pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Дебют
29 мая 2008

Эвелина Наданян

 

ЛУННЫЙ ПРИНЦ

 

 

Инга сидела на скамейке в парке и, подставив бледное лицо под шёлковые струи предзакатного солнца, нежилась в объятиях ласкового вечера. Где-то недалеко слышались весёлые детские голоса, которые слившись с задиристым щебетанием птиц, создавали ощущение идиллического блаженства. Глаза девушки были закрыты, отчего впечатление иллюзорности усиливалось и приятно кружило голову. Инга была счастлива.

Неожиданно сзади она услышала резкий хруст от лежащих на земле листьев, и что-то метнулось ей под скамейку. Она вздрогнула, но прежде чем вскочить, услышала голос:

- Тётенька, сидите, пожалуйста, не вставайте, не оборачивайтесь!

- Кто ты? - вскрикнула Инга. -- Что с тобой?

- Молчите, ничего не говорите, спрячьте меня, пожалуйста, - задыхаясь, шептал мальчик - Я залезу под скамейку, а вы прикройте меня.

Ингу обуял страх. Ничего не понимая, она прижала ноги. От возбуждения и набегающих друг на друга вопросов загудела голова: кто он? что случилось? не во сне ли это?

В парк вбежала женщина. Она была одета в поношенный домашний халат, волосы были взъерошены, лицо опухшим.

- Где он? Кто его видел? Я убью его! - дико кричала женщина.

Озираясь по сторонам, она бежала из стороны в сторону и неистово вопила. Ингу трясло от страха. Промчавшись мимо скамейки, женщина побежала в сторону детской площадки. Напугав детей она, понеслась дальше.

Кошмар продолжался ещё несколько минут - пока фигура безумной женщины, сжавшись в размерах, не исчезла в другом конце парка.

 

 

Ребёнок выполз из-под скамейки, и всё ещё дрожащая Инга, наконец, увидела его. Мальчику было лет восемь-девять. Первое, что бросилось в глаза - его необычайная худоба и столь же необычайная грусть в красивых светло-карих глазах. То, что прикрывало его тело, трудно было назвать одеждой - скорее лохмотья.

- Кто ты? - заплетающимся языком спросила Инга.

Мальчик смотрел на неё и молчал.

- Что случилось? Кто эта женщина?

Ребёнок немигающими глазами смотрел на Ингу. Она смутилась.

- Извини, я набросилась на тебя с вопросами. Это всё не важно, подойди ко мне.

Мальчик приблизился. Благодарно посмотрев на девушку, он прошептал:

- Спасибо. 

Потом он опустил глаза и едва слышно попросил:

- Вы бы могли меня покормить? Если нет -- я...

- Пойдем поужинаем, я голодна как волк.

Инга взяла мальчика за руку, и они пошли в близлежащее кафе. Прохожие с удивлением оглядывались на необычную пару: худющий, бродяжного вида мальчик, и полненькая, похожая на учительницу младших классов, девушка в круглых старомодных очках.

- Как тебе это местечко, нравится? - спросила Инга у входа.

Мальчик быстро-быстро закивал - от доносившихся запахов он, казалось, потерял дар речи.

Инга заказала бутерброды, чай, булочки.

- Как тебя звать? -- улыбнувшись спросила Инга. Она потихоньку приходила в себя.

Мальчик смутился.

- Андрей.

- А меня Инга. Будем дружить?

Мальчик кивнул.

- Вот и замечательно!

Официант, разложил еду, и Инга сказала:

- Ну, Андрюша, начинай!

Ей и самой не терпелось начать. Булочки были её любимой едой, а после пережитого страха, она была готова съесть их с дюжину.

Инга взяла булочку и стала с аппетитом её жевать. Но тут, словно вспомнив, что не одна, она подняла глаза на мальчика и чуть не поперхнулась: по его щекам стекали слёзы. Он сидел не двигаясь, ласкал глазами бутерброд с сёмгой и тихо плакал.

Инга проглотила не разжёванным большой кусок булки и испуганно спросила:

- Что с тобой? Тебе не нравится бутерброд? Давай закажем другой.

- Нет, что вы, что вы!

Мальчик вытер ладошками слёзы и спросил:

- А у вас дети есть?

- Дети? -- немного растерялась Инга. -- Нет, малыш, детей нет.

- А ваша мама хорошая?

- Да, очень!

- Это хорошо, - улыбнулся мальчик, и взял, наконец, бутерброд. Он жевал его и нашёптывал: "Это хорошо... Это очень хорошо..."

 

 

Когда они вышли из кафе, уже смеркалось.

- Как насчёт мороженного, Андрюша, будешь?

Мальчик кивнул.

Доев пломбир, он сказал:

- Спасибо! Мне пора уходить.

- Куда пойдешь? Тебя ждут?

- Ждут, - неуверенно ответил мальчик и горько улыбнулся.

Инге было страшно отпускать ребёнка.

- Подожди, может в кино сходим? Ты любишь кино?

- Люблю.

Инга взглянула на часы. Секунду поколебавшись, она схватила мальчика за руку и бросила:

- Побежали! Успеем ещё.

 

 

Весёлая комедия не радовала мальчика. Он грустно смотрел куда-то вперёд, и о чём-то думал. Когда вспышки экрана освещали зрительный зал, Инга украдкой смотрела на Андрея, и сердце её сжималось. "Что с ним? Какая у него беда?" - думала она.

- Может выйдем, малыш?

Он кивнул.

На улице было темно.

- Я пойду. Спасибо за всё.

- Ты уверен? Хочешь, пойдём ко мне? Отоспишься, а утром видно будет.

Мальчик потупил глаза. Он помолчал некоторое время, а потом прошептал:

- Я был бы вам благодарен за это!

Потом он резко поднял глаза и торопливо, словно боясь, что его перебьют, застрочил:

- Я только на одну ночь, обещаю вам, завтра я уйду!

- Глупенький, - обрадовалась Инга, - ты совсем не помешаешь! Только обещай, что завтра расскажешь о себе. Хорошо?

Мальчик опустил голову.

- Да. Я расскажу вам.

- Замечательно. А теперь попрошу тебя ещё об одном.

- О чём? - удивлённо посмотрел на Ингу мальчик.

- Обращайся ко мне на "ты". Мы ведь друзья, правда?

- Правда, - улыбнулся Андрюша.

 

 

В прихожей зажёгся свет. Большие настенные часы показывали пол десятого.

- Ты живешь одна?

- Да, - смутилась почему-то Инга. -- Заметно?

- Нет, просто тихо очень.

Они прошли в небольшую комнату. Инга включила свет.

- Как много книг!

- Да, -- улыбнулась хозяйка.

Казалось, кроме книг в комнате ничего не было: они снизу доверху облепили все четыре стены, горками вздымались на небольшом столике, несколько стопок лежало на полу. Книг не было только на диване и на маленькой тумбочке у его изголовья, где едва умещался старенький магнитофон "Весна".

Инга с удовольствием следила за мальчиком, который, приоткрыв от восторга и удивления рот, жадно рассматривал бумажных жильцов её комнаты.

- Ты похож на Маленького Принца.

- На кого? -- оторвался от книг мальчик и посмотрел на Ингу.

- Ты не знаешь Маленького Принца?

- Нет.

- Ничего, завтра я тебя познакомлю с ним. А сейчас давай отдыхать, ты устал очень. Идём, покажу тебе ванную. Ты мойся, а я пока постелю тебе.

- Можно я буду спать на этом диване?

- Тут не удобно, малыш. Лучше я здесь, а ты -- на моей кровати в спальне.

- Нет-нет, прошу тебя! Мне здесь будет хорошо.

- Ну ладно, будь по-твоему.

