TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Дебют
03 августа 2009

Марина Макарчук

 

 

Здравствуй, долгая счастливая жизнь!

 

1. Она

Он пришел утром в субботу. Открыл дверь своим ключом. Звякнул колокольчик, который им подарили на свадьбу друзья, чтобы он защищал их дом от злых духов.

Она как раз закончила завтракать: постное печенье и чай. Завтра Пасха. Первый субботний завтрак в одиночестве за три года. Он пришел за своими вещами. По-американски поговорили: "как дела?" - "отлично!". "Ну вот и хорошо!" - подумала про себя.

- Кофе хочешь?

- Давай.

Кофеварку им подарили на свадьбу. Они уже решили, что он заберет только свои вещи, а все остальное оставит ей. С чем пришел, с тем и уходил.

Пока она заваривала кофе, он искал сумку.

- Кофе готов! . крикнула из кухни, и горло сдавило. Каждое утро этими словами он ее будил. "Кофеготов!" - всего одно слово, и день начинался.

Привычно сели рядом.

- Мне сказали, что на развод подают по месту прописки, - сказал он, намазывая хлеб маслом.

- Кто сказал?

- Вера.

- Ты ей рассказал? А брату?

- Да, я всем рассказал.

- И что говорят?

- Все очень удивлены. Говорят, что не надо спешить.

- А я еще никому не сказала. Даже маме, - она поспешила скорее сделать глоток. Обожгла язык.

- Когда скажешь?

Она пожала плечами и опустила глаза.

Молча допили кофе. Накануне они договорились остаться друзьями. Встретились в круглосуточном кафе рядом с домом. Он приехал как всегда после работы, она вернулась из каких-то гостей. Он уже заказал пиво, она попросила зеленый чай.

- Ну что, расстаемся?

- Ага. Я закурю, ты не против?

- Кури, - он посмотрел в окно. На улице зажглись фонари.

- Мы все взрослые люди, - она выпустила дым в сторону, - так всем будет лучше. Я не готова бросить курить, не общаться с друзьями и завести ребенка.

- Да, я понимаю. Мне нужна жена, которая будет меня слушаться.

- Вот опять: жена!

Помолчали. Посмотрели друг на друга.

- Все будет хорошо. Мы еще найдем себе..., . она не сразу подобрала слово, . людей.

- Ты всегда можешь ко мне обратиться за помощью, - он допил пиво.

- Да ладно тебе. Как будто кто-то умер. Нам же не по сорок лет, - она подозвала официанта и попросила счет.

Каждый заплатил за себя сам.

 

Он встал из-за стола, поставил свою кружку в раковину и пошел в комнату. Взял большой походный рюкзак, аккуратно начал складывать бумаги со стола. Она смотрела телевизор.

- Вот гарантия на твой монитор. Три года гарантия, не забудь, - он показал ей желтую бумажку и отложил ее.

Новый компьютер он подарил ей на день рождения.

- Возьми чемодан, в рюкзак-то все не влезет, - она выключила телевизор и полезла на антресоли. От пыли расчихалась, глаза начали слезиться.

- Давай я.

- Нет, тебе нельзя, у тебя астма.

Она вспомнила, как он лежал в больнице с приступом, а она каждый день после института ездила к нему. Привозила вкусного. Через неделю все охранники уже знали ее и не спрашивали, к кому идет. Соседи-старички в палате говорили им что-то про настоящую любовь.

Быстро отдала ему чемодан и ушла на кухню поливать цветы в одинаковых глиняных горшках, которые они выбирали вместе.

- А где мои носки?

Она вздрогнула.

- На балконе сохнут, - вода из цветка полилась через край. Вместо того чтобы вытирать ее, поспешила к балкону. Неуклюже столкнулись в дверях, молча посмотрели друг другу в глаза. Стараясь не касаться ее, он отдал ей охапку носков.

