pokemon go TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Если бы мы всегда подражали в технологии Западу, Гагарин никогда бы не стал первым.

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

[ ENGLISH ] [AUTO] [KOI-8R] [WINDOWS] [DOS] [ISO-8859]


Русский переплет


Марианна Орлова

Год цветения бамбука

(повесть)

Любовь - это игра, в которой выигравшему достается смерть.

А. Дюма

 

Если посредством Дао-Пути власть над всей поднебесной

Обрести, то Демоны не будут обладать божественностью.

И не только Демоны поднебесной не будут обладать

Божественностью, но и сами божества не смогут навредить

Народу.

Но не только сами Божества не смогут навредить народу,

Совершенномудрый тоже не сможет навредить народу.

Коль эти двое навредить народу не смогут, благие силы их

Соединятся и возвратятся к людям на их благо.

Дао-Дэ цзин Канон Пути и Благой силы.

 

Я мыла посуду и думала. Вообще-то, есть посудомоечная машина, но сегодня мне захотелось мыть посуду руками, потому, что это единственная возможность избавиться от докучливых домочадцев, быть при деле, имея голову свободной. Итак, я отгородилась от всего - мамы, папы, мужа, друзей, приехавших погостить на недельку из Лиепаи. Только дедушка никак не хотел вникнуть в то, что я занята - он то и дело входил в кухню и требовал свою трубку, которую никогда не зажигает, а просто держит в руке, иногда размахивая ее, для придания силы аргументации. Но дедушка - это святое, и к бытовым раздражителям не имеет никакого отношения.

Я мыла посуду руками и пыталась рассуждать о феномене Демонов. Но ничего не получалось. Мысли перескакивали на отклеившуюся обоину, которую друзья из Лиепаи, конечно же, заметили, на пепельницу с окурками, подружку, приехавшую из Испании, где она учится в Университете и собирается стать художником, такую свеженькую, похорошевшую за два года разлуки подружку, ласковую, заботливую и уделявшую огромное внимание моим проблемам. Вчера я так разомлела от ее трогающей разум умной женственности, что чуть не рассказала ей о Демоне, но она вовремя стала давать мне советы, как укротить свои внутренние противоречия с помощью медитаций и макробиотической пищи, от которой все энергетические меридианы очищаются, позволяя пране продвигаться по каналам беспрепятственно, следствием чего является обогащение организма космической энергией, и Атман начинает свою кропотливую и почетную работу по преобразованию Эго в Просветленное существо, связанное со всем происходящим. " Происходящим где? " - спросите Вы, а я Вам скажу, - в безразмерной дали ассоциативных процессов подкорки, где для нашего же блага формируется внешнее пространство, на котором две женщины дают друг другу советы. В общем, размякнув от ассоциаций и их последствий, я чуть было не выдала ей про своего Демона со всеми потрохами, но сломалась на макробиотической пище и захотела спать, вовремя вспомнив, что всю ночь сражалась с компьютером, в попытке посчитать курсовой по Методам Математической Физики.

Итак, подруга осталась в неведении, зато я выспалась, что и дало мне силы сейчас стоять, мыть посуду и пытаться думать о Демоне.

Муж вошел стремительно.

- Мэри, какого черта ты моешь посуду? В 10 нас ждет Дюрренматт, с нашими курсовыми, а у тебя хвостик на голове, и запах кухни от одежды. Бросай сейчас же все, приводи себя в норму и поехали!

Ну конечно, стоит человеку сделать попытку разрешить свои внутренние противоречия, как весь мир восстает против этого ... Покорно пошвыряла недомытые тарелки и чашки в посудомойку, встала под душ, ощущая дискомфорт. Душ был то колким, то холодным, то слабым, то горячим... Гель не мылился, шампунь попал в глаза, было душно... Захотелось лечь. Позеленело в глазах, и я сползла по стенке. А потом кто-то хлестал меня по щекам и повторял " ДЫШИ... ДЫШИ " - открыв глаза, я увидела озабоченное лицо папы. Подчиняясь инстинкту самосохранения, я, в чем была, а именно, ни в чем, как подстреленная ломанулась из ванной, забыв про гостей из Лиепаи. Я выбежала на заснеженный балкон, ощутив разгоряченными ступнями скользкий, в наледи кафель, и задвинула защелку, потому, что со стороны комнаты, мама в слезах, протягивала мне махровый халат и шубу. Оборвав связь с родственниками сразу почувствовала себя лучше, теперь мне никто не помешает ... Несколькими пригоршнями снега растерла тело. Внутри что-то легенько екнуло и встало на место. Теперь я совершенно серьезно смогла себе сказать: " Все в порядке. Ты не сошла с ума. " Эта мысль являлась много раз за последние полгода, но я гнала ее прочь, ведь если не я - то все остальные, а это в какой-то степени солипсизм. Я не сошла с ума, это главное. Значит то, что происходит со мной - узаконено. Значит, так тому и быть. Вот уже шесть месяцев и одну неделю я живу в странном мире, где все мои тайные страхи, чаяния и надежды осуществляются. И виной тому - Демон. Вообще-то, их много. Но это множество - суть проявление единого, совсем не враждебного, даже напротив, весьма мирного ( по крайней мере ко мне) организма. Я называю его Демоном. Это проще, чем Инопланетянин. Все-таки что-то наше, земное ... Неуместный патриотизм. Но что делать человеку, к которому каждый день приходят люди ... В том, что они люди, я уверена. Совершенно нормальные, красивые мужики. Очень занятные и остроумные. Сначала я их выпроваживала, потому что я замужняя женщина. Но господа, без тени назойливости, появлялись снова: " Здравствуйте. Мэри дома? " Когда к тебе домой заходит холеный, красивый парень, которого видишь первый раз в жизни, нежно улыбается тебе, как лучшему другу и задает вопросы касательно дел, о которых не знают даже ближайшие родственники, поневоле испытаешь жуть, замешанную на любопытстве. И вот однажды, пребывая в наиболее мизантропическом состоянии, т.е. озлобившись на весь мир, я сдалась, безоговорочно приняв правила игры. Да, сдалась, но мое самоуважение не пострадало. Я продержалась в осаде целый месяц. А осада собственным любопытством - похуже рыбьего жира. С тех самых пор я ничего не выяснила. Каждый новый объект приходит и просто продолжает тему, начатую предыдущим. То есть все эти ребята ведут себя как один организм, будто одни и те же мозги перекладываются из одного черепа в другой, выбирая наиболее выдающихся с физической точки зрения индивидуумов. Ни один не являлся дважды. Это, видимо, для того, чтобы у меня не возникло привязанности? Вот так ... И никаких непристойных предложений. Вообще никаких предложений, типа тех, о которых писал Гете в " Фаусте " . Сейчас, на морозном балконе мое фиаско в деле выведения тайного злоумышленника на чистую воду, странным образом успокоило меня. " На свете, друг Горацио ..." . Однако, я замерзла. Ощутив физическое неудобство, сразу вспомнила о родителях. Они, наверное, уже 911 вызвали. Отодвинув защелку, смело отдалась на милость родительской заботе ...

Меня тормошили, теребили, вытирали, одевали в халат, накидывали шубу, короче, манипулировали мной, как хотели. Из мечтательной прострации меня вывел пронзительный мамин голос:

- Совсем с ума сошла! Недавно пневмонией переболела, менингит схватить хочешь! Что за ребенок бестолковый! Дура, подумай о нас! Мы же с ума сойдем, если с тобой что-то случится!

Отец не отставал:

- Мэри, ты бы не шутила так! Все-таки почки, придатки и все прочее, нам внуков хочется!

Муж:

- Ну, что, оклемалась?

Дед:

- Оставьте девочку, она закаляется! Мы в 42, всей ротой под лед ушли, кто не утонул - от чахотки загнулись, а мы с земляком - ничего, даже насморка не было, это все потому, что после баньки в прорубь ныряли!

Мама:

- Отец, ты со своими боевыми трофеями достал уже, Мэричка - девочка слабенькая, здоровье никудышное...

Я:

- Да, как же дальше жить буду?

Мама:

- Институт надо заканчивать. На заводе и дня не протянешь! Ой, как я забыла, у нее же сессия! Заболеет, не сдаст, выгонят! Сашка, что стоишь, тащи коньяка, ей же согреться надо!

Отец:

- Коньяк в кабинете. Живо за мной!

Кабинет папы - это вам не вместилище пыльных фолиантов, куда надо бы пустить добросовестную домоуправительницу. Это - оранжерея, где в баночках, скляночках, под колпаками и специальными лампами греются, кормятся, растут и вызревают всякие виды бамбуков. Самый шикарный экземпляр стоит у окна. Раскидистый, немного печальный и чуточку жалкий, как все долгожители. Папа им очень дорожит и все время сетует , что растение скоро придется отдать в оранжерею Академии Наук, иначе нам придется прорубать дырку в потолке, а соседям это не понравится.

- Па, а бамбук цветет?

- Конечно.

- А наш почему не цвел?

- Мал еще ... Бамбуковая роща цветет раз в сто лет. И сразу же гибнет.

- И что, на этом месте образуется сухостой?

- Нет. Как только роща отцветает, сразу же начинается образование новой рощи. Скорость роста бамбука так велика, что на много километров вокруг слышатся стоны, всхлипы, странные завывания. Есть даже легенда, что год цветения бамбука принесет столько бед и несчастий, сколько не было за прошедшие сто лет ... Так. Вот коньяк, пей и марш в постель!

Потом меня отвели в спальню, уложили в постель под верблюжье одеяло и втолкнули в комнату мужа - мальчика с моего курса, который панически боялся любых проявлений нежности ко мне, видимо из-за мании преследования со стороны моих родителей. Ему казалось - они подслушивают, подсматривают и постоянно наблюдают за нами, когда мы остаемся одни. Он стеснялся всего, что намекало на секс. В спальню ко мне он приходил часа в два ночи, в темноте раздевался и укатывался на свой край огромной кровати, подаренной нам на свадьбу моими родителями. Там, на своей территории, он болезненно вылавливал звуки квартиры, которая предательски молчала, но он знал, что у дедули - бессонница, мама пишет докторскую, а отец - книгу " Особенности невегетативного размножения бамбука " . Он выискивал любые шорохи, находя в самом невинном, случайном звуке - бульканье воды в трубах, почесухе соседской собаки, да мало ли чем полнится огромный жилой массив ночью? Так вот, во всех этих звуках, он видел повод не притронуться ко мне пальцем. Стыдясь чего-то такого, что лежало в самой основе нашего брака, - а именно акта узаконенного совокупления, что виделось ему очень позорным, или даже не знаю, чем он руководствовался в своем отношении ко мне. Что он делал, пока я пыталась заснуть в нашей уютной персональной спальне, сказать не могу, да и не хочу, с некоторых пор. После моего отхода ко сну, он еще часа два сидел в кухне, доводил до ума какие-то безумные курсовые, мастерил вечные двигатели, читал Аристофана ...

Я сходила с ума, пытаясь уразуметь эту метаморфозу, ведь до свадьбы все было иначе - мы занимались тем, чего он сейчас отчаянно стыдился - везде, где только можно было урвать свободную минуту - на лестнице, в закутке, на перилах, в заброшенном садике на скамейке, запершись в женском или мужском туалете. Я человек совершенно свободный в этом отношении, была бы любовь, а она была, огромная, страстная, озлобленная.

Но стоило нам пожениться, - а это произошло очень быстро, началось непредвиденное. После свадебного торжества, мама самолично постелила нам постель, надела на меня ночную рубашку до пят, всю отделанную мелкими бусинками, которые в лежачем положении давили на все места сразу, (кстати, раньше я всегда спала в одних трусиках) И вот мама, со слезами на глазах, вводит меня в спальню в этой маразматической рубашке до пят, в которой я была похожа на младенца переростка, и со слезами в голосе говорит

Мама:

- Артур, сегодня я вверяю тебе свою дочь ... Ты никогда не поймешь, что это значит для матери, тут она сконцентрировавшись, пустила скупую слезу, тут же, картинно утерев ее батистовым платочком ... Береги ее сынок. - И поспешно вышла, шмыгая носом, оставив нас в полном недоумении.

И это недоумение поселилось в нашей спальне навсегда, стоило мне, посмотреть на позеленевшее от ужаса лицо Артурика, его заостренный нос, пустые глаза. Дальше начался сущий кошмар, потому, что он больше не притрагивался ко мне пальцем. В это невозможно поверить, если начать вспоминать, все, что происходило в этой квартире до свадьбы, когда родители отбывали на дачу или в командировку. Мы устраивали с этим хрупким пареньком настоящие сексуальные оргии, по несколько суток просто не вспоминали про одежду, и были счастливы, счастливы, счастливы ... оповещая об этом весь мир страстными стонами и криками, такими, что соседи не выдерживали и вызывали милицию, которая после второго визита, просто перестала обращать внимание на сигналы поборников порядка.

И вот, после первой брачной ночи, наши отношения приобрели отягощающий оттенок постыдного, неизбывного и омерзительного таинства. Вот уже восемь месяцев он держался от меня подальше, на своей половине необъятной кровати, вздрагивая как в конвульсиях, стоило мне случайно дотронуться до него во сне. От этих конвульсий просыпалась и я, а потом еще долго не могла заснуть, мучаясь, ища причину наших бед в себе, в психическом расстройстве, подумывала сходить к сексопатологу, короче, сон мой стал нервным, я почти впала в бессонницу, завела синяки под ввалившимися глазами, но хуже всего было то, что стоило мне забыться дурным сном, как муж начинал неистово щипать меня за все мягкие места, тискать, мять, терзать между ногами, будто мстил за то, что не может сделать этого в нормальном состоянии. После первого же припадка такой извращенной сексуальности я поняла, что он спит. Видимо во сне в нем затормаживались какие-то центры, и он вновь обретал свободу в проявлениях своего необузданного тела. ... В конечном итоге, доведенная до нервного истощения его ночными припадками сексуальности, я схватила его огромный агрегат в руку, стала мять, теребить, забралась на него сверху, с целью использовать его, спящего, для своего же здоровья, но потом плюнула, сползла с него, и ушла курить в кухню, куда потом пришел дед, с неизменно погасшей трубкой, и долго рассказывал мне про Курскую дугу, не умолкающую канонаду, сводившую с ума, и как получил Орден Красной Звезды, как влюбился в штабную радистку Тосю, которую потерял где-то под Брянском и нашел в 47 в Москве, замужем за майором, и отбил ее, и как в шестиметровой комнате родили дядю Колю, дядю Антона, дядю Эдика, мою маму и тетю Алину.

До утра проговорив с дедом, выкурив пачку сигарет и заразившись какой-то жизненной силой, я абсолютно выкинула из головы все свои проблемы с мужем и уехала в институт к первой паре, т.к. дед утомился и пошел спать. В институте шлялась без дела, поиграла в преферанс, выиграла, погуляла по осенним бульварам, захлебываясь умиротворением и ожиданием перемен, а вечером закатила мужу такой скандал, что даже родители попрятались. - " Если ты еще раз, импотент хренов, позволишь себе нарушить мой сон своими животными гнусными домогательствами, я проломлю тебе череп, и никогда об этом не пожалею. В гневе я была ужасна, ущемленное женское самолюбие кричало за меня, муж весь скукожился, извертелся, и торжественно поклялся, что ничего не помнит, по причине глубочайшего сна, но, дрянь такая, ни словом не обмолвился о нашей основной проблеме - отсутствии нормальных, полноценных половых актов. От этого я вошла в такую ярость, что хлопнув дверью спальни, упала головой в подушку и всю ее искусала ...

После этого наши отношения, наконец - то, обрели нужный оттенок. Мы стали жить как брат с сестрой, совсем не тяготясь обществом друг друга. Купили себе модные пижамы, и все вроде бы наладилось.

А через пару дней появился Демон. И это было кстати, иначе я просто скатилась бы с катушек, и пошла по рукам, потому что в моей голове никак не могло уместиться, почему столь жадный до моего тела парень, вдруг так изменился? Мы же не могли без этого ни секунды - на лекциях расстегивали друг другу штаны и занимались таким развратом, что если бы кто-нибудь это увидел, то впал бы в столбняк на веки вечные. Мы и поженились побыстрее, едва осознали столь буйную потребность в любви и ласке, чтобы узаконить все это раз и навсегда, и никогда уже не бояться быть уличенными, пойманными с поличным, пристыженными. ... Но видимо, этот страх быть застуканными, и делал моего ухажера таким рьяным любовником. Есть даже такая болезнь в сексопатологи, и я как раз собралась идти сдаваться докторам, проходит сеансы психоанализа и прочие, но появление Демона в моей жизни несколько отсрочило решимость спасать наш брак. Наконец то нашелся кто-то, кто мог часами слушать меня, смеяться моим шуткам, объяснять, что я очень забавное существо и появляться в разных обличьях: всегда очень симпатичных, сексапильных мальчиков.

- Марианна дома?

Мой муж никак себя не проявлял

Никакой ревности, Собственно, он всегда поощрял мое общение исключительно с мужским контингентом нашего, отнюдь не женского ВУЗа, ведь дамы, обучавшиеся с нами, были несколько странными, да и вообще, в мужской компании я чувствовала себя значительно лучше, но это не могло быть оправданием молчаливому попустительству моего мужа в вопросе прихода незнакомцев. Никакой ревности, никаких сцен, видимо собственная новоприобретенная ущербность и извращенное воспитание маменькиного сыночка, не позволяли ему разобраться раз и навсегда с этой щекотливой темой. Он просто терпел, по скудоумию и неумению задать прямой вопрос: " Кто это такие? " , решив, что это - " мальчики по вызову " , с которыми я справляю свои сексуальные потребности, кои он, удовлетворить не способен, по ему одному известным причинам. Наверное, это была некая форма протеста, но мне стало на все плевать, хотя и хотелось надеяться, что он тайно страдает, уходя из дома каждый раз, когда на пороге появлялся новый незнакомец, и, блуждает по городу, пока сумерки не одевали дома сиреневой дымкой отчаяния.

Ровно за минуту до возвращения мужа Демон галантно раскланивался, оставляя в прихожей запах дорогого парфюма, и уходил. И тут же появлялся муж, будто ждал этого ухода, спрятавшись где-нибудь за мусоропроводом, тревожно втягивал носом новый запах, целовал меня в щечку, пытаясь уловить этот запах и на мне, и как-то даже разочаровывался, ничего не унюхав ...

А сегодня, приведенной мамой в спальню, как и в брачную ночь, сломавшую мне семейную жизнь, он как-то боязливо присел на край кровати.

- Как ты чувствуешь себя? Мама сказала, что лучше всего греться человеческим телом ... Я пытался сказать, что мне надо к Дюрренматту, за курсовым, но она просто разоралась, что я, за своей учебой, совершенно не забочусь о тебе, а ты, между прочим, в обморок упала, и неизвестно чем бы все это кончилось, если бы отец чудом не почувствовал неладное ... Так что пришлось мне подчиниться напору Анны Егоровны Весело, да? Мне лечь рядом?

