничные домики - я был в сказке!

С замирающим сердцем, в одних трусах и хозяйских тапках я стоял недалеко от крыльца и растирался чистейшим снегом. Какое же это наслаждение!

Лишь только основательно озябнув, я вернулся в дом, принял душ, оделся и приготовил завтрак. Усевшись в кресле, я чувствовал себя счастливым и умиротворенным, и этому не было ровным счетом никакого реального объяснения. Проблемы за последнее время лишь усугубились, но у меня была абсолютная уверенность, что все, что ни случится, будет мне во благо. Часы показывали 9.30 утра. Я прибрался на кухне и, накинув хозяйскую теплую куртку, вышел на улицу. Снег похрустывал под ногами, а с неба еще продолжали медленно падать крупные белые хлопья. Я неторопливо прогуливался по огромному участку, вдыхая чистейший пьянящий воздух. Будто из другого мира, маленьким чужеродным монстром ожил мобильный телефон. Как же мне не хотелось нарушать этой идиллии, но отцу я не мог не ответить. Папа был краток, поинтересовался новостями и загадочным тоном попросил позвонить Александру Ивановичу на мобильный телефон, который отец, также как и мне, выдал ему для связи с нами. Я в легком нетерпении набрал продиктованный отцом номер и получил долгожданное известие. Все! Я почти оправдан! Как же это замечательно!

 

Гудки звучали из трубки, зажатой в моей руке. Я стоял на живописном горном склоне и смотрел вдаль, вспоминая события, вчерашнего воскресного дня, растянувшегося, казалось, на несколько лет и навсегда запечатлевшегося в моей памяти.

Неожиданно за спиной раздался гул мотора и скрип шин по подъездной дорожке. Я инстинктивно присел, спрятавшись за широкий ствол ели. К дому подъезжал автомобиль Глеба.

- Глеб, ты меня напугал, - спешно покинул я свое убежище. - Я тут, понимаешь, прогуливаюсь, и вдруг машина!

- Да кто тут кроме меня может быть, - недоуменно спросил Глеб. - А-а-а-а! - хлопнул он себя по лбу. - Старик, прости. Я уже забыл, как это бывает, когда на тебя пытаются смотреть в оптический прицел. Из.вини!

- Да ничего, немного потренировался в бдительности.

- Ладно, давай одевайся, и поехали.

Мы быстро домчались до города, Глеб снял со счета деньги, перечисленные отцом, а также передал мне ключи от машины своего друга. Дима держал маленький Mitsubishi Pinin для своих гостей, но сейчас был не сезон, и машина простаивала без дела. В бардачке автомобиля лежала мобила с новым номером.

-Ну что, будем прощаться? - Глеб с улыбкой протянул руку. - Удачи беглецам от правосудия! Дорогу в Пилью запомнил?

- Думаю, да.

- Если что, звони!

- Глеб, храни тебя Господь! - видимо эта фра.за, сказанная от души, получилась очень искренней. Глеб подошел ко мне и обнял за плечи:

- Удачи, Денис! Береги себя и не делай лишних звонков и передвижений по городу. Будь осторожен.

На мои глаза навернулись слезы, и я поспешно отправился к машине. Каким бы оптимистичным ни было мое настроение, но я искренне не знал, увижу ли еще этого ставшего вмиг таким близким человека.

Оказавшись за рулем, я ощутил удивительно приятное чувство полной свободы передвижения, которое дает автомобиль. Первым делом я отправился за продуктами в запримеченный ранее супермаркет. Затем поехал в магазин для художников, чтобы купить все необходимое для работы. Пейзажи в Пилье сами собой располагали к творчеству.

Дорога в Пилью лежала через скоростную лимассольскую трассу, выехав на которую, я заметил подозрительный зеленый джип, плетущийся в паре машин позади меня. Впереди был очередной раундэбаут, и решение созрело само собой. Я сделал два полных круга и с облегчением отметил, что джип спокойно укатил в сторону Пафоса, я же выехал на дорогу, ведущую в горы, и спокойно поехал вверх, отмахиваясь от параноидальных мыслей.

После обеда меня сморил сон. Опять снилась мама. В этот раз она ничего не говорила, а тихо гладила меня по голове, мягко улыбаясь. На ней была очень красивая торжественная одежда насыщенного красного цвета. Этот красноватый свет, казалось, лился прямо из воздуха, заполняя собой пространство. Я открыл глаза. Передо мной за огромным окном предстала заснеженная горная долина в алых лучах заката. Не в силах удержаться, я вскочил и ринулся на улицу, по дороге сдирая обертки с покупок из магазина для художников. Руки набрасывали эскиз, а из головы не уходил мамин образ: "Мамочка, как же мне тебя не хватает! Почему ты так рано ушла. Что за нелепая смерть..."

Мы с отцом так толком никогда и не обсуждали, что же, собственно, произошло в ту роковую ночь. Нам было слишком больно, чтобы об этом разговаривать. Отец как-то пришел домой сильно пьяный и заплетающимся языком сказал, что мамино дело отправили в архив, так и не найдя преступников. Я пытался расспросить его на следующий день, но он только отмахнулся, отправившись в кухню за очередной порцией выпивки.

