TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 

Сандро Мейпариани

 

А П О К Р И Ф / Е Р Е С Ь Т О Л П Ы

ЗАПИСКИ НЕСПЕЦИАЛИСТА

ЭССЕ

 

ЗВЕЗДА. СТРУКТУРА ЛУЧЕЙ

"┘ ОНИ СБРАСЫВАЮТ ПАУТИНУ ПРЕДРАССУДКОВ, ЧТОБЫ ПРЕВРАТИТЬСЯ В ЯДРО КОМЕТЫ, ШЛЕЙФ КОТОРОЙ - СОНМ ПОЧИТАТЕЛЕЙ"

 

 

Нет ничего боле постоянного, чем толпа, в ее пристрастиях и предрассудках. Взгляните на взбаламученную непогодой поверхность океана. Ревущие волны, в клочьях уносимой ветром пены, калечат его лик. Однако, на глубине всего лишь нескольких метров царит полнейший штиль. Толща воды, кажется, неподвластна сумятице стихии, и живет своей невозмутимой жизнью. Так и людская масса, если разобраться, статична и однообразна в главном - она увлекаема лишь идеями, почитает воплощающих их гениев, пастырей и вождей. Вернее, их образы, сложившиеся в ее представлении. Именно представления, символика легенды, слагаясь в формулу успеха, овладевают умами. Сияющие образы, подобно глюкозе, легко усваиваются инфантильным, в общем-то, сознанием обывателя.

Средневековый простолюдин, бюргер, горьковский мещанин, незабвенный простой винтик - homo soveticus, вплоть до повсеместно распространенного ныне потребителя телевизионного "мыла" - все они обольщались, в сущности, едиными, доходчивыми стереотипами. Сильные личности, равно как и истории о масштабных антигероях-злодеях, востребуются обществом. Они извечно внушают благоговение среди заурядной повседневности убогой жизни маленького человека. Не на этом ли выстроен успех верно схваченного рецепта голливудского культа звезд? Во все времена кумир, фетиш, если он претендовал на своего рода магнетизм, жреческий статус, должен был, прежде всего, дистанцироваться от исповедующих его поклонников на расстояние символа, полулегенды, а то и культа. Никому нет дела до подлинных качеств лидера или слов учения. Они обречены на успех лишь в случае совпадения с тем, что готовы воспринять миллионы. При этом толпа устремляет жадные взоры не к людям или явлениям в их реальной ипостаси, а к химере, харизме, видимости, скроенным раз и навсегда заведенным способом - по принципу резонанса с инстинктами восприятия или отторжения требующей жертвоприношений своим вкусам алчной публики.

Еще древние правители принимали правила этой игры, усматривая залог спокойствия и гармонии государства в удовлетворении требования "хлеба и зрелищ". Они, порой, опускались в этом до лицедейских ужимок фиглярствующего перед плебсом Нерона. Быть любимым и ложами и галеркой - не к этому ли стремились властители? Нет, не дум, а, скорее, прихотей и пристрастий вменяемой аудитории. Но, странное дело, массы пылко поклоняются, по сути, одному и тому же - лишь видимости, через молву и толки, тешащей их воображение. Как правило, в слухах отсутствует достоверность, а значит, они работают на иллюзию, для которой только и открыты легковерные сердца. Тем самым люди реализуют сокровенную жажду лицезреть на пьедестале в снопах лучезарного света доходчивый образ и слышать утешающие и одновременно возвеличивающие слова для человека толпы. Толпы, именуемой "народ", который немедля воздает за это от полноты своего сердца народной же любовью. А она, добавим, порой так же безотчетна и противоречива, как страсть между мужчиной и женщиной.

Итак, природа вещей, сообразно своим законам, наделяет всеобщих любимцев видимыми атрибутами порождающей известность полулегенды. Она-то и трогает душу внемлющей по своему разумению толпы. Будь то власть, доблесть или литературная репутация, хотят они того или нет, в своих притязаниях на популярность, всеобщую отзывчивость, им надлежит быть сообразными закону Великой Иллюзии. Люди увидят и воспримут в облике кумиров лишь то, что заранее способны, желают разглядеть и, возможно, запечатлят это в памяти эпоса, мифа, в которой эпоха облекает своих героев.

 

очертания скипетра

 

Наше время, упиваясь категориями глобального и универсального, вместе с тем, как бы возвращается к пантеизму. Оно расщепляет традиционно цельное зрелое теологическое мироощущение, в организованном порядке порождая "микрорелигии", по-язычески непосредственные формы идолопоклонства. Это они мельтешат вокруг мириадами псевдокультов: от безоглядного увлечения рок и кинозвездами до священного оцепенения перед витийствующими фюрерами.

Новоявленная жреческая каста - средства масс-медиа, таровато освоив ремесло крысолова из Гаммельна, дрессируют "прихожан" на распознание лишь одной мелодии - гимна торжествующему потреблению стекляруса видимостей. Они виртуозно манипулируют полированным общественным сознанием, внедряя сконструированный имидж чего угодно: от банального суррогата ширпотреба до стиля жизненных воззрений. СМИ способны в мгновение ока натравить общество на нечитанных Сахарова или Солженицына, либо, напротив, возвести на подиум славы никчемного исполнителя с транзисторами вместо голосовых связок.

