TopList Яндекс цитирования
Русский переплет
Портал | Содержание | О нас | Авторам | Новости | Первая десятка | Дискуссионный клуб | Научный форум
-->
Первая десятка "Русского переплета"
Темы дня:

Ещё многих дураков радует бравое слово: революция!

| Обращение к Дмитрию Олеговичу Рогозину по теме "космические угрозы": как сделать систему предупреждения? | Кому давать гранты или сколько в России молодых ученых?
Rambler's Top100
Проголосуйте
за это произведение

 Романы и повести
06 декабря 2005

Владимир Лорченков

 

 

ЛЮБОВЬ ЭТО... или СЕРДЕЧНАЯ АЗБУКА

 

Анкета

 

Интервьюер: Имя, отчество, фамилия, - именно в такой последовательности, пожалуйста... Дата рождения, место рождения, социальный статус.

Интервьюируемый: отвечает.

Интервьюер: Как давно вы состоите в браке?

Интервьюируемый (гордо): Пятнадцать лет, шесть месяцев и четыре дня. 

Интервьюер: С кем из не присутствующих здесь персонажей вы ассоциируете свою жену?

Интервьюируемый: В смысле?

Протоколист: Можно вопрос?

Интервьюер: В смысле?

Протоколист: В том смысле, что если я каждый раз буду писать "интервьюер" и "интервьюируемый", то это займет слишком много места.

Интервьюер (задумчиво) Разумно.

Интервьюируемый: Как это с не присутствующим персонажем, и свою жену?

Интервьюер: Да помолчите пока!

Протоколист (расстроено): В то же время, я не могу обозначить вас начальными буквами, потому что и "интервьюер" и "интервьюируемый" начинаются на букву "и".

Интервьюируемый: Что значит, не присутствующий? Что это за опрос такой?

Интервьюер (не обращая внимания на интервьюируемого): Да, протоколист прав. Хотя... Придумал! Послушайте. Давайте обозначим меня "И-1", а его, интервьюируемого, "И-"2.

Протоколист (задумчиво) Разумно...

Интервьюируемый (раздражаясь все больше): Эй, да послушайте, вы!

.......................................................................................

 

И-1: Имя, отчество, фамилия, - именно в такой последовательности, пожалуйста... Дата рождения, место рождения, социальный статус.

И-2: отвечает.

И-1: Как давно вы состоите в браке, как давно встречались до него, и любите ли свою жену и как долго?

И-2 (гордо): Пятнадцать лет, шесть месяцев и четыре дня. Два года. Да, очень люблю. Всегда любил.

И-1: Это не набор общих фраз? Это честная позиция?

И-2 (горделиво) Да. 

И-1 (отложив опросник): Жену, значит, любите?

И-2 (гордо): Очень.

И-1 (задумчиво): Что есть любовь?

И-2: Ну, понимаете, это чувство... понимаете?

И-1: Пока нет.

И-2: Ну, такое чувство...

И-2 (резко) Ясно. С кем из не присутствующих здесь персонажей вы ассоциируете свою жену?

И-2: В смысле? С соседкой, там, или бабушкой?

И-1 (терпеливо): В том смысле, с кем из несуществующих персонажей, - подчеркиваю, персонажей, а не людей типа вашей соседки или бабушки, - вы ассоциируете свою жену?

И-2 (тупо): Это, в смысле, вроде как с Медузой Горгоной, или Василисой Прекрасной?

И-1: Вот именно. Кстати, почему вы в первую очередь сказали про Медузу, а не Василису?

И-2: Не знаю, а что, это важно? Это типа перекрестный допрос такой?

И-1: Ни в коем случае. Итак, с кем у вас ассоциируется ваша жена?

И-2 (сентиментально) С феей.

И-1: Назовите общие черты. 

И-2: Она синеглазая, у нее длинные волосы, она блондинка, глаза у нее как будто светятся...

И-1: По-вашему, это отличительные признаки фей?

И-2: Ну, да.

И-1 (сардонически): Доводилось видеть фей?

И-2 (растеряно): Ну... нет. Я имел в виду... ну, на фей таких, какими мы им представляем?

И-1 (заинтересованно): Есть феи, которых мы не представляем?

И-2 (очень растерянно): Я вообще не уверен, что есть феи...

И-1 (ухмыляясь): И на это то, чего, возможно нет, похожа ваша жена?

И-2 (озлобляясь): На то, что существует в нашем воображении. Я говорю "Злой, как дракон". Вы не видели дракона, но понимаете, о чем я говорю, не так ли?

И-1 (примирительно): Оставим это. Давайте о жене. Можете вспомнить что-нибудь еще?

И-2 (ласково): Она маленькая...

И-1: Ниже, чем соседка?

И-2 (оторопело): Какая?

И-1: На вопрос "С кем из не присутствующих здесь персонажей у вас ассоциируется ваша жена" вы ответили "В смысле? С соседкой там, или с бабушкой?".

И-2 (привстав): При чем здесь соседка?!

И-1 (перегнувшись через стол, яростно): Вам лучше знать!

И-2 (сев обратно, угрюмо) Вы говорили, что это не перекрестный допрос.

И-1: Это не перекрестный допрос. Просто скажите мне, как мужчина мужчи... как респондент социологу: ваша жена ниже, чем соседка?

И-2 (неохотно) Ну, пожалуй. Эй, послушайте, это вовсе не значит...