 

 

По отработанной годами привычке, на которую не влияли ни усталость, ни выходные дни, Инга ровно в семь открыла глаза. И сразу вспомнила об Андрюше. "Спит должно быть ещё" - подумала она. Стараясь не греметь, она бросила в красную турку две ложки кофе и включила газ. До закипания у неё было шесть минут, которых всегда хватало как раз на то, чтобы забежать в ванную. Но сегодня Инга нарушила "протокол". Выйдя из кухни, она на цыпочках пошла в комнату к Андрюше.

Мальчика там не было. Постель была то ли аккуратно застланной, то ли не тронутой вообще.

- Андрюша! - позвала Инга, хотя понимала, что в оцепленной книжными полками комнате ему негде было спрятаться.

Инга кинулась в ванную. Никого. Обратно в прихожую. Механически взглянула на сумку, но, тут же пристыдив себя, не стала её открывать.

Девушка бессильно опустилась на пол. Искать было негде. Неожиданно для себя она заплакала.

- Андрюша, дурачок, ну куда ты сбежал?

... Инга сидела долго. Слёзы на лице уже высохли, а она, обхватив руками голову, сидела, и невидящим взглядом сверлила нехитрый ромбик на облупленном временем тёмно-бирюзовом линолеуме.

Лишь когда из кухни донёсся запах горелого, Инга очнулась.

 

 

Весь выходной день Инга провела дома. Не находя себе места, она как лев в клетке ходила по квартире. У окна в кухне она останавливалась, вглядывалась в далёких прохожих, и снова принималась вышагивать. Иногда она садилась на диван и бралась за книгу, но скоро её откладывала:  глаза бродили по тексту вхолостую.

Утром она пошла на работу в библиотеку.

- Рано ты сегодня, доченька. - Маленькая, высохшая старушка выпрямилась и удивлённо посмотрела на Ингу.

- Да, тётя Люба, рано.

- Погоди, не больна ли? Что-то мне твой вид не нравится. - Старушка бросила тяжёлую тряпку в ведро, вытерла об халат правую ладонь, и, едва дотягиваясь, приложила её тыльной стороной ко лбу девушки.

- Всё в порядке, тётя Люб, - улыбнулась Инга и поцеловала старушку в помятые щёчки, - просто не выспалась.

Время тянулось медленно. Посетителей было мало. Когда дверь иногда распахивалась, Инга бросала на неё умоляющий взгляд, в надежде, что войдет Андрюша. Но каждый раз, увидев "чужое" лицо, корила себя: "Глупая, он ведь даже не знает, где ты работаешь."

 

 

Шесть следующих дней прошли для Инги однообразно: она ровно в семь просыпалась, заваривала кофе, шла в библиотеку, а оттуда в парк. На "свою" скамейку не садилась, лишь бродила по тенистым дорожкам, и беспокойно озираясь, искала мальчика. Уставшая и разбитая она возвращалась домой, слегка закусывала, и ложилась в кровать.

В воскресенье Инга встала как обычно, но подниматься не спешила. Она лежала на спине, устремив застывший взгляд близоруких глаз в потолок, отчего те, смешно округлившись, придавали ей ещё более инфантильный вид.

Под вечер она пошла в парк. Как и неделю назад села на любимую скамейку, запрокинула голову на её белый изогнутый, как лебединая шея, верх, и закрыла глаза. Когда стемнело, Инга поднялась и, не оглядываясь, вышла из парка.

Придя домой, она съела две булочки, взяла в руки любимого Моэма и легла на диван.

Через час, почувствовав, что засыпает, Инга отложила книгу. Закинув руку за голову, она нащупала кнопку, отмотала кассету назад и включила магнитофон. Комнату привычно обволок тёплый голос Демиса Руссоса. Ещё в восьмом классе открыв для себя и сразу полюбив романтичного, округлого, как она сама, грека, Инга не расставалась с его записями никогда, и даже в какой-то момент стала изучать греческий язык.

Под убаюкивание певца, Инга задремала. Ей снился Андрюша. "Инга, милая Инга, - говорил он, - ты самый добрый человек, которого я встречал в жизни. Спасибо за всё. Я обещал тебе рассказать о себе. Но мой рассказ тебя не обрадует. Всё, что я видел в жизни - пьяная мама и побои отчима. Я был ихним рабом. Мама говорила, что все дети - рабы для родителей. Меня заставляли убирать, стирать, мыть посуду. Я не ходил в школу, и не умею читать и писать. Мне не разрешали выходить на улицу. Я слышал как дети внизу играют, смеются, и мечтал о том, чтобы играть с ними. Мои дни тянулись долго, и я с нетерпением ждал вечеров. Когда они пьяные засыпали, я ложился и мечтал. Больше всего мне хотелось поскорее вырасти. Но я рос медленно, и утром всё повторялось заново. Потом я не выдержал и убежал из дому - они забыли запереть дверь. Два дня я скитался по улицам, питался на помойке. На третий день я встретил таких же беспризорников. Они учили меня воровать и нюхать клей. Когда я говорил, что это не хорошо, они смеялись. Говорили, что скоро привыкну, и сам начну учить других. Я всё время думал о маме, что она, наверное, плачет и ищет меня. И я вернулся домой. Я думал, что мама обрадуется мне. Когда я вошёл, она лежала на диване. Я подбежал к ней, обнял и стал просить прощения. Но она вскочила, и стала избивать меня. Она кричала, что убьёт меня и стала тащить на кухню. Но я вырвался, и убежал в парк..."

Инга вздрогнула и резко выпрямившись, села на диване. Так вскакивает человек, которому снился кошмарный сон.

Но это не было сном. Андрюша продолжал: "... В парке я встретил тебя. Ты очень добрая, ты помогла мне, ты заботилась обо мне. Но я не хочу мешать тебе. Когда я жил с беспризорниками на улице, Сашка, ихний главарь говорил, что если я буду вести себя плохо, он отправит меня на Луну. Я спросил его, как это. Он сказал, что надо в лунную ночь посмотреть в колодец, и если там отражается Луна, прыгнуть на неё. Сегодня я понял, что таким как я нет места на земле, и мне лучше будет на Луне. Спасибо тебе за всё, Инга. Ты самая добрая на свете! Я люблю тебя!"

Здесь, словно вспомнив, кто в кассете хозяин, "греческий соловей" резко перебил Андрюшу и заголосил: "Goodbye my love good bye, Goodbye and au revoir, As long as you remember me, I'll never be too far..."

Инга уронила голову на подушку и зарыдала.

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
281774  2008-06-01 16:24:35
Ашот
- Любимая Эвелинушка!
С дебютом тебя! Ты умница.
Твой, Ашот.

281775  2008-06-01 17:08:38
В. Эйснер
- Уважаемая г-жа Наданян!

Очень хороший, горячий, сердечный рассказ и взят и самой гущи нашего нынешнего бытия.

Позволю себе лишь неск. замечаний:

Весь первый абзац - сплошные штампы, читать неловко. "...фигура безумной женщины, сжавшись в размерах..." это несколько коряво, Вы не находите?

Последнее предложение текста опять штамп из штампов. Но ещё хуже, что оно лишнее и лишь снижает высокий накал мастерской концовки рассказа.

Тем не менее - очень хорошо! Я уже придавил кнопочку голосования, - а не куды пошло!

Уважаемый В. М.!

Почему такой интересный, злободневный расказ, такой хороший дебют не участвует в рейтинге?

В. Э.

281776  2008-06-01 17:44:06
Эвелина
- Уважаемый Владимир Эйснер!
Спасибо за добрые слова. Признаться, и я, и самый строгий мой редактор - муж - не были в восторге от первого "заштампованного" абзаца, но недостаток писательского мастерства не позволил мне улучшить его, и я чуток... схалтурила. Но зоркий писательский слух не обмануть, и я благодарна Вам за то, что указали на этот и другие недостатки. Мне важно мнение читателей, и я с благодарностью приму любые замечания. Каждое такое замечание - бесценный для меня урок.
Спасибо ещё раз.
С уважением, Эвелина.