- Не надо. Я не могу принять такую жертву. Лучше придумай, как нам лучше вместе смыться к Дюрику ... а то я в конец расклеилась, да еще и эти, из Лиепаи, здесь шастают ...

- Придумаем что-нибудь, - оживился он, поняв, что раздеваться, лезть ко мне под одеяло, чтобы прижиматься ко мне с, сомнительной во всех отношениях, целью - спасти от простуды в разгар сессии не надо.

- Слушай, как думаешь, твои предки догадываются, что у нас все не так? - спросил он тревожно, и как-то по-детски смутился от прямоты, затронутой темы-табу

- Думаю им наплевать - отчасти, чтобы успокоить его, отчасти, говоря истинную правду, ответила я. - Им главное было выдать меня замуж, спихнуть ответственность на кого-то, кто умеет мной управлять ... чтобы потом не угрызаться за все то, что со мной произойдет. Теперь ты угрызаться должен.

- Слушай, а если они начнут требовать внука?

- Не начнут, еще рано, мы же студенты, вот встанем на ноги, тогда нужно будет думать. В конце концов, - ребенка можно сделать искусственно, сейчас это не проблема, а пока мама учит меня предохраняться.

- И все-таки ребенок - это было бы здорово! Ты бы смогла переключиться, ощутить себя полноценной! (вот оно - обвини другого в том, в чем сам виноват, и сразу станет легче на душе! Значит, по его мнению, - ущербная я?)

- Ты хочешь ребенка?

- Да, это было бы решение наших проблем.

- Ты хочешь сделать ребенка прямо сейчас? - голос у меня дрогнул, по телу разлилось тепло, внизу живота что-то взбухло и сладко осело.

- Нет, я не о том, чтобы его делать, зачем, он ведь уже есть! - и он с нежностью посмотрел на меня.

- Что ты несешь? Какой ребенок? Откуда?

- Но ты же упала в обморок в ванной, а такое часто бывает с беременными женщинами ...

- Но откуда я могла его взять?

Он слегка озадачился, посмотрел на меня неодобрительно:

- Но хоть мне то ты можешь не врать? Парни, которые к тебе приходят, они что, песни с тобой поют, или новогоднюю елку наряжают? Я, собственно, не против, они все красавчики, ребенок красивым получится, а мы его воспитаем. И будет все отлично! Полноценная семья?

Тут меня просто прибило ... захотелось заехать ему по морде, со всей дурной силы, но вместо этого я елейно проговорила:

- А про СПИД ты слышал? Предохраняться надо, а то можно быстренько превратиться в инвалида.

Он задумался. То есть работа мысли выразилась складкой на лбу, потом он потер подбородок и глубокомысленно изрек:

- Хорошо, что ты не беременна ...

И тут это произошло. Я его возненавидела. Дальше ехать было некуда, разве что в ЗАГС, но, учитывая 10 вечера, туда было не попасть. Оставался Дюрик - существо, с которым можно было просто попить водки.

- Так, ты, кажется, говорил, что в 10 надо быть у Дюрика? Поехали, я готова.

Кое-как нацепив джинсы и свитер, вывалилась в прихожую, где никого не было. Схватила сапоги и шубу в охапку и выскочила на лестницу. Пока Артурик шнуровал ботинки, бинтовал шею шарфом, застегивал дубленку на все пуговицы - я чуть не очумела. Наконец он весь собранный и элегантный выкатился из квартиры.

Мужа я презирала, вернее, испытывала брезгливость, граничащую с сексуальным возбуждением ... Мне хотелось повалить его на снег, страстно поцеловать, а потом придушить насмерть, сжимая руки на горле и, глядя в глаза, пока в них не замрет последний писк жизни. Изничтожить, стереть, как помарку на чистом листе моей юной жизни. Пар вырывался у меня из ноздрей, глаза метали молнии, походка была размашистой, шуба на распашку, не просохшие волосы покрылись наледью ... Поймали такси. Дюрик жил на Юго-Западной, в экзотически переоборудованной квартире, В ней без проблем умещались 40 человек, и могли даже не встречаться между собой, если разбивались на кружки по интересам - 2 санузла, большая гостиная, метров на 60, малая гостиная, метров на 40, 4 спальни, кабинеты отца и матери, столовая, комната сестры и комната Дюрика, пол в которой, был застелен настоящим персидским ковром, по ковру были разбросаны пуфики, подушечки, циновочки. Стены были завешены стеллажами, заставленными технической белибердой в виде книг, кое-где пестрели корешки эзотерических фолиантов, строго отсвечивали бессистемно подобранные философские издания, тормозя мысль. Еще была гитара и огромный матрас, который в дневное время суток ставился к стене " на попа " , а постель, комкаясь пряталась в тумбочку красного дерева с инкрустацией, явный антиквариат. Дюрик учился на год старше нас, был гением, почти постоянно жил один - родители тратили зарабатываемые бизнесом деньги путешествуя по экзотическим странам, оставляя Дюрика и младшую дочь - лет 13, на попечение домашней прислуги, которая готовила обеды, разгребала завалы, остававшиеся после Дюрикиных посиделок, и никогда не жаловалась родителям на образ жизни сына. Мне нравилось у него, особенно огромный экземпляр Циссуса Антарктического, завивавшей все окно, так, что даже в жаркий, солнечный день, в комнате было прохладно и все предметы приобретали тайный смысл, освещенные сквозь призму великолепной лианы. Дюрик тоже нравился мне, почти как циссус. Они с моим мужем были лучшими друзьями, и ухаживать за мной, самой симпатичной девчонкой потока начали одновременно. Только Дюрик все давил на утонченность и интеллект, водил то в консерваторию, то на концерт AC/DC , читал Рильке и Бродского:

"... и прежде чем возник

Был треугольник перпендикуляром,

Восставленный, знакомыми, любя,

Над слившимися точками двумя ..."

Дюрик был красив и изящен в движениях, в нем была какая-то тайна, но что теперь было об этом говорить, пока Дюрик читал мне стихи и робко гладил волосы, восхищаясь игрой Солнца сквозь пряди, мой красавчик залез мне в штаны, обнаружив там мощный рычаг воздействия на мое своевольное существо. И все завертелось, закружилось и превратилось в спираль, в центре которой стоял Демон.

Ввалившись к Дюрику, мы застали у него цвет нашей институтской тусовки, всех главных гениев, красавчиков, бабников и просто интересных людей, девочек из ВГИКа - сплошь юных богинь, с замашками невинных фей, компанию турок с переводчицей, Аллочку Златогривку - приму какого-то молодежного театра, где ставилась первая пьеса Дюрика об осаде города Клязьмы полчищами голодных Москвичей - что-то такое из сюрреалистических зарисовок на политические темы.

Аллочка мне сразу не понравилась, - во-первых, она возлежала у Дюрика на коленях и игриво теребила сережку в его ухе, а во-вторых, у нее был длинный нос! Конечно, к носу я привязалась только из-за ее интимной позы на коленях у Дюрика, я до сих пор надеялась, что Дюрик тайно сохнет по мне, сказал же он однажды, что такие как я, рождаются раз в столетие, однако мой бурный роман с Артуром и последующую свадьбу принял весьма отстранено, казался искренно рад за нас обоих и наша дружба расцвела пышным цветом. Аллочка не входила в мои планы. Однако, приняв приличное выражение лица, а именно криво ухмыльнувшись, я уселась прямо на пол. Кружок наш был тесен, весел, в нем зарождались возбужденные алкогольным заревом агрессивные тона. Напротив меня сидел щеголеватый мужчина неопределенного возраста, с отсутствием некоторого количества зубов во рту, что не мешало ему громко, авторитетно и шепеляво вещать ахинею, которую девочки слушали, прямо-таки трепеща

- Пьедставляете, этот дьюг выходит на поединок, выхватывает спагу и пьятыкает сопейника. Кьявисси! Зуть, неописуемая - каждый раз, когда исковерканная буква вылетала из его рта, мне казалось, что она летит мне прямо в лоб, и я инстинктивно отклонялась.

- Да, уз, зуть неописуемая! - веско сказала я, прерывая его бодрый монолог. - Зуть, как ты плюешься звуками, которые ни за что, ни про что коверкаешь! Можно я пересяду, а то ненароком какой-нибудь обиженный звук залетит мне в ноздрю, чем доставать будите? - все негодующие взгляды уставились на меня. Аллочка сквозь зубы спросила

- Кто это такая? Где ты взял эту идиотку, она вообще знает, кто сидит напротив нее?

Дюрик улыбнулся пьяной улыбкой, вдруг осознав, что со мной что-то совсем

не в порядке.

- Нет, она не знает кто это такой, ей это не зачем. Но раз уж вы встретились,

Мэри, - это Осип Антиони, режиссер фильма " Небо над аквариумом " 3 Оскара. Кстати, так себе фильмец, да, Осик?

- Фийм, как фийм... Я. Знаес, бьят, в гении не езу, Снимаю себе, сто вообьязение подсказет ... - Осик явно обиделся:

- Звезд с неба не хватаю, идеи, они в воздухе етают ... витают, так скаать ...

Ловлю свою фиску ...

Я опять не удержалась:

- И за сто Вы эту фиску ловите? За сиску?

Аллочка позеленела, парни пьяно загоготали.

-Ты нахалка! - выпалила Аллочка - этот человек - гений, а ты - темная, наглая дура! Где тебя вообще откопали?

- Судя по зелени твоих щек, откопали тебя, но погребальные обряды были соблюдены по всем правилам ... - тут Аллочка с тигриной грацией поднялась и грозно двинулась в мою сторону, очень неуклюже цепляясь высокими каблуками за густой ворс ковра. Муж заволновался:

- Мэри, прекрати хамить, во-первых, Аллочка - протеже Дольянского, а во-вторых, - это просто невежливо издеваться над физическими недостатками людей ...

- Люди с физическими недостатками тоже иногда нуждаются в здоровом отношении к себе. Это - раз. И два - Дюрик, что делала эта свежевыкопанная почитательница талантов у тебя на коленях? Ты же всегда был эстетом?

Муж шипел мне в ухо:

- Какая муха тебя укусила? Что ты вытворяешь? Нас сейчас выставят. И никакого курсового ты не увидишь! Может это из-за того, что к тебе давно твои мальчики не приходили? Твоя неудовлетворенность обернулась ненавистью к красивой девушке?

Господи! Какого черта я взял тебя сюда?

Аллочка уже пробралась ко мне, видимо с целью царапать лицо, но тут Дюрик в один шаг встал между нами

 

- Девочки, разрешите представить вас друг другу - Это Алла, исполнительница женской роли второго плана в моей новой пьесе.

- Почему второго плана? Я же главная героиня! - захлопав глазами, Аллочка излучала недовольство, смешенное с негодованием, и отчаянно пыталась сохранить достоинство.

- Алла, - это - Мэри. Моя любимая девушка! - Что тут началось! Муж скукожился и налил водки, Аллочка жеманно улыбнулась, протянула мне руку:

- Что же ты раньше ее нам не показывал?

- А она замужем за моим лучшим другом - как ни в чем не бывало, выпалил Дюрик.

- А... - стараясь, чтобы получилось воодушевлено, протянула Аллочка, но было понятно, что она чувствует себя круглой дурой, что, ясное дело, унижало ее достоинство,

- А твой лучший друг?

- Вот он - Артур, - это Алла, очень перспективная молодая девушка. Алла, - это мой лучший друг Артур. Пьет водку рядом с женщиной моей мечты.

Меня развеселило паясничанье Дюрренматта, и то, что он пришел мне на выручку, в минуту не лучшего владения своими рефлексами. Я встала в кружок, низко поклонилась публике:

- Господа, главная героиня Дюрикиной пьесы писана с меня, как есть, прошу любить и жаловать. А теперь, чтобы подтвердить наличие у меня качеств, необходимых для прообраза столь замечательной героини, я станцую для вас.

Переводчица все это переводила оживившимся туркам. Сорвав (весьма бесцеремонно) шаль с одной из ВГИКовок , я стала изображать подобие танца живота, что привело турок в возбуждение, они начали прихлопывать, некоторые встали со своих мест и пристроились в пляску. Я набросила шаль на ближайшего турка, притянула его к себе, оттолкнула, повторила эту процедуру трижды и, наконец, пала ниц у ног Дюрренматта, а предварительно выброшенная вверх шаль плавно опустилась, покрыв мой распластанный силуэт.

Турки бешено зааплодировали, затараторили, обращаясь к переводчице, та спросила:

- Вы профессиональная танцовщица?

- Нет - ответила я, - просто кривлялась.

Институтская элита хвалила меня на все лады, упирая на то, что в МИРЭА учатся самые талантливые девушки, ВГИКовки сидели с постными мордашками, шепелявый режиссер предлагал мне кинопробы, оператор бормотал, что у меня дивный левый профиль...

Исчезновения мужа я не заметила. Обернувшись туда, где он был до начала моего танца, и, не увидев, испытала вполне естественное облегчение. Сегодня я стала свободна еще на одну степень. Это дарило восторг, эйфорию, но я знала, что за это придется платить... Но свобода стоила расплаты... Все эти полгода во время общения с Демоном, я только и говорила о муже, наших неполадках, о жалости - мой муж был жалок. Эта жалость висела на мне стопудовой гирей, тянула на дно безысходности, но я ничего не могла поделать - извечно славянское - Любить-Жалеть... Я вспоминала наши безумные ночи до свадьбы, наш секс, наши игры, его трогательное, по мужскому зрелое, напористое желание доставить мне удовольствие... Но я не нимфоманка. Просто все, что мы переживали, было таким ярким, светлым... Бывают такие мгновения, дни, недели, когда " все сходится " , и это навсегда застревает в памяти, окрашенное самыми радостными цветами.

А у нас " сходилось " всегда. Имеется в виду до свадьбы. Мы гуляли по осенней Москве, в которой легкая синяя дымка дарила нам физический контакт, через дуновение ветерка, у нас были жаркие дни, в траве, среди пустоты и раздолья и снующих без дела бабушек, якобы подбирающих бутылки. У нас было много, много того, что нельзя вычеркнуть, стереть простым нажатием клавиши "delete" , исторгнуть, забыть... Все это обрело самостоятельность, стало живым, оно существует помимо нас и нашего к этому отношения... Как бы я не презирала мужа, воспоминание о бездомной собаке, которая укусила меня за палец, и его нежная забота, с которой он старательно дул на чуть покрасневший кончик мизинчика, все равно вызывало в душе свет... Да, это все живет. Обретает свою собственную субстанцию утерянного. И бродит, неприкаянное, ночным привидением , путая сны, мысли, смешивая желания, вызывая головную боль и заставляя быка покрывать корову... Это - любовь. Это " сходимость " , сближение на недопустимое расстояние... А впрочем, ну его совсем. Сегодня во мне кончилась жалость.

Сегодня, стоя на балконе, я поняла, что мне ничего не нужно. И пусть атрибуты нашей любви бродят себе и будят неясные желания в подростках. Я обрела себя, свое естество. Все зажатое - распустилось, спина выпрямилась, походка обрела упругость, глаза заблестели - эффект пружины. Мужа не было. И я побежала к зеркалу, нашла там немного косметики, смело подкрасила глаза, губы, расчесала так и не приведенные в порядок после душа волосы. И я понравилась сама себе, впервые за полгода...

Раздался звонок в дверь. Я сникла, наверное, Артур решил вернуться. Но услышав хорошо поставленный баритон:

- Мэри у Вас? - поняла все. Он вальяжно вошел, одаривая всех улыбками, одетый с изумительным вкусом, с модной длинной прической, великолепного качества волос, совсем юный и безобидный. Сразу всем понравился, включая турок, которые одобрительно зацокали языками.

Дюрик сказал:

- Раз ты к Мэри, садись, гостем будешь. Вообще-то мы тут курсовой писать собирались, но набралась спонтанная тусовка, к родителям делегация приехала, а они в отъезде, так что только завтра в 12 дня их поселят в " Балчуг " . А пока - мы гуляем. Мэри, представь юношу.

- Это Демон - просто сказала я, и все заулыбались - мой личный, персональный Демон.

- Прекрасно! Я всегда знал, что простое земноводное вряд ли заинтересует нашу Королеву! Мэричка, знаете ли, совсем не простая девочка! Она Мистик высшего разряда! Маг и Телепатор. Телепает на большом расстоянии. Штрафную Демону! Да ты не стремайся, присаживайся.

Демон прошел ближе к девочкам. Те защебетали на разные лады. Все было, как нельзя кстати, кроме одного - какого черта он сюда явился? Обычно он появлялся, когда мог застать меня одну... Что-то очень не нравилось мне в его появлении...

- Дюрик, я тут кое-что вспомнила... Курсовой...

- Нет проблем, зайчик, сейчас за 6 сек распечатаем. Прошу в кабинет. Развлекайтесь, друзья, развлекайтесь!

Аллочка совсем сникла и пыталась протиснуться к Демону. Шепелявый режиссер говорил усатому:

- Сто за типаз! Снимай главного с " Волокиты! Поставим этого, он нам весь фийм сделает!

Усатый, как-то измучено косясь, сказал:

- Он же не профессионал!

- Нам не нузен пьяфессионай, нам нузен типаз, котоый сделает фийм... Нам фактуя нузна!

Я вышла. В голове шумело. Пока Дюрик уверял всех чувствовать себя как дома, хотя было очевидно, что люди чувствуют себя здесь гораздо лучше, я открыла бар, раздумывая, чего бы выпить... Он бесшумно возник за спиной и сказал

- Не советую.

- Жалко, небось, все эксклюзивное?

- Ты что, родители уже 4 месяца путешествуют, что здесь могло остаться? Все давно выпито, а здесь - сливки. Поэтому и не советую.

- Ладно, давай водки...

Он, на правах старого друга не стал юлить, заводить пространные темы, вступать в разговор известным афоризмом Швейка:

- С тобой - то, что происходит?

- Хрен его знает... Осточертело все, как жизнь!

- Ко мне почаще заходи, веселить буду!

- Теперь почаще заглядывать стану.

- Артурик смылся " по-англицки " , что у вас с ним?

- Ничего. Не смог снести стыда... На его развратную жену пялились мужики турецкой национальности, а она от этого хохотала, была вполне счастлива... Он же у нас такой воспитанный, скрытный, интеллигентный. Раз жена - должна сидеть рядом, молчать, внимать и казаться умной.

- Ты на моего лучшего друга печенье не кроши! Поссорились, что ли?

-Хуже...

- По-моему, ты его больше не любишь...

- Интересный вывод при колоссальном дефиците информации... С чего взял?

- Так... Интуиция...

- А я думала - Демон ...

- " Мой синеглазый мальчик,

Мой синеглазый Демон " ? Да нет, Демон для тебя мелок... Между вами нет сексуального притяжения.

- Словил фишку. Мы просто друзья.

- Значит, ты свободна?

- Ну да. Хочешь, у тебя поживу? Я умею жарить яичницу и пылесосить.