Она села на диван и начала их разбирать. Он молча доставал из шкафа одежду и складывал ее в чемодан. Как робот.

Вот неаккуратно заштопанная дырочка на пятке. Однажды вечером он пришел с работы, а на носке - дырка. Попросил "зашей!" и она зашила, хотя в ящике лежало несколько пар новых.

Сложив носки в пакет, она ушла на кухню. Покурила. Начала мыть посуду. Он все еще копошился в комнате, открывая шкафы, доставая бумаги, диски, книги.

Вот хлебница . он сам прикрепил ее к стене, вот его любимая кружка с надписью "Дорогому мужу", вот нож, которым он резал мясо. Он любил покупать мясо на рынке, долго выбирая, прицениваясь, торгуясь. Он готовил его с луком, острым перцем, кидая крупные куски на раскаленную сковородку, забрызгивая маслом и жиром все вокруг. Она всегда ругалась на него за это: "И кто все это будет отмывать? Все в масле! Даже чайник забрызгал! Фартук бы надел! Все рубашка в пятнах! Мне потом стирать!". Расплакалась. Испугалась, что он зайдет на кухню и увидит слезы. Проскользнула в ванную. Включила воду. Перестала плакать. Вот полочки, которые он вешал, вот полотенце с его именем, но чего-то не хватает, что-то изменилось: нет зубной щетки и бритвы. Она взяла ножницы в одну руку, в другую . свою косу. Раскрыла ножницы и миллиметр за миллиметром, слушая хруст, отрезала волосы. Выключила воду. Колокольчик на двери звякнул.

"Ушел!" - вспыхнуло в мозгу. Волосы выскользнули из руки и рассыпались по кафельному полу .

 

2. Он

Он открыл дверь своим ключом. Из кухни вышла беременная жена брата - Катя. На ней был розовый махровый халат.

- О, а ты быстро!- Катя достала из кармана яблоко и, потерев его о рукав, откусила.

- Так вещей-то немного, - он снял с плеч большой походный рюкзак. Куртку повесил в шкаф.

- Зря ты ей все оставил. Три года вместе жили, а ты как был, так и пришел.

- Мишка скоро будет?

- Он с работы обычно около восьми приходит, но сегодня выходной, так что, думаю, будет пораньше. Мы там тебе место в шкафу освободили, - Катя пошла на кухню к телевизору.

Он отнес вещи в комнату. Сел на диван, помассировал плечи, натертые рюкзаком. На этом диване они в первый раз занимались любовью. Смотрели какой-то ужастик, она прижималась к нему, вздрагивала, когда на экране происходило что-то неожиданное. Он обнимал ее, держал за руку, гладил по волосам...

Открыл шкаф, достал одежду из чемодана, аккуратно разложил. В их общем шкафу все всегда было вперемешку: ее футболки с его майками, лифчики с его трусами, хотя они с самого начала договорились, у кого какая полка. Усмехнулся, вспомнив, что она ничего никогда не могла довести до конца: на права так и не сдала, хотя оставалось сдать только "город", бросила на четвертом курсе один институт и поступила в другой, месяц походила в художественную школу, потом надоело... А ведь он так старался: учил ее водить, покупал учебники, нашел художку рядом с домом.

Раскладывал бумаги, документы. Нашел записку: "Еда на работу для любимого мужа", разрисованную сердечками. Раньше он находил такие записки в холодильнике на коробке с бутербродами. Она всегда делала вкусные бутерброды, намазывала хлеб кетчупом или майонезом, клала листик салата, огурец или помидор. Захотел есть.

На кухне скучала Катя: "Слушай, а чего вы решили развестись?" - "Да так как-то". Он положил на блюдце кусок домашнего пирога с капустой. По привычке поискал свою кружку с надписью "Дорогому мужу", но вспомнил, что забыл ее. Налил в стакан кефира и ушел в комнату. Стал смотреть в окно, поставив на пустой подоконник еду. "А дома все окна заставлены цветами. Она их то зальет, то не поливает по несколько недель. Интересно, что она делает? Надо будет ей позвонить, предупредить, чтобы вещи мои не выкидывала, если найдет. Даже попрощаться не вышла. Заперлась в ванной".