281777  2008-06-01 18:02:26
Эвелина - на 281774
- Спасибо :)))

281782  2008-06-01 21:49:56
Антонина Шнайдер-Стремякова
- Сюжет трогательный (и актуальный к тому же, Ашот, видимо, потому и воскликнул: ╚Умница!╩), жаль, оформление, как плохое школьное сочинение, не сравнить с великолепным по мастерству дебютом ╚Хант Юра╩.

Поповой Алле. Вы, видимо, тоже на празднике были. А я сегодня оказалась свидетелем велосипедного кросса, в честь праздника. Бабушки, дедушки, папы, мамы, дети - словом, народ разновозрастной и разнокалиберный вместе с сопровождавшими их машинами-мигалками загородили пути-дороги. Пешеходы с полчаса ждали, пока эта длинная вереница уступила светофоры.

281783  2008-06-01 22:05:33
АП - А. Ш.- С.
- Спасибо, Антонина Адольфовна, здОрово у вас празднуют.
А я - на каком празднике? Так. Нахожусь в перманентном ожидании... внуков. Но с праздником поздравили, и вообще радуют.

281784  2008-06-01 22:08:59
Эвелина
- Уважаемый Валерий Куклин!
Спасибо за внимание к моему рассказу. И за критику тоже - она мне нужна, и поможет в будущем не повторять ошибок.
Только вот чуть-чуть позволю себе не согласиться с Вами. Вы пишите, что рассказ фальшивый, но рядом добавляете, что похож он на материал из современных газет. Сюжеты в газетных историях всё-таки бывают более или менее реальными, не так ли? Замысел рассказа пришёл ко мне внезапно, но не случайно. Я часто в жизни сталкивалась с несчастными детьми, у которых "родители" были даже более бессердечными, чем мать Андрюши. Одна такая "мать", к примеру, имела обыкновение "успокаивать" плачущего младенца киданием того на пол. Каждая такая детская трагедия оставляла на душе ссадину. И родился, в конце концов, этот рассказ.
Теперь об Инге. Вы пишете, что "девушка не бросилась искать прирученного ею ребенка, а улеглась читать любимого Моэма и слушать музыку". Но как же так? Ведь в рассказе ясно показано её состояние. Она всю неделю ходила сама не своя, и каждый день искала Андрюшу в парке. Потом у неё наступило состояние некой апатии, опустошённости. Я не знаю, как в психологии это называется. Но это естественное состояние, которое, скажем, возникает у заложников, находящихся несколько дней в руках террористов. В какой-то момент у них наступает некое притупление чувств, смиренность, и страх за свою жизнь вдруг сменяется на безразличие к ней. Это состояние пришло и к Инге, и я намеренно позволила ей на седьмой день повалятся в постели, чего она никогда не делала, усадила на любимую скамейку, позволила запрокинуть голову на скамейку и закрыть глаза, заставила уйти из парка быстро и не оглядываясь, накормила двумя булочками и, вручив Моэма, уложила на диван. Мне кажется девушку нельзя из-за этого упрекнуть в безразличности. Это был характерный психологический синдром.
Ещё раз благодарю Вас за отзыв!
С уважением, Эвелина.

281785  2008-06-01 22:18:23
Эвелина
- Благодарю Вас, уважаемая Антонина Шнайдер-Стремякова! Я не писатель, и потому рассказ похож на "плохое школьное сочинение." Я всего лишь хотела поделиться своими преживаниями, не претендуя на "нетленность" произведения.
Удачи Вам!

281788  2008-06-02 00:13:32
Ашот
- 281782 "Эвелина Наданян - Лунный принц" 2008-06-01
21:49:56 [84.190.246.227] Антонина Шнайдер-Стремякова
"... жаль, оформление, как плохое школьное сочинение"


Дорогая Антонина!
Не оспаривая Ваше личное видение рассказа как: "плохое школьное сочинение", и оставляя в покое два последних слова "вердикта", хотел бы, тем не менее, спросить: неужели-таки ПЛОХОЕ?
Жаль, что Эвелина у Вас ассоциируется с двоечниками.
С уважением, Ашот.

281790  2008-06-02 00:54:20
Антонина Шнайдер-Стремякова
- Ашот: ╚Жаль, что Эвелина у Вас ассоциируется с двоечниками╩.

Дорогой Ашот, нет! НО! С троечниками. И мне жаль, а что сделаешь? Вот я, к примеру, воспринимаю Вас (без лести) честным и порядочным человеком, а кто-то, естественно, совсем по-другому. Понятно, что наживать недругов неразумно. А тут решила, что девушку ещё не знаю, что она молодая, и надо написать честно. Думаю, из любви к литературе она начнёт писать лучше. Так что простите, ради Бога!

281791  2008-06-02 00:55:31
Валерий Куклин
- Видите ли, Эвелина, то, что вы мне после рассказа рассказали, не показано ни в рассказе, ни после. И еще... я не верю, что в нынешней России существуют библиотекарши, имеющие в ранней молодости отдельные квартиры, куда в состоянии привести ребенка с улицы и накормить на свой заработок. Вот в то, что ваша героиня испугалась, что пацан ее обворовал, верю. Но вас эта деталь не заинтересовала и она зависла в воздухе по сюжету.

Да вы не переживайте сильно из-за этого. Отложите на полгодика рассказ - и сами увидите его шероховатости. А за это время накатайте еще штук десять. и тогда сами заметите, как все иначе будет выглядеть в новом варианте этого рассказа. А история ваша о том, как некая мать била ребенка головой о стену, это, конечно, факт, я сам встречал таких мамаш. Знаю, что не от великой радости они так поступают. Опишите такую семью = и увидите, что и этим внешне зверям не хватает как раз-таки семейного тепла и участия.

Дети - совсем не столь беззащитные существа, как нам представляется. Прочитайте об этом у Андрея Патонова. Я сам в детстве пытался убить человека (слаба Богу. промахнулся), а во взрослом состоянии уж предпочту сам умереть, но не совершать такого греха. Потому-то я и писал вам, что писать о детях-жертвах, не побывав в их шкуре, очень сложно. У меня на рассказ "Листья" на эту тему ушло более тридцати лет. При этом, тема взята мной была не из газетной статьи, а из исповеди попутчицы по купе.Если не побрезгуете, прочитайте оный на этом сайте.

Что касается вашего мнения о том, что газеты - это сама жизнь, а информация в них достойна внимания, то позвольте мне остаться при своем мнении. Как бывшего журналиста, проработавшего достаточно много времени в различных СМИ и достигшего на этом поприще довольно больших успехов. Ныне в русских и русскоязычных газетах, например, совсем нет такого рода жанров, как очерк и фельетон,да и простых зарисовок не видно, да и прочего. Есть сплетни, есть инсинуации, есть фальшивки, есть просто словесная лабуда. И всегда присутствует спекуляция на больных для общества темах, в том числе и на бездомных детях, ибзегая при этом давать социальнуб оценку причин,породивших беспризорничество. Поэтому-то после 1995 года я -не журналист. И горд этим.

Я понимаю, что первая публикаци требует благожелательного отношения к автору. Но,поверьте мне, иная доброта и впрямь хуже воровства. Когда-то Валентин Петрович Катаев раздраконил мой рассказ "Судьба сайгака" - и я более десяти раз переделывал его после этого. Потом с этим рассказом он меня рекомендовал в Союз писателей. а сейчас рассказ публикуется в хрестоматиях. Думаю, если бы Катаев похвалил меня, рассказ бы так и остался в моем архиве ненужным мусором. Извините, что все о себе, но так удобней. И убедительней.

Валерий

281793  2008-06-02 01:46:49
Ашот
- Всё так, уважаемая Антонина, но Вы ведь хорошо знаете (и я объяснял здесь это неким "читательницам"), что ставя троечку, педагогу следует объяснить ученику, за что он её заслужил. В этом смысле оценки Владимира Эйснера и Валерия Куклина справедливее. Справедливее и в том, что отругав, они нашли и слова поддержки для начинающего автора, которому это ох, как важно.
А "ломать новобранца", поверьте, найдется кому. Незабвенный Юлий Борисович не даст соврать.
Простите и Вы меня.
С уважением, Ашот.