Пребывая в агрессивной среде идейно-духовного маскарада, парада муляжей, рефлексирующее сознание, в изнеможении, поневоле обращает свое взор в прошлое. Именно там оно надеется обрести забвение в идеализируемой эпохе неведения, лишенной привычного нашему взору серпантина упаковочных блесток. В этом смысле предшественники, возможно, вели более здоровую, уравновешенную жизнь. Скажем так, они могли обходиться в своем духовном рационе без привычных доз искусственных имитаторов-консервантов.

И что же - уже в русском обществе 19 века мы обнаруживаем внушительную фигуру гениального "безумца" Чаадаева, с его полуэпической "историей". О, Боже, неужто все неизменно в подлунном мире?..

В эпоху эмбрионального - в сравнении с современной тотально всеохватностью СМИ - уровня развития прессы роль вестника сыграли, увы, все те же пресловутые людские толки. Из автора передовиц изустного листка московских салонов Петр Яковлевич в одночасье стал всеимперской притчей во языцех, опубликовав всего только одно письмо. Кстати, оно служило лишь введением к так и не получившим печатного воплощения главным положениям автора. В итоге - ошарашивающий эффект, нечто вроде всероссийской истерии! Рукопись до того ходила по рукам, вполголоса, глухо обсуждалась избранным кругом чаадаевского общения. Но лишь факт обнародования в "Телескопе" - тотчас запрещенном и уже раритетном издании (каралось даже упоминание крамольной публикации), повсеместно вызывал форменное светопреставление.

Не снисходя до вникание в заумь первого диссидента монархии, стяжавшего вселенскую славу антигероя, верноподданные массы, особенно обойденные просвещением слои населения, пригвоздили окаянного супостата - творца "идеи высшего синтеза" вопиющей репутацией "католика и русофоба".

Современники отмечают: "Статья, вследствие которой запрещался журнал, приобрела несусветную популярность не только между читающим меньшинством, но даже и среди легиона полуграмотных, которые придавали ей бог знает какие невежественные толкования". "Ему стали приписывать то, чего он никогда не говорил┘ Всякий знает, что такая известность, вследствие┘ непроницаемости, всегда и везде, а в России особенно, сопровождается догадками и предположениями, их очень увеличивающими и видоизменяющими".

"Здесь остервенение продолжается, а паче молва бывает┘" "Никогда ни одно событие, наверное, со времени появления письменности на Руси, не вызывало такого шума┘ не разносилось с такой скоростью. Не было места в Москве, где не обсуждали чаадаевского письма".

Обратим внимание - парадокс ситуации заключается в убийственной оперативности оповещения почти поголовно безграмотной страны о заметках, порожденных сублимацией последних достижений европейской духовности. От обеих столиц до захолустных уездных городишек и имений, от сиятельных аристократов до последних горемык смердов - все, заходясь в пароксизмах праведного гнева, в один голос кляли отпетого вольнодумца и его мерзкую эпистолу.

И важно ли, что мизерный, по нынешним временам, тираж "Телескопа" было не сыскать, а рукописный "самиздат" грешил чудовищными ошибками - сущая безделица для тех, кто так и не сподобился одолеть теперь уже подметную писанину выжившего из ума московского баламута.

Так или иначе, эпоха получила феномен знаменитого сочинителя без книг - литературную репутацию, подобную былинам о легендарных сказителях. Оглушающая и всеохватывающая, для рядового современника она была, вместе с тем, призрачной и эфемерной, словно ускользающий от пристального взгляда узор предания.

рамки и портреты

Exegi monumentum

 

 

Пушкинское речение о народной восприимчивости к "любезному" автору, видимо, отдавало дань литературной традиции, идущей от времен Горация. Оно было высказано на Руси, бескрайние пространства которой в своих культурных запросах довольствовались доходчивым лубком, сказанием или прибаутками на сельской околице ("Две нации - две культуры" Ленин).

Да, были усвоенные с детства сказки Арины Родионовны, Но человек света, каковым, несмотря ни на что и в первую очередь, ощущал себя Александр Сергеевич, жил, все-таки, по другим правилам, исповедовал иной канон. Европейская утонченная образность и рафинированность выношенного Пушкиным нового литературного языка для легиона сограждан-рабов, доведись им каким-то чудом приобщиться к нему, была бы воспринята как заграничное экзотическое диво. Чудачество и птичий говорок, бесконечно далекие от живущих в другой системе уклада и эмоциональных координат "Ивана да Марьи". Противоречивый, но бесконечно плодотворный симбиоз - поэт и непосредственная среда обитания его творческого и брутального "я", дворянское общество, магнетизируя друг друга, все же оставались отдельным полисом среди пестроты имперского люда.

Конечно, можно было смириться с беспросветной реальностью: с одной стороны, могильная плита ведомства державника-Бенкендорфа, согласно Высочайшей воле методично губившая ростки привнесенного заразного вольнодумия. С другой - "безмолвие" вечной мерзлоты простолюдинов, с праздным любопытством, пощелкивая семечками, наблюдавших за избиением декабристов на Сенатской площади. А меж этих глыб лишь призрачная пленка, вымываемый репрессиями круг единомышленников.