Накануне они договорились остаться друзьями и никому ничего не говорить, пока не разведутся официально. Он ждал ее в кафе, она как всегда опаздывала. Заказал себе пива подороже, но оно оказалось разбавленным. Она пришла трезвая, хотя обычно возвращалась из гостей навеселе. Поздоровались, как будто ничего не произошло.

- Ну что? Ты согласна на мои условия?

- Нет. Я не готова бросить курить, прекратить тусоваться и родить тебе ребенка, - она закурила.

- Я так и думал. Мне нужна жена, которая будет меня слушаться.

- Но я-то человек! . она выпустила дым в сторону.

Помолчали. Он смотрел на нее и думал: "Какая же она красивая. Красивая и глупая. Ведь ничего же без меня не сможет. Даже обои в комнате поклеила и те отошли, а ведь это проще простого. Только и знает, что тусоваться со всякими Сергеями, Ваньками, а эта ее подруга . поэтесса Ольга...". Вздохнул.

- Да не вздыхай ты так! Никто ж не умер. Все будет хорошо!

- Ты всегда можешь ко мне обратиться за помощью.

- Ага. Ну что? Счет?- она затушила сигарету.

- Да, я заплачу.

- Ну уж нет! Я теперь свободная женщина, - она улыбнулась и положила на стол пятьсот рублей, которые утром взяла у него.

Вышли из кафе. Похолодало. На улице уже зажглись фонари. Она привычно взяла его под руку: "Слушай, а ведь дома хлеба нет. Пойдем купим".

 

Потом он играл в "Civilization IV". Катя пару раз заходила в комнату будто бы за какой-то книгой.

Вечером пришел брат: "Ты как? Нормально? Все забрал? Ты извини, что я не помог с вещами", - Мишка крепко пожал ему руку.

- Да не, нормально все. Вещей-то немного.

Втроем поужинали пельменями. Катя ушла в ванную. Мишка мыл посуду: "Знаешь, я последнее время не уверен, что хочу этого ребенка".

- Чего?

- Ну, понимаешь, когда мы поженились, Катя была такой целеустремленной: хотела найти работу, научилась водить машину, занялась английским, а потом она стала какой-то... домохозяйкой. Сидит у телевизора целый день. Ничего не читает, ничем не интересуется.

- Так ведь же она беременная!

- Это понятно. А вдруг она навсегда останется такой? - Мишка намылил тарелку.

- Не, не останется, - он пытался шутить, - она на пятом?

- Да, на пятом, но ты же понимаешь, о чем я.

- Да ты что, с ума сошел? Она - прекрасная жена! Готовит, убирает, не курит, по гостям не ходит, крестиком вышивать умеет. Знаешь, я всегда тебе завидовал.

- А я . тебе, - Мишка улыбнулся и выключил воду. Катя из комнаты крикнула: "Ми-иш! Иди сюда, тут фильм начинается!". Мишка вздохнул и пошел к жене.

 

Он достал сигарету из пачки, покрутил в руках. Закурить не решился, испугавшись, что опять попадет в больницу. У него была астма. Он недавно лежал с приступом. Она приходила к нему каждый день, привозила вкусного. После ее ухода старик-сосед по палате каждый раз долго расспрашивал, как они познакомились, как живут, рассказывал про свою жену-покойницу, которая его очень любила, но иногда, к сожалению, изменяла.

