TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Повести
13 мая 2009 года

Владимир Лорченков

 

Любовь и все такое...

 

Он:

Я думал, ты в моей жизни кончилась.

Я думал, что все кончилось.

Все, кроме жизни.

Значит, думал я, у меня останется еще немножко времени, чтобы вспомнить все о том, как это было. Потом я подумал, что такое бывало часто. Такие истории. Особенно в кино.

Ну, когда мужчина сидит на берегу моря, или у обрыва в машине, или на балконе дома . сидит и вспоминает, вспоминает, как все было - а так весь фильм. А потом, с последними воспоминаниями, он заводит мотор, встает с кресла на балконе, заходит в море - и все. Прощай, оружие. В смысле, жизнь.

Жизнь заканчивается с последними воспоминаниями о ней.

Вот о чем я подумал. А еще - что ты в моей жизни все. Что тебя больше нет. Никакой. Даже запаха не осталось. Представляешь? Я даже не помню, как ты пахнешь. Хотя этот запах мог узнать среди сотен тысяч - я не преувеличиваю, я находил тебя в толпе, как гончий пес! - среди миллионов запахов! И вот, я его не помню.

Последнее, что напоминало мне о том, как ты пахнешь - твой платок.

И он оказался у меня вовсе не случайно. Еще когда мы были вместе, я украл его у тебя и сбрызнул твоими духами. А потом подложил его тебе, и снова украл, когда ты поносила его в нагрудном кармане несколько дней. Твоя грудь, твои волосы, твои духи, твой пот. Вот и вышел новый аромат. Каждый раз, прикладывая платок к лицу, я вдыхал тебя.

Как больной - эфир перед операцией.

Как индеец - аромат, который они заточают в бутылочки на праздники, и нюхают все вечеринку, а потом носят с собой, чтобы вспомнить.

Это малоизвестный факт, но память обоняния - самая сильная. Ты можешь забыть чье-то лицо. Ты можешь забыть чей-то голос. Ты можешь забыть чье-то тело. Но запах, запах держится до последнего. Он исчезает последним. Отступает последним. Запах в арьергарде памяти.

И когда я забыл твой запах, то понял, что все.

А раз тебя в моей жизни больше не осталось, подумал я, то кто мешает мне сесть у обрыва, завести мотор, и, перед тем, как нажать на педаль газа, вспомнить кое что. Немного о тебе, чуть-чуть обо мне, и очень много - о нас. Ты пропала. Поэтому я, - в кои -то веки, - мог думать о нас спокойно и взвешенно. Без эмоций. Как и полагается думать о любой проблеме, чему учат нас психологи. Они не учитывают одного факта. Отношения мужчины и женщины не всегда проблема. Более того.

Главная проблема отношений мужчины и женщины - это отсутствие проблем в отношениях.

У нас с тобой никогда не было проблем в отношениях. И к чему мы пришли? Тебя нет, отношений нет, ничего нет. Есть только я, и даже запаха твоего нет, потому что платок со временем выветрился. А потом, когда жена случайно нашла платок, и его не осталось. Нет, мы не поссорились - разве любимые люди ссорятся из-за таких пустяков? Откуда мне знать, может на работе случайно вместо своего взял, а может еще школьный, времен романтических влюбленностей и тому подобной ерунды, а, дорогая?

И вот, впервые с тех пор, как мы с тобой познакомились, я думаю о нас спокойно и взвешенно.

Чувствую себя той древнегреческой сучкой, которая завязала себя глаза, напялила хламиду и взяла в руки весы, очень неточные, кстати, на таких весах уже лет сто никто ничего не взвешивает.

Ну так и не верят в нее уже лет тысячу, не меньше.

Но я не хочу сейчас об этом думать. Я хочу закрыть глаза и думать о тебе. Спокойно и непредвзято. Как археолог думает об очаге, который раскапывает. Давно остывшем очаге в каком-нибудь давно остывшем дворце, где три тысячи лет назад люди молились сучке с повязкой на глазах и весами в руках. Очаг не то, чтобы давно остыл. Его уже просто нет. Есть только пара черепков, которые обжигали здесь в древности, - и по которым можно определить границы очага, - и немножко черной от золы земли. В центре предполагаемого очага. Археология - возможная наука о предполагаемых фактах. Наука о том, как могло бы выглядеть то, что, - как мы думаем, - было.

Ну, прямо таки любовь.

Я хочу думать о тебе, как археолог. Спокойно, чуть заинтересованно, и, прежде всего, как на объект раскопок. Ну, или как историк о Трафальгарской битве, или где там Людовик пятнадцатый победил этих гуннов? Ну, или что-то в этом роде.

После каждого нашего романа я думал, что все.

Ты кончилась. Я кончился. роман кончился. Но ты, оказывается, так не думала. Оказывалось, что этот очаг каким-то чудом еще тлеет. Ты еще не выгорела. Ты в моей жизни. Каждый раз это было чудом. Да-да. Только представьте себе это. Заброшенный критский дворец, весь в веревочках и номерках раскопок, подвальное помещение, неоднократно исследованное, предполагаемые остатки предполагаемого очага и... искры и жар в нем.

Вот что я чувствовал каждый раз, когда ты возвращалась.

Неугасимая лампада. Вечный источник таинственного аромата. Конечно, закончилось и это. Или у меня еще есть шанс? Я не хочу думать об этом. Лучший способ исследовать горящий очаг - не подходить к нему чересчур близко. А если ты еще появишься? А если нет? И на этот-то раз - точно все? Лучше не строить планов на будущее, а хорошо рассмотреть прошлое.

Хотя бы просто затем, чтобы убить время в ожидании пришествия будущего.

У меня уже очень большой опыт в этом деле. ты то появлялась, то исчезала. Не могу сказать, что начало романа сулило мне такие приключения. Начиналось все гораздо проще. Ну, так оно, наверное, всегда и бывает, правда?

Я хочу сказать, что когда ты заходишь в помещение, и видишь там кирпичную кладку, это для тебя не конец истории, даже если эта стена . концлагеря, а тебя просят раздеться и пройти на стрижку и душевые процедуры.

Я хочу сказать, что, когда ты заходишь в больничную палату, то думаешь о том, что это начало твоей истории, а вовсе не конец, хотя врачи могут придерживаться другого мнения.

Я хочу сказать, что, зайдя в гости на минутку к очередной подружке, ты и понятия не имеешь - и тебе даже в голову не приходит, что о такое вообще возможно . это дом твоей будущей жены, с которой ты проживешь в счастливом браке пятьдесят четыре года и шесть месяцев.

А если тебе об этом скажут, ты просто поразишься тому, как удивительна твоя история. Но тебе не скажет. Никто. Поэтому тебе даже в голову не приходит оглянуться и постараться запомнить, как все выглядело в этот день. В тот день, когда ты впервые зашел в дом своей будущей жены.

И, кстати, твоя история вполне может не заканчиваться этим самым счастливым браком протяженностью в пятьдесят лет и шесть месяцев.

Еще два года и полтора месяца он может быть совершенно несчастливым, потому что она уйдет от тебя к своему школьному дружку, который будет лечить геморрой и язву, потому что поймет - она всегда любила ТОЛЬКО его. Или ты - к подружке, которую трахал между сорока и пятьюдесятью годами, потому что вдруг поймешь, что тебя понимала ТОЛЬКО она.

И даже это, черт побери, может оказаться вовсе не концом вашей истории, а лишь ее очередным этапом, потому что этот старый хрыч - ну, к которому она уйдет от тебя, старого хрыча, - будет чересчур храпеть и окажется вовсе не таким ангелочком, каким выглядел в школе. А эта молоденькая сучка шестидесяти пяти, - уже не такой горячей штучкой в постели, как ты смутно помнил о той поре разврата.

Так что, вполне вероятно, вы снова сойдетесь.

Ну, ты и та девчонка, в дом которой ты зашел на минутку, чтобы взять ее с собой на вечеринку, и потом, если повезет, потрахаться. Я что хочу сказать -то...

Ты представляешь себе свою историю совсем по-другому.

Всегда.

Вот и все, что я хочу сказать.

Нашу с тобой историю, конечно, я тоже представлял совершенно по-другому. В самом ее начале, конечно. Потому что в ее конце - причём я не совсем уверен, что это конец, - я понятия не имею, чем она обернется. Каждый раз я думал, что ты все. Выгорела. А ты появлялась. ну, в моей жизни. И я , получается, появлялся вместе с тобой.

Прямо мистерии какие-то.

Короче говоря, ты появлялась.

Хотя разрыв был полным и окончательным. Окончательнее некуда. Можно сказать, смерть его была документально заверена, оформлена, наследство роздано и "аллилуйя" - спета. Тем не менее, ты появлялась. Всегда вовсе не такая, какой я тебя помнил. ну или какой я тебя воображал, пытаясь вспомнить, какой ты была на самом деле.

Это как если бы ученые взяли, да вообразили все о пропавшей Янтарной комнате, - пропавшей навсегда, я хочу подчеркнуть, - а она раз, возьми, да и появись. И, представьте себе, вовсе не такая, какой вы ее - навсегда, казалось бы, утерянную, - себе представляли.

Но при этом точно такой, какой ее видели до исчезновения.

А потом ты пропала.

Боюсь, на этот раз навсегда. Я говорю об этом с долей уверенности, потому что ты развила во мне звериное чутье. Я мог найти тебя в толпе по запаху, которого уже не помню. Я чувствую, что ты собираешься делать в тот или иной момент. Так вот.

Сейчас я тебя совершенно не чувствую.

Значит, связь потеряна. Возможно, ты очень далеко. Возможно, ты рядом, но если связи нет, то разницы никакой - ты можешь быть далеко, можешь быть близко. Это ничего не меняет. Я не чувствую тебя, ты пропала с экрана моего уникального природного локатора. Созданного для обнаружения одного человека в мире. Тебя. Раньше локатор работал бесперебойно и всегда точно на сто процентов.

Ты могла зайти с низкого старта, без разгона.

Могла выпустить в небо тонну резаной фольги, которая сбивает радиолокаторы.

Могла выйти в небо самолетом-невидимкой.

Могла вообще не подняться в воздух, и застыть среди макетов самолетов.

Могла вообще отправиться в путешествие на подводной лодке.

Это не им ело значения. Я всегда поворачивал голову именно в ту сторону, где находилась ты. Я чувствовал тебя. А ты чувствовала меня. Сейчас я не чувствую ничего. Стало быть, я могу сдать вахту, встать, потянуться, и отправиться из бункера на волю. Подышать воздухом, подумать о том, о сем

О тебе, например.

О том, что ты была, и теперь тебя нет. По сути, ты умерла. Даже если ты проживешь еще сто лет, как конкретная женщина конкретного мужчины ты умерла. Так что я спокойно могу заняться раскопками твоего давно заброшенного дома, могу найти твое тело и обмахать кости специальными кисочками, собрать наш роман по частям . как скелет давно умершего ящера - и выставить его в музей. С табличкой.

"Величайший роман, когда либо случавшийся между мужчиной и женщиной.

И годы. "1992-2005"

Я этим обязательно займусь. Прямо сейчас.

Надо отдать тебе должное. Ты появлялась и исчезала, исчезала и появлялась. так долго, что я даже привык. И когда ты исчезла в последний раз, я даже не обеспокоился. Правильно сделал. Ты объявилась. А потом снова пропала.

Теперь уже навсегда.

И, вроде как, стала нонсенсом в мировой археологии. Что-то Исчезнувшее дважды.

Трудно понять, правда?

Еще труднее объяснить.

Но я попробую.

Она:

Мы повзрослели, а тела все те же.

Разве это не прекрасно?

Это могло бы длиться вечно. Но тела, к сожалению, не консервируются временем. Если бы можно было закопать человека в землю, а спустя три тысячи лет вырыть, как погасший очаг. Если бы.

Если я была погасший очаг, то он - граната, которую бросили в этот очаг. Не лучший способ подбросить огоньку, правда же? Нет, конечно, нет. Я бы не хотела, чтобы у вас сложилось неверное впечатление, будто я на него зла или обижена. Ничего подобного.

Этот мужчина - любовь всей моей жизни.

Именно поэтому я от него ушла. Да, он прав, когда говорит о том, что ты представляешь себе свою историю совсем по-другому, и ошибаешься всегда. Может быть, именно поэтому яда не пыталась воображать, что со мной будет дальше. С детства. Родителей это пугало, им казалось, что это от нехватки воображения. А я вам скажу, что, чем богаче воображение, тем беднее фантазии. Если ты по-настоящему фантазер, то...

Тебе хватает воображения, чтобы понять, куда оно заводит.

Так что никаких принцев на белых конях.

Никаких белых коней. Даже пони несчастного не было.

Никаких "Мерседесов", никаких миллионеров, никаких крепких-надежных-настоящих мужчин. Я всегда была умной девочкой. Всегда знала, чего стоит ждать и чего не стоит. Могу даже поделиться. записывайте, девочки.

Чего стоит ждать, так это . ничего.

И чего не стоит ждать, так это - ничего же.

У меня был самый разумный, самый обширный, самый подробный план на жизнь из всех существующих в мире планов. самый лучший, короче говоря. Если, конечно, у кого-то в мире еще есть или были такие же планы на жизнь.

Если нет, то мой план тем более - самый лучший.

В нем было предусмотрено все. Не путайте с мечтами. Я ни на что не рассчитывала, я никого не ждала. Я была правильно организованный очаг. Равносторонний прямоугольник. С бортиками по краям, с вытяжкой и металлическим поддоном возле него, чтобы не брызгали искры пламени, и чтобы пол не загорелся.

Загорится пол, сгорит и дом. Сгорит дом, сгорит и очаг.

И выкопают его через тысячу лет, и поймут, что здесь был очаг, лишь по обгоревшей земле.

Лучший способ быть - продумать все детали.

Или нюансы, если сказать красивее.

Я их и продумала. Всегда знала, что у меня будет муж - а каким уж он будет, я оставляла на провидение Божье. Ах, вы агностик? О кей, я всегда знала, что у меня будет муж, а уж каким именно он будет, я оставляла на провидение природы. Случая. Удачи. Рока. Шанса. Никакого значения.

И каким будет он - я тоже никогда не представляла.

Более того, я никогда не представляла, что у меня будет любовник. неудивительно, если учесть, что я вообще никогда ничего не представляла. Поэтому скажу чуть по-другому.

В моем самом лучшем в мире плане жизни никогда не было пункта "любовник".

Более того. В моем самом лучшем в мире плане жизни был, скорее, пункт, "никакого любовника". Потому что любовники это нюансы из разряда неожиданностей. А неожиданность и план не совместимы. Если, конечно, в плане не прописан пункт "неожиданности".

Думая об этом я последний раз подношу к лицу кусок его рубашки, а потом бросаю ее вверх - она падает на перегородку между кабинками, или в другую кабинку, какая уже разница, -- , и выхожу из туалета. В нашем небольшом аэропорте людно, потому что проходят одновременно несколько рейсов.

Рейс Кишинев-Лондон с пересадкой в Вене, регистрация открыта.

Его запах будет со мной еще несколько часов. Слегка в ноздрях, потом - может быть чуть уловимый аромат и воротника, к которому прикоснулся этот самодельный платок.

...Рейс Кишинев-Лондон с пересадкой в Вене.

Я не настолько глупа, чтобы пытаться скрыться или сбежать. Поэтому я не бегу и не скрываюсь. Просто все кончилось, даже если он не понимает этого. Ему просто некогда понять.

Я оборачиваюсь, и вижу улыбающиеся лица моих родителей. Они выглядят слегка встревоженными, но вообще они рады. наконец-то хоть кто-то из нас будет жить в приличной стране, сказал папа, подняв тот за Соединенные Штаты Америки. После чего поел праздничный ужин - мама символически приготовила индейку - и сел к телевизору, смотреть новости, и ругать Буша и американцев.

Компанию ему составил мой муж.

Нет, вовсе не тот, которого я совсем не представляла, когда строила самый лучший в мире план жизни.

Тот муж остался в прошлом, то есть, получается, в той самой жизни.

Телевизор с моим папой сел смотреть мой второй муж. Младше меня на восемь лет. Нет, это не мужчина моей жизни, хотя я его и очень люблю. И намерена жить с ним в горести и в радости и в печали - тьфу-тьфу - и в процветании и в благоденствии, пока смерть не разлучит нас. А смерть нас разлучит.

И разлучит навсегда.

Потому что если ты женщина какого-то мужчины, то ты будешь его, неважно, сейчас, или сто лет спустя. ты просто - его, и ты возвращаешься к нему. Снова и снова. если ты - его. А я - его женщина, сомнений в этом нет ни у меня, ни у него. У моего нового любимого мужа, которому я никогда в жизни не изменю, никаких мыслей на этот счет нет. Он просто смотрит телевизор с тестем, и хочет лечь спать пораньше, потому что завтра предстоит долгий перелет в новую страну, на новое место жительство, с новой семьей.

Для мальчика это просто путешествие Колумба какое-то.

Я улыбаюсь, глядя на них, и возвращаюсь на кухню, помогаю маме мыть посуду. Мама выглядит чуть более встревоженной, чем отец. Я ее понимаю. Слишком много неожиданностей. Счастливый долгий брак, а потом трах-бах. Ничего, мама. Я глажу е по руке и мягко оттесняю от раковины с посудой. Домываю. Мы ложимся спать у родителей - квартира уже продана, назад пути нет, - и утром они провожают нас в аэропорт.

Здесь я последний раз вдыхаю запах своего любовника, и бросаю его платок.

Платок я сделала сама. Как-то у него порвалась рубашка, на рукаве, и он собрался ее выкидывать. А я тайком вырезала кусок из боковины, и сделала себе платок. Удивительно, запах всегда был его. Даже после нескольких стирок. Наверное, я была влюблена в него, поэтому мне и хотелось, чтобы со мной всегда было что-то, напоминающее о нем всегда, например запа...

Какая отвратительная в своей банальности фраза.

Отвратительнее ее может быть только отвратительная в своей банальности ситуация. Например, женщина, которая шьет себе платок из рубашки любовника. Или мужчина, которой сравнивает семью и отношения с очагом. Как там поется в этой ужасной песне? "Тот бы умней, кто свой огонь хранил"... Глупо, и банально.

Рейс Кишинев-Лондон с пересадкой в Вене, регистрация продолжается...

Я иду к туалетной комнате, улыбаясь носильщику - мне нравится улыбаться в аэропортах - и поправляя прическу.

Все, что случилось в моей жизни, на сто процентов не соответствует тому, что я намеревалась в этой жизни сделать. Мой великолепный наиполезнейший, с учетом всех деталей план оказался радужной иллюзией, которую я придумала, чтобы не попасть во власть иллюзий. Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Да, снова банально, но...

Смысл этого понимаешь, только когда над тобой кто-то хохочет.

Я вынимаю журнал бесплатных объявлений из стойки в зале, и сую ее в сумочку.

Я закрываюсь в туалете, и бросаю журнал на пол.

Я становлюсь на колени на журнал, и меня долго и мучительно рвет.

Я выхожу из кабинки, долго полощу рот, и глотаю воду, чтобы привкус во рту прошел.

Возвращаюсь в кабинку и, сунув руку в полиэтиленовую упаковку журнала, - получается перчатка, - шарю по перегородке между кабинками. Есть.

Я снимаю платок, и закрываю им лицо. Как там у врачей принято? Дышите. Дышите глубже. Я и дышу. Я дышу глубоко и часто, дышу много, и, когда регистрация подходит к концу, и обеспокоенные родители дают объявление на весь аэропорт, выхожу из туалета, бросив платок навсегда. В урну. И ничего не чувствую. Совсем как после анестезии.

У меня нет уверенности в том, что я не попробую вернуться снова.

Но регистрация и правда заканчивается. Да и в урну я не полезу.

Ну уж нет, милый.

Я столько всего сделала из-за него. Наверное, потому что очень любила. Сейчас я ради него и шагу не ступлю. Потому что люблю.

Трудно понять, правда?

Объяснить еще труднее.

Ему кажется, что он может.

Они самонадеянный. Все мужчины ужасно самонадеянные.

Я не такая.

Во-первых, я женщина.

Во-вторых, после всех неожиданностей своей жизни, ни на что не гожусь в плане уверенности.

Единственное, в чем уверена . уверенности нет ни в чем. Ну, кроме двух вещей. О, нет, что вы, ничего глобального. Две мелочи. Два нюанса.

Меня снова тошнит.

Регистрация закончилась.

Она:

А я не верила, что все кончилось. Даже когда мы окончательно потеряли друг друга из виду, и дома все пошло хорошо, и хлопоты, и заботы, и переезд, и стиральная машина, и новая работа, и, и, и... Я словно чувствовала, будто все это теплый пепел на вулкане, который еще взорвется. Что все еще впереди, а то, что было . просто шуточки.

Я думала: когда же он позвонит?

Что несколько удивительно, учитывая, что именно я первой пошла на разрыв. Я имею в виду последний разрыв, а не один из тех ста двадцати пяти, которые у нас были. И если вы думаете, что я преувеличиваю, то добро пожаловать ко мне домой. В спальню. Там, за большой супружеской кроватью, есть шкаф. Дорогой, но речь не об этом. В шкафу, в сумке со старыми вещами, есть несколько календариков. некоторые дни в них зачеркнуты синим, некоторые - красным. Кое что вообще пропущено. Конечно, больше всего синего. Красное иногда лишь вспыхивает на календариках, как пожар. Как извержение вулкана. Это вовсе не мои те самые дни, как подумает, - если они когда-нибудь попадутся ему на глаза, - мой муж. Которого я, кстати, люблю.. Да-да. давайте сразу, во избежание недоразумений, это запомним.

Я люблю своего мужа.

Просто вся эта история не имеет ни малейшего отношения к нему. Поэтому пусть календарики, черканные красным и синим, будут для него всего лишь летописью моих недомоганий. Если, конечно, он на них наткнется, в чем я не уверена. Мой муж крайне нелюбопытен, и очень мне доверяет. Если бы у нас все было как в других семьях, в других случаях - муж, жена, любовник, я бы сказала, что доверяет зря. Но, поймите, это как будто не со мной. как будто два разных человека и две разные жизни. Поэтому мой муж верит мне совершенно правильно.

Его жена ему не изменяет.

Другое дело, что во мне есть еще одна, совсем другая, женщина. Ну, так ведь на то она и другая. И вот эта другая замечала на календариках вовсе не то, о чем бы вы могли подумать. Нет-нет, ничего особенного. Синим отмечены дни, когда мы были в ссоре, белым - нейтральные дни, красным - когда мы были вместе. И, значит, были.

Он, конечно, скажет, что все это ужасно пафосно.

Еще он скажет, что я я пафосная дура, склонная к патетике, преувеличениям... что там еще он говорил, когда мы ссорились, что случалось, как вы уже поняли, очень редко. Он много чего скажет. После чего мы разойдемся еще на полгода-год. Чтобы потом снова сойтись. И конца и края этому нет. Да мне и не нужно. Поэтому, когда мы поссорились по-настоящему - последний, как нам обоим казалось, раз в нашей долгой и запутанной истории, - я собрала все календарики с синими и красными отметками, и бросила их в сумку. А сумку засунула в шкаф.

Если бы у меня была возможность, я бы подвесила шкаф под кроной самого высокого дуба.

За неимением такового, ограничилась углом семейной спальни. И постаралась забыть обо всем. Тем более, жизнь помогала. Это не просто слова, знаете, про время, которое лечит. Единственное, забывают добавить: время просто лечит неправильно. И перелом не заживает, как надо, а срастается неправильно. И бугорок под кожей . от неправильно сросшейся кости - будет напоминать о случившемся вечно. Единственный способ излечиться это не давать волю времени и забвению. Нужно поломать неправильно сросшуюся кость, наложить, как полагается, шины, гипс, и лечить. Да, я из семьи медиков, но это здесь не при чем: логика же совершенно очевидна. Еще немного о моем муже. Он чудесный.

И дело тут вовсе не в сексе, как вы могли бы подумать.

Чтобы раз и навсегда покончить с этой темой, - с этим у нас все в порядке. Ну, в семье. Например, когда мой муж возвращается из командировок - а последний раз это случилось на прошлой неделе, - соседи стараются закрыть окна поплотнее. Потому что мы скрипим и шумим. Как и полагается молодой семейной паре. Мне тридцать два. Ему тридцать четыре. Самое то. А как властно он хлопает меня открытой ладонью, когда берет стоя еще в прихожей... Это одно из наших традиционных развлечений, и, знаете, ничего такого я здесь не нахожу. И вот он хлопал меня, а потом взял, а потом еще раз, и после я пошла в ванную, и старательно помылась, после чего он спросил меня, когда же мы, наконец, зачнем ребенка, и что нам мешает это сделать. А я подумала, и недоуменно ответила, что, конечно же, ничего. А когда возилась на кухне, то подумала, а ведь и правда - что? мы женаты уже несколько лет, мы любим друг друга, мы в состоянии себе это позволить, я здорова и молода...

Можно было выбрать несколько вариантов ответа.

Например, что у нас вечно не хватает времени. Муж в разъездах, у меня тоже работа, и карьера моя в полиграфической компании близка к тому моменту, когда ты начинаешь порхать с одной высшей должности на другую - это вам не раздача жареной картошки в "Макдональдсе", с которой я начинала. Времени и правда нет. Или вот деньги. Конечно, нам хватает, но ведь денег - если ты не миллиардер, да и с этим все не до конца ясно, - всегда не хватает. Готовы ли мы на эти дополнительные траты? Да ведь и сроки не то, чтобы поджимают . некоторые мои подруги родили в тридцать пять, и все у них хорошо. А еще... Перекладывая отбивные из духовки, - я не забитая домохозяйка, но люблю готовить, и в доме у меня чисто, это ему всегда нравилось, да нет, не о муже сейчас, - я бросала на стол и свои аргументы. Один за другим. Постепенно их собралась целая куча, хорошо хоть, никто, кроме меня, их не видел. И когда муж сел за стол я, сославшись на головную боль - теперь -то уж это не имело никакого значения, пошла прилечь в спальню. И там поняла, что все эти "нет времени", "повременим, будут деньги" и еще тысяча фраз . не больше чем надежды на авось. Само не срастется, а если срастется, то неправильно, и, кажется, уже срастается. Итак, надо ломать. Я легла и честно сказала себе, почему не беременею.

Потому что все еще рассчитываю встретиться с ним.

Увидеть его, поцеловать его ртом в рот, лечь с ним, проснуться с ним, вздыхать под ним, обнимать его, быть с ним. Так вот в чем дело, оказывается. только лишь в этом. И никакое время, и никакие деньги тут не при чем. Естественно, ни о каком браке не могло быть и речи. Мы с мужем просто созданы друг для друга. Но роман - о, роман, - должен был возобновиться. Вспыхнуть с минуты на минуту. Предчувствие этого было тем более удивительно, что мы много месяцев назад расстались. Не как обычно.

Расстались окончательно и бесповоротно.

Характера не сойтись вновь хватило нам обоим, и после первых - особенно трудных, - нескольких недель, я поняла, что чувствуют завязавшие курильщики. Сейчас, лежа на кровати спустя почти год после разрыва, я вдруг поняла, что совсем забыла, как выглядит его лицо. И как он пахнет. Значит, подумала я, все это - роман, который вот-вот вспыхнет, - не больше, чем наваждение, фантазии. Морок. С одной стороны. С другой - я совершенно честно ответила на вопрос, почему не завожу ребенка. Ответила себе, конечно. Скажи я нечто подобное мужу, развод состоялся бы через несколько дней. Итак, я абсолютно честна с собой. Я в ожидании романа с человеком, роман с которым окончательно порвала почти год назад. Я подумала, что все это довольно странно. И, потянувшись, поглядела на себя в зеркало. Выгляжу я отлично, даже когда начинаю полнеть, а случается такое не часто. Тем не менее, я паникую, и бегу в зал - сбрасывать лишние килограммы, которые, как уверял меня он, лишь красят.

Моя ладная, моя широкая женщина, - говорил он, поглаживая меня по спине.

Я, конечно, думаю, что тут все очень просто: жена у него была худенькая, и его просто тянуло к крупным женщинам. Объяснение очевидное. Правда, непонятно в таком случае, почему его тянуло ко мне, когда я возвращалась в норму, и становилась такой же худенькой, как его жена. Нравилась я ему и такой. И вообще, как он уверял, я нравилась ему любой. Значит, и такой, как сейчас, я бы ему тоже понравилась, подумала я, и потянулась. Глянула в зеркало.

После чего вдруг поняла, что ничего не кончилось.

А, скорее, только начинается. Выяснить, так ли это, я не могла. Единственный способ - взять телефон, выйти из дома и позвонить ему. Но я не была уверена, что номер у него тот же. Да и если бы я поступила так, то, получается, сама бы все вызвала. А это нечестно. Нарушается чистота эксперимента, что ли.

Можно стоять возле вулкана, говоря, что вы понятия не имеете, извергнется ли он. Можно бежать от вулкана, крича, что лава вот-вот польет и все вокруг будет сожжено. Можно стоять на вулкане, уверяя всех, что извержение кончилось, и теперь это просто холодная гора. Можно все. Нечестно только закладывать в трещины в вулкане динамит, поджигать, а потом говорить, что вы предвидели извержение. Ведь в таком случае это уже не извержение. Так я подумала, хотя минутой раньше взяла телефон, и начала - как бы случайно, - набирать сообщение нейтрального характера (в конце концов, что мне мешает спросить, как у него дела - ПРОСТО ТАК?). Получается, я подыгрывала, а это ведь нехорошо. Даже несмотря на то, что подыгрывала-то я нам...

Так что я отложила телефон, - как искрящийся шнур, - и легла ничком на кровать.

Тем более, что у меня и правда заболела голова.

Он:

Здравствуйте, вас беспокоят из банка насчет кредита.

Точка-тире. Тире-точка. несколько точек и тире, расположенных, вроде бы, хаотично. А на деле - целое послание.

Здравствуйте, вас беспокоят из ЖЭК-а. Точка. Завтра не будет воды. Тире. С пяти до шести. Тире-точка-тире. А теперь бери ленту и расшифровывай.

Шифр влюбленных. Настоящий шифр настоящих влюбленных. Сборник ОСОБЕННЫХ фраз. После прочтения сжечь. Или съесть. Как вам угодно, ха-ха. Присыпать горячим перчиком ваших - вернее наших, но если вы позаимствуете эту удачную находку, то и ваших, - желаний. М-м-м, непростых желаний. Смазать соком любви, что бы вы не понимали под этим словосочетанием. И съесть. если, конечно, не поступите проще, и не сожжете. Я так и сделал. Правда, значительно позже. Когда все кончилось. Но тогда оно еще и не начиналось толком.

Добрый день. Вас беспокоят из жилищного управления, или, как теперь принято говорить, кондоминиума.

Да-да. Мы в курсе, что двери в подъезде пора починить, и не мешало бы покрасить стены чердака. Да-да, мы совершенно с вами согласны. Не могли бы вы сообщить нам, когда кто-то из квартиры будет дома. Придет наш сотрудник, проверить показания счетчика газа. Не сегодня? О, очень жаль. Всего доброго и хорошего дня.

Фразы длинные и фразы короткие. Различные интонации. Желательно, чтобы голос не всегда был одинаковым. Приходиться пользоваться платком. Просить об одолжениях коллег было бы чересчур опасным. Итак. Доброе утро.

Вас беспокоят из банка насчет кредита.

Ударная фраза. Нынче все семьи берут что-то в кредит. Холодильник, телевизор, отдых на море, учеба в привилегированной школе старшенького, и курсы верховой езды для младшенькой, мебель, новое платье к свадьбе племянницы, и еще... Все семьи нынче живут в кредит. Поэтому то, что вас побеспокоят из банка насчет кредита, в рейтинге любовников занимает место номер один. Дорогая, кто это нам звонил. А, тот клерк из банка насчет кредита. И что это они повадились звонить так часто? Ну, ты же знаешь, как это у них принято: отчетность, ежеквартальные бумажки, и все такое. По крайней мере, так они мне говорят, когда я прошу их не звонить нам слишком часто. Ну, они или он, я, честно говоря, не запоминаю тех, кто звонит, они все время разные. Кстати, ты сегодня допоздна? О, ка жаль. Звонок. Сними трубку. Или... Я сама, ты брейся.

Доброе утро, вас беспокоят из телевизионной компании.

Телевизионной? Сегодня вечером? Семнадцать каналов? Дорогой, сегодня вечером семнадцать каналов будут временно отключены, и трансляция возобновится завтра. да, вот и я так думаю. Послушайте, не могли бы вы не беспокоить нас по таким пустякам? мы вам этот телевизор, то есть, каналы эти, не смотрим. Так всегда. Когда появляется чересчур большой выбор, смотреть нечего. Да сколько вам угодно. Только не забудьте вычеркнуть оплату за этот день из счета, который вы приносите нам регулярно. Не то, что транслируете эти ваши каналы. Да, всего доброго, и вам хорошего дня. Значит, поздно?

Целую, милый. Хорошего дня.

Добрый день. Вас беспокоят из налогового управления. Вы не могли бы явиться сегодня в четырнадцать часов ноль ноль минут по адресу, указанному в вашей налоговой декларации для того, чтобы заполнить необходимые бумаги?

Здравствуйте. Нельзя ли поговорить с... О, это вы и есть. Очень приятно. Вас беспокоят из нового центра верховой езды, мы обзваниваем жителей близлежащих домов, чтобы пригласить их на пробное занятие. Нет, первое - бесплатное. Завтра, с одиннадцати тридцати до...

Добрый вечер. Снова из жилищного управления, то есть, ну да, да, из того самого места, которое без поллитра - прошу вас, не нужно о наших водопроводчиках, - не выговоришь. Мы бы просили вас побыть завтра дома до десяти часов, так как... Да, нам очень жаль, что учетчик газа так и не смог прийти сегодня вечером. И именно поэтому мы просим вас задержаться завтра на полчаса, с тем, чтобы... Да-да. Нет-нет. Ни в коем случае.

Я составил словарик русско-любовного языка.

"Здравствуйте, вас беспокоят насчет кредита из банка"/ Привет, я звоню тебе с намерениями выяснить, каковы наши планы на ближайшие несколько дней".

"Доброе утро, вас беспокоят из налогового управления. Вы не могли бы явиться сегодня в четырнадцать часов ноль ноль минут по адресу, указанному в вашей налоговой декларации для того, чтобы заполнить необходимые бумаги/Привет, сегодня с двух часов я свободен и ты можешь отпроситься с работы под предлогом посещения налогового управления, и проваляться со мной в постели до вечера, до шести часов вечера, когда мне нужно будет идти забирать старшего сына из школы, а тебе - возвращаться домой готовить ужин припозднившемуся мужу".

"Вас беспокоят из жилищного управления, завтра у вас не будет воды/Все срывается, потому что у меня заболела жена".

"Алло, это телекомпания, мы бы хотели сообщить вам, что из пятнадцати ваших каналов транслироваться будут всего одиннадцать/Привет, завтра с одиннадцати до пятнадцати я свободен".

"Алло, кто это? Простите, не туда попал/Я просто соскучился".

Шифр влюбленных.

Вариаций . сотни тысяч. Правил нет. Ориентируешься на местности, в соответствии с требованиями момента. Говори, что думаешь, шифруй время цифрами, изменяй голос, бубни, кричи, сипи, хрипи. Будь всегда разным. Умей принять отказ, не расспрашивая: каждая секунда промедления стоит нескольких минут подозрительности. Шифр похоти, шифр сердцебиения, шифр отчаяния. Фразы похоти:

"Здравствуйте, мои трубы совсем потекли/...

"Здравствуйте, мои трубы пора прочистить/...

"Здравствуйте, вы не могли бы установить кое-что по мелочи, и кое-что кое-куда вставить?/...

"Здравствуйте, здравствуйте, здравствуйте/...

Запретные фразы, их немного, но они есть. Например, я люблю тебя. Потому что семьи отдельно, а любовь отдельно, и страсти отдельно. Вместе мы и двух недель не продержимся. Нельзя всю жизнь лежать в заброшенной комнатушке, и слизывать друг с друга варенье. Такое только в кино "Ночной портье" было возможно, да и то, длилось оно полтора часа, а не всю жизнь. Так что про любовь вычеркиваем. Про детей вычеркиваем: у кого их нет, тому неинтересно, у кого есть, стараются об этом не думать. Про мужей вычеркиваем. Про жен вычеркиваем. Что остается?

Здравствуйте, вас беспокоят из банка насчет закладной.

Закладной? У нас нет никакой закладной. У нас есть кредит. Тьфу, черт, то есть, простите пожалуйста! Много клиентов и совсем путаюсь. Да, конечно, беспокоят из банка, насчет кредита. вы не могли бы подойти завтра, чтобы мы рассмотрели кредитную историю. ну, это значит, что мы готовы выдать вам еще один кредит, на этот раз, безо всяких документов. нет, документы нужны только для первого раза. Если первая кредитная история в порядке, второй кредит получить легче.

Кстати, милый, нам ничего больше не нужно в кредит?

Естественно, слова должны подкрепляться делом. Первый кредит был просто счастливым случаем. дальше надо было пойманное счастье обуздать, приручить, и подковать. Поэтому она покупает в кредит.

Она покупает соковыжималку в десятимесячный кредит.

Она покупает домашний комбайн в шестимесячный кредит.

Она покупает плеер с наушниками в трехмесячный кредит, потому что из-за его минимальной цены кредит больше чем в три месяца просто издевательство, говорят нам продавцы в магазине аудиотехники.

Она покупает в кредит посуду.

Она берет все это в кредит по очереди, никогда не покупает две вещи сразу. Кредит надо растягивать. А то вам не позвонят из банка. Она покупает.

Она покупает в кредит все, кроме хлеба и презервативов.

Презервативы она вообще не покупает. Их покупаю я.

А она, подумав, покупает в кредит машину и вечернее платье. .

