TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Рассказы, 22 июля 2008 года

Валдемар Люфт

 

Катастрофа

 

Der Zusammenstoß zwischen DHL-Flug 611 und Bashkirien-Airlines-Flug 2937 über Owingen bei Überlingen am 1 Juli 2002 war mit 71 Opfern davon 45 Kinder, eines der folgenschwersten Flugunglücke im Deutschen Luftraum.

Aus Zeitungsbericht.

 

Столкновение 1 июля 2002 года транспортного самолета, следующего из Италии рейсом 611 с самолетом рейса 2937 Башкирских Аэролиний недалеко от города Уберлинг в котором погибли 71 человек, в том числе 45 детей, была одной из самых тяжелых авиакатастроф в воздушном пространстве Германии.

Из газетных сообщений.

 

 

Небо постепенно освобождалось от туч и солнце светило все ярче и ярче. Вчера вечером шел дождь и земля под яркими лучами солнца начинала слегка парить. Наконец все тучи ушли к озеру и над лесом, над полями, над медленно текущей речушкой, над крестьянскими дворами - повсюду разлилась яркая голубизна. Стало громче пение птиц. Застрекотали кузнечики. Над распустившимися полевыми цветами захлопотали вечно озабоченные пчелы и легкомысленные бабочки. В загородках у крестьянских построек появились коровы. Они лениво помахивали хвостами, отгоняя назойливых мух. Каждый поворот их головы сопровождался мелодичным звуком колокольчика, подвешенным на шее. Трудолюбивый крестьянин выехал на тракторе в поле и начал косить траву, которая ложилась ровными рядами следом за косилкой.

Вадим неторопясь шел к своему излюбленному месту. С этого места был виден край озера, лес, городок, в котором он жил и несколько хуторов. Город лежал в низине и отсюда он видел свою улицу, крохотные машины, проносящиеся по ней, пешеходов, терпеливо ожидающих зеленого света у перекрестка. Люди были маленькие и неузнаваемые и было до смешного интересно наблюдать за их хаотичным движением.

У Вадима болела голова. После вчерашней дискотеки он долго добирался домой. С друзьями задерживался на заправках, где можно было купить и спиртное, и пиво. В конце концов, домой приехал, когда нормальные люди спешили на работу. Отца уже дома не было, а мать успела только сказать несколько злых слов, предупредила, чтобы он не вздумал пропустить школу и тоже заторопилась к остановке автобуса. В школу Вадим так и не пошел, провалялся до обеда в постели и, зная, что сразу после обеда должна прийти мать, перед ее приходом исчез из дома. Вообще-то, он учился охотно. Предметы давались ему легко, и если он один или два дня пропускал занятия, то ничего с его успеваемостью не случалось. Правда, после каждого пропущенного дня приходилось писать записки от имени отца с объяснением причин прогула. Пока это сходило с рук.

