TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Культура, 2 декабря 2008 года

Валдемар Люфт

 

 

 

Встречи, которые остаются в памяти

 

     (Эмоциональные записки с международного фестиваля "Литературная Вена 2008")

 

           

 

Уезжал из своего провинциального городка рано утром в четверг. Прогноз погоды ничего хорошего на ближайшие три дня не обещал, но все же надеялся, что в Вене, ближе к югу, будет теплее. Моросило с утра. Не хотелось выходить на перрон. К тому же дул несильный, но пронизывающий насквозь ветер. Когда пришел поезд, я выскочил из здания вокзала и за пару секунд добежал до вагона второго класса, но даже за это короткое мгновение успел ощутить всем телом сырость и холод раннего утра. Уже в Мюнхене, пересев на поезд, который должен был меня довезти до Вены, начал осознанно понимать, что еду на встречу с людьми так же как я влюбленных в литературу, и вдруг на душе стало тревожно, как бывает перед долгожданной встречей. Душевное нетерпение старался убить чтением бульварной газеты или же созерцанием природы из окна вагона. За Зальцбургом, когда вдруг очистилось небо и солнце осветило белые пики видневшихся невдалеке гор, сочную зелень хвойных и желто-красную окраску лиственных лесов и коричневые крыши аккуратных домиков, начал черной завистью завидовать австрийцам, у которых такая хорошая погода. Но через двадцать минут небо опять закрылось черными тучами, местами стекла вагонов снаружи покрывались тонкой водяной пленкой от висевшей в воздухе влаги и снова на улице властвовал сильный ветер, пригибающий кустарники к земле, остервенело врывающийся в рощи, старающийся сорвать флаги с мачт, стоявших у заводских контор. Моя черная зависть исчезла и я понял, что австрийцам, иногда, так же не везет с погодой, как и немцам.

            Первой, кого я встретил в Вене, была поэтесса Бэла Иордан. От Зальцбурга она ехала в том же поезде, что и я, только в другом вагоне. Обаятельная женщина, притягивающая своей внутренней симпатией и эрудицией, она долго не решалась издать свои стихи, оставляя их на годы "отлеживаться", и когда, наконец-то, вышел ее сборник стихов "Отзвуки души", я понял - Бэла поэт и поэт от Бога.

            Организаторы фестиваля "Литературная Вена 2008" резервировали места для его участников в гостинице недалеко от центра Вены, в двух шагах от замка Бельведер. В фойе гостиницы нас встречала Калашникова Марина. Разговаривая с нею по телефону я представлял ее озабоченную делами женщиной. Она действительно была вся в делах, оно и понятно, но озабоченность ее оказалась больше материнской, так как  на время фестиваля гости действительно стали для нее членами семьи.

            К вечеру почти все гости были расселены в гостинице.  Приехал Юрий Берг, которого я знал заочно. Меня удивляет и восхищает его многогранность. Профессиональный фотограф он так же профессионален в стихах и прозе. В его работах можно обнаружить и тонкую иронию на грани сарказма, и психологический трагизм нашей повседневности. Вечером, беседуя с ним за бокалом вина, обнаружил, что его мысли, видение тех или иных проблем во многом сходятся с моими и от этого казалось, что я знаю Юрия уже сотни лет.

            Много на фестивале было литераторов из Москвы. Когда еще перед фестивалем я знакомился со списком почетных гостей, их фамилии как-то не волновали. Но вдруг, увидев Кострова Владимира Андреевича,- поэта, лауреата Государственной премии России, профессора Литературного института,- услышав, как он читает стихи, понял, какой неповторимый подарок преподнесла мне судьба. Но подарки не кончались. Мне удалось переброситься парой фраз с поэтами, членами Союза писателей России Силецкой Ириной Сергеевной и Силкиным Владимиром Александровичем, услышать прекрасные стихи и прозу в исполнении знакомых и незнакомых мне авторов.

            В день открытия фестиваля, отдав дань официальной части, читали свои произведения приехавшие гости из России, Белоруссии, Украины, Молдавии, Норвегии, Чехии, Германии и, конечно же, из Австрии. Жаль, что времени участникам для представления своего творчества было отведено мало. Не каждый смог выразить себя до конца, не каждого, возможно, поняли, но с другой стороны было бы невозможно за два дня дать раскрыться нескольким десяткам авторов разного жанра. Запомнились стихи Беловой Юлии из Норвегии, Васенина Валерия и Пономаревой Татьяны из Москвы, Салтыковой Людмилы из Рязани, Шуриной Натальи из Вены, проза Левицкого Сергея из Праги и Антонины Шнайдер-Стремяковой из Берлина. Я впитывал в себя каждое слово сказанное такими мэтрами, как Звонарева Лола Уткировна - секретарь Союза писателей Москвы, Гусев Владимир Иванович - главный редактор журнала "Московский вестник", Иванов-Таганский Валерий Александрович - заслуженный артист Российской Федерации, ведущий программы "Искатели" первого канала Российского телевидения.