Пошел в комнату. Включил телевизор. Щелкал каналы: с первого по пятнадцатый и обратно. В субботний вечер по телевизору показывали только рекламу. Вспомнил, как она хотела стать стюардессой и завести кошку, как начала увлекаться футболом: накупила значков с эмблемой "Спартака", распечатала календарь игр... Вспомнил, как она просила научить ее играть в шахматы, как просила купить билеты на балет... Вспомнил, что не хотел ходить с ней в гости к ее друзьям, не хотел театров и музеев. Хотел быть рядом с ней, заботиться, чтобы она ни в чем не нуждалась, исполнять все ее желания и прихоти...

Решил отправить ей эсэмэску. Сначала написал "Привет!", потом стер . вроде уже виделись сегодня. Потом написал: "У меня все нормально. Уже разобрал вещи. Смотрю телевизор". Опять стер. Еще раз пробежался по всем каналам и написал: "Как ты? Что делаешь?". Отправил. Отложил телефон. Смотрел какой-то американский боевик: все взрывалось, толпы людей куда-то бежали, накаченный, перемазанный сажей мужик в обтягивающих джинсах дрался с другим таким же мужиком.

Завибрировал телефон . одно новое сообщение: "У меня все хорошо. Я сплю".

Он швырнул пульт, тот ударился об шкаф и раскололся на две половинки.

 

3. Мама

Мама открыла дверь своим ключом. Звякнул колокольчик.

- Ирочка, Федя вы дома?

Она нехотя вышла из комнаты. Встала так, чтобы не было видно коротких, собранных в хвостик волос. Вчера, когда ее муж пришел забрать свои вещи, она отрезала косу. Ирина всегда с удивлением рассматривала свои детские фотографии, с которых на нее серьезно смотрела девочка с короткими волосами. У нее, сколько она себя помнила, всегда были длинные косы.

- Да, я дома, - мама отдала ей сумку, - что на даче?

- На даче просто отлично! Погода такая хорошая была. Жаль, что вы с Феденькой не поехали. Ну ничего, в следующие выходные...

Ирина не услышала, что будет в следующие выходные. Проскользнула на кухню, разбирать сумку.

- Ира, а где Федор? . вошла мама. Ирина спряталась за дверцу холодильника.

- Федор ушел. Собрал вещи и уехал к брату, - медленно сказала Ира, чтобы голос не дрожал.

- Как уехал? Куда? Боже мой! А что ты сделала с волосами?

Ирина обернулась. Мама стояла почти вплотную к ней. По ее шее пошли красные пятна. Ирина испугалась, что мама ударит. Отклонила ее руку, отошла к двери.

- Что ты сделала с волосами? Ты что, совсем дура?! . мама захлопнула холодильник.

- Я не дура. Мы решили пожить немножко отдельно. Волосы отрастут.

- Как отдельно? У тебя что, мужик есть какой-то? В нашей семье никогда разводов не было! Я тебе всегда говорила, что вся сила женщины в ее волосах! Как ты могла так поступить!

- Хватит, мам, . Ирина устало опустилась на стул, - тебе чего жалко? Федора или волос?

- Боже! Как же вы так? Что же это такое? Это я во всем виновата . не надо было с вами жить... - у мамы потекли слезы, оставляя на лице черные полоски.

- Ну хватит, хватит, успокойся, - Ирина обняла маму, - все будет хорошо.

- Ой. Все, мне плохо. Дай валидол скорее.

Ирина поспешила в комнату, отыскала таблетки. Мама лежала на кровати, утирала слезы бумажной салфеткой.

- На, - протянула белую таблетку на ладони.

- Это полностью моя вина. Не надо было с вами жить. Федор на меня за что-то обиделся, да? . мама присела на кровати и жадными глотками выпила воду.

- Ты ни в чем не виновата. Прекрати. Мне и так тяжело, а тут ты еще. Все будет хорошо. Мы еще не развелись. Просто решили сделать паузу.

- Какую паузу? Ира, ну что ты такое говоришь?

- Слушай, это моя жизнь.

- Твоя, твоя... А волосы-то зачем резать? . тяжело вздохнула, высморкалась.