В то же время честолюбие, в хорошем смысле, пылкое воображение искушают, влекут отдаться мечте, возвышенным канонам, навсегда усвоенного с лицейской поры, гражданского романтизма. Не разделяя утопизма и прожектерства декабристов, с их невостребованными идеалами, поэт, тем не менее, создает в своем литературном воображении умозрительную конструкцию "интеллектуальных пейзан". Не их ли подразумевал автор "Памятника" под многолюдным ходом к своему обелиску? Ведь люди его круга обычно предпочитали экипаж, были относительно немногочисленны, и один мог стоить многих.

Одновременно, считая себя, прежде всего, профессиональным сочинителем, Пушкин твердил о "клетке обстоятельств", вынуждающих "делать деньги для жены". Добавим от себя, отнюдь не в ущерб художественному совершенству творений. Запросы первой красавицы Петербурга, несусветные траты и долги самого поэта неумолимо подталкивали его к погоне за большими гонорарами во имя гонораров, как ни прозаично это звучит. То есть к поиску все новых читателей. Тем самым он как-то уходил от непреложной истины о несоответствии идеального читателя - сопереживающего, вдумчивого, почти соавтора, гурьбе полуграмотных служивых, дьячков, купчиков, разбирающих на ярмарочных развалах "книженции" модного петербургского стихотворца.

Итак, в его земной юдоли смыкались категория, в известном смысле, литературно-риторичная (очередь к монументу) с насущной, вынужденной потребностью в диалоге с многочисленной аудиторией. И в том и в другом случае усматривается заявка на обманчивые лавры популярности, которая во все времена вряд ли сопутствует подлинному проникновению в сокровенную эзотерику магии высокого искусства, пресловутую "башню из слоновой кости". А оно, подлинное понимание, в своих высших проявлениях, всегда остается таковым, если отбросить популистскую шелуху дидактики культпросвета, варьирующего идеологическое разумение гения от мелодекламационного восприятия до школярского "прохождения". Это тем более справедливо в литературных "историях" его "жестокого века". Эпохи, когда просвещение всеобщего невежества мыслящими современниками рассматривалось на уровне религиозной панацеи от "мирового зла".

А казалось, этот печальный удел, эта горькая чаша не минет и возвышенную поэзию Пушкина, и он останется, несмотря ни на что, поэтом для избранных, подобно Баратынскому. Творцу не меньшего литературного градуса, чья сокровенная лира, с отливом матового серебра, интересовала и была доступна лишь проницательному взору знатока.

Однако произошло чудо! Сюжетообразующий механизм мифа сработал! Титул первого пиита на Руси сделал свое дело. Насколько можно судить по свидетельствам современников, хоронить Пушкина, помимо нескольких ближайших друзей, заявились несметные толпы городского люда (sic!). Опасавшееся массовых манифестаций, переходящих в политические волнения, правительство распорядилось о тайном погребении. К слову сказать, похороны Баратынского, так и не ставшего общественной фигурой, но, повторюсь: литературное наследие которого немногим уступает пушкинскому - прошли почти в полной безвестности, не став культовым Событием. Как и его жизнь, мерцавшая ритуальным огнем в Храме искусства для искусства.

Так кого же хоронили участники грандиозного шествия на отпевании поэта? Виртуоза, кудесника художественного слова? - они, так ли уж разбирающиеся в тонкостях литературного процесса? Поэта-гражданина? Вряд ли "коллективное" сознание толпы коренным образом изменилось с тех времен, когда те же обыватели равнодушно глазели на бойню перед зданием Сената.

А может, разгадка лежит на поверхности. Так уж получилось, что имя Пушкина было окружено харизмой атрибутики литературного лидера. Он был страдальцем, преследовался власть имущими, что всегда находило отклик в простом русском сердце. Смолоду заставил о себе говорить, с годами став общероссийской знаменитостью. Был приближен ко двору. Добавим слухи о первостатейной красавице жене, удостоенной внимания первого лица империи - во все времена подобное заставляло трепетать сердца обывателей, да и просто любопытных. Весь этот масскультовый "пиар" неминуемо складывает образ Пушкина в грандиозную фигуру национального масштаба, обозримую с глухих окраин державы.

И так ли уж важно, что незабвенный Александр Сергеевич считал главным в своей деятельности литератора? Для всеимперской публики, начиная с провинциальных поместных барышень до приказчиков и гарнизонных унтеров, имя Пушкина обречено связывалось, прежде всего, не с высочайшими порывами его новаторского гения или творческими изысками тончайшего слога, а с его звездным, знаковым статусом.

Важно понять следующее: любая мыслимая аудитория, от вопящих толп перед дворцом Ирода ("Распни его!..) до беснующихся поклонников рок-групп или делегатов партсьездов, слагает оды или предает анафеме, лишь находясь во власти восприятий культового толка. Заблуждается тот, кто, будучи политиком либо поэтом, проповедником или просто сильным мира сего, короче, возвышаясь над окружением - претендует на самовыражение, и при этом надеется быть увиденным, услышанным в своей подлинной ипостаси. Его поймут, увидят, расслышат лишь в соответствии с Законом универсальной мембраны, которая только и проницаема для образов и понятий, надлежащим способом демонтированных до планки распознания публикой.