281809  2008-06-02 14:32:28
Антонина Ш-С
- Ашот: ╚Педагогу следует объяснить ученику, за что он её (троечку) заслужил╩.

Уважаемый Ашот, объяснять конкретно слишком долго. Попробую кое-что подправить, а Вы сравните.

╚Инга сидела на скамейке в парке и, подставив бледное лицо под ШЁЛКОВЫЕ струи предзакатного солнца, нежилась в объятиях ЛАСКОВОГО вечера. Где-то недалеко слышались весёлые детские голоса, КОТОРЫЕ, СЛИВШИСЬ с задиристым щебетанием птиц, создавали ОЩУЩЕНИЕ ИДИЛЛИЧЕСКОГО БЛАЖЕНСТВА. Глаза девушки были закрыты, отчего ВПЕЧАТЛЕНИЕ ИЛЛЮЗОРНОСТИ усиливалось и приятно кружило голову. Инга была счастлива╩.

╚Идиллическое блаженство╩, ╚иллюзорность╩ - из высокого стиля. Не годится. Ещё не зная, о чём речь, уже морщишься: автор накручивает вычурную красивость, отсюда и шёлковые струи ╚ласкового вечера╩ и... КОТОРЫЕ, СЛИВШИСЬ (было бы проще ╚весёлые детские голоса, что слышались невдалеке, СЛИЛИСЬ с задиристым щебетанием птиц╩)

Текст Эвелины: ╚Неожиданно СЗАДИ она услышала РЕЗКИЙ хруст от лежащих НА ЗЕМЛЕ (Где же им ещё лежать?) листьев, и что-то метнулось ЕЙ под скамейку. Она вздрогнула, но прежде чем вскочить, услышала голос:

- Тётенька, сидите, пожалуйста, не вставайте, не оборачивайтесь!

- Кто ты? - вскрикнула Инга. -- Что с тобой?

- Молчите, ничего не говорите, спрячьте меня, пожалуйста, - задыхаясь, шептал мальчик - Я залезу под скамейку, а вы прикройте меня╩.

(Ср. За спиной неожиданно шумно хрустнули листья и что-то метнулось под скамейку. Она вздрогнула. Прежде чем вскочить, услышала:

- Тётенька, пожалуйста, не вставайте и не оборачивайтесь!

Не понимая, Инга пригнула голову:

- Ты кто? Что с тобой?

- Я спрячусь под скамейкой, а вы прикройте, его горячий шёпот призывал к ответной реакции.

И т. д. Динамичнее надо бы, естественнее. Мальчик не мог длинно говорить, он спешил.

╚Ингу обуял (ОБУЯЛ?) страх. Ничего не понимая, она прижала ноги. От возбуждения (другого слова нельзя было найти?) и набегающих друг на друга вопросов загудела (так уж и загудела?) голова: кто он? что случилось? не во сне ли это?╩

Мы чувствуем слово, но не всегда им владеем. А в данном случае не только не владеют, но и, к сожалению, ЕЩЁ И ПЛОХО ЧУВСТВУЮТ.

Часто ловлю себя на том, что, читая, больше слежу за стилистикой, нежели содержанием. Сама себя ругаю, но это уже, видимо, профессионально. А у самой огрехи случаются...

Тут Зайцева хвалят стихи, действительно, хорошие, а у меня уже три придирки. Так что не сердитесь. Придирки это профессиональное.

281811  2008-06-02 15:41:42
Эвелина
-
Уважаемая Антонина Шнайдер-Стремякова!
Спасибо, что нашли время разобрать кусочек рассказа. Должна сказать, что с поправками Вашими, в основном, согласна. Как я уже писала Владимиру Эйснеру, я знала о "заштампованности" и высокопарности первого абзаца, но не сумев улучшить его, оставила как есть. Торопилась, конечно, тоже. "Увидела" я рассказ сразу от начала и до конца, и не терпелось выложить его на бумагу. В следующий раз буду работать больше и усерднее.
Всего Вам доброго!

281817  2008-06-02 17:55:18
Ашот
- Дорогая Антонина!

Теперь гораздо лучше: вижу не жестокость, а жёсткость.
Но согласен с Вами не на все "100".

Вам не понравилось, к примеру, что листья лежали на ЗЕМЛЕ, и Вы удивляетесь: "Где же им ещё лежать?". Ну во-первых листья могли лежать и на скамейке. А во-вторых, подобное уточнение (на земле) никак не похоже на тавтологию. Всего лишь лёгкая уточняющая деталь (нужная, кстати, для поддержания ритмо-мелодики). У каждого из нас полно таких "промахов". И, чтобы не быть голословным, приведу два отрывка из Вашего рассказа "Не вызрела". 1) "На танцах в костюме СТОЯЛ". 2) "ЧЕТВЕРОНОГИЙ красавец беспокойно вытанцовывал и время от времени ржал." Если быть строгим как Вы, то можно сказать: ну ясное дело СТОЯЛ, раз на танцы пришёл. Или во втором случае: сколько же ног иметь жеребцу, если не четыре?

Не совсем понятно также, чем не понравились фразы: "ласковый вечер" или "шёлковые струи солнца". Вы называете это "вычурной красивостью". Но в чём "выпендрёж" то? Шёлковые - значит нежные. Неужели набившие оскомину "нежные лучи солнца" звучат лучше, чем "шёлковые струи солнца"?

Теперь то, с чем согласен. "Ощущение идиллического блаженства" - действительно нехорошо. Более того, это - ужасная фраза.
"Обуял страх" - штамп из штампов, плюс архаизм "обуял".

Спасибо, что прочитали и разобрали текст дорогого мне человека.

С наилучшими пожеланиями, Ашот.

281837  2008-06-03 12:56:38
ВМ /avtori/lipunov.html
- Да, первая фраза просто неудачная. Антон Павлович в своем "Ионыче" высмеял желание начинающих писателей стартовать с заходящего солнца. Классику надо знать.

281840  2008-06-03 14:58:48
Эвелина
-
Уважаемый Владимир Михайлович!

Спасибо за отзыв. В рассказе действительно много погрешностей, но для меня это стало очевидным лишь благодаря откликам читателей. За три последних дня я многому научилась и от всей души благодарю всех, кто прочитал рассказ и высказал своё мнение. Как я уже писала, каждый отзыв - бесценный для меня урок. Сейчас бы я многое написала иначе, и мне остается сожалеть, что ничего уже поправить нельзя - что написано пером, как говориться, не вырубить и топором.

Ещё раз благодарю всех своих читателей за проявленную терпимость и советы.

С уважением, Эвелина.

281842  2008-06-03 19:54:08
Ашот (подводя итоги)
- Эвелинушка, не расстраивайся! Рассказ, несмотря на погрешности, получился совсем неплохим. И потом, не забывай, что это - первый блин.
Я тоже хорош - редактируя текст в умилённо-восторженном состоянии, напрочь потерял слух, а с ним и - объективность, и в итоге прохлопал неудачные места.
Хочу заметить ещё вот что. В твоём рассказе восемь абзацев, и если бы мне предложили распределить по ним восемь баллов, то получилось бы так: 1-1, 2-2, 3-3, 4-4, 5-5, 6-6, 7-7, 8-8. С одной стороны это плохо, так как первый, получивший единичку абзац, - это одежда произведения, а именно по ней, как известно, встречают. Но с другой стороны, прогрессия шкалы говорит о том, что умение твоё росло прямо пропорционально опыту (последние три абзаца просто мастерские), а это большой повод для оптимизма.
А самое главное, что в рассказе твоём есть душа, и это значит, что чуткого читателя он безразличным не оставит.
Дальнейших тебе удач!