- У меня только одна кровать... Могу, конечно, у соседей раскладушку одолжить...

- Это лишнее, можно и на одной (тут я вспомнила, как чудесно мы распоряжались одной кроватью с мужем, но ему я не могла об этом сказать)

- Мэри, не шути так, ты все еще жена моего лучшего друга. А дружба кое-чего стоит...

- Я шучу... Налей еще?

- Тебе хватит!

- Ну вот, началось, точно вы с моим мужем друзья, он тоже, чуть что " Тебе хватит! " - может, я напиться хочу и расплакаться пьяными слезами, может у меня такое внутри, что ни один психоаналитик даже диагноза поставить не сможет?

- Мэри, ты опять шутишь?

- Да, гони курсовой! -

Он пожал плечами. Пошли. В кабинете, рядом с компьютером ровной стопкой лежали 2 курсовика - мой и Артура. Свой я взяла, Артуров демонстративно отложила:

- Пусть сам приезжает... - пояснила свой жест...

- Приедет, не переживай, я вас одинаково люблю, и если что, ни чью сторону принимать не буду. Так и запомни - ты мне друг, и он мне друг.

- Что-то ты сегодня о дружбе слишком распространяешься... И все-таки, кого ты больше любишь, меня или Артурика?

- Тебя я люблю по-другому... Но это не мешает вполне человеческому общению Взрослых людей по Эрику Берну...

- Психологизмы...

- Хватить молоть чушь. Люди ждут. Колоться будешь, что у вас там стряслось неповторимого?

Я прикрыла глаза, выдержала паузу, театрально горестно вздохнула, и спросила:

- Дюрик, что демонам от людей надо?

- Ну... есть несколько видов Демонов... Тебя какие интересуют - греческие христианские или китайские?

- А чем они разняться?

- Демон в греческой мифологии и религии - всякое божество или дух-хранитель, способствующий или препятствующий человеку в исполнении его желаний. В Христианстве - это злой дух, бес, Дьявол... В Даосизме - гуй, нави - духи умерших, образующиеся из " темных " животных душ- " по " в случае отсутствия жертвоприношений со стороны потомков, могут причинить людям зло. Иногда так называются и просто зловредные божества, или демоны. Поняла разницу? В Христианской традиции - демоны питаются негативными эмоциями людей. Одержимость демоном - это когда бестелесная оболочка, так сказать энергетический слепок с личности, не перенесшей шквальных изменений перехода из жизни в смерть, подыскивает себе подходящее тело, обычно безвольное, склонное к лени, праздности и слишком высокого о себе мнения. Вселяется в него и порабощает, заклинивает все волевые рефлексы, которые итак на нуле, иначе дух вообще не смог бы вселиться в данного индивидуума. И начинает заставлять творить его то, чего страстно желает сам. После изгнания демона, человек обычно ничего не помнит, демонстрируя вполне отменное психическое здоровье. В Китае - без нужных жертвоприношений можно обозлить вполне лояльный дух. Так что ...

- Интересно, а может быть Одержимость на расстоянии?

- Дорогуша, это как?

- Ну, например, Демон не вселяется в человека, но всячески его преследует... Меняя обличья?

- Мэричка, - это уже Одержимость наоборот, это Демон одержим кем-то...

- А такое может быть?

- Все может быть в этом лучшем из миров, учитывая его многообразие, асимметрию, энтропию и замкнутость на идее конца света...

- И все-таки, что Демону может быть нужно?

- От кого нужно, уж, не от тебя ли?

- А хоть и от меня - вызывающе сказала я.

- Ну, тогда понятно. Переспи с ним, и он отвянет...

- Шутишь? Хорош друг, у меня проблемы, а он ... принеси выпить, разговор долгий намечается... И еще захвати сигареты, лимоны, сок и еще что-нибудь... И дверь запри.

Оставшись одна, я испытала страх. Я явственно ощущала вокруг себя какие-то чужеродные силы, силы, способные ...нет, не навредить мне, но они были непонятного происхождения, таили в себе сомнительные перспективы... В общем, впервые с момента появления Демона в моей жизни, я задумалась о нем по-настоящему . .. К тому же мне не хотелось рассказывать Дюрику всего, например, про то, что не сплю с мужем с момента свадьбы, и эта нежеланная для разглашения мысль, вдруг показалась мне символичной, хоть мы и не венчались в церкви, но для чего-то, живущего после физической смерти акт венчания мог ничего не значить... Раньше я во всем винила маму, с ее неуместными напутствиями в первую брачную ночь, но она была мамой, и когда выбор встал, она виновата или Артур, я, поразмыслив над законами кровной связи, решила, что виноват Артур. И его вина росла пропорционально текущим дням, пока сегодня я не свалилась в обморок... И вот теперь я могла облегчить душу, лишь выложив Дюрику всю подноготную этой истории, начиная с того места, где Артур перестал со мной спать, после чего ко мне стал являться Демон, в обличье красивых мужчин... Он же меня в психушку отправит, скажет, что я начиталась " Влюбленного Дьявола "...

Он принес все, что было заказано, сел напротив со значительным видом, состарившим его лет на пять, и требовательно произнес:

- Ну?

- Наливай! - просто ответила я.

- Сейчас ты напьешься, и разговора не получится!

- Еще как получится! Как там Демон?

- А он настоящий демон?

- Нет, искусственный! - только умоляю, не думай, что я чокнулась!

- В виду идиотизма происходящего - не подумаю. Веселится твой Демон. Очаровал всех девочек, даже Аллочку растормошил, хихикает, как прелесть какая дурочка! Пожелала нам спокойной ночи. Демон им арию Мистера Х исполняет, веришь, лучше, чем Жора Уй!

- Замечательно, хоть ему хорошо на этом празднике жизни! Полгода уже ходит. В разных обличьях. Подарки разные дарит, разговоры умные ведет, учит, как мужа возбудить... Добр, снисходителен, ни к чему не склоняет, знаешь, даже прикольно - каждый раз новый человек приходит, но один и тот же на самом деле... Мы настоящими друзьями стали, вот такая вот проблема...

- Мэри, слушай, может эти подарки не случайны? Может он, таким образом, хочет получить от тебя какую-то вещь, которая ему до зарезу нужна?

- Да ничего ему от меня не нужно... Просто ходит в гости... Может ему там одиноко, в астральных высях?

- А муж куда смотрит?

- Муж смотрит в сторону. Он считает, что это " мальчики по вызову " , и линяет куда-нибудь, пока я, по его мнению, с ними тешусь...

- Чертовщина какая-то! Он же раньше тебя к каждому движущемуся объекту ревновал? Куда он подевал все это?

- Вот тут и начинается то, что я тебе рассказывать не хотела... Помнишь нас до свадьбы - каждый куст - наш, каждая койка, раскладушка, подстилка... Так вот, с первой по-настоящему брачной ночи - он ко мне - ни-ни! Будто импотенцией заболел, только импотенты - они хотят, но не могут, а мой может, но не хочет... Представляешь, что со мной творилось? Я же с ума по нему сходила, на любые унижения шла, лишь бы он меня приласкал, голову всю сломала, весь июль в перездачах, чуть из института не вылетела, а ему, по хрен все... Однажды сломалась. Наговорила ему, под разгоряченные мозги. Извращенцем обозвала. А на следующий день явился этот красавчик. Вкрадчивый такой, внимательный... Ну и пошло. Что мне делать?

- Ну не знаю, подружка... Ты за это время хоть с кем-нибудь переспать пыталась?

- Я никого не хочу. Только его. До сегодняшнего дня. Знаешь, что он предложил мне сделать? Нормальную семью создать - ребенка родить!

- Ну, так роди! Он счастлив будет!

- Да, он ребенка не от него, а от одного из этих " мальчиков по вызову " ! Он же свято верит, что я свои женские потребности с ними справляю!

- Неужели он такой козел? Может у него временное это, ну как в " Реке Потудань "

- Потудань - посюдань... ты сюжеты не путай!

- А Демон, значит, после ссоры нарисовался?

- Да. Может и прав ты, вещь у меня какая-нибудь ему необходимая есть... Отдам, все, что угодно, пусть только отцепится! Только... кроме него у меня никого нет...

- А я как же?

- Теперь вот ты есть, но ты один, у тебя Аллочка, а он все время разный...

- Да, мать, запуталась ты, сама не знаешь, чего хочешь...

- Не знаю. Ничего не знаю...

- И гордишься этим?

- Естественно - у кого еще есть свой собственный Демон, одержимый тобой?

- А ты у него напрямую пробовала спросить, чего ему от тебя нужно?

- Боюсь... Вдруг скажет и исчезнет навсегда? Может он моей неудовлетворенностью питается? Ведь женщина в моей ситуации - атомная бомба. Наберу критическую массу, и как бабахну!

- Ладно, пошли спросим, чего ему от тебя надо. Да не дрейфь, я с тобой, если что - уговорим остаться. Или хоть изредка навещать.

- Ладно. Зови. Только еще выпью, для храбрости.

Сижу в кресле. Чувствую дурман. Ноги - ватные. Мысли - вялые - Дюрики, Демоны, Артуры... Главное - курсовой готов. Пятерка обеспечена. Маму порадую, бедную мою мамочку, как она меня любит! Сколько сил потратила, чтобы из слабенького, умирающего медленной смертью ребенка, вырастить такую своевольную оторву с вывихнутым наизнанку сознанием и жаждой до радостей! Милая мамочка... Как хорошо , что ты у меня есть! Разведусь с Артуром, сниму квартиру, как большая, буду подрабатывать, приносить тебе цветы... Найду себе мужика с мозгами - А впрочем, сыта я по горло мужиками. Хочу одиночества. Мне же всего 20 лет! У меня все - впереди, и никаких трагедий! Ну, подумаешь - Демон привязался, так это же даже приятно... но устала я. Устала.

О! Вот и мальчики пожаловали! Дюрик смущен, Демон - ну просто бомонд.

- Присаживайтесь, мальчики, выпьем.

- Да запросто, тем более тема у нас щекотливая...

- Спасибо, Дюрик, за нужное слово. Щекотливая у нас тема. Чешется. Ну, кто разливать будет?

- Пусть разливает юноша. Мне отлучиться надо...

Вот, подлец, - подумала я, - хочет все на меня свалить... Но пока Демон разливал водку по бокалам и интересовался, добавить ли мне свеже-выжатого апельсинового сока, Дюрик явился, пряча что-то за спиной.

-Предлагаю тост за взаимопонимание между родственными душами! - патетично произнес Демон. Мы чокнулись, выпили, смачно выдохнули, и, не дав даже дыхание перевести, я выпалила

- Демон, тебе чего от меня надо?

- Мэри, ты сегодня дерзишь! Обычно тонкая такая, субтильная!

- А ты разозлись на меня, выкини что-нибудь демоническое!

- Вот еще! Я что, клоун? Фокусник? Копперфильд?

- Не уходи далеко от темы, погрязнем в ассоциациях, для пьяных людей - плевое дело! Колись, да побыстрее, а то я пьянеть начинаю, а пьяная я - агрессивная - вот он - знает! - я ткнула в Дюрика пальцем.

- Она и без алкоголя может - это Дюрик реплику подал, все еще держа руки за спиной - она Алку так сегодня мордой об ковер протащила, а даже стопки тяпнуть не успела!

- Нечего было твоей Алке так тебе ушко теребить, да еще на коленях лежа!

- Ты что, на меня претендуешь?

- А если и так? Что, струсил с подружкой Демона связаться?

- Мэри, мы потом наши с тобой отношения разберем, сейчас у нас тут товарищ прокисает, от веселой компании отлучен. Они там, в карты на раздевание затеяли, девчонки уже в одних трусиках, Алка и просто голая, кстати, грудь у нее никудышная, да и задница обвислая...

- Могу воспринимать как комплимент себе, правда, ты меня в неглиже никогда не видел...

- Может быть, еще посмотрю. Еще не вечер.

- Может посмотришь, но обещать не могу, может меня демон сейчас уведет...

- Вот видите, гражданин Демон, напьется, и выпирается вся, было бы перед кем, так что давайте по-быстренькому нашу проблемку прокумекуем и разойдемся, ага? Ты в картишки доигрывать, а мы - последствия исправлять.

Я встала, вплотную подошла к Демону, постояла, нависнув, потом с пьяной грацией опустилась к нему на колени. Демон никак не реагировал, просто смотрел на меня просветленными глазами. Даже не отстранился, когда я дыхнула на него перегаром. Обвила шею руками и поцеловала взасос. В этот момент Дюрик вынул руки из-за спины, и сто-то сунул Демону в глаза, после чего они совсем просветлели, и, даже, можно сказать блеснули, как от слезки...

- Гражданин Демон, так не честно! Я Вас целую, вкладываю сексуальный порыв неудовлетворенной девушки, почти девственницы, а Вы вот-вот расплачетесь?

- Простите, девушка, вы очень симпатичная. Но я Вас не знаю.

- Ах ты, хитрец! А зачем приперся: " МЭРИ У ВАС? "

- Вас зовут Мэри? Очень приятно - Даниил.

Я мгновенно протрезвела.

- Даниил? Ты меня не знаешь?

- Нет. Как на духу. И, кстати, где я?

- У меня в гостях, - сказал чем-то очень довольный Дюрик.

- А почему я Вас не знаю?

- А почему ты должен меня знать?

- Но как-то я должен был сюда попасть?

- Как-то должен был. С каким-то мрачным типом. Я его плохо знаю.

-Да? А где он?

- Свалил с какой-то девицей, я что, считать всех должен?

- Нет, нет, просто не пойму, почему он меня с собой не взял?

- А на хрена ты ему, третий?

- А почему я ничего не помню?

- Лишнего перебрал

- Я не пью, мне голос беречь надо, в консерватории учусь, по классу вокала...

- Ну, так с непривычки и перебирают, организм не адаптированный. Не стесняйся, все было в рамках приличий.

- А кто эта девушка?

- Это моя девушка. Она тебя в себя приводила. Искусственное дыхание делала. Она сегодня с мужем развелась.

- Поздравляю. То есть соболезную. То есть... счастья, вам, ребята, если у вас это серьезно. У меня тоже девушка есть. Лариса зовут. Очень красивая. Шатенка. Ну, я пойду, раз мой хмырь куда-то с кем-то свалил, то и мне быть третьим как-то неловко...

- Ты что, интеллигент, или совсем в столбняк впал? Там, через две двери компания сидит. Ты с ними в подкидного на раздевание играл. Девчонки все голые уже, иди, продолжай - Дюрик беспощадно не давал ему смыться.

- Да ладно, Дюрренматт, пусть себе идет, он для нас теперь существо бесполезное... - сказала я, разочарованная столь прозаическим выходом из конфликта со злыми силами.

- А вы как-то хотели меня употребить? Имейте в виду - я верен Ларисе, через месяц у нас свадьба и...

- Остынь, парень, никто тебя здесь не собирался насиловать. Иди к ребятам, партию в картишки закончи, выпей, поостри, девчонки - отличные, из ВГИКа, парни - из МИРЭА, кстати - мы тоже, турки - папашкины какие-то, переводчица с ними, режиссер - оскароносец и оператор - гений. Сплошная элита. Они тебя в кино снимать хотят. Ночь - длинная, на улице - мороз, такси не ходят, в метро не содят, друг - смылся. Иди, развейся, там тебя обогреют, обласкают, анекдотов новых наговорят - вся консерватория завтра лежать будет. Только никому не говори про провал в памяти. Мы тебя представили Демоном. Можешь настоящее имя не называть. Повеселись , коллега!

- Ладно, попробую. В конце концов - я мужик в приличном обществе, судя по вам, а не барышня среди сброда!

- Ну, бывай, мы заглянем минут через цать.

И он ушел писаный красавец, очень бережно сместив меня с коленей, где я все время болтовни просидела, даже не заметила этого...

-Дюрик, какого хрена ты его оставил? Шел бы восвояси, консерваторский птенец... развратят его твои ВГИКовки...

- Очень ценная мысль. Пойду, дам девочкам задание. Он нам ох, как пригодится!

- Вот видишь - один неосторожный поцелуй - и мы его упустили... Демон испарился, а человек с признаками частичной амнезии, оказался в нашей компании...

- Не поцелуй, а жест. Никакой он не Демон.

- Что?

- То! Таких называют " Элементеры " - существа, высшие и сознательные принципы которых после смерти остаются привязанными к земному пласту существования, то есть, зависают в низшей части астрального плана и могут проявляться в физическом аспекте... Они бывают к чему-то сильно привязаны - к любимым, тленным иллюзиям Земли, богатству... В физическом облике, они, конечно, не могут попасть на Землю, но, используя так называемых медиумов - скрытых или явных, они вполне могут участвовать в земных делах, особенно если они незакончены...

- Но как ты узнал, что он Элементер?

- Очень просто, по Папюсу, они все бояться острия шпаги. В тот самый момент, когда ты начала грязно к нему домогаться, я сунул ему в лицо шпагу, подаренную отцу отпрыском какого-то рыцарского рода. И он - сбежал... А мальчик нам очень пригодится, подружимся с ним, изучим феномен - это же практическая магия Папюса, хоть он и ни черта в магии не понимает. Не волнуйся, моя подружечка, ему от тебя что-то крепко надо, или от твоих близких. Может в стенах вашей квартиры кулон с изображением его любимой дамы, безвременно ушедшей из жизни, замурован? Родители твои - люди практичные, пошлют подальше, и дело с концом. А ты у нас существо сердобольное, субтильное, чувствительное, жалостливое... Так что развязка не за горами. Подождем, поизучаем...

- Да, Дюрик, спасибо тебе.

- Целоваться будем?

- Это шантаж?

- Нет, просто я думал, в знак благодарности, так сказать в компенсацию за отрыв от веселой компании...

- К Аллочке просишься, прохвост?

- Я же уже сказал тебе, что она - не ахти...

- Мне будет греть душу тот факт, что я твоя девушка, хотя бы на сегодня...

- Водка тебе будет душу греть...

- И водка тоже. Пойдем, на новоиспеченного посмотрим?

На персидском ковре творилось невообразимое - бутылки, стаканы, тарелки, пепельницы и прочие причиндалы недавнего пиршества были водружены на стеллаж. Турки спали вповалку, диван был перевернут в горизонтальное положение. Даня, в узеньких трусиках, из последних сил отбивался от ВГИКовки Зойки, сыпавшей ему козырных валетов и дам. На Зойке оставался золотой браслетик с камушком. Остальные выбыли из игры, пребывая в первозданном виде. Оператор сетовал на отсутствие камеры, но фотоаппарат работал бесперебойно. Мальчики болели за Даню, девочки - за Зойку. Курили, шумели, матерились. Аллочке, которая разделась первой, и теперь у нее " мерзли " ноги, позволили надеть туфли. Она встала, и отклячив задницу пошла к нам, все также неуклюже цепляя ворс ковра:

- Не долго ли курсовой распечатывали? - ехидно подмигивая, спросила она.