Солнце село довольно быстро, и продолжать работу дальше не имело никакого смысла. Я вернулся в дом, сварил кофе и набрал номер отца. Он, как всегда, ответил сразу:

- Привет, сын. У тебя все в порядке? - голос его был немного взволнован.

- Да, все нормально, а что случилось?

- Нет, ничего просто волнуюсь за тебя. Деньги дошли?

- Да, спасибо, пап. Ты такой щедрый, куда мне столько?!

- Ну, знаешь, сынок, запас карман не тянет. Пусть будут. Ты просто так позвонил?

- Па, тут мне мама снится уже второй раз за сутки. Я начал вспоминать ее и сообразил, что мы с тобой так толком и не разговаривали об обстоятельствах ее смерти. Как думаешь, может пришло время? - повисла долгая пауза. - Папа, если для тебя это все еще слишком тяжело, давай прекратим разговор, я...

- Да нет, сынок, - перебил меня отец. - Удивительно то, что мама снится и мне. И я тоже в последние дни начал задумываться о ней все чаще. Это произошло, как ты, думаю, помнишь в ночь с 7 на 8 мая 1983 года. Это совсем темная история, сынок. Я долгое время гнал даже саму мысль о маминой смерти из памяти, чтобы опять не мучиться ненужными подозрениями.

- Подозрениями?! - опешил я. - Даже так?

- Да, сынок. Если говорить кратко, то мамы в этот день не было дома потому, что она должна была дежурить. Но, когда началось следствие, выяснилось, что ее подменила напарница, и мама должна была быть дома. Вот такие дела. Тело нашли где-то за городом в лесу, обезображенное, с какими-то вырезанными на теле непонятными знаками. И самое ужасное, у нее была отрезана голова, которую нашли в нескольких метрах от тела. Следствие установило, что маму убили не там, где нашли тело. Я тебе даже не буду озвучивать, какие версии выдвигало следствие - это просто ужасно. Я в то время просто не мог с ними разговаривать, все норовил морду набить. Так дело потом и сдали в архив.

- И что, никаких концов не было?

- Да кто его знает. Я же говорю, разговаривать со следователями я не мог, да и они со мной тоже общаться не стремились. Я решил поскорее выкинуть из головы весь этот кошмар, твердив про себя как заведенный, что мама была самым честным человеком на свете, она не могла меня обманывать, я просто не должен сомневаться в ее честности и преданности. И мне удалось как-то весь этот кошмар забыть. Теперь, видно, пришло время вспомнить, - повисла пауза.

- Папа, а может нам обратиться к Александру Ивановичу?

- Денис! Пожалей человека! Он и так для нас делает столько, что даже и не знаю, как с ним рассчитаемся. Скажу откровенно, мне будет неудобно его беспокоить.

- Хорошо, пап, а я все же попробую. Я его сразу предупрежу, чтобы он откровенно сказал, если у него нет такой возможности.

- Ну ты и нахал у меня, - пробурчал отец. - Ладно, давай прощаться, тут у меня совещание намечается, пока!

Я допивал безнадежно остывший кофе, как вдруг зазвонил местный телефон, переданный мне Глебом. Его веселый голос и раздался в трубке:

- Привет беглецам! Проверка связи. Как устроился, Денис? Проблем, вопросов нет?

- Все в порядке, Глеб. Спасибо за беспокойство.

- Ты уже ужинал?

- Да рано еще, вот только собираюсь что-нибудь приготовить.

- Мне тут хозяин твоего дома Георгис позвонил. У него проб.лема.

- Что такое, - насторожился я.

- Ты понимаешь, у него в погребе уже места не хватает - все домашним вином заставлено. Вот он и просит слезно, можно сказать умоляет, помочь, - последние слова были сказаны с едва сдержанным смехом.

- Уф! Ну и шутки. Я уж думал что опять какие-то проблемы. И что надо сделать?

- Как что? Взять и выпить вина! Оно у Георгиса просто замечательное! Там у входной двери на стене висит ключ от сараюшки - она одна, рядом с домом. В ней, опять же у входа, висит другой ключ от двери в погреб, вырубленный в скале. Вот там и обретешь "красаки[23]".

- А это удобно?

- Еще как! Бери смело. Уверяю тебя, вино превосходное.

- Спасибо Глеб. Ты знаешь, стыдно признаться, но мне здесь, кроме приготовления еды, и заняться не чем. Да, еще я пытаюсь немного рисовать, но это занятие только для светлого времени суток.

- Понимаю, тебя, Денис. Не сочти за нотацию, но у христианина всегда есть выход в такой сложной ситуации - молиться.

- Глеб, ты, конечно, прав, - немного смутился я. - Но, понимаешь, тяжело мне это дается, очень тяжело.

- Это понятно. Как говорится, молиться - кровь проливать! Это никому не бывает легко, а особенно на начальном этапе духовного становления. Так что ты, Денис, не унывай, иди трапезничай, но и о молитве не забывай. Договорились?