Он сидел на склоне холма и мечтал. Хорошо бы сейчас искупаться, но идти километр до реки не хотелось. Домой тоже еще рано. Пусть мать думает, что он в гимназии. Вадим подложил под голову прихваченную из дома легкую куртку и лег на траву. Над озером кучковались тучи, превращаясь из свинцово серых в белые. Оттуда шел на посадку в аэропорт Фридрихсафена самолет. Высоко в небе над ним еще один самолет прочертил ровную и длинную белую линию. Самолет уходил на север. Белая линия за ним утолщалась, становилась прозрачной и испарялась. Вадим, закатывая глаза, следил за самолетом до тех пор, пока они не заболели. Он вернул голову и глаза в нормальное положение и стал следить за двумя другими белыми линиями со стреловидными самолетиками перед ними. Они двигались под прямым углом друг к другу. В аэропорту Фридрихсафена приземлился самолет и сразу же оборвался назойливый звук самолетных двигателей. Снова стало тихо, если не считать звуков природы. Вадим прикрыл на мгновение глаза, полежал несколько секунд зажмурившись. Открыв глаза, он увидел снова две стремящихся друг к другу белые линии. Две стрелки сошлись под одним углом. Там в вышине что-то ослепительно блеснуло. .Вот идиоты, нашли место, где проводить ракетные учения.,- подумал Вадим. Громыхнуло, как после молнии. От места встречи ракет веером разлетались искрящиеся осколки. Он вдруг услышал свистящий звук, каким обычно сопровождается звук падающей бомбы в фильмах про войну. .Ничего себе, война что ли?!. - мелькнуло в голове. Он услышал, как за холмом, там, где паслись коровы, с громким хлюпающим звуком что-то упало, отчего вздрогнула земля и с шумом поднялись птицы из близлежащего леса. Рядом с ним тоже упал какой-то предмет. Вадим в панике вскочил с земли. В двух шагах от него лежала человеческая рука. Ее большой палец был с напряжением оттопырен в сторону, а другие пальцы согнуты, как будто пытались только что за что-то уцепиться, но так и не успели. Угловым зрением он видел, как от образовавшейся воронки возле крестьянского двора убегали в панике коровы, как выскочили люди из дома. Одновременно он видел, как из разорванного мяса обрубка руки выкатывались капли крови и примятая трава в том месте становилась красной. Он с ужасом посмотрел на свою руку и потом на руку, лежавшую в траве. Пальцы упавшей с неба руки были ухоженными и тонкими и приобретали синеватый оттенок. Вадим непроизвольно закричал, тут же оборвал свой крик и побежал напрямую по полю к городу. Из стоявшего в полукилометре леса поднимался дым. Там что-то горело. Он за десять минут добежал до городка и свернул на улицу, ведущую к зданию городского управления. На перекрестке не стал останавливаться и ждать зеленого света светофора. Его чуть не сбила пожарная машина с включенной мигалкой. За ней неслась полицейская машина с сиреной. .Вы же не туда едете., - закричал он им вслед. Его никто не услышал. От больницы послышался звук сирены скорой помощи. Вадим тяжело дыша добежал до управления. У входа стояло несколько полицейских машин. Он хотел войти в двери, но его остановил полицейский.

-Ты куда?

-Там, за городом, оторванная рука... Господи, я видел. Там что-то случилось..., - начал беcсвязно объяснять Вадим.

Полицейский отступил в сторону и, взяв в руки портативную рацию, начал кого-то вызывать. Внутри здания его встретил мужчина в гражданской одежде и женщина-полицейская. Мужчина спросил, может ли он показать место падения части человеческого тела. Вадим усиленно закивал головой. Они вышли из здания и сели в полицейскую машину, которая стояла с заведенным мотором. Она сразу же рванула с места. За ними пристроились еще одна полицейская и одна пожарная машины. Все они одновременно включили сирены и мигалки. Вадим показал на узкую улицу, ведущую к холмистым полям за городом. Почти у каждого дома стояли люди и обеспокоено провожали машины глазами. За городом свернули на проселочную дорогу и через две минуты они были на месте. Вадим показал место падения оторванной руки. Из второй машины вышли несколько полицейских. Один из них начал фотографировать руку, двое других расставили по кругу колышки и стали растягивать полосатую полиэтиленовую ленту. Вадим показал старшему из полицейских в сторону крестьянского двора.

    - Там упала какая-то деталь от самолета.

Он поднялся вместе с полицейским на холм. Недалеко от коровника, где лежала деталь самолета уже хлопотали люди, несколько полицейских огораживали участок и сверкали блики фотокамеры. Пожарники, видя, что им здесь нечего делать, поехали в сторону леса, откуда поднимался черный дым.

Вадим сел на землю, подтянул колени, обхватил их руками и уперевшись в них подбородком, стал наблюдать за работой полицейских. Он не заметил, как и откуда появились два человека, одетых в белые комбинезоны. Они осмотрели внимательно обрубок руки, аккуратно всунули его в полиэтиленовый пакет и затем уложили в специальный бокс. С тех пор, как возле него упала рука, Вадим был в напряжении. Он чувствовал, как внутри то ли от страха, то ли от волнения подрагивали все органы. Иногда подкатывала тошнота, но он глубокими вздохами заставлял все то, что поднималось из желудка, вернуться на место. Так близко со смертью он столкнулся впервые. В его мозгу настойчиво пульсировала мысль: .Как это так? Только что люди были живы, куда-то летели, чему-то радовались - и вдруг их нет! Как могло это все случиться?.. Подумалось, что ведь он тоже мог быть в одном из этих самолетов. Неужели вот так, запросто, можно умереть?! Его начал постепенно охватывать ужас.