Муж говорит, что она стала настоящей шопоголичкой. И это его радует. Мол, настоящая женщина. Больше всего на свете ему хочется, чтобы она была счастлива. И, кажется, она счастлива. Он здесь тоже при чем, поэтому я не испытываю к нему никаких отрицательных чувств. Более того, он мне даже нравится. Ну, заочно. Тем не менее, у нас нет планов посвящать его в некоторых особенности времяпровождения его супруги. А вот, кстати, и он. Неожиданно, но несколько лет адюльтера учат вас действовать на автопилоте. Нет, бросать трубку просто безумие. С таким же успехом можно послать ему открытку, на которой ярким фломастером написать "Она неверна тебе". Никаких бросков. Никакого отката.

Добрый вечер... не могли бы вы позвать ... Елену.

Нет? Простите. Пятьдесят три - сорок два - двадцать один? А, двадцать два! О, простите! Простите, пожалуйста. Извините. Всего доброго. Да ничего. Елену какую-то. Опять не туда попали.

Точка-тире. Тире-точка. Точка-точка-тире.

Я люблю тебя.

Нет тире, нет точки. Фраза запретная. В сборнике не замечена. Вернитесь к списку.

Точка.

Она:

Значит так. Две картошки, один чизбургер, большую "Колу", и чай. Картошку лучше брать по четвергам. В этот день меняют масло - с раннего утра - и весь четверг картошка жарится в свежем масле. А, и еще пирожок с повидлом. Это такой маркетинговый ход. В каждой стране в меню "МакДональдса" есть что-то из местной кухни. В Молдавии это пирожок с повидлом. Когда я была беременна, муж называл меня пирожок с начинкой. Мне это смешным не казалось. И сейчас не кажется: особенно с учетом того, что я тогда так и не родила. Нет, просто не получилось. Кстати, у кассы лучше уточнять. Ну, в смысле - какую именно картошку вы берете. Потому что если вы не скажете какую, вам непременно выбьют чек на большую. Такова политика заведения, хоть заведением наш "Мак" назвать очень трудно. Как, впрочем, и многих посетителей - клиентами.

Да, все мы читали "Бойцовский клуб".

Персонал и правда лучше не обижать. И мы действительно можем многое.

Плюнуть в чай. Вытереть булочкой руки: некоторые говорят, что из-за масла, которым она пропитана, кожа становится мягче. Помочиться в напиток. Можем, но не делаем. Просто потому, что в "Маке" все на виду, и вы видите весь процесс изготовления пищи. Если, конечно, разогрев картошки и булок это приготовление. Ну, да. Вы сейчас решите, что я просто лояльный сотрудник "Макдональдса", который рассказывает вам сказки про рабочие места, качество обслуживания и питания, и прочая прочая.

Но, во-первых, я уже не сотрудник "Макдональдса".

А, во-вторых, я женщина. И это значит, что я смотрю на многие вещи реалистично. Не бывает хорошего. Есть плохое и худшее. Поверьте, "Мак" - это из категории просто плохого. Здесь, по крайней мере, вам не харкнут в еду. Еще здесь убирают, на стенах висят цветные фотографии и плазменные мониторы, и играет музыка. Зимой тепло. Для точки общественного питания в Молдавии этого уже немало, согласны? Конечно, никакого карьерного роста работа в местном "Макдональдсе" не предполагает. Но никакая работа в Молдавии ничего такого не предполагает. Так какая разница, где проводить время? Здесь, по крайней мере, чисто и... Впрочем, я уже говорила. Короче: хотите что-то перекусить, или заработать немного денег, не растрачиваясь на пустяки типа карьерных битв и подсиживания (все равно это ничем не кончится), приходите к нам, в "Макдональдс". Вернее, к ним, в "Макдональдс". Ведь я там уже не работаю, хотя в целом мне было там неплохо.

У "Макдональдса" в моих глазах всего два недостатка.

Первый это, конечно, форма. Когда я пришла в "Мак" устраиваться, то одела свой лучший костюм, накрасилась самой достойной помадой, и нацепила самую деловую сумочку. Сейчас я смеюсь, вспоминая это. А тогда... Ну, вы должны понять. Начало 90-хх годов, в пост-СССР все еще верят в Фермерство, Капитал, Предпринимательство и будущее. По телевизору показывают передачи, где "брокеры" учат "заниматься акциями", а розовощекие американцы - растить кур редкой породы прямо на балконе. "Макдональдс" был просто отправным пунктом в Мечту, а его золотистая арка в виде буквы "М" - воротами в рай.

По крайней мере для тех, кто приходил устраиваться туда на работу.

Среди них была и я. Симпатичная - я и сейчас ого-го - девушка двадцати пяти лет, выпускница экономического вуза. Ну, все как на шутовских листовках "Мака", которые сейчас монтируют в интернете умельцы из офисного планктона. "Вера, 27 лет, два высших образования, замужем, ребенок, целеустремленная, три иностранных языка. Уборщица. Приходи в "Макдональдс", стань командой!". В общем, все примерно так, только три иностранных языка меняем на четыре, ребенка вычеркиваем, и Веру меняем на... На.. В общем, какая разница, как меня зовут. Надеюсь, и он не проговорится. Я все-таки до сих пор еще замужем. Мой брак . безбрежный океан, как поется в одной песне. И конца и края этому океану не видно, скажу по секрету. Даже не знаю, радоваться этому или печалиться. Хотя работа в "Маке" научила меня не печалиться. По крайней мере, внешне. На душе у вас может быть что угодно, хоть трагедия мирового масштаба и скорбь всей вселенной, сказал мне наниматель, а вам нужно улыбаться миру задумчиво, как Мадонна. Вы имеете в виду, Мона Лиза, воскликнула я. Вернее, едва не воскликнула, потому что что-то в его улыбке подсказало мне этого не делать. Но я подумала - Мона Лиза. Но он сказал - Мадонна. Прямо так и сказал.

На душе у вас может быть что угодно, хоть трагедия мирового масштаба и скорбь всей вселенной, - сказал он. - А вы все равно улыбайтесь. Ну, как Мадонна.

При этом он покачивал ногой, отодвинув стул чуть подальше от стола. Чтобы я видела. Ну и ну, подумала я. Но тогда место в "Макдональдсе" было действительно чем-то стоящим. Поэтому я засунула свои "ну и ну" туда, где прозябают мировая скорбь и трагедии вселенной - отныне и присно во веки веков - и улыбнулась ему, демонстрируя полное внимание. И понимание.

С тех пор слегка сочувственная улыбка не сходит с моего лица.

Так надо, клиентам это нравится. Даже тем из них, кого можно разве что посетителями назвать. Но о посетителях позже. Доскажу сейчас об одежде. Не могу сказать, что она была шоком - я же все-таки дочь военного, и прекрасно знаю, что униформа выглядит стильно лишь в специфических кинофильмах, - но... В общем, она была шоком. Безразмерные штаны серого цвета, желтые блузы и картонные бейсболки. Хуже всего, конечно, были штаны. Они постоянно падали - цепляй не цепляй на ремень - и не подходили совершенно никому. После работы мы - Первый Коллектив "Макдональдса" Кишинева, начавший таять и меняться на следующий день после своего создания, - даже провели конкурс-испытание. Штаны от "Мака" не подошли по размеру ни одному сотруднику, а среди нас были самые разные физические типы. Если штаны были вам впору в бедрах, то - чересчур длины. Если с длиной все было в порядке, они болтались на талии. И так далее и тому подобное. Мы даже осмелели и вызвали в зал менеджера по персоналу. Тот подошел, и, глядя задумчиво и чуть вбок, снял свои джинсы прямо при нас (еще одно "ну и ну", засунутое сами знаете куда), и, попрыгав на одной ноге, примерил серые штаны сотрудника в зале. Конечно, ему они тоже не пришлись в пору. И он снял их, и, попрыгав снова, надел свои джинсы.

Тогда-то я и увидела, что ноги у него - ровные, крепкие и красивые. Такие у мужика редкость. Так о чем я?

А, минусы "Макдональдса". Первый, как мы уже определились, это одежда для сотрудников. Чтобы уж совсем покончить с этим вопросом, сразу скажу, как мы решили эту проблему. Подтяжки и ремень. Сразу. Одни не дают штанам упасть, другой - туго стягивает на талии. А внизу просто подворачиваешь, вот и все. Второй минус - измены.

Сама-то я вышла замуж по любви.

Не по такой чтоб уж - искры из глаз, вещи из дома и босиком за парнем по росистой траве. Нет. Но и браком по расчету это назвать было трудно. Мы с мужем были знакомы еще с института. Он симпатичный, мягкий по характеру человек. Иногда, конечно, жесткий, но в разумных пределах и в тех ситуациях, когда немножко жесткости - ну совсем чуть-чуть - никому не помешает. Ну, замужние меня поймут... Мы сошлись в год выпуска, я его любила - да и люблю. До него у меня были парни, но очень бурных романов - нет. Не припомню, честно. И с ним бурного романа не было. Мы просто влюбились друг в друга, и стали спать вместе, а потом жить вместе. Так вот, несмотря на то, что никакого особого огня между нами не было . да и нет его вообще в природе, я полагаю - я все равно уважаю брак и любовь.

В отличие от посетителей "Макдональдса" с 8.00 до 9.00.

Поначалу мне и в голову не приходило, что здесь что-то не так. Пока девочки с картошки, хихикая, не рассказали мне, что в 8.10 в зал приходят двое с обручальными кольцами, берут всегда два чая и кекс - для нее - и отправляются в аппендикс. Узкий зал, перпендикулярный холлу, где касса. Там и в часы "пик" не очень людно, потому что узко, да еще и столики, и поэтому не повернешься. И эти двое садятся там, и целуются до 8.35. Ровно до тех пор, пока в зал не заходят еще двое. Еще двое - совсем бесстыжие - садятся прямо напротив кассы и любезничают. При этом он держит ее за руку и все время поглаживает. А еще...

Тут я непонятно почему разозлилась и прервала девочек.

Попросила их быть чуть внимательнее. И обращать на картошку, по меньшей мере, столько же внимания, сколько и предполагаем адюльтерам в главном зале. Они не обиделись. Потому что к тому времени я была уже, если говорить по простому, десятником. Возглавляла половину смены. Уж ту, что у кассы, точно. И менеджер по найму персонала подходил ко мне раза два с комплиментами. Нет-нет, в смысле . хвалил за работу. Ее, кстати, было много, и я даже забывала иногда о том, что у него ровные и красивые ноги, что для мужчины сейчас совсем не... О чем это я. Ах, да.

С тех пор я смотрела в зал чуть по-другому. И на посетителей. Мне было не очень приятно видеть людей, которые вели себя как влюбленные подростки, будучи обременены семьями. Хотя я даже в подростковом возрасте себя так не вела. Несмотря на то, что, конечно, влюблялась. Или нет? Честно говоря, не вспомнить. Ну, наверняка да. Все же влюбляются в подростковом возрасте, разве нет? Но одно дело это, а другое - пойти на поводу похоти, связав себя с другим человеком узами брака. Глядя на парочки, пришедшие с утра погреться, я видела в их глазах паническое "меня загнали в угол" и "неужели это все?!". Никакого сочувствия у меня это не вызывало.

Я думаю измены - просто из-за неумения людей трахаться.

Научились бы все трахаться, как следует, удовлетворять себя и партнера, как надо, никаких измен бы и не было. У меня в семейной жизни с сексом все было "окей". Честно. Мы трахались часто, я получала удовлетворение, мне было приятно, когда мой муж был там и двигался там, во мне, я старалась сделать ему получше, и он старался сделать то же самое для меня. Ну, да, иногда уставали, иногда ложились спать, не занявшись сексом, но это же нормально, разве нет? Компенсировали утром. Если не хватало времени, пропускали день-два. А в целом... В целом, с сексом в моей семье все было окей.

Так что я до сих пор не понимаю, как все это случилось со мной.

Он:

С сексом все было супер, уверяю вас.

Ну, или как она говорит "окей". Это американизм, или как его? Я не очень силен в филологии или лингвистике. Ну, или как называется эта, как ее, наука о языке? И да, я знаю, что слишком много "нукаю". Когда я учился в школе, то частенько слышал "не нукай, не запряг". Ха-ха. Почему-то все самые не смешные и неинтересные шутки произносятся в школе. А еще говорят, у детей есть чувство юмора. Да, несмотря на то, что я совершенно не разбираюсь во всех этих терминах - американизмы, обсценная лексика, - я мечтал писать книги. Вернее, пытался мечтать.

До сих пор первую не закончил. Ну, или точнее, не написал. Если честно, даже и не начал.

И дело тут вовсе не в том, что у меня нет природной склонности или дара какого. Времени просто не хватает. Раньше все уходило на работу. Потом - когда я встретил ее - на нее. Сейчас на мысли о ней, и мысли о том, что не нужно думать о ней.

В "Мак" я как раз пришел за опытом и впечатлениями.

Типично американский путь писателя. Трущобы, рудники, все дела. Потом немного обучения на курсах мастерства, задание на лето, и бац. Бестселлер. Вот это по мне. И первая часть плана прошла успешно. В "Мак" меня, несмотря на техническое образование, к финансам, менеджменту отношения не имеющее, взяли сразу. На довольно высокую должность. Менеджер по работе с кадрами. Причем я - для нашего заведения случай уникальный - миновал стадию раздатчика картошки, бутербродов и ледяной "Колы", от которой пища в желудке переваривается на десять часов больше, чем положено. Положено положенной в рот пище, ха-ха. А случилось так потому, что это был самый первый набор в "Мак". И управляющие им тоже были нужны сразу. Вот я и попал на это теплое местечко, полный самых, что ни на есть, смелых планов и замыслов. Заработать денег, сделать карьеру, набраться впечатлений, достаточных для какой-нибудь сенсационной полу-документальной полу-художественной книги... Ну, вы понимаете.

Коровы, утопающие в собственных экскрементах, плевки сотрудников в пакеты с едой, мизерные зарплаты, жестокая эксплуатация, обваренные кипящим маслом руки, слезы, кровь и...

И ничего подобного. Потому что "Мак" оказался обычной кишиневской едальней средней руки, в меру чистой, в меру невкусной, в меру... Всего в меру. пожалуй, даже чуть лучше чем средней руки: по крайней мере, здесь не курили. А для меня это было важно, потому что я как раз бросил это дело. В остальном все было ровно. В котлетах . невкусных, но где вы в Кишиневе хотя бы видели вкусную котлету? - не попадались крысиные хвосты, а на упаковках еды честно писалось содержание калорий. Сотрудников эксплуатировали, но как везде. Ничего особенного. Никого живьем не жрали, и не выкидывали через месяц работы. А если ты уходил сам, это были твои проблемы. И разве это не так? К персоналу относились не хуже и не лучше чем в любой другой молдавской компании. Даже с Новым Годом и Днем Независимости поздравляли.

И с сексом, уверяю вас, все было не просто "окей", а супер.

Нет, не в "Маке", хотя, наверное, и там был какой-то секс. Ну, знаете, как бывает, знакомятся парень с девушкой на работе, у них случается роман... Но я не о том. Я о своем сексе. Семейном. Женат я был к тому времени уже два года. Мы ждали первого ребенка, как оказалось позже. мальчика. И с сексом у нас с женой все было супер. Каков, вообще, должен был быть в моих глазах тогда вечерни распорядок нормального человека?

Прийти домой, поужинать, поиграть с ребенком, если есть, заняться с женой сексом, искупаться, помолиться, лечь спать.

Все было в порядке со всеми пунктами программы, - кроме ребенка , которого мы ждали, - а уж с сексом так больше чем в порядке. Мы делали это каждый день, несмотря на глупые рекомендации в книгах для молодых семейных пар ограничиваться тремя-четырьмя разами в неделю. Типа, чтобы не пресытиться. Глупость какая. Любой скажет вам, что с сексом - чем реже делаешь, тем реже хочется. Брак это как автомат Калашникова, а регулярный секс - как собрать-разобрать этот автомат и почистить все его детали. Уж это-то я знал наверняка, поэтому каждый вечер из нашей квартиры на улицу - хорошо, жили у дороги, и там было постоянно шумно от машин - доносились протяжные стоны. В общем, с сексом все было в полном порядке.

Так что на сотрудниц я обращал внимания не больше, чем положено обращать на персонал менеджеру по персоналу.

На нее я внимание обратил еще не собеседовании. Она сидела, заложив ногу на ногу, что считалось плохим тоном. В дешевых книжках Карнеги, по которым ориентировались в нашем бизнесе в то время - а чего вы хотите, Кишинев, 1993-й, - было написано, что скрещенные руки или ноги это знак нежелания раскрываться. Ну и почему кто-то должен хотеть раскрываться на рабочем собеседовании, подумал я, машинально оценив стройность и красоту ее ног. С этим был полный порядок. Размер груди оценить я тогда не сумел, мешал пиджак. Позже выяснилось, что третий с половиной. Тогда я подумал что второй с половиной, потому что сумел разговорить ее так, что она стала жестикулировать. Ошибся. Эти пиджаки всегда так стягивают. Волосы у нее были рыжие, мне показалось, что это ее цвет, но, конечно, ее натуральные волосы были чуть другие. Русые. Тоже очень красивые. Она была подстрижена достаточно коротко, и, когда повернулась в профиль, я обратил внимание на ее шею.

Не подумайте, пожалуйста, что я сидел и пялился на человека, пришедшего беседовать о работе. Мы отмечаем это - внешность и ее особенности - машинально. Открою вам небольшую тайну. Внешность важна. Наверное, как ничто. При устройстве на любую работу. И не нужно возмущаться.

Для вас-то самих в человеке что важнее всего?

Не нужно обманывать. Я же все-таки менеджер по подбору персонала, и вижу, когда человек неискренен.

В общем, выглядела она официально и привлекательно. И даже стильно. Ну, если не считать странного вида портфеля, который она держала перед собой в руках, а потом поставила сбоку стула (еще один минус по Карнеги). Я подумал, что у нее привлекательное лицо. Что она не дура. Я подумал, что она мне подходит. То есть, что это я. Я подумал, что она подходит "Макдональдсу". Оставалось последнее испытание. Я подумал об этом и улыбнулся ей. Она улыбнулась мне в ответ, и я увидел, что улыбка у нее тоже привлекательная.

Тогда я сказал про Мадонну.

Я, конечно, прекрасно знаю, что улыбалась Мона Лиза. Ну, та самая, которую нарисовал этот итальянец, Да Винчи. Которая то ли жена купца старинного, то ли юноша, то ли автопортрет художника, замаскированный им в женщину. Мона Лиза. Но я всегда говорю Мадонна. Почему? Все очень просто. Вычисляю спорщиков. Вернее, любителей спорить не по делу или из-за какого-то пустяка.

Ну что, в самом деле, вам с того, Мадонна улыбалась или Мона Лиза, и помнит ли об этом менеджер по работе с персоналом, который вас принимает. Если человек перебивает меня и говорит: "Вы, наверное, хотели сказать Мона Лиза", и говорит это робко, то я говорю "да-да, вы правы". И спорщик удовлетворен. Но работы он (она) уже не получит. Если человек на собеседовании говорит мне - "Мона Лиза. Улыбка Моны Лизы", и говорит это уверенно, я начинаю спорить. Говорю, что, соискатель, наверное, ошибся, и что у меня дома есть книга с рисунками и вообще-то пос... Но такие возражают очень уверенно. "Говорю же вам, Мона Лиза". Отлично. Такие тем более работы не получат никогда. Работу получают те, кто ничего не говорят. И фраза "Улыбаться как Мадонна" проходит мимо их ушей. По какой именно причине: не знают (ну и что) или не хотят спорить (отлично) меня интересует мало. Хотя, конечно, все варианты не идеальны: понятно, что спорщики в сфере быстрого питания не нужны, но подходящие для этой сферы глупцы или конформисты - вызов моему чувству прекрасного....

Она была первой из семи тысяч пятисот тридцати двух соискателей, кто сумел с честью выдержать это испытание.

Я сказал, что в нашем бизнесе нужно все время улыбаться, как Мадонна. Она подалась вперед - чуть-чуть, самую малость, но я заметил - чтобы возразить. Но ничего не возразила. Дала понять, но не стала спорить. Сцилла и Харибда у моего стола были преодолены впервые. Так изящно и неожиданно для меня . знал бы я сам, как их надо преодолевать - что я даже растерялся на секунду. И брякнул:

Надеюсь, вы понимаете, что в нашей компании нет места отношениям, выходящим за рамки... За рамки...

Тут я совсем запутался и замолчал. Она мне не помогла, хотя я на это и рассчитывал. Просто смотрела на меня выжидательно.

Ну, за рамки, - сказал я. - Хм.

Она подняла брови чуть повыше, и согласно кивнула. Я заполнил несколько бланков, кажется, два раза один и тот же, и попросил ее занести их в соседний отдел. Это значило, что она принята сразу - поручения дают сотрудникам. Она это поняла, и, кивнув мне, вышла из кабинета. Я подумал, что не заметил, какого цвета ее глаза. Зато заметил, что она улыбается как Мадонна.

Ну, то есть как Мона Лиза.

Когда я пытался объяснить кому-то, чем занимаюсь в сфере общественного питания, то первое, что приходило мне в голову, это Ной. Да-да. Старый пьяница, который набирал полный корабль живности, чтобы спасти ее от гнева Бога по приказу Бога же. Случай, удивительно напоминающий мне армию.

Это как? - спросила она.

И я, откинув с плеча одеяло - отчего мы стали выглядеть как пара в постели из голливудского фильма пятидесятых; все еще достаточно целомудренно, но уже достаточно чувственно, рассказал ей старый армейский анекдот. Ну, когда офицер, стоя рядом с грузовой машиной, дает распоряжения солдату, сидящему за рулем, куда и как ехать. Правее, левее, вперед, газу, тормози, ну и так далее. А потом, когда машина безнадежно застревает, офицер говорит: "Посмотри, что ты наделал, кретин".

Это как? - спросила она.

Я не удивился, потому что в армии она не служила. А я - да. В общем, объяснил я ей, Бог в случае с нами, людьми, это такой офицер. Сначала довел ситуацию в тупик, а потом сказал, что все вокруг кретины. И легче их всех утопить, и родить новых, чем отмыть старых. Теперь понятнее?

А, - сказала она.

И вправду, этот анекдот - ну, про старых и новых детей, - ей было понять легче. Я повернулся, и мы полежали на боку, глядя друг другу в глаза. Потом она поцеловала меня, и мы закопошились под тяжелым теплым одеялом, которое я нашел в гараже и привез в ту квартиру, где мы встречались. Она вцепилась в меня, как детеныш коала в мать, - изо всех сил, руками и ногами, - и мы покатились куда-то в жаркую темноту. Я успел подумать только об одном.

Для подружки Ноя она необычайно молода и красива.

Но это все случилось значительно позже того дня, когда я стоял, -с шваброй в руках, - в углу нашего ресторана, и думал о том, что моя работенка очень смахивала на Ноеву. Сначала я тоже набрал полный корабль живности, нечестивой и честной, шелудивой и здоровой, прекрасной и отвратительной. А потом, как и Ной, занялся выбраковкой неудачных экземпляров. Наконец, как и патриарх, я был вынужден постоянно затыкать дыры. Темпы работы были высочайшими, как писали в нашей корпоративной стенгазете, зарплаты у рядового персонала - не очень высокие (об этом в "Передовике "Мака" ни слова) поэтому уходили многие. Правда, и приходили многие же. Поэтому я себе напоминал человека в дырявой лодке в пяти милях от берега, который вычерпывает воду ведром, а поступает ее на десять ведер. В штате всегда не хватало одного-двух человек. Летом эту дыру удавалось затыкать студентами, желающими подработать, но в другие времена годы мы текли.

И я думал об этом, стоя со шваброй в руках, и глядя на мельтешащие, с толпой клиентов, снежинки за стеклянной дверью "Мака".

Близилось Рождество.

Швабру я держал в полном соответствии с политикой заведения (привет, голос "Мака"), где даже самые высокопоставленные сотрудники время от времени спускаются в народ, чтобы понять, как оно там, в полях. Ну, или если по-простому, показать планктону, что мы тоже люди. И если мы время от времени держим в руках швабру, то и у вас, дурачкам, есть шанс взять в руки портфель начальника. Снег пошел еще гуще, и я повернул голову к прилавку.

Там, между лотком с картошкой и кассами сновала она.

Рождественская фея с каштановыми волосами, в мешковатых брюках - я помню, как они пришли ко мне целой делегацией из-за этих брюк, пришлось даже раздеться и померить, - сновала туда-сюда. Я бы сказал, как ткацкий челнок, да я челнока ни разу в жизни не видел. Поэтому просто сновала. И, вот удивительно, все время оставалась ко мне в профиль. Мило улыбалась клиентам, тормошила ребят в зале готовки... Я пробился через очередь - к Новому Году у нас почему-то постоянно большое число клиентов, в чем я склонен был винить американские рождественские комедии для всей семьи, - и встал рядом с ней. Это в порядке вещей, называется независимый внезапный контроль. Она улыбнулась, и продолжила работать. Она выглядела так... царственно, что мне на минуту показалось, будто картонная бейсболка у нее на голове это корона принцессы. Из - да-да - американской семейной рождественской комедии. Я спросил, как дела.

Все в порядке, подменяю четвертую кассу, кажется, чувствует себя плохо, и... Пять салатов, один пирожок с повидлом, и? И? Спасибо.

Удивительно много народа к Рождеству.

К Рождеству? Неудивительно. Большая "Кола"? Быть может, возьмете сок? Без льда? Конечно. Я говорю, неудивительно, на Рождество ведь хочется сказки, даже та...

... в зале свежая партия булок.

Я приму. Да нет, работайте.

.... о чем я?

А?

О чем мы?

Она стояла напротив меня, и глядела в глаза. Оказалось, что мы примерно одного роста, может быть, она на пару сантиметров ниже. Не больше. А на каблуках, подумал я, она, наверное, будет даже чуть выше меня. Интересно, как бы мы выглядели вместе? Верхняя пуговица ее клетчатой рубашки была расстегнута. Но открытый участок груди был прикрыт шейным платком: оранжевым, я сам выбирал цвета. Это чтобы настроение в всех было яркое, оранжевое, и все такое. Мне на пару секунд показалось, что в зале никого нет. Как будто вокруг совсем тихо, и мы здесь вдвоем. Это все Рождество, подумал я, и шум снова стал слышен. Вечно хочется чего-нибудь этакого. А все эти семейные американские комедии. Рождественские комедии. Я взял из ее рук поднос, и отправил по стойке кассиру.

Помогает? - спросил я, кивнув на платок.

Да, только после смены в глазах блики, - вежливо ответила она.

Что вы делаете завтра утром? - почему-то спросил я.

Заступаю в смену, - сказала она. - Людей не хватает, придется заменять.

Я почему-то спросил:

- Может быть, кофе?

... утром мы выпили кофе. В семь в зале еще никого не было, так, несколько человек пили кофе, и пиво - да, у нас продавалось пиво, - после ночной вечеринки в клубе по соседству, да по углам сидели несколько парочек Я взял кофе без сахара, она - с молоком. Платил я. Говорили мы об изменах.

Ни за что в жизни не поверю, что вон у того, - она кивнула на мужчину с девушкой, сидевших у у столика около двери, - жена некрасивее этой вот подружки.

С чего вы взяли, что он женат? - спросил я.

У него кольцо на пальце, - сказала она.

С чего вы взяли, что это не его жена? - спросил я, поправив обручальное кольцо.

У нее нет кольца на пальце, - улыбнулась она.

Я слегка близорук, - объяснил я. - Кстати, никогда не снимаю обручального кольца.

На ночь следовало бы, - сказала она. - Иначе пальцы будут отекать.

Я привык, - сказал я. - Почему вы думаете, что у него жена красивее ?

Эти? - спросила она и глянула туда вновь.

Девушка была в белом полушубке, который не сняла, хоть у нас отличное отопление. Она сидела ко мне спиной, и лица я не видел - как и его отражения, которое было слишком далеко, чтобы я его разглядел. Я перевел взгляд на собеседницу и подумал, расстегнута ли верхняя пуговица ее рубашки сегодня. Из-за платка не было видно.

Любая измена это просто из-за жадности и неумения принимать все, как есть, - сказала она.

Это как? - спросил я.

Вполне возможно, что его жена моложе этой девушки на несколько лет, значительно красивее, и аппетитнее. Тем не менее, его смущает сама мысль о том, что больше в жизни не будет никаких других женщин. Он ощущает себя в тупике. А всего-то и нужно, понять, что никакого тупика нет.

В целом я согласен. Ну, до момента тупика. Но о дальнейшем у меня несколько иное мнение на счет измен, - сказал я. - Как давно вы замужем?

Она ответила, что пять лет, и попросила объяснить мое мнение. Ну, я сказал, что нет ничего отвратительнее скоропалительных браков, заключенных супругами, которые почувствовали себя в тупике. Они находят себе партнера на стороне, трахаются (я сказал "милуются") с ним по быстрому, и им кажется, что выход найден. Они разводятся, калеча своих бывших супругов, женятся сами и через несколько лет... ищут партнеров на стороне. В то же время, долгое сожительство и вправду оставляет во рту привкус тупика...

Ужас какой. Что же делать? - смеясь, спросила она.

Для того Господь и создал измены, - дурачась под святошу, ответил я, и быстро добавил, чтобы она ничего такого не подумал, - для тех, конечно, кто готов ими воспользоваться, а мы не принадлежим к этой категории людей.

О, нет! - шутливо воздела она руки к потолку, отчего шейный платок сбился набок и я увидел, что пуговица все-таки расстегнута.

Хвала Ему! - добил я шутку, и, вроде бы, увидел в ее глазах некоторое облегчение.

Тут дверь распахнулась, и в зал вошла первые предвестники тяжелого дня: шайка школьников из соседского лицея. Она, все еще с облегчением в глазах, уже поворачивалась к кухонному залу, и я, поблагодарив ее за компанию, отправился к себе, наверх. Значит, мы не из тех, для кого Господь создал измены, думал я, не из тех. И она со мной согласилась.

Но позже мне почему-то показалось, что в тот момент я услышал в ее голосе легкое разочарование.

Она:

Я, конечно, вовсе ни о чем таком не думала.

Я и правда думала, что я не для измен, а измены не для меня. И причин этого искать в детстве не нужно: мои родители не развелись, отец относился к матери, в общем-то, уважительно. Любой, кто вырос в полной семье, - а уж тем более, тот, кто ее создал и поддерживает изо всех сил, - поймет это мое "в общем-то". Нельзя на сто процентов быть идеальным в браке. Не тот, чтобы это плохо было. Просто не получится. Так вот, мой отец был настолько хорош, насколько мог. И с моей матерью, и со мной, и с моими сестрами, двумя. Тяжело, должно быть, ему приходилось. Хотя он никогда не признавался. Тяжело, или нет, а семья была полной, семья сохранилось, и они с матерью живут вместе до сих пор. Да еще и, - как мне по секрету шепнула сестра, когда мы выбрались в город поболтать и опрокинуть по две-три чашки кофе, - сексом занимаются. до сих пор! Так что, уважаемый психоаналитик, мимо. Ничего такого в моем детстве не было. Комплекса отца - забыла, как он называется, - тоже не было. Относилась я к нему всегда, как и он ко мне - ровно и с уважением.

Это, конечно, вовсе не значит, что мужчин я идеализирую.

Поэтому я прекрасно поняла, что он меня кадрит. Может, сам этого не понимая, но кадрит. Откуда я знаю, почему ему захотелось это сделать: может, приелось в браке, может, случайно и инстинктивно, может... Есть сто причин для того, чтобы мужчина обратил внимание на другую женщину. И все они сводятся к одной, о которой я уже упоминала. Секс, секс, и еще раз секс. А у меня с этим все обстояло в порядке, уверяю вас. И еще один секс с еще одним человеком меня вовсе не привлекал. Ну, то ест, может и привлек бы - теоретически, например, с Бандерасом, он такой душка... Но рисковать всем, включая душевное спокойствие, ради перепихона, в качестве которого не можешь быть уверен - а скорее, уверен, что оно будет невысоким, потому что для хорошего секса действительно нужна притирка, как бы смешно это не звучало ха-ха, - нет, это в мои планы не входило.

А поскольку репутации приставалы у него не было, я и не нервничала.

И хотя он, когда мы пили кофе, разглядывай парочки в конце зала, уверял меня в том, что принадлежит к Немногим Избранным, я в это не поверила. Ни капли. Жесты говорили обратное. При этом, готова спорить, он и сам этого не понимал. Но старательно хлопал своими - длинные, признаю, - ресницами, поворачивался в профиль как можно чаще, и пытался улыбаться как можно приятнее. В общем, показывал себя с самой лучшей стороны. Проблема была только в том, что она меня не заинтересовала. Не потому даже, что он был неинтересным - нет, он старался, и было не скучно. Просто шубка меня отвлекла.

Белая, совсем как моя куртка тогда.

Что? А. Когда мне было лет восемнадцать или девятнадцать - сейчас не упомнишь - я познакомилась с парнем, который учился в соседнем потоке. Для меня всегда было странным это слово. Поток. Ну, ладно. Поток так поток, и я выловила оттуда золотую рыбку. Вернее, она, ну, то есть он, - меня. Выловил и выловил. Я ему понравилась и он пришел купить кофе в тот магазин, где я подрабатывала после занятий: мы все тогда еще верили в эту ерунду. Приработки во время каникул, мечта разбогатеть, основы рынка за прилавком. Тьфу! Нет, не беспокойтесь, это я не в средиземноморский салат, это я образно. То есть, я всего лишь сказала "тьфу", чтобы обозначить свое отношение к этим шаманским заклинаниям времен перестройки. А вовсе не плюнула в ваш салат, как вы могли бы подумать.

Тьфу и тьфу, и берите свой салат. Кстати, с выбором не ошиблись: это единственное блюдо "Мака", в котором нет мяса, а вы сказали, что вы вегетарианец, или я ослышалась? Вот как. Тогда берите еще булку с мясом, то есть, гамбургер. Кстати, знаете, откуда название? Моряки в Гамбурге, выпивая в тавернах, закусывали. Им между двумя кусками хлеба клали кусок мяса. Вот и гамбургер. Забавно. Если бы это делали в Москве, то я бы сейчас выписывала вам чек на "москвичок". Ну, или на "кишиневец".Забавно. Да.

Ну, я угостила его чаем, мы выяснили, что ему восемнадцать лет, и он на год младше меня - значит, мне было девятнадцать, видите, вспомнила, - Закрыла магазин, и он проводил меня домой, а я жила тогда с родителями на самом краю города. За нашим домом начинался Ботанический парк, там было неуютно, он был заброшен, и по ночам в парке выпивали подростки из нашего и соседского дворов. В тот вечер никто не выпивал, и было необычно тихо, может быть, поэтому я и запомнила.

У того парня тоже были длинные ресницы, и на прощание я его поцеловала.

Да, в девятнадцать лет все это происходит удивительно быстро, согласна. Хотя, если бы я положилась на него, не уверена, что мы бы достигли этого в первый же вечер. Парень явно смущался. Но, как выяснилось впоследствии, если мужчина смущается на первых порах вашего знакомства, это вовсе не значит, что он будет смущаться и в дальнейшем. Иными словами, они быстро наглеют. Хотя, конечно, мы сами подталкиваем их к этому. Наверняка парень смущался потому, что я выглядела хорошо - а я уже тогда выглядела хорошо, - а это мужчин всегда смущает. Им кажется, что красивые женщины заносчивы. Как только они убеждаются в обратном, они начинают вытирать об этих женщин ноги, словно в отместку за свою мнительность и нерешительность...

Да, я знаю, что у вас может сложиться мнение обо мне, как о дуре-мужененавистнице, которой раз-два не повезло с мужчинами, и вот она уже читает проповедь на тему "все они исчадия ада". Ничего подобного. Разочарования в мужчинах, как и успехи с ними - это часть жизни. Неотъемлемая. Меня об этом еще отец предупредил, когда заметил, что у меня начала расти грудь, и со свойственным ему спокойствием и неразговорчивостью решил дать пару советов.

Будут мальчики, - сказал он как-то.

Будет всякое, - добавил он на следующий день.

И хорошее, и плохое, - развил он тему еще через день.

И чтобы плохого не случалось с кем-то из них, - сказал он о себе в том числе, - никогда не думай плохо обо всех.

Но и чтобы хорошего не случилось с кем-то из них, - резюмировал он позже, - никогда не думай хорошо обо всех.

Я считаю это очень разумным. Поэтому мне вовсе не кажется, что все мужчины замечательные, коль скоро у меня такой чудесный муж. Или что все они отвратительны, потому что среди моих романов было несколько неудачных. Я спокойна, мудра, и улыбаюсь. Чтобы не случилось, я рассматриваю дело каждого из вас персонально, и выношу приговор, основываясь на деталях дела, и не из-за каких-то там предубеждений или мифов.

В общем, тот парень, он был вполне милым и стеснительным. Но я его поцеловала, прижавшись всем телом, поцеловала рот в рот. Потом улыбнулась и вошла в лифт, а он остался стоять внизу, явно счастливый. У меня было хорошее настроение, у меня никого не было, и почему бы мне нельзя было делать всего этого? На следующий день он старательно избегал меня во время перерывов между лекциями, а после них пришел в мой магазин с букетом и отвез меня домой на такси. Это было очень трогательно, и когда он позвал меня к себе на следующий вечер, я, конечно, согласилась. И его однокомнатную квартиру - вернее, не его, а ту, которую он снимал на пару с каким-то приятелем, - нашла сама. Приятель очень кстати уехал на выходные домой, в чем я не была уверена, а вернее, точно знала, что его просто турнули куда-то на ночь. Но это не имело никакого значения. Я пришла, и на мне была белая курточка. Конечно, не такая замечательная, как эта шуба - ну, на той девушке из "Макдональдса", на которую мы смотрели, когда пили кофе, с менеджером по подбору персонала, - не такая теплая, не такая длинная... Но в то время - вполне себе модная, и ослепительно белая. Мне очень шла. Я повесила ее на крючок в прихожей, мы посидели на диване, погрев руки, - он сбегал в ванную, явно нервничал, - потом стали целоваться, и он опрокинул меня на спину. Раздел, пошарил руками, и взгромоздился. Минуты через три мне стало приятно, и я постаралась забыть, как все это неумело и неловко начиналось. Обхватила его руками, и стала подмахивать.