- Да нет, что-то там с принтером приключилось, пришлось высшую магию призывать. Демон нам здорово помог...

- А, Данька, так он вроде музыкант?

- Ну да, у нас там сидюшник застрял, вот он выручал друзей...

Глядя на меня с высоты своих каблуков, она сказала:

- Мэри, у тебя помада размазалась.

- Да, я ее вместо замазки использовала, Чтобы весь лист не перепечатывать, подмазала и нужную цифру вписала. Ну, у вас тут все путем? Пойдем, Дюрик, еще пораспечатываем, - состроила гримаску Аллочке, пошла к выходу, на секунду обернулась, увидела плотоядный взгляд Аллочки на Дюрренматте, хихикнула, изогнулась, игриво схватила его за запястье и увлекла за собой. Ну за что я ее не взлюбила?

Дюрик вообще никогда не возбуждал меня, не возбуждает и сейчас, но что-то собственническое, паскудное требовало, чтобы он был со мной.

В малой гостиной, развалившись на диване, вскинув стройные ноги на изогнутую спинку, я подумала, что хорошо смотрюсь в этой изысканной, пахнущей живыми цветами обстановке. И мама Дюрика меня обожает... Имя она ему придумала не лучшее, как его только не склоняли! Ее увлечение Дюрренматтом зашло слишком далеко, однако в ответственных ситуациях она выходила из положения подчеркнуто именуя сына Юрием...

Нежась на диване, я стала беззастенчиво прикидывать совместную жизнь с Дюриком, в роскоши, утонченности и расслабленности. Можно даже институт бросить, но как на это посмотрит будущая свекровь?

Дюрик в это время рассматривал меня как нечто экзотически чужеродное.

-Могу читать мысли - изрек он, хлебнув водки. - Ты думаешь, что прижилась бы в этом уютном мирке.

- Не буду врать. Именно это и думаю. - И тоже отпила водки.

- И какие у тебя плюсы и минусы? - сомнение не покидает твой дивный лобик

- Плюс - свинцовые стены. Здесь я чувствую себя защищенной от всего - от маминых истерик, папиных нравоучений, унылой ущербности мужа, Демона, и самой себя, в своей необузданности. Минус - природная лень, которая покроет плесенью эти дивные обои. В подобной обстановке у меня атрофируются волевые импульсы. Я брошу институт.

- Ну, до этого, я думаю, не дойдет.

- Дюрик, ты хочешь меня?

- Что ты имеешь в виду?

- Я имею в виду, хочешь ли ты мной обладать?

- Мэри, это новая игра? - он встал, зажег свечи в старинном подсвечнике, погасил все другое освещение и сказал:

- Пошлость, конечно, пить водку при свечах, но лучше не " мешать " - тебе курсовой сдавать завтра, то есть сегодня.. .

- Ты не ответил на мой вопрос...

- Это ты не ответила на мой вопрос...

В это время к нам вошли Даня с Зойкой, более или менее одетые, и жалобно начали:

-Мальчики ушли играть в компьютер. Девочки ушли спать, Алла с режиссером и оператором пробуется на роль, можно к вам? Мы не помешаем...

Зойка была высоченной девицей с мальчишеской стрижкой и формами, но это было так модно и красиво, что я залюбовалась, и принесла еще 2 стакана. Нет лучше способа привязать мальчишку, как навязать ему девчонку. Даня смотрел на нее и не мог налюбоваться, и вместе они были ходячей гармонией. Я так обрадовалась, что тягостный разговор, который я сама же и пыталась начать с Дюриком, столь невинно оборвался, что решила навсегда остаться с Дюриком друзьями, у которых нет воспоминаний, омрачающих светлые дали дружбы...

Еще Саймак, в своем бессмертном " Заповеднике гоблинов " метко упоминал гармоничное воздействие цифры " четыре " . Такое количество участников вечеринки, создает устойчивость и доверительность, почти так же, как совместное распивание спиртного.

Зойка выпила и сказала:

- Хотите анекдот? - все с воодушевлением закивали

- Ну вот. Бегает ежик по опушке леса и тащится. Выходит Лось.

-Ежик, ты чего тут бегаешь?

- А я кайф ловлю.

- А как это? Научи.

- А ты пристраивайся за мной. Ну, Лось пристраивается в след ежику, бегает, бегает, один круг, другой, третий... Взмок весь, вытирает пот

- Ежик, а кайф где?

- А тебе разве травка животик не щекочет? - анекдот - старый как мир, но все очень смеялись, потому что у Зойки были очень длинные ноги.

Даня предложил консерваторский анекдот:

Приходит студент консерватории к мехматовцу - другу, грустный такой, тот спрашивает:

- Ты чего? - он отвечает

- Понимаешь, курсовой сдавать завтра, надо что-то новенькое, с элементами постмодернизма... Не знаю, что и придумать...

- Да проще простого! Возьми произведение своего профессора, и ноты наоборот перепиши!

- Пробовал уже... Третий концерт Листа получается...

Но недолго суждено было нам наслаждаться гармонией цифры четыре. В комнату, совершенно некстати, заглянула смущенная Соня - обожаемая 13-ти летняя сестрица Дюрика. Собственно, все полагали, что с 10 вечера она пребывает в состоянии безмятежного сна, на отведенной ей бесшумной половине квартиры. Предположение оказалось ошибочным. Соня, за спиной которой маячила фигура толстоватой подружки, была совершенно не сонной, одетой и причесанной. Дюрик, в манере, свойственной старшим братьям-опекунам, возмутился:

- Соня, что ты здесь делаешь? Тебе завтра в школу! - надо сказать, что Дюрик относился очень ревностно к исполнению своих обязанностей " старшего по палате " , пока родители прохлаждались на курортах и всяких конференциях. Сонечка чтила его, со всем трепетом и восторгом юной чуткой души, отчасти посвященной во взрослую жизнь, протекающую в непосредственной близости от ее комнаты.

- Но Дюреннматт, - этот официоз указывал на серьезность ситуации, - мы с Аленой, - тут толстоватая подружка наконец вошла в комнату, и нахально обвела нашу компанию водянистыми глазами будущей нимфоманки, особенно отметив Даню, так, что тот даже поморщился. Меня покоробил тандем беспробудно-девственной Сони с этим рано созревшим, грубо-чувственным существом. " Надо будет сказать Дюрику, чтобы он пристальнее следил за качеством Сониного окружения. Эта девица научит Соню ..." - чему научит Соню эта девица, я поленилась подумать, между тем, Соня очень серьезно вещала:

- Мы с Аленой поспорили об эффективности воздействия " тонкого мира " на атрибутику повседневности. Алена утверждает, что мы никак не можем обнаружить проявлений " тонкого " мира, а я говорю, что по косвенным данным, очень легко если не доказать их наличие, то хотя бы зафиксировать границы сферы воздействия, конечно надо учесть, что нами, как возможными исследователями неведомого, отброшен иррациональный пласт, мы не учитываем всякие там предчувствия, предзнаменования и прочую чушь ... - Дюрик похоже заинтересовался.

- Соня, это конечно интересно, но не ночью же!

- Именно ночью, как ты не понимаешь! - Горячо протестовала Соня. - Сейчас час Быка, самое мистическое время суток. Мы с Аленой решили разрешить наш спор с помощью свидетельств. Но забоялись. Нас всего двое, а заниматься спиритизмом надо в компании, это в одном руководстве написано. Нужно минимум 7 человек, причем скептики необходимы, так как вызванный дух захочет доказать свое существование именно им, от этого будет активен, даже настойчив, в своих попытках достучаться. Дюрик, ну пожалуйста! - При этом возгласе Соня, почему-то, смотрела на меня.

- Дюрик, чего там, они все равно спать не будут, давай их делом займем! - Авторитетно сказала я.

- А как она завтра в школу встанет? Ты знаешь какие нагрузки у них в лицее?

- Дюрик, но всего один раз! Ну пожалуйста! А за это я к тебе неделю не буду приставать с французским!

- И будешь получать " тройки " , чтобы мама, а она скоро вернется, меня высекла?

- Но полугодие только началось!

-Дюрик, не мучь ребенка! - Зойка разухабисто заулыбалась. Соня, не ной. Будь спок. Ща сбацаем!

- Зоя, ты разрушаешь мой авторитет в глазах сестры. При ребенке нельзя отдавать противоречивые запреты-разрешения ...

- Я не ребенок! - Возмутилась Соня.

- Ладно, уговорили, девчонки - Даня подал голос - я за вас.

- Вопрос выносится на голосование! - Зойка перла как танк. - Кто " за " , прошу поднять ноги. - Дюрик был один против пятерых.

- Сдаюсь. Но Соня, если мама узнает, она нажалуется папе, а папа ...

- Ой, Дюрик! Ну какой же ты еще ребенок! - С нежным осуждением в голосе проворковала Соня. - Никто из нас не посмел улыбнуться.

Вошел " оскароносец ".

- Ой, у вас тут дети тусуются! Кто эта дивная нимфетоська?

- Это моя сестра, Софья, Осип Вилентьич.

- Ну сто зэ ты пьятал это тюдо от нас! Ее зэ снимать надо!

Осип Виленьтьич, Соня школьница, о кино не может быть и речи. - Дюрик был строг, но корректен.

- Да - неожиданно вставила толстая Алена. - все актрисы - проститутки. Так моя мама говорит. Осип Вилентич заинтересованно посмотрел на нее, прикидывая возраст, а может и шансы, нашел их уничтожающе малыми, и отечески усомнился:

- Ну сто ты, девотька, совсем не все ... Некотоые дазэ осень милы, в ином смысе ... Н-да-с ... Молодез нынсе язвитая ...

- А что Аллочка, - поинтересовалась я

- Аллоська? Она с Коськой ... Я как-то ...

- Тут дети! - предостерегающе выпалил Даня.

- Ой, Осип Вилентьич, нас, то есть Вас очень нам не хватало! - затараторила Зойка, уводя следы от подробностей отсутствия Аллочки.

- Неузэи? - вскинув брови, режиссер выражал сомнение.

- Да. Мы тут духа решили вызывать, а по Сониным канонам нужно 7 человек. Присоединитесь? - Зойка лукаво подмигнула.

- Посьту за сесть, но я - атеист! - последнее слово он выговорил очень чисто и звучно. Оно было из тех немногих, которые ему удавались. " Есть чем гордиться! - подумала я. Вот так наши физические недостатки определяют нашу жизненную программу! "

Семь человек были в сборе. Срочно принесли ватман, испещренный с одной стороны лихими чертежами - Дюрикиной конкурсной работой для студенческого бюро поддержки науки, в условиях экономического кризиса. Так же были принесены: свечка, карандаш, блюдце - распоряжения отдавала Соня. Блюдце положили на ватман, нарисовали на нем стрелку, обвели карандашом, очерчивая круг влияний, написали буквы в алфавитном порядке, заспорив о " е " и " е " , зажгли свечу. Далее мнения разошлись в вопросе кандидатуры вызываемой из потустороннего мира. Мне, как чтящей свою неординарность, пришла в голову идея.

- Давайте вызовем кардинала Ришелье! - И всем идея понравилась. Режиссер был явным скептиком, я - скрытым. То есть мое исключительное положение, как непосредственно контактирующей с демонами, давало мне лишнюю степень свободы в вопросе скептицизма - с такими кустарными средствами у нас просто не может получиться сеанс спиритизма. Бредовость происходящего одурманивала, но никто, из уважения к исследовательской деятельности Сони, которая очень серьезно, с побледневшим изящным личиком, настаивала на соблюдении абсурдных требований, как например охранный крест на тыльной стороне блюдца, наносимый свечной копотью в строжайшей тишине, при предельной концентрации воли. Дюрик сосредоточенно исполнял ритуальные движения, Зойка, во власти наваждения, сверкала глазами и почти ничего не говорила, Даня иронично-снисходительно присутствовал, режиссер суетился, проявлял нетерпение, и казался наиболее заинтересованным в происходящем, хоть и скрывал это под маской полного неверия. Толстая Алена блуждала белесыми глазами по лицам мужчин, ничем себя не проявляя в отношении предстоящего таинства. А я все фиксировала и посмеивалась. Когда начальный этап был успешно завершен, Соня строго приступила к разъяснениям.

- Теперь, каждый должен положить указательный палец на край блюдца. Мы хором должны сказать: " Дух кардинала Ришелье, приди! " - и от всей души подумать: " Добро пожаловать " . Все личные мысли исключаются. Повторив это три раза, мы должны попросить: " Дух, если ты здесь, выведи блюдце из малого круга " . Если дух почтит нас своим присутствием, мы можем задать ему несколько вопросов. По три от каждого, после этого дух нас покинет по нашей просьбе. Нельзя смеяться над духом, оскорблять его в мыслях и словах. Нельзя скрещивать конечности, произносить бранные слова. К духу надо относиться с уважением, но настороженно.

Все внимали. Маленькая Соня, несомненно, была лидером нашего коллектива. После троекратного " Дух, если ты здесь, выведи блюдце из малого круга " , никаких признаков присутствия потустороннего мира выявлено не было. Процедуру повторили. Снова ничего. Соня была близка к глубочайшему разочарованию всей своей 13-тилетней жизни. Я искренне сопереживала ей, впрочем, как и все присутствующие. Надо было что-то предпринимать, толстая Алена просто победоносно взирала на Соню, с высоты своего авторитета - " Ну я же говорила, что ничего не выйдет! " . Слезы уже собирались заблестеть в ясных " исследовательских " глазах юной натуралисточки. " Черт возьми! Какого черта эта орава великовозрастных балбесов издевается над ребенком! " - моя мысль прорезала наэлектризованное пространство, отразилась от оконного стекла и вернулась ко мне мгновенным прозрением. Это же гениально просто! Нас семеро. Мы чутко реагируем на происходящее. Блюдце покоится. Но все, я уверена, так или иначе на него воздействуют, каждый в своем направлении ... Импульсы, робкие и хаотические, не имеют однонаправленного вектора ... Вот если кто-нибудь порешительней нажмет пальчиком, и даст толчок, визуально его никто не заметит, но все почувствуют движение и ... помогут! И я легко толкнула блюдце. И не ошиблась! Блюдце, лениво, нехотя, будто озираясь, поползло из очерченного круга. Соня подавила вздох восторга.

- Так. Дух здесь! Дух кардинала Ришелье, мы приветствуем тебя в нашем доме. Прости, что побеспокоили тебя, отвлекли от твоих важных дел. Если ты слышишь нас, ответь! - блюдце покоилась, лишенное заданного мной направления. И я опять сжульничала, аккуратно подталкивая его стрелкой к букве " Д " . Мой порыв подхватили. Лица участников сеанса обрели внятность. Больше мое участие было ненужно, все разобрались как себя вести, и совершенно самостоятельно стрелка повернулась к букве " А " . Но что потом? А потом, пока мы восторгались результатом, блюдце стремительно и бестолково елозило по ватману, постепенно обретая эллиптическую траекторию.

- Не мешайте ему! - предостерегающе сказала Соня. Пусть разомнется! - Блюдце бесилось, постепенно мой палец устал. Я убрала его. Моему примеру последовал Даня, пояснив, что нужно поочередно " дежурить " минимум четырем. Зойка тоже убрала пальчик, с наманикюреным острым ноготком. Соня, Алена, Дюрик и Осип Вилентьич несли вахту.

- Ну, довольно. - сказал Дюрик, - давайте задавать вопросы, а то он так всю ночь носиться будет! Кто первый?

- Можно я? - Зойка стала первопроходцем. - Дух, скажи пожалуйста, стоит ли мне ... - она смущенно посмотрела на Даню, - можно остальную часть вопроса я про себя задам?

- Конечно. - Соня королевским жестом позволила. Зойка, сосредоточенно шевеля губами, сформулировала, и уставилась на свой палец. Блюдце успокоилось, влезло в алфавитный круг, и завертелось, фиксируя на некоторое время положение стрелки напротив букв. Мы вслух читали - " Е П ЛИ ЕСТЬ З Н Б К М О Д НО Б Ы Т Б Л И З КО " . Соня прокомментировала:

- Он говорит, что посылает тебе знак. - Зойка радостно улыбалась, и жалась к Дане. Видимо она и без Сониных объяснений поняла как надо. Вдохновленный ее примером режиссер проворковал:

- Тепей, с васего позьвоения я ... Доегой дух, сто пьинесет мне мой новый фийм?

Ответ был краток - " Г О М О Р Е Я "...

- Сто, сто он сказай?

- Ничего особенного ... - Даня выступил трактовщиком - или триппер, или геморрой, выбирайте, что больше Вам импонирует ... Осип Виленьтьич глубоко задумался, а дух, окопавшийся под блюдцем, начал весело выписывать лихие дуги, видимо потешаясь, призывая нас разделить его веселье. Дюрик молвил, растягивая гласные:

- Теперь я - Дух, все ли мы попадем после смерти туда, где ты?

- Х А Х А ХА ХА Г Р Е Х И С МЫ С Л П Е Й В О Д У М О Н А Х.

- Так. Это уже захватывает ... - Дюрик тоже задумался. Дух снова взбесился, наслаждаясь свободой. Соня собралась с духом .

- Кардинал, - церемонно обратилась она, ответьте, будет ли мой брат счастлив? - при этом она пристально смотрела на меня так, что я смутилась, будто как-то почувствовала мое влияние на приглашенного, будто у меня спрашивала ... Я демонстративно убрала палец с " вахты " Дух ответствовал

- Н Е Т Н Е В О З МОЖ Н О ГО В Ж И З Н И М Е С ЯЦ. - И снова забегал. - Маразм крепчал. Даня и Алена спрашивали про себя, получив невразумительный бред. Наконец, и я решила внести лепту в освоение тайн бытия. Но не забыла и покрасоваться, задавая неординарный вопрос

- Ваше преосвященство, для чего я появилась на свет, чтобы служить людям?

- Г Х МЯ Л Ю БЛЮ Л О Ш А Д ЕЙ. - Меня устроила трактовка старого интригана. И тут же:

- Кто я была в прошлом рождении?

- С А М У Р А Й С РАЖ А МСЯ НЕ У С ПЕЛ. - Собственно вопросов больше у меня не было, но, поддавшись идиотскому импульсу, зачем-то поинтересовалась в уме, кто такие мои демоны. И получила невразумительное

- Ж ЕНА НЕДОВОЛЬНА. - тут же подумала, что кто-то задал про себя встречный вопрос, может быть господин Антиони, и подсознательно подтолкнул блюдечко к нужным ему буквам. Собственно Соню я удовлетворила, что и являлось моей целью. Пусть всяким " ранним " Аленам, неповадно будет гоголем перед нашей душечкой Сонечкой расхаживать. Завтра в школе разговоров будет! Я испытала триумф за сестру друга. И за свою сообразительность тоже.