Подъехала еще одна машина. Из нее вышла женщина-полицейская. Она подошла к Вадиму, заглянула в его напряженные и испуганные глаза, взяла за локоть и сказала:

    - Поехали со мной.

Он, не глядя на женщину, поднялся с земли и пошел за ней к машине.

В управлении его отвели в отдельную комнату и оставили одного. Вадим сидел на стуле и сидевший в нем страх начал разрастаться все больше и больше, заполняя его всего. Он все время непроизвольно ощупывал одной рукой другую, боясь не найти ее на месте.

Пришла молодая и симпатичная женщина. Она была одета в гражданскую одежду. Женщина представилась, но Вадим тут же забыл ее имя. И когда она начала его распрашивать, оборвал ее на полуслове:

    - Я домой хочу. Устал. Да и родители, наверное, волнуются.

    - Конечно же, конечно. Если ты хочешь домой, тебя сейчас же отвезут.

Его повез домой молодой полицейский. Он проводил его до самой квартиры. Отец, увидевший сына в сопровождении полицейского, испуганно спросил:

    - Что случилось? Вадик, с тобой все в порядке?

Из-за его спины выглядывала обеспокоенная мать. Вадим понял, что они знают о катастрофе и о том, что он был в полиции. Он виновато улыбнулся родителям.

    - Все в порядке, мама.

Он выговорил эти слова, а у самого вдруг стали влажными глаза. Ему захотелось прижаться к матери, уткнуться лицом в ее грудь и как следует наплакаться. Он забыл уже, когда в последний раз обнимал мать, забыл ее ласки. Все время в суете, в делах, в работе. Остановиться, всмотреться в родных, сказать друг другу что-то ласковое, обнять отца или прижаться щекой к щеке матери - некогда. Вот так, оборвется чья-нибудь суетная жизнь и останется лишь в памяти торопливое мельтешение по утрам и усталая скукота по вечерам.

Вадим ушел в свою комнату, закрылся на ключ, лег на кровать и лежал с открытыми глазами. Было непривычно тихо. Не звонили друзья, не слышно обычно шумную сестренку. Все как будто чувствовали, что ему хочется остаться одному, что ему хочется тишины. Он смотрел в белый потолок и пытался думать о чем-нибудь хорошем. Но в голове вообще не было никаких мыслей. Вадим закрыл глаза, пытаясь уснуть, но тут же почувствовал, что он куда-то летит. Ему казалось, что это он был в самолете, с ним случилась катастрофа, и это он летит к земле навстречу смерти. Он испуганно открыл глаза. Сердце быстрым темпом стучалось в груди. Он явственно слышал этот стук. Им овладела тоска и отчаяние.

Насмотревшись вдоволь на потолок и немного успокоившись, он заставил себя встать и выйти в зал к родным. По телевизору показывали кадры с места катастрофы. Операторы снимали останки сгоревших самолетов, корреспонденты брали интервью у свидетелей трагедии, выступали политики. Он просидел у телевизора почти час, но когда сестренка вдруг надумала в своей комнате еще раз прорепетировать на пианино заданный учителем музыки урок, ему снова стало тошно. Вспомнились тонкие посиневшие пальцы оторванной руки. Вернулся снова страх.

Он ушел рано спать. Спал беспокойно. Постоянно просыпался в ожидании чего-то страшного, но поняв, что лежит в своей постели, и узнав в окно освещенный луной шпиль церкви, стоявшей на другой улице, успокаивался и снова проваливался в сон. Под утро ему приснился кошмар. Синяя с черными ногтями рука шарила по его телу. Она ощупала его ноги, прошлась щекотливо по животу, задев соски на груди, добралась до горла. Вадим в испуге напрягся и, когда рука начала его душить, он в ужасе закричал, но из горла выходило только глухое мычание и он чувствовал, как сжимаются легкие от недостатка воздуха. Сквозь дрёму он услышал, как открылась дверь в его комнату, включился свет и кто-то начал его переворачивать с живота на спину.

- Успокойся, сыночек, - ласково приговаривала мать, укладывая его на подушку.