В это время раздался звонок в дверь.

Сначала один, потом два, потом пять раз. Сначала мы делали вид, что ничего такого нет, и он продолжал двигаться. Потом, когда звонок продолжал трезвонить, и стало понятно, что это не прекратится, пока дверь не откроют, я попросила его слезть и открыть. Думала. пересижу в ванной. Как бы не так. Он явно настроился завершить все до конца, и двигался и двигался, сильно и часто, но это ничего не меняло. Потому что звонок трезвонил все яростнее и чаще, - позже оказалось, что это вернулся приятель, которому нигде не удалось переночевать, и он просто замерз и устал, - и он не мог расслабиться. Ну, и я, конечно, тоже. От этого он становился больше, злее и грубее, и у меня начало болеть там, внизу.

Да открой же ты дверь, - сказала я.

На что он совсем разъярился и так истыкал меня, что я только об одном и мечтала: скорей бы этот настойчивый гость, что звонит и звонит, вломился в квартиру. Вдруг звонок замолк - как оказалось, на пару минут, - и парень, наконец-то, кончил. Залил в меня, сверля стену дурным взглядом.

Хотя, конечно же, я просила его так не делать.

Потом я наскоро оделась, и он открыл дверь, а там стоял этот его приятель, с виноватой ухмылкой. Он извинился, и сказал, что будет спать на кухне. А я сидела на корточках и даже привет ему сказать не могла, потому что у меня болело. Все болело. И я попросила отвезти меня домой. Потом мы еще занимались сексом, несколько раз и, честно говоря, я была разочарована. Становилось понятно, что он мной пользуется, а я при этом и удовольствия не получаю. Это не разбило мне сердце, но и приятного было мало. Оказалось, что у него уже есть подружка, в его группе. А я, стало быть, была типа любовница - согласитесь, на просто любовницу я не тянула. И, когда все стало чересчур понятным и мне, и ему, мы... Мы расстались? Он меня бросил? Я от него ушла? Нет, нет и нет.

Мы просто перестали трахаться.

И эта история лишний раз напомнило мне о словах отца и о его правоте. Вам может показаться, что это стало для меня травмой и я только об этом и думаю. Уверяю вас, это не так. Первый раз за десять лет вспомнила. И, честно, это был далеко не лучший и не худший секс за эти десять лет моей жизни. И мужчин я не возненавидела. Всякое бывало. Просто цвет шубы напомнил.

И когда я уже работала в "Маке" и мы пили кофе там с человеком, который позже стал моим любовником, я правда ни о чем таком не думала. А вот он - мой любовник - он слишком много о себе воображает, вот ему и показалось будто я огорчена тем, что он примерный семьянин. Так всегда. Он все неправильно понимает и, исходя из неверно понятого, неправильно поступает. А потом слишком поздно объяснять ему, что он неправильно понял. И, получается, он все понимает правильно...

Но, поверьте, секс тут не при чем, вообще не при чем.

Он:

Господи, добрый вечер. То есть, конечно, ночи, но ты понимаешь, что я хотел сказать. Да, просто поприветствовать. Извини, я очень поздно - половина второго, не иначе, но мы задержались, кино смотрели. Как на грех, "Догму". Зато с ноутбука, на коленях, и из-за того, что подключили наушники - мне достался левый, а Инне правый, потому что я как раз туг на правое ухо, а она на левое, - детей не разбудили. Спали хорошо, когда я выключал ноутбук из розетки, и зашел в комнату проверить. Сопели дружно, в такт, и они еще слишком маленькие, чтобы притворяться. Значит, спят, подумал я, и вышел. Господи, то есть, не ты, а вообще, Господи, ну, как глупо, думать, что для Бога имеет какое-то значение, во сколько именно ты к нему обращаешься.

Господи, здравствуй, я молю тебя сегодня, в полночь по Москве...

Господи, разреши обратиться к тебе сейчас, в девять утра по Гринвичу...

Ну и так далее. Господи, почему я никогда не могу помолиться тебе спокойно, и я постоянно, едва начав, съезжаю на какие-то другие темы. Видимо, это Дьявол под руку толкает. Вернее, под язык. Вернее, под голову, потому что все это я думаю, а не говорю. И не Дьявол, а Тот Самый. тот, имени которого на ночь лучше не называть. Ночью в него, - как и в тебя, Господи, - верится, и еще как. А может, это все слабые нервы. Хотя о чем я. О Боже, снова не о молитве.

Господи, спасибо.

Спасибо тебе за то, что я жив сейчас, когда говорю в уме эти слова, спасибо тебе за то, что я пил. За хлеб и воду и вино. Да, я не пил сегодня, да и вчера - а когда я, кстати, последний раз пил? не помню, неудивительно; с детьми замотаешься, как зовут забудешь - но это неважно. В том смысле, что фраза "спасибо за хлеб и за воду", она как бы ритуальная, да? По крайней мере, такой я ее себе представляю. И Бог прекрасно понимает, что вы хотите сказать, поблагодарив его за хлеб, воду и вино, даже если вы сегодня не пили вина.

Ну, или не ели хлеба.

Господи, спасибо тебе за вино, хлеб и воду. Спасибо за воздух, которым я дышал, и за то, что я вот уже четыре года бросил как смешивать этот чистейший бальзам, дающий мне жизнь - с твоего, конечно, позволения, - с табачным дымом. Или больше? Нет. Сейчас... Завязал я, когда родился Игнат, стало быть... Ему сейчас три с половиной. Плюс месяц... Нет, месяц не в счет, потому что я после него половину сигареты все-таки выкурил... Стало быть, три с половиной года. Господи, спасибо тебе за то, что я три с половиной года уже не курю. Или, получается, три и семь? Да какая разница? Спасибо.

Кстати, спасибо тебе большое за этих чудесных детей. За двоих прелестных детей, которые спят в соседней комнате и дружно, как в мелодрамах, сопят. Спасибо тебе за чудесную женщину, которая спит рядом со мной. Господи, спаси, помилуй и сохрани рабов твоих - имена перечислять не буду, ты же знаешь, кого я имею в виду, а при перечислении я точно усну, ну, наверняка...

Господи, спасибо за материальный достаток. Не прошу у тебя ничего - ни денег, ни ценностей. У нас все есть, спасибо. Сыты, одеты, обуты. Все, чем бы ты мог нам помочь: это милостью своей и чуточкой здоровья, потому что у Игната аллергия, а у Захара простуда, но, впрочем, все лечится. как говорит Инна, все, что не умерло - лечится. Так что спасибо тебе и на этом. Несколько лет назад все было значительно хуже. Странно - лучше становилось с появлением детей. Хотя, по идее, траты должны были возрастать. Разве не промысел Твой в этом?

Прошу тебя - яви свою милость всем детям мира, которым плохо, яви свою милость всем беспризорникам мира. Я до сих пор не могу забыть лицо того ребенка, которого несли мимо меня в метро: ну, ты помнишь? Да, в командировке. Господи, у него было такое равнодушное, такое обреченное лицо. Господи, да он даже одет не был: колготочки, кофта, и все. Говорят, их там, в Москве, опаивают каким-то снотворным, чтобы они позволяли носить себя, как кукол, и, что еще страшнее, носят их по вагонам собственные родители. Господи, дай мне умереть попозже, чтобы мои дети не знали такого. И, Господи, я все еще тверд в намерении взять ребенка из детского дома. Да, четвертый . будет оттуда. Я обязан, я знаю. Да и Инна не против. Говорит, все равно уже на этом свете не выспимся.

Господи, спасибо тебе за то, что ты есть. Я люблю тебя. Хотя все это очень странно. Скажи я кому, что молюсь каждый вечер - ну или ночь - удивились бы все, кто меня знают.

А, черт! То есть, извини! Я имею в виду - опять забыл! Самое главное-то... Господи, прости меня за то, что я часто ругаюсь. Да, Инна тоже замечает. Захар принес конструктор, одной детали не было, а он сказал, что "нам на хрен не нужна эта долбанная деталь". А Игнат, когда ищет затерявшуюся игрушку, чертыхается, на чем свет стоит. Ну, а от кого им еще учиться, не от жены же?

Господи, прости мне грехи мои, сквернословие в том числе.

Прости мне, как я прощаю врагам своим, и я даже думать о них сейчас не хочу. Ну, прощаю, и все. Днем, правда, так думать не получается, но, по крайней мере, на ночь я их прощаю, и ты меня прости.

Господи, спасибо тебе за все встречи, которые были в моей жизни. За всех людей, которых я видел, хороших и плохих. За все... Так, все? нет, кажется еще что-то забыл... Ах, да! Точно! Вот черт! Ой. Извини, Господи. Самое главное-то.

Господи, я верю в то, что ты есть. Ты есть и ты дал мне жизнь, вдохнул ее в кучу костей и мяса, которые сами по себе мусор, и лишь божественный дар, душа, делают их человеком. Мной. Благодаря тебе. Спасибо тебе за это. И, конечно, нет никаких иных богов, кроме тебя. Ты есть, ты величайший из всего сущего и нет ничего, кроме тебя.

Насчет встреч - мне бы хотелось, чтобы ты простил меня и за то плохое, что я делал другим людям, как, надеюсь, они простят меня. Ну, да. И о Наталье тоже.

Я благодарен тебе за эту встречу тоже.

И я очень надеюсь, что ее подарил мне именно ты, а не кое-кто... Ну, сам понимаешь. Имени кого на ночь лучше не называть.

Интересно, где она сейчас, и что делает. И живет ли еще с этим своим... мужем... Хорошо, что мы потеряли друг друга из виду. Интересно... важно... стоит ли ещ... поч... хр-хр-хр...

А черт!

А, что?! Сейчас! Сейчас! Тс-с-с....

... вот так, Господи. Не поспишь. Только отключаешься, как кто-то из детей хочет пить. Другой - в туалет. Иногда наоборот. Иногда вместе. Вот так... Господи, я бы хотел еще, чтобы ты не думал, будто эта молитва для меня просто способ уснуть. Вовсе нет! Хотя да, я заметил, что уже к середине ее мысли мои путаются, и я засыпаю. Что я могу сказать. Видимо, ты так благодаришь меня за молитву. А может, я просто устаю. В любом случае я молюсь от чистого сердца. Что еще? А, да, Господи! Завтра я начну писать новую книгу. Дай мне пожалуйста, сил и терпения.

И мудрости мне дай, и кротости, и любви.

И, чего уж там, если ты вдруг захочешь подарить мне что-то такое, ну, как было у нас с Наташей, то я буду рад. Только рад. В конце-то концов... Господи, как она была хороша и как.. Хотя нет, стоп. Стоп, не нужно, не усну сейчас.

В любом случае мне было хорошо с ней и, надеюсь, ей было хорошо со мной, а раз так, у нас с ней нет причин быть неблагодарными тебе. Конечно, я люблю ее. Да нет же! Жену. Она здесь, она рядом, она положила свою голову с взмокшим ото сна затылком на мою руку, и я лежу, не шелохнувшись. Я люблю ее. И я люблю тебя, Господи. Но и с той, другой, наверное, что-то же было, раз ты подсунул нас друг другу? ну, или не ты, а тот, чье имя мне не хотелось бы упоминать на ночь. Но раз уж он тоже твое творение, то, в конечном счете, все это сделал ты...

Боже, какие до боли знакомые речи! Совсем как в фильме "Догма", который гораздо менее смешон, чем кажется. Наверное, так рассуждает тот самый, чьего имени лучше не называть. Сваливать все на Бога, оправдывая нежелание бороться с грехами. Но, Господи, что есть грех? Стоп, хватит. Это уже какой-то сатанизм!

Или это монтанизм? Ну, или докетизм? Или монофизитство?

Я не силен. Прости меня, Господи.

Господи, какой же я кретин. Столько невнятных рассуждений, просьб и банальностей. все это вместо того, чтобы четко прочитать шесть строк - или сколько там в "Иже еси", и уснуть с чистой совестью. Но откуда ж я сейчас их возьму, эти шесть строк? Так что я продолжу, как умею. Интуитивно.

Господи, я простой человек, я слаб, я куча костей, облагороженных лишь твоею душой. Все мы такие. Я люблю тебя. Все мы тебя любим. Ты есть Бог единый, и других нет богов на свете. Признаю лишь тебя и поклоняюсь тебе, говорю тебе: ты величайший и вездесущий. Ты прекрасен, как этот чудесный мир, созданный тобой...

Господи, спаси, помилуй и сохрани рабов твоих - имена перечислять не буду, ты же знаешь, кого я имею в виду, а при перечислении я точно усну, хр-ррр....

Спасибо за хлеб, воду и вино, Господи.

Хоть, конечно, я сегодня и не пил...

Она:

А-а-а-а.

Ну, или - а-а-а?!

Или все-таки - а-а-а....

Интонации не помню, помню только что "а-а-а".

Вот и все, что я сказала. А-а-а. Три раза "а". Ну, может быть, чуть больше, чем три, я, честно говоря, не считала. Главное, суть. А она заключается в том, что "а-а-а" - все, на что меня хватило. Удивительно, правда? У меня было несколько вариантов. Например, "убери руки". Или "уже довольно поздно, не пойти ли нам по домам". Ну, в крайнем случае, если я все-таки надумаю, могла бы сказать что-то вроде "какие удивительные у тебя руки". А он бы ответил "это ты их делаешь такими, малыш". Кстати, это тоже прозвучало. Правда, несколько позже.

Какие удивительные у тебя руки, - сказала я.

Это ты их делаешь такими, малыш, - сказал он.

И звучало это - о ужас - нисколько не пафосно и не противно. Вы понимаете, что я имею в виду. Когда ты говоришь обыденные, вроде бы, вещи, а чувствуешь себя так, как будто ты только что мать родную на живодерню продал. Стыд. Так вот, мы никакого стыда не почувствовали. Я всего лишь похвалила его руки. Он всего лишь похвалил меня.

И это даже не в качестве взаимных комплиментов.

Он встал и пошел в ванную, а я подумала, неужели все на сегодня. К счастью, оказалось не все, и мы занялись сексом еще раз. Но это было уже после того, как я сказала: "а-а-а-а". Интересно, как это звучало? Он говорит, что несколько удивленно и даже ошеломленно. Но он постоянно надо мной подшучивает. Сейчас попробую восстановить все по памяти. Наверное. стоит начать с того, как все это выглядело? Ну, мы и все, что нас окружало.

Начну с самого главного.

У нас с мужем вовсе не было все плохо на тот момент. И нечего отпускать глупые и плоские, как мой живот, - далеко не у всех девушек в тридцать такой живот, это предмет моей особой гордости, вот я и не преминула о нем упомянуть, - детские шуточки. Тем более, что мы договорились. Все это - отдельно. В своем мире. А семьи и все остальное - в другом. Так что зря он шутит. Я себя вовсе не запускала, и дорожку туда никто не забыл. Просто бывают периоды, когда совсем заматываешься . а у нас были очередные праздники, и очереди в "Мак" достигали невероятных размеров, - и тебе не до себя. Прибавьте к этому избалованность нынешних мужчин. Непонятно только, кто их разбаловал. Но разбаловали, это уж точно. Например, целлюлит.

Почему то, что присуще 99, 99 процентам женщин, считается отклонением от нормы.

Нет, у меня-то с этим все в порядке. Еще нет, но обязательно будет, я знаю. Это у всех, обычно, после родов. Так вот, если это У ВСЕХ, то почему это . ОТКЛОНЕНИЕ? Еще вопрос - кто из мужчин лет 50 назад знал слово такое? Целлюлит... Обычно говорили о ямочках на бедрах, и даже считали это пикантным. Так что мешает мужчинам продолжать так думать? Я бы решила, что индустрия моды и косметики, но, как я уже упоминала, работа в корпорациях дает прививку против веры в заговор ТНК. Нет никакого заговора. Все, что ни делается, делается по глупости.

Наш роман в том числе.

Так вот, второй момент - я продолжаю говорить об избалованности - это полное, абсолютное отсутствие волос. Ну, вы понимаете. Да-да. Там. Лысый лобок порноиндустрии вытеснил в воображении мужчин все на свете. Любая растительность . даже аккуратная дорожка - воспринимается ими как запущенность. И я заметила, как он поморщился, раздевая меня. Ну, в тот раз. Сейчас-то он пришел в себя.

Иногда я получаю сообщения: "не брейся".

Тогда я никаких сообщений не получала. У нас был полный аврал на работе, и я дня четыре - согласитесь, это немного, - не приводила себя в порядок там. И к предложению погулять вечером отнеслась вполне благодушно: хотелось тупо посидеть где-нибудь на лавочке, подышать свежим воздухом и забыть о работе. Тем более, что он мне и правда нравился. Правда, я не знала - настолько ли он нравится мне, чтобы я с ним спала, но это был вопрос перспективы. Так я считала. В противном случае, уж поверьте, был бы наведен полный марафет.

На мне была простая черная куртка, облегающие джинсы, и кофточка с вырезом. Шейный . нет, не фирменный - платок. Волосы у меня тогда еще были длинные, ниже плеча даже. И я их просто собрала в хвост. Он сказал, что это очень мило, и ему нравится. А вот в чем был он, я не очень хорошо помню. К сожалению, перчаток я не захватила.

Это-то и решило все.

Потому что к вечеру неожиданно - и очень - похолодало, а расходиться по домам уже было поздно. Потому что, и ты убеждаешься в этом позже, - когда версия озвучена, ее нужно придерживаться. И если у тебя сверхурочная работа, то возвращайся за полночь, даже если свиданка сорвалась. Задел на будущее, ха-ха. Так что, расходиться уже не имело смысла. И у меня замерзли руки.

Тут он, помявшись, и проблеял что-то про ключи, квартиру и так далее.

Ну, и что мне оставалось делать? Тем более, что он мне и правда нравился. Да и до секса в первый раз не должно было дойти: ну, пообнимаемся и все такое. Мы погуляли немножко в центральном скверике, а потом спустились на два квартала вниз. Там, в пятиэтажном доме, на пятом этаже, за деревянной обшивкой стальной двери, в средней комнате - планировка "рубашка", до сих пор помню, - он меня посадил на диван, раздел, сунул руку, и щелкнул там мной, как тумблером каким.

И я сказала: "а-а-а".

И вся моя жизнь изменилась. Навсегда.

Хотя простите, я тороплюсь.

Верней, это он торопился.

В общем, мы поднялись - с ужасно незаинтересованным видом, а я думала, что неужели всегда так, и что он в этих делах довольно опытный мерзавец, ха-ха. Позже выяснилось, что он в этих делах довольно неопытный, но мерзавец, это уж точно. Ха-ха. Мы зашли в квартиру, выяснилось, что это его знакомого, который уехал, а ему оставил ключи, чтобы поливать цветы и так далее и тому подобное.

Я подумала: ну, хорошо хоть уехал.

И попросила чаю. Судя по тому, как он ориентировался на кухне, было ясно, что квартира ему не впервой. Ладно. Значит и правда знакомого. Мы выпили чаю. Перешли в комнату - не просто потому, что пошли туда, а разглядывая картины и интерьер, КОНЕЧНО. Лицо у него было выжидающее.

Словно говорило: "скажи что ты хочешь уйти, и я тебя провожу".

Правда, мне уходить было некуда. Не могла же я, в самом деле, вернуться домой в шесть вечера, если я уже часа два была как в Яссах на конференции, а оттуда пять часов пути назад. Так что мне было уже плевать на то, что ему явно хотелось свалить. И я намеревалась провести в этой квартире часов пять, не меньше. Пока не вернусь из Ясс. Шляться по ветреной погоде в парке весь вечер - с чего вдруг? По его лицу было понятно, что времени не очень много. Сначала он тянул потому, что робел, а потом - видимо, решил, что уже поздно и времени не хватит. Я, в глубине души, посмеивалась. Кто заварил, тот и расхлебывает.

Позже он говорил, что его сразу оттолкнула моя манера вести себя, как дома.

Женщина, которая столбит первую попавшуюся территорию, ужасна. От нее сразу хочется сбежать, сказал он. Ах, милый, а что ей остается, когда мужчина не оставил ей никакой территории, спросила я. А он ничего не ответил, и повесил трубку. Так мы разошлись в первый раз. Но это позже. А сейчас мы переходим, увлеченно разглядывая так себе обои, из коридора в центральную комнату, и я сажусь на большую двуспальную кровать, - настоящий траходром, как они говорят об этом на мальчишниках, -и про себя отмечая, что знакомый-то, видать, по этой части - парень не промах.

Кстати, он и правда оказался парень не промах.

И не нужно меня ни за что винить. Глупо требовать от женщины верности, если ты не предъявляешь на нее претензии. А уж если твоя единственная на нее претензия . требование верности - это глупо вдвойне. Так-то, милый. Проехали. Он садится рядышком.

И мы начинаем целоваться.

Это не очень удобно, когда вы сидите РЯДОМ, - бок о бок, я имею в виду, - и целуетесь. Шею свернешь. А сесть лицом к лицу не очень удобно, если вы не на скамейке, за которую можно перекинуть ногу. В общем, с этими поцелуями одна морока. неудивительно, что в браке они умирают первыми. В общем, было неудобно, хотя мне понравилось, как он целуется.

Поэтому он взял меня на руки - еле удержав, отмечу, правда, я тогда весила больше, чем мне хотелось бы, - и пересел в кресло. Мы продолжили целоваться там. Я подумала, что это глупо, потому что продолжать нам придется на той самой кровати, с которой он меня только что снял. Он подумал, встанет у него или нет.

Ну да, он сам мне сказал.

Удивительный народ. Неужели не чувствуется? Он говорит: нет, конечно. Когда кровь приливает к члену, ты его не чувствуешь. Я?! Да нет, досадливо говорит он, в смысле . когда кровь приливает к члену у меня, я его не чувствую. Значит, сказала я, если ты не чувствуешь там ничего внизу, значит оно и сработало. Да, но откуда мне знать, спросил он - я ведь не чувствую!

Мужчины...

Я-то, в отличие от него, сразу почувствовала. И что у него там все в порядке, и еще как, и что мне уже хочется. Я была мокрая, вся. Он расстегнул мою кофту, восхищенно выдохнуло что-то в грудь, и, расстегнув лифчик, взял их в руки. Потерся об них лицом, поцеловал. Видно было, что ему нравится - очень. Грудь у меня и правда красивая и большая. Потом он, совсем оробев, начал расстегивать мои джинсы. Я приподнялась, и этот сигнал о сдаче стал причиной массированного наступления. Он поднял меня на руки - снова едва не уронив! - и отнес на диван. Стащил джинсы и трусики. Сел рядом.

Тут-то он снова себя почувствовал.

Я горестно выдохнула и скользнула вниз. На раз-два все было снова в норме. Тут он и поднял меня наверх, за плечи, и остановил, когда я ринулась было на кровать, поскорее раздвигать ноги, потому что прелюдий было более чем достаточно. Поцеловал, и, шлепком по ляжке заставив раздвинуть ноги шире, сунул в меня руку. Поймите правильно. Я не могу сказать "сунул мне руку во влагалище" не потому, что я стесняюсь или что там. Просто он сунул руку не туда. Правильнее сказать, он сунул ее в промежность. Конкретики я не чувствовала: механика этого фокуса для меня до сих пор загадка. как, кстати, и для него.

Из чего мы делаем вывод, что это любовь.

Он сунул руку мне в промежность, что-то там покрутил, повертел, щелкнул как тумблером, и я сказала:

А-а-а.

А потом:

А-а-а?!

И потом:

А-а-а!!!

И затем:

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!

И, наконец:

- А...

Говоря совсем коротко, он меня полапал - недолго, минуту буквально, - отчего я кончила. Впервые в жизни. По-настоящему. Так, чтобы ничего не помнить, орать и лезть на стену. Он говорит, что следующим, что я сказала было "-а-а-а, блядь". Я полагаю, он чересчур увлекся порно-эстетикой. Мы сходимся на том, что я кончила. И это такая же истина как то, что я говорю с вами сейчас.

Так вот как оно бывает, подумала я.

И вернулась в свое тело. Я стояла на коленях, чуть раздвинув ноги, - красивая, молодая, крепкая женщина тридцати лет, - перед мужчиной, который держал руку у меня в промежности. Он улыбался, и делал там что-то этой своей чудесной рукой. А я говорила "а-а-а". Больше мне ничего говорить не хотелось. Я вспоминала огромное поле с ромашками, которые видела как-то раз. Огромное, желто-белое. И кричала. Кончила, наверное, раз десять. Потом он стал мять мне грудь и я снова кончила. Это уж было совсем удивительно.

Нет, поймите правильно, дело-то не в сексе.

В смысле: с мужем все было ок. регулярный и качественный секс. Разнообразный. Было приятно. Очень. Я думала, это и есть оргазм. Опять же, раньше - тоже все было в норме. С парнями. С девчонками - да, пробовала раз в институте . тоже. Первый раз было очень хорошо, я даже боли не почувствовала. Папа не зажимал меня в ванной. В детстве не изнасиловали - да и вообще ни разу не изнасиловали. С шириной канала у меня все в порядке. Мастурбировала я как все: в юности, часто, и с удовольствием. Но, оказывается, не кончила. Ни разу в жизни. А с ним . много и сразу.

Так вот оно ЧТО, думала я.

Так вот оно как, мать вашу, подумала я, хоть и стараюсь не выражаться. Ну, а дальше было все, как полагается. Это не самая интересная часть наших отношений, вернее, она очень увлекательна, полна и глубока, но только для нас - для объяснения наших отношений куда важнее то, что случилось со мной и его руками, - поэтому ограничусь кратким описанием.

Он лег на меня, мы потрахались и оба кончили.

И это было еще одним откровением. С ним я кончала и как нормальная женщина, от секса. Я похвалила его руки, он похвалил меня. Он пошел в ванную, я вскочила, и бросилась к сумочке, где лежали таблетки. Выпила одну, и, встретила его лежа на кровати. Мы потрахались еще раз, и он снова кончил в меня.

Я постаралась в легкой и непринужденной форме объяснить, что лучше бы это делать в какое-нибудь другое место. Диапазон широчайший: от презервативов до моего рта.

Он сказал -а, да, извини.

И выглядел при этом действительно удивленным. Ему, наверное, это и в голову не приходило. Мужчины. Потом мы еще немного поцеловались, и я попросила его сделать это рукой. Он не отказал. В следующий раз мы встретились через неделю, и секс был еще лучше. На этот раз свои таланты демонстрировала я. Он был потрясен не меньше меня.

Божественный секс. Дружеские отношения. Новизна, и удовольствие. Мы сошлись на том, что такие классные отношения пойдут на пользу как нам, так и нашим семьям.

Через неделю он меня бросил.

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!

Он:

Господи, я все время думаю о ней.

Она:

Телефонные карточки. Запомните.

Телефонные карточки - и, желательно, каждый раз новые.

После прочтения - сжечь. А еще можно переписать от руки на гербовой бумаге, сбрызнуть самыми лучшими духами, и преподнести в конверте, - препоясанном розовой лентой . секретарше. Ну, или кто у вас там.

А можно послать их женский журнал.

Напечатают, конечно. Само собой. Говорила бы я так уверенно, если бы не попробовала?

Правила влюбленных. Или возлюбленных? В чем разница. Наверное, в первом случае мы имеем дело с людьми, погруженными в любовь. По сути, с утопленниками. А им - часто говаривала моя бабушка в деревне - часто снятся радужные сны. Всю ту вечность, что они плавают под водой. туда-сюда. Я не верила бабушке, пока как-то сама не утонула.

Ну, почти не утонула.

Уже нахлебалась воды и пошла ко дну, когда меня случайно не заметил кто-то из отдыхающих, и не вытащил из воды. Дело было на речном пляже, очень спокойном, там почти нет течения. Глубина была - примерно по пояс. То есть, если называть вещи своими именами - я пошла на дно сама, добровольно. Не поначалу конечно . сначала просто хлебнула воды, перепугалась и забыла, где дно, а где верх, так часто бывает. Но потом вдруг все стало вокруг таким цветным и красивым, таким... радужным, и мне стало так хорошо... Это и есть цветные фантазии утопленника. Я расслабилась, и почти наверняка утонула бы, если бы на меня случайно не наступил этот дядька, приехавший с семьей на выходные к реке. Вот так. Наверное, с влюбленными то же самое.

Они давно уже утонули, но им кажется, что они купаются в радуге.

А никакой радуги нет, вокруг только - воды мутной грязной реки. И когда твои мышцы окончательно одеревенеют, тебя поволочет по дну под какую-нибудь трехвековую корягу, где ты, света белого не видя, пролежишь от года до пяти. А больше, как со смехом повторяет знакомый моего мужа из центра спасения свою излюбленную шутку, утопленники и не живут. Их разбирают по косточкам раки, рыбы и прочая речная живность. Когда я услышала это в первый раз, то меня вырвало. К счастью, успела выбежать в туалет.

Муж решил, что я беременна.

Он, конечно, ошибся. Хоть я тогда и не устроилась еще на работу в "Макдональдс" и не встретила еще мужчину, который смотрел на меня собачьими глазами. Когда посмотрел - я сразу поняла, что ему нужно. Ну, что же. Беда его была в том, что мне ничего такого нужно не было. Абсолютно.

Да, телефонные карточки.

У нас в городе самая дешевая стоит пять долларов. Это два обеда в местном "Макдональдсе", если не шиковать, конечно, пять бутылок хорошего пива, одна - приличного шампанского, очень сухого и на вкус как будто давленный виноград, или большая, огромная просто, упаковка презервативов. Их всегда покупал он. Наверное, это было последним, чего я не сделала во время этого сумасшедшего романа. Не купила ни разу противозачаточных средств. Потому что, знаете, надо и мужчине хоть что-нибудь сделать. А не глядеть в меня в упор своими большими - и красивыми, признаю, - глазами.

Одна телефонная карточка ему, одна вам, итого десять долларов.

Ерунда, конечно. Совсем недорого. Конечно, на карточку много не наговоришь - минут десять, но вам и не нужно разговаривать. Вам достаточно позвонить, чтобы сказать что-нибудь быстрое и нейтральное.

"Доброе утро, вас беспокоят из налогового управления. Вы не могли бы явиться сегодня в четырнадцать часов ноль ноль минут по адресу, указанному в...".

Ну, или, если настроение будет совсем ни к черту, просто послать смс-сообщение.

"Мои трубы текут, пришлите сантехника пожалуйста".

Даже если кто-то из супругов и увидит, то номер каждый раз будет разным. Карточки меняются еженедельно. Старые рвутся и выбрасываются. Заметили, как я это говорю? РвутСЯ. ВыбрасываюТСЯ. Как будто они сами себя рвут и выбрасывают. Но адюльтер - я вообще очень много узнала об этом - он учит таким вещам.

Все воспринимается так, как будто происходит само собой.

Карточки рвутСЯ и выбрасываютСЯ, отношения начинаюТСЯ,люди встречаюТСЯ, все как-то так случаетСЯ...

Независимо от воли людей, в процессе участвующих. Как будто бы. Хотя, конечно, все это происходит именно так, потому что они этого захотели. Все в воле нашей, а не Господней. но отворачиваетесь вы оба. И все случаетСЯ само собой. Само по себе.

В общем, карточки рвутся и покупаются новые.

А двое возлюбленных, в карманах которых эти карточки случайно оказались, покупают себе новые. Да, возлюбленная звучит для меня лучше. Звучит, как будто тебя возлюбили. В этом есть что-то возвышенное и даже невинное. Не погружение в любовь - влюбленные, влюбленные... Возлюбленный это может быть и близкий, которого ты, в полном соответствии с рекомендациями Нового Завета (или Старого? я путаю), возлюбил.

Он меня возлюбил по полной.

Но дело-то, конечно, не в сексе. Вернее, не только в нем. Кстати, забавная деталь. Он рассказал мне, что по карточкам работают местные проститутки. Очень просто. Ты открываешь страницу какого-нибудь Особенного Дома в интернете и выбираешь девушку, которая тебе нравится. Звучит смешно, да. как будто можно выбрать девушку, которая не понравилась. Но они уверяет, что случается и такое. Ну, так вот. Выбираешь - нравится она тебе или нет, - и покупаешь карточку. Соскабливаешь защитную краску, и пишешь ей купленный тобой номер. Спустя пару минут тебе с этого номера звонят.

Он говорит, девушки совсем такие, как на фото.

Он уверяет, что есть мифы о проститутках, сочиненные похотливыми старыми козлами, в руках продажной женщины не державшими, но есть и анти-мифы о проститутках, сочиненные, вероятно, женами. Или кто там к проституткам ревнует? Я не знаю, я не ревновала. Ни мужа, ни его. Тем более, что муж никогда не пользовался их услугами, я уверена, а Он - если и пользовался, то только интереса ради. Так вот, анти-мифы о проститутках это . что все они уродливы, и тебе обязательно привезут не такую, как на фото. И что все они ноют и жалуются, и все они были учительницами, но их соблазнил заезжий гусар, после чего жизнь пошла по наклонной, и просто так получилось, что...

В этом смысле проститутки очень напоминают любовников.

У них тоже. Но мой любовник говорил мне, что жалующаяся проститутка редкость. Откуда тебе знать, милый, хотела было спросить я, но передумала. Потому что среди правил любовников, кроме пункта с карточкой, есть множество других. И "не ревнуй" - в перечне самых важных.

Карточки рвутся и выбрасываются. Любовники не ревнуются.

Пудра с щек стирается. Внешний вид перед тем, как любовники расходятся, тщательно проверяется. Любовники досматриваются. Друг у друга. Лицо, шея, воротник. Внешний вид. Запах. Никаких духов, а если были, - непременно душ. Душ в любом случае. И никогда - с мылом, шампунем или любым моющим средством, обладающим запахом. Никаких запахов. запахи стираются. Записки рвутся. Волосы с плеч снимаются. на людях не обнимаются. Никто никого не ревнует. Не спрашивает о семье. В пределах допустимого: чтобы знать, насколько далеко находятся муж/жена. Никакие планы на будущее не строятся.

Любовники слишком хорошо знают цену брака, чтобы к нему стремиться.

Брак, конечно, ценится. Иначе все эти меры предосторожности, эти правила, просто не принимались бы. Но какой смысл разрушать два брака, чтобы создать один? При том, что брак - в чем вы можете убедиться сами, воспользовавшись правилами любовников - дело вполне поправимое.

Вздохи отменяются. Плохое настроение тоже - ты не в духе сегодня, милый. Приподнятое не приветствуется - что с тобой, ты сегодня как-то необычайно возбуждена. Быть ровнее ровного: вот чему учит адюльтер.

И это тоже правило.

Брак заканчивается с последним поцелуем. Анчоусы лучше всего подавать с оливками, в которых они мариновались, но отдельно. Приятно ощутить пустоту зеленой маленькой сливы, раскусив ее, приятно почувствовать, как брызнет сок. Если, конечно, вам нравятся оливки. Что за глупость - есть их, они же невкусные. Будь моя воля, я бы всегда вынимала анчоусы, а оливки выбрасывала. Будь моя воля, я бы выбросила из брака все, кроме поцелуев.

К сожалению, первыми уходят именно они.

Господи, доброй ночи. Я пишу тебе - говорю, конечно, но мне легче представлять, что пишу, так оно удобнее, - из трехкомнатной квартиры на девятом этаже нового дома. Отсюда видны несколько районов города. Да, дом не возвышении, ну да ты же знаешь. Господи, спасибо тебе за сегодняшний день, за хлеб, и за воду. Спасибо тебе за множество удивительных встреч, которыми ты меня одарил. Отдельное спасибо за встречу с мужчиной, который научил меня молиться на ночь. Ну, и не только этому, ха-ха. Господи, дай ему сил, терпения, ума, любви, доброты, верности, стойкости, мужества, прямоты, и красоты.

А уж остальное-то у него и так есть.

То есть, у него нет ничего. Ну, кроме рук и ресниц. С ресницами я уже разобралась, главное - не смотреть, как он хлопает ими, будто нарочно - а он нарочно и хлопает, - и фокусировать взгляд на подбородке. Ну. или на переносице, там, где срослись его черные густые брови. В старину такие звали соболиными, я читала. До сих пор не понимаю: неужели у соболя есть брови?

Господи, мне ужасно неловко, если ты видел. Ну, тот фильм, который мы посмотрели, перед тем, как заняться любовью, а сейчас муж, утомленный, как всегда, сексом, спит. Господи, я надеюсь, Содом и Гоморра тут не причем. Это всего лишь Тинто Брасс, "Калигула", и, честное слово, мы решили посмотреть его именно как художественный фильм, а не воспользовались им как афродизиаком.

Хотя он и подействовал на нас как афродизиак.

Ну, если уж на то пошло, он мой муж, и такова была его воля, а я, как хорошая жена, просто подчинилась ей. Понимаешь? Сделала все, как ты велишь. Или те, кто велят от Твоего имени. И, Господи, не подумай, что мне хочется тебе дерзить. Как странно, я все время оправдываюсь. Зачем? Уверена, у тебя есть чувство юмора, и ты мужчина хоть куда и оторванный. Ну, в лучшем смысле этого слова. О чем я? Ах, да, ресницы. В общем, с ним нужно было быть начеку, как с Медузой Горгоной. Не смотреть на его красивые ресницы, в его красивые лживые глаза. Он ими очаровывал, но я не держу на него зла, Господи. Прости меня, как я прощаю свои старые обиды всем, даже ему. Хоть он меня и обидел. Но было это чуть позже того, как я выяснила еще кое-какие его прелести, кроме ресниц.

Например, руки.

Мягкие, ласковые, чудесные руки. С этим справиться не так легко, как с ресницами, Господи. Был бы ты женщиной, ты бы понял. Я тебя уверяю. Да-да, руки. И создал их, между прочим, тоже Ты. Как и меня и все-все-все на свете. И нечего глядеть на меня так укоризненно - хоть между нами и потолок, но я тебя прекрасно вижу, как и ты меня. Господи, ну, что за руки у него были... Нет, наверное лучше не вспоминать, а то я снова распалюсь, и придется расталкивать мужа. А он спросонья злой - ах, как я его понимаю, - и хотя подумает, что это фильм так подействовал, но скажет, что мы ведь уже, один раз.