- Договорились! Кстати, ты мне не мог бы дать телефон отца Михаила?

- Без проблем, записывай, - сказал Казанцев и продиктовал восьмизначный мобильный номер. - Мы попрощались, и я пошел заниматься ужином.

На сегодня я решил приготовить запеченную на гриле баранину на косточке. Свежее мясо я купил в супермаркете и ненадолго его замариновал в остро-сладкой заправке из сладкого китайского соуса для утки по-пекински и острого соуса чили. Еще утром на открытой веранде, примыкающей к дому, я обнаружил солидный газовый гриль. Щелкнул поджиг, и аппарат важно загудел. Пока он нагревался, я быстро приготовил классический греческий салат из помидоров, огурцов, оливок, репчатого лука, феты и салатной заправки на основе уксуса и оливкового масла. Накрыв стол, я вспомнил о вине и, вооружившись фонариком, отправился в погреб. Его размеры и содержимое по истине впечатляли! Думаю, что кардинально "помочь" хозяину в деле освобождения этого помещения было под силу лишь роте солдат, вернувшихся на дембель. Я взял самую маленькую канистру емкостью в пять литров, запер дверь и направился обратно в дом. В тумбе на кухне я отыскал графин, куда и перелил часть содержимого канистры: вино было густое, благородного темно-рубинового цвета.

Как и положено, лишь в самом конце настал черед мяса: баранина готовится быстро, и есть ее надо сразу же! Поджарив котлетки, я уселся на диван за уже полюбившийся журнальный столик у большой стеклянной двери. Сегодня не шел снег, но светила яркая луна, отбрасывая причудливые тени от больших деревьев. Снег уже почти стаял, белея кое-где под развесистыми елями. Видимо, сказалась напряженность последних дней: голова звенела пустотой, не хотелось думать ни о чем, а просто сидеть и смотреть на живописную горную долину, луну, небо и звезды. Хотелось, чтобы абсолютно все обо мне забыли, хотя бы ненадолго, оставив в этом оазисе покоя и тишины...

 

Исповедь

 

18 февраля, среда, Кипр

 

Предшествующий день прошел в мелких хлопотах. Я позвонил отцу Михаилу и договорился, что сегодня приеду в храм на Исповедь.

Утро сегодня выдалось хмурым - подстать настроению, душу терзали какие-то неясные сомнения, а при мысли о том, что должно было произойти на таинстве Исповеди, сразу краснели щеки и кровь приливала к вискам. Несколько раз я брался за трубку, чтобы позвонить о. Михаилу и под любым предлогом отменить намеченную встречу. Но мне все же удалось себя удержать. Краем сознания я понимал, что реальных причин для отмены таинства у меня нет. Позавтракав, я помолился и сел за стол готовиться к Исповеди, внимательно изучая переданной священником брошюру.

* * *

Москва

Александр Иванович Соколов не планировал на сегодня никаких важных дел. Он просто не мог ни о чем думать, находясь в состоянии томительного ожидания.

- Гансов... Гансов..., - периодически бормотал себе под нос следователь. Он очень хотел спасти Дениса. Еще тогда, на Кипре, Соколов был поражен, насколько Денис похож на их Виталика. Они с Денисом ровесники. Витальке было бы сейчас 27... Эта нелепая автомобильная катастрофа - у них с женой ни одной царапины, а двенадцатилетний подросток вылетел с заднего сиденья через стекло и сломал шею. Смерть наступила мгновенно. Там, на Кипре, Соколов был поражен благородным поступком Дениса и подумал, что его отец может гордиться своим сыном. Он тоже старался вырастить Виталия честным и отзывчивым человеком.

Соколов очень надеялся, что его бывший подследственный отзовется, откликнется на просьбу связаться со следователем, которую Александр Иванович передал вчера через нескольких своих агентов. Он был уверен, что информация до киллера дойдет и дойдет очень скоро: воровская связь невероятным образом работает четко и быстро. Вот только захочет ли он ответить?

Это было лет пятнадцать назад. Да, да, горбачевский дурдом под названием "перестройка" еще не начался. Семен Гришин по кличке "Гришаня" проходил по двум эпизодам, которые его адвокат пытался представить как убийство по неосторожности. Смех да и только! Гришаня убил двух людей в разное время, в разных местах в течение одного месяца "случайно по неосторожности". Это прямо как в анекдоте: "он поскользнулся и упал прямо на кончик моего кинжала, и так сорок раз подряд". Соколов, конечно, не верил этой версии: перед ним сидел начинающий киллер, который уже тогда не пользовался огнестрельным оружием. Кличка "Гансов" прилепится к нему позднее как фирменный знак добротной, быстрой и высокооплачиваемой "работы".

