TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Нас посетило 38 млн. человек | Чем занимались русские 4000 лет назад?

| Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение


Русский переплет

Новые книги наших авторов
05 сентября 2005

Виктор Никитин

Дотронуться до неба

 

                Олег Чувакин. Вторая премия. Тюмень, 2005.

 

     Общеизвестно, что литературе с периферии трудно добиться читательского интереса. Сказывается хотя бы удалённость от центра, от того самого порядком вещей установленного места, где, как считается, происходят главные события во всех сферах жизни. Столица варится в своём собственном соку и ни в чём не испытывает недостатка. Если что, то подпитывается приезжими талантами, - когда вдруг возникает такая необходимость. Всем процессом, кажется, управляет случай. Отбор серьёзный - слабые духом либо бесследно растворяются в гигантском муравейнике, либо возвращаются в родные места, так и не сумев приспособиться к неким ограниченным требованиям, диктуемым ещё более безликим рынком. Убеждение "всё лучшее - в столице" только крепнет, а потому всё внимание к ней.

     Но вряд ли стоит пренебрегать провинцией. В ней, возможно, нет крупных издательств, подобных столичным, зато есть думающие авторы, не отравленные коммерцией. И пишут они для таких же читателей. И книги подчас издают за свой счёт - пусть скромные, внешне неброские, без предметного обозначения издательского желания продаться во что бы то ни стало, но живые, а главным, как мы помним, остаётся содержание.

 

     "Вторая премия" - первая книга Олега Чувакина. До этого он публиковался в журналах "Литературная учёба" и "Юность". Сам автор живёт в Тюмени, пишет рассказы. Уже в первом из них, "Рассказе о любви", есть примечательные слова: "Рассказы писать крайне трудно: в них любое слово беззащитно и на виду". Действительно, поиск одного верного слова и ещё одного, и ещё подчас стоит немалых усилий. Это, в независимости от объёма, всё равно та же кропотливая работа по построению собственного мира, который ты в итоге и предъявляешь читателю.

     "Рассказ о любви" можно назвать программным, потому что он проясняет позицию самого писателя. Это как раз тот случай, когда лирический герой и автор несомненно совпадают в своих предпочтениях. Чувакин заявляет, что "верен традициям Чехова и Бунина", и это правда. Речь идёт не только о стиле, но и о сознательно выбранной теме, а значит автор выводит себя на ответственную дорогу - классическую дорогу сочувствия своим героям и переживаний вместе с ними.

     От Бунина - запахи, связанные с чувством, когда каждая деталь словно говорит об отношениях между людьми, где он и она то ли приближаются друг к другу, то ли уже неотвратимо расходятся навсегда. Это общее впечатление, вытекающее из совпадения внешнего и внутреннего, природных явлений и движения души.

     От Чехова - анекдотичность ситуаций, мягкий юмор, узнаваемость вечных русских типажей, находящих, кажется, сами себе хоть маленькую, но историю. Таковы, например, небольшие рассказы "В гостях" и "Ильин и Соловьёв".

     А в "Марте" ощутимы уже набоковские интонации, предчувствие ускользающего мгновения жизни, которое хочется запечатлеть причудливой вязью слов, чтобы потом рассмотреть как фотографию. Марта - парикмахер, она всего-навсего стрижет волосы, но рассказано о ней с такой тщательностью и поэзией, которые испытывают непостижимое. В этом рассказе Олега Чувакина обыденность предстаёт сложным жизненным явлением - прекрасным и неповторимым: "и кажется вам, что вы трогаете руками небо".

     Тут всё приковывает внимание и вызывает лёгкое сожаление, и ощущение казалось бы неожиданного глотка счастья. Это прикосновение к женской тайне - тайне очарования, природный красоты и ещё неосознанного влияния на окружающий мир. Это смутное душевное волнение, разом расширяющее наше представление о жизни. Интуитивное открытие. Тайна взгляда, движения, за которыми вдруг открывается бездна смысла. Та самая красота, которая спасёт мир, которая уже его спасает и на которой весь этот мир держится. 

     Речь стало быть идёт о той преемственности, на основании которой появляется новый автор - со своим лицом и правилами изложения происходящего. В сущности, ведь если бы не было автора, то ничего бы не происходило. И мы бы не познакомились с лирическим героем Олега Чувакина, не увязшим в прозе жизни, одним из немногочисленных романтиков, не подчинившихся так называемому здравому смыслу, под которым понимается упорядоченное следование однобокой необходимости.

     Слова помогают Олегу Чувакину заглянуть внутрь сложного мира. В этом мире появляются "мягкие тельца розовых книжек", а отец одного из героев ходит в "засаленных, отяжелевших блестящих брюках, похожих на водосточные трубы". Другой персонаж оказывается "из тех, кому нужно делиться своим счастьем, иначе счастья не чувствуется", а у суровой учительницы с ярко накрашенными губами "во рту... полыхает огонь, и на нём пекутся единицы и двойки". И когда в одном из рассказов летом вдруг "пахнет невыпавшим снегом", то "это запах будущего".