Брак заканчивается после первого секса.

В том смысле, что если вы занимаетесь сексом всего один раз - в тот день, когда вы им занимаетесь, я имею в виду, - то это все равно, что ничем не заниматься. Вытрахаться нужно до конца. Это он так говорил, Господи, я тут не при чем. И, кстати, я с ним полностью согласна. После одного раза все равно хочется. Выжимать надо досуха. Это вам любая хозяйка подтвердит, а я хорошая хозяйка. В доме у меня чисто, на плите всегда что-то вкусное, а в холодильнике непременно: сыр твердый и мягкий, яйца, бульон, свежий соус, немного овощей и обязательно оливки, фаршированные анчоусами. Еда любовников, говорил он, срывая крышку с банки, и жадно выпивая почти весь рассол. Острая и не тяжелая. Ну совсем как он, когда ложился на меня, весь в соленом - как рассол от оливок - поту. Но даже не это запомнилось мне больше всего. Я, может, даже лица сейчас и не вспомню. Но руки - они и сейчас как будто здесь, со мной. И ведь ничего особенного. мужчина просто подходит к тебе, задирает юбку, приспускает трусики, садит к себе на колени, и сует пальцы тебе между ног. Что-то там теребит, трогает, - самое главное, недолго, - после чего оп-па.

Ты кончаешь впервые в жизни.

Самое главное, что раньше-то то ты и не понимаешь, что не кончила еще ни разу. Ну, в том смысле что секс приносит тебе удовольствие, тебе приятно это делать, первый раз у тебя был без боли и ничего такого, с любимым парнем, потом еще пару приятных и вполне устраивающих тебя партнеров. Конечно, пара неудач - а как же без них, - но в целом... В целом все хорошо. Тебе нравится секс. нравится трахаться. И тут приходит кто-то, на чьи ресницы ты впоследствии стараешься не смотреть, садит тебя к себе на колени, и бамц. Попадание прямой наводкой. И, оказывается, все что было раньше, было не то, Господи. И я, стало быть, двадцать семь лет прожила без настоящего оргазма. Спасибо Тебе за то, что я его испытала. Ты велик в свой доброте, хотя и несколько припозднился, давай признаем это. Я без претензий, я просто констатирую факт. Значит, бамц и все. Трах-бах, ха-ха.

И кончив впервые в жизни, ты с удивлением оглядываешься по сторонам.

Потому что оргазм, это объяснит вам любой доморощенный психолог - а с появлением в продаже Фрейда и Юнга у нас теперь каждый психолог, психотерапевт и сестра милосердия в одном кабинете, - так вот, оргазм это такая маленькая смерть. После которой вы воскресаете - спасибо тебе, Господи, спасибо, как за хлеб и за воду, - и глядите на мир заново. И что же вы в нем видите? Кто-то, как, например, мой бывший любовник, видит, что мир многообразен, удивителен и многолик. Я, женщина, как существо более приземленное, вижу совсем другое.

Браки, закончившиеся с последними поцелуями.

Они вроде как оливки, из которых вытащили анчоусы. Пустые, и, хотя на вид пухлые, никакой питательной ценности не представляют. Господи, спасибо тебе за то, что сегодня мы сыты. За то, что одеты спасибо. За что еще мне тебя поблагодарить? Нет, это нечестно. За это я тебе уже раз пятьсот говорила "спасибо". Ну, хорошо, пятьсот первый раз говорю тебе: спасибо и за то, что я встретила его. Пережила с ним несколько маленьких смертей - если быть точнее, около пары сотен, - почувствовала вкус к жизни, и раз, снова умерла.

Ты считаешь это справедливым?

Впрочем, какая разница. Господи, я прошу у тебя за всех мужчин, с которыми сталкивала меня судьба, то есть, ты. Пусть у них у всех все будет хорошо. Реки полноводны, поля колосисты, члены набухши, жены плодородны, и все такое. Ни на кого зла не держу. Прости меня, ибо прощаю.

Господи, после благодарствий я могу перейти к просьбам? Спасибо.

Во-первых, не мог бы ты заткнуть рот всем оппонентам моего мужа, которые рвут и мечут из-за того, что он может попасть на ту конференцию в Лондоне. Люди завистливы, и это, наверное, единственный проступок, который мне не хотелось бы прощать. Во-вторых, сделай так, чтобы мой муж все-таки поехал на эту конференцию в Лондоне: я знаю, как это много для него значит. В третьих, Господи, пусть мастера завтра придут - нет, не шифр, - и починят все-таки эту несчастную батарею в большой комнате. Нет, Господи, я вовсе не хочу сплавить мужа. Нет, ты же знаешь, никакого романа у нас уже нет. Я даже не знаю, где он. И его руки. Роскошные, мягкие, внимательные руки, которыми можно починить женщину, как автомобиль. Взять поломанной, а вернуть заведенной.

Господи, я представляю, что пишу тебе все это на плотной, надушенной бумаге.

Вот я сейчас закончу, надушу ее, суну в конверт, перевяжу ленточкой и буду ждать архангела Гавриила, или кого ты там посылаешь дамам, чтобы вручить ему ответное послание. И, пожалуйста, можно это будет кто-то другой вместо Гавриила? Мне бы не хотелось сейчас беременеть. Какого-нибудь заштатного ангела, ладно? Я вручу ему конверт, схожу пописать - не включая свет, чтобы не разбудить мужа, - вернусь в кровать и постараюсь заснуть. Крепко и спокойно. Мне не в чем себя винить. Мне нечего бояться. У меня все хорошо, и спасибо Тебе за это. Кроме шуток. Браки заканчиваются с поцелуями.

А мы с мужем до сих пор целуемся.

Так что мы еще ого-го. И брак у нас ого-го. В таком случае, почему мне хочется, чтобы завтра позвонил телефон, и кто-то сказал: "Здравствуйте, вас беспокоят из банка насчет закладной"? "Здравствуйте, завтра с трех до пяти в вашем доме не будет воды"? "Здравствуй, я звоню, чтобы сказать тебе: будь завтра в два на нашей квартире, и надень, пожалуйста, ту свою клетчатую юбку"

Удивительно. Почти год прошел.

А тело помнит.

Может, все дело только лишь в сексе?

Он:

Стандартное положение.

Знаете, как это бывает? Что это вообще такое, знаете? Ну так вот, объясняю. Стандарт это когда игра начинается с определенного, установленного правилами положения. А не с бухты-барахты. Например, угловой. Мяч уходит за кромку поля у ворот, значит, вводить его, мяч, станут с угла поля. Угловой разыгрывается. Это и есть стандартное положение.

Если вы тренер и ваши игроки умеют разыгрывать эти положения как следуют, то успех у вас в кармане. Лавры, кубки и все такое.

Измены отличаются от публичных игр тем, что ваши лавры никому не видны. разве что, вашей второй незаконной половине. Только она знает, как ловко вы вчера провели свою жену, и как умело водите за нос ее мужа.

И вы - лучший специалист в городе по розыгрышу нестандартных положений.

Как закончить секс, если до прихода мужа осталось три минуты, о чем он сам предупредил супругу, позвонив ей за два квартала до дому. Или вот вам . задача повышенной сложности. Как закончить секс, и улизнуть, если а) лифт поломан б) он поднимается пешком в) а ты, уже давно плюнув на предосторожность, заперт в ее квартире на восьмом этаже. Да, пункт г) крыша закрыта.

Как мы уже выяснили, такие штуки происходят обычно только в кино.

А, ну и еще в жизни.

Вообще, есть такой гнусный стереотип. "Такие вещи случаются только в кино". А в кино они, чтоб вас, откуда попали?! Конечно, из жизни! Уверяю вас, все эти анекдоты про мужа, вернувшегося из командировки, - они совершенно, абсолютно, ну нисколечко, не смешны. И не преувеличены. Случается всякое.

И мыслить нужно неординарно.

В противном случае вы попадетесь. И тогда все это НА САМОМ деле будет выглядеть как идиотский анекдот. Когда мне было девять лет, отец, похохатывая, рассказал матери про случай в соседском доме. Мужчина, заядлый охотник, вернулся домой раньше обычного. Ну, как в анекдоте. "А мой, дурак, на охоту ушел". Так вот, отличие от анекдота было в том, что любовников было два.

Представьте себе, дома были два любовника.

Охотник, столь похожий на свой трофеи большими рогами, приставил ствол к парням и велел им прыгать из окна. Слава богу, этаж был всего лишь третий. Но задача затруднялась тем, что охотник - по предварительному уведомлению - в них в это время стрелял. И попал. К счастью, не убил.

Мы здорово смеялись тогда над этой историей.

Просто со смеху катались. Сейчас меня такой историей не развеселишь. Сейчас я думаю - а скольких женщин соблазнил мой отец, и были ли приятели у моей матери? Мне совершенно не смешно, когда Ришар - или кто там у лягушатников сейчас вместо главного клоуна - выбегает из дома весь в мыльной пене. Он, якобы, любовник, и, конечно, его застал муж.

Только идиот или француз принимает ванну в доме замужней любовницы.

Остальные держатся. Что, конечно, не предохраняет их от неловких и неприятных ситуаций на все сто. В жизни случается всякое: эту банальность я тоже крепко усвоил. Я вообще очень многое усвоил и открыл в себе благодаря всему этому. Благодаря измене. Вот уж никогда не подумал бы, что мне нравятся крыши. А они мне нравятся. И дело тут вовсе не в том, что летом туда можно забраться сами знаете зачем. Мне нравится сидеть после, и глядеть на то, как Солнце заворачивает на еще один круг, в городе темнеет и в домах выключают свет.

Вам может показаться, что мы просто одержимые какие-то.

Целыми днями трахаемся, только друг о друге и думаем, и честнее было бы нам сойтись окончательно. Это не так. Да, бывают приступы... похоти, длящиеся несколько недель, может быть. А потом мы возвращаемся. У меня отличная семья. Я знаю, что люблю жену. Я, говорят, прекрасный отец. И, так уж получилось, я хороший любовник.

По крайней мере, для одной женщины.

А если это так, то зачем отказываться от предначертанного тебе судьбой? У меня есть путь, и я должен по нему пройти. Такова судьба любого человека. Даже если на этом пути меня будут подстерегать ситуации заведомо нелепые и, вероятно, очень опасные.

Неработающий лифт, муж, поднимающийся по лестнице, и закрытая крыша.

Ха-ха. Настоящий анекдот. Хоть залезай в шкаф и жди, когда она отправит его обратно с мусорным ведром. Кстати, она так и сделала: дала ему ведро и отправила. Уверен, он тоже вспомнил этот смешной анекдот. И ничего не заподозрил: решил, небось, что это чересчур смешно и натянуто, чтобы быть правдой.

А вот я теперь точно знаю, что все чересчур натянутое и нелепое и есть правда.

Итак, она вручила ему ведро, а где в это время был наш бонвиан? Где был я? О, нет. Не ищите меня под диваном.

Я под диван не полез. И в шкаф не полез.

Спрятался под мойкой.

Она:

Господи, я совсем о нем не думаю.

Он:

Гамбургер . 230 калорий.

Порция большого картофеля - 590 калорий.

Порция картофеля маленького - 300 калорий.

Да, маленький картофель в два раза меньше большой порции, но калорий в нем больше чем половина от большого. Это не обман, не трюк и не фокус. Просто на маленький картофель уходит чуть больше масла.

Ну, да, я сдрейфил.

И, как и полагается роковому соблазнителю, Дону картофельному Жуану, Казанове от кипящего масла и... - простите, больше легендарных бабников не знаю, - в общем, бросил ее. Сразу же после того, как у нас был секс. Нет, конечно, не так, чтобы встать, надеть штаны, застегнуться, и уйти, оставив дверь не закрытой. Просто у нас было разика два, после чего я позвонил ей из своего кабинета, - по шуму я определил, что она в зале, - и сказал, что сваливаю.

В смысле, из ее жизни.

Что само по себе довольно смешно. Я ведь не успел в нее, жизнь эту, толком войти. Не так ли? А она сказала, что ей понятно, и отключила телефон. И я еще подумал, эй, какого черта, ведь сотрудникам велено выключать свои мобильные на время смены. А потом понял, что она держала его включенным ради меня.

А я, свинья этакая, взял да и прокатил девчонку.

Ха-ха. Нет, дело тут вовсе не в том, что у меня зачесалось и я почесал свою чесалку об ее чесальницу. Чесальник чесалку почесал об чесалку чесальщицы. Ха-ха. И не в том, что у меня дома есть блокнотик, куда я ставлю галочки после секса с новой девушкой. Нет у меня такого блокнотика, я его выбросил в шестнадцать лет, потому что с пятнадцати . когда я себе такой блокнотик завел - там не было ни одной галочки. Дело еще не в том, что меня возбуждает новая женщина, и только секс с новой женщиной. В общем, я не обманул ее, чтобы заняться сексом разок, и послать. Как раз наоборот.

Я почувствовал, что это может стать чересчур серьезным.

Прямо с первого раза почувствовал. И с первого раза все могло стать серьезным. Понимаете? Не то, чтобы я был ужасным трусом и все такое. Но я струсил, и все такое. Знаете, как это бывает. Нет? Ну ладно, могу объяснить. Ты понимаешь что это, возможно, любовь, но понимаешь, что, возможно, любовь будет лет и через пять. Бесконечное вращение колеса жизни. Сансара или как это у индийцев? Или греков? Неважно. Короче, ты вырываешься из пут брака на время, вовсе не для того, чтобы почувствовать непреодолимое влечение к другой женщине. И не для того, чтобы захотеть попасть с ней в те самые путы брака.

В противном случае ты попал туда, откуда стремился.

На то Господь и создал измену, чтобы все чувствовали себя хорошо, были довольны собой и супругами, и любовниками, и... И.... И так далее, в общем. Поэтому я, увидев, что все это серьезно, очень серьезно, позвонил ей на мобильный . который она, вопреки правилам, не выключила, - и сказал, что встречаться нам больше не стоит.

После чего она, как я узнал позже, отмерила две большие картошки, и принесла к прилавку два чизбургера.

А, да. Она мне тут подсказывает, что был еще и отвратительной "средиземноморский салат", в котором от Средиземного моря только соль, да и та одно название, потому что соль не морская и даже не йодированная. О чем думали технологи производства, включившие этот салат в меню, не знаю. В салате нет мяса, а мясное клиенты - любящие порассуждать о зверствах на бойнях, - просто обожают. Капуста порезана слишком крупно. Соль отдает содой - впрочем, об этом я уже говорил.

Зато калорий в этом салата всего сто пятнадцать.

Одна двадцатая вашей дневной нормы.

Если вы, конечно, мужчина от двадцати до сорока лет, среднего телосложения, с сидячей работой.

Если вы шахтер, то это одна сороковая вашей дневной нормы. Если вы ботаник, то . одна пятая. Если вы собрались заняться сексом, вам понадобятся пять салатов "средиземноморских", потому что на один акт расходуется около шестиста калорий. Я имею в виду . половой акт. А вы что подумали? Для жены вам придется купить три таких салата . у женщины расход калорий происходит несколько в ином темпе, да и дневная норма у нее меньше.

Я позвонил, сказал, она сказала "понятно" и отключила телефон.

В полном соответствии с инструкцией персонала, которая висит в подсобке для сотрудников. Переодеваясь, вы знакомитесь - или в которой раз глядите на - с нехитрыми правилами работников "Макдональдса". Из которого она ушла. На следующий же день. После чего я почувствовал себя уже нехорошо по-настоящему. Потому что роман это одно, а рабочее место - совсем другое. На меня косо поглядывали. Следующая неделя выглядела примерно так.

Весь понедельник я собирался позвонить ей, чтобы извиниться и поговорить начистоту. Сказать, что к ней у меня серьезные чувства, и это может быть просто опасным, и... Получалось не очень, хотя я раз десять репетировал. Чего уж там, получалось плохо. Несмотря на все свои усилия я выглядел... Я выглядел как школьник, который трахнул одноклассницу, а потом вдруг понял, что ее не любит. То есть, достаточно смешно и мерзко.

Ты выглядишь смешно и мерзко, - сказал я своему отражению в зеркале.

Что само по себе было довольно смешно, потому что сказал я это всего лишь зеркалу.

Весь вторник я обдумывал, каким образом мне вернуть ее на работу, сохранив при этом ровные уважительные отношения. Звучало смешно. Так что во вторник я много смеялся.

Всю среду я чувствовал себя подлецом, собирался развестись, и предложить ей выйти за меня замуж. Предложение было - за излишней экспрессивностью, - отклонено подавляющим большинством голосов. Один против, за - нет, воздержавшихся - нет.

Весь четверг я.... Четверг не помню, потому что я напился. Помню, закусывал едой из пакета, и эти столбики - с углеводами, белками, и глюкозой - всю ночь прыгали у меня перед глазами. Знаете же, что теперь на каждом пакете еды в "фаст-фудах" пишут, сколько калорий вы проглотили. Типа честность и открытость. Мы уважаем нашего клиента. Естественно, вас не уважают. Но уважаете ли вы себя сами? В конце концов, вас никто не заставляет брать эту жрачку. Меня тоже. Я просто закусывал. В общей сложности: три тысячи калорий, и это не считая алкоголя. Тех калорий я даже считать не хотел, потому что в "Маковское" пиво тайком пришлось добавлять водку.

Выпил я на десять обедов для среднестатистического мужчины.

Или на сто пятьдесят занятий сексом. Связь между этим была чисто теоретическая: никогда еще калории, приобретенные во время пьянки, не расходуются на хороший и качественный секс. По крайней мере, если вы на работе, и пьете тайком в кабинете, обдумывая способ примирения с бывшей любовницей. С которой вы не собираетесь возобновлять отношения. Согласитесь, задача не из простых.

Всю пятницу я страдал от похмелья и обдумывал, как разыскать ее и вручить заработную плату за несколько месяцев.

В субботу я позвонил по ее телефону, указанному в журнале сотрудников, и узнал, что они переехали. Нет, новых данных нет.

В воскресенье я повел семью в Ботанический сад. Новый ресторан у озер все-таки открылся, и мы заказали баранину в меду.

Пятьсот калорий каждая порция.

И это не считая жареного картофеля, овощного салата и острого соуса на гарнир. Декабрь был на удивление теплый: значит, плюс двадцать-тридцать калорий, потому что они в холодную погоду расходуются больше. Жена улыбнулась мне. Я подумал, что люблю ее.

Я сказал:

Я тебя люблю.

Я и правда ее любил. И сейчас люблю. Мы поцеловались. С языком и долго. Ну, вы понимаете.

Минус двести калорий.

В понедельник я занялся подбором нового старшего смены.

Это было трудно, особенно когда разнеслись слухи - в маленьком городе они расходятся быстрее даже запаха из нашей тошниловки - о том, из-за чего ушла предыдущая старшая смены. Мне пришлось очень трудно. Несколько десятков собеседований, сотни просмотренных резюме (в городе с работой было все еще плохо, 1994 год, говорю же), и два случая обморока прямо во время непринужденных бесед. Да нет, не я. Одна - практикантка экономического факультета, решившая написать курсовую по теории общественного питания. Взгляд изнутри. Судя по ее весу, с темой она была знакома не по наслышке. Переволновалась. Пока я держал ее сто кило, а кто-то несся за стаканом воды (несите ведро, хотел крикнуть я), у меня руки до пола оттянулись.

Минус полторы тысячи калорий.

Она:

Помню, как мы поцеловались впервые.

Он так долго тянул с этим, что я уж подумала, - это ничем не закончится. И даже почувствовала некоторое разочарование, знаете ли. Сейчас я думаю, что, возможно, это он меня провоцировал. Знаете, есть такие мужчины. Показывают свою слабость, чтобы ты взяла процесс в свои руки. И не только процесс, ха-ха.

Хотя мысли о том, а почему это должно чем-то заканчиваться, меня тоже посещали.

Я думала, что все будет гораздо проще, если мы не переспим. С другой стороны, зачем все это было начинать, думала я. О чем думал он, я не знаю, хотя с большой долей уверенности предположу, что об одном. Как бы меня трахнуть. А так как ему этого очень хотелось, он с этим отчаянно тянул. Мужчины.

Поэтому пришлось взять все в свои руки.

Нет, вы поймите. Когда он говорит, что на самом-то деле это Я была инициатором нашей связи, то выдает желаемое за действительное. Вернее, пытается свалить ответственность на меня. Что вообще мужчинам, согласитесь, свойственно. Ничего такого я вовсе не инициировала. Я просто - да, но почему именно, сейчас объясняю - поцеловала его первой.

Но это вовсе не повод обвинять меня в состоявшемся адюльтере.

В конце-то концов, кто первым все это начал? В глобальном смысле? Кто позвал меня пить кофе, кто пялился на меня вполне откровенно, кто сводил меня в кино раз, другой, третий.. И водил бы еще и еще, - я бы заработала близорукость минус пять, прежде чем он дошел до того, к чему, собственно, стремился! А хотелось ему вполне явно одного - секса - чтобы он сейчас не говорил. Да, я предполагаю . а откуда мне быть уверенной? он же изменяет жене - что с семейным сексом у него все в порядке. Но, значит, ему хочется еще и не семейного. как захотелось и мне. Но, будем справедливы, захотелось нам этого далеко не сразу. Зачем мы сделали это в первый раз, я до сих пор ума не приложу. Пятнадцать лет прошло, а я не понимаю.

Наверное, так пробуют наркотики. От нечего делать.

Впрочем, попробовав. жалеть поздно. Знай получай удовольствие. Ну, я получала. Правда, потом. А вначале он тянул и тянул, и ситуация становилась все двусмысленнее. Потому что, если у нас роман, то, скажите на милость, почему мы не трахаемся? А если у нас нет романа, то объясните мне кто-нибудь, почему мы шляемся по кинотеатрам и гуляем тайком ото всех, как дети какие-нибудь? И даже хуже, потому что дети не прячутся. Если, конечно, они не намерены кому-нибудь изменить, а в детском возрасте изменять некому.

Совсем не то, что в пору взрослой жизни, да?

Поэтому мы с ним прогуливались на самых безлюдных улочках города, садились пить кофе в самых пустых кафе, - ну, или делали это на работе, но тогда уж это было вовсе не свидание, - и я недоумевала все больше. Не понимала просто.

Если мы ничего такого не делаем, то какого черта рисковать моей репутацией?

Ну, или, говоря по-современному, браком. Потому что сейчас репутация вовсе не испортится. Напротив, адюльтер вызывает своего рода уважение и восхищение. Нечто обязательное, что удалось тебе, и не получилось у кого-то. Поэтому девочки из моей смены - той, самой первой, - смотрели на меня мечтательно и задумчиво. Им, видно, казалось, что у нас в разгаре любовь.

А он просто звал меня на кофе, болтал что-то, и мычал на прощание о кино на следующих выходных.

Да, дружок, хотелось раздраженно ответить ему, но с какой стати? Ты вовсе не так интересен, чтобы я хотела пойти с тобой в кино. Более того, я замужняя женщина, и это не совсем прилично. Неприлично звать в кино замужнюю, понимаешь?

Особенно неприлично делать это, когда у вас все - в рамках приличий.

В общем, так продолжаться долго не могло, и я его поцеловала. Просто, когда он сидел в кино, и пялился на меня в открытую, и явно собирался меня поцеловать, но - как и все предыдущие разы - дрейфил, и потому мог отказаться от своих намерений. Я повернулась, взяла его за голову, и поцеловала. Вот так. И нечего шить мне адюльтер. В конце концов, если взял фигуру - играй, не так ли?

После этого все стал намного проще.

Он улыбнулся. Я улыбнулась. Сказала даже что-то глупое. Вроде революции, которая свершилась, и о необходимости которой так долго говорили большевики. Он улыбнулся, но я видела, что он обижен. А, пусть его, подумала я. И отодвинулась чуть дальше. Больше ничего предпринимать я не собиралась. Это было бы чересчур. Но от меня ничего и не требовалось: он понял, что я его не оттолкну, воодушевился, и набросился меня с объятиями и поцелуями. Еще пару раз мы сходили в кино, побродили, замерзнув, по улицам, и затем попали к нему домой. Ну, в тот самый дом, где надо было полить цветы, и где он меня соблазнил.

Не буду рассказывать об этом, потому что, кажется, он вам уже рассказал? Или я? неважно. Главное, вы уже знаете, как там все было. Скажу только, что, когда он завалил меня на кровать, и сунул руку вниз, я вспомнила эту самую революцию, о которой так долго.... и глупо хихикнула. Просто не могла ничего с собой поделать. Вот просто взяла и хихикнула. Хи-хи. А он, бедняга, наверное подумал, что это из-за него. Да-да. В этом причина, а не из-за какой-то там ерунды, о которой он вам, конечно же, снова наврал.

Именно поэтому нам пришлось заводить мотор снова.

Конечно, я справилась. И думала еще - стараясь не вспоминать ни о чем смешном, потому что это было бы уже слишком, - зачем все это? Нашла приключений на свою задницу... Да, извините, но именно так я и думала. как бы грубо это сейчас не звучало. Я стояла на коленях над ним, отставив зад, опустив голову, усердно пыхтела, и именно так и подумала - нашла приключений на свою задницу, подруга.

Хотя именно в тот момент правильнее было бы сказать - на свою голову, ха-ха.

На задницу или на голову, но я их нашла, и переигрывать было поздно. Вряд ли можно сказать парню - послушай, я передумала, - именно в такой момент. Тем более, что и во рту места нет, а я вовсе не Диоген или какой-там странный парень выходил к морю декламировать, набив рот галькой? О нет, я вовсе не Диоген. Я была просто девушкой, замужней, подчеркну, девушкой, которая нашла приключений. И я снова подумала - зачем все это? И я опять подумала, что, наверное, так люди пробуют наркотики. От нечего делать. А потом он завелся, опустил руку вниз и я ничего уже не думала. Сказала только:

-А-а-а-а...

Он:

Проверь номер дома.

Набери код на замке, открой дверь в подъезд и поднимись по лестнице. Пятнадцать ступенек каждый пролет. Это дома старого типа. В новых - десять ступенек.

После каждого второго пролета стой немножко, чтобы дыхание успокоилось. И вспоминай, что нужно делать дальше.

Здравствуйте, я бы хотел снять квартиру.

Нет, для гостей из другого города и всего на пару дней.

Самая настоящая инструкция по съему квартиры.

То есть, простите. Так говорить неправильно. Это мне одна старушка объяснила . старушка-поскакушка, в юности, наверняка, и потаскушкой была, а сейчас божий одуванчик, - когда я пришел к ней снимать квартиру. Так мол и так, говорю, не могли бы вы сдать мне вашу комнату, я нашел вас по объявлению в газете бесплатных объявлений. На что старушка, поморщившись, мне заявляет следующее. Найти по объявлению в газете объявлений - платных ли бесплатных ли - это масло масляное. Это раз. Не съем квартиры, а найм квартиры, это два. Но . квартиросъемщик, а не квартиронаймщик, как вы могли бы подумать. Потрясающе! Год был 1995 и дела в Молдавии шли еще хуже, чем в 1994. Поэтому я сказал бабусе, чтобы она не читала мне лекций по русскому языку и литературе, а просто показала комнаты и ванную комнату. И что не надо мне объяснять, что "комнаты и ванная комната" это оксюморон или что там у них? После "оксюморона", о котором я узнал из кроссворда, разгадываемого по пути сюда в рейсовом автобусе, старушка меня зауважала.

Что же, найм квартиры так найм.

Какая разница, есть суть одна. Вам нужна квартира. Вы покупаете газету бесплатных объявлений. Вы находите подходящий вам вариант, звоните тому, кто дал объявление, приезжаете смотреть квартиру, платите задаток и получаете ключи. Конечно, все не так просто. Единственный пункт, который вам удастся без особых проблем - это газета бесплатных объявлений.

Да и то, если ее не успели вытащить из вашего почтового ящика с утра пораньше.

Дальше возникнут разного рода препятствия. Например, отсутствие необходимых вариантов жилья. Снимать квартиру в пригороде не имеет смысла. Если, разумеется, вы собираетесь там не жить, а просто встречаться со своей подругой. Со своей верной боевой подругой, которая со временем станет старушкой-поскакушкой и бросится сдавать свои комнаты следующему поколению армии возлюбленных. Они идут и идут шеренгами, эти возлюбленные. Нарываются на мины, застревают на рядах колючей проволоки, сотнями упокаиваются в противотанковых рвах, их мучительно тошнит в облаках ядовитых газов, их выкашивают пулеметные очереди.. Но они и идут и идут. Все, что им нужно - не разомкнув строй добраться до первых индивидуальных окопчиков. Съемных квартир. А уже там можно будет отлежаться. Вот, значит, какова призрачная цель наступающей армии возлюбленных. Да-да.

Говорить "влюбленных" меня отучила она.

Но я не стал говорить об этом строгой бабушке, сдававшей квартиру, потому что, по всей видимости, в юности она не только отличалась на поприще постельных утех (бросьте, по глазам и в 90 лет видно), но и в свободное от этого время трудилась на ниве народного образования. Волновала мальчонок своими короткими юбками, глубокими вырезами, томными взглядами...

А сейчас мальчонке от нее нужна только квартира, и, желательно, недорого.

Итак, договариваетесь о встрече, едете и осматриваете квартиру. не забудьте паспорт или права, потому что именно они - в случае кратковременного съема-найма жилья, - служат самым лучшим залогом. Улыбайтесь, будьте вежливы и тверды. Осмотрите помещение внимательно. Все запомнили? Можете даже записать. Сделали? Отлично. А теперь порвите, и выбросьте. Да нет, не здесь же! На лицу, в мусорный бак, и, желательно, в несколько. Часть бумажек в этот, еще часть - в следующий, через сто метров, и так - на протяжении четырех кварталов.

Компрометирующие записки нужно развеивать тщательнее даже, чем прах Ганди.

Неважно, его, ее, или кого-то еще из этой семейки, которая только и делает, что устраивает геноцид сикхов, а потом гибнет от их бомб, и развеивается по ветру после торжественной церемонии сожжения. Да, кстати. Лучше будет даже сжечь записку перед тем, как рассыпать по разным урнам. Так надежнее всего. И не нужно смеяться или пожимать плечами.

Вы не представляете, какие изменения в вашу жизнь может внести клочок бумаги.

Не стертое вовремя сообщения в мобильном телефоне.

Потертый счет во внутреннем кармане куртки.

Билеты, по рассеянности засунутые в пустой кармашек кошелька.

Весь этот мусор, который помещается в ладони, он способен изменить вашу жизнь раз и навсегда. Отныне и присно. Во веки веков, аминь. Что-то вроде маленькой мышки, способной повлиять на судьбу больного античного сражения. Мышка-норушка на поле выбежала, хвостиком махнула, слона спугнула, и вот уже он несется с перепугу не в ту сторону, а Ганнибал - или кто там на слонах сиживал, - орет сверху, что сражение проиграно, и пора сматываться. Ты приходишь вечером домой, целуешь жену и детей, сгружаешь с себя сбрую: портфель, пальто, галстук, ботинки. Треплешь по голове старшенького, подхватываешь на руки младшенького, даешь им пакет из "Макдональдса" - дети обожают еду из "Мака", это факт, - тепло обнимаешь жену. Вынимаешь кошелек, чтобы бросить его на холодильник, - и искать его завтра с утра, опаздывая на работу, - и вдруг вспоминаешь, что... И взгляд у тебя меняется, и ты небрежно суешь кошелек обратно в карман пальто. Буркнув: "Чтобы не искать завтра". А если ты ничего не вспоминаешь, то все может покатиться под горы, в тартары. Простенькая бумажка выпадет из твоего кошелька, жена наклонится, чтобы подобрать и бросишь в урну, глянет случайно, и все.

Спустя час ты стоишь под дождем на автобусной остановке, с чемоданом, и вызваниваешь кого-то из телефонной будки.

Все меняется за минуты. Все меняется из-за мелочей. Мелочи - враг возлюбленных. Фиксируйте внимание на мелочах. Фиксируйте внимание. Просто будьте очень внимательны - всегда.

Это не мелочь.

Правило первое - вы никогда не снимаете квартиру.

Это ваши друзья снимают, супружеская пара, приехавшая в город на пару дней погостить. А вы просто добрый друг, который хотел бы... Да, конечно. Нет, что вы. Да они тут только ночевать станут, люди в городе-то первый раз, им бы посмотреть все. Да, непременно, и водонапорную башню покажу, что вы, как можно. И музей искусств, разумеется. Да, спасибо, приятно, что есть еще люди, которые знают и пом... Что? Двести пятьдесят за два дня?! А совесть у вас есть, мамаша?! До- сви-да-ни-я.

Правило второе - никаких прав, никаких паспортов.

Задаток, задаток и еще раз задаток. Люди приезжают из-за рубежа, вы сами поймите, им что, делать нечего, кроме как документы вам оставлять? Вы деньги-то берите. Да, конечно - по возможности в пятницу. Четверг и среда. Люди молодые, сами понимаете? Я? Я-то еще нет, да успеется - женитьба дело нехитрое.

Правило третье - снять кольцо.

Человек с обручальным кольцом, пришедший снять квартиру на пару дней, может начать беседу с фразы: "День добрый, мы тут с любовницей хотели бы переночевать в некоторым смысле, ха-ха, покувыркаться". Кольцо говорит. Заткни его. Спрячь в кошелек. Заодно лишний раз убедишься, что в бумажнике нет ничего такого. Ну, кроме денег на квартиру и кольца.

Правило четвертое - делай вид, что тебе не понятно, что им понятно.

Верни кольцо на палец. Прекрати трепаться с незаинтересованным видом о семейной паре, которая приедет на пару дней к Рождеству. Можешь даже принести свой паспорт, на это всем плевать. Квартиры на сутки-двое снимают только любовники.

Я имею в виду - возлюбленные.

А как насчет дома? Дома не трахаются. Это закон. Это железное правило. Дома не трахаются НИКОГДА. Запомните это. Вырежьте это на своей левой руке. Выжгите на груди. Любовники. Дома. Не. Трахаются. Никогда. Ни. В. Коем. Случае.

Ровно до тех пор, пока не приспичит.

Когда приспичит, трахаются и дома.

Риск безумно велик. Лучше этого вообще не делать, конечно. Лучше всего делать это с утра. Часов в десять утра. Когда все уже ушли на работу, и до случайного обеденного возвращения еще далеко. В подъездах пусто. Но обязательно - чтобы спустя полчаса-час после ухода мужа или жены.

Конечно, лучше у нее.

Мужчины больше готовы увидеть разъяренного рогоносца, чем слезы обманутой супруги. Поэтому любовники, как правило, встречаются дома у нее. Если они вообще встречаются дома. А они, если они настоящие любовники, встречаются.

Итак, десять часов утра.

Не раньше! Людям свойственно забывать что-то, людям свойственно возвращаться. Приходишь часов в десять и до обеда вы старательно делаете вид, что ничего такого не происходит. Хотя, конечно, происходит.

Вы трахаетесь у нее дома.

И это нервирует вас обоих. Но вам хочется трахаться, поэтому вы делаете вид, что находитесь где-то в другом месте. Стараешься не касаться ничего руками. Ну, кроме нее, конечно. Это как бы дань уважения и почтения человеку, который спит в этой квартире, на этом диване. Куда ты прокрался, как вор. И ты стараешься не оскорблять даже возможного присутствия этого человека. Ведешь себя как самый настоящий гость. Церемонно. Если бы ты при этом не трахнул его жену, то это вообще можно было бы принять за визит свидетеля Иеговы.

Здравствуйте, мы хотели бы поговорить с вами о Боге.

Всего несколько минут, мы даже обувь не снимем. Да, пожалуй, чашка чаю бы не помешала. Нет-нет, что вы. Нам неловко, мы даже заходить не станем никуда. Ну, разве что на кухню. А, ну и, конечно, в спальню. Благодарю вас.

Какая вежливость, какая предусмотрительность.

Но, конечно, дома лучше этого не делать. Ни в коем случае! А если сделаете, главное . чтобы соседи ничего не слышали. Иначе мужу, вернувшемуся вечером, в подъезде брякнет какой-то старый козел: что, мол, днем домой стал забегать? И уже тебе будет звонить кто-то с автобусной остановки, из телефонной будки.

Не факт, что ему ответят: да, конечно, раз уж все всплыло, то я тоже выхожу.

Не факт, что он или она услышат: да, конечно, встретимся на остановке.

Стой где стоишь. Я буду через 15 минут. Вот и прекрасно. Хорошо, что все так решилось. Эти фразы звучат реже, чем "сегодня в мире не взорвалась ни одна бомба" по новостям в телевизоре. То есть, вообще не звучат.

Обычно в трубке слышно только "гм, вот как ээ да... нет, не могу сегодня... сколько можно? ... нет, это с работы... всего хорошего".

Ничего хорошего. Вот все, что ты слышишь, стоя на автобусной остановке в телефонной будке. Обязательно с дырявой крышей.

И обязательно под дождем.

Обязательно мелким, холодным, и чтоб до костей.

Почему в минуты семейных трагедий погода всегда плохая?

Природа сердится, может быть? Но это взгляд идеалиста. Природа давно уже мертва, и существует только в наших телах, поэтому мы и трепыхаемся. Магнитные бури? Световые волны? Что-то еще? Причина не выяснена, а каждый раз, когда кто-то выходит - или вылетает - с чемоданом из дома, на улице почему-то начинает идти дождь.

Кап-кап.

Слезы в домах, слезы на улицах. И все из-за какой-то неосмотрительно не выброшенной бумажки. Волоса. Запаха.

Кап-кап.

Здравствуйте, я бы хотел снять квартиру.

Нет, на этот раз для себя и надолго.

Она:

Привет.

Я ваша новая соседка.