Многие считали, что следователю тогда повезло. Всплыло еще два убийства. Он был уверен, что Гришин их не совершал, но легко мог повесить на него, и тогда от высшей меры убийце не отвертеться, а адвокатская версия смотрелась бы уже очевидным издевательством. Соколов понимал, что Гришаня убийца по жизни, и отдавал себе отчет в том, что он вряд ли остановится. Александр Иванович даже пытался успокоить свою совесть тем, что, подведя Гришина под "вышку", спасет людей, которые останутся живы. Но все же не стал брать этот грех на душу. Обман всегда обман. Когда же речь идет о жизни и смерти, он абсолютно недопустим. Следователь не Господь Бог, чтобы выносить суд и вершить приговор. Некоторые коллеги тогда косо смотрели на Соколова, наверное, по-своему понимая мотив его поступка. Не поняло следователя и начальство: упустить такой случай отделаться от двух "глухарей"! Он никого не пытался переубедить, но честно сделал свою работу, передав дело в суд. Надо сказать, что судья не впечатлился версией адвоката, и Гришаня получил "пятнашку". Однако через три года отсидки ему удалось бежать. До сих пор Семен Гришин, ныне Гансов, находится в федеральном ро.зыске.

Александр Иванович хорошо помнит их последнюю встречу в его кабинете в прокуратуре. Гришаня прекрасно знал свои перспективы, знал он и о том, что могут на него повесить. Следователю показалось тогда, что киллер по достоинству оценил благородство его поступка, сказав, что считает себя должником "по гроб жизни". Ну что же, скоро станет ясно, насколько хороша у него память.

В очередной раз зазвонил телефон. Не тот, не тот... Следователь нехотя снял трубку со служебного аппарата. Надо же, как быстро: Колобов просится на допрос. Созрел, горемыка, созрел, "раскольников" недоделанный!

Колобова привезли через 1,5 часа - около 10.30 утра. Соколов был опытным следователем, много повидавшем на своем веку. Он понимал, что пребывание в тюрьме не красит человека. Но чтобы опуститься настолько, это бывает редко! Затравленный взгляд, всклокоченные волосы, периодически выползающие из ноздрей сопли, дрожащие губы и колоритный синяк под глазом. Нет, его не били по настоящему - Соколов знает, как выглядит человек, которого били серьезно. Это было лишь начало "разговора", который Колобов тут же проиграл. Собственно, трудно было ожидать от него чего-то другого.

- Присаживайтесь, Колобов, - голос следователя был холоден как лед. - Вы о чем-то хотели со мной поговорить?

- Да, товарищ следователь! Понимаете, меня там бьют, надо мной издеваются! По.могите мне, пожалуйста! - Колобов закрыл лицо руками и зарыдал. От него исходил отвратительный запах. Да, заключенные живут в нечеловеческих ус.ловиях, не имеют возможности часто мыться, и запах от них соответствующий. Но здесь было что-то особенное. Соколов пожалел, что бросил курить. Сейчас это было бы весьма кстати.

- Во-первых, я вам не товарищ, гражданин Колобов. А во-вторых, если у вас есть претензии, то вы можете написать официальную жалобу. Только мой вам совет: подумайте хорошенько, прежде чем ее писать. Вы меня понимаете?

- Что же мне делать, кто меня защитит? Я пытался договориться там в тюрьме, чтобы меня посадили в одиночку, я предлагал им деньги, много денег, но они и слушать не хотят. Все ссылаются на вас, на то, что вы принципиальный, и без вашего разрешения они ничего сделать не могут. За что вы меня так? - Колобов опустил руки. По его лицу катились слезы. Следователь достал из стола пачку бумажных салфеток и бросил подследственному.

- Возьмите себя в руки и утрите сопли! И думайте, что и где вы говорите! Вас поместили в самую обычную камеру, в которой сидят самые обычные люди. Заметьте! Я проверил, вы сидите не с уголовниками, а с простыми подследственными. С теми людьми, которые совсем недавно ходили по улицам, работали у станка, чистили дороги, чтобы вам было комфортнее по ним ездить. Это на этих людей вы смотрели сквозь тонированное стекло своего Мерседеса! Вы, наверное, называли их лохами или быдлом, никчемными людишками, которые не умеют жить, которые не могут себе позволить дорогую машину и деликатесную жратву! Это те самые люди, которых ты обрызгивал водой из луж, проносясь мимо на своем автомобиле! - с Колобовым что-то произошло. Лицо его побелело, челюсть отвисла.

- Кто вам рассказал? - наконец выдавил он из себя.

- О чем? - искренне удивился Соколов.

- Ну о том, что я любил в сырую погоду подъезжать близко к обочине, чтобы обрызгать пешеходов? Они так забавно прыгают и потом грозят вслед.

- Мразь! Считай, что я прочитал это на твоем лице! - Сколов встал и подошел к окну, он из последних сил сдерживал себя, чтобы не ударить этого подлеца. - Так вот, - продолжил следователь, взяв себя в руки, - считай, что люди в камере - это те, кого ты не один раз обрызгал. Они-таки догнали тебя, Юра! Понимаешь? За все в жизни надо платить, и ни одна подлость не останется безнаказанной. Тебя в детстве этому не учили? - Колобов отрицательно замотал головой. Казалось, он плохо понимает о чем идет разговор. - Не учили, понятно. И, наверное, никогда не били. Ну вот теперь тебе придется наверстать упущенное. А теперь хватит! - рявкнул Соколов. - Мне некогда выслушивать твой лепет! Я хочу услышать правду о том, как ты убил своего друга и компаньона Федора Силина!