Услышав ее голос, Вадим окончательно проснулся, ужас исчез и он с благодарностью прижался к матери. Она поглаживала его рукой по волосам, и вместе с поглаживанием проходила внутренняя дрожь. Ласки матери были ему приятны. Давно не сидели они так прижавшись друг к другу. Считая себя взрослым, стыдился таких ласк и если мать иногда в порыве нежности пыталась его обнять и приласкать, он выскальзывал из ее рук, приговаривая: . Ты что, мать, со мной, как с маленьким!.. Теперь же он был рад, что она рядом, что она молча ласкает его и ему хотелось, чтобы утро как можно дольше не приходило.

Но на улице уже светало. Затопали шаги в квартире сверху. Мать в последний раз провела ладонью по голове сына и сказав: .Поспи, сынок, еще немного., - вышла готовить завтрак.

Оставшись один, он пытался заснуть, но сон не шел. Мысли роились в мозгу. Вспомнил кадры из телевизионных новостей, которые он вчера смотрел. Дымящиеся искореженные куски железа, озабоченные лица спасателей, взволнованные голоса свидетелей трагедии. Вадим знал из новостей, что в одном самолете летели в основном дети. Их наградили поездкой в Испанию за их талант и успехи. Как все глупо сложилось. Автобус опоздал в аэропорт, и детям пришлось вылетать другим рейсом, один из лоцманов ушел на перекур, другой оставил без внимания два самолета, летящих на одной и той же высоте, именно в этот день отключили телефонную сеть на профилактику, пилоты не доверились электронике и отказались выполнять команду системы безопасности, и в результате - катастрофа. Кто складывал все эти случайности вместе? Неужели жизнь зависит полностью от этих случайностей? Есть ли вообще смысл в жизни, когда любая мало-мальская случайность может ее оборвать?! От этих мыслей стало тоскливо. Хорошо, что заглянул отец в комнату и, ободряюще улыбаясь, позвал завтракать.

После завтрака Вадим отправился в гимназию. Что бы ни случилось, а школу закончить надо. Лето. Горячая пора. Экзамены, контрольные, консультации. Хотелось бы с хорошими отметками закончить школу. Тогда и шансов больше поступить в университет или в профакадемию. Школьная суета отвлекла. Одноклассники расспрашивали его о случившемся и он снова и снова рассказывал о катастрофе, об упавшей руке. Чем больше об этом рассказывал, тем легче ему становилось, и к обеду у него улучшилось настроение и появилось желание жить. Только иногда, если он вдруг оказывался снова наедине со своими мыслями, им начинал опять овладевать страх. Поэтому он охотно ввязывался в разговоры, даже в те, которые были ему неинтересны.

Он не поехал домой обедать, а перекусил в центре. Выйдя из молодежного кафе столкнулся с Викой. Они знали друг друга. Бывали на одних и тех же дискотеках, в интернет-кафе, встречались в коридорах гимназии, часто видел ее на трибуне, когда играл в футбол. Он ловил иногда ее нежный взгляд, обращенный к нему, чувствовал, как она провожала его глазами, но не придавал этому никакого значения. Она была самая обыкновенная девушка. Особой красотой не отличалась. Светлый прямой волос, конопушки на носу и на скулах, невысокого роста, худенькая и какая-то на вид беззащитная.

    - Здравствуй, Вадим, - сказала она, увидев знакомого.

Он кивнул головой. Она близко подошла к нему, протянула руку, погладила ладонью по плечу и своим голосом-колокольчиком проговорила:

- Я слышала, что ты вчера был свидетелем катастрофы. Ужас какой! Как ты все это пережил?! В новостях передавали, что многие были в шоке. Я тоже всю ночь не спала.

Вадим заглянул в ее глаза и увидел в них слезы. Он снял руку Вики с плеча и сжал ее пальцы своими ладонями. Только сейчас он заметил, как симпатична эта девушка, какой свет исходит от нее, какое тепло идет от ее пальцев к нему. Как это он раньше ее не замечал? Он потянул ее за руку от кафе в сторону людного центра.

    - Пойдем, Вика, погуляем по городу.

Она освободила свою ладонь из его ладони, просунула руку под его локоть и приветливо улыбнулась ему. Эта улыбка как будто включила в нем что-то. Он вдруг услышал, как поют в сквере птицы, увидел яркое солнце и редкие тучи, проплывающие по небу, шум фонтана и играющих детей возле него.