Искушенная и девственная, алчная и индифферентная, она поклоняется божествам, взыскует Водителей, авторитетов и, вместе с тем, живет лишь постоянной ротацией кумиров, слывших еще вчера владыками ее тщеславных помыслов и наивных упований.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
250387  2002-10-30 01:02:07
Дедушка Ящерокот www.prigodich.8m.com
- Прочитал статью второй раз. Хорошо написано, хорошо выделано. Несколько крошечных замечаний для "продвинутого" читателя. После опубликования, разумеется, в переводе с французского, "Философического письма"Чаадаева, издатель "Телескопа", выходившего в течение нескольких лет, Н.И.Надеждин был выслан в Усть-Сысольск (ныне Сыктывкар). П.Я.Чаадаев был официально объявлен сумасшедшим. Продолжение в реальной жизни комедии "Горе от ума". Фигуру графа Бенкендорна не нужно слишком демонизировать. Он был вполне приличным и просвещенным господином, ну, работа была такая. Кстати, весь штат пресловутого III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии насчитывал в те годочки всего 39 человек (на всю Российскую Империю). Да, да, да, Баратынский - гениальный поэт, увы, полностью заслонен тенью Пушкина.

250407  2002-10-31 08:16:11
Хобит
- Отличный язык эссе, звучный и образный. Акценты расставлены верно, примеры убедительны. Его (эссе) креативный "мотор" - взлом устоявшихся стереотипов и клише в замшело-структурированых гуманитарных подходах к священным коровам. Типа: народ и солнце поэзии, всенародные властители дум и радетели чаяний людских Равно, как и извечным манипуляциям с виртуальными образами всеобщих врагов. Идеологическая челядь отродясь была падка на генерацию химер, мифотворчество. И главное - народ не может, а элиты, бонзы-хранители, не желают иного!

ДЕДУШКА КОТ пишет (30141) об истории Чаадаева " Продолжение в реальной жизни комедии "Горе от ума"

А как же с хронологией связки Чаадаев-Чадский-Чацкий? И что было ранее, курочка али яичко натуральное?

Или: " Фигуру графа Бенкендорна не нужно слишком демонизировать. Он был вполне приличным и просвещенным господином, ну, работа была такая. Кстати, весь штат пресловутого III Отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии насчитывал в те годочки всего 39 человек "

Насчет служивого графа от канцелярии, лишь периферийно обозначенного в тексте. Эссе, в общем-то, далеко не о нем. Так, мелькнули зловеще по кромке сказа пышные бакенбарды и нет их. Но, если подробнее углядеть "Приличный и просвещенный" Бенкендорф (вот и Менгеле сотоварищи, кажется, обожал и знал толк в музицировании) отменно, бдительно и с тевтонским трудолюбием, как часть системы, исполнял работу державного "антисептика". И довольно успешно "ладил" с экзальтированными творческими кадрами крамольных оттенков. При правильном "менеджменте" и 39 клерков на империю за глаза хватало. Все верно. Да и как иначе? Николай Павлович, изначально ослепленный бенгальским огнем декабризма, строго спрашивал при малейших осечках. Резь в очах высочайших угнездилась стойким синдромом. Тут не до "демонизму" графскому, не пикнешь - прищучат! Дело надо делать сыскное да кондовым укладам славянофильским способствие выказывать. Высшая стратегия-с! Супротив заграничных либералов окаянных. "Возрождение" завершилось, как известно, Крымской кампанией и вероятным итоговым самоубийством Самодержца. Такая вот бодяга "годочков" безупречно-державных.

Обратка к эссе. Для меня - не ведаю, насколько "продвинутого" - оно прозвучало. Вместе с тем, предрекаю - ох, не хочется каркать! - автору "Апокрифа" "минилавры" (пусть в формате Д.К.) приснопамятного доморощенного предшественника Салмана Рушди - Синявского, во времена оные осмелившегося на свою диссидентскую голову "прогуляться" с самим Александром Сергеичем. А, отметившись в "наградном" списке, тем самым, испытать на себе универсальный Закон мембраны восприятия.

250408  2002-10-31 09:12:35
Дворцов
- Homo sapiens неполнота, т.е., неправда о человеке. Бессилие ╚новых жрецов с масс-медиа╩ как раз в том и заключено, что они, как и всякая надуманно закрытая каста, выстраиваемая по принципу вольного каменщничества, не владеет ╚толпой╩. Поэтому и стали ТВ-каналы делиться на демократов и либералов, ибо вбабаханые в их стеклярусные полушколы-полухрамы не дали ожидаемого результата. Больше правды в человеке любящем: ╚аще кто положит душу своя за други╩ Увы, господину литератору следовало бы догадываться, что любовь слепа, и народ любит своего лидера изначально, от своего сотворения. И до смерти. Народ (╚толпа╩ это из словаря обиженных) ищет идеал душой, а не разумом, он верит (!) пойманной на уровне вибраций способности к самопожертвованию. Все наши святые вот и всё, такое простое, разоблачение всей лихо написанной автором умной пустоты.

Посему чацкие на Руси пятая колона, получающая нобелевские и иные формы чужой гуманитарной помощи. Хотя, действительно написано ╚борзо╩.

250409  2002-10-31 11:01:05
Крупнов Юрий
- Не согласен, что Чаадаев - "первый диссидент".