     Не все рассказы ровные, но удач в этой книге несравненно больше. И на социальную проблематику Олег Чувакин глаза не закрывает: "Пару лет назад Гайдар объявил свободную рыночную экономику, и шофёр и кондуктор стали от рынка злые. А злость - чувство, каким тянет поделиться. Недаром хулиганы опираются на тезис пролетарского вождя: "Ленин завещал делиться" ("Мой милый Махлеев"). 

     Все герои его рассказов - городские жители, обитатели микрорайонов, навсегда прописанные в своих девятиэтажках. Недаром эти типовые дома вынесены на обложку книги вместе с типовыми металлическими гаражами, занесёнными снегом. Это та среда обитания, в которой и вырастает эта книга и без которой она не могла бы состояться. Будничная, внешне рядовая жизнь, где все открытия совершаются внутри человека, в момент его преображения, в постижении прежде скрытой от него истины. Автор не строит воздушных замков. Если же подобное и происходит, то как защитная реакция, и делают за него эту работу его герои, дети, в ответ на несправедливость или непонимание окружающих ("Королевское великодушие").

     Вообще, рассказы о детях - это особая статья в творчестве Олега Чувакина. Он замечательно показывает незамутнённость сознания и чистоту детского восприятия. Детская душа - позабытый для взрослых мир иных ориентиров и предпочтений, радость каждодневных открытий и боль первых разочарований. Это снова красота, на этот раз детской души, без которой мир померкнет.

     В рассказе "В Москву!" двое школьников младших классов, получив незаслуженные двойки, боятся идти домой и отправляются пешком из Тюмени в Москву, собрав с собой всё самое необходимое, как заправские полярники, - идут в мороз и метель. То, что могло закончиться драмой, заканчивается хорошо, как и должно заканчиваться приключение, и вызывает добрую улыбку: "Одноклаcсники взирают на друзей с восхищением, как на героев войны или прославленных космонавтов...

     - Километра три не дошли до Москвы, - не устаёт рассказывать Женя. - Уж всё, и Кремль видели! Звезда такая на нём горит, что везде видно!"

     А вот ещё один схожий поначалу рассказ про детскую обиду "Кто украл рисунок?" о шестилетнем Толике, напрасно обвинённом воспитательницей в краже детского рисунка, заканчивается так, что судьба маленького человечка вдруг предстаёт в ином свете и приобретает драматическое измерение: "И Толик обнимает ручонками папу. Он очень любит папу. Он любил бы и маму - но её у Толика нет".

     И наконец рассказ, давший название сборнику, - запоминающаяся история непростых отношений преподавателя музыкального училища и ученика по классу баяна, расчётливого, последовательного деспота и постоянно унижаемого раба. Процесс обучения здесь больше напоминает постепенную утрату человеческих чувств в погоне за совершенством технического исполнения, безжизненным и холодным, изживание любых проявлений душевного тепла и участия.  

     Однако ощущение, что Олег Чувакин - светлый писатель, после прочтения этой книги странным образом не исчезает. При нынешнем положении дел это уже представляется и редкостью. По-видимому, всё дело как раз в его тёплом отношении к своим героям, в чистоте взгляда на окружающий мир. А раз так, то остаётся надежда на то, что многое в нашей жизни ещё может измениться в лучшую сторону. 

 

Виктор Никитин


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
265724  2005-09-07 11:21:54
Ольга Чука
- Замечательно написано, Виктор! Вы сумели передать то, что я испытала, читая рассказы Олега Чувакина. Сто лет назад читала Бунина и Чехова, но правила "классической манеры изложения" классиков жанра рассказа (простите за масло масленное), действительно, стойко присутствуют в прозе Олега Чувакина, а это, лично мне, говорит о том, что - да не оскудеет земля русская талантами! Литература только тогда является Литературой, когда после неё хочется жить. По-моему, проза Олега Чувакина полностью соответствует этой сентенции. С благодарностью - Ольга

265733  2005-09-08 18:28:44
Сергей Чевгун
- Прекрасное напутствие автору первой книги! Добрая, теплая рецензия. Остается лишь пожелать Олегу быстрее ╚переболеть╩ Чеховым, Буниным, Набоковым и примкнувшим к ним Гайдаром: )) И чуть-чуть отойти от излишне ╚литературного" взгляда на окружающую его жизнь. Равно как и подчеркнуто "классического" ее осмысления. Во всяком случае, такое мнение сложилось у меня после знакомства со "Второй премией".

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет" 2004

Rambler's Top100