            Для меня была интересной информация о прошедших литературных фестивалях в других городах Европы. О Пражском международном фестивале, который прошел в апреле этого года рассказал Левицкий Сергей Владимирович - президент Союза русскоязычных писателей в Чешской Республике. Он же и подарил мне толстый журнал "Русское сердце в Европе", который был издан по итогам фестиваля в Праге. О фестивале в Штутгарте, который проводился в октябре, рассказала Лада Баумгартен, с которой я был знаком еще с Дрезденского фестиваля в прошлом году. Как хорошо, что есть такие люди, которые создают нам, больным литературой, возможность общаться, узнавать друг друга, учиться друг у друга.

            За два дня напряженной работы участники фестиваля действительно стали одной семьей, одержимых литературой и влюбленных в "великий и могучий" русский язык. Было интересно наблюдать, как разные люди, приехавшие из разных стран, пишущие по разному, в перерывах оживленно говорили о литературе, о проблемах издания своих книг или просто знакомились друг с другом. В этой семейной обстановке как-то стерлась черта между знаменитыми мэтрами и начинающими авторами, между писателями из России и писателями из Чехии, Германии, Австрии...

            Мне особенно запомнился вечер, когда по окончанию первого дня фестиваля после ужина Бэла, Юрий и я были приглашены в номер к Иванову-Таганскому. Я смотрел несколько раз программу "Искатели". Разве мог я тогда даже мечтать о том, что когда-нибудь буду сидеть рядом с ним за одним столиком и слушать его незабываемые рассказы о встречах с Филатовым и Высоцким, о том времени, когда он был артистом театра на Таганке, или о его режиссерской работе в Алма-Атинском театре имени Лермонтова. Эта вроде бы недосягаемая для меня персона, оказалась открытой и добродушной, с широкой русской душой, личностью. Пришли Лола Звонарева и поэт Григорий Певцов, принесла норвежскую рыбу Юлия Белова, и полился интересный разговор о литературе, о критике и просто о жизни. Не хотелось уходить, но усталость брала свое. Расходились нехотя, но наполненные причастностью к чему-то прекрасному. И засыпать, несмотря на усталость, было трудно. Мозг переваривал услышанное, стараясь закрепить в памяти рассказы Иванова-Таганского, стихи Белы Иордан, Юлии Беловой и Юрия Берга, критические оценки Лолы Звонаревой и Григория Певцова. А когда все же заснул, мне приснилась Москва, где я когда-то учился, шумный Арбат, пруды в Олимпийской деревне, Сандуновские бани, подъезд театра оперетты, Москва-река, и под тихий шум речной воды окончательно провалился в глубокий сон.

            На второй день после обеда организаторы фестиваля предложили нам ознакомительную поездку по Вене. Знающая экскурсовод коротко но ёмко рассказывала нам об истории Вены, о ее дворцах и правителях. Здание театра Оперетты, Карлскирхе, Шенбрунн и Бельведер, хаотичный Хундертвассерхауз и модерный Сецешион- вот только маленькая толика того, что сумела нам показать за три часа экскурсовод. Вену за три часа не увидишь и даже не почувствуешь. Сюда надо приехать на несколько дней и в хорошую погоду, чтобы хватило времени насладиться ее красотой, окунуться в старину и в современность, увидеть бесценные картины старых мастеров, отдохнуть в ее исторических парках, по дорожкам которых гуляли великие короли, великие музыканты и великие художники.

            В воскресенье утром я прощался с Веной, с участниками фестиваля. Кто-то уезжал, как я, с утра, кто-то - счастливый - мог себе позволить остаться на день, чтобы пойти на выставку современного искусства, побродить по парку Бельведер, посетить православный Храм, поклониться памятникам Моцарту и Штраусу или просто потолкаться по открывшимся в предрождественское время многочисленным базарчикам. Меня же ждал на Западном вокзале поезд, утомительная дорога с трехчасовым опозданием, мой маленький и тихий город, где когда-то сочинял свои пьесы и романы писатель Виланд, писал свои картины художник Мали, где создаются самые мощные краны в мире и самые надежные экскаваторы, самые экономичные холодильники и самые современные зубопротезные кабинеты. Спасибо Вена за подарки, здравствуй Биберах - мой город, моя повседневность, моя семья.

           




Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
284916  2008-12-03 14:33:46
В. Эйснер
- Ты отлично передал настроение, Вадлемар!

И хотя это всего лишь кусочек, именно недосказанность и волнует. Именно она и будоражит подсознине. В следующий раз и я поеду в Австрию.

Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100