Колобов застыл на месте, словно каменное из.ваяние, только нижняя губа слегка подрагивала.

- Я же вам говорил, что я не убивал, вы разве не помните? - Соколов немного опешил, он готов был биться об заклад, что его собеседник говорит истинную правду, но вида не подал.

- Так ты сюда не в убийстве сознаваться пришел?! -следователь навис над Колобовым так, что тот вжался в стул. - Ну смотри сюда, - Соколов вытащил из папки несколько листов формата А4, исписанных мелким почерком. - Вот это показания официанта ночного клуба, который обслуживал в ту роковую ночь Федора Силина. Он утверждает, что Федор неза.долго до полуночи звонил человеку по имени Юрий и договорился, слышишь, договорился с ним встретиться у служебного выхода из здания через 30 минут.

- Так мало ли на свете Юр? - у Колобова определенно отключились мозги.

- Гениальный ты мой! Конечно! Юр очень много в Москве. Только вот ты сможешь мне назвать еще одного близкого знакомого Силина по имени Юрий? Ну такого, который смог бы ночью приехать и забрать Федора от служебного входа в клуб? Нет? - следователь достал из папки еще один документ. - А вот это расшифровка звонков с мобильного телефона убитого. В районе полуночи есть только один звонок. Понимаешь, только один! И это звонок на твой мобильный. Соображаешь? Ты разве не помнишь прошлый допрос? Я же тебе показывал уже распечатку звонков на твой мобильный!

- Со-о-бражаю, - Колобов начал часто зевать, широко раскрывая рот.

- Ну соображай дальше, - продолжил Соколов, вытаскивая из папки еще одну тонкую пачку исписанных листов. - А вот это показания твоей подруги Инночки. Это ведь она должна была обеспечить тебе алиби, но она во всем призналась. Она нам во всех подробностях описала, каким образом ты принудил ее дать показания в твою пользу.

- Сука! - Колобов неожиданно собрался, и в его глазах сверкнул огонь.

- Ох, какой смелый ты с бабами! Прям герой! Должен тебя огорчить, подруга твоя вела себя не в пример тебе. Она раскололась после того, как ей предъявили расшифровку звонков с твоей трубки, а также содержимое памяти ее определителя номера. Звонил ты ей домой, а не в Националь. И было это уже в 0.45 ночи. А это и есть предположительное время убийства Федора Силина. Еще вопросы есть? Да, кстати, она отрицает, что звонила тебе с аппарата Силиной. Кудряшко утверждает, что у нее и в мыслях не было тебе звонить.

Колобов отрешенно смотрел в пол перед собой, плавно покачиваясь из стороны в сторону.

- Я все расскажу, - тихо проговорил он. - Только дайте попить, - следователь наполнил стакан водой и протянул подследственному. Колобов жадно осушил его в два глотка, утерев рот тыльной стороной ладони. - Да, я действительно поехал в клуб после звонка Федота. Поймал машину прямо у Националя. Служебный вход в клуб расположен со стороны Старого Арбата, туда подъехать на машине сложно. Извозчика оставил в переулке, а сам пешком пошел. Федот обещал выйти на улицу, вот я его там и ждал. Минут через 15 начал замерзать, а Федота все нет, пытался ему на трубу звонить - никто не ответил. Я уже решил войти в клуб, как заметил под ногами лужу крови и окровавленный след, ведущий к кустам - как будто кого-то тащили. Вообще странно, что я этот след сразу не заметил. Я туда заглянул и увидел Федота. Он уже мертвый был.

- С чего вы взяли?

- У него глаза открыты были, уже остекленели. Я испугался. Решил, что могут вполне на меня подумать. Уже потом, когда все обдумал, понял, что зря это сделал, но тогда эмоции захлестнули, очень не хотелось влезать в это дело. Вот я и убежал. Рассчитался с водилой, созвонился с Инночкой, поймал другую машину и поехал к ней.

- Скажите, Колобов, а почему у служеб.ного входа в клуб не установлены видео-ка.меры?

- Так кто же будет сам на себя компромат снимать?

- В смысле?

- Ну там же наркотики продавали со служебного входа. Подходишь, стучишь условным стуком, открывается окошко - и получай билет в сказку, - Колобов криво ухмыльнулся.

- Никогда не поверю! - искренне изумился Соколов. - Не поверю, что солидный клуб занимался такой мелочевкой, подставляя себя!

- Да все удивлялись, гражданин следователь. Но у Федота в последнее время уже крыша съезжала от чувства, что у него все схвачено, да и до денег он всегда жадный был. Сначала продавали только внутри клуба, а потом решили, так сказать, освоить новую нишу - подростков, которых к клубу на пушечный выстрел не подпустят. Поэтому внутри установили вторую солидную дверь, вот там и стоят камеры, а рядом с уличной дверью сидел охранник, оформленный по трудовому договору на испытательном сроке. В случае чего, всегда можно свалить на то, что это он решил сделать свой личный бизнес, а клуб здесь и ни при чем.