Ни один любящий Россию человек не называл себя диссидентом и не давал так называть себя другим. Ни Гумилёв, ни Зиновьев, ни Максимов.

В целом, Чаадаев здесь небрежно подан - а он действительно выдающийся русским мыслитель, никакой не "западник" - это хорошо описал В.В. Кожинов. А.С. Пушкин не случайно так любил Чаадаева.

250411  2002-10-31 12:20:14
Дворцов
- Я продолжу. В человеке полноценном любовь заложена (изначально, Творцом) как инстинкт. Любовь всякая, многоликая, в том числе и народа к своему герою. Это закон мироздания. Отдельные особи, в которых данный инстинкт либо отсутствует, либо не развит, и есть 100%ные sapiensы только. Но, как точно описал Автор, они пена, щепки, поверхностное волнение, никогда не обладающее глубиной. Диссидентство по православному ╚чужебесие╩ - собрание несчастных нелюбящих и нелюбимых. Всё бы было ничего, да Мы знаем мир, построенный без любви это уголовный мир... Беда чацких в том, что при всей красивой и гордой надмирности, кроме старухи-процентщицы убивать придётся и беременную Лизавету. ╚В нормальном государстве вне закона Находятся два класса: Уголовный И правящий. Во время революций Они меняются местами, В чём, По существу, нет разницы╩ (на всякий случай М. Волошин). К сожалению, они легко поднимаются на верх социальной пирамиды, т.к. не обременены новозаветной моралью.

250412  2002-10-31 12:29:47
Хобит
- 30164 Дворцову

"Увы, господину литератору следовало бы догадываться, что любовь слепа, и народ любит своего лидера изначально, от своего сотворения"

Вот вы и просветили. Ожидалась лишь ссылка на иракского раиса Хуссейна, недавно указом утвердившего свое происхождение аж от самого Пророка.

" И до смерти."

Уточните, чьей? А может все проще и четче - дуче, фюрер, раис, генсек живут ради своего народа, а он ради них умирает? " пойманной на уровне вибраций способности к самопожертвованию."

А что до "ЛЮБОВЬ СЛЕПА" - полюбишь и

250413  2002-10-31 12:35:47
Дворцов Крупнову
- Да, Юрий Васильевич, ни один конкретный человек не вмещается прокрустово ложе понятия.

250414  2002-10-31 13:35:59
Хобит
- 30165 Крупнову

"В целом, Чаадаев здесь небрежно подан"

Речь идет не о биографическом очерке. Мейнстрим текста в разборе генезиса аберраций виденья масс.

"Ни один любящий Россию человек не называл себя диссидентом и не давал так называть себя другим."

Не думаю, что кто-нибудь согласовывал с "проклятым" вольнодумцем, как его величать - "диссидентом", "отсидентом" либо "католиком".

"а он действительно выдающийся русским мыслитель, никакой не "западник" А.С. Пушкин не случайно так любил Чаадаева."

Никто и не оспаривает калибра философии Петра Яковлевича. Но попробуйте разобраться в его идее "Высшего синтеза" без основополагающей школы Шеллинга, бессменно почитаемого "басманным философом". А уж "католиком", то бишь "западником" его считала вся тогдашняя Русь. Такие вот дела.

" А.С. Пушкин не случайно так любил Чаадаева."

Окститесь, опять нет предмета спора. Любил Чаадаева также, как и боготворил Шекспира и Байрона, Вальтер Скотта и французские романы.

Дворцову.

" ╚толпа╩ это из словаря обиженных"

Обижаться, как говаривали, "привилегия" горничных. И напомните, кого Александр Сергеевич частенько поминал, как "подлую чернь"?

250415  2002-10-31 14:06:53
Дворцов Хобиту
- - ГЛУБОКОуважаемый Хобит! Вчера дети заставили отсмотреть "Властелина колец", так что представляю, с кем имею честь пререкаться (любопытно: у Вас, действительно, столь мохнатые ноги??). Пушкин обижался не на народ, а на толпу "света", его не любившего (!). "Толпа", "чернь" Пушкина - вовсе не народ, который ломился на его похороны. Вспомянем, что младший ровестник Пушкина, купеческий сын Мотовилов (духовный ученик св. Серафима Саровского) засвидетельствовал о том, как не вступив в масоны, в то время нельзя было ни торговать, ни быть чиновником, т. е., почему Николай Первый делал ставку на балтийских баронов: свои русские верхи общества были сплошь просвеценцы-иллюминаты, то бишь, дисиденты. А с Прибалтики прибывали просто служаки. Впрочем, мы же не об этом: Поэт и Народ созвучны всегда. Герой всегда народен. Это не сегодня придумано, чего уж кокетничать.

250416  2002-10-31 14:33:27
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Дорогой Хобит! Благодарю за высокое внимание.

250418  2002-10-31 16:11:57
Хобит
- Дворцов, мохнаты не мои ноги, а ваше школярское сознание. Сами того не подозревая вы являетесь образцовым примером правоты положений "Апокрифа". А "пререкаться" привычно будете с "чернью" в пивном баре, которая в вашем своеобразном представлении идентична толпе "света".

ДЕДУШКА КОТ,

Это я благодарен Вам за неизменно выдержанные и содержательные посты, которыми время от времени Вы одариваете "переплетное" сообщество.