    - Пойдем, погуляем, - нежным голосом сказала девушка.

Он шел рядом с Викой и радость наполняла его. Захотелось жить и бесследно исчез страх, который сидел в нем до самого момента встречи с девушкой.




Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
282829  2008-07-23 17:49:20
Светлана Люкс - на рассказ "Катастрофа"
- Впечатляюще, показано душевное состояние человека после катастрофы, свидетелем которой он явился. Страшно вместе с ним. Шок от случившегося долгое время не отпускал и нас, не наблюдавших эту трагедию воочию. В стрессе он (герой) разглядел самых преданных ему людей - мать и девушку, душевная теплота которых, избавила его от страданий. Очень сильный, проникнутый глубоким психологизмом рассказ.

282856  2008-07-26 02:15:55
Михаил Стародуб
- Уважаемый Валдемар! Рад встретить на страницах РП единомышленника. Благодарю за пожелания. В свою очередь, прочитал Ваш рассказ. Жестко. Подробно. Зримо, без ложных изысков. Поздравляю! Удачи, Мих.

282862  2008-07-27 11:19:37
Алла Попова
- Психологически точный рассказ. Спасибо, дорогой Валдемар. Удачи Вам!

282863  2008-07-27 11:19:50
Алла Попова
- Психологически точный рассказ. Спасибо, дорогой Валдемар. Удачи Вам!

282898  2008-07-30 09:11:18
В. Эйснер
- Дорогой Валдемар!

Очень рад видеть, как ты набираешь мастерства. И этот твой рассказ хорош. Отлично отобразил простой факт: кому довелось заглянуть за черту, начинает по - новому смотреть на жизнь и по-новому ценить каждое мнговение. Поздравляю, голосовал, даешь ещё!

282900  2008-07-30 11:14:19
Люкс Светлана - В.Эйснеру
- Насколько точное определение и удивительно верные слова Вы произнесли, господин Эйснер: "Кому удалось заглянуть за черту, начинает по-новому смотреть на жизнь и по-новому ценить каждое мгновение."

282913  2008-07-31 06:56:01
Максим Есипов
- Прочитал. На мой взгляд, рассказ полная фигня.

Утро в Германии какое-то марсианское: пчелы, мухи. Там так? А у нас к пастуху коров отгоняют рано утром - 5:30 и присутствует роса и прочая утренняя атрибутика : )

╚С друзьями задерживался на заправках, где можно было купить и спиртное, и пиво╩. Нет. Вадиму с друзьями хватит затариться бухлом и на одной заправке.

Короче: много чего не нравится: ╚Вадим, закатывая глаза, следил за самолетом до тех пор, пока они не заболели╩ или ╚Он вернул голову и глаза в нормальное положение и стал следить...╩ или ╚Снова стало тихо, если не считать звуков природы╩ или ╚убегали в панике коровы╩ или ╚Одновременно он видел, как из разорванного мяса обрубка руки выкатывались капли крови и примятая трава в том месте становилась красной╩ или ╚На перекрестке не стал останавливаться и ждать зеленого света светофора╩ или ╚Пожарники, видя, что им здесь нечего делать, поехали в сторону леса, откуда поднимался черный дым╩ или ╚С тех пор, как возле него упала рука, Вадим был в напряжении╩ или ╚Насмотревшись вдоволь на потолок╩ и т.д.

╚Он забыл уже, когда в последний раз обнимал мать, забыл ее ласки. Все время в суете, в делах, в работе╩ Кто Вадим в суете и в делах? А может все-таки: ╚Считая себя взрослым, стыдился таких ласк и если мать иногда в порыве нежности пыталась его обнять и приласкать, он выскальзывал из ее рук, приговаривая: Ты что, мать, со мной, как с маленьким!..╩ Определитесь.

╚Чем больше об этом рассказывал, тем легче ему становилось, и к обеду у него улучшилось настроение и появилось желание жить╩. Напротив Вадим старался забыть увиденное.