- Так, идем дальше, - продолжил следователь. - Что насчет драки Заречина и Силина? Только предупреждаю! Говорить правду!

- Да, да! Все скажу! Это Ленка во всем виновата! Она...

- Какая Ленка? - перебил Соколов.

- Ну Силина, жена Федота. У них же с Дэнисом роман был в студенчестве, а потом ее Федот и увел. Она очень не хотела встречаться с Дэнисом, просила Федота его не приглашать, но тот и слушать не стал. Тогда она попросила меня "завести" Заречина. Вообще Дэнис никому Ленку не показывал тогда, никто не знал об их романе. И то, что Федот ее увел, тоже было тайной. Для Дэниса их разрыв был ударом, она это прекрасно понимала, вот и рассказала мне подробности, чтобы я в нужный момент сказал нужное слово. Она очень хотела, чтобы получился скандал и праздник был бы испорчен.

- Когда это было?

- Буквально за пару дней до того злополучного банкета. Да, в пятницу. Точно. Федот тогда уехал в командировку на пару дней, я ночевал у Ленки, вот утром за завтраком она мне все и поведала, - Соколов уставился на Колобова, не в силах что-то произнести. - А, ну да, вы же не знали, - казалось, случилось невозможное: Колобов смутился. - Мы были любовниками. Да даже не любовниками, а так - спали вместе. Любовники - это когда любят, а Ленка никого и никогда не любила, кроме себя. Мужиков просто использовала. Я ей нужен был для того, чтобы быть в курсе банковских дел. У них с Федотом со дня свадьбы противостояние началось. Ленка видела себя крутой банкиршей, ворочающей миллионами, а Федот ее и близко к делам не подпускал. Лену это просто бесило, она всеми правдами и неправдами лезла в дело. Вот и со мной спала, чтобы я ей рассказывал подробности наших финансовых операций.

- А какие у нее могли быть перспективы?

- Да откуда я знаю. Может, надеялась, что Федот рано или поздно сломается, может думала оказаться с нужным советом в нужное время, чтобы поразить мужа и получить желаемое. Она же по жизни никогда ни с чем не смирялась и всегда добивалась своего. Причем добивалась любыми средствами. Кстати! - хлопнул себя Колобов по лбу, - именно Ленка меня и вызвала из клуба в ту роковую ночь. Что-то наплела по поводу того, что скучно одной, что муж опять всю ночь будет гулять и приедет под утро пьяный, что не хочет спать одна и хочет видеть меня прямо сейчас, а потом и поехать ко мне домой. Я сорвался, а приехав, застал ее в от.вратительном настроении, мы поцапались, и я больше старался ей на глаза не попадаться. Лена вообще очень изменилась в последнее время, особенно после знакомства с тем странным типом.

- С каким типом? - насторожился Соколов.

- Никто ничего толком не знает, даже имя его неизвестно. Какой-то мужик средних лет очень неприятной наружности. Взгляд у него такой, что холодом до костей пробирает. Говорят, он то ли колдун, то ли экстрасенс. Лена после того, как с ним связалась, стала совершенно другой. Даже, пардон, в постели. Э-э-э-э... - замялся Колобов, - понимаете, нормальная женщина вдруг стала секс-машиной: страстной, неутомимой... Она думает только о своем удовольствии. И еще губы... Совершенно холодные, просто ледяные губы.

- Имени его не знаете? - уточнил Соколов.

- Нет, понятия не имею.

- Допрос окончен, - тихо сказал Соколов. У него уже не было сил и желания продолжать. Собственно, все и так было ясно. Колобов не врал, опытный следователь видел это совершенно отчетливо, но отпускать его на свободу сейчас было бы верхом неразумия. Подследственный молча подписал протокол, развернулся и отправился к выходу, где его ждал конвойный.

- Колобов, - окликнул его следователь в дверях. - Я распоряжусь, вас переведут в одиночку, до окончательного решения вашего дела.

Казалось, Юрий не мог поверить своим ушам. Он дернулся было обратно к следователю, но сдержался и тихо ответил:

- Благодарю, вы просто спасли меня.

Александр Иванович еще не успел собраться с мыслями, как дверь кабинета открылась, и на пороге появился его заместитель Илья Гриценко. Заместитель и друг с десятилетним стажем. Бывший друг...

- Иваныч, привет! - пробасил Гриценко. - Не заходишь ко мне, весь в делах? Кто это у тебя был? По делу Заречина?

- Привет, привет, Илюша. Как дома дела?

- Да все в порядке. Вот Люська о тебе волнуется. Совсем, говорит, Саша с этим делом закопался.

- Да уж. Дело премерзкое. Колобов сознался.

- Да ты что?!

- Да уж. Вот такие пироги. Один друг убивает второго, а подставляет третьего. Прямо Шекспир, мать его!