281856  2008-06-04 14:29:34
Валерий Куклин
- Аргоше

Позвольте обратить ваше внимание, что опровергаемое ваши замечание А. Чехов писал в качестве уже сложившегося мастера короткого юмористического либо сатиристического рассказа в период господства в русской литературе газетных жанров в малой форме и бытового романа в крупной. Ваши же замечания и примеры имеют лишь ссылки на поэтические источники и касаются произведения жены вашего товарища по телефону, написанного в жанре моралитэ. То есть вы добрыми намерениями можете сбить с толку начинающего автора. Мне тоже по нраву начало: ╚В 140 солнца закат пылал╩, но это не проза, а поэзия, в коей допустимы вольности, в том числе и сбои в драматургии произведения. А рассказ сей и впрямь был бы более динамичным, если бы начинался сразу с появления внезапного под ногами задумчивой и никому на этом свете не нужной, одинокой и мучающейся от неудовльствия собой библиотекарши, живущей в эмпиреях и едва не наступившей на истинного Гавроша. Но нет ни такой юиой блиотекарши в оном произведении, нет Гавроша, есть череда сцен, написанных безразличной к героям своим рукой и это является основным недостатком защищаемого вами рассказа. И об этом хотел деликатно сообщить автору ВМ. Ну. а пришлось переводить это на доступный язык мне, как вы выразились когда-то, клоуну.

Эвелине

Вы не принимайте близко к сердцу мое замечание о вашем безразличии. Почитаться объективным автором, не любить своих героев и не ненавидеть их это признак, считают американские, к прмиеру, литературоведы, высокой культуры автора. Вся беда в том, что именно в жанре моралитэ такого рода отношение к персонажам невозможно. Да и не в традициях русской литературы писать так.Ваша жалость к мальчику звучит в рассказе абстрактно не из-за черствости вашей, вовсе нет, а по причине отсутствия опыта и ремесленного мастерства. Моралитэ требует, в первую очередь, противостояние порально=этических позиций двух как минимум героев, а то и конфликта между ими. Живого. Потому наличие посредника между ними в виде электроагрегата по имени Магнитофон делает систему их взаимоотношений скорее комичной, что снижает лично ваш эмоциональный накал и превращает рассказ ваш в анекдот.

Когда вы через какое-то время сядете этот расска перписывать, постарайтесь описать нам вашу героиню живым человеком с приличествующими человеку страстями и проблемами. Отчего именно она, а не кто-то другой, прикрыла ребенка от разъяренной фурии? Отчего один поступок вынудил ее совершить другой? Отчего пацан согласился идти к ней в дом? Какая искорка пробежала между ними, вызвав доверие раздраженного мальца, якобы обозленного на мир взрослых? Все это вы заставляете домысливать нам самим, а ведь это обязан сделать автор. Рассказ сам должен работать, а не требовать, чтобы за автора это делал читатель.

Всякая деталь должна нести какой-то определенный смысл и иметь осознанное самим автором значение. К примеру, почему именно Моэма читает эта дама и что именно в произведениях Моэма перекликается с сюжетной канвой или перекликается с внутренним миром героини, то есть делает и ее нам понятной? Отчего ее мучает.по вашим после рассказа словам, исчезновение мальчика из ее квартиры, если она даже не посчитала нужным убедиться: обокрал он ее или нет? Из чего я должен заключить, что с библиотекаршей жить под одной крышей мальчику будет лучше, чем хоть и с алкоголичкой, но матерью, с живой матерью? Убедите в этом и меня.

Видите, вопросов ваш рассказ породил слишком много, но все они лежат вне художественных его достинств только потому, что ремесло показалось вам не имеющей значения деталью. А ремесло нарабатывается кропотливым и тяжким трудом. Покойный московский писатель Г. Караваев в молодости писал по одному рассказу в день и, когда набрал пятьсот рассказов, собрал их в самый настоящий мешок и припер тогда очень знаменитому Трифонову. И Трифонов отобрал три рассказа, передал их в журнал ╚Дружба народов╩. Рассказы вышли и Георгий проснулся знаменитым, с договорами сразу в два крупнейших издательства СССР ╚Советская литература╩ и ╚Хедожественная литература╩. И у него было что предложить издательствам.

А вот случись вам с первого раза оказаться открытой издательскому миру, могли бы вы представить идательсву такого же рода жалостливых произвеедний хотя бы на 10 авторских листов 240 манинописных страниц? Потому еще и еще раз призываю вас вслед за Аштом: работайте, работайте. Бог вас в темечко клюнул, но этого мало, надо еще работать и работать. Каждый день. Без выходных и без праздников, без желания кому-то угодить, ни с кем не деля ответственность за созданное вами. И тогда... быть может... если вам повезет... начнут вас люди хвалить и поздравлять с творческой удачей.

Валерий

281857  2008-06-04 14:29:48
Валерий Куклин
- Аргоше

Позвольте обратить ваше внимание, что опровергаемое ваши замечание А. Чехов писал в качестве уже сложившегося мастера короткого юмористического либо сатиристического рассказа в период господства в русской литературе газетных жанров в малой форме и бытового романа в крупной. Ваши же замечания и примеры имеют лишь ссылки на поэтические источники и касаются произведения жены вашего товарища по телефону, написанного в жанре моралитэ. То есть вы добрыми намерениями можете сбить с толку начинающего автора. Мне тоже по нраву начало: ╚В 140 солнца закат пылал╩, но это не проза, а поэзия, в коей допустимы вольности, в том числе и сбои в драматургии произведения. А рассказ сей и впрямь был бы более динамичным, если бы начинался сразу с появления внезапного под ногами задумчивой и никому на этом свете не нужной, одинокой и мучающейся от неудовльствия собой библиотекарши, живущей в эмпиреях и едва не наступившей на истинного Гавроша. Но нет ни такой юиой блиотекарши в оном произведении, нет Гавроша, есть череда сцен, написанных безразличной к героям своим рукой и это является основным недостатком защищаемого вами рассказа. И об этом хотел деликатно сообщить автору ВМ. Ну. а пришлось переводить это на доступный язык мне, как вы выразились когда-то, клоуну.

Эвелине

Вы не принимайте близко к сердцу мое замечание о вашем безразличии. Почитаться объективным автором, не любить своих героев и не ненавидеть их это признак, считают американские, к прмиеру, литературоведы, высокой культуры автора. Вся беда в том, что именно в жанре моралитэ такого рода отношение к персонажам невозможно. Да и не в традициях русской литературы писать так.Ваша жалость к мальчику звучит в рассказе абстрактно не из-за черствости вашей, вовсе нет, а по причине отсутствия опыта и ремесленного мастерства. Моралитэ требует, в первую очередь, противостояние порально=этических позиций двух как минимум героев, а то и конфликта между ими. Живого. Потому наличие посредника между ними в виде электроагрегата по имени Магнитофон делает систему их взаимоотношений скорее комичной, что снижает лично ваш эмоциональный накал и превращает рассказ ваш в анекдот.

Когда вы через какое-то время сядете этот расска перписывать, постарайтесь описать нам вашу героиню живым человеком с приличествующими человеку страстями и проблемами. Отчего именно она, а не кто-то другой, прикрыла ребенка от разъяренной фурии? Отчего один поступок вынудил ее совершить другой? Отчего пацан согласился идти к ней в дом? Какая искорка пробежала между ними, вызвав доверие раздраженного мальца, якобы обозленного на мир взрослых? Все это вы заставляете домысливать нам самим, а ведь это обязан сделать автор. Рассказ сам должен работать, а не требовать, чтобы за автора это делал читатель.

Всякая деталь должна нести какой-то определенный смысл и иметь осознанное самим автором значение. К примеру, почему именно Моэма читает эта дама и что именно в произведениях Моэма перекликается с сюжетной канвой или перекликается с внутренним миром героини, то есть делает и ее нам понятной? Отчего ее мучает.по вашим после рассказа словам, исчезновение мальчика из ее квартиры, если она даже не посчитала нужным убедиться: обокрал он ее или нет? Из чего я должен заключить, что с библиотекаршей жить под одной крышей мальчику будет лучше, чем хоть и с алкоголичкой, но матерью, с живой матерью? Убедите в этом и меня.