250419  2002-10-31 16:39:43
Дворцов
- Уважаемый Хобит, тут, в ДК, не принято отвечать сразу двум-трём лицам одним постом. А, главное, я и начинал с того, что не приемлю данную работу в принципе и считаю её подростково-бунтарской. Это Вы принимаете её за новую истину. Надеюсь, это рано-поздно пройдёт. За сим откланиваюсь.

250420  2002-10-31 17:37:43
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Дорогой Хобит! Еще раз благодарю за благосклонное внимание. Статья, действительно, хороша.

250421  2002-10-31 17:42:35
Дедушка Ящерокот www.prigodich.8m.com
- Дорогой Хобит! Простите, забыл добавить про курочку и яичко. Прототипом (главным) Чацкого (видимо, от глагола "чаять", надеяться) и Чадского (от чада серного инфернального) был ПЕТР ЯКОВЛЕВИЧ ЧААДАЕВ.

250426  2002-10-31 19:15:15
Закиев
- Честное слово не понимаю для чего это написано. Столь тонко выделанная вещица не может принадлежать соискателю славы герострата или "моськи". Ув. Дворцов как всегда сердцем почувствовал, что здесь что-то не так. Толпа. Все точно. Но не договорено до конца. Банальности. Современные масс-медиа не только ее пасут, но и стараются не отпустить из своих жарких объятий этих великовозрастных детей, чтобы они никогда не стали взрослыми. Что такое Пушкин для них? Ветхозаветный бог русской словесности. Читая его можно повзрослеть. Даже в школе, не смотря на эти сочинения и стихи наизусть. А может и из-за этого.. И вдруг "яйцеголовый" кричит: "А король то голый". Мохнатые уши сми вздрогнули. Такой неудобный почти языческий славянский бог Заменить Пушкина Баратынским? Или поставить их рядом в пантеоне? Подождите господа. Вы сами умные и знаете что надо делать без нас. А вот в самой мысли определенно что-то есть. Надо написать статейку, нет даже не одну. И конечно очень понятную. Народ сам все поймет

Так ли уж сейчас важно, что Гагарин мог не полететь в космос первым? Но он уже там. В космосе нашего сознания. Вместе с Александром Сергеевичем. А мы здесь. И борьба продолжается

250462  2002-11-02 12:55:12
Хобит
- 30188 Закиеву

Уважаемый коллега - как понимаю, мы оба принадлежим к конгрегации физфака.

Перечитал эссе, и вот о чем подумалось. При знакомстве с "Апокрифом" надо бы, вглядевшись, расширить формат восприятия до ракурса обобщений. Без оного - сплошь фривольное верхоглядство да выпендреж лозунговых ярлыков ("банальность яйцеголовый" etc). Кстати, сразу выведем за скобки, каким телесным органом ("сердцем" али другим) способны разуметь подобный текст хрестоматийно-фольклорные форумчане типа "визионера" Дворцова & Co. Лично мне чихать на их спитое утробное брюзжанье. Пусть себе мозолят клаву за рюмкой чая, поминая несостоявшееся назначение в реликтовый агитпроп албанской Партии труда Энвера Ходжи.

Так вот, как я понимаю, никто и в помине не предлагал ротации пантеонов. И не стоит сшибать лбами гениальных Хотя, в "космосе Вашего сознания" так актуален табель о рангах Парнаса. Открытый чемпионат, "борьба продолжается", американизм на цыпочках? Что ж, каждому свое...

Но это все - парадоксы аберраций восприятий реального Пушкина, Баратынского, Чаадаева, Нерона, Христа - детали лишь, примеры отдельные. Можно ведь припомнить и Ницше: "Первый и последний христианин - сам Спаситель". Да, положения эссе касательны прежде всего общих закономерностей. И в этом новация. И в этом наше базисное расхождение в понимании вещи. Не стоит, балуясь схоластикой, подменять приоритеты и пытаться нюхать розу через противогаз. Личность и человек толпы - а именно последний в центре внимания статьи - это, как говорится, две большие разницы. Вместе с тем (sic!) - сейчас напрягитесь - и тот и другой амбивалентны. Поясню: подавляющее большинство граждан, сбиваясь в стаю, как бы подменяет индивидуальный кодекс на правила хорового пения. Слишком силен коллективный синдром. Акустика шепота истины и зала скандирования предельно разняться. Сегодняшние СМИ-сектанты и идеологи любого пошиба лишь возделывают старую-престарую ниву, заложенную со времен образования праэлит и жреческих структур. Но полноценными соавторами "интерактивного" процесса по своей природе все же является именно пресловутый "винтик" масс! Об этом неустанно в тексте

А "король-поэт"?.. Разумеется, он не "голый". Просто его величие своеобразно. Оно, как бы, двойного звучания. Одно для знатоков, ценителей, гурманов, если хотите (см. Арс. Тарковского). Восприимчивых аристократов духа всегда не более единиц. Фолкнер мечтал встретить подлинного читателя. Писателей он знавал немало. Иное (звучание) - будем честны до конца! - обречено на горизонтальный охват массами, которым всегда ближе лубковые слезы, наворачивающиеся от потребления "оперного мыла" всевозможных сортов. Вы пишете: " Народ сам все поймет" И даже сами засобирались " написать статейку". Вы меня уже убедили. Двери настежь, ломиться не стоит. И к вечеру обязательно смеркается. Это очень важно. Но в стране, где половина граждан бакланит по лагерной фене, а в парламенте давно пора принимать мораторий на ненормативный пласт великого и могучего, Ваш будущий пафосный опус рискует остаться лишь бледным, ходульным отзвуком безуспешных стенаний уже музейного, полусписанного Александра Исаевича. Хотя и за то Вам будущее Спасибо. В стране слепых одноглазый - уже король.