Пока дух разминал затекшие мышцы, в бешеной пляске под блюдцем, я как-то задумалась, и совсем не заметила, что все устали, убрали пальцы от края стеклянного колпака с ментальным телом кардинала. Очнувшись, я обомлела от ужаса - мой палец бессистемно мотался за вошедшим в раж блюдцем, и клянусь, я даже не касалась его! Никакие законы сохранения импульса и прочие физические обоснования происходящего не работали. Я издала вопль, от которого Дюрик подскочил и молниеносно ткнул палец рядом с моим. Остальные проделали то же самое. Мне было дико, ужасно, не по себе, и прочее, поэтому завершающие ритуалы я упустила, помню только вопрос Алены, любит ли ее Вова из параллельного класса, и Зойкин " Дух, когда меня пригласят сниматься в кино? " , на что получила:

- КА Р Е РА М ИФСЛУЧАЙ ВЛАСТЬ.

После освобождения духа, Соня тщательно подбирая слова, поблагодарила присутствующих и признала эксперимент удачным, с легкой дрожью в голосе. Режиссер засобирался домой, вызвавшись проводить Алену. Состояние Сони вызывало у меня опасение - на лицо было явное перевозбуждение детской психики, что могло иметь последствия, однако Соня прекрасно держалась, и очень задумчивая ушла спать. Мы снова остались вчетвером. Пили водку, в несколько подавленном состоянии. Даня спросил:

- Мэри, как ты думаешь, он действительно был?

- Не знаю, - задумчиво ответила я, не зная, признаваться в подтасовке, на потребу Соне, или нет.

- Я вот тоже не знаю ... Но твой толчок ощутил, я же музыкант, хоть и работаю больше голосом, но начинал я как пианист. У меня чуткие пальцы ...

- Ага! - толи с облегчением, толи разочарованно буркнула Зойка, - так весь этот цирк Мэри устроила ... А я - то думала!

- Я вас умоляю, ничего не говорите Соне! - Дюрик тревожно понизил голос. Она ничего не должна знать! А ты, Мэричка, сильна!

- Да ладно, ты тоже мог догадаться - ты же технарь, момент импульса!

- Да- да, импульса, импульса, мой милый мистификатор, чеж ты заорала как резанная, когда один на один с ним осталась, ты же знала, что все понарошку?

- Сама не знаю ... Гипноз какой-то ...

- Гипноз! Гхм ... Я люблю лошадей! Как он тебя вычислил, а, Мэри? Самурай, сражамся! Это точно, тебя хлебом не корми, дай повоевать! Боэц!

- Психолог, ничего не скажешь, да ему и положено, даром что ли всей Францией 20 лет командовал? В тридцатилетнюю войну впутался, после него еще 6 лет воевали!

- Все - то ты знаешь, Мэричка!

- Почему нет, очень симпатичная мне личность - расслабься, Дюрик, это же я предложила его вызвать, значит что-то о нем знаю.

- Успокоила. Я уж подумал, что ты у нас ходячая энциклопедия. Но заорала ты знатно! Страстно, с оттягом, как от оргазма ...

- Дюрик, ты про оргазмы мои не знаешь.

- Знаю, знаю, по институту до сих пор эхо бродит, несчастных девственников будоражит. Понимаете, ребята, Мэри - жена моего лучшего друга, и ... - он осекся, потому что зашел далеко, всем стало чуточку неудобно. Надо было спасать попавшего впросак приятеля.

- Милый, у тебя от пережитого - полный деграданс! Ты, мил дружок, зарапортовался. А впрочем, я и правда голосистая! - Все облегченно заржали.

Смеялись, до упаду, Дюрик обнимал меня за талию и клялся в вечной верности моему мужу - видите, какая девушка со мной сидит, а вот, завтра повезу ее с мужем мириться, потому что они такая пара, такая пара! Водка наливалась все щедрее, речи становились все бессвязней, Даня призывал Дюрика не быть козлом и никому такую девушку не отдавать, даже лучшему мужу, тьфу, другу, потом мы с Зойкой переместились на другой диван, обсуждали, где и что можно купить, что в фотомодельном бизнесе признается только натуральное, никаких вклеенных ресниц и наращенных волос, но это только у буржуев, наши лепят все, начиная с носа, кончая силиконовой грудью, так что все фуфло, а что у тебя есть своего - все равно переделают... Всплакнула, вспоминая, как убегала от сексуально настроенного менеджера и сломала мюглеровский каблук, убежать то убежала, но туфли выбросить пришлось... Даньку хвалила - какой обходительный и прочее, меня чудом называла, звала в агентство " Мисс Киски " . А потом заснула у меня на плече, посапывая, всхлипывая, и все время, свешивая ноги на пол.

Пошла к Дане с Дюриком. Они почти совсем наклюкались и клялись в вечном братстве... Посидела с ними, послушала пьяные завывания под гитару, сама спела " Собака бывает кусачей, только от жизни собачей... "

А потом окно окрасилось в серое с бурым налетом, и стало понятно, что скоро утро. Мы с Дюриком кое-как сложили Зойку и Даню на один диван, и они там сразу как-то подозрительно зашевелились. Открыв окно, выпустить табачный дым, я подставила лицо снегу, который неизвестно откуда взялся. Он приятно холодил мордашку, попадал в глаза, таял на носу. Возвращать фейс в прокуренную комнату, где под пледом шепотом шевелились Даня с Зойкой, совсем не хотелось, но пришлось, Дюрик позвал пить кофе - заботливый такой. На кухне, усталые и измочаленные, мы пытались поговорить о приятном, но разговор не клеился, рот перекашивала зевота, от чего слова неестественно растягивались, и понять, что хочет сказать собеседник, было невозможно. Домучившись до 9 утра, я стала собираться в институт. Дюрик призывал меня ехать домой, к Артуру, налаживать семейную жизнь, но мне так все надоело, что идея продлить бессонное мучительство собственного организма, казалась самой здравомыслящей. Итак, заштукатурив бледное лицо и синяки под глазами косметикой Дюрикиной мамы, использовав ее кричащие тени и вызывающую губную помаду, мертвенно цветастая предстала перед Дюриком, похвастаться эффектом. Он воодушевлено сказал, что я будто только что из морга, где меня как могли отреставрировали, для предъявления убитым горем родственникам. Это меня окончательно взбодрило, и, накачав себя кофе до тошноты, я уехала, вернее ушла, потому что институт находился рядом, а мне надо было окончательно измотать себя.

Кто не представляет себе сессионный ажиотаж институтских коридоров? Сутолока, нервные флюиды, озабоченные лица, беготня, вечное обращение: " Дай закурить " , нервные затяжки, тошнота ... Я очаровательно проводила время. Курсовой, вместе с зачетом уже красовался в зачетке, хоть я сколько могла оттягивала этот сладкий миг, но он настал. Потом, освобожденная и счастливая болтала с сокурсниками, язвила, издевалась над нервными девчонками, рассказывая ужасы про монстра Профессора, и чувствовала сладкий обморок наяву. Домой мне совсем не хотелось, и я шлялась по институту, с охотой принимая участие во всех попойках и карточных играх. Домой попала в 10 вечера и сразу умылась, одела шерстяные носки и стала пересказывать маме события. Артура еще не было, поэтому мне было еще хорошо, но слегка муторно от выпитого пива, студенческой столовки, кофе и ожидания Артурика, который что-нибудь выкинет. И все-таки нет на свете места лучше, чем дом, даже если живешь в нем с мужем. В час ночи он заявился, несколько навеселе, даже какой-то разухабистый, почти как до свадьбы. Попил со мной и мамой чай, и утащил меня в спальню - САМ! Вот это были дела!

Там он переменился, стал менее обаятелен, сузил глаза, щека у него начала подергиваться ... Я замерла в ожидании чего-то из ряда вон, насилия, оскорблений, рукоприкладства ... и не ошиблась. Вплотную подойдя ко мне, он размашисто залепил мне пощечину, ничем не мотивировав ее в вербальном плане. Все проистекало молча. Потом - еще одну. И еще. Я молча выдержала экзекуцию, с выступившими слезами, но не дрогнувшим голосом спросила:

- За что?

- Тебе, действительно, интересно? - с издевкой спросил он.

- Да, мне бы хотелось ясности, в вопросе надругательства над собственным лицом.

- Ты шлюха. Этим я все сказал. Остальное может остаться как прежде, если тебя прельщает статус замужней женщины.

- Меня уже ничто не прельщает, тем более твое мерзкое рыло!

- А меня твой вопиющий разврат, ничем не прикрытый! Ну ладно, твои мальчики, с этим я смирился, в конце концов, это было твоим личным делом, но крутить любовь с моим лучшим другом - это переходит все границы! Этого я терпеть не собираюсь!

- Что ж, тем лучше для тебя. - Оправдываться я посчитала унизительным. - Собирай шмотки и вали к чертовой матери, прямо сейчас!

- А как ты объяснишь все родителям?

- Скажу, что выгнала тебя за аморальное поведение.

- Что ж, вот и счастливая развязка, хоть мерзких рож твоих мальчиков больше не увижу!

- А вчера говорил, что они все красавчики, и ребенок получился бы - загляденье!

- Вчера ты еще не переспала с Дюриком!

- Не твое дело, с кем я сплю!

- Отлично. - И он начал собирать вещи, как попало пихая их в рюкзак.

- Смотри, ничего не забудь, обратно возврата не будет! - Я держалась из последних сил, пытаясь не разреветься у него на глазах, он же, с садистскими наклонностями медленно утрамбовывал никак не помещающиеся вещи. Час спустя он сказал:

- Я готов. Прощальных слов не надо. Все получилось само собой. Прощения просить не буду, ты его не заслуживаешь. Если встретишь меня в институте - перейди на другую сторону коридора. Громко хлопнув дверью, он наконец освободил меня от самоконтроля, который вдруг оказался не нужен. В прихожей мама завела с Артуром разговор, дескать куда он в такую ночь собрался?

- На рыбалку, - коротко ответил он, и ничего не объясняя, хлопнул дверью.

Мама вошла ко мне.

- Что это с Артуриком?

- Ничего ... рыбачить поехал ...

- Но ведь сессия?

- А он досрочно сдал.

- Понятно ... протянула мама ... а с твоим-то лицом что? Все в красных пятнах?

- Аллергия на лимоны ... ты все заставляешь их есть в немеряных количествах, вот и результат!

- Подожди, сейчас я супрастин принесу. А то в институт завтра ... Заодно, выспишься как следует, а то последнее время ты плохо выглядишь ...

Мама принесла таблетку, я ее съела, разобрала кровать, развалилась на ней как мне всегда хотелось - по всей ширине, и долго ловила кайф свободы хоть от одного пункта в бесконечном графике функции раздражителей моего сознания.

Всю неделю я исправно ходила в институт, хотя там не было у меня никаких дел. Ходила просто потусоваться, посмотреть на счастливых людей, у меня же все было хуже некуда ... и все из-за Дюрика, и Демона моего он спугнул, и мужа как бы выгнал, и идти к нему мне совсем не хотелось. Потому что идти к Дюрику - это навязываться к нему со своими проблемами, снова их возвращать к жизни, пока же они оставили меня. Мужа в институте я не встречала. Что давало мне право, чувствовать себя победительницей - я изгнала всех врагов со своей территории и могла сколько угодно наслаждаться этой победой. Только спать стала еще хуже. Не помогало даже снотворное.

Потом закончилась сессия, настали каникулы, все куда-то подевались, кроме тех, на ком висели " хвосты " , а все они были нервными или ушли в загул, куда периодически звали и меня, но во мне что-то сломалось ... Горизонт событий сузился до отвержения всего, что могло принести облегчение. Небо пахло прокисшим хлебом, наступила оттепель, все хлюпало, сюпало, обувь была покрыта разводами соли, раздражало абсолютно все. Короче, наступила депрессия.. Все было не так, руки отказывались двигаться, я с трудом держала чашку с чаем, не говоря уже о прочем. К чтению появилось хроническое отвращение, глядя на полки с книгами, я буквально выходила из себя - для чего людям надо заниматься такой ерундой - писать книги, ведь все равно, их никто не читает ...

Однако, дома я придерживалась нужного близким настроения, была говорлива, возбуждена, и на все вопросы про Артура отвечала многозначительно и односложно: " Рыбалка " . Папа ждал свежей рыбки, мечтательно рассуждая, что вот в Хопре рыба, так рыба, а твой молокосос со товарищи, куда-нибудь на Истру поехал, ну ничего, пусть себе задницу отморозят ... Мама целиком ушла в науку, вернее, она никогда из нее не выходила, но с отсутствием Артура, с ее плеч свалился огромный груз - делать вид хозяйственной женщины, интересоваться нашими делами и задавать вопросы по смыслу. Теперь же в доме полноправными хозяевами поселились фазовые переходы под давлением, чем-то необходимые народному хозяйству, как электрификация всей страны. Все темы вращались вокруг бездаря шефа, умницы Машы, которой упырь научный руководитель никак не дает защищаться , про сантехников - подонков, которых невозможно дозваться, так, что все приходится делать самой, о конференции в Барселоне, о подвале, где хранится очень капризная установка, и который (подвал) хотели сдать под алкогольный склад, и как она ходила самолично биться с директором института, и помещение в аренду не сдали ... Так что, пока проистекало общение с родителями, депрессия отступала, под напором здорового абсурда мамулиной научной переполненности происходящим.

Зато улица убивала во мне все живое, я даже в окно смотреть не могла, полагая, что конец моего существования явится именно оттуда, облаченный в снежное одеяло на плечах ... Именно оттуда, из оконной рамы, обрамленной подоконником, заставленным разноцветными горшочками, с разнообразными видами фиалок. Как я раньше обожала эти растения, особенно зимой! Кругом снег, серое небо, скелеты деревьев - а на чистом, беленьком подоконнике стоят чудо цветочки потрясающих расцветок ... Теперь я ненавидела эти цветы, и тайно не поливала их в, снова ставшей моей, комнате, от чего они цвели еще пышнее, будто издевались над моим состоянием. Иногда я подходила к ним и говорила - " Уважайте мое горе! " - но им было все равно, они, безмозглые, красивенькие штучки, понятия не имели о том, что такое депрессия, и что она вызывает желание полного упадка вокруг, по принципу - что внутри - то и снаружи ...

Раскусил меня дед.

Придя на кухню в разгар нашей общей бессонницы, он наконец-то зажег свою трубку, долго хлюпал ею, расточая ядовитый дух махорки, молчал, кряхтел, а потом спросил " в лоб "

- Еще нет, дед - охотно начала я, ведь поговорить с кем-то, кто врубился в твои проблемы не в силу праздного любопытства, а вполне искренне, всегда приятно ... - он вообще неизвестно где, развод откладывается на неопределенное время, но когда появится, непременно разведемся, только я не уверена, что он вообще появится ...

И дед вооружил меня. И на следующий день небо стало не таким серым, проклюнулось солнышко, похожее на тарелку, смазанную сливочным маслом, в ореоле чего-то такого голубовато-прозрачного, что летом называют лазоревым небом. Настроение у меня изменилось, и я даже подошла к телефону. Дюрик звонил.

Я положила трубку. Бесцельно слонялась по квартире, глотала слезы. Почему я к ним не поехала? С Алкой бы поругалась, с Зойкой пошушукалась, на Даню посмотрела бы, как-никак, в нем мой Демон сидел ... Но не понравился мне тон Дюрика - развязанный, наглый, разговаривал он со мной, как с какой-то собственностью ... Какие-то интриги ... Может Артур к нему наведался? Про меня что узнать, или мужскую разборку учинить? Интриги, точно интриги ... Сидит там со своей Аллочкой, пошлости всякие ей в ушко шепчет ... А я ему душу раскрыла, все тайны выложила! Предатель чертов! Друг называется! Развлекается там, первый раз за, можно сказать, месяц, позвонил, это учитывая мои проблемы и общее состояние угнетенности, о которых он не знал, но мог же догадаться? Хотя, какая из него мать Тереза - сидеть с безнадежными ... Короче, я так разнюнилась, что даже деда в коридоре проигнорировала.. Но дед - старый боец ...

От нечего делать, полила фиалки. И сделала уборку, даже пропылесосила пол и все свои черновые курсовики повыбрасывала. Мама, как всегда появилась бесцеремонно, без стука.

Мы с мамой присели на кровать.

Забрав паспорт и брачное свидетельство, мама ушла, оставив меня наедине с глубокими раздумьями, уж не чокнулась ли она окончательно, со своей наукой ... Искать в себе что-то " серенькое, псивое, покрытое плесенью " - бедная моя мамочка ... Совсем тю-тю ...

Предоставленная сама себе я с час промучилась нерешительностью, а потом, наплевав на все, собралась, намазалась и поехала к Дюрику. Звал ведь.

Дверь мне открыла Зойка. Несказанно обрадовалась, бросилась на шею, долго целовала во все щеки, и казалась почти трезвой. Провела меня в " малую гостиную " , где они обитали с Даней. Даня тоже проявил все признаки обрадованности моим приходом.

И бодрой походкой я пошла, по пути набираясь негодованием все больше и больше, в сторону Дюрика. Даня с Зойкой даже не пытались меня пристыдить, из интеллигентских соображений ... Короче, пару раз вяло стукнув, и не получив ответа, я посчитала долг вежливости исполненным, и вломилась в комнату. Дюрик лежал голый на матрасе, по нему самозабвенно елозила Аллочка. Картина называлась - " жена вернулась ". Аллочка приостановила телодвижения, с негодованием вперив в меня сверлящий взгляд. Дюрик смотрел на меня по-дурацки, ничего не понимая, но как-то с нежностью ...

Развернувшись, ушла к Зойке с Даней, которые самозабвенно целовались на диване, и совершенно ничем не интересовались. Я постояла, пощелкала пальцами, потом похлопала в ладошки, эффекта прерывания не возникло. Я прошла к бару, выбрала самую мерзкую на вид бутылку, плеснула из нее в стакан чего-то ядовито зеленого, и уже собиралась выпить, как на пороге появился Дюрик:

 

Дюрик захватил бутылку, две стопки, обнял меня за плечи и увлек за собой в кабинет, бормоча невнятности типа " все уладится, малыш, мы все бываем в идиотских ситуациях ... Сейчас мы с тобой выпьем и все образуется ... ты все расскажешь своему старому другу ..."

В кабинете он усадил меня за папин стол - узкий и длинный. Сам сел напротив, молча разлил водку, прикурил 2 сигареты и проникновенно начал:

Дюрик злился, и я никогда его таким не видела. Я тоже злилась. В общем, нам стоило успокоиться. Он нравился мне сейчас, такой эмоциональный, с горящими глазами, такими соблазнительными губками, похожими на дольки мандарина ... Я увидела его прямо-таки другими глазами, и, черт возьми, захотела поцеловать! Обычно Дюрик бывал отстраненно вежливым, внимательным, рассудительным и нейтральным. Даже когда я увидела его голым, с Аллочкой, сидящей сверху, я не почувствовала его мужскую притягательность, которая сейчас просто гипнотизировала меня ... Между нами повисла пауза, организованная мной, потому что я во все глаза смотрела на него, на его рот, чуть полуоткрытый, такой манящий, вызывающе эротичный ... Эта пауза висела и висела, постепенно превращаясь в паутину, опутывающую нас желанием ... Я вся размякла и потекла. И будь Дюрик более решительным, он мог бы взять меня прямо сейчас. Но он - джентльмен. И очухался первым.