Видите, вопросов ваш рассказ породил слишком много, но все они лежат вне художественных его достинств только потому, что ремесло показалось вам не имеющей значения деталью. А ремесло нарабатывается кропотливым и тяжким трудом. Покойный московский писатель Г. Караваев в молодости писал по одному рассказу в день и, когда набрал пятьсот рассказов, собрал их в самый настоящий мешок и припер тогда очень знаменитому Трифонову. И Трифонов отобрал три рассказа, передал их в журнал ╚Дружба народов╩. Рассказы вышли и Георгий проснулся знаменитым, с договорами сразу в два крупнейших издательства СССР ╚Советская литература╩ и ╚Хедожественная литература╩. И у него было что предложить издательствам.

А вот случись вам с первого раза оказаться открытой издательскому миру, могли бы вы представить идательсву такого же рода жалостливых произвеедний хотя бы на 10 авторских листов 240 манинописных страниц? Потому еще и еще раз призываю вас вслед за Аштом: работайте, работайте. Бог вас в темечко клюнул, но этого мало, надо еще работать и работать. Каждый день. Без выходных и без праздников, без желания кому-то угодить, ни с кем не деля ответственность за созданное вами. И тогда... быть может... если вам повезет... начнут вас люди хвалить и поздравлять с творческой удачей.

Валерий

281863  2008-06-04 18:32:45
Ашот
- 281857 "Эвелина Наданян - Лунный принц"
2008-06-04 14:29:48 [91.67.250.161]
Валерий Куклин Эвелине


Вначале цитата:
"Всё должно быть изложено так просто, как только возможно. Но не проще." (Альберт Эйнштейн)

Теперь позвольте мне, уважаемый Валерий, ответить на интересующие Вас вопросы. Простите, что делаю это вместо Эвелины. Право имею - был хоть косвенным, но соучастником.

Итак:

1) Вопрос: Отчего именно она, а не кто-то другой, прикрыла ребенка от разъяренной фурии?
Ответ: У ребёнка не было время выискивать кого-нибудь с более объёмистым телосложением. Оттого автор доверил мальчика добродушной, инфантильной девушке.

2) Вопрос: Отчего один поступок вынудил ее совершить другой?
Ответ: И правда. Было бы естественнее на просьбу ребёнка покормить, ответить: "Пшёл вон! Я тебя выручила, а ты наглеешь!"

3) Вопрос: Отчего пацан согласился идти к ней в дом?
Ответ: (простите, что вопросом) А Вы бы отказались? :)

4) Вопрос: Какая искорка пробежала между ними, вызвав доверие раздраженного мальца, якобы обозленного на мир взрослых?
Ответ: Да, и впрямь странно, что наивный малец не подумал: "Ой, что-то подозрительно: вначале спрятала, потом накормила, затем в кино повела, а теперь вдруг домой зовет. Не маньячка ли случаем?"

5) Вопрос: ... почему именно Моэма читает эта дама и что именно в произведениях Моэма перекликается с сюжетной канвой или перекликается с внутренним миром героини, то есть делает и ее нам понятной?
Ответ: Да, зря Эвелина в стремлении избежать пошлости не вручила девушке томик Экзюпери. Было бы прозрачнее.

6) Вопрос: Отчего ее мучает по вашим после рассказа словам, исчезновение мальчика из ее квартиры, если она даже не посчитала нужным убедиться: обокрал он ее или нет?
Ответ: Доверчивая дурочка потому что.

7) Вопрос: Из чего я должен заключить, что с библиотекаршей жить под одной крышей мальчику будет лучше, чем хоть и с алкоголичкой, но матерью, с живой матерью?
Ответ: Простите, боюсь не сумею объяснить.

И ещё. Почему мои приятельские отношения с Аргошей должны быть помехой в его благородном желании видеть терпимость и доброжелательность?

С уважением, Ашот.

281865  2008-06-04 22:31:16
Валерий Куклин
- Странно, Ашот... Вы недопоняли. Я пытался помочь даме разобраться с проблемами, которые стоят перед ней, как начинающим литератором, а вы увидели в этом каверзу. Ваше остроумие я оценил, но оно не поможет Эвелине справиться со стоящими перед ней проблемами. Если же я достал ее, то так и скажите. Я приношу извинения и удаляюсь. Чтоже касается вашего диалога с Аргошей, то искренне вам говорю: он мне чрезвычайно нравится, я очень рад серечности, с какой вы обращаетесь друг к другу. Сам я в шахматы играю хуже среднего, но к мастерам оной игры испытываю почтение. Помните книги популяризаторские гроссмейстера Котова? Я в детстве зачитывал их до дыр. И желаю вам равно как здравия, так и успеховна 64 клетках. А Эвелина...что ж... обойдется без советов. В конце концов, каждый умирает в одиночку. Извините,что потревожил.

Валерий

281866  2008-06-04 22:34:00
Ашот
- Уважаемый Валерий!

Простите мне моё игриво-ироническое сообщение (281863). Это всё нервы. Несмотря на жёсткую критику рассказа, Вы тем не менее, всё время находили слова утешения и поддержки, тогда как ни одна (!!) из уважаемых женщин в "Переплёте" не сумела заставить себя написать хотя бы одно тёплое слово в адрес начинающего автора и, в сущности ещё ребёнка. Не надо хвалить рассказ - в нём много дефектов, и я не об этом толкую - но можно же было простив неумелость, тем не менее отметить благородный порыв автора, поддержать его. Или он (порыв) не чувствуется?!
Благодарю также Владимира Эйснера и Аргошу за прямую или косвенную поддержку автора. Это не может не трогать.

С уважением, Ашот.

281868  2008-06-04 22:38:15
Ашот
- Эх, не успел - опередили Вы меня, Валерий, на четыре минуты. Хотел Вам написать до того, как Вы мне ответите.

281869  2008-06-04 22:46:10
Ашот
- 281865 "Эвелина Наданян - Лунный принц" 2008-06-04
22:31:16 [91.67.250.161] Валерий Куклин
Помните книги популяризаторские гроссмейстера Котова?


Разумеется помню. К сожалению его книги большей частью были неудачными, но одну бессмертную он написал - "Как стать гроссмейстером".
Приятно, что любите шахматы.

281870  2008-06-04 23:00:22
Валерий Куклин
- Вы меня не перестаете удивлять, Ашот. Отчего вы ждали поддержкина ДК со стооны именно женщин? Женщины в большинстве своем очень завистливые и жестокие существа, свсем не похожие на романтические легенды, накрученные вокруг них. Рассказ Эвелины их, если хотите, рассердил тем, что каждая подумала, что и она могла бы об этом написать, только лучше. А еще им завидно, что вы, как муж, ведете себя истинно по-рыцарски. Думаете, много насвете существует мужей, которые терпят писательство своих жён? Что мы знаем о семейны сценах, когда прекрасная фраза появилась на свет, а посуда оказалась немыта? О-о! Истинные страсти кипят именно в быту, который описывать кажеся скучно. Но именно они-то и составлят нашу жизнь, наделяют ее смыслом.

281890  2008-06-05 17:12:10
АП
- 281866 = Ашот
"...тогда как ни одна (!!) из уважаемых женщин в "Переплёте" не сумела заставить себя написать хотя бы одно тёплое слово в адрес начинающего автора..."

О! Какой элегантный наезд на уважаемых женщин!
И, главное, провокационный, чего нельзя не заметить, да тут же было и поддакнуто местным специалистом по нравам.
Оказывается, дамы в неоплатном долгу перед уважаемыми мужчинами. Тут и шахматисты всех категорий, и футболисты, вратари, хоккеисты и проч. То есть передвигать фигуры на доске, гонять мяч либо шайбу им решительно мало. Господа спортсмены не удовлетворены.
Уважаемые женщины - к барьеру!