Да, буквально вчера переехали. Да, холодильник заносили наш, а мебель - нет, мебель осталась хозяйская. Зашла вот познакомиться, хорошо же, когда соседи знают друг друга. Да что вы говорите?! С пятого? И не здоровается! Да уж, действительно сучка! Думаю, надолго: по крайней мере, заплатили вперед за год, а как дальше будет, посмотрим.

Здравствуйте, я ваша новая соседка.

Очень приятно. Да, я буду закрывать двери в подъезд и убирать на лестничной клетке. Конечно, мы станем скидываться на кабельное телевидение. Нет, замужем. Да, детей еще нет.

Все любят семейных без детей.

Хотя это как любить безалкогольное пиво или кофе без кофеина.

Но сходство это обманчиво. Любой знает, что пиво без алкоголя и кофе без кофеина никто не любит. Нисколечко. А вот бездетных любят. Потому что от детей шум, они мусорят и вообще. Что вообще? Трудно сказать. Но у молодой супружеской пары без детей намного больше шансов снять хорошую квартиру недорого. Как дополнительный санузел или крытый балкон - плюс квартиры, так отсутствие детей - плюс семьи. Вы с детьми? Ок, тогда проходите. Дети рвут обои, знаете ли.

Так что это еще одна причина, по которой мы не заводим детей, дорогой.

Именно это, а не то, что я, может быть, люблю другого мужчину. Тем более, что я не люблю никого, кроме тебя. А уж его - его я вообще не люблю. Честное слово! Если бы ты знал, как сильно я тебя люблю. Но сказать тебе об этом я не могу, потому что мне придется признаться кое в чем. Думаю, это не пойдет на пользу нашим семейным отношениям, милый. Так что спи, спи, как спал, спи...

Привет, да, я ваша новая соседка. Очень приятно. Тоже снимаете?

День добрый. Вы вызывали меня на собеседование. Ну, то есть не вы, конечно, а ваш менеджер по подбору персонала. А если это были и вы, то у час чертовски приятный менеджер по подбору персонала. Ха-ха.

Принципы всегда одинаковы.

Сначала поздоровайся, потом ошеломи, затем - располагайся поуютнее и позволь себя обхаживать. Я не пролетела еще ни на одном собеседовании с тех пор, как поняла это простое правило. Буду справедлива, во многом благодаря ему. Так что спасибо, милый. В некотором смысле ты меня раскрепостил. Освободил от обузы. Здравствуйте. Я получила звонок от вашего отдела кадров. Позвольте мне... Я знаю, как обмануть кадровиков. В конце концов, с одним из них я спала.

Беги, беги.

Несись стремительно, не оглядываясь. Новая работа каждые два три месяца. Новая квартира каждые полгода-год. Что? Жилье? да это нормально! Вы только поглядите, как живут люди в Америке! Каждый год новый дом, новая работа - и все в тысяче километров от прежнего места жительства. Страна кочевников, народ кочевников! Это нормально. Это современно. Это мобильность.

И плевать, что ы живем в городе с населением в миллион человек.

При желании да умении можно затеряться и здесь. Красная помада, черный офисный костюм, вернее даже, скорее серый. чем черный. Помада бежевых тонов, джинсы, кофта, куртка. Новые наряды, новые образы. На одном месте стараешься не задерживаться. Мужу нравится, что я меняюсь. Все время разная женщина у меня в постели говорит он и идет на эти свои конференции ученых. Он уже не юный ученый . ему за тридцать - но еще молодой. Всегда одинаковый ученый, всегда в брюках, рубашке и галстуке. В зависимости от погоды, на плечах то пиджак, то вязаная кофта. Сама выбирала. Нормальный, спокойный, уверенный в себе мужчина. Всегда одинаковый мужчина. Неизменный как курс доллара - ну, чего вы хотите, даже середина девяностых еще не настала, - а если и изменится, то только лишь в сторону повышения. Мой ангел. Человек-скала. За таким можно прятаться и я за ним и прячусь. А в остальное время бегу.

Бегу, бегу и бегу.

А мой бывший любовник следует за мной по пятам.

Я это не вижу и доказать не могу, но я это чувствую. И как только я чувствую слабый запах, аромат его возможного присутствия, я срываюсь. Встаю из-за очередного рабочего стола, собираю с девчонок по кабинету на пончики, и иду прогуляться к ближайшему супермаркету. Оттуда с пончиками в офис возвращается рассыльный. А я ухожу навсегда. Оставив в столе блокноты, жевательную резинку, ежедневник и еще какую-то мелочь. Вечером звоню, чтобы наврать чего-то.

Да, очень больна. Мы не можем не приехать к ней сейчас.

Да что вы, это же мой долг. Да, я знаю, как это трогательно: сын и невестка едут к умирающей матери и свекрови. Умирающей от рака крови. Болезнь лучше всего. Никогда нельзя говорить, что ты уезжаешь в Москву, потому что тебе предложили новую работу в головном филиале. Нельзя говорить, что ты уезжаешь в Канаду, потому что ваши документы рассмотрели и приняли. Никогда нельзя говорить, что ты уезжаешь в СШГА потому что вам повезло с розыгрышем "зеленой карты". Нельзя говорить, что ты уезжаешь в Австралию, куда тебя вызвала старая подруга: есть крокодилье мясо со специальных ферм, и работать в своем ресторанчике.

Никогда нельзя делиться радостью.

Ведь это вызывает в людях печаль. Поэтому единственная причина, по которой ты уезжаешь - рак. Рак крови у матери мужа, живущей в глухой российской деревушке. Тем более, что она и правда там живет. Вернее, жила лет двадцать назад, пока не умерла во сне, тихо и мирно, в возрасте семидесяти пяти лет.

Тем не менее, ты к ней едешь.

Еще ты срочно улетаешь в Мурманск, где умирает от редкого вида ангины маленький племянник. Мчишься на поезде в Милан, где попала в тюрьму дочка твоей безвременно скончавшейся сестры - ты всегда заботилась о малышке - чтобы вытащить ее оттуда. Ты бежишь.

А он все равно стоит где-то рядом.

Поэтому я не задерживаюсь на одном месте долго. У нас было четыре романа, четыре из них неудачные. Каждый роман мы заканчивали очень плохо. Я чувствую себя очень плохо. Побитой, простите за пафос, собакой. Кстати, собак он тоже бьет. Я знаю, я видела. И веду я себя с ним так же, как побитая собака. Дергаюсь при малейшем движении. Может, погладят, а может ударят. Поэтому с меня хватит. Я бегу.

Я работаю, я вижу новые лица, новые кабинеты.

Каждый раз у меня из окна новый вид. Это интересно. Как будто смотришь кино, и картинки меняются.

Вид на кирпичную стену. Вид на центральную улицу. Вид на соседнее здание. Вид на парк. Вид на фонтан за домом правительства. Вид на церковь. Вид на озеро. Вид на... Каждый раз, глядя в окно, и видя что-нибудь новенькое, я облегченно вздыхаю. Потому что вид - чистый. И никакая фигура никакого человека не лежит на нем пятнышком. С некоторых пор мой любимый вид - пейзаж без людей.

Как только фигура возникает, я ухожу.

Он время от времени находит меня. Появляется неподалеку и глядит своими коровьими глазами. Чего он хочет? Я не испытываю к нему неприязни. Подумаешь, трахнул разок и бросил. Подумаешь, подобрал потом, трахнул еще несколько раз и снова бросил. Подумаешь, довел до истерики. Подумаешь, довел до срыва. Подумаешь... Все в прошлом. Забыли. Я не испытываю к нему неприязни.

Почему же он возникает время от времени в окне?

Да, признаю - оказалось, что я кончила с ним впервые в жизни. А до него не кончала. Но это не повод греметь фанфарами и давать ему до скончания жизни. Не повод приветливо раздвигать ноги перед ним каждый раз при встрече. Да, благодаря ему я кончила. Но он еще . вдобавок ко всему - что-то там починил. И теперь я кончаю с каждым. Проверено, ха-ха. Уверена, починил против своей воли. Будь у него власть, он бы сделал так, чтобы все было как раньше. Чтобы удовольствие я получала только с ним. И, соответственно, хозяин у меня был только один.

Кончаю, и не только с мужем, да.

Не очень часто, но время от времени случается. Почему нет. Какое право он имеет меня ревновать? Он мне не муж, и никогда им не станет. Пусть проваливает.

Но он все приходит и приходит.

Иногда молчит. Звонит и молчит в трубку. Идиот. Как будто я не знаю, что это он. Чего он хочет? Я меняю квартиру каждые полгода-год, и муж уже привык, потому что мы молоды и мобильны. Да и цены на квартиры все время растут. А свое жилье нам пока не по карману. Кем я только не была за эти несколько лет!

Здравствуйте, я ваш новый бухгалтер.

Привет, я новая секретарша в вашем офисе.

Ну, хорошо, пусть я буду офис-менеджер. Для тебя? Елена Сергеевна. И не рассчитывай, парень. Никаких романов на работе. Это единственное правило, не знающее исключений. На старт, внимание, марш!

Я бегу, бегу, бегу.

На бегу хорошо. На бегу не думается ни о чем. Думает только тело. Шаг, еще шаг, руками помогаешь, поворот слева, приготовились. Вдох-выдох. Беги.

Он мне не нужен, правда, не нужен. У меня все хорошо с мужем. Более чем хорошо. Признаю - один из плюсов этого долгого, мучительного и постылого теперь для меня романа состоит в том, что я оценила. Свой брак. По достоинству. Он у меня настоящий. Ценишь то, что имеешь. Это верно. А когда понимаешь, что ты и правда имеешь, то ценишь это вдвойне. Еще я узнала, что измена и вправду налаживает семейную жизнь. Становишься добрее и ласковее.

Самое важное - становишься умнее.

Понимаешь, что изменить это как протереть хрустальный сервиз. Разумеется, время от времени. Чтобы он заблестел и даже комната стала выглядеть чуть по-другому. Если протирать очень часто, никакой новизны не почувствуешь. Умеренность нужна во всем.

Особенно в верности.

И не только. Со всем в жизни так. Если блюсти умеренность, то поесть можно даже в "Макдональдсе". Возьмите салат, возьмите натуральный сок, возьмите кофе, выбросьте булку, и съешьте только котлету. Что, не по нраву? Кривитесь? Еще бы, куда проще нажраться мучного, а потом винить во всем глобализацию. Я много где работала эти пару лет. Работала в "Маке", работала в "Нокии", работала в издательской группе "Элль", и знаете, что я вам скажу? Никакой глобализации нет. Никакого всемирного заговора есть.

Есть большое недоразумение - весь наш мир.

Главное . осознайте это. А остальное это уже мелочи. Будьте умеренны во всем, обращайте слабости в силу, а недостатки в достоинства. Изменить время от времени это как протереть сервиз.

Некоторые сервизы, правда, очень назойливы.

Он, например, массу времени убивает на то, чтобы найти мой новый телефон, мой новый адрес, мое новое место работы. Он появляется там, и стоит с виноватым видом. Чего он хочет? Извиниться? Ладно. Как-то я подошла к нему и он извинился. Это ничего не решило. Поглядеть на меня еще раз? Я подарила ему фотографию, и, уверена, он выбросил ее за первым же углом. Это разумно. Дома у него жена и дети: за время нашего романа у него родился второй сын, я искренне и от всего сердца поздравила. Может быть, он хочет возобновления романа?

Но это нереально.

Бедняга совсем сошел с ума. Ходит и ходит. Отирается кругом. "Здравствуйте, вас беспокоят из отде...". Гудок, гудок, гудок. Это я повесила трубку. Значит, пора искать новую работу. Он не преследует меня в классическом понимании слова "преследовать". Не сопит за спиной, когда я вхожу в подъезд. Ничего не говорит. Просто возникает изредка со взглядом побитой собаки. Чего ему надо? Я его уже простила.

Еще секс? Никогда.

Брак? Да он с ума сошел.

Я счастлива в браке.

Мне физически неприятно видеть его. Слышать его. Знать, что он где-то рядом Есть. Поэтому здравствуйте, я ваша новая сотрудница. Добрый день, я пришла на это собеседование, чтобы, как минимум, пообщаться с интересными людьми и узнать кое-что новое о нашем деле. Поэтому простите ради Бога, но у нас нет выбора, свекровь, бедняжка, мучается и страдает, криком кричит день деньской, и кожа, знаете, лезет, простыни прилипают к телу, ужас-ужас, наш долг... Поэтому привет, красавчик из соседнего отдела, может быть, именно с тобой я и протру хрустальный сервиз, когда настанет время. Поэтому до свидания. Поэтому день добрый.

Беги, беги, беги.

А он вроде как стоит все время, но, как ни оглянешься - вот он, здесь, фигура все время маячит. Маньяк какой-то. Еще немного, и я пожалуюсь мужу. Хотя, конечно же, нет. И ты думаешь - может, и вправду стоило бы переселиться туда, где населения не миллион, а двести? Может, и правда попробовать сыграть в "зеленую карту" и рвануть в США? Может, сдать документы на ПМЖ в Канаду или поискать высокооплачиваемую - да хоть какую - работу в Москве? И ты действуешь, а твой муж - человек-скала - одобрительно отзывается о тебе. Наша хлопотунья.

А ты всего лишь лошадь, которая панически боится тени.

Я видела как-то, как конь, завидев тень, едва не сошел с ума. Бился, вставал на дыбы, едка не убил своего наездника. Так и я. А мой страх окружающие принимают за энергичность и деловитость.

Наш вечный двигатель.

Ха-ха. Он, наверное, думает, что сумеет добиться своего. не мытьем так катанием. Есть такие мужчины - им проще дать, чем объяснить, почему ты не хочешь дать. Женщины меня поймут, уверена. Так вот, он таким и стал. Ей Богу. Ходит, ходит. Жалкий отвергнутый мужчинка. Ха-ха. Так ему и надо. Нет, никогда. Ни-ког-да. Этот псих, этот придурок припадочный - я никогда в жизни с ним больше не свяжусь. Все эти расставания, безумные трахи, это все меня вымотало. Ужасно. Ужаснее еще то, что во время романа номер 3 я ушла от мужа. Ага. Прямо вот так собрала вещи и оставила записку. Он как раз был в Польше и должен был вернуться вечером этого дня.

И вот, иду я с чемоданом, а в нем ничего, кроме моих пятнадцати пар обуви, это единственное. чем я дорожу. И чемодан стучит по ногам, и я думаю, какой невнимательный у меня мужчина: ни домой проводит, ни чемодан поднести... Ну ничего, перевоспитаю, думаю. А на улице, как на грех, ни одного такси. И вот я иду, и звонит телефон, и отключается, потому что я его зарядить не успела, и я, придерживая чемодан коленом, стою в телефонной будке и пытаюсь дозвониться ему, потому что звонок был с его номера, это я заметить успела. Стою, в левой руке трубка, правой пытаюсь удержать чемодан, но - счастливая. И вся мокрая.

Потому что, конечно же, идет дождь.

Мелкий и ужасно холодный. Через дырки в крыше, которые, конечно же. всегда есть. И он говорит мне, что не может приехать. То есть, не хватило духу рассказать обо всем жене, спрашиваю я. А он говорит - извините, сегодня это просто невозможно, и кладет трубку. Тут только до меня доходит, что муж вот-вот вернется. И я несусь обратно, с чемоданом, который - конечно же, - распахнулся, и несколько пар обуви так и остались лежать на латаном-перелатаном асфальте по дороге к дому. Я несусь, и, как назло, каблук еще отлетает. Я снимаю обувь, бросаю ее - уж этой-то пары не жалко, - и бегу. Отчаянно.

Хлюп-хлюп.

Я часто думаю, что, окажись муж дома раньше меня, это было бы чересчур. Что такое нагромождение бедствий это уж слишком. Голливудская комедия. Толстая бабушка поскользнулась на торте, упала на тележку, поехала на тележке к автобусу, врезалась, из автобуса выпал мяч, на нем подвернул ноги прохожий, его зонт раскрылся и спица вонзилась в мягкое место другого прохожего. Ту-то все и началось. Ха-ха. В жизни так не бывает. Уж что-что, а жизнь она реальная, думала я, хлюпая босиком на четвертый . мы тогда жили аккурат посередине нашего восьмиэтажного дома - этаж. Настоящая.

Поэтому муж оказался дома.

К счастью, в ванной. Так что я, бросив чемодан в шкаф, ринулась на кухню, вытереть волосы - женский инстинкт, в первую очередь вытереть волосы, да? - а потом идти и каяться. Возвращение блудной жены. И именно волосы, ну, то, что я их сначала хотела вытереть, меня и спасли. Потому что до кухни мой супруг не дошел, и записка лежала на подоконнике, как лежала.

Беленькая бумажка, испещренная словами.

У меня даже сердце перестало биться, как у загнанной. Я просто стояла и смотрела, стояла и смотрела. Думала, как мне повезло. Как хорошо. И вообще ни о чем не думала. А потом встрепенулась, представив, что муж стоит за спиной, оглянулась . нет, в ванной был шум, он напевал, - и сердце снова забилось. Записку порвала, потом еще, потом почему-то съела, потом села и вытерла кухонным полотенцем лицо.

Когда он вышел из ванной, я уже улыбалась.

После этого мы не разговаривали - не с мужем, конечно, - почти год. Но оно все снова как-то завертелось. Да-да, снова это безличное "началОсь, завертелОСЬ". Унижения забываются.

Особенно, если вас унижают часто.

Я думаю этого - самого факта возобновившихся отношений после ТАКОГО поступка с его стороны - будет достаточно для иллюстрации наших отношений. Но после попытки номер четыре я предпочла бежать. Единственный способ навсегда покончить с ним, - оказаться вдалеке от него. Беги, беги, беги. Может, и правда поучаствовать в розыгрыше "грин-кард"?

Всем привет.

Я ваша новая соседка.

Он:

Просто дать мне еще раз.

Вот единственный способ со всем этим покончить.

Что? Какой, твою мать, переезд? Куда? От любви не скроешься. То есть, от меня не скроешься, ха-ха. Не смей уезжать. Не смей никуда уезжать, ты, сука этакая, СЛЫШИШЬ?! Слышишь ты меня? Да, выпил, и что? Да пошли вы в задницу! Все. И она - во главе колонны. Боже, до чего смешную чушь она несет, дура клятая. Маньяк, тырыпыры. Не хватало еще для полноты картины бля сунуть мне в руку мясницкий нож - широкий такой, острый, - и напялить на голову чулок. Мне, пожалуйста, пару черных чулков попрочнее, сегодня мой муж идет на дело. Идиотка. Знаете, я зауважал литературу и писателей после всего этого. Нет, не настолько я пьян, и связь действительно существует. Объясняю. Вот, например, этот англичанин, который каждую свою книжку посвящает жене - жена, да, моя, но и, уверен, его тоже, от этой привычки в восторге . он написал про дурацкое трио. Два мужичка и одна девушка - как закрутилось у них лет с двадцати, так до пятидесяти и не закончилось. Пятьдесят! Господь мой, пастырь мой, не дай мне дожить до тридцати пяти. Хотя нет, пусть будет сорок. Сейчас мне уже двадцать девять. Так о чем я? А, да. Англичанин. Бернс? Бернес? Бёрнс? нет, хотя тот тоже был англичанином. А, вспомнил. Барнс! Книжка, в общем, скучная, но одна деталь подмечена очень верно. Когда они рассказывают о каком-то событии, коснувшемся их всех - ну, эти три части любовного треугольника - то у каждого своя версия.

Хотя говорят они об одном и том же!

Представляете? Я, когда прочитал, первым делом бросил книжку в угол ванной и объяснил жене, почему вся эта чушь - ну совершеннейшая неправда. И что литераторы эти ополоумели совсем. Потому что когда два взрослых человека видят, как - на их глазах - холодильник падает с пятого этажа на голову прохожего, они так и говорят. Потому что видят -то они ОДНО И ТО ЖЕ. На этом вся всемирная история построена, понимаешь ты, спросил я жену. Когда десять тысяч человек видят, как этот Олег Рязанский или кто там - выигрывает битву на Куликовом поле, они так и говорят. И с тех пор все знают, что битва на Куликовом поле выиграна. Сама знаешь кем. А этот фантазер Барнс заставляет всего лишь трех человек видеть что-то ОДНО по разному. Абсолютна, полнейшая, совершеннейшая чушь!

Которая, конечно же, оказалась правдой.

Потому что, рассматривая сейчас этот период наших отношений, я вынужден признать. Она и правда видела все совсем не так! А точнее, ни хрена она не видела! Можно подумать, можно подумать. Якобы я преследую ее по пятам... Ничего такого, конечно же, не происходит. Очень она мне нужна. Да не нужна она мне вообще. Да, потрахались раз пять-шесть, да, я ее бросил. Да, потом снова сошлись, так бывает, когда муж не может сделать со своей козочкой то, что запросто проделывает милый дружочек, ха-ха. Да, я ее потрахивал, потрахиваю, и, уверен, буду, потому что она слаба на передок, и никто лучше меня ее не трахал.

Но преследовать? Увольте...

Она сама ко мне придет. И не факт, что я милостиво приму ее в лоно, а вернее, милостиво войду в ее лоно. Потому что она меня затрахала, и, увы, исключительно в смысле переносном. Терпеть не могу женщин, которые поднимают себе цену. В своих же глазах. И каким образом. Выдумывают что-то о "преследующем любовнике" и ходят по улице с таким бля видом, как будто из-за угла сейчас выбежит маньяк (здрасте, это, получается, я) и схватит ее за волосы. Повалит наземь и потопчет ногами. Идиотка! Ну и вид у нее! А уж когда мы - СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО, говорю вам, - столкнулись неподалеку от ее работы - это вообще словами не описать! Но я попробую. Она шла с обычным ее теперь испуганным видом - ну прямо лань в ожидании королевской охоты - как вдруг переменилась в лице (увидав меня), и, отведя глаза в сторону, буквально прыгнула мимо меня. Говорю вам, это был скачок метров на десять! Любой негр-легкоатлет бы позавидовал! Пф... Я даже фыркнуть презрительно не успел, так быстро она свалила. Ну и, спрашивается, почему я должен выглядеть последним кретином? Только потому, что ей охота изображать из себя жертву когда она ничем таким не является? Вот сука! Да она меня достала! С адресами и работой тоже, знаете, все получилось вовсе не так, как она говорит.

Мы живем в маленьком городе. понимаете ли.

Поэтому, хочешь не хочешь, раз в пару месяцев да столкнешься. как ни крути. И это вовсе не повод подозревать человека, с которым ты столкнулся, в том, что он тебя преследует. Слушайте, а может у нее мания такая, а? Мания преследования? Я даже не поленился в медицинский справочник заглянуть, чтобы выяснить, что же это за штука такая. И даже набрал точное определение "мании преследования"

"...Мания преследования, в психиатрии бред преследования - форма психического расстройства, выражающаяся в убеждении, что некое лицо или группа лиц преследует больного с некой целью (обычно, чтобы убить). Как правило, эта мания не существует сама по себе и является симптомом других, более серьезных, психических заболеваний. В частности, мания преследования может являться признаком шизофрении..."

Добавлять после "признаком шизофрении" слова "как у Джона Неша", я не стал, потому что не знаю, на хрен, никакого Джона Неша! Того, что набрал, вполне хватало! Набрал я это в своем мобильном телефоне и отправил это сообщение ей. На новый - конечно же, никому бля не известный номер. Потому что она меня затрахала! Нет ничего омерзительнее брошенной любовницы, которая выдумывает что-то про тебя. Зачем? зачем, я вас спрашиваю?! Просто для того, чтобы пролить бальзам бля фантазий на свои бля несуществующие раны? Сука тупая. Да это же бред, чистый бред. Да, кстати.

"... Бред - совокупность идей и представлений, умозаключение, возникшее не в результате обработки поступивших сведений и не корректируемое поступающими сведениями (при этом не важно, соответствует ли бредовое умозаключение действительности или нет). Компонент продуктивной симптоматики при шизофрении. Принципиально важно, что бред - симптом заболевания головного мозга человека, и является расстройством мышления..."

Получай, сука! Я ей еще и про болезненные фантазии найду, и про... В общем, всю медицинскую энциклопедию, раздел "психические заболевания" ей отправлю. Хотя, признаю, девки эти - ну, в операционном центре мобильной связи, куда я прихожу узнать ее номер - начали посматривать на меня с подозрением. Хотя обычно букет цветов, сбивчивое дыхание и ЦЖАСНО трогательная история про то, как ты случайно расстался с девушкой своей мечты, а сейчас ищешь ее сделать предложение руки и сердца... - обычно все это срабатывало. Главное, не нарываться на одну и ту же смену.

Ладно. Придется идти в другой филиал.

Поймите правильно. Я не то, чтобы раздражался из-за нее. Просто поразительно. Бросаешь девку потому, что она тебе надоела, и бац, влюбляешься в нее. А она еще и ведет себя при этом как последняя курва. Ну почему я, когда ей было плохо и она звонила мне с просьбой трахнуть ее хоть как-нибудь и хоть где-нибудь - не рассказывала? неудивительно, неудивительно, . не отказывал ей НИКОГДА. А она - бегает от меня, как трахнутый на всю голову кролик из этой трахнутой на всю голову книжки про эту трахнутую на всю голову девочку Алису? Которую написал бля этот трахнутый на всю голову педофил Кэррол?

Хотя нет, нет, стоп, о писателях теперь - только хорошее.

Сумел же, по крайней мере один из них, распознать лживую сущность этих идиоток, этих шлюх проклятых. Да, маскировки ради ему пришлось вывести идиотами и двух мужчин при этой клятой дуре, но это все, я уверен, просто чтобы не раздражать политкорректную сраную общественность новой Англии. Я-то понимаю, что имел в виду этот Барнс. Да-да.

Все бабы - лживые, отвратительные суки.

Господи, да единственная идеальная женщина в мире всего одна, и это моя жена. Моя милая, прекрасная, любимая жена. А это - морок, наваждение сраное. Надо было не подпускать ее к себе после первого раза. Ну, когда я бросил ее в первый раз, нужно было и правда заканчивать с этим. Это все моя мягкотелость. Не касающаяся, однако, кое каких частей тела, ха-ха. Да не было там никакого романа после! Да я просто сжалился над ней бля! Позволил ей обслужить себя еще пару раз! Она же подыхала просто, умирала бля без моих внимания и ласки. Ее, небось, крутило и рвало, когда она смотрела на своего мужа, потому что после меня это было вроде как завзятому героинщику начать пить пиво. Вот она и скулила и ныла, и жевала сопли! Да что там, я вам сейчас сообщения покажу! Да нет уж, смотрите! Когда меня бьют ниже пояса, я отвечаю тем же! Жаль только, у этой суки ниже пояса нет ничего, кроме дырки, да и та, между нами говоря, так себе. Да я серьезно вам говорю! Так себе и точка! Все, что она умеет, так это подмахивать, поскуливая, как дворняжка . я о дворняжках в такие моменты и вспоминал - а у самой фантазии ни на грош, и сжимать не умеет, а вот моя жен... Впрочем, умолкаю. Мужчинам не след распространяться о таких вещах. Да, а вот эта дрянь - так она не в состоянии даже сжать тебя там как следует.

И это - женщина?!

Не смешите меня. Да, сообщения, вот, глядите. Это она мне. Да не отворачивайтесь вы! Запах? Ничего бля страшного, это лучший коньяк нашего города. Как и все самое лучшее из нашего города . привезено из Тирасполя, ха-ха. Кстати, моя жена - уроженка Тирасполя. Да, оттуда в Кишинев приезжают самые красивые девушки. Не рассчитывайте даже. Я никого не знакомлю со своей женой. простое благоразумие, знаете ли. И если вам кажется, что я черствый человек, который плюнул на семью - из-за того, что рассказывают вам вовсе не о них - то вы ошибаетесь. Счастье просто нужно хранить в тайне. Беречь от завистливых глаз. Нет, я про вас ничего такого не утверждаю, но просто - мало ли. Согласитесь, у меня нет никаких доказательств того, что вы - не завистливый человек. А даже если и есть, время сейчас такое . никому верить нельзя. Даже женщине, с которой спишь бля!

Так что вы ни слова о моей семье не услышите. Я вам даже не скажу, как моя жена выглядит. Моя стройная, пышногрудая, зеленоглазая киска с очаровательной улыбкой... -

И почему при такой жене меня потянуло трахнуть эту уродину, ума не приложу!

Видимо, просто из жалости. Точно, пожалел! Так о чем я? А, да. Сообщения. Вы наливайте, я сейчас найду. В общем, ага. Вот они. Еду я домой, после того, как бросил ее... Кстати, наверное лучше всего будет, если я объясню, почему я так сделал, да? ну, чтобы меня прекратили считать мерзавцем и подлецом, который совратил женщину, а потом послал ее куда подальше. После двух свиданий! Меня, признаюсь, это тоже здорово удивило. Такой прыти я от себя не ожидал. Подумал - а может, я бабник? Но это не так, я был вынужден признать. В двадцать пять становиться бабником поздно. Тогда почему же я так быстро ее послал? Да все просто. Вам надо было видеть КАК она ходит по той квартире, куда я привел ее потрахаться в первый раз. КАК по-хозяйски она на все - а самое главное, на меня - она смотрит. Я бля просто остолбенел, когда это увидел. Замашки ее блядские.

Передо мной стояла баба из породы тех, которые вечно Столбят.

Ну, знаете, из тех, которых в десятом классе цепляете стайкой, вас тоже стайка. вы все идете в кино, а потом проводишь одну - просто потому, что так получилось - из кино до дому, а она уже хвать! и вцепилась в твою руку мертвой хваткой. Так и хочется сказать, детка, ты не торопись. Может, познакомимся для начала?

И вот такую-то я перед собой и видел.

Честно говоря, даже желание пропало всякое. Именно поэтому - ТОЛЬКО поэтому, а не из-за того, что она там себе понавыдумывала, - я и не хотел даже трахаться. Думал, да ну ее. Но она, видно, была настроена уже сделать это - верная женушка, ага, и почему я не удивлен? - и сунула мою руку себе в трусы. Кстати, джинсы она могла бы надеть менее облегающие. Что за страсть полных женщин натягивать на себя одежду на два размера меньше? Она мне едка пальцы не сломала, простите уж за подробности. К счастью, у меня дома ручной эспандер.

Так что я не оплошал, и, судя по ее широко распахнутым глазам, она кончила.

Про остальное она рассказала достаточно точно - за вычетом милой женской лжи в нескольких малозначащих деталях, но это дело обычное, да, - поэтому о сексе не слова. Вернусь к тому, с чего начал. Она весла себя отвратительно. Так, как будто мы уже завтра съезжаемся и женимся. Я думал, у нас будет роман. А у нас - после первой же встречи! - начались рефлексия, переживания, и томные взгляды. Я читал в них "ах, не честнее ли будет нам известить обо всем супругов с тем, чтобы счастливо пожениться?".

Тургеневская блядь разведенка.

Конечно, я не выдержал, и послал ее. После второго свидания. Она говорит - "после двух-трех", но это дешевое кокетство. Типа не помнит. Типа может быть после третьего? нет, дорогуша. После второго. Сразу после второго, потому что ты меня очень быстро ДОСТАЛА. И это было очень правильное решение. Ну, а потом с моей стороны была допущена череда ошибок.

Я буквально повторил путь Адольфа Гитлера.

Правильные замыслы, но слабое бля исполнение, и неверные действия после крупного успеха. Ограничься я тогда романом .1, был бы в дамках. высокая самооценка, неплохой, - признаю, - секс, - легкое чувство новизны в браке, сорванный скальп на поясе. Но я ж бля мягкотелый интеллигент. Поэтому когда она начала жевать сопли и спустя полгода мы случайно оказались в пределах досягаемости друг друга и . о ужас - широкой кровати, как моментально очутились на ней. И пошло поехало. Коготок, то есть, член, увяз - всей птичке конец. Роман - 2. Сейчас я думаю, что эта сука подспудно приучала меня к себе. Ну, знаете, тренировка рефлексов. Оттого она так и старалась в сексе. Но я и на тот раз проявил себя настоящим мужчиной. Нашел в себе силы прекратить все это, потому что она - хоть и сделала некоторые успехи - все равно утомляла своими претензиями на нечто большее, чем просто отношения любовников. Что?

Любит мужа? А-ха-ха. Анекдот года.

Надеюсь, это она сама вам сказала, да? Ну, не может же быть, чтобы это вы так решили. О кей. Скажите, как может любить мужа женщина, которая в его отсутствие берет в рот прямо на супружеской кровати. И руки у нее при этом связаны, губы накрашены самой что ни на есть яркой помадой, какая дома нашлась, а сама она одета в школьное платьице? А? нет, ну бля объясните? А что я? Нет, вы не путайте. Мужчина полигамен. Да и чтобы я, да у себя, да еще и на той самой кровати?! Да вы что!

Сообщения? А, да. Вот они, значит.

После романа .2 наступает некоторое затишье. Она не тревожит меня, не беспокоит, не пишет письма по десять страниц, не шлет смс-сообщения, в общем, исчезает. Ах, как славно, думаю. наконец-то. Пришпиливаю этот эпизод в гербарий, сую бля в шкаф, и забываю обо всем. Пока через пару месяцев - опа-па, - не появляется, кто бы вы думали? Ну конечно, ОНА. Устроилась в мое издательство - а я уже, между прочим, заведую экспедиторским отделом, и даже снова подумываю написать книгу, издаем ведь всякое говно, почему бы не написать конфетку, что-то вроде помеси природоведения, краеведения и лирики, городская проза, знаете, - причем заместителем директора. И выглядит, признаю, ослепительно хорошо. ну, насколько может.

Специально ради меня, неужели неясно?

Стрижка короткая, каждый день новое платье, пахнет офигенно, в общем, к ее столу стоит очередь из всего издательства. То есть, она ЯВНО бля сделала все это специально! Сейчас-то она уверяет, что это просто город маленький - и, хочешь не хочешь, - можно и столкнуться. Тем более, что специализация одинаковая. С картошки в "Маке" бля пошло. Формально она права, потому что еще в "Маке" мы получали, - единственный бонус за счет фирмы - второе высшее образование, ускоренные двухгодичные курсы, финансы и экономика. Город маленький, рынок маленький, говорит она, пожимая плечами. И проходит мимо, сверкая ногами в чулка - как в люблю - в крупную сетку. Сука! И все вокруг нее крутятся.

Как дворовые шавки вокруг полоумной старушки с подносом объедков.

Нет, что значит ревную. Она мне что, жена что ли? Но, конечно, неприятно. И я, хочешь не хочешь, невольно включаюсь в эту игру, и тоже начинаю кружиться вокруг нее, как шавка вокруг полоумной старушки с подносом объедков. Думаю, сжав зубы, ну все понятно. Захотелось отомстить, сука. Будешь наслаждаться видом моих мучений. И откажешь. Ага. как бы не так.

Едва я появляюсь рядом, она бросает все, и цепляется в меня мертвой хваткой.

Снова. Поначалу мне это даже льстит. Пока я не понимаю, что вся эта конкурентная борьба чуть раньше была просто инсценировкой. И пришла она за мной. И мы снова получили то, что у нас было. Цепкий взгляд, жесткую руку на локте, и жадное, всепоглощающее желание поиметь тебя в качестве мужа/любовника/мужчины/рыцаря/хрен знает кого. В общем, поиметь тебя. Всего. И точка.

И тогда я посылаю ее окончательно.

И она бля исчезает. Представляете? По-настоящему. Навсегда. Ну, поначалу я думал, что это временно. А потом начал беспокоиться. Да нет, не в том смысле, как она там, моя любимая. А просто - ну, все ли в порядке, жива ли? Этих сумасшедших не поймешь. может, она уже утопилась, а это будет на моей совести... Но нет. Наша пташка оказалась весела, бодра и, что неудивительно в связи с перечисленным, - жива.

Жила счастливо без меня.

И тут меня проняло. Потому что я, наверное, немножечко все же влюбился. Не потому, что она достойна хотя бы малейшей моей любви. А просто потому, что лезла и лезла в меня несколько лет. тут кого хочешь полюбишь немножко. Это как ежедневный бокал вина, и диагноз алкоголизм спустя два года. Говоря проще, она меня к себе приучила. И лишила. Под благовидным, бля, предлогом. "Ты для меня стал как наркотик". Вот что она сказала мне, когда я разыскал ее в очередной раз. Как наркотик. Это я-то! Поэтому - я хочу попробовать с тебя соскочить, говорит она. Поворачивается и уходит. Вот ведь блядь!

Вот ведь сука!

Это ведь ТЫ наркотик. И это ТЫ меня к нему приучила. А сейчас - лишаешь меня его!

"... неразделенная любовь - та форма любви, при которой один человек испытывает сильное эмоциональное влечение к другому человеку, но не получает взаимности. Проявления неразделенной любви могут быть различными. Во многих случаях такая невзаимность чувств может использоваться в личных или корыстных целях, для манипуляции. Нередко безответная любовь может привести к депрессивным расстройствам, а у лиц с не сформировавшейся или больной психикой - даже к самоубийству. Это чувство многократно описано в шедеврах классической литературы, поэзии и других видах искусства. Иногда такую любовь ошибочно путают с влюбленность, и она может не кончаться никог..."

Единственный способ со всем этим покончить - дать мне.

Он:

Планы?

Какие бля планы?

Вы выходите из влагалища.

Нет? Ах вы лапочка... Ну, хорошо. Вы выходите из темного укромного мягкого места. Там было уютно, там плескались волны, что-то шуршало и щелкало. Потом вы вышли оттуда.

То есть, вы все равно выходите из влагалища.

Хотите вы того или нет. И, по выходу, начинаете строить планы. Говорят, хочешь рассмешить Бога, поделись с ним планами. А мне вот интересно, Он смеется над планами детей? Ладно, хрен с ними, со взрослыми. Но вот - дети? Он смеется, когда маленький мальчик загадывает себе к Рождеству охотничье ружье для малышей, а за пару недель до елки, снега, колокольчиков и ружья мальчика . бац, сбивает грузовик. Желательно, большой, с рождественской "Кока-колой" на борту. Смеется ли Он, когда маленькая девочка загадывает себе куклу и хорошего мужа, такого же красивого, как Петя с соседней парты, а в крови у нее уже разгуливают эти ужасные бациллы лейкемии? Мир ужасен. Страшен и отвратителен.