Дочь сидела рядом. Взрослая. Серьезная. Чужая. Похудела как-то. Осунулась. Спереди вроде и не заметно, что без волос. Вспомнила, как иногда заплетала ее по утрам. Ирина садилась на диванную подушку между маминых ног и говорила: "Отдаюсь на волю твоей фантазии! Только недолго, а то я опоздаю". Мама брала тяжелые русые волосы, перехватывала их на макушке ленточкой, разделяла гущу на пряди и крепко заплетала косу. Иногда - колосок. Волосы как шелк струились между пальцами. Завязывала маленький, незаметный бантик. Вечером расплетала волосы дочки. Кудрявые, пушистые, длинные. Федору очень нравились. Он называл ее русалкой. Ну как же так? Ведь он ее так любил. Дарил цветы, кофе по утрам варил. А она? Каждый вечер ждала его, бутерброды на работу готовила, звонила по пять раз на дню. Нет. Тут что-то не то. Она, наверное, его выгнала из дома.

- Ты что, с кем-то спишь? . спросила мама дочь.

- Нет. Прекрати.

- Как же так? Я ничего не понимаю. Давай я ему позвоню, и вы помиритесь.

- Мы не ссорились. Телефон дай.

- В сумке.

Ирина принесла мамину сумку из прихожей, достала телефон, стала нажимать на кнопки.

- Ты ему не позвонишь. Я только что стерла его номер.

- Ничего, - бодро сказала мама, - у меня в записной книжке записан.

- Мама, я прошу тебя. Отстань. Мы сами разберемся, - Ирина закрыла лицо руками.

- Ну не плачь! Раньше надо было думать, - мама погладила дочку по голове.

- Тебе лучше? . Ирина подняла красные глаза. Нос распух, губки поджаты - совсем как в детстве.

- Ну да.

Ирина крепко обняла маму и, стараясь не поворачиваться к ней спиной, вышла. Мама вспомнила себя в двадцать два года. Была не замужем, работала в книжном магазине, участвовала в институтском кружке химиков, любила ездить на картошку, ходить в коротких, по моде, юбках. В тот год осенью умер ее отец. Они с мамой остались одни. Плакали по вечерам, почти не разговаривали. На сороковой день смерти она пошла в парикмахерскую и отрезала свои косы, которые до сих пор хранит в белье на верхней полке шкафа. Потом она жалела о волосах, но терпения отрастить их так и не хватило.

Хотела заглянуть к дочке, но та уже погасила свет: "Спит, наверное, уже, бедная, глупая".

Мама разобрала кровать, выключила лампу. Долго не могла уснуть, ворочалась. Открыла форточку.

Ей снился отец. Он держал за руку школьницу с большим белым бантом на макушке.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
289254  2009-08-05 20:38:01
Aлександр Медведев http://www.medvedevpoet.art-in-exile.com
- Диалоги написаны весьма уверенно, крепко. Героев поэтому видишь, слышишь. И забойное предисловьице, из-за которого и начал читать. Неплохо для начала.

289311  2009-08-08 21:22:18
Андрей Журкин
- Очень хороший рассказ!

И женственный, и лаконичный... Редкое сочетание.

Творческих успехов Вам, Марина!

289313  2009-08-08 22:26:56
В. Эйснер
- Очень хороший дебют! Вот так и бывает в жизни: любят друг друга и расходятся... А потом всю жизнь жалеют.

Дальнейших Вам успехов, Марина!

289395  2009-08-15 16:29:13
Елена Буданова
- Женское "чтиво" в хорошем смысле слова. Коротко,но успевает задеть за живое.

289710  2009-09-05 19:10:09
Любитель
- По-моему не плохо для дебюта. Начало слабое, но ближе к концу понравилось. Почему-то хочется продолжения.

290994  2009-12-19 11:08:26
Сергей Степанов
- Почему у героини повышенное внимание к таулетам? Упоминаются три раза.Она больна?

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100