250465  2002-11-02 19:16:51
Закиев
- Ув. Хобит я - схоласт (математик-прикладник). Но при этом понимаю то удовольствие, которое позволяет доставить "Апокриф" Вам - эстету. Попарить над толпой вблизи вершины, на которой стоит Заратустра, и рассмотреть всех чертей, поместившихся на кончике иглы, вгоняемой масс-медиа в мозги своей паствы. Тонкость Вашего восприятия, сыграла с Вами, как мне кажется, злую шутку. Вы поместили мою прямую на причудливую многомерную поверхность полифонии "Апокрифа" и пытаетесь доказать, что ее кривизна никак не позволяет лечь на эту поверхность каждой своей точкой. Вот Вы пишите. "Личность и человек толпы - а именно последний в центре внимания статьи" И далее. "Сегодняшние СМИ-сектанты и идеологи любого пошиба лишь возделывают старую-престарую ниву, заложенную со времен образования праэлит и жреческих структур". Вот, собственно, об этом и я в своем 30188. Однако я ни с неба рождающихся обобщений, а с Земли матушки. Многое из того, что превращается в умелых руках сми в веревку из полуправды и откровенной лжи, крепко привязывающей к земле неоперившихся орлят, взята как "черная кошка из темной комнаты где ее нет" из подобных апокрифов. Нет ни себя я имел в виду, когда писал о "статейках". Я, собственно, о той дозе опиума, которую может рассмотреть натренированный взгляд в "Апокрифе". Я согласен с Вами, что "Так вот, как я понимаю, никто и в помине не предлагал ротации пантеонов". Но все дело в том, что "потом" Вы это уже не сможете доказать. И это не " парадоксы аберраций восприятий реального", а грязная политика. Вы можете спросить: "Так что же делать? Где и как восприимчивый аристократ духа может найти своего собрата?" Ответ, как мне кажется можно найти у тех же жрецов. Язык иносказаний, ступень за ступенью строящий величественную пирамиду мысли, невидимую для "непосвященных" вплоть до сего дня навеивает мистический ужас на египтологов Последнюю часть Вашего 30228 я целиком отношу на плохую каллиграфию моих иероглифов. Позволю себе только одно мимолетное замечание. На мой взгляд, в стране слепых одноглазый может стать королем, только при условии, что тщательно скроет этот свой "изъян". И это опять политика. А я от нее, как подозреваю и Вы, довольно далек

В самый последний момент. 30230 ув. Дедушки Кота - живой пример только что сказанного. Всю предысторию вопроса можно найти здесь же в РП в изложении его самого.

250468  2002-11-02 19:34:17
Дворняга Пригодича (Джек) www.prigodich.8m.com
- Господину Закиеву

Мой дорогой высокий друг! Как всегда благодарю за неизменно высокое внимание.

250484  2002-11-04 16:37:44
Хобит
- ЗАКИЕВУ

Дорогой г-н Закиев, всегда приятно иметь собеседником логика-позитивиста. Еще чуток и мы скатимся к набившей оскомину антимонии "физиков-лириков". Тогда мне уж точно не прописаться по любым сторонам баррикады. Однако Проблема, думается, не в раскладывании "Арокрифа" по полочкам Вашей "прямой". Дилемма в векторном стремлении Вашей манеры принимать данность. Вы об конкретности примеров - текст об анамнезе проблемы и, вытекающей отсель, универсальности вопроса. А, возможно, и о его неизбывности, "проклятости", если хотите. Кажется, Микаланджело заметил, что художника следует судить по правилам им самим определенным. А не вымещать их искусственно детерминацией тех или иных привычных читателя воззрений. Тогда с художественно оправданным пакетом новаций произведения - швах!

Насчет "натренированных взглядов" и "злых шуток". Вы сами повергли меня на этот искус. Пишете - " На мой взгляд, в стране слепых одноглазый может стать королем, только при условии, что тщательно скроет этот свой "изъян". Коленопреклоненно прошу разъяснить: от кого "король" собирается скрывать свой оптический "изьян" в стране СЛЕПЫХ?

Что до "политики" - чур меня!

А "дедушка Кот" - наш общий родственник.

С уважением

250486  2002-11-04 18:41:20
Закиев
- Ув. Хобит, так как Ваш вопрос о "короле", как мне кажется, к месту и прост, то начну с него. Слепые всегда смогут определить зрячего, если он этого не скрывает по его "зрячему" поведению. Он не будет натыкаться на мебель в незнакомой комнате и т. д. Позвольте мне здесь не приводить слишком подробных доказательств.