В любом случае, вы выходите из влагалища.

Просто у вас нет выбора. Вы не можете не выйти оттуда. И что вы делаете, выйдя оттуда? Начинаете строить планы. Планы на то, планы на се. Сходить на речку, попросить папу починить велосипед, позвать в кино ту новенькую из соседнего класса, получить хорошую работу после университета, кстати, об университете, сдать зачет, который висит еще со второго курса. Вы строите планы. Вы чувствуете себя отвратительно, когда планы проваливаются. Вы чувствуете себя отвратительно, когда все идет по плану. Вы в любом случае чувствуете себя отвратительно. Моя жизнь была спланирована. Возможно, не мной. Это не имело никакого значения.

- Знаешь, что самое ужасное? - спросил меня подвыпивший новый старший смены, с которым мы раздавили бутылку коньяку, недели за три до того, как я собирался сваливать. - Самое ужасное то, что ты, бля, чувствуешь себя пойманным.

Это как еще? - спросил я.

В ловушку, - мрачно ответил он.

В смысле? - спросил я.

И он объяснил. Каждый мужчина, сказал он, подняв вверх свой палец с обгрызенным ногтем - я не стал делать ему замечания, потому что все равно собирался сваливать, так что присматривайтесь к своей жареной картошке сами, ха-ха. - женившись, чувствует, что попал в ловушку. Слово "никогда" лязгом засова на дверях темницы отзывается в ушах нашего несчастного мальчика. оно подавляет его и делает невротиком. Психом и дегенератом!

Потому что мысль о том, что ты проведешь ВСЮ свою жизнь с ОДНОЙ женщиной. отныне и навсегда, и что с этих пор для тебя отрезано ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ, - подчеркивая особенно интересные места ревом, проблелял мой доморощенный философ, - сводит тебя с ума.

И ты?.. - наклонил голову я.

И ты начинаешь ходить по бабам! - заключил он довольно.

После чего я начался обычный треп на тему "Каким молодцом бывает рассказчик во время некоторых пикантных эпизодов, связанных с покорением женских сердец и не только". Социальная фантастика. Дайте мужчине бутылку спиртного, благодарную аудиторию, и он превзойдет Казанову. На словах, конечно. Неудивительно, особенно если учесть, что Казанова свои подвиги совершал тоже преимущественно на словах. Примерно между восьмой соблазненной фотомоделью двенадцатой брошенной герцогиней я сделал вид, что сплю. Старший смены - мужик лет пятидесяти, с отвратительными редеющими волосами на красной коже, - повздыхал, побормотал... И, оставив после себя фразу "совсем нынче молодежь пить не умеет", свалил. А я остался думать. Умозаключения коллеги не казались мне логичными.

Если ты заперт навсегда, то как же ты начнешь ходить по бабам?

Забавное словосочетание. Оно напоминало мне, почему-то, пир после битвы у реки Калки. Я читал об этом в детской энциклопедии, которую купил старшему сыну в командировке в Москве. У реки Калки русские князья перессорились, и поодиночке проиграли битву монголам. Те положили пленных князей связанными на землю, прикрыли досками, и устроили на этих досках пир. Эту страницу я вырвал, тем более, что она была с иллюстрацией. Кошмар какой-то. Так вот, когда я слышу "ходить по бабам", у меня перед глазами встает эта картинка. Умиротворенные бородачи под досками, и танцующие на них кривоногие узкоглазые монстры. Ходить по бабам все равно что ходить по трупам.

Она говорит, что сходство и в самом деле есть.

Она много чего говорит, и я не склонен доверять ей в этих вопросах. Женщины . люди пристрастные. Особенно когда речь идет о том, что касается их самих. Впрочем, все мы пристрастны относительно затрагивающих нас вопросах. Ладно. Обвинение снимается.

Вы выходите из влагалища и что проделают с вами в первую очередь?

Правильно. Вас ударят, чтобы вы заорали и прочистили легкие. Я знаю, я слышал это дважды. Вернее, трижды, но так как своего крика я не помню, то ограничимся опытом с моими двумя детьми. Два раза я слышал этот недоуменный, жалобный крик. Это было отвратительно.

Не факт, что не услышу в третий.

Детей-то я очень люблю, просто мне их ужасно жалко. И себя мне ужасно жалко. Мне всех ужасно жалко. Что не отменяет печальной необходимости заниматься тем, ради чего меня, собственно и вытолкнули из влагалища.

Собственно, жить.

А что есть жизнь, как не планы, которые мы строим большую часть жизни. Особенно хорошо это видно на холодильнике, который у нас от морозильной камеры (на нашем . внизу) до термометра (верх) обклеен бумажками с напоминаниями. Знаете, в офисах такие вешают на специальную доску. Ну, мы с женой решили, что доска для дома будет чересчур - Ограничились тем, что накупили маленьких магнитиков, которыми можно крепить бумажки к холодильнику.

Вынести мусор, заплатить за детский сад, купить хлеба...

Заплатить за квартиру, поговорить с дворником насчет второго замка на крышу.

Пойти в кино в воскресенье, отвезти детей в парикмахерскую, завести после во...

Для серьезных планов на работе есть компьютерные файлы. "План действий на май месяц, апрель ...го года". "План мероприятий на 2 квартал текущего года". Для глобальных планов на жизнь есть дневники. "Начать учить английский, приобрести велотренажер, поискать новую квартиру".

Для тайных планов нет ничего.

Подыскать съемную квартиру для тайных встреч. Попробовать ту новую штучку, которую вы увидели в прошлую среду, Связать ей, наконец, руки. Раздобыть школьное платьице. Вынести из дому подвенечное платьице - якобы, в химчистку. Потом уже с чистой совестью прикрепить к холодильнику бумажку:

"Отнести свадебное платье в химчистку".

Потому что ему и вправду надо будет сдать в химчистку. Ну, после всего... А школьное придется выкинуть. И фотографии -лучше убить, потому что, по закону подлости, они всплывут, всплывут где-нибудь непременно. Особенно если вам обоим уже слегка за тридцать, и вы ни черта не понимаете в этой современной технике. Связать руки. Крепко обнять и кончить, глядя в глаза - так рекомендует "Камасутра". Порвать все компрометирующие записки. Подыскать новую работу. Подыскать новую любовницу. Подыскать. Что? Или просто искать и искать.

Честно говоря, все это не казалось мне выходом.

После той беседы я пришел домой, и глядя в спину жене, пытался понять, что я чувствую. Загнанным себя в ловушку? Нет. А может, пытался определить я - я просто нюня? Подкаблучник? И получаю от этого удовольствие? Но в семья главный . я. Так что же, собственно, происходит? Я подошел к жене сзади и обнял. Я чуть выше, так что мои руки пришлись аккурат на ее грудь. М-м-м... Она положила голову мне на плечо. Я подумал, что хочу ее.

Так оно и оказалось.

Позже я снова вернулся к своим мыслям. Вся эта возня с "хождением по бабам" представлялась мне бессмысленной и тупым времяпровождением. Если брак это темница, то адюльтер это вовсе не побег из нее, как вы могли бы подумать, - сформулировал, наконец, я. Адюльтер это когда ты в тюрьме ловишь крысу, дрессируешь ее, заводишь паука, выхаживаешь муху, и нянчишься с этим своим зоопарком на потеху тюремщикам и самому себе. Просто возишься с чем-то, чтобы не чувствовать себя в ловушке. Дружба заключенного с крысой. Вот что такое адюльтер.

При условии, конечно, что брак - это темница.

В чем я вовсе не был уверен. И в чем не уверен до сих пор. А если брак это вовсе не темница, а остановка возле женщины на всю жизнь - не конец пути, то что же такое адюльтер, подумал я, и встал с мокрого пледа. Жена была в ванной, я проверил, спит ли ребенок, и поставил чайник на огонь. Я был счастлив. Может быть, подумал я, мы привыкаем к счастью, после чего оно перестает таковым быть?

И нам нужно уметь довольствоваться тем, что имеем?

Да, это звучит ужасно банально, но все ведь хорошее очень банально, банально подумал я, заварил чай и полез в ванную к жене. На следующий день пошел на работу в прекрасном настроении. Написал большой план на следующий квартал. Уволил старшего по смене.

За привычку грызть ногти.

Отозвал отправку нескольких резюме из агентства по найму. И начал искать нового старшего по смене. Конечно, на это место могли бы претендовать десятки рядовых сотрудников "Мака". Тем более, что это политика предприятия. Но, если честно, мне было на нее плевать. Мне нужен был толковый человек. И я ее нашел. Это была она.

Единственная, кого не сбил с толку фокус с Мадонной.

То есть, простите, Моной Лизой.

Она:

Планы?

О, самые простые.

Тринадцать лет.

Научиться целоваться открытым ртом.

Научиться делать вид, как будто у тебя нет этих самых дней.

Научиться не волноваться, когда к тебе подходит мальчик, чтобы пригласить в кино.

Научиться сообщать маме спокойно, что сегодня вечером ты идешь в кино и все, конечно же, будет в порядке.

Двадцать пять лет.

Научиться целоваться закрытым ртом.

Научиться делать вид, как будто у тебя есть эти самые дни.

Научиться спать рядом с мужчиной каждую ночь. Научиться переворачивать его на бок, когда он захрапит, не просыпаясь сама. Научиться готовить каждый день. Научиться не потерять удовольствие от готовки еды.

Простейшие планы. Надеюсь мой до черта умный муж не знает о них. В противном случае он решит, что мои планы просты, как амебы, и уйдет от меня. Это не в моих интересах.

Научиться быть верной женой.

Это смешно, с учетом того, что я ей и была. И мысли об изменах не было. Ни малейшей, говорю вам. Нет, не из таких я. Чего уж там, все мы знаем, что есть девчонки, которые слабы на передок. И когда такая в пятнадцать обслуживает половину класса на крыше школы,- это не потому, что бедняжку жизнь заставила. Не потому, что отчим потискал, и с тех пор она расстроилась и все никак прийти в себя не может. Это все оправдания, которые им подыскивают интеллигентные мальчики. Для того, чтобы познакомиться поближе и вдуть на крыше.

Они просто любят трахаться.

Оказалось, что и я люблю трахаться. Правда, пока еще держусь, и до школьной крыши дело не доходило. Хотя, вынуждена признать, бывали у нас места, вполне ей равноценные.

Ну, а что делать, если невтерпеж?

Самый простой и очаровательный в своей простоте план - у шестилетней девочке. Встретить принца в синем кафтане на белом коне, и быть увезенной. Пара осыпается золотым конфетти с неба. Занавес. Главное, никогда не говорите об этом мужчине. Иначе он вас возненавидит. Особенно тот, который в вас влюблен.

Мужчины очень утомленные жизнью люди.

Им хочется простоты и спокойствия. Раз-два. Ты садишься на подоконник в соседской девятиэтажке, и раздвигаешь ноги. Хорошо хоть, окна здесь закрывают намертво, чтобы сквозняки не распахнули. Нет, заднице не холодно, потому что дубленка длинная. И ты думаешь: неужели вот об этом ты и... Но все равно приятно. Откуда-то с неба падают золотистые конфетти. Ну, а что делать, если вам по шестнадцать и обоим невтерпеж?

Когда ты делаешь это в том же подъезде в тридцать, все уже намного печальнее.

Ну, за исключением небольших приятных моментов, связанных с приобретением опыта в этих делах. Так что, не исключено, тебе уже не просто приятно, но ты еще и кончишь. Тем более что между ног - он самый. Твой любовник. Все они, конечно, одинаковы. Никакой ответственности, никаких решений. Каждый мужчина в душе Конфуций, или как там звали этого китайцы, ждавшего у реки? Сиди у реки, ничего не делай, и воды пронесут мимо тебя труп твоего врага, часто говорил он. Удивительная жизненная позиция. Неужели никому из них не приходит в голову, что прождать можно всю жизнь? И не случится ничего. Вот я, к примеру.

Не измени я мужу, никогда бы и не узнала, ЧТО, оказывается, может дать мне секс.

В том числе и с мужем. Но для этого надо было хоть что-то сделать. И я сделала. А он, как и все мужчины, сидит у реки и ждет. Но при этом им частенько хочется. Это, я так понимаю, и есть мужской дуализм?

Поэтому квартиры для встреч ищу я.

Свидания назначаю я.

Раздеваю себя я.

Спасибо, хоть трахает меня еще он.

Но все остальное, конечно же, на мне. Все, что ему остается - приступить, собственно, к делу. Слава Богу, хоть это он делает, и делает хорошо. Жаловаться не стану. Не на что. Планов я никаких не строю. Это смешно. Не хочется никого смешить. У меня просто цели, и я их достигаю.

Снова научиться целоваться открытым ртом.

Разобраться, наконец, со своим любовником.

Нет, знаете. Меня все устраивает. Вот правда, правда. Я даже знаю, что на самом-то деле влюблена в обоих. И сплю с обоими. Какие проблемы? Все хорошо. Период сложных отношений прошел. Мы за пять научились сосуществовать. Все успокоилось. Или, как он говорит, устаканилось. Кстати, он стал чаще пить, и мне это не нравится. Но так как он знает, что и я изменилась - и терпеть это долго вряд ли стану - то он возьмет себя в руки, я уверена. Он теперь знает, что я не позволю себя пинать. Я теперь это знаю. И мы даем друг другу то, в чем нуждаемся.

Сохраняя при этом наши счастливые семьи.

Ну, разве не идиллия?

Я и в самом деле чувствую себя последние несколько месяцев, как в раю. У меня все хорошо, у меня чудесный и внимательный муж, отличный любовник. Все как будто застыло, и мир полон гармонии. Самое главное, я полна гармонии. А разве в раю строят планы? Разве что какая-нибудь мелочь.

Починить зонтик, купить плащ, снять квартиру.

Я даже думаю иногда - как хорошо, что он проявил такую настойчивость. Не оставил меня в покое после нашего первого и четвертого разрывов. И как хорошо, что я не нашла в себе сил оставить его в покое после второго и третьего разрывов. Мы сумели пройти через все самое неприятное, чтобы получить самое то. Вожделенный мед. Сердцевину. Сладость. Мы вкушаем удовольствия отношений, не перенося их тяжести. У нас есть преимущества, но нет обязательств. Я научилась относиться ко всему проще, и он этому научился.

Иногда я прихожу в "Макдональдс", ну, просто, чтобы вспомнить. Хотя он ругает меня за это и говорит, что я чересчур сентиментальна. И что старые письма нужно порвать, он тоже говорит. Он думает, что я так и сделала, но я их храню в отдельном файле и иногда перечитываю. И фотографии я не стерла. Его наивная уверенность в том, что люди за тридцать не в состоянии даже инструкцию для утюга осилить, просто очаровательна.

Это он не в состоянии инструкцию для утюга осилить.

Что не мешает мне принимать его таким. Это вообще женское. Принять все как есть, и обратить ситуацию себе на пользу. Вся эта история пошла мне на пользу. Ведь в начале матча я проигрывала с крупным счетом. Сейчас же победитель один, и это я. Иногда даже подумываю над тем, чтобы завести себе еще одного любовника. Конечно, придется сохранить это в строжайшей тайне.

А то он, глядишь, сломается.

Он:

Негде.

Начинается все именно с того, что просто негде.

Ну, совсем как в молодости, но тогда можно было завалиться с подружкой к родителям на день-два, и провести их чудесненько в своей комнате. Обклеенной твоими детскими фотографиями, с грушей в углу, на подростковых размерах диване. Что . я о небольшой площади дивана - лишь сближало.

Сейчас родители не поймут.

Трудно будет понять женатого сына с двумя детьми, счастливого в браке - что они видят на каждом семейном торжестве - если тот придет переночевать с подружкой. Об этом ли мечтал твой отец, когда вел твою невесту к алтарю? Об этом ли мечтала мать, утиравшая слезы в дворце бракосочетаний? Поэтому родителей мы вычеркиваем. Негде, просто негде. Наступают праздники, и все квартиры в городе уже сданы: я готов голову дать на отсечение, что из всех этих туристов, приехавших увидать город, 80 процентов - просто любовники. Такие же, как мы. С одним лишь различием.

Им есть где.

А нам негде. Идет вторая неделя. Вы распалены. В городе - начало декабря. В городе атмосфера рождественского сумасшествия. Это когда все бегают по магазинам и ужасно хотят трахаться. как нет?! Вы же хотите! Вы плюете на правила безопасности. Вы пишете друг другу сообщения: правда, днем, но это всегда плохо кончается, ВСЕГДА! Кто-то рано или поздно забудет стереть сообщения из памяти мобильника, и тогда все накроется.

Поэтому вы договариваетесь не слать друг другу сообщения.

Договариваетесь посредством телефонных сообщений, конечно.

После чего она пишет тебе напоследок что-то вроде: "Да-да-да, я хочу тебя, хочу, хочу чтобы ты вжал в меня, хочу тебя, твой большой, твой ОГРОМНЫЙ, м-м-м-м, я обожаю когда ты во...". Дальнейшее вымарано комитетом по цензуре. Если бы в мире давали премии за лучший порно-роман, победил бы список сообщений в моем мобильном телефоне.

Вторую премию получил бы список сообщений в ее телефоне.

Потому что ты, глядя из окна на центральный проспект города, и чувствуя, как у тебя встает, отвечаешь чем-то вроде: "О боже, как я хочу воткнуть в тебя, сжать твои груди, пропороть, сжать, трахнуть, спустить, кончить, м-м-м-м-м-м". И думаешь, что это совершенное безумие, и следовало бы быть поосторожнее.

После чего жмешь на кнопку "отправить".

После этого ты стараешься не думать о сексе. Ровно до того момента - минут через пять . пока экран твоего мобильного не вспыхнет. Это сообщение. Угадай от кого. Ты стараешься отвечать не сразу. не на все. Хотя бы через одно.

Ты думаешь об одной неприятной вещи. А именно...

Есть ли что-то в ваших отношениях кроме траха? И стоит ли тогда все это продолжать? Может быть это просто болезненная похоть? Когда у вас начинался роман, это был действительно роман. Сейчас вам хочется только одного, вы сами себе противны, думаешь ты. И пытаешься угадать, есть ли чулки на той симпатичной девице, что переходит дорогу у "Мака".

У тебя уже новое место работы.

И далеко не каждый может залезть в твоей рабочий компьютер.

Тем не менее, в офисе не получится: здесь стоят камеры наблюдения, и доступ к ним есть у твоего начальства. У нее на работе тоже никак. Ладно.

Проходит две недели.

Ты думаешь о сексе с утра, днем и вечером. Ты не думаешь о нем ночью, потому что ночью у тебя есть секс. Много. Жена не нарадуется. Об этом вы стараетесь не говорить и уж тем более не писать. В гостиницу идти просто опасно, в городе всего пять гостиниц, и все они пользуются пристальным вниманием городской общественности.

Ты узнаешь, что здесь есть городская общественность.

В отчаянии ты отправляешь смс-сообщение, которое начинается "а что если нам...". Она говорит "нет-нет, ты с ума сошел". И, как на грех, зима. Летом проще, летом все значительно проще... Ладно. И вдруг решение приходит. Вполне ожидаемо. И внезапно. Совсем как снег в середине декабря для городских властей.

Ты вспоминаешь о кинотеатрах.

Первым делом открываешь страницу в интернете.

Само собой, после этого не забудьте подчистить ваши страницы. Звучит страшно только поначалу. Проще простого. Спросите у кого-нибудь, кто так делал. Например, меня. Я вам покажу. После этой зачистки уже никто - кроме самого зачморенного маньяка-хакера, а такие бывают только в кино, - не узнает, куда вы заходили со своего компьютера. А если и узнает, то здорово удивится. Ничего особенного.

Страница местного кинотеатра.

Что, выкусил? Ха-ха. После этого долговязый придурок в джинсах, обязательно с длинными волосами и вечной сигареткой в зубах, вас зауважает. Что же такого он смотрит на самом деле, если после зачистки у него на компьютере остаются только адреса местных кинотеатров?! Вот что будет о вас думать это старый системный администратор. Старый, потому что вы его уволите. потому что нечего лезть в компьютер менеджера звена пусть и среднего, но все же менеджера, мать твою!

Нет, я не нервничаю, просто объясняю.

Звонить я вам не советую. Ваши звонки можно проследить. Любая ревнивая жена может привести мужа за курку в офис компании мобильной связи и взять распечатку его звонков.

Любой ревнивый муж может... см. вышел.

Заходы с компьютера проследить фактически невозможно, она мне объяснила. Виден только адрес фирмы, которая предоставляет тебе интернет-услуги. И нужно совершить что-то экстра-серьезное, чтобы они рассекретили твой адрес. Например, убить кого-нибудь. А ты заходишь на сайт местного кинотеатра вовсе не за этим. Ты всего лишь хочешь узнать время дневных сеансов. И вовсе вам не обязательно сидеть там от начало до конца.

Среднестатистический фильм длится от полутора до двух с половиной часов.

Среднестатистический обеденный перерыв длится от сорока пяти минут до часа.

Отнимите минут десять на то, чтобы дойти до кинотеатра. Остается полчаса.

Стало быть, полчаса у вас и есть. Расстегиваетесь и вперед.

Что еще?

Дневные сеансы почти не посещаются. Лучше всего брать места с краю, не с того, куда запускают в зал, конечно. И как можно ближе к концу. Заходить порознь. Билеты не бронировать. Срабатывает всегда. Ну, почти всегда. как-то я забыл про каникулы. И мы не смогли купить билеты на дневной сеанс. Стояли, красные, в толпе гомонящих детишек. Хорошо хоть, младшие классы. Кстати. Если в зале больше пятнадцати человек, разворачивайтесь и уходите.

Вам это кино не понравится.

Людей мало? Что же. В туалет идти не нужно. В фойе идти не нужно. Никуда идти не нужно. Просто усаживайтесь. Ждите минут пять-шесть, пока смотритель, заскучав, не выйдет из зала в фойе, болтать с продавщицами воздушной кукурузы. Все, смело начинайте. Конечно, возможности несколько ограничены. Но лучше так, чем ничего. Оральный секс приветствуется. Петтинг приветствуется. Вагинальный секс - с оговорками, но - приветствуется.

Главное, тихонько.

И лучше всего - на заднем ряду, на так называемом "ряду для поцелуев". Между ними нет подлокотников. Они не видны киномеханику, которому виден весь зал. Места для поцелуев активно рекламируются. Они стоят дороже обычных. Обычно мы ждем от рекламы разочарования. Обещают одно, а получаешь другое. В данном случае вы можете быть спокойны.

Это единственная рекламная фишка, с которой вас не обманули.

На местах для поцелуев и правда удобнее целоваться. И трахаться, - это, хотя и не говорится, но подразумевается. Поэтому вы садитесь на места для поцелуев, терпеливо дожидаетесь, пока не прокрутят рекламу всех двадцати фильмов, которые здесь покажут месяц спустя, и начинаете целоваться. Рот в рот, плотно прижавшись. Аппарат для прокрутки ленты прямо над вами, поэтому вам чуть слышен шум работы. Свет иногда падает и на вас. Иногда все становится видным. Для вас, конечно, потому что вы не видны из-за следующего ряда. Для этого надо всего лишь сползти.

Чуть-чуть вниз.

Иногда становится светло, но не нужно паниковать. Это свет кажущийся. Он просто выхватывает вас для себя на минутку. Это даже пикантно. Конечно, она должны быть в юбке. Обязательно в юбке. Юбкой можно прикрыть и тебя и ее.

Рука под юбкой.

Цветные пятна на экране.

Голова внизу.

Шорох в первых рядах.

Дрожь ног. Голова вверх.

Пылинки мечутся в лучах проектора.

Бедра на бедрах. Запах тебя.

Сбоку колышутся шторы зала.

Удовлетворенные улыбки. Губы на щеке.

Гомон в фойе снова слышен.

Пустота. Такое чувство, будто облегчил душу.

Будто убил кого-то, держал это в себе, а потом покаялся и, - что самое важное, - получил прощение.

Все быстро, минут десять, не больше. Еще десять на то, чтобы оправить одежду. Потом по очереди разойтись. Не забудь порвать и выкинуть билеты. Да, конечно. Обычно первой уходит она. Поэтому я еще пару минут гляжу на экран и узнаю, что же это за фильм мы не посмотрели. А однажды даже досмотрел. Это был "Титаник". Мне не понравилось.

Не люблю смотреть кино с середины.

Через день пустота заполняется снова. И ни в кого, кроме нее, это не выливается. Секс с любимой женой не помогает. Дикий трах с первой встречной не помогает. Грудь шестого размера не помогает. Это специально для нее. Организм вырабатывает особый вид семени - в особом хранилище - специально для нее, и только для нее. Если ты не в ней, то это - остается в тебе. Тяжесть не уходит. Пустота не обретается.

В ожидании окончания новогодних праздников ты пишешь сообщения.

В ожидании того, как волна съемщиков жилья схлынет и в городе освободится хоть одна мало-мальски приличная квартира, ты включаешь компьютер.

В ожидании весны, когда можно будет потрахаться в любом парке города, ты открываешь страницы городских кинотеатров.

Дневной сеанс, два места для поцелуев, и никакого бронирования. Мелодрама, комедия, драма, боевик, какая разница? Хотя, конечно, предпочтительнее те фильмы, где много погонь и визга тормозов. Что-то вроде "Перевозчика-10" или "Такси-14". Но за неимением таковых и "Американский пирог" сойдет. Или даже "Домовой".

Кино и правда важнейшее из искусств.

Особенно если негде.

Он:

Лучше всего, когда вы встречаетесь по делу.

Мало ли, что в жизни случается. Было, но прошло. Кое кто кое что о ваших прошлых отношениях подозревает, но все уверены, что это в прошлом. Холеная дама тридцати пяти лет это вам не двадцатипятилетняя, по сути, девочка. И как бы девочка в 25 не важничала, она все равно остается девочкой. С верой в принца и... во что там еще положено верить девочкам. Да и ты, вопреки законам природы, после тридцати начинаешь выглядеть намного лучше, чем в двадцать с небольшим. У меня есть тому объяснение.

С пятнадцати до двадцати пяти мы просто тратим то, что досталось нам даром.

Нормально сложенное тело, бодрость, умение радоваться жизни самой по себе. После десяти лет насилия над собой мы превращаемся в развалины, поэтому мужчины хуже всего выглядят в двадцать-пять тридцать. Спохватившись, они бегут в зал, прыгают отвратительно хлористые бассейны, наполненные мерзкими волосами, и тайком смотрят на мышцы живота, когда задирают рубашку в общественном туалете. Всегда тошнило от таких.

Сейчас я бегу в зал, чтобы потом прыгнуть в отвратительно хлористый бассейн.

Наполненный мерзкими крашенными волосами, конечно. Почему я это делаю? Ну, наверное хотя бы для того, чтобы она меня не бросила. Не предпочла мне другого. Хотя, уверен, она еще с кем-то спит. Временами. меня это пугает настолько, что я предпочитаю не думать на эту тему. Лучше я еще десять раз штангу выжму. кстати, грифы лучше всего германские. Швейцарские - говно. Вот вам и хваленое качество, альпийский шоколад, часы, банки, сыр, что там еще? А грифы для штанг - никакие. Представляете себе? Намного лучше них простые немецкие. Безо всяких, знаете, наворотов.

И, конечно, лучше всего встречаться по делу.

На тебя украдкой глядит молоденькая секретарша, которая знает, что у тебя с этой красивой женщиной был когда-то роман - это же очевидно, - и, вздохнув, заваривает вам чай. Да-да, никакого кофе. Чай травяной. Тридцать пять это, конечно, молодость, но уже нужно думать о грядущих годах. Сейчас как с собой обойдешься, так в шестьдесят и почувствуешь. Поэтому я пью ромашкой чай и, когда она приходит ко мне, ей заваривают такой же. Никакого кофе, а курить мы, кстати, бросили почти синхронно. Жена и не курила никогда. Как, кстати, и ее муж. У меня даже возникали шальные мысли по этому поводу. Может быть, познакомиться как -нибудь. Впрочем, такие мысли нужно гнать. Рано или поздно провал все равно произойдет.

В адюльтере, как и в разведке, умеют уцелеть лишь избранные.

Счастливчики, которых покажут по телевизору спустя 50 лет после того, как они уйдут на покой.

Кажется, мы и есть такие счастливчики. По крайней мере, буквально вчера мы отметили десятилетие наших сложных, увлекательных, и преисполненных секса, любви, ненависти и еще тысячи всякой всячины отношений. Конечно, вспомнила об этом она. Конечно, я сказал, что ничего не забыл. Конечно, я ничего не забыл. Просто как можно отмечать десятилетие измены?

Она сказала, что мы можем отмечать десятилетние начала отношений.

Забавно.

Это как на похоронах отмечать день рождения души, сказал я. Вечно ты все понимаешь не так, сказала она, и положила голову мне на плечо. Мы сидели в машине, я выехал за город, и, поставив автомобиль поодаль от аэропорта, любовался полями и взлетающими куда-то самолетами. Она сидела рядом со мной, и мы поняли, что весна началась: пахло, по крайней мере, весной. Все как тогда, сказала она. В смысле, не понял ей. Давно, сказала она, очень давно и не с тобой. В далекой юности. Ух ты, сказал я, расскажи. Она не стала и, наверное, правильно сделала.

Что-то я стал ревновать ее все чаще.

А она наоборот. Помню, когда нам было по двадцать семь... Когда мы разошлись раз в десятый, а потом снова сошлись, она, положив мне голову на плечо - почему они всегда кладут голову на плечо перед такими вещами? - и спросила. Она спросила меня: как ты думаешь, что будет дальше? В смысле - это мой самый часто употребляемый ответ ей - спросил я. В каком смысле? ну, что с нами будет потом?

Мы займемся сексом еще раз, примем душ, причем без мыла или иных дезинфицирующих средств, - сказал я, - после чего ты выйдешь из квартиры, а спустя пять минут выйду и я.

А дальше, спросила она.

Мы пойдем по домам, созвонимся или спишемся на следующий день, решим, когда встретимся, и будем ждать этого дня, сказал я.

А дальше, спросила она.

Будем ждать встречи, распаляя себя мыслями о том, как сойдемся еще в коридоре, как я сдеру с тебя все, повалю прямо на пол, и... сказал я.

Ну, а дальше, спросила она.

А дальше я свяжу тебе руки, заткну рот сама знаешь чем, и хорошенько отстегаю, чтобы у тебя не было желания И ДАЛЬШЕ задавать глупые вопросы вроде этого "а дальше", сказал я.

Ладно, сказала она, - а дальше? Ты только не так подробно, а то мы проведем остаток жизни, слушая твои предположения о том, что будет дальше. Вкратце. А дальше? Что будет дальше? С нами?

Секс, подумав ответил я.

Это само собой, сказала она сразу и просто, и мне стало приятно, я, добавила она, никогда не перестану с тобой спать, потому что обожаю тебя в постели. Ну, а все-таки? Что дальше?

Глупые расспросы, сказал я. С таким подходом нет смысла жить, потому что мы же умрем, да? Так зачем жить? Все что хочешь можно обесценить этим "а дальше".

Мне просто интересно, сказала она - что дальше?

Я не знаю, устало сказал я.

Сейчас нам по тридцать пять. И у нее есть все основания задать мне вопрос, что будет дальше. Я не думаю, что смогу ответить. Тем не менее, она уже здесь, в моем кабинете, и я гляжу из окна на улицу, когда она заходит, благоухая чем-то дорогим - в строгом деловом костюме. Итак, вы уже взрослые - а по версии твоей секретарши, так вообще старые. Глядя на старшего сына, ты задумываешься о том, что она не так уж неправа, эта твоя секретарша. Надо бы прибавить в зале, думаешь ты, и ждешь ее. Она приходит. В принципе, вы давно бы могли работать вместе. Но это рано или поздно вызвало бы подозрения у супругов.

Хотя иногда, распалившись, вы мечтаете о Большой Четверке.

Впрочем, это всего лишь мечты и мечтами останутся. поэтому вы, по старой доброй памяти, сотрудничаете. Рекламные площади, откаты, отбивки, - ее издательский центр и компания, в которой ты занят маркетингом, в вашем лице нашли просто двух ангелочков-хранителей. Вы всегда договоритесь и никогда друг друга не прокатите. Все об этом знают, как знают, что вас связывает давняя дружба, еще со времен раннего молдавского капитализма и работы в "Маке". Капиталистическая мечта: начав с картошки, закончить хорошим автомобилем в полях у аэропорта. Следить за влетом и посадкой самолетов. Мечты сбываются, детка. Поэтому завари, пожалуйста, ромашкой чай. А коньяка не нужно - я уже не помню, если честно, вкуса спиртного. Последний раз я пил... Кажется, когда она снова бросила меня.

И значит, очень давно.

Мы как туземцы, обосновавшиеся у подножия вулкана. Ничем, кстати, не рискуем. Вулкан не то, чтобы остыл. Просто мы к нему приноровились. Знаем, когда будет извержение, знаем, какие признаки указывают на возможный выход лавы, знаем, откуда может вырваться струя пара, знаем, когда затрясет, знаем... Наверное, даже о своих браках мы знаем чуть меньше. Что не мешает нам быть прекрасными супругами.

Свою страсть мы обуздали, приручили, подчинили, и теперь пользуемся плодами своих трудов.

Это и есть мудрость, не так ли? Обуздать страсть, и вкушать ее прелести, избегая недостатков. Трудиться в юности, чтобы получить в зрелости. Вложить поначалу, чтобы получить в конце. Ну и так далее. Примерно так же думает и она. Поэтому на ее лице, когда она заходит ко мне в кабинет - довольная улыбка. мы уже очень-очень взрослые. Нам уже давно есть где.

Поэтому наши деловые встречи - просто своеобразный эксперимент.

Эротические танцы первобытных племен на краю озера кипящей лавы. Наверное, так мы приручаем еще и судьбу. Помимо страсти, которую уже приручили.

Добрый день, - говорит она, и садится напротив меня.

Добрый, - говорю я, улыбаясь, и опускаю глаза.

Она еще пару минут беседует с девицей, которую сунули в секретари совладельцы . в Молдавии по-другому не бывает, да, наверное, и нигде не бывает, как я выяснил, что и примирило меня с провинциальной родиной, - и пьет чай. Потом секретарша, наконец, уходит, когда мы достаем папки с графиками, цифрами и прочей лабудой. Теоретическое обоснование бюджетного распила. Несколько минут мы им и правда занимаемся, после чего я, расстегнув пуговицы на рукавах рубашки, появляюсь в дверях кабинета и прошу еще чаю и чтоб было тихо. Расстегнутые пуговицы это сигнал. Значит, босс закатал рукава и вправду начал трудиться. Поэтому никто и правда не войдет, хотя я, на всякий случай, закрываю дверь на защелку. Но она . дверь - еще ни разу не дрогнула.

Мы получаем чай, я закрываю дверь и мы еще немного работаем.

После чего она встает, и садится на краешек стола. Мы и правда разговариваем о делах. Диалог примерно такой.

Типография хочет на пятнадцать процентов больше.

Ну и отлично. Только откуда мы им их возьмем.

Они знают, что вы подняли продажную цену. Только не нужно говорить об аренде, она у вас прежняя.

Знаю, но разве этим моим мудакам объяснишь. Они просто жадничают.

Дайте им на десять процентов больше, и они будут счастливы.

Счастливы? М-м-м-м...

Ну ладно, пять-семь. А еще лучше пять, и два процента директору. Типография-то государственная, он возьмет.

Ладно, слушай, а если мы сделаем так: возьмем кредит деньгами, а расплатимся с ними рекламными площадями?

Ну, а согласятся ли они?

Еще как, ведь рекламную площадь перепродадут с наценкой на те самые пятнадцать процентов.

Недурно, можно попробовать. Если, конечно...

Само собой. По пять получим и мы.

Ну, ладно.

И так далее.

Как видите, совершенно деловые разговоры.

Правда, в это время она проделывает кое какие процедуры. Нет-нет. Так еще никто не умеет, я уверен: чтобы и это, и говорить.. А если бы умела... О-о-о... Кстати, я вас не обманываю. Мы и правда обо всем этом разговариваем. Но еще и делаем. Так что будет лучше, если вы получите несколько более полную версию происходящего в моем кабинете.

Вот, примерно, такую.

Типография хочет на пятнадцать процентов больше, - говорит она, и расстегивает пиджак, обнажив свою великолепную, ни чуть, ни капельки не изменившуюся грудь, все такую же свежую, все такую же полную, она все так же смотрит чуть в стороны, о...

Ну и отлично. Только откуда мы им их возьмем, - отвечаю я, откинувшись в кресле, и расстегивая брюки, по ходу с удовлетворением отметив, что живота, как такового, у меня больше нет, одни мышцы, самой великолепной из которых является, конечно же, о...

Они знают, что вы подняли продажную цену, - говорит она, глядя мне в пах, становится на колени, и быстро, как кошка, касается меня языком, потом встает и скатывает юбку на бедра, добавляя, - только не нужно говорить об аренде, она у вас прежняя...

Знаю, но разве этим моим мудакам объяснишь, - вздыхаю, и вовсе не потому, что огорчен совладельцами свой компании, я, и говорю, почему-то севшим голосом, - они просто жадничают...

Дайте им на десять процентов больше, и они будут счастливы, - говорит она, сев на стол, и широко раскинув ноги, после чего я прикасаюсь к ней дрожащей (наверняка от штанги) рукой и она, закусив губу, запрокидывает голову, и ерзает по столу своей роскошной, своей белой, свой мягкой, о...

Счастливы? М-м-м-м..., - говорю я, и вхожу до упора, крепко держа ее за волосы обоими руками, тут главное не сбить прическу, но и держать крепко, она это любит, обожает просто, о...

Ну ладно, пять-семь. А еще лучше пять, и два процента директору. Типография-то государственная, он возьмет, - говорит она, глядя вниз и подрагивая всей своей мокрой внутренностью, я толкаюсь еще чуть глубже, и она снова кончает, глядя на меня с отчаянием, но я спокоен, потому что мы давно уже выяснили, это у нее просто взгляд такой во время оргазма, просто взгляд...