281891  2008-06-05 18:33:43
Ашот
- Особо нервным поэтессам и прочим амазонкам невдомёк, что их истерическое заламывание рук, увы, не может изменить действительность.

281892  2008-06-05 18:36:00
А Ш-С
- Дорогая Алла! Тут из женщин только две Вы и Марина, а остальной кадр - старушка (Им. падеж - один-два). Мы в 14-15 покровителей не имели прорезались к ╚светлым идеалам╩ сами. А на Ашота, его святые чувства, не обижайтесь.

281893  2008-06-05 18:57:37
Ашот
- Мы в 14-15 покровителей не имели...

Дорогая Антонина! Да какой из меня покровитель? Так себе - практикующийся укротитель. (Алла оценит моё неловкое рифмоплётство).

281894  2008-06-05 19:15:33
А Ш-С
- И я оценю - без поблажек. А Алла, если ещё захочет, - после ласковой обозванки.

281895  2008-06-05 19:21:07
АП
- "...что их истерическое заламывание рук, увы, не может изменить действительность.???)) = О чём речь?:)) Это скорее всего ребус, для Аргоши.

Дорогая Антонина Адольфовна, на кого обижаться? Кто должен обижаться?:)) Мне показалось, что рыцарь умнее. Ну показалось, и не более того.:))

281897  2008-06-05 19:39:27
Ашот
- А действительность такова: не вполне сообразительным амазонкам даже в простейших вещах видятся ребусы.

281898  2008-06-05 21:03:17
АП
- Дорогой Ашотик, если уж так дело-то пошло, то Вам к Мариночке. Она Вам даст срочную психологическую консультацию. Если платную, то мы скинемся. А что ж так хворать-то на ровном месте. Поправляйтесь, дорогой. Удачи!

281900  2008-06-05 21:27:46
Ашот
- 281898 "Эвелина Наданян - Лунный принц" 2008-06-05
21:03:17 [92.39.161.213] АП


...Вам к Мариночке. Она Вам даст срочную психологическую консультацию


Дорогая Алла, безмерно тронут Вашей заботой. Но позвольте мне, как истинному джентльмену (не хихикайте), любезно пропустить Вас вперёд :)

281910  2008-06-06 08:33:07
Ирина
- Очень жаль, Валерий, что Вы столь нелестного мнения о женщинах... У всех грехов хватает... и не стоит осуждать и, особенно, обобщать. А кто не ответил и не высказался, значит так надо. А что касается ваших вопросов, то здесь как раз выплывают гендерные различия. Именно женщине, как матери, понятно без разъяснений, почему Инга помогла мальчику, почему переживала за него. Эвелина поэтому и не сочла нужным объяснять это. Для нее, как матери, понятно это без слов. Вот другое дело, что рассказ предоставлен широкому кругу читателей, и возможно в первом абзаце, как раз и стоило показать не ее безмятежность и счастье, но и ее боль, что у нее-то детей нет и не случайно она сидела в парке возле детской площадки Убеждена, что сопереживать чужому горю может только тот, у кого и самого есть своя ╚беда╩. Тогда становится и более ясно, почему она предпочитает Моэма. Действительно, сенситивных людей и в особенности женщин в последнее время поубавилось, и в этом тоже есть проблема эпохи

Ашоту

Я очень рада за Эвелину, что в высказываниях не было равнодушия, а существенная критика от профессионалов поможет ей развиваться и оттачивать мастерство. Думаю, похвальба только тормозит наше развитие и раздувает гордость и самомнение, но ошибки и спотыкания заставляют идти вперед... Удачи и жду доработки рассказа и новых творений

281913  2008-06-06 11:10:47
Валерий Куклин
- Ирине.

Да ерунда все это - о женщинах. Я же написал " бОльшая часть" вас, а не все подряд. пока что не все. Я вообще считаю, что мужчины и женщины- это два подвида одной популяции хомо сапиенса, находящиеся во взаимной внутривидовой борьбе, но вынужденной при этом сосуществовать для того,чтобы сохранять вид в целом.тКогда фаллоимитаторы станут идеальнымии, производственные процессы станут абсолютно автоматизированными и банки с консервированной спермой наполнятся до отказа, мы вам вообще станем ненужными.

Я хотел как-то написать об этом рассказ-антиутопию, а потом противно стало, бросил. Хоя тенденция развития общества европейского в эту сторону наблюдается весьма ощутимо. Одна надежда на турок и вообще мусульман,что прекратят развитие человечества по восходящей, вернут наших потомков в пучину дикости. сонетов и серенад. Вот вы можете представить себеХамстера,поющег о гитарой слова любви под окном Лолло-жиды? Я, признаюсь. нет. Не хватает вображения.

Кстати, в случае победы идеи эмансипэ станет практически мертвой вся мировая литеартура, вплоть до верной Пенелоппы. На фига она нужна вам? Да и вы нам - эмансипированные -скучны, признаться.Если ранше во взаимоотношении полов было много игры, лукавства, жеманства, любопытства, то с победой эмансипации процесс взаимоотношений полов стал превращаться в коммерческую сделку и производственные отношения. И в результате, появляется торетик типа Шуйского: "люди - это биороботы". Что посеяли женщины, то и породили. а при этом хотите, чтобы мы по отношению к вам чирикали. Баш - на баш, как говорится.

Валерий

281922  2008-06-06 16:18:46
Эвелина (на 281910)
- Спасибо, Ирина!

281925  2008-06-06 16:55:53
Ирина
- Эвелиночка! Я в тебя верю и знаю, что у тебя все получится!! Ты молодчина и этот дебют твоя собственная победа. ты не побоялась и предоставила свой рассказ такой широкой и строгой публики. Этот рассказ заставляет о многом задуматься, он трогает и в нем есть живые чувства. пожалуйста, твори дальше и не останавливайся... Целую :-))

281980  2008-06-08 19:03:27
Вика Захарова
- Уважаемая Эвелина, поздравляю Вас с дебютом! Выражаю Вам огромную ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ благодарность за сердечный и тёплый рассказ. Безмерно рада что, живя в таком жестоком и чёрством Мире, Вы ещё верите в доброту и душевность озлобленных людей. Я просто уверенна, что образ Инги это Ваш образ, т.к. такое написать под силу только человеку с большим и чистым сердцем. И оценить достойно смогут люди с большой и светлой душой. Лично меня как женщину, да и просто как мать он пронзил до глубины души, ведь это настолько естественный и частый случай на сегодняшний день. Хотелось бы, чтоб и наши дети читали такие рассказы, и может хоть это поможет стать людям немножечко добрее. Желаю Вам дальнейших успехов. С Уважением Вика Захарова.

281981  2008-06-08 20:14:37
Эвелина на 281925
- Дорогая Ирочка, спасибо за тёплые слова! :)

281982  2008-06-08 20:19:06
Эвелина - на 281980
- Дорогая Вика! Благодарю за добрые слова, и тоже желаю Вам всевозможных успехов!

282046  2008-06-12 08:40:42
Малика
- Эвелина! Это просто шик! Честно говоря я читаю и не верю, ето сколько книг надо прочитать что бы так описовать. Признаюсь что у меня бы так не получилось. Я читала много литературы на русском языке, ето были и зарубежная литература и немного русская. Но твой рассказ мне больше напоминает работу зарубежных писателей))) Ну Эвелина! Так держать, главное не останавливайся. Буду с нетерпением ждать продолжение и обезательно многих других рассказов. Малика!