Я уверен, что мы с Вами точно не скатимся к антимонии "физиков-лириков", так как я тоже не смогу там определиться. Можно прямо о проблемах, связанных с "Апокрифом". Положим, что автор захотел поразмышлять об указанном Вами "проклятом" вопросе. Но, кроме этого он совершил и еще нечто. Пытаясь более рельефно высветить жреческую суть масс-медиа он не остановился на фигурах второго плана для все той же толпы. Он взял своего "быка за рога" культовой фигурой Пушкина. И именно этим своим действом он сразу перестал находиться на мягких диванах тонкой интеллектуальной игры, а как бы "высунулся на улицу". Смысл этого "высунулся" я раскрыл ранее. Однако, есть и еще дилемма, которая, как мне кажется, оказалась в центре нашей с Вами дискуссии. Как следует понимать автора? Так как Вы, и тогда речь идет только о "проклятом" вопросе и автор действительно совершил не очень изящное хотя и не совсем заметное движение, не подумав о всех его возможных последствиях. Или же наоборот, сам "проклятый" вопрос выбран для того, чтобы можно было быть неизящным в финальной сцене. Схоласты ни лирики и ни физики. Они не "нюхают розу через противогаз". Они просто точно знают, что у розы есть шипы, и уж Бог весть, сколько веков некоторые "хитрецы" норовят их смазывать ядом. Я действительно не знаю, зачем автор сделал и это маленькое почти незаметное "па". Поэтому просто "зажег красный свет". Чтобы он, по крайней мере, не "высовывался" еще сильнее.

250519  2002-11-05 22:43:01
творец литературного градуса
- Банальнейшая по смыслу и полная бессмысленных и косноязычных помпезностей статья.


...имя Пушкина было окружено харизмой атрибутики литературного лидера...
...Творцу не меньшего литературного градуса, чья сокровенная лира, с отливом матового серебра...
...просвещение всеобщего невежества...
...варьирующего идеологическое разумение гения...



Кошмар какой-то. "Каждый индивидум вправе предполагать паразитический образ жизни и тенденции парадоксальных эмоций"

250523  2002-11-06 08:59:20
Хобит
- ЗАКИЕВУ

Уезжал в Балашиху и не смог вовремя Вам ответить.

" Он взял своего "быка за рога" культовой фигурой Пушкина. И именно этим своим действом он сразу перестал находиться на мягких диванах тонкой интеллектуальной игры, а как бы "высунулся на улицу" не подумав о всех возможных последствиях."

"Культовая фигура", как бы неприкасаемая Так вот чего нельзя простить! Положа руку на сердце - я не усмотрел крамолы в писаниях автора, касательно "солнца русской поэзии". Просто кое-какие обстоятельства названы по имени. И лишь в том контексте, в каком требовала главная мысль эссе - связка ИЗНАЧАЛЬНОЙ природы понимания "винтика" масс и извечных спекуляций на этом идеологов элит. Вот и все. Иной подход напоминает неуклюжие попытки впихнуть телегу впереди лошади. Неужели все же повторяется история с Синявским? Или одический стиль, или обструкция по всем азимутам "улицы"! Но помилуйте, Чаадаев, Баратынский, что бы Вы не говорили о табели о рангах, каждый в своем роде фигуры знаковые. Во всяком случае, найдутся читатели, разделяющие подобный подход. Так что ж, вдарим по всем калибрам? Вот и еще один "творец литературного градуса" (30291) выполз на "улицу". "Индивидуум" явно под градусом. Так что ж, г-н Закаев, вернемся к временам, проповедующим всеобщую пользу от "не высовываться"? Как там добавлялось - "Тебе что, больше всех надо?"

" Схоласты ни лирики и ни физики. Они не "нюхают розу через противогаз". Они просто точно знают, что у розы есть шипы, и уж Бог весть, сколько веков некоторые "хитрецы" норовят их смазывать ядом."

Не знаю как с "ядами", но припоминается школярская история, когда константинопольские монахи-схоласты (кажется, даже делегаты какого-то собора) преспокойно восседали в "конференц-зале" - а в это время турки-османы шли на последний штурм византийского оплота - и "актуально" спорили до потери пульса о количестве чертей на кончике иглы. Так что, ежели поскрести, то и с этикой безупречных "точных знаний" вышеупомянутой мыслительной поросли не все так гладко.

250529  2002-11-06 20:20:41
Культ - ура
- Ересь, она ересь и есть...

250536  2002-11-07 14:57:54
Хобит
- Закиеву

Кстати, только для Вас - рискуя окончательно упасть в Ваших взыскующих, бдительных глазах, все же выскажусь: если уж следовать так полюбившейся Вам табели поэтических рангов, то лично мне ближе всего проникновенная, трагичная лира Михаила Юрьевича. Если Пушкин в своих вершинных творениях беседовал с ангелами, то Лермонтов имел дело с самим Всевышним. "Выхожу один я на дорогу"

250540  2002-11-07 21:10:32
Козьма П.
- Мой знакомый говорил: "скажи мысль - легче будет". Дарю вам цитату, Сандро, для случая, когда будете писать еще одну статью.

250541  2002-11-08 02:08:46
LOOK
- Отлично выписанная статья. Хобит прав "по всем азимутам". Только не надо ломать копья с упертыми оппонентами. Никому не удавалось доказать прелесть цвета розы и ее аромата дальтонику, пораженному стойким гайморитом. "Ересь толпы" неизбывна!

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100