Ладно, слушай, а если мы сделаем так: возьмем кредит деньгами, а расплатимся с ними рекламными площадями?, - говорю я, а она, сунув руки под мои, прижимается мокрой щекой к моей рубашке, потом расстегивает ее, и прижимается лицом к груди, мне хорошо, как мне хорошо, почему она не надоела мне за десять лет, думаю я, почему я ей, о...

Что? - говорю я, чтобы она вспомнила, наконец, и о такой своей обязанности, как вести со мной сейчас переговоры о площадях и деньгах.

Ну, а согласятся ли они? - говорит она быстро, и возвращается к моей груди, сейчас она ее просто лижет, я прижимаю ее за затылок к себе еще крепче.

Еще как, ведь рекламную площадь перепродадут с наценкой на те самые пятнадцать процентов и вообще потому что эээ, - теряю всякую мысль я, и, прижав ее к себе так, что ее грудь распластана между нами, начинаю подходить к, о...

Недурно, можно попробовать. Если, конечно..., - сбивается с мысли и она, и, не удержавшись, издает тонкий скулящий звук, который я прикрываю покашливанием, которое...

Само собой. По пять получим и мы, - хрипло говорю я минуты две спустя, когда мы уже застыли, после легкого покачивания, застыли и просто побыли так.

Ну, ладно, - говорит она, и глядит все осмысленней.

После чего я отхожу - хорошо, если наши члены при этом не издадут характерного звучания расцепления, расхождения, расстыковки, - а если все же издадут, то плевать. Из-за предусмотрительно раскрытого окна такие звуки не слышны. Она комкает салфетку и протирает себя между ног: мы давно уже не предохраняемся. Она так и не родила. Время еще есть, говорит она. Ну, наверное, неуверенно соглашаюсь я.

Моих-то уже - трое.

Она промокает себя скомканной салфеткой, а второй протирает. Обе бумажки я рву, и кладу в задний карман брюк, чтобы выкинуть в середине рабочего дня. Да, сейчас утро. Мужчине одеться - застегнуться, так что я обычно стою и гляжу на то, как она приводит себя в порядок. Она опускает юбку,застегивает пиджак - перед этим я застегиваю ей бюстгальтер, - поправляет прическу. Ждем немножко, пока красные пятна, которыми она идет всякий раз, когда расходится,

Сидим еще немножко, улыбаясь.

Иногда не одеваемся сразу, и занимаемся сексом еще. Если уж точнее, оральным сексом. Два раза подряд с интервалом в пять минут, это уже воспоминания из прошлого. Часто - это для молодых. В тридцать пять уже нет. И никакая штанга не поможет, уверяю вас. Приходится компенсировать отсутствие прежней частоты за счет качества. Так старые пердуны вроде меня стыдливо говорят о продолжительности.

Ну, а с продолжительностью-то как раз все в порядке, если, конечно, уметь и любить.

Да нет... Трахаться, а не партнера.

А так как у меня все в порядке и с любовью к траханию и с умением трахнуть именно эту женщину, то я подчас способен поразить даже ее. Уж, казалось бы, за десять лет-то... Тем не менее.

На прошлых выходных, например, три с половиной часа.

Да, конечно оправдываюсь.

Но продолжительность, это для свиданий в других местах. Здесь все получается достаточно быстро и, я счел бы уместным именно это слово, яростно. Она приходит ко мне, я думаю, как сильно ее хочу, она хочет меня, мы сцепляемся, а кончив, медленно расползаемся - мокрые и съежившиеся. После чего мы превращаемся в тех, кем видимся со стороны, и возвращаемся к обычной свой жизни вне измены.

У меня всего два вопроса.

Первый - когда кончится это сумасшествие?

И второй...

А что дальше?

Он:

Мне не больно.

Удивительно, сколько узнаешь о своей бывшей любовнице, когда она становится, наконец, бывшей. Когда узнаешь, что игра шла, что называется, вовсе не в одни ворота. Там пирожочек, сям пирожочек, вот и наелась, деточка. И, знаете, в этом есть свои преимущества. Например, супружество. Вернее то, что оно не состоялось.

Да, конечно она хотела выйти за меня замуж.

Кипятком мочилась, как хотела. Сейчас-то она может рассказывать вам что угодно. Но тогда... О, тогда! Я не одну истерику могу вспомнить. Невысказанные упреки, красноречивые взгляды, томные вздохи. Я был сыт этим дерьмом по горло, кода бросил ее в пятый, шестой, и седьмой разы. В восьмой она сделала это сама. Знаете, я даже в табличку все выписал. Как зачем? Чтобы в чем-то разобраться, нужно себе это хорошенько представить, не так ли? Получилось примерно так...

1992 год - роман .1, я ее бросаю.

1992 -1993 гг. - роман .2, роман .3, я ее бросаю

1993 год - роман .4, бросает меня она

1994 год - роман .5, роман .6, роман .7

1995-1996 гг. - роман .8

1996-1999 гг. - роман .10

1999- 2002 гг. - роман .11

2002 год по сей день - все, надоела, пошла прочь, сука.

Да-да, все. Мы разошлись окончательно. Никаких романов больше, с меня хватит. Честно говоря, она мне опостылела. На хрен! Достала просто. Да и трахаться уже не так хочется - с ней, с ней, конечно, а так, что вы, так я еще ого-го. Просто приелась. Ничего, кроме раздражения, я к ней не испытываю.

Не возбуждают даже эти пошлые совокупления под видом деловых переговоров.

Школьные платьица не возбуждают. Наряды горничных не возбуждают. Даже форма стюардессы . а ведь купили! - не возбуждает.

То есть, конечно, возбуждает, но, знаете, уже не на ней.

Пластинка кончилась, песня отзвучала, и в воздухе лишь потрескивания, а игла царапает лишь воздух.

Вот так красиво я мог бы сказать, будь я писателем. Но им я не стал. Из-за нее, кстати. Если посчитать, сколько времени я потратил на эту бессмысленную, бесплодную связь, то окажется, что я вполне мог написать 1-2 всемирно известных романа, слетать в космос и исследовать Ледовитый океан.

Не потрать я время на нее, конечно.

Она, конечно, выдает свою версию. Якобы это она ушла. Пусть ее. Она так много самоутверждалась за мой счет, что еще один раз ничего не изменит. Пусть воображает, что хочет. Хотя, конечно, это именно я ее бросил. Я. Бросил. Ее. Слышите вы?

Ну, ладно. Надоела она мне не только потому, что просто надоела - хотя и просто надоела, это факт, - а еще и потому, что мне физически неприятно думать о том, что ее трахали другие мужчины.

Да, представляете?! Неоднократно!

При этом она смеет упрекать меня в том, что я бабник! Видите ли и якобы я - бабник. Якобы - потому что на самом деле никакой я не бабник. У меня и любовниц-то толком - тоже из-за нее! - все это время не было. Так, разок-другой с кем-то, уже, честно говоря, и не вспомню с кем, бывало, но лишь в порядке приключения. Краткосрочного.

У меня была единственная любовница - она.

Как видите, я потратил на нее четырнадцать лет свой жизни. Господи, да я бы половину Кишинева за эти годы уже покрыл! И стоила ли она моего внимания, она, эта похотливая дрянь, подробности о неумеренном сексуальном аппетите которой я узнаю в последнее время все чаще. Они всплывают передо мной, как дерьмо, не желающие уходить по трубе из унитаза. Знаете, есть такое дерьмо. Да, снова. И на зал и на штанги эти дурацкие я забил. В конце концов, мне всего тридцать семь и имею я право?...

Подробности всплывают. Подробности светятся в темноте.

Говорят, она дала чуть ли не половине города. Нашего маленького милого городка. Кишинев, столица Молдавии. Общее население - девятьсот тысяч пятьдесят три тысячи человек. По переписи 1989 года. Из них 60 процентов мужчины, стало быть, триста тысяч мы вычеркиваем. Минус еще сто тысяч пенсионеров - хоть я и не уверен, но ладно, - и минус сто тысяч детей младшего школьного возраста. Остается четыреста тысяч. Минус еще сто тысяч - считай это моим подарком тебе, дорогая, - и получаем двести пятьдесят тысяч. Предположим, что пятьдесят тысяч были в отъезде. Ладно. Все равно.

Она трахалась с двумястами тысячами мужиков!

Так говорят, по крайней мере. Ну, как кто? Я вот говорю. Вам этого мало? Подробности следуют за мной по пятам. Подробности бормочут. Они улыбаются мне в спину кривыми рожами незнакомых мужчин. Торопливо шепчут слюнявыми ртами страх у подъездов. Кажется, надо мной смеется весь мир. Включая ее, конечно.

А знаешь, говорит общий знакомый, - говорит конечно же ДОВЕРИТЕЛЬНО, - щурясь в дыму над кружкой отвратительного, а другого здесь не бывает, пива, знаешь, мы с ней как-то...

И ты, ощущая в животе ледяной комок (все пиво, все долбанное пиво) понимаешь, что они и правда с ней как-то...

Каждый считает своим долгом рассказать тебе, как трахал твою женщину, когда ты расходишься с ней навсегда. Наверное, это курс какой-то особенной мужской терапии? Ну, чтобы ты почувствовал еще больше презрения и порадовался тому, что разошелся с такой шлюхой поганой. Ну что же. терапия не действует. радости я не чувствую, облегчения тоже.

Хотя, конечно, в некотором смысле я рад.

Рад, например, что не оставил семью и не женился на ней, как она того хотела. Думая о том, что это было вполне возможно, я покрываюсь холодным потом. Без преувеличения. Одно дело терпеть сочувственные взгляды потому, что твоя любовница, с которой у тебя был роман, трахалась с кем-то еще, совсем другое . жениться на такой любовнице. Знаешь, сказал мне общий знакомый - времен, кажется, типографской компании - а я ведь с ней того. Ух ты, сказал я. Ну и как она? О, сказал он. Ага, сказал я. Мы похихикали. Конечно, мне хотелось дать ему в морду. Ведь, хоть мы и не были женаты, у нас с ней был роман.

И обсуждать прелести женщины с мужчиной, который был ее любовником, не совсем тактично.

Чтобы там не думали бывшие бойскауты. Но в таком случае он вполне мог бы задать мне весьма неприятный вопрос, ответа на который я не знаю. Если ты так любишь ее, то почему ты на ней не женишься? Кажется, что-то подобное я уже слышал. Первый раз в фильме, ну, дурацком, про толстую тетку, которая вечно хочет выйти замуж, похудеть и обрести Смысл Жизни. Бриджит Джонс. Кажется, ее скучный положительный жених бьет ее бывшего любовника за то, что тот говорит о девочке гадости, и любовник - очаровашка Хью Грант, - кричит:

Если ты ее так любишь, то почему не женишься на ней?

И женишок и правда задумывается. Сцена дурацкая. Если бы все было так просто. Обоим им в том фильме под сорок. В жизни у человека под сорок одна семья - в лучшем случае. Если тебе под сорок, и у тебя нет семьи, ты неликвид. У тебя не было партнеров. А если были... В конце концов, если у тебя были партнеры, которых ты любил, то какого хрена ты на них не женился?

Второй раз я услышал этот вопрос от нее. Мы поссорились, очень сильно - из-за вот этого самого, потому что я узнал, что она трахалась с ЕЩЕ одним нашим общим знакомым. Еще когда они работали в "Маке". Удивительно, да? Наша почти девственница. Еле-еле изменившая мужу. По большой и горячей любви. И р-р-раз. Оказывается, была шлюхой. Какое счастье, что я не повелся на ее сраные слезы! Узнал я, как это обычно бывает - от самого него. Придурок, работавший в то время на кассе, а сейчас промышляющий работой в частной охранной фирме. Застывший в идиотизме навечно. Кретин, сменивший фирменную футболку на фирменную спецовку. Боже, ну как, как можно было спать вот с ЭТИМ? Конечно, мы встретились случайно. Конечно, он похвалил мою машину, и, конечно, мне пришлось выпить с ним пива. Этого сраного холодного пива. И, конечно! он поделился со мной секретами молодости. Одним из которых была она. Все знали, что ты был парень хват, сказал он, и вытрахал эту клевую девчонку, ну, старшую смены! Трахал? О, ну... в общем... Да, конечно, трахал, чего ты! Кстати, я - тоже! Эх, славное было время, да? Вот бы снова собраться и пошалить как встарь. Все мы были молодые, в конце концов, да? Как? Ха-ха, ну такие вещи мужчины никогда не рассказывают! Не стоит. Прошу тебя! Не настаивай. Ну, ладно. Когда ты свалил на новую должность в другую компанию - тебе всегда везло, счастливчик, - она вернулась и проработала пару месяцев. Все знали, что ты ее того, поэтому я и подбил клинья, и все эти ее заверения, что она примерная жена меня ничуть не смутили. Еще бы, примерная, ха-ха, так что, старик... Пиво колом? Сочувствую!

После этого мы встречались еще несколько раз, и, вопреки тому, что вы могли бы подумать, у нас все было нормально. Более-менее. Но раздражение, конечно, копилось. Таких историй собиралось все больше. ну, а чего вы хотите. Человек к тридцати семи годам набирается кой какого сексуального опыта, и это не проблема. Проблема в том, что она набиралась его в то время, когда у нас - по ее словам! - был роман. Бурный, страстный и настоящий роман с (цитирую) "мужчиной ее мечты". Что не мешало ей... В общем, когда раздражение накопилось, я сорвался, и была отвратительная сцена. Наверное, это был самый нецелесообразный съем помещения в Истории человечества, глава пятая, "Адюльтер". Я впервые за несколько лет кричал. Она кричала впервые за всю жизнь.

Ты спала с ним! - орал я на нее.

Ты спала с каким-то бля животным, которого я даже и не помню, с каким-то бля плебсом, планктоном сраным! - орал я.

Ты о ком?! - орала она. - Ты проясни!

С этим уродом сраным, который картошку у кассы раздавал бля, - орал я, - не удивлюсь, если ты с уборщиком переспала!

Какие мы нежные, - орала она, - какие мы заносчивые! Уборщики тоже люди!

Да, - орал я, - только если это не тот уборщик, который вставил тебе! Что еще он тебе вставлял?! Может быть, ручку швабры, шлюха ты клятая!

Выбирай выражения! - орала она.

Тебе было бы легче, если бы я переспала с высшим начальством? - орала она.

Мне было бы легче, если бы ты вообще не трахалась! - орал я.

Если бы у тебя между ног не было дырки, - орал я.

Даже с тобой?! - орала она.

Скольким ты еще дала, Орлеанская Дева?! - орал я. - Скажи мне сейчас, пожалуйста, скажи мне, чтобы я точно знал. Проясни ситуацию. А то мне уже неловко, когда очередной бля мужик, которого я встречаю, считает своим долго поделиться, какая у тебя узкая дырка!

До сих пор тебе это нравилось! - орала она.

Что?! - орал я. - Что мне бля рассказывают, как тебя пялили?!

Нет, - орала она, - до сих пор тебе нравилась моя какая дырка!

Да, - орал я, - было бы здорово еще, если бы ты не давала убедиться в этом первому встречному и каждому желающему!

Почему ты со мной так разговариваешь?! - орала она. - Ты мне не муж!

Думаешь бля, - орал я, - твоему мужу будет приятно все это узнать?! Узнать, что его жена шлюха?!

Что значит шлюха?! - орала она.

Шлюха значит женщина, которая дала бля всему городу, - орал я, - всем двумстам тысячам человек!

В городе почти миллион человек! - орала она.

Я вычеркнул пенсионеров, детей и женщин! - орал я.

Женщин зря! - орала она. - Доводилось трахаться и с женщинами!

Ах ты сука! - орал я.

А что мне оставалось делать?! - орала она. - Что мне оставалось делать, если мой так называемый любовник трахал меня раз-другой, чтобы потом сбежать на несколько месяцев покопаться в себе! Что я должны была делать?

Не трахаться! - орал я.

Почему?! - орала она.

Потому что у тебя бля есть муж! - орал я. - И у тебя есть бля любовник!

У меня не было любовника! - орала она. - Если посчитать, сколько времени мы с тобой пробыли вместе, даже как любовники, да там чистыми получится чуть больше года! А все остальное время ты меня презирал, ты от меня бегал, или ты на меня плевал!

Ты не был моим любовником, понимаешь?! - орала она. - Поэтому я имела ПОЛНОЕ право трахаться с кем захочу!

Тогда какого хрена ты трахалась со мной?! - орал я.

Ты что, тупой?! - орала она. - Я же говорю тебе, я имею полное право трахаться с кем захочу! С тобой в том числе!

Не очень-то и хотелось! - орал я.

Не очень-то и заметно! - кричала она. - По крайней мере, когда ты отирался во всех подъездах этого города, где жила я.

Что ты выдумываешь?! - орал я.

Нет, это Ты выдумываешь, - сказала она, хоть и громко, но все же уже сказала, а не крикнула.

После чего отошла чуть в сторону, и, отвернувшись, сняла с себя пиджак. Потом рубашку. Расстегнула лифчик. Я смотрел на нее и на фон - серый февральский снег за окном, вымершие как будто дома на этом снегу, и белое, начинающее темнеть, небо. Она повернулась ко мне,взяв груди в руки, и сказала:

Если ты меня так любишь, почему ты на мне не женишься?

Мне нечего было ответить.

О чем ты думаешь? - спросила она.

Я думал о том, что мы сейчас займемся сексом, и все будет классно, как всегда, после ссоры. После ссоры всегда классно. Больше я ни о чем не думал, потому что, как всегда после ссоры, чувствовал себя опустошенным. И мне хотелось.

Иди сюда, - сказал я.

Почему ты на мне не женишься? - спросила она.

Дети, - сказал я.

Старшему уже четырнадцать, - сказала она. - Младшей десять. В таком возрасте уже плевать. А у меня детей нет. Так что нам мешает?

Мне не плевать, - сказал я.

Хорошо, - сказала она, все так же держа себя за грудь, - если ты ее так любишь, то почему изменяешь ей?

Потому что я люблю и тебя, - сказал я.

Если ты так хочешь выйти за меня замуж, - спросил я, - то почему говоришь что любишь мужа?

Потому что я его и правда люблю, - сказала она.

Почему ты ему изменяешь? - спросил я.

Потому что я тебя люблю, - ответила она.

Почему ты изменяешь мне с ним? - спросил я.

Потому что я люблю его, - сказала она.

Почему ты изменяешь и мне и ему? - спросил я.

Потому что я вас люблю, - сказала она.

Почему ты так мелко дрожишь? - спросил я.

Потому что от окна дует и мне холодно, - сказала она.

Было бы мне шестнадцать, я бы обязательно попросил этот монолог объяснить. Сейчас разъяснений не требовалось. Нам же уже под сорок, а в таком возрасте не просишь ничего растолковать. И вовсе не потому, что ты стал умнее. Просто появляется опыт и понимание. Никто ничего объяснить не сможет.

Ладно, сказал я. Ладно.

Иди ко мне, - сказала она.

Я, конечно, пошел. Никогда не могу устоять, если она разделась. Я читал про такое. Называется психологическая зависимость на почве секса. Забавно. Роман на два траха вышел мне боком на пятнадцать лет.

Так что, наверное, все дело в сексе.

Тем не менее, после этого вечера - признаю, нежного, страстного и вообще, все было как будто вначале; не в самый первый раз, когда обоим еще неловко, а когда вы уже притерлись друг к другу, но еще дико хотите, - я решил заканчивать. Стер ее телефон, - просто символически, - и не ответил на несколько звонков. Она все поняла и прислала сообщение.

Там было написано "Все, наконец?".

Я ничего не написал, потому что любой контакт с ней это попытка Лиса избить смоляное чучело Кролика. Только тронь, прилипнешь. До меня только сейчас доходить стало, что тогда - ну, в самый первый раз, - все устроила она. Просто так ловко, что я ничего и не понял, и решил, что это я ее соблазнил. И вообще, как только роман заканчивается, как ты узнаешь о нем - отчасти от кого-то, отчасти сам что-то понимаешь - много нового, интересного и ужасно неприятного для себя.

Например . что тебя использовали.

Ничего. Мне не больно. Не больно.

Не больно.

Он:

Дело, конечно, вовсе не в любви.

Так что дело вовсе не в любви. Не в ее наличии, не в ее отсутствии. Вы можете жениться на женщине, которую знаете, любите и хотите лет с пятнадцати. А можете . на первой встречной.

И моя любовница может говорить об этом что угодно. Я не принимаю ее аргументов. Дело не в сексизме глупом - мне никогда не казалось, что мужчина умнее женщины. дело в том, что она - лицо пристрастное. Следовательно, неспособна рассуждать объективно.

Дело в том, что она подвержена эмоциям, когда рассуждает о нас. Это неудивительно.

Мы же трахаемся.

Иногда она, вопреки всему тому, что говорит о своем браке, хочет, чтобы я на ней женился. Когда я говорю, что это невозможно, она делает большие и грустные глаза, и томно бормочет что-то о любви. Якобы, я люблю свою жену, поэтому не хочу жениться на ней, своей любовнице.

Да, я люблю свою жену.

Но это не повод отказываться от женитьбы на любовницы.

Все дело в другом. В том, что нет никакой разницы. Буду ли я супругом своей жены и любовником своей любовницы, или... Супругом своей любовницы и любовником своей жены. В чем разница?

Жениться на ней было бы так же глупо, как жениться на той девушке, которая стала моей женой. Жениться на ней было бы так же умно, как сочетаться браком с нынешней моей законной благоверной горячо любимой etc супругой. Жениться на ней было бы не глупее, чем не жениться на ней. И ничуть не умнее, чем жениться. Я это все к чему.

Объясните мне, что такое любовь, ладно?

Нет, только серьезно. Любовь это как Бог. Все о ней говорят, но никто ее не видел. Я вам даже больше скажу. Любовь - штука еще менее установленная, чем Бог. Потому что с Богом, хотя бы, есть небольшой шанс все выяснить, когда вы окочуритесь. Вздохнете в последний раз, дернетесь, обмочите простынку, или что там вам подстелят в дешевой муниципальной - я не вижу смысла подыхать в дорогих клиниках, разница? - больнице, и вперед. Темный тоннель, светлые поля, у всех по разному, и то не факт, что это не обман чувств. Последняя шутка нервов. Остаточный электрический разряд. Финальная галлюцинация. Она может принять вид человека в темном капюшоне. Большого старика с белой бородой. Прелестной женщины, так похожей на вашу мать в молодости. Херувимчика. В общем, обманка, последняя обманка. Ее-то вы и можете принять за Бога.

Любовь себя даже за галлюцинации не выдает.

Потому что ее нет. Хотя, простите. В борьбе с одной ересью я едва не впадаю в другую. Говорить, что любви нет, это также глупо, как утверждать, что она есть. Кто знает? Нужно принимать мир таким, каков он есть. Я так ей и говорил:

Научись ты принимать мир таким, каков он есть.

Все в мире идет естественным ходом вещей. Мы рождаемся, живем, умираем. Да, я знаю, что в такие моменты похож на ужасно занудного тренера личного состава компаний. Так оно и есть. Я и в самом деле тренер личного состава крупной компании. Это вырабатывает во мне привычку объяснять терпеливо. Тем более, что она ничего не понимает, и понимать не желает.

Я не женюсь на ней вовсе не потому, что не люблю ее.

Я ее люблю. Так мне КАЖЕТСЯ. Но у меня нет никакой уверенности, что это действительно так. Где гарантии? Если бы эта штука - любовь - определялась простым анализом! Вот было бы здорово. Приходишь с утра в поликлинику. Доброе утро, и вам доброе утро. Принесли баночку с... Ой, вы знаете, забыл, но я с утра ничего не ел, не пил, так что... Ну, хорошо, идите в тот кабинет, возьмите чистую баночку, и пописайте туда. Ага, все? Хорошо, только не забудьте принести баночку взамен. Спустя два дня приходишь с подругой, держите друг друга за руку,Ю волнуетесь. В кабинете сидит добрый доктор, обязательно с бородой. Улыбается вам поощрительно. Говорит, ну что, мол, голубки? Хочется поскорее узнать, ПРАВДА ЛИ? Да-да, о, да! Ну так вот, говорит он, и протягивает вам результаты анализа.

Я люблю тебя! - говоришь ты, глядя на заключение врача.

И я люблю тебя! - говорит она, глазам своим не веря.

Мы любим друг друга! - говорим мы хором.

Врач хохочет, мы, счастливые, улыбаемся. Обнимаемся прямо в кабинете и - нет-нет, что вы, ничего такого, - целуемся в щеки. Уходим, сопровождаемые добрым напутствием врача.

Не забывайте сдавать анализы регулярно! - назидательно говорит он нам вслед, и склоняет голову над столом с рецептами.

Конечно! Конечно, мы будем делать это регулярно. Особенно весной и осенью, когда организмы ослаблены, и так легко в кого-то влюбиться, а, значит, и разлюбить...

Она над этой моей фантазией смеется. Говорит, скатывая чулки, что моя новая работа чересчур приучила меня Выстраивать Ситуации. Воображаемые, конечно. Согласен. Минус тренингов в том, что все эти учения никогда не воплощаются в реальность. Их плюс в том, что я купил квартиру для старшего сына, который, конечно же, еще живет с нами, но об отдельном гнезде года через четыре пора бы и подумать. Да, парню будет всего восемнадцать, как говорит жена, но я думаю, что ему будет АЖ восемнадцать. И лучше ему в этом возрасте пожить отдельно. Главное, не жениться так рано, как я.

Нет, ни капли не жалею.

Просто жалеть о раннем браке так же глупо, как сокрушаться о позднем. Никакой разницы, понимаете? Но давайте я закончу о любви. Она, сидя на диване, говорит мне... Что? Квартира? Да нет, уже не съемная. Я ее купил. Какая разница, все равно выгодное вложение. Это, кстати, еще один плюс моей новой работы... Так вот. Так вот, черт побери! Она, скатывая - дадим мы, наконец, ей скатать эти чертовы чулки?! - чулки, говорит мне, что любовь есть.

Например, - говорит она, -я люблю тебя, и точно это знаю.

Я тоже люблю тебя, - говорю я, хоть она и морщится слегка от этого "тоже".

Но то, что я люблю тебя, имеет столько же значения, - как если бы я не любил тебя, - добавляю ее.

То есть, никакого, - заканчиваю я.

Имеет, - говорит она, и ложится мне на ноги, я чувствую ими ее ладную спину.

Для меня имеет огромное значения, люблю ли я тебя и любишь ли ты меня, - говорит она.

Мы занимаемся сексом - теперь мы это делаем по два раза обычно, не чаще, - и я тайком гляжу на ее грудь. Ничуть не обвисла. Стала... еще полнее, что ли. И живот не появился. Да, ей тридцать восемь, и видно, что в моей постели не пятнадцатилетняя, но пока она выходит из боя, максимально сохранив личный состав. Мне везет на женщин, которые хорошо сохраняются: моя жена тоже выглядит очень молодо. Она забрасывает руки вверх, и, прикусив губу, стонет. Минут через пятнадцать - мы все в той же позе, я так же лежу над ней и гляжу в тени ее подмышек - спрашивает:

Разглядываешь?

Как и все женщины, которые выглядят очень хорошо, она в это не верит. К тому же еще боится постареть. Я говорю, что ей нужно бы родить ребенка, но с этим у нее что-то не получается, хотя они с мужем стараются, она говорила.

Ты прекрасно выглядишь, - как всегда искренне говорю я.

Она, как всегда искренне, не верит. Я продолжаю развивать мысль. Вот, к примеру, ты живешь, как все. Учишься, женишься. Ты любишь свою жену, очень, у вас чудесный секс, вам хорошо вдвоем, а потом и втроем и вчетвером - смотря скольких маленьких оглоедов осилите - и вот у вас все чудесно, и вы Идеальная пара, а в это время...

А в это время? - спрашивает она, не раскрывая глаз, и я спускаюсь от ее шеи вниз, к груди, а потом к животу...

А в это время, - говорю я, почти не разжимая губ, - на соседней улице живет женщина твоей судьбы, которая была зачата для тебя, произведена на свет для тебя, созрела для тебя, и цветет для тебя, но ты этого не знаешь.

И она этого не знает? - спрашивает она.

Совершенно верно, - говорю я.

Но если вы оба не знаете, что вы суждены друг другу, - спрашиваю я, - то какая к черту разница, с кем вы и как вы, и вообще...

Хуже всего, - говорит она негромко, - когда эта самая женщина для тебя с соседней улицы, знает,ч то она для тебя, а ты для нее.

Хуже всего для нее, - заканчивает она.

Я спускаюсь еще ниже, прихватываю зубами складку на ее лобке, и думаю, что пора расходиться. надо бы ее бросить, потому что она опять - снова и снова, - в меня влюбилась, и это, снова и снова! утомляет, пугает и отталкивает меня от нее.

Но потом думаю,что такой чудесной любовницы мне уже, пожалуй, не найти. И, кто знает, может быть мы когда-нибудь и правда поженимся? А может, и нет? Какая разница? Так что дело вовсе не в любви. Не в ее наличии, не в ее отсутствии. Можно делать, а можно не делать. Вы можете жениться на женщине, которую знаете, любите и хотите лет с пятнадцати.

А можете - на первой встречной.

Разницы никакой.

Она:

У меня вопрос. Если разницы никакой, то почему тогда он не женился на первой встречной?

ПОЧЕМУ ОН НЕ ЖЕНИЛСЯ НА МНЕ, Я ВАС СПРАШИВАЮ?!

Он:

Дело, конечно, вовсе не в сексе.

Это было бы чересчур по-животному, правда? Ну, уходить из семьи к любовнице просто потому, что вы классно трахаетесь. К тому же, есть еще один нюанс...

Да, с ней здорово, но с женой, если честно, не хуже.

Хотя такого не скажешь, в лицо, правда? Я имею в виду: никогда не стоит говорить женщине, что секс с ней не самый лучший в твоей жизни. Причем именно вот этот, конкретный секс. Потому что она приревнует вас даже к самой себе, если вы скажете, к примеру - "м-да, было здорово, но вот в прошлый раз, дорогая...". Не дай вам Бог. Которого, как известно, то ли нет, то ли Он есть, но уже настолько утомлен нами, что всячески скрывает свое присутствие в этом мире. Чтобы не рисковать возможной и преждевременной встречей с Ним, всегда считайте вам последний секс самым лучшим и феерическим. По крайней мере, на словах.

Хотя я признаю. что секс сыграл большую роль в наших отношениях.

Немаловажным оказалось и то, что она оказалась бесплодна. Я знаю, это может показаться жестоким, но, поверьте, я ничего такого не имею в виду. бесплодна значит всего лишь, что не в состоянии обзавестись плодом. Это не хорошо или плохо, это факт биографии. У меня есть такие знакомые. И у вас есть, наверняка. Знаете, из тех, кто трахается трахается трахается трахается, а детишек завести не могут.

Обычно тут дело в несовместимости.

Например, парень с девушкой вовсю играют в зверушку о двух спинках, год, другой, третий, а никого в животе у девчонки не заводится. Взаимные упреки, грусть, подозрения... Они начинают ссориться, ругаться, потом расходятся, находят себе партнеров. И тут - бамц!

Она рожает двойню.

А у него на свет Божий - который впрочем может и не являться таким, но я не стану повторяться - является тройня. Получается, оба они были плодовиты хоть куда! И, стало быть, просто несовместимость не позволяла им завести совместных детей. Мы думали, что у нее с ее мужем так же. У она со своим мужем думали, что у нее со своим мужем так же. Поначалу нас это радовало. Поначалу это и их радовало. Потом они пошли сдавать анализы.

Ну, все как с любовью, только на бумажке написано "дети".

Оказалось, ни у него ни у нее особых проблем нет. Кроме одной, самой маленькой. Просто она не беременеет от него. Мне узнать это было ужасно неловко, с учетом того, что мы с женой уже родили третьего. И я, к своему испугу и величайшему удивлению, подумывал о четвертом. Хотя, чего тут...

Дети это как пластическая операция.

Делаешь один раз, другой, и все. Можешь стать фанатом этой несложной процедуры до конца жизни. Кто-то подтягивает себе веки в десятый раз, или нос ломает, чтобы попробовать и этак... а кто-то рожает детей. Тоже своего рода смена внешности. И, я вам скажу, каждый раз они не похожи на то, чего ты ожидаешь. Ты НИКОГДА не представляешь, как будут выглядеть твои дети. Ты знаешь, но - понятия не имеешь. Они как фантом, что-то близкое, и неуловимое. Чуть тебя, чуть жены, кое-что о двоюродного дяди, а это от прабабушки, но в целом . получаются абсолютно на всех не похожими.

И ты глядишь на них с удивлением и тревогой, потому что планировал результат, но он превзошел все твои ожидания, и вышел совершенно при этом не таким, как ты планировал. Наверное. так на людей глядит Бог. С любовью, тревогой и восхищением. Так глядишь на своих детей ты.

Дети, как правило, рождаются очень красивыми.

Особенно если родители не подкачали, и тоже красивые.

А самый лучший результата, говорят, получается, если красивые родители сделали детей по любви. И я, как отец троих красивых детей, это торжественно подтверждаю.

Так что, думал я, наш возможный с ней ребенок тоже может быть очень красивым. Потому что, если у нее с мужем несовместимость, это, знаете, не значит, что она не может зачать. А раз так, то почему бы ей не зачать со мной? А муж? Ну, муж все равно не догадается. Мужья никогда ни о чем не догадываются.

Иногда я думаю об этом с тревогой, как муж.

Так или иначе, догадается он об этом или нет, не имело никакого значения, потому что ребенка заводить это как-то... положено. Ну, в первый раз, конечно. Еще когда вы не подсели на это плотно, - как стареющая московская красавица на оттяжку жира и увеличение губ, ну, или уменьшение, но совсем других, ха-ха. И раз ребенка заводить надо было, она попросила меня сделать ей ребенка. Я немножко подумал, а потом согласился, потому что какая разница. И мы перестали предохраняться. И выяснилась довольно забавная таки штука.

Она может вовсю играют в зверушку о двух спинках и со мной, но никого в животе у этой девчонки не заводится.

Для несовместимости это было бы уже чересчур. Она, конечно, расстроилась сначала. Правда, это принесло нам немало радостных моментов. Скажу откровенно, секс без предохранения он... окрыляет, что ли. Глядя в лицо женщине, в которую кончаешь, чувствуешь себя словно пират, берущий корабль на абордаж. Днище его подтапливает, а сверху ты, и деваться экипажу некуда. Ей тоже понравилось. А потом, когда оказалось, что она не беременеет и от меня - и вообще не беременеет, - мы продолжили трахаться без резинок. Вот так.

Начали трахаться без резинок, чтобы зачать, и продолжили трахаться без резинок, потому что зачать не смогли.

Я же говорю: никакой разницы...

Конечно, шансы на то, что, возможно, с кем-то еще.... оставались, но они, как я понял из ее намеков, таяли. Таяли и текли, как из нее, после того, как мы заканчивали. Итак, эта сочная, широкобедрая, ладная. грудастая девушка оказалась бесплодна. Просто поразительно. Что бы сказал Иисус, если бы его обидела не засохшая смоковница, а - прекрасная, пышная в своей зелени и широкая в своей полноте? Должно быть, здорово бы удивился. Но это произвело в наших отношениях маленький взрыв. Импульс. Благодаря которому они и покатили дальше. Что я имею в виду? Ну, конечно же, секс.

У нас просто маленькая сексуальная революция произошла.

Как появления противозачаточных пилюль сорвало башню поколению американских подростков, так ее выявленное бесплодие свело с ума нас. Когда можно кончать внутрь, все совсем по-другому. Конечно, случалось и раньше, но это были редкие такие праздники плодородия: нужный день в календаре, таблетки, выпитые наспех... А сейчас, когда поля взопрели и семя посыпалось безостановочно, и пшеница заколосилась над землею - и пусть она была лишь с виды обильной. а на деле в колосе не было ни зерна - мы завелись снова. Трахались и трахались. Как кролики. Хотя это я словца красного ради. Честно говоря, ни разу не видел, как трахаются кролики.

Так что, возможно, мы трахались еще и почаще, чем кролики.

Уж получше, это уж точно. За эти три года - забеременеть от меня она попробовала в тридцать пять, - чего мы только не сделали. Подарили себе вторую молодость. Спели "джингл белз" моими семенными протоками и ее трубами. Ее восхитительно пустыми, сочными, крепкими трубами. Я мог приехать к ней на работу, - она уже была редактором женского журнала, - отвести в сторонку за портьеру, всунуть в нее, и, покрутив бедрами, напрудить в нее на целую Марианскую впадину. Она лишь вздыхала и кусала ткань.

Она была горяча, она была желанна, она была вся моя. И я мог кончить в нее в любое время дня и ночи безо всяких мартышкиных ухищрений: резинок, химии, колец, спринцеваний, колес, настоек, резко высунутого в последний момент члена, и прочая-прочая.

Трахаться не предохраняясь это же так... естественно.

И ей это тоже нравилось, что заводило меня еще больше. Мы не боялись, следовательно, мы стали свободны. Я брал и спускал. Она лишь подмахивала. Так длилось три года. Это был лучший секс в моей жизни. С ней.

Лучший секс в моей жизни с другими женщинами у меня бывал с другими женщинами.

О чем я им не говорю, конечно. И ей ничего не говорю Я думаю лишь о том, что, раз я не ушел от жены к ней, - хотя секс у нас был просто восхитительный - значит...

Дело-то все же не в сексе?

Он:

Дело не в том, что, когда мы заходим в квартиру, мне сразу же хочется, прижав ее к стене, целовать рот в рот - очень долго, и страстно.

Дело не в том, что, когда я вижу ее в городе, на улице, или в толпе партнеров компании на корпоративной вечеринке, мне хочется крикнуть всем - смотрите, это моя женщина, я ее трахаю, она еще час назад стояла передо мной на коленях, и смотрела на меня, как на Бога, вы.