Он замолчал. И невидимая нить - пауза - снова стала окутывать паутиной наши эрогенные зоны. Визуальный контакт приносил мучительное удовольствие. Я хотела его. И это желание, как-то бесстыдно изменило мое лицо ... Я сидела, опершись локтями о стол, сцепив перед собой пальцы, легонько закусив один, и смотрела на Дюрика. Он приблизил лицо ко мне, и закусил мой мизинчик. Глаза в глаза. Все вокруг исчезло. В голове сладко зашумело. Я тихонько застонала. Дюрик провел рукой по моему виску, очень нежно , почти боязливо, и это была высшая форма блаженства. Я убрала свои руки от лица, дав ему доступ ко рту. Его зрачки расширились и почти скрыли радужку. Он был чертовски красив ... Его пальцы скользили по моему лицу, он казался слепым, ощупывающим другого человека, чтобы понять, как он выглядит. Губы его приблизились, он стал целовать мое лицо - виски, щеки, уголки губ, скулы - это была изощренная ласка, и я почти забылась в едином порыве напрягая волю, волю, которая заставит его впиться мне в губы ... Тут в кабинет влетели Даня с Зойкой. Облом.

Я почему-то испытывала неловкость оттого, что Даня с Зойкой нас застали. Мне хотелось свести все это в невинную шутку, как-то показать, что мы с Дюриком просто хорошие друзья ... Что ничего не было ... В общем на меня нашло. В гостиной я села в диаметрально противоположном от Дюрика углу, и стала весело напиваться. Появилась Аллочка:

Я никак не прореагировала, продолжая напиваться, совершенно не в такт с компанией, забрав одну из бутылок в личное пользование. Когда сумма выпитого изменила мою психику, я сказала Аллочке пару комплиментов, совершенно безвозмездно, рассказала несколько похабных анекдотов, раздухарилась, и некстати ляпнула:

Дюрик выбежал за мной.

На улице шел снег. Было хорошо. Мне очень хотелось домой. Пьяной я не была, мне надо было просто побыть одной, осмыслить происходящее, понять, вообще, было что-то или нет ...

Дома я почему-то ощутила счастье. Большое, умное. Я была свободна, довольна, и уверена, что светлая полоса жизни началась. Вспоминая ласки Дюрика, такие девственные, нежные, почти изощренно-неумелые, меня охватывала волна благодарности. Я начинала верить, что Дюрик действительно не безразличен ко мне. Легла в постель. Хотела подумать обо всем, но не смогла. Сразу заснула.

Утром на лабораторных по ПЛЭ (Приемникам лучевой энергии) состояние счастья не покидало меня, все получалось как надо, защитила очередную лабораторную, покурила с мальчишками, узнала, что Серый все же затащил Алину в койку, от души порадовалась за него, потому что он давно по ней сох, а она игнорировала его как могла. Игорек опять проповедовал бредовые идеи какой-то Церкви Московского Христа, или чего-то такого, призывал всех бросать курить и в воскресенье приходить на проповедь, ведь у них так интересно, Библию читают, и все, что непонятно, объясняют. Вообще-то Игорек - хороший человек, только очень увлекающийся, причем всем подряд, то какая-то фотомодель, помешанная на суицидальной попытке - он ее сторожил неделями, опасаясь, что она сведет счеты с жизнью, стоит ему отлучиться на час в Институт; он даже Академку тогда брать хотел, я еле отговорила; то моделирование самолетов, то компьютерные игры ... Теперь вот Церковь. Я хорошо к нему отношусь, но он так настойчиво тащил меня на воскресную проповедь, что пришлось сказать ему, что по моему глубокому разумению в любой секте 10% - подлецы, а 90% - идиоты. Идиотом я его не считаю, так что ему надо подумать насчет 10%, насколько он к ним подходит. После этого Игорек отвял. Федя приставал ко мне с идиотскими вопросами, что я буду делать, если блондинки выйдут из моды? Изменю ли цвет волос на радикально черный? Я сказала, что если блондинки выйдут из моды, буду весьма рада, их наконец-то станет меньше. Словом, мальчики толпились вокруг меня, зазывали в преф срезаться, когда в коридоре появился Дюрик, к которому я бросилась, как подорванная. Он даже опешил. Впрочем, как и все остальные. Дюрик присоединился к нам, стал вместе со всеми меня подкалывать, беззлобно и с завуалированными комплиментами. У Дюрика вообще было незаменимое свойство - он никогда не задирал нос, дружил со всеми, все его любили, но все это на какой-то дистанции, раз и навсегда установленной им. В преферанс все-таки пошли играть, заманили Дюрика с собой, и он страшно разозлился, когда я обыграла его.

А потом в институте стало делать нечего. Столовка закрылась, жрать горелую яичницу из двух яиц в буфете корпуса " Б " не хотелось, сама мысль об этом процессе вызывала легкое желудочное недомогание, и Дюрик увлек меня идеей, пойти к нему и съесть шикарный ужин при свечах, который он мне приготовит. И никакой водки! Я согласилась.

И опять шел снег. Было темно, холодно, на улице мы не знали, как себя вести, потому, что вчера между нами что-то возникло, что уже не давало нам права вести себя как раньше - легко и непринужденно, называя друг друга дурацкими прозвищами ... А с другой стороны - вроде бы ничего такого не было ... Заминочка, короче. Шли, говорили о чем-то отвлеченном, потом Дюрик решил все похерить, и обнял меня за плечи, что вполне могло сойти просто за дружеский жест.

Он действительно приготовил ужин, зажег свечи, выставил бутылку вина, в котором я ничего не понимаю, но думаю, что от названия этого вина Аллочка упала бы в обморок, а потом пила его, закатывая глаза от удовольствия.

Ужин был великолепно сервирован, отменно приготовлен, но я не могла проглотить ни кусочка ... В меня впрыснули совершенно нездоровое возбуждение, я могла думать только о Дюрике, и прикидывать, затащит он меня в постель, или нет. Надо понять, что с мужем я привыкла к совершенно иному стереотипу отношений (до свадьбы). Никаких ужинов, разглагольствований - голое желание, которое немедленно удовлетворялось в мало-мальски подходящем месте. Никаких предварительных ласк, поглаживаний - жесткий секс, которым я вполне удовлетворялась, считая Артура - настоящим мужчиной, ни о чем, кроме этого не могущим думать. Юношеская гиперсексуальность казалась мне верхом любовных отношений между мужчиной и женщиной. С Дюриком, нашим утонченным интеллектуалом, все было иначе ... Я вообще побаивалась его, такого вкрадчивого, умелого, знающего толк во всем ... Теперь, вместе с желанием его тела, во мне, расталкивая возбужденные внутренности, пыталась поселиться трусость. Я боялась несоответствия. Очень трудно соответствовать одаренной, утонченной личности, особенно в постели, особенно мне, девчонке, привыкшей к простоте и агрессии ... Короче, я очень нервничала, а Дюрик, до невозможности затянувший эту экзекуцию, казалось, получал удовольствие, преподавая мне урок выдержки. Я ничего не могла поделать, поскольку была ведомой во всех отношениях с Дюриком, наклюнувшихся вчера. Но, в конце концов, у меня очень взрывной характер, поэтому ...

Я пошла за ним. В комнате Дюрик долго обустраивал уют. Сгребал с пола какие-то непонятные мне предметы, ставил ближе к матрасу пепельницу, зачем-то принес 2 чашки чаю, короче, совсем меня запутал, после чего сказал, что мы будем курить и пить чай. " Дюрик, ты что, ундевита объелся? " - я почему-то очень возмутилась. По моему мнению, Дюрик должен был просто повалить меня на матрас, и сделать все, что делают приличные люди в таких обстоятельствах. Но Дюрик имел свои планы насчет меня. Его абсолютно не волновали мои волнения. И я плюнула на все. Просто расслабилась, и поняла, что мне хорошо, как никогда, и дальше будет еще лучше. Мы сидели на матрасе, пили чай, болтали, мой оскорбительный вопрос остался без ответа, потому что Дюрик - чуткий мальчик, и быстро уловил мое смущение. За это короткое время в квартире Дюрика, я успела отвыкнуть от захватнических замашек мужчин. Здесь учитывались мелочи, то, что всегда казалось мне незначительным. Потом Дюрик предложил сделать мне массаж. И я, к своему неописуемому удивлению, засмущалась, ведь все здесь было не так, иначе, по-другому ... Свинцовые стены. Здесь другой становилась я сама. От массажа я отказалась, и вообще отсела подальше от Дюрика, совершенно не понимая себя. То есть понимая. Он мой друг. И никаких отношений между нами быть не должно.

Дюрика задел мой отодвигающийся жест. Напряг болтался между нами, как потерянный хвост ослика И-а, ситуация просто давила. Никакой свободы, никаких фамильярностей. Просто жуть и жеманство ...

Со второй попытки у нас все получилось. Дюрик стал приближаться ко мне, я отодвигалась до тех пор, пока не уперлась спиной в стенку. Тут-то он меня и настиг. И нам было хорошо. И никакого секса. Просто ласки, вылизывание друг друга, все такое ... Несколько раз он пытался овладеть мной, но я не поддержала его, и он понял правильно. Никаких обид. Все по-честному ... Я провела у него ночь и следующий день до вечера, после чего решила " поиметь совесть " , и навестить родителей. Уезжать так щемяще не хотелось. Казалось, что нам больше никогда не повторить нежных безумств этих суток. Дюрик пытался меня не отпустить " Ну позвони им, ты же взрослая женщина! " , но мне надо было домой. Очухаться, дать позудеть тем местам, кои Дюрик ласкал интенсивнее других, мне нужно было ощутить себя вне гипноза " Свинцовых стен " и понять, нужно мне это или нет. Я уехала.

Дома папа с мамой очень мне обрадовались, дед хитро улыбался в усы и шутил насчет счастливого вида с синяками под глазами. Все было очень хорошо. Долгое чаепитие, после которого я вошла посмотреть телевизор, под пледиком, и задремала. Разбудил папа, сунув мне в ухо телефонную трубку - звонил Дюрик

Вот и все счастье. Этот его звонок поставил все на свои места. Я поняла, что он мне нужен, что мне нужны " свинцовые стены " . Эта трогательная забота " ну как ты, малыш? " , и больше ничего не надо. Через несколько дней я собрала необходимые шмотки и переехала к нему. И была счастлива. Вернулась его мама, пришла в восторг, что у Юрия завелась постоянная девушка, да еще Мэри, которая успела разойтись с Артуром. Нам, помимо Дюрикиной комнаты, выделили малую гостиную, мама была сама прелесть, меня все это обволакивало. Заманивало. Затягивало. Другой жизни я уже не представляла. Да и зачем она, другая жизнь?

В конце марта, после института, я заехала домой, предварительно попросив Дюрика часов в 9 забрать меня от папы с мамой.

Дома был только дед, с которым мы покурили и посплетничали. Я уверила его, что вполне счастлива и иного не желаю. Нашу идиллию прервал звонок в дверь. Дед пошел открывать и вошел в кухню с обескураженным лицом. За ним тащился Артур, чья большая голова на длинной шее возвышалась над дедом ... " Только этого мне не хватало! " - подумала я, но тут Артур вошел в кухню и вручил мне букет цветов. Дедуля задом начал пробираться к выходу, я сделала слабую попытку не остаться с Артуром наедине, пискнув: " Дед, куда ты, садись, чайку попьем " - но дед только отрицательно помотал головой, и вышел, прикрыв за собой дверь.

Я сразу заерзала на стуле, предвидя невыносимую разборку с Артуром, объяснения, рассказ о Дюрике ... А потом все наоборот - объяснения с Дюриком, что этот парень делает здесь, и уж не для того ли я бегаю к родителям, чтобы устраивать себе свидания с Артуром, по которому тайно сохну? Представив себе все это, я сурово посмотрела на мужа:

Я обомлела ... Меня навестил Демон. Он пришел в образе Артура ... Что-то жуткое было во всем этом. Чтобы хоть что-то понять, я стала тянуть время, подыскивая вазу, куда можно было бы поставить цветы. С одной стороны было хорошо, что это не настоящий Артур. Это избавляло от ненужных объяснений, с другой ... Мне было тревожно, Демон уже что-то говорил, поддерживал беседу, я уже отвечала ему, болтали, короче, пока в кухню не влетела мама, с единственным желанием - защитить свое дитя от посягательств этого нахала - мама махала перед носом Демона моим паспортом, где красовался штамп " Разведены " и требовала, чтобы он немедленно оставил ее дочь, т.е. меня в покое. Мама была так напориста, что мне пришлось слегка ее урезонить, типа " Ма, не трогай нас. Все нормально. Мы поговорим, а потом придет Дюрик. Все под контролем, ма. " Мама немного сбавила обороты, налила себе чаю и вышла. Мы с Демоном продолжили прерванную беседу, я рассказывала о Дюрике, о том, как счастлива, что Артур пропал и неизвестно где шляется, хоть это и было абсурдно и страшно, потому, что Артур сидел напротив меня. Я очень надеялась, что Демон уйдет до того, как появится Дюрик, все было рвано, нервно, и не концептуально, как обычно представляется встреча с Демоном. Он же был словоохотлив, весел, и я уже собралась попросить его уйти пораньше, чтобы не встречаться с Дюриком, как Демон произнес:

На этом интересном месте в кухню вошел счастливый Дюрик. Увидев Артура, он просто кивнул головой и сказал: " Здорово, дружище, объясняетесь? " И все могло бы быть вполне себе сойти на нет, но тут Демон вскочил с воплем

Демон угрожающе двинулся в сторону Дюрика ... Артур был выше и тяжелее Дюрика, хоть визуально казался хрупким, за счет очень узких бедер, но Дюрик умел здорово драться - однажды на Юго-Западной какие-то уроды стали выкрикивать в мой адрес непристойности ( мы втроем как раз шли к Дюрику.) Мальчики не могли снести оскорблений и ввязались в драку, вдвоем против пятерых. Пока мой муж метелил одного, Дюрик сражался с четырьмя, правда, одному из них я саданула в пах каблуком - шпилькой и огрела по башке Артурикиной сумкой с учебниками. После того, как противники обратились в бегство, на Дюрике не было ни одной ссадины, а Артур имел заплывший глаз и расквашенный нос ... Но сейчас в нем сидел Демон ... Я была в панике, металась между ними, умоляла не драться ... Сумасшествие полное! Дюрик просто уходил. Я бросилась за ним в прихожую

И он очень громко хлопнул дверью, по которой я просто оползла. Родители попрятались, на помощь мне никто не собирался приходить, кроме, конечно Демона, который уже поднимал меня, рыдающую с пола, вел в кухню, делал чай, успокаивал, говорил, что таких Дюриков будет в моей жизни много, но они мне все не нужны, потому, что теперь он, Демон, никогда меня не покинет, потому, что это тело очень удобное, и как только в нем прекратятся остатки жизненных процессов, оно навсегда станет его телом, что есть большая удача ...

Я давно перестала рыдать, просто с ужасом слушала слова Демона, и смотрела на засученные рукава рубашки Артура, вернее на то, что под ними - запястья были перебинтованы, сквозь них проступала кровь ...

Демон очень внимательно посмотрел на меня ...

Она последний раз улыбнулась мне. После этого тело Артура безжизненно оползло со стула. Врач по-деловому осмотрел Артура - и констатировал

Вошедшая мама прибавила маразма:

Прикидываясь полностью ненормальной, сказала я ...

И уже закрывая за собой дверь: " Не понимаю, зачем она притащила его в кухню? " Родственники накинулись жалеть меня и успокаивать. Дед качал головой. Мама плакала. Отец маниакально спрашивал, что произошло с Артуром. Я ушла в свою комнату, обхватила голову руками. Сколько я так сидела - не помню. Потом позвонила Дюрику. Его мама сказала: " Юрий не хочет разговаривать с тобой. Попробуй позвонить завтра ..." Я не могла ни плакать, ни говорить, ни, уж, тем более, писать стихи. И видеть никого не хотела.

Три дня Артур был в коме, потом медленно стал приходить в себя. Я каждый день моталась к нему в больничку, сидела рядом. Он бредил, звал меня, говорил, что я - лучшее, что было в его жизни, что он так хотел меня каждую ночь, что стал психом, у него даже пальцы трястись стали, что не мог ничего сделать с собой, потому, что очень стеснялся моих родителей, и в эти минуты казалось, что я разговариваю с нормальным Артуром, но он опять начинал нести невоспроизводимую чушь, пересказывал мне фильмы Куросавы, будто сам был участником событий, точнее один эпизод какого-то фильма - - сама я Куросаву не люблю, всегда смотрела его в полглаза, поэтому определить фильм, из которого этот эпизод я не могла --"" Они бегут. Пламя охватило монастырь ... Я ничего не вижу, стрелы противника заполняют воздух. Я тоже стреляю, тетива гудит, руки не слушаются, пальцы покрылись кровью ... Я вижу его, он скачет вдоль ограды, он сражается ... я не могу долго наблюдать за ним, мне нужно оборонять монастырь и женщин императора. Женщины беспорядочно бегут, Сиереки роняет веер. Огонь совсем близко, но она возвращается за ним, наступает на край кимоно, падает, пытается доползти ... мне кажется я слышу звук - мясной звук, но конечно, я ничего не могу слышать в этом хаосе воплей, боевых кличей, лязга оружия и звона тетивы ... Сиереки ползет к вееру, не обращая внимания на стрелы ... Господин, Господин, умоляю, останьтесь со мной!.. Настала ночь Тайра ... Не будет мне покоя! ... Кровь. Кругом кровь, я иду по ней, я наступаю на тела, под ногами плоть моих близких, моих соратников, моих братьев ... Некоторые еще живы, я слышу стоны, но не вижу, ночь Тайра темна и безлунна ..." , опять звал меня ... бормотал про ненужную жизнь.