282068  2008-06-13 16:22:39
Лора - Эвелине Наданян
- Эвелина, я не зря упомянула Ваше произведение в отзыве на три рассказа Ирины Лобановской. После высказываний Ашота, я несколько раз прочла вашего "Лунного принца". Со многими (не совсеми) замечаниями согласна, но не в них дело, и примите их как добрые советы. Но что же так всколыхнуло мою душу в "Лунном принце"? Запечатлелся мне сон героини, колодец в ночи и отраженная в нем луна. Печальен возможный исход. И снова болью всплыл в моей памяти эпизод из моей жизни. Тогда мне не было ещё шестнадцати. Жила я одна в нашем домике. И если не упоминать о маме, которая долгое время находилась между жизнью и смертью на больничной койке, можно было бы усомниться в правдивости - откуда у этой несовершеннолетней свой дом? Тогда я была вынуждена была бросить школу и пойти зарабатывать на жизнь. После непосильной для меня (мужской) работы в совхозе, мне улыбнулась удача. Меня рекомендовали для работы в народном суде в качестве секретаря канцелярии. От здания суда, расположенного на берегу Ишима до моего дома вела заросшая тальником тропинка. Однажды, направляясь на обед домой, среди зарослей на валуне я разглядела одинокую фигурку мальчика лет 11-12-ти. В его застывшей позе я почувствовала какую-то безысходность. Я подошла и присела рядом. Он был не из местных. В его глазах высветилась тревога. Но какая беда от девчонки. Мы разговорились. Он сказал, что удрал из детского дома. Его родители погибли. Всё! У меня тут же созрел план привести его к себе домой, отмыть, накормить и объявить его своим братиком. Мальчишка был удивительной внешности. Белобрысый с ярко голубыми, очень умными глазами. Он прожил у меня неделю, помогал по хозяйству, а через пару дней за ним приехала милиция. Посвятив Игоря (так звали мальчика) в свои планы и заручившись его согласием, я потихоньку начала интересоваться у своих сослуживцев возможностью усыновления, чем и навела на след службу поиска. Надо было видеть его лицо: в глазах застышие слёзы, в горле застрявший крик о помощи. И недоумение, как такое могло случиться? Естественно, долгое время я обвиняла себя в предательстве. На мои упреки милиции, ребята ответили, что с первого дня знали, что мальчишка живет в моем доме. Если переставить цифру моего возраста тогда (16)- обозначится мой возраст сегодня. И за все эти годы я не забывала образ моего несостоявшегося братишки. Читая Вашу повесть, я видела перед собой белобрасого мальчика с умными ярко голубыми глазами. Спасибо Вам, Эвелиночка. Желаую от чистого сердца удачи в вашем начинании. С уважением Лора.

282073  2008-06-13 19:31:48
Эвелина на 282046
- Дорогая Малика! Спасибо, и удачи!

282074  2008-06-13 19:36:21
Эвелина на 282068
- Уважаемая Лора! Ваша история очень трогательна, и чем-то похожа на мой рассказ. Вы повели себя как настоящий ЧЕЛОВЕК, и не Ваша вина, что всё закончилось так печально. Просто - не судьба. Благодарю Вас за добрые слова, и желаю всего наилучшего!

282595  2008-07-05 23:35:30
Максим Есипов
- Фальшиво. В жизни лишь: испуг, равнодушие, милиция (и то если патруль будет случайно мимо проходить или если вызовут граждане) далее опека и попечительство, суд, лишение родительских прав, детдом счастливого детства. Блин! А тут какая-то Инга, кафе, кино (врядли пустили бы их) ночевка. Вы чо? Было бы правдоподобней, если б Вы, скажем, писали о том, как Инга столкнувшись с парнем, пытается усыновить Андрюшу, проходя через бюрократические трудности усыновления. А то парень в лохмотьях и чудаковатая Инга переживающая с томиком Моэма. Да и не переживают так. Когда переживают, то просто одни строчки в глазах стоят, и витаешь где-то мыслями далеко. А там где Вы пишите о пьяном отчиме и маме (да и зачем ей гнаться ей по фигу на Андрея), побоях, Андрей и беспризорники, луна и т. д. глупости. Похабное отношение со стороны родителей и формирует у ребенка настоящую психологию беспризорника. Для Андрея при такой домашней сладкой жизни улица и беспризорники с клеем и мелким воровством РАЙ

282596  2008-07-06 00:26:45
Ашот
- ... не переживают так. Когда переживают, то просто одни строчки в глазах стоят... (Максим Есипов)
"Иногда она садилась на диван и бралась за книгу, но скоро её откладывала: глаза бродили по тексту вхолостую". (Эвелина Наданян - "Лунный принц")

... зачем ей гнаться ей по фигу на Андрея... (Максим Есипов)
"Я был ихним рабом. Мама говорила, что все дети - рабы для родителей. Меня заставляли убирать, стирать, мыть посуду." (Эвелина Наданян - "Лунный принц")

Для Андрея при такой домашней сладкой жизни улица и беспризорники с клеем и мелким воровством РАЙ (Максим Есипов)
"Я всё время думал о маме, что она, наверное, плачет и ищет меня. И я вернулся домой." (Эвелина Наданян - "Лунный принц")

282597  2008-07-06 02:24:35
Максим Есипов
- Здравствуйте!

Так подчеркнули бы сразу вместе с томиком Моэма и с булочкой. Я это имел ввиду. Хотя согласен, что девчонка уже поостыла за столь прошедшее время. Да. Повторяю: ей по фигу на Андрея. Она скорее за бутылкой будет гоняться, чем за рабом. Им и чистота то в доме по барабану. Хотя может она алкоголик чистоплюй. В жизни Андрюш такие мамы не ищут и особо по ним не плачут. И Андрюши погуляв, возвращаются (либо их приводят) и через некоторое время вновь исчезают. Нет. Все-таки для меня этот рассказ неправдоподобно звучит.

283226  2008-08-20 09:21:06
Тигран Гезалян
- Молодец Эвелина! Я полностью согласен с мыслью, что произведение написано из глубины души, потому и оно трогательно.В нем (в произведении) есть самое главное: душа и поднятая социальная проблема (которую, кстати, почему-то глубоко не обсуждали на форуме). Техническая сторона, безусловно, так же важна, мастерски владеть "Словом"-это искусство, но не стоит особенно волноваться, профессионализм приходит со временем. При серьезной работе, надеюсь,ты овладеешь и этим искусством.У тебя чистая, детская душа.Это отразилось не только в произведении, но и в дискуссиях. Так благородно устоять критике мог человек добрый и глубоко интелегентный. Ашот вправе гордиться тобой. Удачи и новых вдохновений тебе!

283228  2008-08-20 10:10:58
Ашот
- Тико джан, спасибо!
Я компьютер взял с собой, поэтому Эвелина тебе не сможет ответить.
Всем привет.

P.S. У меня 3,5 из 5.

284111  2008-10-01 20:47:32
Виктория
- Рассказ понравился. Хотела проголосовать - кнопка не работает. Можно починить?

284138  2008-10-03 15:03:15
Эвелина на 284111
- Виктория, спасибо!

284139  2008-10-03 15:06:31
Эвелина
- Уважаемый ВМ!
Прошло уже более 4-х месяцев со дня публикации моего рассказа. За всё это время Вы не только не устранили проблему с кнопкой голосования, но и полностью игнорировали сообщения читателей, которые на это указывали (Владимир Эйснер, Виктория).
Неприятно не то, что рассказ НЕ УЧАСТВУЕТ в голосовании, а то, что он ЕДИНСТВЕННЫЙ (в категории дебютов точно), который не участвует.
В связи с подобной дискриминацией (а как это ещё назвать?) убедительно прошу Вас удалить мой рассказ с "Переплёта".
Заранее благодарю.

284141  2008-10-03 15:47:02
Лора - Эвелине
- Эвелина, не спешите рубить концы. Ваш рассказ единственно светлое и чистое пятно на этом полотне. По-детски трогательное и правдивое повествование. Вы только начинаете свой путь по морю литературных волн. Учитесь отстаивать себя и свои идеи в этом закомплексованном мире. Свой, наметивщийся талант, ты уже показала.

284147  2008-10-03 20:31:13
Эвелина
- Спасибо, уважаемая Лора. Вы, как всегда, чутки. Всех благ Вам.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100