Дело не в том, что я как-то прошел за ней четырнадцать кварталов, глядя, как движутся ее бедра под юбкой - ее полные бедра - а она ничего не заподозрила, а я шел, шел, и шел, и во рту у меня пересохло. Может быть, я прошел больше чем четырнадцать кварталов, да, наверняка больше, но, простите, после четырнадцатого я перестал считать.

Дело не в том, что мне нравится ее запах Там - даже в те дни, когда ничем хорошим там пахнуть не может по определению.

Дело не в том, что она - за полчаса до корпоративной вечеринки, куда она приглашена как сотрудник компании-партнера - стоя на коленях, может обхватить меня ртом так, что я чувствую, как подсыхает ее слюна у меня на животе.

Дело не в том, что я теперь зарабатываю вполне для того, чтобы содержать две семьи, если решусь оставить эту, и образовать новую. дело не в том, что я не понимаю, какой смысл разрушать одну семью, чтобы создать другую.

И не в том, что разницы никакой нет.

И не в том, что я к ней привык и, оказывается, вполне могу спать рядом с ней до утра, что есть важнейшей и главный способ определения совместимости с женщиной. И не в том, что это нам удалось проверять на протяжении четырех дней, что я провел сам, отправив семью на отдых, и она провела сама, проводив мужа куда-то на очередное выездное заседание ботаников-любителей; и которые, получается, мы провели вместе.

Не в том, что я могу спокойно кончать в нее сколько захочу и когда захочу. И не в том, что мы безопасны друг для друга.

Дело не в том, что она хорошо готовит, в чем я убедился в те самые четыре дня, когда ее муж и моя семья, когда я и она, когда ночь и день, когда...

И, конечно, дело не в том, что мы определенно изучили друг друга и я могу довести ее до оргазма за пятнадцать секунд - естественно, мы засекали, - а она может довести меня до того же самого за минуту и восемнадцать секунд (конечно же, мы проверяли!).

И не в том, что мы подогнаны друг к другу, как хорошая, ручной работы обувь . к ноге, на которую ее шили.

И даже не в том, что мой член словно шит по ее влагалищу, а ее влагалище - по моему члену.

Не в том, что она моя женщина, а я - ее мужчина.

Мы вместе вовсе не поэтому, я полагаю.

Вы можете всю жизнь прожить с Женщиной Созданной Для Вас, а потом окажется, что для вас создана хромая девочка из соседнего района, которую вы в упор не замечали. Вы можете быть Парой, но это ничего не значит, ровным счетом ничего. До тех пор, конечно, когда вы перестаете этой парой быть.

Так что дело вовсе не в том, что мы были идеальной парой, даже когда не были парой.

Почему же я именно с ней и зачем?

Она:

Конечно же, все началось просто потому, что ему этого захотелось.

Не обрати он на меня внимания, я бы - уверена - никогда в жизни не изменила мужу. Просто не с кем было бы. Но уж когда это случилось, меня просто было не остановить. Особенно в те периоды, когда мы с ним снова расходились, как нам казалось, навсегда. Почему я это делала? Во-первых, мне просто хотелось забыть его, а самая лучшая память - мышечная. Это вам любой тренер по фитнесу . любой из этих квадратно-плоских мальчиков со сладкими улыбками и сетчатыми майками на широких плечах, - подтвердит. Прямо таки подойдет поближе, улыбнется, приобнимет, поправляя тренажер, а заодно и вашу грудь - куда надо, - и объяснит.

Самая долгая память это мышечная память.

Лучший способ заставить себя забыть - это заставить забыть мышцы. Значит, заставить забыть тело. Лучший способ забыть мужчину - спать с другим мужчиной. Вот я и спала с другими мужчинами, чтобы забыть этого. Если говорить высокопарно, то я изменяла ему и памяти о его теле ради любви к нему.

Хотя он, конечно, ни черта не понимает и по-детски ревнует.

Что для мужчины, который никогда не претендовал на то, чтобы стать моим мужем, довольно глупо, согласитесь. Но мужчины - и этому меня тоже научил адюльтер . они вообще не блещут умом. Мы могли бы вертеть ими, как хотим. Если бы не одно "но". Штука, на которой вертят - она у них, и зачастую на ней вертимся мы. Физиологично и грустно. Но правда. Я много думала об этом во время нашего очередного разрыва, после чего поняла, что выход все же есть. Попыталась поближе познакомиться с человеком, который, - даже захоти - никогда бы не смог крутить меня ни на какой штуке, ну, и я его. Вернее, ее. Ага.

Я переспала с женщиной.

Никогда ему этого не рассказывала, потому что он придет в ярость, и мы пойдем на двадцать третий круг. А ведь все было достаточно невинно. Мы с ним, как я упоминала, разошлись. У меня была легкая депрессия. Я познакомилась с очень красивой девушкой. Мы поцеловались. Потом занимались сексом. Это в общих чертах. ну, и что здесь такого? нет, конечно, мужчины никогда в жизни не откажутся от возможность воплотить в жизнь дурацкий стереотип "Плейбоя", или откуда там ушки торчат? Они непременно скажут "да", если вы предложите им позабавиться с вами и вашей подружкой одновременно. мужчинам такое по нраву.

Беда только в том, что, когда дело доходит до дела, вам и подружке никто, кроме вас, не нужен.

И мужчина чувствует себя лишним, а это автоматический раздражитель. Ненужность. Они не хотят ни за что отвечать, но им непременно нужно быть Необходимыми. Конечно, никакой необходимости в них нет. Я в этом убедилась, когда осталась у нее - той девушки. С которой, кстати, познакомилась, на улице, что просто поразительно - улица и в самом деле не лучшее место для знакомств, в этом мамочки, отправляя нас на школьные выпускные бал, совершенно правы. К счастью, случаются исключения.

С одной из них я и переспала.

Она была очень красивая - возможно даже, красивее меня, - и я пошла к ней в гости сразу же. Позвонила мужу и предупредила, что приду позже. он не возражал, бедненький. Думаю, в этом случае он бы не стал ревновать. Я в том смысле, что для обычного мужчины лучше уж, когда ваша жена трахается с женщинами, чем с какими-то мужиками, так ведь? Так, значит, мой муж мог спокойно заниматься своими делами. Потому что я собиралась трахаться с женщиной, причем знала это, еще когда шла с ней по улице к ее дому. Нет, особого дара предвидения у меня никогда не было, и ведьм у меня в роду нет - о чем не раз с воодушевлением говорил мой любовник - просто я знала. Чего уж там. Мы заранее обо всем договорились.

Было хорошо.

А потом я лежала на кровати, такой помятой, - будто на ней кто-то провел ночь похмелья, - и думала. Вспоминала мужа, который набросился на меня в тот день, когда я пришла после первого секса со своим любовником. Я-то еще не знала, что это мой любовник на ближайшие пятнадцать лет. Поэтому все выглядело очень... новым. Дома я сразу пошла в ванную, а когда вышла, муж уже ждал меня - прямо в коридоре - и обнял, и поднял, и отнес в спальню. Он явно проголодался. Мне не оставалось ничего, кроме как подыграть.

Не могла же я сказать ему - извини, я вытрахана вдосталь.

Вдоль и поперек я вытрахана, милый. Да еще и кончила впервые в жизни, и, увы, не с тобой. Такого, конечно, не скажешь... Но не думать всего этого я не могла. Вот и я думала. И за мыслями об этом как-то пропустила момент, после которого все пошло необратимо просто и, бац!

Я кончила с мужем.

А потом - еще. Поразительно. Живешь - живешь, думаешь, что у тебя там все в порядке, получаешь удовольствие от секса, и раз - потом оказывается, что ты и не кончала -то никогда. И понимаешь это только, когда кончишь. думая об этом, я понимаю рассуждения своего любовника об идеальной женщине, созданной для тебя, и о любви.

Ты можешь всю жизнь думать, что кончаешь, а потом окажется, что кончить - это что-то со-о-о-всем Другое.

Ты можешь всю жизнь думать, что любишь, а потом окажется, что любовь это совершенно другое.

А тебе было просто хорошо.

Что тоже не так уж и мало, согласны?

Получилось, что я за вечер сделала это раз десять, не меньше. И с тех пор, кстати, я кончала и с мужем. И вообще, с любым другим мужчиной. Хотя, конечно, лучше и сильнее всего это было с ним. С моим любовником, который - как я полагала, лежа на Очень мятых простынях, - перестал им быть раз и навсегда. А впереди у нас было еще восемь лет отношений. Но тогда их не было. Была я, были простыни, и была красивая - измены научили меня любить свое, а значит и вообще женское, тело, - женщина. И я вспоминала мужа. И то, как он горделиво сказал в тот вечер:

- Наконец-то ты разогналась, милая!

Да уж, милый.

Я разогналась.

Сейчас-то я думаю, что они отлично справлялись вместе. Ну, знаете, бывает такой - один начал, другой кончил, и так далее. Крокодил и птичка. рак и моллюск. Симбиоз, да? Два самца чудненько проводили жизнь в симбиозе. И они даже и не знали, о том, что прекрасно уживаются в этой их уютной норе. Во мне.

О чем ты думаешь? - спросила она меня, вернувшись.

Мужчины, - сказала я, пожав плечами.

Забудь, - сказала она, и перевернула меня на спину.

Я и забыла. Что было дальше, тоже не очень хорошо помню. Романы запоминаешь, когда они длятся, а тогда все закончилась буквально к вечеру.

Еще я сейчас думаю, что мне его прислал сам Бог. Чтобы я не говорила, и как бы не ныла. Я думаю - меня освободил. Я перестала бояться. Или... Ладно. Можно сказать и так.

Я разогналась.

Он:

Дело не в детях, конечно.

Если бы я хотел развестись, то развелся бы: старший уже достаточно взрослый, а младшие... Ну ладно, может быть, дело и в детях. Но я ей об этом не говорю. Я ей вообще никогда ничего не говорю.

Мы и целоваться-то перестали.

Довольно забавно, да? Люди сходятся в адюльтере, когда перестают целоваться в браке. Для чего? Только для того, чтобы когда-нибудь с удивлением понять, что они перестали целоваться с любовниками. Ты уходишь к тому, от чего ушел.

Так зачем же тогда уходить?

Наверное, я примерно так и думаю. И, согласитесь, думаю совершенно правильно.

Дело не в сексе, конечно.

С сексом все в полном порядке до сих пор. Хоть мы и не целуемся. ну, разве что, иногда, когда я говорю: "пососи мой язык", а она говорит "да, жеребец", и мы оба с грустью думаем о том, как это ужасно похоже на плохой порнографический фильм. Если вычесть поцелуи, то с сексом все до сих пор ок.

Так зачем же тогда расставаться?

Она:

Как-то я снова не выдержала и собралась бросить мужа.

Дурно и гадко, да? Особенно если учесть, что меня никто никуда не звал. Я просто решила уйти от мужа, потому что обманывать его столько - было просто невозможно. Не то, чтобы он что-то понимал. Для меня невозможно. Вот так. Лет пятнадцать делаешь вид, что кое-что, что ты делаешь в своей второй жизни, к тебе отношения не имеет, а потом тебя прорывает. Весь мир прорывает. Его тогда и прорвало. Нет, дождя не было, и телефонной будки под дождем не было. Просто дул очень сильный ветер, как будто где-то в небе сорвали крышку, и туда сунул голову ужасающий бог ветров. Как там его, Эол? Ага, спасибо.

Эол дул, а я собирала вещи.

Муж был на работе, и я думала, что первое, что он решит - я ухожу из-за детей. Ну, из-за их отсутствия. Хотя, конечно, дело вовсе не в этом. дело вовсе не в детях. Если тебе не суждено их иметь, их отсутствие не так уж и страшно, правда же?

Что не дано, то не дано, и нечего сопли жевать.

Эол дует, а я запихиваю вещи в чемодан и сумку, и думаю, что поступаю, как настоящий мужик. Ухожу с одной зубной щеткой. Ну и, конечно, парой пар обуви, платьем, и еще кой какой сугубо женской мелочишкой. И, значит, думаю, как отреагирует муж. Мне не то, чтобы страшно. Я думаю, когда тебе под сорок, разводиться уже не страшно.

Особенно отчетливо понимаешь это, когда тебе под сорок.

Волнуешься, переживаешь, и стремишься выскочить из дому, как ошпаренная, когда молода. Сейчас суетиться нечего. Поэтому я не нервничаю, а просто собираю вещи. А на улице дует очень сильный ветер, и, кажется, поднимается давление, отчего я становлюсь, - как всегда, - просто обессиленной какой-то. Поэтому ложусь на пару минут отдохнуть.

И просыпаюсь уже вечером оттого, что муж меня трахает.

Знаете, мне понравилось. неожиданность, секс спросонья, и все такое. Но дело-то, конечно, было вовсе не в этом. Просто он постарался. Кажется|, это был наш лучший секс за все время брака. В общем, я кончила. И, конечно, никуда не ушла. Распихала вещи по шкафам, а он, как всегда, ничего не заметил. Но мне было так хорошо, ч в тот момент никто не был нужен, никто и ничто - кроме этого мужчины, его неспешной манеры говорить, жевать, и трахаться, и мебели в общем с ним доме, и книги под лампой ночного света. А потом он ел, а я смотрела на его макушку, думала, что скоро он будет лысым - у него волосы редеют уже - и еще думала, ну что тебе всегда так мешает, милый?

И что мне мешало?

Он:

Я люблю ее.

Как-то мы лежали с ней, она гладила мою грудь - а так как я похудел и снова подкачался, мне это нравилось, - и рассказывала про какого-то парня из офиса. Мол, он ей нравится. меня эти намеки всегда ужасно смешили. Ну, понравился тебе кто, так дай ему, и дело с концом. Я же не муж, чтобы ревновать. дай ему и дело с концом, сказал я. А потом она спустилась вниз, и я вдруг понял.

Понял, почему мы переспали и спим до сих пор.

Наш роман был попыткой сбежать от романа.

Мы оба в молодости думали, что лучше трахнуться с партнером, который особых эмоций в тебе не вызывает, и разочароваться в адюльтере вообще, чтобы избежать больших потрясений на стороне.

Ну, это как прививка, понимаете?

Так мы и попались, потому что именно мы двое и стали друг для друга крупнейшим потрясением на стороне. Мы попались с первого раза.

Ну, это как залететь после первого опыта, понимаете?

А сейчас наш роман - это просто роман.

Без никаких там.

Она:

Дело в ребенке.

Конечно, от него. Я, знаете ли, может и падшая женщина, но не настолько, чтобы не придерживаться главного женского правила всех времен и народов. По крайней мере, главного женского правила всех времен и народов для женских журналов. Они говорят . современная женщина может трахаться с кем угодно, но ребенка лучше заводить от любимого мужчины. Иначе, мол, всю жизнь жалеть будешь.

Это не первый случай, когда женские журналы оказываются правы.

И, надеюсь, далеко не последний. Иначе зачем я подписываюсь на них вот уже пятнадцатый год. вы не поверите, но я как-то даже выписала из журнала приворотный наговор - ну, когда еще была молода, и думала, что уходить от мужа нужно, стремительно выскочив из квартиры, - и заучила его наизусть. Я его до сих пор помню, смешно, правда? нет, серьезно.

"Стану я, раба Божия, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, выйду я в чисто поле. Есть сидит в чистом поле сама Пресвятая Богородица Мати Божа. Как она скрипит и болит по своему Сыну, так бы по рабу Божьему раб(а) Божия Скрипела и болела, и в огне горела, не могла бы ни жить и не быть, не пить и не ись. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь"

Именно так. И чтоб обязательно "Святаго" вместо Святого.

Смешно, правда? Когда любишь, а тебя нет, ты выглядишь очень жалко. Даже такую чушь, как этот приворот заучишь. А в результате - пшик.

Тогда он мне не помог. Ни капли.

Но, видимо, магия и правда существует. Не зря говорят, что заклинания, проклятия, заговоры и тому подобная чушь срабатывает рано или поздно - и если вы их скажете, то они обретают плоть. Именно поэтому ни заговор ни проклятие невозможно взять обратно. Это вам не сбежавшая жена. Но тогда я этого не знала. Поэтому решила, что все это ерунда и чушь из женских журналов.

Оказалось, что это весьма действенная ерунда и чушь.

ну, или я все это придумываю, а факты состоят в том, что я залетела.

И ребенок, конечно же, от него. Совершенно случайно. Хотя, думаю, я не стала бы избавляться от плода, если бы отцом был мой муж. Но ему - моему любовнику . и сейчас повезло. Счастливчик навсегда. Я его очень люблю. И поэтому сваливаю.

Дело в ребенке.

Он этого не знает. Никогда не узнает. Это вовсе не мелкая месть. Напротив. Большой подарок. Разве не для этого их создала природа? Сунул, вдул, оплодотворил, и иди себе дальше отдыхать под деревом. Все остальное сделаю я. Так и надо.

И еще я влюбилась. Ага.

Кстати, виноват во всем он. Вечная эта его обычная похоть. Луче бы мы целовались. Но с возрастом ревнуешь все меньше, и, напротив, все больше хочешь того, что сюсюкающие старперы у школ называют "клубничка". Мы, зрелые люди, зовем это трах. Захотелось и ему. Я сказала, мне нравится коллега по работе, молодой парень.

Он мне и правда нравился.

Он сказал мне - правда, что ли? А я сказала, ну, конечно, чего мне врать-то? Тогда он усмехнулся, и сказал, ну так дай ему. Я спросила - зачем? И правда, зач, если у меня есть любовник и муж. А он сказал, ч лучше дать разок, чем потом всю жизнь жалеть, И что солдаты на войне в окопах каждую. ночь вспоминают всех женщин своей жизни, мучительно скрипя зубами, когда в перечне - та, которую не успел-не сумел трахнуть. И что уподобляться таким солдатам смысла нет. Солдаты на войне...

Бог ты мой, он даже на военных сборах ни разу-то не был!

А он сказал, что это никакого значения не имеет. Мол, привел он избитый . лично я слышала раз пятьсот - афоризм, не обязательно быть кошкой, чтобы нарисовать кошку. Милый, хотела спросить я, при чем здесь то, что ты не служил? Но промолчала, и гладила ему грудь. Он снова занялся в зале, слегка подкачал грудные мышцы и дико этим гордился. И, сказал он еще раз, лучше дать, чем потом жалеть.

У меня есть ты, сказала я.

Я знаю, малыш, сказал он. Я люблю тебя. Я люблю тебя, сказала слегка ошарашенная я, потому что за все пятнадцать лет нашего романа он мне этого не говорил НИ РАЗУ. Я тоже тебя люблю. И не соврала, потому что я и правда его любила. Вот, например, любимая - сказал он, - если бы ты мне не дала тогда, в первый наш раз, весь, получается, у нас был не было. НИЧЕГО не было.

Значит, и нас бы не было, сказала я убежденно.

Верно, убежденно согласился он. Нас бы не было. А все почему? Просто потому, что ты по каким-то глупым побуждениям решила бы мне не дать. Представляешь, ужас какой?

Представляю, представила я.

Стало быть, закончил он убежденно, дай ему. Он совсем мальчик, сказала я. Ты совсем еще девочка, сказал он, и нажал мне на затылок. Да, сказал он. Вот так, сказал он. Еще, сказал он. Дай ему, сказал он.

Ну, я так и сделала.

И оказалось, что это любовь.

Которая . чтобы там не говорил мой любовник - существует.

В которую я, - чтобы там не подумали вы - верила всегда.

Ну, ладно. Вижу, вы не очень верите. Может быть, правильно делаете. Я не то, чтобы ОЧЕНЬ влюбилась. Просто я поняла, что нашла мужчину, идеально подходит мне. Может быть, это и есть любовь?

В конце концов, если существование любви не доказано, то и отрицать ее так же глупо, как настаивать на том, что она есть.

Он хорош собой, ему тридцать один год, и он думает, что ребенок, которая жду . от него.

А так как воспитает ребенка именно он, то ребенок и вправду будет его.

С детьми все как с женщинами. Берешь - играй.

Да, я спала со многими мужчинами, что здорово меня удивляло. В юности я и представить себе не могла, что так будет. Но эти короткие романы и романами-то не назовешь. Спала я с ними по нескольким причинам. первая - клин клином вышибают, и я таким образом хотела освободиться от привязанности к своему любовнику. Вторая - я все-таки мечтала забеременеть и не верила в свое бесплодие. И правильно сделала. Надо отдать должное ему.

Он опять что-то там подкрутил у меня внизу живота, и раз, я залетела.

А еще я, - причем по его настоянию, - дала мальчику со своей новой работы, а тот с серьезностью, свойственной молодым людям, взял меня за руку и решил, что теперь будет моим Мужчиной. А я, стало быть, стала чьей-то женщиной. И, оказалось, для этого достаточно было всего лишь, чтобы меня кто-то взял за руку и см. выше.

Это и есть счастье, разве не так?

Это и есть счастье, думала я и была вполне счастлива. Особенно когда узнала, что забеременела. но оставался еще один нюанс. Мой вечный любовник. И я решила соскочить. Да нет, вовсе не с него. Я говорила что он наркотик? Я?! Да это он наверное придумал. Бахвал! Ну, хорошо. Даже если я говорила так, то я ошибалась. Дело не в нем.

Наркотик это адюльтер.

Ты не знаешь, почему делаешь это в первый раз.

Но сделав раз, ты делаешь это снова и снова. И потом-то уж точно знаешь, почему это делаешь.

Просто потому, что ты сделал это когда-то.

Но у меня все изменилось. Я соскакиваю с адюльтера. Я беременна, у меня есть мужчина, и мы, черт побери, выиграли "грин-кард". Представьте себе. Может быть, наивная вера в то, что я его выиграю, выла сродни вере в то, что я забеременею.

И мне воздалось по вере моей.

И я уже ушла к своему новому мужчине от своих старых мужчин. От мужа и любовника. Меня не будет здесь через две недели. Муж уже знает, что я ушла. Любовник не знает. и не узнает. Я просто исчезну, и все тут. Растворюсь в атмосфере ароматом, который со временем забудется.

Само собой, я буду трахаться с ним эти две недели. С ними двумя. То есть, даже с тремя - с мужем в том числе. нехорошо, конечно, но напоследок можно. Ладно уж, оторвусь на прощание.

Ну, а чего вы хотите.

Это затягивает.

Муж:

Извините, я на минутку.

В общем, так. Чтобы ничего не напутать...

Мы поженились 2 января 1991 года. На мне был пиджак, как сейчас помню, а на ней розовое платье. Белого тогда было просто не найти, сами понимаете, разруха. Жили нормально. Хорошо, не ссорились. С сексом все было в порядке. детишек Бог не дал, - из-за нее, как выяснилось . но я ни словом ни разу не попрекнул. Хотя и видел, что она мучается. Поэтому думал, что мы когда-нибудь возьмем ребенка на воспитание. И он будет наш. По-настоящему наш. Почему нет?

Раз уж мы будем воспитывать ребенка, значит, мы и будем его настоящими родителями.

Жилье мы меняли часто - сначала снимали, потом купили хорошую квартиру. Я стал доктором наук. Она хорошо выглядела, всегда. Мне с ней было легко. Ну, иногда ссорились, как же без этого. Я ей никогда не изменял, ну, разве что если не считать один раз в Ганновере с той итальянкой на симпозиуме, но я был очень пьян, да и с кем не бывает?! Раз за пятнадцать лет брака не в счет. И то, убедился, что лучше моей жены никого нет. Ей со мной тоже было хорошо - женщина ведь как цветок, если с ней обращаются плохо, она вянет. Нет, это я не как романтик говорю.

Как доктор биологических наук.

Нам было хорошо, и сексом мы занимались почти каждый день! Кто в браке больше пяти лет, меня поймет, и позавидует по-доброму. Я думал, мы состаримся вместе.

Но в тридцать девять лет она взяла и сбежала с каким-то пацаном программистом в Штаты. С пацаном младше ее почти на десять лет. Можете себе это представить? Вот и я...

Вот вам и седина в бороду бес в ребро.

А нее ведь и бороды никакой нет.

Он:

Вспоминаю ли я ее?

Я лежу в серой от зимнего света комнате и гляжу в окно.

Иногда я ее вспоминаю, да. Но когда в комнату заползает младший - да, мы решились на четвертого, - то я...

Нет, я вовсе не "перестаю думать о чем либо-еще кроме своего обожаемого малыша".

Я просто перестаю думать о чем-либо вообще.

Я просто слежу, чтобы ребенок не ударился головой об угол кровати.

И тогда в комнату заходит малознакомая мне красивая женщина. Моя жена. Я говорю ей, что люблю ее. Я и правда ее люблю. Она улыбается мне.

Возможно, мы узнаем друг друга поближе.

Возможно, у нас будет роман.

Свои преимущества есть и у позднего старта.

Это я вам как менеджер по персоналу и тренер кадров говорю.

Со знанием дела.

Она пропала внезапно, и, как я узнал позже, развелась. Значит, решил я, дело обстоит серьезно. Так оно и случилось, когда она не объявилась через год. Не объявилась через два, и три, и больше. А потом наступила очень снежная зима. Я не то, чтобы забыл ее, или разлюбил, или возненавидел. Просто прошло еще пять лет.

Выпал снег и как-то все само собой под ним скрылось.

Жена берет ребенка на руки, и выходит из комнаты.

Я снова гляжу в окно. Думаю, кто я и что я. Почти сорок. Седина в бороду и как там говорят? Другие в сорок уходят от жен, а я, получается, возвращаюсь.

Времени, конечно, чуть жаль.

Если бы все время, потраченное на этот роман, я высекал скульптуры или рисовал картины, то был бы как этот итальянец, ну, который нарисовал Мадонну..

Ха, купились?!

И без вас знаю, что Мону Лизу...

 

КОНЕЦ

август 2007 - ноябрь 2008

 

 

 

 

 

 

 

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
287675  2009-05-13 23:09:31
В. Эйснер
- Уважаемый Владимир! Я чрезвычайный поклонник Вашего литературного дара. Читая "Там Город золотой", слышал слова из Евангелия: "Приидите ко Мне все труждающиеся и обременённые и я успокою вас".

А в этой блестяще написанной повести Бога нет.

287686  2009-05-14 23:37:04
Андрей http://zamonok.ru/1459.html
- ...Жизнь заканчивается с последними воспоминаниями о ней...

287688  2009-05-15 10:30:58
Владимир Лорченков
- Спасибо большое редакции! Очень признателен за ПОСТОЯННУЮ поддержку. Ув. В. Эйснер, спасибо за отзыв. Это что-то вроде "Давай поженимся Апдайка" (я о настроении) - ну, откуда там Бог?... Дела наши мелкие и суетные - брак, адюльтер и все такое. Вы правы, конечно. Ув. Андрей - спасибо за отзыв.

287690  2009-05-15 14:42:45
Александр Волкович
- Повесть нашего коллеги В.Лорченкова, безусловно, яркая, автор талантливый и, как безошибочно подметил В.Липунов, - наиболее одаренный среди появившихся в последние десятилетия на литературном небосклоне. Однако, простите меня, дамы, "рукой - во влагалище" - это пошло. Безбашенность ни есть творческая смелость.Это даже не натурализм, а извращение. Кумасутра подрастающей Лолиты. Литературный аргазм застенчивого п...-страдателя. Увы.

287693  2009-05-15 16:11:36
змей горыныч
- здесь в террариуме некий курсистка оченъ медицински грамотные барышни-с: и Литературный аргазм различают, и психологическую помощь нервно больным оказывают безДвозДмезДно - на правах рекламы

287694  2009-05-15 16:35:53
LOM /avtori/lyubimov.html
- И А.Толстой не был чужд подобным экзерсисам:

"Она задвигала низом своего живота и зада, ловя головку члена влагащем, ставшим от охватившего Фроську нетерпения влажным. Наконец сам барин не выдержал этой сладострастной пытки и утопил головку своего члена в устье влагалища, а затем с силой вогнал его в туго раздавшуюся девственную глубину". Баня

Тут, правда, обошлось без руки, но влагалище, как и полагается, на своем месте.

Кама-Сутра - всемирно известный "учебник" любовных наслаждений. В нем нет места пошлости. К тому же, по нынешним временам вседоступности, весьма невинный.

Если допустить, что пошлость - это безвкусица, то, как известно, у всякого свой вкус. Потому и критерии пошлости для каждого свои. Существует даже такое мнение, что гневные инвективы в отношении пошлости обладают одним бросающимся в глаза свойством: пошлостью.

В любом случае, проявление творчества не может служить поводом для оскорблений.

287695  2009-05-15 16:38:48
- Одни предпочитают черпать литературные образы из женского влагалища, другие - из "горла" отрубленной головы змея горыныча. Поступают БезашиПачна.

287696  2009-05-15 16:58:38
Волкович-ЛОМ
- Уважаемый ЛОМ! Вы всегда отличались в постингах безупречной логикой. На сей раз, отстаивая свою точку зрения, скатились к вульгарной софистике, уровняв пошлятину с творчеством, а ее порицание - с охаиванием творчества как такового. "Ты не потерял рога, следовательно - ты рогатый". Вот пример софизма. Я, как и многие, высоко ценю творчество В.Лорченкова, восхищен молодым дарованием и никоим образом не пытаюсь его оскорбить. Но при том "ешь дурень, бо то с маком" - не желаю. Извините за старомодность, друзья.

287697  2009-05-15 17:05:52
Владимир Лорченков
- Уважаемый Александр, большое спасибо за отзыв. Я, ей Богу, это высказывание Владимира Михайловича Липунова в свой адрес пропустил, но сказать, что мне лестно - значит ничего не сказать:) Насчет поразившего Вас места - да ерунда, бывает. Я не в смысле, что Ваше мнение ерунда. Я в смысле, что бывает и так (ну, как оно описано) и Вы имеете полное право быть этим недовольны. Может, и правда лишнее, а может и нет. PS. Уважаемый Олег Михайловчи, и Вам спасибо за отзыв.

287698  2009-05-15 17:32:46
Сергей Герман
- Володя, на мой взгляд сильно, красочно, чувственно. Господа, не будьте ханжами. Самые большие моралисты всегда те, кто уже не может грешить. Голосую.

287699  2009-05-15 17:41:03
Волкович-Герману
- И ты, Брут?! Как поживаешь, старый греховодник? Отзовись. АВ

287700  2009-05-15 19:33:33
Сергей Герман
- Александру Волковичу.

Саша, грешу, но каюсь. Поэтому и Богу угоден, что гордыне не подвластен.

287702  2009-05-15 20:00:19
Волкович-Герману
- Хороший ответ. Убедил.АВ

287704  2009-05-15 22:57:25
Владимир Лорченков
- Уважаемый Сергей, большое спасибо что прочитали. И за отзыв. Для меня эта вещь сомнительна (ну, хорошая - вопрос насколько), но что сделано, то сделано))

287710  2009-05-16 03:08:45
LOM /avtori/lyubimov.html
- Уважаемый Александр! Как бы то ни было, хочется Вам или нет, существует жанр эротической литературы, убежден он Вам знаком, Вы, безусловно, читали Овидия, смаковали новеллы Боккаччо, возможно, Мопассана, вероятно, Леопольда Захер-Мазоха, мемуары Казановы, Эммануэль и т.д. и т.п. Полагаю, Вы не считаете этот жанр пошлым. Не понимаю, при чем здесь софистика, тем более вульгарная. Не думал, что нарекание пошляком не является оскорблением. Вероятно, когда Вас нарекают пошляком, Вы принимаете это как должное

287712  2009-05-16 09:21:45
Берлинец
- Уважаемый ЛОМ, вам стоит задуматься, что же именно хотел сказать Волкович своим высказыванием против пошлости? Лорченкову стоило бы задуматься над подбором более пристойных, не режащих слух, волнующих красотой изображений, если только его труды не тянут на "камасутру" или учебник по анатомии. Тут, действительно, без специальных терминов не обойтись. Берлинец.

287713  2009-05-16 11:07:48
Владимир Лорченков
- Уважаемый Берлинец, спасибо за отзыв. Полно Вам, на 100 страниц текста о ЛЮБОВНИКАХ одна эротическая сцена на полстраницы - никакой не перебор.

287714  2009-05-16 12:03:27
Борис Дьяков
- Каждый писатель, создавая свое новое произведение видимо должен надеяться, что оно будет лучшим в его литературной биографии. У Лорченкова этого не получилось. Все предыдущее было гораздо сильнее. Наверное, это все-таки не тема автора, подождем следующих произведений. Борис Дьяков.

287716  2009-05-16 12:25:49
змей горыныч
- 287695 = 2009-05-15 16:38:48
[91.149.188.204]
"...черпать ... из "горла" отрубленной головы"


кАнеШнА, курсистка наш барышни-с добросердечные и отважные, но зачем же головы рубить?
цАлую ручки!

287718  2009-05-16 13:02:34
LOM /avtori/lyubimov.html
- Уважаемый Берлинец, интересно услышать Ваше мнение о том, что же именно хотел сказать Волкович...

287719  2009-05-16 13:41:19
Берлинец
- Дорогой ЛОМ, считаю не этичным вторгаться в святая святых - чужие мысли, и трактовать их при здравствующем человеке. Тем боле, что он сам все объяснил и достаточно ясно. С этим вопросом к Волковичу, если его внутренний мир не подвластен вашему восприятию. Сергей (не Герман).

287720  2009-05-16 13:55:28
Берлинец
- Лорченкову Владимиру

Владимир, надеюсь, не обидел вас своими суждениями. Вы несомненно человек Божьей искры, не утратьте её. Об этом вас предостерегает и Борис Дьяков и Александр Волкович. Мне например не понравилось название "Любовь и все такое", на мой взгляд, здесь уже сквозит налет цинизма. Что касается "перебора" - достаточно одной капли дегтя, чтобы испортить бочку меда. Удачи, успехов, новых побед. Сергей.

287722  2009-05-16 14:42:20
Владимир Лорченков
- Уважаемый Борикс, спасибо за отзыв. Уважаемый Берлинец, все в полном порядке! О чем Вы, какие обиды... Я же сказал эта повесть не совсем однозначна и для меня самого. Но что написано то написано. зы. Название - парафраз "Любовь и так далее" классика, Джулиана Барнса, тут все невинно:-)

287723  2009-05-16 15:10:06
Александр Волкович
- С Вашего позволения, господа, уточню свою позицию, и без того предельно ясную. Пошлость - не красит прозведение любого писателя. Какие могут быть возражения? Никаких хитромудрых доказательств этой аксиомы, Олег Михайлович, не требуется. Ваши банные ссылки, увы, неуместны. Повесть В.Лорченкова - безусловно, яркая, можно сказать, новаторская. Лично мне импонируют нестандартная композиция, неожиданные метафоры, оттенки эмоциональных состояний героев, словом, все до - смакования физиологии секса. Извращение, вульгарщина, отвратительное совокупление - назовем своим именем. Уверен, прекрасный образ женщины автор, вольно либо преднамеренно, погасил в глазах не одного читателя-подростка. Сермяжная правда жизни? Но ведь никому из нормальных людей не приходит в голову "трахать" женщину посреди Красной площади лишь потому, что "найдется много советчиков"!!! Как выразился по поводу новой повести В. Лорченкова мой друг из Германии, автор "использует свою замечательную гармошку (творческий дар) на... "трахи". Солидарен в этом плане с незнакомым мне Берлинцем-Сергеем и давно симпатичным Борисом Дьяковым, безошибочно отреагировашим на суть спора. А в целом, повторяю, повесть В.Лорченкова заслуживает высокой оценки, многие места выписаны психологически достоверно, эмоционально выпукло, взаимоотношения любящих (надо полагать) людей показаны в неожиданном ракурсе, обстоятельства жизни не прилизаны. К недостаткам склонен относить уже упомянутый вульгарный натурализм, определенную бедность стилистико-лексических средств ("ну", "что", "какбы" утомляют, заставляют внимание спотыкаться). Нечетко, сбоку припека, нарисован общий фон событий - молдавский Макдональдс. Желаю Владимиру Лорченкову новых ярких текстов! Разворошил застарелые мнения, пощекотал нервы... Маладца!

287727  2009-05-16 19:16:38
Сергей Герман
- Владимиру Лорченкову.

Володя, не робейте и пишите. В том числе и о Любви, ей Богу она стоит этого. Мопассана ведь тоже не сразу одобрили, Блок даже говорил, что он "...обожает пошлость жизни". Однако изучение взрослой жизни начинается именно с этих "пошлостей". Я за то, чобы люди узнавали "о таком" от Мопассана и Лорченкова, а не из надписей на заборах. На мой взгляд, но он может быть субъективен и я могу заблуждаться, у вас слишком всё откровенно. Оставьте недмсказанность, тайну, загадку. Вы же знаете правило, умеешь считать до десяти, остановись на девяти. Ведь больше всего мужской взгляд притягивает не обнажённая женщина,а ручка, плечико, выглядывающие из кружев...

287732  2009-05-17 00:37:35
LOM /avtori/lyubimov.html
- Всякому безобразию свое приличие.

╚Повесть В.Лорченкова - безусловно, яркая, можно сказать, новаторская...╩ Волкович

Что тут новаторского? Повесть бедна лексически, композиционно и идейно. Вероятно, писалась под заказ в расчете на определенную часть молодежной аудитории.

╚Говоря совсем коротко, он меня полапал - недолго, минуту буквально, - отчего я кончила. Впервые в жизни. По-настоящему следующим, что я сказала было "-а-а-а, блядь".╩.

Полагаю, автор чересчур увлекся порно-эстетикой.

288034  2009-05-21 17:14:46
простой инженер
- Дорогие друзья.
По роду службы должен публиковать отчёты и статьи. Пытаюсь не использовать слова "ВВЕДЕНИЕ" и "ОКОНЧАНИЕ". Они мне кажутся двусмысленными, то есть неприличными. Результат: рецензенты требуют всё переделать, им просто необходимы именно эти пункты в научном сочинении.
Как же после такой интересной и нравоучительной дискуссии по поводу потока сознания, произошедшего в поэме о чувствах человеческих, относиться к термину "ПЕРТУРБАЦИОННАЯ ФУНКЦИЯ"?
С поклоном, Ваш Вадим Чазов.


Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100