Я слушала все это. И было грустно и смешно. Я не любила его больше, я его спасала, как умела, но не хотела с ним жить. Странная ирония судьбы - расскажи он мне это раньше - и мы бы просто сняли квартиру, устранив раздражитель, мешавший Артурику вести регулярную половую жизнь ... И я любила бы его по-прежнему, и Дюрик все так же оставался нашим другом, и называл меня своей любимой женщиной ... Если бы Артур рассказал все это раньше ... Но теперь я любила другого парня. Я позвонила ему. Мама сказала: " Извини, Мэри, он уехал кататься на горных лыжах с Аллочкой Белогривкой ... " Златогривкой " , - машинально поправила я, " ну, да, с Златогривкой, противная такая, носатая девица, не знаю, что на него нашло. Попробуй позвонить через пару недель, может он отойдет ... Мне будет жаль, если вы расстанетесь, ты мне очень нравишься ... Заходи ко мне, посидим, поговорим ..." . Я не зашла к его маме. Еще чего! Буду я по мамам бегать, чтобы парня захомутать ... С Аллочкой, так с Аллочкой, что я могу поделать, пусть все так и остается. Артур выздоравливал. Правда вставать ему было все еще нельзя. Я никак не могла отважиться рассказать ему, что мы не будем вместе, потому, что я больше не люблю его и не хочу ... Артур радовался моему приходу, как ребенок, я целыми днями развлекала его, и он, уже набравшись достаточно сил, потихоньку приставал ко мне, очень гордясь, что в нем снова все это есть и он никого не стесняется ... А я все тянула и тянула время ... Дело даже не в том, что врачи запретили его волновать ... Не знаю, может быть я просто не хотела все рубить? Может быть надеялась, что что-нибудь случится само собой, склеится, сплавится, сомкнется, может быть я смогу жить с Артуром вполне счастливо, ну иногда вспоминая Дюрика, его огромные расширенные зрачки и ласки ... За всем этим я забыла о том, что обещала Демону. Я и о Демоне - тоже забыла. Но он - я продолжала относиться к ней, как к мужчине - напомнил о себе, резким ухудшением состояния Артура. Его опять забрали в реанимацию, и я попала домой совсем убитая, ведь все шло к выписке ... На мне висела его жизнь. Все, сегодня - или никогда. Я достала ручку, бумагу, и стала думать, про что бы написать, да еще и в рифму. Думала не долго. Звонок в дверь избавил меня от несвойственных мук творчества.

Открыв дверь, первое, что я заметила - был букет. Потом увидела Дюрика, но я-то знала, что это не настоящий Дюрик, просто мой Демон пришел(а) навестить меня ... Подобострастно улыбаясь, нелепо, почти кланяясь, я стала приглашать гостя в кухню, бормоча при этом:

Передо мной сидел нормальный Дюрик. Дюрик, как Дюрик, без налета демонизма ...

И я пошла. И спряталась на плече, долго бормоча всю историю, сбиваясь, возвращаясь назад, начиная сначала, всхлипывая, признаваясь в любви ... Дюрик унес меня в комнату, положил на кровать. Укрыл пледом. Лег рядом. Я продолжала свои откровения: "... она велела не меньше трех в день ... я - предательница, ничего ему про нас не рассказала ... врач никак не мог понять, зачем я притащила его в кухню ... а я сказала, что он замерз, а во всех книгах по цветоводству написано, что кухня - самое теплое место в квартире ... а он все равно не понял, тупой, сказал, что Артур умрет ... а Демониха очень злая и опасная, хоть и несчастная, я ее, как женщина, понимаю, но из-за стихов, которые я не написала, Артура сегодня в реанимацию увезли ... Она сказала, что любовь - это Карма, а чтобы быть с тобой, мне надо третье стихотворение писать ..." Бедный Дюрик! Он гладил меня, баюкал, успокаивал, говорил, что завтра мы поедем к Артуру вместе. Я заснула. Проснулась одна, в темноте и в одежде. От косметики болели глаза. На часах было 3 ночи. Дюрик уехал, это было ясно. Я испытала страшную тоску, мне невозможно не хватало его рядом ... Даже лихорадка какая-то началась ... Очевидно я простудилась, но мне было наплевать. Я пошла в кухню, взяла лист, бумагу и остервенело вывела " Демону посвящается ":

Засохли слезы на щеках негодованья

Холодный ветер обморозил голоса,

Не вынесла порочность испытанья,

Пришла другая полоса,

Насыщенная смрадом добрых дел,

И добродетельных упреков

И лик румяный побелел,

От не запомненных уроков.

И еще 3 подобных бреда. На сегодня норму я выполнила. Оказалось не так уж и страшно - писать хреновые, бессмысленные графоманские стишки, строго три стихотворения в день. Артура выписали, Дюрик поговорил с ним по-мужски, они снова стали друзьями, относительными, правда, мне Артур сказал, что будет искать такую как я всю жизнь, и если не найдет, то не удивится, все было хорошо. Я снова жила у Дюрика за " свинцовыми стенами " и писала три бреда ежедневно. Вернее еженощно, потому что днем времени не было, да и не творческое это время - день. Каждый вечер, перед сном, Дюрик давал мне 20 минут на " поддержание жизнедеятельности своего лучшего друга, и по совместительству, моего бывшего мужа " , а так же " ради благополучия нашего союза " в глубине души, считая меня чокнутой. Я и сама таковой себя считала. Бумажки с моими творческими изысками не выбрасывались, складировались в отдельный ящичек и там тихонько лежали, на всякий случай, вдруг, Демон явится с ревизией?

Настал июнь, с его обычными сессионными заботами, Я сдавала экзамены, готовилась, как проклятая, не могла же я отстать от гения-сожителя, у которого все досрочно? Мне это стоило неимоверных усилий, потому что мой мыслительный аппарат сильно поизносился за эти полгода ... Я часто встречала Артура, некоторые зачеты мы сдавали вместе, весело пересмеиваясь, у него уже появилась подружка - скромная девочка из нашей группы - Леля, с которой он ходил за ручку, и, по сплетням, даже не целовался, видимо боясь ошибок, наделанных со мной. Про мои бессонные труды он ничего не знал, да и зачем ему вникать в то, что его жизнь - отныне и на веки в руках его бывшей супруги ... В конце концов, это - просто оскорбительно для мужской харизмы, а у Артурика она была ... Ох, какая харизма была у него ... Увидев его с Лелей первый раз, я заревновала. И ходила, черная, как туча целую неделю, потому что не могла сознаться в этом Дюрику, а Дюрик сам все понял, и не трогал меня ... После всего что было, во мне кипела, не находя выхода, Вселенская нежность к Артуру, все " старые обиды и похищенные хвосты " были забыты, и черт возьми, предложи мне Артур ... Я бы ... Нет, конечно я бы ни за что не изменила Дюрику, но мне было бы приятно ... От всех этих мыслей я чувствовала себя грязной, Дюрик все понимал и выжидал, Артур ходил " гоголем " , видимо, тоже подозревая о моих противоречиях ... Я - собственница. Мне надо, чтобы мои мужики были моими. Даже не знаю, произошло бы все это, если бы Аллочка, в тот исторический приезд к Дюрику за курсовыми, не возлежала бы у него на коленях ...

Кто любит вслед чужой любви -

Тот жаден "

Я просто " Собака на сене " . В честь сданной сессии у нас собиралась компания. Я намекнула Дюрику, что не плохо было бы пригласить Артура с девушкой, Дюрик скривился, и так посмотрел мне в глаза, что я устыдилась, но Артура все же позвали. Накануне тусовки позвонила Зойка, долго болтала про свое агентство "Мисс Киски", и как ей там меня не хватает, а потом говорит:

Пришла к Дюрику. Он как-то отстраненно относился ко мне в последнее время, чувствовал Артура, а я ничего не могла придумать, никак не могла найти тему, чтобы поговорить, сблизиться снова. Мы просто ходили кругами, не начиная объяснений. А тут появилась чудная тема - феномен Даньки ...

Я хлопнула дверью. Как всегда. Хотела подлизаться, как-то сократить намечающуюся дистанцию, а получилось все наоборот ... Что мне делать? Ну такой вот характер. Пошла в нашу с Дюриком комнату. Села на пол, стала что-то чирикать на листе, рифма не шла вообще. Упорно продолжала попытки, надеясь, что Дюрик придет мириться. И он пришел. Вытащил из тумбочки плед, и сказал, что будет спать в маленькой гостиной, и я могу распоряжаться комнатой по своему усмотрению. " Можешь даже Артура позвать " - бросил он, выходя. Я толи расстроилась, толи обозлилась - сама не знаю. Гадко все это было. Не справедливо, зачем он Лельку симпатичной обозвал? Ведь весь поток знает, что она - корова! Но Дюрик учился на год старше ... Мучила листки, комкала их, выбрасывала, наконец, в третьем часу ночи, нашло вдохновение, от злости на обоих - Мужики проклятые! Написала два стиха. Пусть Артур будет счастлив. Зарылась в постель, мучимая злостью сожалений. Так и не заснула, и уже на рассвете написала третье:

У него жена.

У меня - корысть.

Он лежит без сна,

А в душе - нарыв.

Я лампаду жгу -

Образа печать,

Не его жду.

Не ложусь спать.

У него сын,

У меня - сплин.

Взгляд его стыл,

В сердце вбил клин.

Именем звала -

Как завывала,

Счастья не дала,

Да и не знала,

Про его жену,

Про его сына ...

Бледную Луну

С неба спустила

В холод июньский,

В срочность дел.

И крестом нательным

Вдовий удел ...

Весь день мы с Дюриком говорили односложными фразами. Он бегал за водкой, продуктами, я пылесосила, Соня - сестра Дюрика, боготворившая меня и считавшая идеалом прекрасной девушки, бродила за мной, глотающей слезы, и пыталась выпытать, что у нас стряслось. Ее обостренное переходным возрастом чутье и чисто наследственное благородство не могло допустить ничего плохого между мной и обожаемым старшим братом. Я через силу улыбалась, и говорила, что у нас все прекрасно, просто сессия была очень тяжелой.

И она разревелась. В общем, началось то, что называют семейной трагедией, во время которой страдают самые незащищенные - дети. Дюрик пришел темнее тучи, увидел плачущую Соню, прошипел " Даже ребенка довести ухитрилась! " , Увел Соню с собой, тут я сама всплакнула ... Ожидание гостей было мучительным. Нам с Дюриком взаимно не хотелось выставлять нашу ссору перед посторонними, тем более перед Артуром. Вечер не хотел наступать принципиально. Стрелки часов просто не двигались. Соня, урезоненная братом, ходила притихшая и грустная, все выглядело как крушение ...

Наконец стали собираться гости. Моей радости не было предела. Я прямо-таки впала в гостеприимный экстаз, мечась по квартире, рассаживая, говоря комплименты без разбору ... Артур пришел с Лелькой, сволочь, мог бы пощадить мое самолюбие, эта корова тут же принялась выказывать всяческую эрудицию в вопросах электродинамики, как на экзамене у Пичугина, который, кстати, она три раза пересдавала, мелочь, а приятно. Дюрик уселся среди Зойкиных подружек, демонстративно вежливо делая из меня официантку: " Мэричка, цветочек, подай пожалуйста бутерброды ... Мэричка, чайник уже вскипел, принеси, солнышко ... Мэричка, возьми из холодильника водочки, зайчик ..." - я бегала, носила, подавала, Артур откровенно злорадствовал, он - то знал Дюрика с детства, и отлично понимал все тонкости его поведения. Я была полностью дискредитирована. Когда мне осточертело его хамство, я просто сказала:

В этот момент вошел Дюрик. Последнюю фразу он услышал

Зойка болтала. Ей было хорошо от предвкушения своего триумфа. Я посмотрела на людей. Артура среди них не было ... Опять смылся " по-англицки "... Весь остаток вечера обсуждали Данин сон и особенности пьесы, которую, по мотивам, напишет Дюрик. Дюрик с интересом поглядывал в мою сторону, подмигивал, знаками объяснял, что надо будет поговорить. Но я, захваченная услышанным, была поглощена ответом на все вопросы сразу, ответом, который почти сформулировала, и каждый раз, когда он готов был вербализоваться, кто-то отвлекал меня. Под конец все накачались, и Дюрик начал потихоньку всех выпроваживать, даже Даню с Зойкой не оставил, хоть я и шипела на него. Около трех все разошлись. Я, все еще обиженная - если злишься на кого-то сильно, покопайся в себе, скорее всего, ты сам виноват перед этим человеком - начинала испытывать " гилти филинг " , что еще больше заставляло меня злиться на Дюрика. Долго убирала следы вечеринки, превращенной Даней в мистически-исторический симпозиум, мыла посуду руками, хоть была посудомоечная машина, и никак не могла до чего-то додуматься ... Дюрик пытался мне помогать, даже ласковости какие-то говорил. Но я не реагировала, он плюнул, буркнул, что от таких бук, как я хочется спать, надеясь, что я скажу древний как мир студенческий афоризм " Юноша, Вам со мной скучно? Вам со мной спать хочется? " - но я не сказала, и он ушел. Закончив уборку, я села за исполнение тяжкой обязанности - стихоплетство ...

Отработав три положенных, я добровольно начала четвертое. Сама, без принуждения ...

Завтра ветер разгонит тучи,

Синие, как глаза младенца.

Небо опрокинется в пропасть.

Защищая живую бренность

Твои руки, как ветви податливы,

Смех твой нежен, как брызги.

Ради подвига ратного не забывай о жизни.

Сегодня молодая Луна

Так похожа на две половинки лука.

Возьми ее с неба, пусть звенит тетива

В год цветенья бамбука!

Пока я это писала, с полки упала ваза с циссусом, и вообще собирался начаться полтергейст. Стеллажи завибрировали, несколько книг свалилось рядом со мной, персидский ковер весь засыпался землей ... Дюрик стоял за моей спиной и внимательно читал написанное.

И мы с Дюриком принялись убирать рассыпанную землю, черепки, оборванные плети и искать новое кашпо, куда можно было бы посадить несчастное пострадавшее растение. В этот момент в комнату вошла Соня, с широко открытыми глазами, в которых светилось блаженство, это испугало меня. Дюрик сказал " Ну, вот, ребенка разбудили твои Демоны! " Соня смотрела на меня в упор, я уставилась на нее, и клянусь, увидела, как ее лицо приобретает азиатские черты - глаза сузились, стали черными и раскосыми, скулы расползлись, вместо Сонечки я на секунду увидела прекрасное женское лицо. Японское лицо. Сонечка сложила руки перед грудью, поклонилась, и сказала: " Простите меня. Благие силы соединились и возвратились к людям на их благо " . Дюрик испуганно смотрел то на меня, то на Соню, потом завопил -

Дюрик взял меня за руку. Так мы вошли в нашу комнату.

Дюрик упал на матрас, увлекая меня за собой. Я была счастлива. Я страстно любила его. После всего, когда Дюрик пошел в ванную, я блаженно повалялась, и потянулась к ближайшей, упавшей со стеллажа книге. Это была " Повесть о доме Тайра "...

 



Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
235100  2001-11-27 21:34:35
Андрей Журкин
- Что у Марианны главное в "бамбуке"? Мучительное преображение любви. Ведь женщина воспринимает накатившее чувство немного по-другому,нежели мужчина. Как именно, мне невдомек. Конечно, кое-что могу представить, но... но... но... Сначала о любви кричит тело, потом задумывается душа. Сплошные парадоксы. Женщина более рациональна и более падка. И более целомудрена. Свихнуться можно. Ну-ка, запрыгни в героиню, поскули-ка с ней вместе от безысходности, попробуй согреться остывшим чаем. Что, боязно? Противно? А, может быть, ты думаешь, ничего такого не бывает? Брехня, дескать, выдумка... Да все бывает. И еще хлеще. Только - как словами передать? Марианна смогла.

235111  2001-11-28 00:10:01
калифорниец
- Мне очень понравилось. Намного лучше чем первая вещь, но дело не в сравнении... Немного кинематографично, легко сценарий сделать, есть и "фильм в фильме"... Много эротики, что может обеспечить кассовость и как раз не для "голивуда", имеются модные японские мотивы и традиционные русские (обилие водки, снег, расхристанность души). Фильм должен "пойти" :-)

Успехов автору.

235140  2001-11-28 21:10:53
Читатель
- Уважаемая Марианна!

Материал, вроде бы, есть. Теперь надо из каталога сделать прозу. Авторы часто полагают, что читателю интересно все, что интересно самому автору. на самом деле это не так. Марианна, подумайте, каким запасом свободного времени и терпением нужно обладать, чтобы дочитать все это до конца - а какую зацепку вы дали читателю в начале для того, чтобы ему захотелось это сделать? Муж перестал спать с женой?.. Честно говоря, мне и картина "добрачной страсти" показалась не больно убедительной. Может быть, это женская проза? Не знаю. Понимаете, Марианна, читатель должен постоянно чувствовать, находится он на 30-й странице или уже перешагнул 50-ю. А у вас я уже после первой трети потерялся в тексте. Все это, поверьте, говорится с наивысшей степенью доброжелательности, ибо история. как уже было сказано, есть. а теперь надо расскзать ее так, чтобы она была интересна как можно большему количеству неглупых людей.

235142  2001-11-28 21:45:12
Марианна
- Хочу поблагодарить Калифорнийца за теплый отзыв о рассказе, Вы увидели именно то, что подразумевалось но не доминировало! Это говорит о читательском таланте, который Вам присущ. Большое спасибо.

Если хотите снимать кино - я согласна!!!

235154  2001-11-29 01:38:23
Кот Вася
- Читал "Цветение бамбука",
Но Боже мой, какая скука...

235157  2001-11-29 02:26:42
калифорниец
- Мариане не умею я кино снимать, самому жалко. :-) Лет так 20 назад на Мосфильме в каскадеры пробовался, ну там на лошадях без седля и пр., потом ногу подвернул, такая вот незадача с кино вышла, вот с тех пор и не снимаю :-)

235159  2001-11-29 03:10:18
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Все покорно внимательно прочитал. Новая проза. Новые персонажи (как они между собой общаются, какой стиль вербальный). Новый мир. В нем мне места нет. Осмелюсь заметить, что с демонами заигрывать опасно (а вдруг и придут).

235160  2001-11-29 04:01:43
Марианна
- Уважаемый Дедушка Кот!
Благодарю за отзыв. В этом рассказе я попыталась описать быт и нравы московского студенчества 90-х годов прошлого века изнутри, так, как подсказывал мой личный опыт и опыт моих друзей, надеюсь, это получилось правдоподобно. То, что Вам нет места среди студенчества - логично и следует из Вашего имени. Однако Вы тоже были студентом и дух этого прекрасного времени пронесли через всю жизнь и это тоже следует из Вашего имени.
Искренне Ваша, Марианна.

P.S. Демоны не уходили.

235161  2001-11-29 05:29:29
Крохобор
- Вы будете смеяться, но в этой странном Советском Союзе телефон скорой помощи был не 9-11, как у нас с Вами в штате Охламона, а 03. Так что полностью воспроизвести атмосферу 90х пока не получается. Желаю дальнейших успехов в литературной деятельности

235163  2001-11-29 12:14:03
Кот Вася
- Крохобор, а вот у нас в штате Массачудес помощи не бывает никакой - ни скорой, ни медленной.

235164  2001-11-29 12:29:37
Yuli
- Сергей Сергеевич, со свойственной Вам учтивостью вы опять проскакали на своем Россинанте мимо мельниц. Ничего нового в этом "бамбуке" нет. Суть дела сводится к тому, что повальное пьянство в СССР в "тихие" времена конца шестидесятых - начала семидесятых привело к появлению несчастного поколения, у которому принадлежит и автор этого "произведения" и его герои. Очень низкий интеллектуальный уровень, вызванный пьянством родителей, детскими садиками, примитивным уровнем школы, в которой стали преобладать учителя-дамы типа "ума нет - иди в пед" породили у порождают эти убогие тексты, в которых смесь глупости и претенциозности напоминает смесь несвежей баклажанной икры с мелкими гвоздями.