- Слушай, Саш, дай почитать протокол, а? - Илья потянулся рукой к пухлому делу Колобова, лежащему на столе. Соколов сделал вид, что не заметил этого движения, резко встал из-за стола, взяв дело:

- Илюш, давай не сейчас, я бегу на ковер как раз с этим делом, уже опаздываю. Почитаешь еще! - Соколов постарался улыбнуться как можно радушнее и беззаботнее, выходя вместе с Гриценко из кабинета.

- Да конечно, Саш, беги, удачи тебе, - бывшие друзья пожали друг другу руки, и Соколов с огромным облегчением зашагал по коридору прочь от своего зама. Мысли шумным роем вились в голове следователя: "Илюша-Илюша, да как же ты мог? Ты же не просто должностное преступление совершил, ты нашу дружбу предал. На чем же они тебя поймали, Илюша?" Соколов еще позавчера, после первого допроса Колобова, получил информацию от своего осведомителя, указывающую на зама и друга, но верить отказывался. Чтобы развеять сомнения, он немедленно установил за Гриценко наружное наблюдение, которое подтвердило связь Ильи с преступной группировкой. Александр Иванович был рад тому, что есть разумный повод оттянуть арест друга: надо использовать еще одну возможность спасти Дениса. Пусть бандиты узнают, что реальный убийца пойман и изобличен, тогда нет никакого смысла убивать Заречина.

Соколов зашел к своему другу, работающему в архиве, и оставил дело Заречина на хранение - своему сейфу он уже не доверял. Оттуда же позвонил в СИЗО и попросил перевести Колобова в одиночку. Следующий звонок был сделан операм, занимающимся этим делом. Александр Иванович поведал о новостях, появившихся в деле, и попросил взять в плотную разработку Елену Силину. В этот момент зазвонил мобильный телефон, подаренный Заречиным.

 

* * *

Кипр

- Александр Иванович, здравствуйте, как наши дела?

- Здравствуй Денис, неплохо, вскрылись кое-какие новые данные, но пока рано говорить об этом, - Соколов решил пока ничего не говорить о Колобове. - Как у тебя дела, что нового?

- Спасибо, все в порядке. Я, собственно, чего вам звоню. Александр Иванович, не соч.тите за наглость и, если вам сейчас не до этого, скажите прямо, но меня очень волнует один вопрос...

- Слушаю, Денис.

- В ночь с 7 на 8 мая 1983 года в Питере была убита моя мать. Дело раскрыто не было. Это страшное убийство, там очень много непонятного. Мне хотелось бы по возможности узнать, что же произошло в ту ночь. Я был еще подростком, а отец... Он тогда запил. Короче, нам практически ничего не известно о ее смерти. Вы не могли бы навести справки?

- Без проблем, Денис. Не обещаю, что это будет быстро, но трудностей никаких это не составит. Дату преступления я записал, скажи мне имя мамы.

- Елена. Елена Николаевна Заречина.

- Будет сделано. Береги себя, Денис. До свидания.

Закончив разговор, я начал собираться: пора было ехать в храм на встречу с отцом Михаилом.

Я выехал из дома в 14.00: дорога до церкви не должна занять более 45 минут, так что я ехал не спеша, любуясь изумительными горными пейзажами. Дорога постепенно становилась более пологой - я приближался к морю. Неожиданно машину повело влево, руль затрясся, и послышалось шуршание спущенного колеса. Я припарковался на обочине и выскочил из машины: так и есть - переднее левое! Только этого и не хватало! К счастью, в Pajero оказалась полноразмерная запаска и необходимые инструменты. Замена колеса заняла минут 15, так что за.паса по времени у меня уже не осталось, а я не привык куда-либо опаздывать. В небольшом волнении я снова сел за руль и повернул ключ в замке зажигания - в ответ услышал лишь жужжание стартера. Повторив операцию несколько раз, я понял, что проблемы на спущенном колесе не закончились. Что делать? Я открыл капот и с умным видом туда заглянул... Что я надеялся там увидеть? Торчащие обломки деталей или вырванные с мясом провода? Нет, на первый взгляд все было в порядке, а глубже устройство автомобиля меня никогда не интересовало. Я закрыл капот и уселся за руль. Попробовав завести двигатель еще раз, я набрал номер отца Михаила.

- Привет Денис, рассказывай, какая проблема тебя неожиданно постигла! - его голос был весел.

- Батюшка, мне показалось или вы на самом деле ждали моего звонка?

- Ждал на самом деле.

- Это как так? - моему изумлению не было предела.

- Видишь ли, Дионисий, я уже не первый год в Церкви, в твоей ситуации люди очень редко обходятся без каких-то искушений. Ты разве забыл, как мы тебя крестили?

- Вы хотите сказать, что это правило?

- А ты не понял? Да, почти что правило. Так что постигло тебя? Судя по шуму, что-то с машиной?

- Вы угадали, я стою на дороге, на подъезде к Лимассолу. Сначала у меня спустило колесо, и я его поменял. А теперь не заводится машина.