282934  2008-08-01 23:02:32
Валдемар Люфт
- Спасибо за такое внимание к рассказу. Перечитал его еще раз и снова обнаружил несколько, как говорит Эйснер, "спотыков". Можно было над ним еще поработать. Наверное, надо было бы и более четко обозначить время, в котором все происходило. Тогда,возможно,не было бы той реакции со стороны г. Есипова. То, что ему рассказ не понравился, вполне нормально. Это только у графоманов рождаются гениальные вещи, которые не подлежат критике. Я к критике отношусь спокойно. Но критика должна быть предметной и со знанием дела. Возможно,не понравились некоторые фразы. Их перечислением вы мне ничего не сказали. В отношении остановок моего героя на заправках- обычное дело здесь. Молодежь тусуется ночами после дискотек или посещения кино часто на заправке. В моем городе,например, заправка "Арал" любимое место встречи молодых людей. Возраст этих молодых людей от 15 до 18. Ребята постарше уже теряют интерес к таким тусовкам. И пьют, конечно же, не все. Тут явно г. Есипов недопонял или подошел с определенным клише, которое возможно сложилось у него в результате собственного опыта. У меня, в принципе, герой положительный. Не набирался он ни в дискотеке, ни на заправках. А голова могла болеть просто от того, что поздно лег и не выспался. Теперь по поводу времни дня. У меня прямо говорится, что время было перед обедом. Надо знать, а кто живет в Европе знают, что может быть дождь вечером и ночью, может быть серое и угрюмое утро, и вдруг разъяснится, станет тепло и душно. В этот момент и оживает по-настоящему природа. А коровы... Они могли прийти просто с другой делянки, а могли и не выходить из коровника. Это уже на усмотрение автора, если позволите. Вообще-то, для общего образования М.Есипова, в Европе, и в частности, в Германии уже давнооо не выгоняют коров в 5-30 к пастуху. Буквально вчера был в Альпах и не увидел ни одной коровы на полях. Ни просто черно-белых, ни коричневых, ни голубых. И несмотря на отсутствие коров на полях, молока хоть залейся. Еще раз спасибо и за положительную оценку и за критику. С уважением,Валдемар Люфт

282937  2008-08-02 13:26:29
Karimow
- Esipow hat recht. Die Gescichte ist schlecht, zuerst die Sprache. Psychologisch zu primitiv.

283771  2008-09-16 09:19:35
Валерий Куклин
- Есипову

Максим, вы чересчур категоричны. Этот тип прозы называется сентиментальным жанром и является, по сути переходным от очерка к мелодраме. Вас обескуражила, скорее всего, старательность автора и обилие предлогов "и", которые мелодию текста растягивают, порой даже удваивают ритм. Вы живете в ином. БОЛЕЕ ДИНАМИЧНОМ, мире, нежели Вальдемар, отсюда ваше неприятие. Между тем, рассказ, на мой взгляд, получился: в нём есть мелодия движения души, гуманизм и чувство сопричастности одного человека с жизнью если не Вселенной, то, как минимум, двух стран. Есть такая редкая в современной русскоязычной прозе доброта. Из таких рассказов стоило бы Люфту связать некий "венок сонетов" - и бдет прекрасный образец прозы, предназначенной для интеллигентных подростков, то есть книги, подобно которой не было уже лет так тридцать.

Валерий

284020  2008-09-26 00:36:44
А Ш-С
- Уважаемый Вальдемар! Психологическое состояние подростка передано верно, но чутьё Есипова тоже верное... Он не совсем ясно сумел выразиться и потому привёл лишь примеры.

В Вашем тексте много такого, над чем следовало бы поработать, особенно над стилистикой. ╚...следует наплакаться╩ - правильнее ВЫ-. ╚Вадим УШЁЛ в свою комнату, ЗАКРЫЛСЯ на ключ, ЛЁГ на кровать и ЛЕЖАЛ с открытыми глазами╩ - видовые формы нарушены, такая ошибка у многих встречается. ╚Сердце БЫСТРЫМ ТЕМПОМ стучалось В ГРУДИ╩. Разве может сердце стучать не БЫСТРЫМ ТЕМПОМ и не В ГРУДИ? ИХ наградили поездкой в Испанию за ИХ талант и успехи. Много лишних слов без смысловой нагрузки: ╚Он кивнул ГОЛОВОЙ╩. А чем ещё можно кивнуть?

Простите, это далеко не всё. Вы в хорошем редакторе нуждаетесь, а сюжеты выстраивать можете.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100