235173  2001-11-29 15:39:23
Марианна
- Для Кота Васи.
Мой милый Кот!
В природе все не без изъяна,
Бамбук, увы, не пахнет валерьяной.

235175  2001-11-29 16:22:55
Stierlitz www.alexejs.gmxhome.de
- Мэричка,

Jesli posredstwom Dao puti powjest izdat w Germanii, ona stala by bestsellerom. Ja dumaju Friedrich(on zhe Fridik,on zhe Duerik) takogo zhe mnjenija.

235180  2001-11-29 18:09:10
Г.Морозов
- Изумительная, восхитительная и удивительная проза! Читал всю ночь, не мог оторваться! В мою благодарную душу более всего запали чеканные строки, где в иносказательной форме, путем сложной игры в аллюзии и полунамеки, вскрывается во всей глубине пугающая неразделимость "низкого" и высокого", плотского и духовного (я имею в виду поэму о ежике и лосе, кокетливо названную "анекдотом").

Как любовно вылеплены герои этого прекрасного полотна! Как тщательно разработаны и выписаны характеры всех персонажей этого увлекательнейшего повествования, в котором так подробно и бережно воспроизведены все мелочи и подробности далеких 90-х годов прошлого века. Это же энциклопедия нашей жизни! По силе и мощи это произведение можно сравнить лишь с некоторыми пьесами В.Шекспира и романом в стихах А.Пушкина. Как тонко и ненавязчиво авторесса обличает духовную пустоту и никчемность своих героев, которым суждено стать нарицательными. Как остроумно издевается над некоторыми женщинами-литераторами, пытающимися соорудить из "женских" комплексов хоть какое-то подобие литературного текста! Так их, каленым железом, в причинные места!

Когда-то, очень давно, я, еще совсем молодой литератор, зашел в булочную на Новом Арбате. Были мы вдвоем с приятелем, с которым пописывали, под псевдонимом Морозовы. Я стоял в очереди за "бородинским", и вдруг, над головами, как ветерок, пронесся шепоток - он! он! точно он!

Я вытянул шею, привстал на цыпочки, пытаясь через головы сограждан разглядеть, о ком они говорят. Но - увы! Мне не удалось увидеть кумира. И с тех пор я, всякий раз, проходя место, где когда-то была булочная, с тоской думаю - не разглядел! Не увидел! А ведь мог! До сих пор не знаю - кто же это был? Дался мне этот "бородинский"! Нет, чтобы купить "городскую" булку за семь копеек! Так и здесь, можем, граждане, не разглядеть недюжинный талант, мимолетным знакомством с которым будем гордиться когда-нибудь, внукам будем рассказывать... Самое обидное - "бородинского" мне не досталось. Приятелю моему, нынче взявшемуся опять писать под псевдонимом "Морозов" я тогда сказал - "Бородинского" нету, а в ресторане "Пекин" порция молодого бамбука - 28 рублей! " И вот , спустя много лет напомнил мне о себе бамбук... Ш-ш-ш...

Я подозреваю, что М.Орлова - это псевдоним какого-то большого мастера прозы, по неизвестным причинам скрывающим свою личину. Буду с нетерпением ждать новых прекрасных творений "М.Орловой".

235181  2001-11-29 18:15:56
Кот Вася
- Литературные курсы Кота Васи



Господа и дамы, котрые хотят "научиться" писать стихи, например Молли Флосс и Флора Берри!
Научится писать стихи нельзя, для этого нужен талант, но вот писать эпиграммы проще, здесь можно обойтись и скромными природными данными.
Одна дама недавно написала такую эпиграмму:



"- Для Кота Васи.
Мой милый Кот!
В природе все не без изъяна,
Бамбук, увы, не пахнет валерьяной"
.



Эта дама написала книжку, которая мне не понравилась, и я ей на это намекнул, написав короткую эпиграмму. Дама не обиделась, и решила мне ответить тоже эпиграммой. Беда только в том, что дама, которая не может написать хорошую книжку, не может, как правило, написать и хорошую эпиграмму. Чтобы вам было понятно, я объясню, что она хотела сказать: коты любят валерьянку, а не хорошие книжки, вот поэтому мне ее книжка и показалась скучной. На самом деле коты очень любят хорошие книжки, но для эпиграммы это бы сошло, если бы написать этот коротенький стишок дама смогла бы складно.
Написать нужно было так:



Должна заметить, милый Кот
В природе все не без изъяна.
Да, у меня бамбук не тот,
Бамбук - совсем не валерьяна.




Так получилось бы остроумно, и я понял бы, что имею дело с умной дамой, и возможно, даже постарался дочитать ее скучную книгу до конца.



Напишите эпиграмму
На меня, на эту даму
Или даже на себя,
Но последнее - любя!


235182  2001-11-29 18:45:53
Г.Морозов
- Приношу свои нижайщие извинения за досадную ошибку, допущеную мной в предыдущем послании. 28 рублей стоила вовсе не порция бамбука, а порция удава с побегами молодого бамбука. Надеюсь эта оплошность будет воспринята благосклонно и не повлияет на восприятие всего текста.

Что касается стихов - достаточно сравнить, сколько вы платите за страницу стихотворного и прозаическаго текста. Стихотворный не в примет дороже выходит. Так что, прозу покупать выгоднее. А писать выгоднее стихи, особенно - лесенкой, как В.Маяковский.

235184  2001-11-29 18:54:09
Сергей Шиншин
- Уважаемый Сергей Сергеевич!

Не торопитесь посыпать голову пеплом. Я учился в институте позже Вас, причем, хотя и в советское время, но одном из самых закрытых (как нынче принято говорить - элитных)и распутных. Туалеты (и мужские и женские)мы использовали по назначению, а для секса вполне хватало общежития. Думаю, что хватает и сейчас. Сдается мне, что автор несколько переборщила и с "лазаньем в штаны на лекциях"...

235185  2001-11-29 19:00:05
Ч.Кистов
- уважаемый Г. Морозов!

А вы часом на ксилофоне не играете?

235186  2001-11-29 19:00:27
Кот Вася
- Господин Морозов, это не Ваша ошибка. Если повесть была бы названа автором правильно, "Год цветения удава", то и ошибки никакой бы не произошло. Надеюсь, тексты писали Вы, а не Ваш брат, а то с этими делами и без того трудно разобраться. Оставим лучше эту бамбуковую тундру без внимания.

235187  2001-11-29 20:12:59
Г.Морозов
- Ч.Кистову

Уважаемый комманданте, увы, ксилофон не является моим любимым инструментом, - хотя, грешным делом, поигрываю на кой-каких музыкальных инструментах. И оперу я не жалую, увы. Это на тот случай , если вдруг спросите о композиторе Кристофе Виллибальде Глюке. Михаил Афанасьевич Булгаков, бывало, подписывал свои фельетоны - Г.П.Ухов, но делал он это во времена, когда подобная шутка могла обойтись весьма дорого. А вы, Че, часом, фельетонов не пишете?

К. Василию

Уважаемый Василий! Благодарю за благосклонное внимание и снисходительное отношение.

235188  2001-11-29 20:28:09
Ч.Кистов
- Г. Морозову

Мне кажется, что вы в РП уже проходили по нескольким делам. Свидетелем. Под разными фамилиями. А фельетонами я не балуюсь. Это вы меня с Г.Варовым перепутали.

235189  2001-11-29 21:18:35
Святослав
- Для тех, кто хочет повеселиться заскочите на http://www.dovira.com.ua/index.phtml , проголосуйте за тему слева и посмотрите результат общеукраинской радио-сети. :-))

235194  2001-11-29 23:45:06
Кот Вася
- Уважаемые Молли Флосс и Флора Берри!

Я случайно допустил ощибку в слове "научиться", у меня лапа не приспособлена печатать на клавиатуре, очень большая. Вы конечно понимаете, что во фразе "Научиться писать стихи нельзя" в слове "научиться" нужно ставить мягкий знак, а во фразе "Кот Вася научится писать грамотно" в том же месте мягкий знак не нужен.

235196  2001-11-30 00:10:55
Flora Berry
- Я работаю бухгалтеров на шоколадная фабрике. В 12 часов у нас был ланч и я попробовала читать М. Орловой. У нас говорят : If you dont have anything good to say, dont say anything.
Молли сейчас далеко, она работает ассистентом дантистом в Kempston, Bedfordshire. Она послала email когда начала читать этот рассказ :╩Замечательно! Но могу продолжать только если заплатят.╩ Но ей понравились письма на форуме. Все очень умные. Я тоже хочу учиться. Кто здесь Андреев? Колапс передает привет. Он мне помог написать этот эпиграмм.

Есть секс и спид для чудаков,


Но лучше для досуга


Читать котов без сапогов,


Чем ветку из бамбука.



Покажите, пожалуйста, ошибки. Спасибо,
Флора

235198  2001-11-30 02:38:45
Марианна
- Уважаемый Дедушка Кот! Спасибо за Вашу трогательную заботу обо мне, смею Вас заверить, я не разделяю легкомыслия моих героев по отношению к духам и демонам. Но давайте простим подобное легкомыслие и им - ведь за их ершистостью скрывается страстная юношеская потребность в Любви, Чуде - и боязнь этого... Что до нравственных ориентиров, то во время и Вашего студенчества в 60-е, и моего, в 90-е - молодые люди пыталсь мыслить самостоятельно и быть независимыми, что пораждало и пораждает пресловутый конфликт отцов и детей. Вообще, за последнюю 1000 лет люди мало изменились и больше всего на свете им не хватает любви и доброты, особенно в молодости. Ваша Марианна.

235200  2001-11-30 02:56:16
Марианна
- Уважаемая Флора Берри! Меня тронула Ваша судьба, и, несмотря на поздний час, я возьму на себя труд откликнуься на Вашу просьбу и указать ошибки приведенной Вами эпиграммы. На Вашем месте, я бы так написала:
Есть свет и тьма для чудаков,
Но явно лучше для досуга -
Не слушать Сказочных Котов,
А развлекаться с юным другом.

Всегда к Вашим услугам, Марианна.

235202  2001-11-30 06:17:49
Flora Berry
- - Марианна, болшое спасибо за Ваше внимание! Но Вы ставите философский вопрос. Что значит ╚развлекаться╩?! Мне нравится философские вопросы, Молли тоже, но у нее сейчас болит зуб. Что если ╚юный друг╩ не может думать и не хочет читать и писать? Или если он хочет писать но не умеет? Или умеет но плохо? Спасибо,
Флора

235203  2001-11-30 10:08:27
Кот Вася
- В 1974 году Институт Русского Языка и Литертуры (Отдел поэзии) выпустил справочник для внутреннего пользования с перечнем признаков "творчества" графоманов. В этом справочнике есть пункт "О неточной рифме", и пример, абсолютно соответствующий рифме в четверостишии г-жи Орловой "досуга - другом".
Графоманы м не подозревают, что их давно уже вычислили и разложили по полочкам.
Неточные рифмы - оружие, которым могут пользоваться лишь исключительно талантливые люди в исключительных обстоятельствах.
Госпожа Орлова, к сожалению, поэтическим талантом не обладает, и ей недостает ума, чтобы это понять. Это заурядный случай, и об этом тоже сказано в справочнике по графоманам.

235211  2001-11-30 15:26:30
Дедушка Кот www.prigodich.8m.com
- Дорогая Марианна! Полностью согласен с Вами: людям нуждаются в любви и доброте в любом возрасте (особенно в напряженной юности-молодости).

237989  2002-02-05 14:30:52
Сергей n/a
- Дорогая Марианна - горячие поздравления!!! Не буду врать - ночами не читал. Прочитал залпом на работе. Начал от нечего делать, дела появились, но оторваться не сумел... Написано блестяще, с той откровенностью, которой веришь и без излишней жвачки, по кот. кто-то может и страдает. На мой непросвещенный взгляд и нерафинированный вкус, персонажи выписаны изящными штрихами и диалоги создают эффект непосредственного в них участия. Читается легко благодаря отсутствиею никчемных деталй и занудных подробностей. Я абсолютно не критик и не знаток ритуала спиритических сеансов, но кажется, этот сеанс там совсем не для того... Это уже по следам читателей с валериановыми псевдонимами (не в обиду им и даже тем, кто упустил злополучный бородинский и что-то там еще похлеще). Боюсь возбудить очередную пикировку, а потому закругляюсь и желаю Вам новых успехов и всего остального. Хотелось бы когда-нибудь пересечься за трубкой чая и рюмкой мира... - Это ближе к главному - произведение Ваше далеко не безлико! PS Фильм снимать не предлагаю, видимо, с лошади в свое время не удосужился. Но на текст вышел по рекомендации не безызвестного Вам и мне калифорнийского ковбоя.

Я все таки провокатор, в свои то 44 -

Хочешь сбацать эпиграмму - Врежь с котом валериану. Это лучше молока В тощей роще бамбука!

251904  2003-05-07 16:02:10
Марианна
- Уважаемый Василий Владимирович!
То, о чем Вы спрашиваете - не специально усвоенное знание, пришедшее своевременно и к случаю. Для меня пошлость - это извращенная трансформация стыда. А стыд - одно из первых чувств, испытанных человеком после грехопадения. В этом смысле стыд, хоть и является следствием опрометчивости человеческой, повлекшей за собой трагедию, имеет позитивный аспект шаткого мостика между "до" и "после". Стыдясь, человек на самом острие безнадежности ощущает свою обездоленность, беззащитность, одинокость, причиной которых является оторванность от Бога. Следовательно, испытывая стыд, человек встает на этот мостик, приближаясь если не к Богу, то к идее невозможности существования в мире без Бога. Перевирая же стыд, обращая его в пошлую браваду, пугаясь трудов по преодолению пропасти - теряет равновесие и проваливается. Конечно, все не так просто, зависимость пошлость - ад сложнее, и коэффициентом пропорциональности или преобразования не всегда является именно стыд. Но в любом случае, пошлость - бездеятельна, хоть и активна и чаще является врожденной, чем приобретенной. Это не очень заразный порок, но заигрывать все-таки опасно. В этом я уверена.

251905  2003-05-07 19:25:25
Дворцов
- Марианна!

Я-то про то, что каждый раз пускаясь (спускаясь) в путешествие, к несчастью да, ритуально приходится проходить ступень пошлости. Единственно бы, желательно бы тут не задерживаться, хотя там дальше за унижениями последует ложь, страх, гнев и так далее Но, если застояться на одном месте, то, вместо спуска вообще будет падение. Марианна, Вы немного заигрались и, в какой-то момент, забыли про тех, кого Вы повели за собой, про Ваших читателей про Ваших любимых. Может, я старомоден, но всё же исповедую то, что Автор в своём труде проводит доверившихся ему через всё и вся к катарсису, в критических ситуациях жертвуя собой, а не ими. Хорошо потом, вернувшись, за чайком рассказать о тех ловушках и засадах, которые они не заметили, т.е. не запаниковали и -- не погибли! О чём я? Об ответственности? Или только о цели? Простите, я понял о чём Вы написали, но не понял зачем.

Да! Пошлость не ЧТО, а КАК!

251907  2003-05-08 01:13:19
Марианна
- Уважаемый Василий Владимирович!
Я согласна с Вами. Но...
Вопрос "зачем?" всегда ставит в тупик. Я не знаю, как на него ответить даже себе. Это не безотчетность, конечно, и не попытка уйти от ответственности. Пускаясь в путешествие очень легко заблудиться, даже если точно знаешь, куда идешь, а уж если ведешь кого-то, коленки начинают дрожать с первых шагов - ладно, сама пропадешь, но других загубить - это знаете ли совсем худо. Возможно, я не точно представляю себе задачу Автора, но мне всегда казалось, что читатель следует не за ним, а за героем. Ведь читая "Ромео и Джульетта" мы не ассоциируем себя с Шекспиром, так ведь? не обливаемся слезами: "Бедненький Шекспирчик! Как же ему тяжко пришлось!" Если любимый наш Читатель с первых страниц вспоминает об Авторе, и начинает рассуждать, а куда это его волокут, то ну его совсем, такого Автора, пусть пишет мемуары.
А я хотела рассказать историю о людях, которые не захотели заглянуть в бездну даже после того, как бездна посмотрела в них. И знаете что? Она отступила, предоставив их самих себе, потому что поняла, они не трепещут, им не до нее. Может быть по молодости, или по глупости - их не прельстили новые сомнительные горизонты, они не стали выпрашивать для себя что-то особенное, например, диплом об окончании немедленно. Мы можем экстраполировать ситуацию, представить, что с годами они обретут опыт и ужаснутся. Или будут сожалеть об упущенном или еще что-нибудь. Пока же они читают "Повесть о доме Тайра" - если руки доходят, любят друг друга и учатся в институте. А, уж, зачем они это делают, я, если честно, не знаю.

251911  2003-05-08 06:39:12
Дворцов
- Дорогая Марианна!

╚Зачем?╩ - вопрос религиозный. Понятно, что окончательный ответ на него человек находит только после последнего выдоха. Пор шекспирчика. В том-то и дело, что когда Автор не является искусным проводником в волшебном лесу, от топоточит, хрустит ветками, спугивая птиц и гномов, чем постоянно напоминает о себе, не давая полюбить (!) своих героев. Читая Вашу работу, всё время испытывал боль именно за Вас: зачем Вы так? Зачем Вы, Автор, себя унижаете без цели очищения? Т.е. Ваша ╚история о людях, которые не захотели заглянуть в бездну даже после того, как бездна посмотрела в них╩ похожа на вскрытого на операционном столе больного, которого ╚не захотели╩ зашить. Ибо, уж поверьте битому-перебитому теоретику и практику: бездна не отступает никогда. Это не мой домысел, все, даже самые великие святые, никогда не избавлялись от приставших к ним демонов, а держали ╚собак на цепи╩ непрекращающейся даже во сне молитвой. Здесь у Вас неправда принципиальная. Посему-то я и вопросил о спонтанности или посвящённости знания порога пошлости.

251950  2003-05-12 19:05:14
Мистер Спирт
- Да вообще повесть вся ненатуральная, вычурная претенциозно. Опять же вопрос о том же сексе в институте. Где вы видели такое? Гормональные сбои свойственны подросткам - вот, скажем, "Гопникам" у того же Козлова - вот это понятно. Я вот 5 лет оттрубил в институте - и ничего, кроме лекций да пива в крайнем случае там не видел и не встречал. Свидетельство, между прочим, студента 90-х - я тоже студент 90-х. P. S. А почему мою мессагу удалили? Я говорил вроде корректно, если по-вашему мнению, сказать жёстко, но то, что думаю - это подпадает под разряд некорректности... Гм. Что касается мата - то 1) Я поставил точки 2) И это просто цитата. Или моё изложение мыслей рассматривается как не-конструктивное? А что в таком случае вообще конструктивно из написанного здесь в дискуссии?

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100