- Понятно. Делаем так. Сейчас мы с тобой прочитаем вместе молитву "Да Воскреснет Бог". Я буду читать по одной строчке и останав.ливаться, а ты повторять за мной. И пойми главное, против тебя орудуют бесы, мешая совершиться Исповеди. И Господь тебе поможет, нужно только с верой к Нему обратиться. Понимаешь, с верой! Мы с тобой не магией занимаемся, но просим Отца Небесного.

- Да, батюшка, я все понял.

- Хорошо, тогда выйди из машины и встань сбоку на обочине, - я повиновался. - Теперь перекрестись, и начнем: Да Воскреснет Бог и расточатся враги его...

Закончив, я еще раз перекрестился и слушал дальнейшие наставления священника.

- Теперь трижды перекрести машину, садись, заводи и поезжай, я уже в храме и жду тебя, - в трубке раздались гудки. Я смотрел на мобильник в руке, тупо хлопая глазами. Что происходит? С чего он взял, что машина сейчас заведется? Но делать нечего, я сел за руль и повернул ключ, стартер сделал оборот и двигатель заработал ровно и устойчиво. С отвисшей челюстью я включил передачу и тронулся в путь.

Отец Михаил встретил меня с радостной улыбкой.

- Доехал, слава Богу! Ну, сейчас начнем.

- Батюшка, ну объясните мне, как это происходит? Я все же ничего не понимаю!

- Денис, здесь все просто. Когда человек идет к Богу, дьявол старается этому всячески помешать. Ничего серьезного он сделать не может, поскольку все его действия ограни.чиваются волей Бога. Господь попускает ему только "мелочи", чтобы проверить нашу решимость и укрепить нас в вере. Я уже тебе нечто подобное говорил. Один московский батюшка рассказывал, как у него на приходе одна молодая семейная пара - начинающие христиане - пытались причаститься в течение нескольких месяцев. Они только подго.товятся к Причастию, соберутся, настроятся, как что-то происходит: то один заболеет, то другой, то еще что-то случится. Им бы ста.раться не обращать внимания, но стремиться сделать главное, а решимости не хватает. Так и откладывали, пока, наконец, не решили: завтра, что бы ни случилось, если будем в состоянии, хоть ползком, но до храма доберемся. Утром они оделись, вышли в сени (жили они в деревенском доме) и услышали грохот: в доме обвалилась крыша. Молодые постояли, посмотрели на это, закрыли дом и поехали причащаться.

Я от души рассмеялся:

- И такое бывает!

- Ой, Денис, лучше сказать: бывает и не такое! Ну, ладно, давай помолимся и начнем.

Следующие 1,5 часа растянулись на сутки. Я стоял перед аналоем, на котором лежали Крест и Евангелие, а отец Михаил стоял рядом. Дверь храма была закрыта, внутри царил полумрак, медленно двигались тени от горящих лампад. Иногда казалось, что все это происходит не на земле. Каждой клеточкой своего тела и души я ощущал важность и серьезность происходящего. Последовательно, год за годом я вспоминал события своей жизни, обращая внимание на то, что оставило след в моей памяти, на то, что заставило мою совесть напоминать о себе. Удивительно, но, пожалуй, одним из самых ярких событий был первый в моей жизни обман. Мне тогда только исполнилось шесть лет, но я помнил этот день так, как будто это было вчера. Я разбил любимую мамину чашку и очень боялся наказания. "Дельная" мысль пришла в голову неожиданно, и я свалил все на нашу кошку Муську. Мама поверила, но в этот момент я не испытал облегчения, но напротив: гадкое чувство впервые накрыло меня с головой. Я обманул маму! Ничто не было мне в радость до тех пор, пока я не пошел и не признался, что Муська тут ни при чем. Только тогда мне стало легче. Как же меня поразила тогда реакция мамы: она была счастлива. Да, она меня пожурила, но радости своей скрыть не могла.

Медленно я продвигался к годам своей бурной молодости. Говорить становилось все тя.желее, все более постыдные вещи приходилось произносить вслух. Отец Михаил был очень тактичен. Иногда священник комментировал тот или иной поступок, называя причины, его вызвавшие, или последствия, которые должны были наступить. И практически всегда он оказывался прав. Например, я рассказал ему, как в седьмом классе связался с хулиганской компанией и вскоре впервые участвовал в коллективном избиении школьника, который был года на два младше нас. Мы впятером завели его в заброшенный питерский двор-колодец, обчистили карманы, а потом били все поочереди. Батюшка тут же сказал:

- И через сколько дней побили тебя?

- А откуда вы знаете, что меня побили?

- Да закон такой, Денис. Закон жизни. Так сколько дней прошло?

- Это случилось на второй день.

- Любит тебя Господь! Как Он тебя сразу и вразумил. Обошлось без больницы?

- В травмпункт меня мама водила - вывих и сильные ушибы. К нам - троим - привязались семеро десятиклассников. Они были пьяные. Мы еще легко отделались. Я тогда порвал с той компанией.

- Ты согласен, что это для тебя было благом?

- Еще бы!

Особенно тяжко было говорить о своих сексуальных похождениях и вообще обо всем, что связано с интимной сферой. Отец Михаил был особенно внимателен к подобн