И-1: Быстро, без подготовки, назовите трех животных.

И-2 (облегченно) Носорог, попугай, свинья.

И-1: Почему именно они?

И-2: Ну, свиньи и носороги они такие... симпатичные. Розовенькие... (неуверенно) Безобидные такие миляги, в общем.

И-1: Любите животных?

И-2 (с энтузиазмом): Очень. Очень!

И-1: Кто живет у вас дома?

И-2: Мы с женой. Вдвоем. Пока.

И-1: Только?

И-2: Только! 

И-1: Домашние животные?

И-2: Ах, да, конечно. Совсем забыл. Кот. Кошечка. Жена купила. Серый, полосатенький. Я зову его полосатик. (сюсюкая) Касатик-полосатик.

И-1: Его любимая игрушка?

И-2: Нуу-у-у... мячик, я полагаю. В том смысле, что коты очень любят бежать за мячиком, когда ты его бросаешь в угол комнаты. (с надеждой) Правда ведь?

И-1 (пожимая плечами) Мне - то откуда знать? Как давно вы влюблены в свою жену?

И-2 (пафосно) С первого взгляда.

И-1 (жестко): Так не бывает. Повторяю. Как давно вы влюблены в свою жену? Постарайтесь вспомнить.

И-2 (припоминая) Кажется, на вторую неделю нашего знакомства. Мы возвращались с выставки, которую устроили малоизвестные в городе художники, и я подумал: а может, мне взять ее за руку?

И-1: И вы взяли ее за руку?

И-2: Да.

И-1: Она была холодна?

И-2: Да. Я еще пошутил, в том смысле, что сказал: муж у тебя будет красивый, значит, не судьба нам пожениться.

И-1: Я не о руке. О вашей жене. Она была холодна с вами в постели в ту ночь?

И-2 (оторопело) С чего вы взяли, что именно в эт...

И-1 (терпеливо) Итак?

И-2 (нехотя) Ну, скажем, это был не лучший секс в нашей жизни. У обоих.

И-1 (что-то зачеркивая) Ничего. Обычно первый раз у свежеиспеченных любовников получается скомканным и сконфуженным. Люди еще не притерлись друг к другу.

И-2 (активно кивая): Вот-вот. Вот и говорю, что наско...

И-1 (хладнокровно перебивая) На каком году совместных отношений вы решили, что именно встречаетесь со своей будущей женой, а не просто хорошо проводите с ней время в постели?

И-2 (снисходительно) Послушайте. Я же вам говорил, - хотите, верьте, хотите, нет, - это была любовь. Пусть не с первого взгляда, пусть, я понял это через неделю-другую... Но ведь "с первого взгляда" это просто выражение такое, да?

И-1 (заинтересованно) Какое?

И-2 (теряя терпение) Выражение. Которое. В. Ходу! И если ты влюбляешься в девушку через две-три недели после ухаживаний, разве это не та же самая любовь с первого взгляда?

И-1 (что-то записываю) Думаю, нет. Думаю, это ситуация, которую можно обозначить Выражением Не В Ходу - "любовь со второй-третьей недели"...

И-2 (начиная вставать) Да ну вас к че...   

И-1 (не поднимая головы от бумаг) Хорошо, изменим форму вопроса.

И-2 (усаживаясь, торжествующе) То-то же!

И-1: Через какой промежуток ваших совместных отношений вы перестали рассказывать друзьям о том, как хороша в постели эта девушка, какая у нее узкая штучка, как она горяча, и вообще, ребята, вы бы только представили себе на мгновение...

И-2 (долго молчит, потом вздыхает, как всхлипывает): То есть, через сколько времени я стал относиться к ней как к постоянной партнерше?

И-1 (подняв голову) Совершенно верно.

И-2 (устало) Через год.

И-1 (уточняя) Через год после того, как вы возвращались после концерта и решили взять ее за руку, а она, - не рука, - позже была холодна, - или через год после того, как вы вообще познакомились?

И-2: Через год вообще. И, что?

И-1: Что "что"?

И-2 Чего вы этим добились? Доказали мне, что я чересчур обобщаю, когда говорю о своей жене? О своей любви? Сбили пафос? На соседку намекаете... Вам-то что?!  Извращенец какой-то. Испортили настроение. Довольны?!

И-1: Нет.

И-2: Послушайте. Хоть это и не войдет в ваши чертовы опросники, но...

И-1: (с неожиданным любопытством): Что?

И-2: Я все-таки люблю свою жену. Не знаю, когда это началось, и как, и в чем это проявляется, но - люблю... Верите?

 

Интервьюер: Следующий!!!

 

Бочка

 

Крестьянин молдавского села Елизаветовка уезда Оргеев, Тудор Кубряков, встал на четыре часа раньше обычного. По серьезной причине: до выхода в поле Тудору нужно было успеть сделать важное дело.

 

Этим утром Кубряков собирался утопить жену.

 

Делать раньше этого ему не приходилось, поэтому времени Тудор оставил себе побольше. 

 

-         А то ж, - бурчал Тудор, бреясь перед потемневшим от старости зеркалом, - не каждый же день жену топишь.

 

Тудор лукавил. Не только жену он не каждый день топил. Он вообще никого не топил каждый день. Да и вообще ни разу никого не топил. Так что с непривычки будет трудно, знал Тудор. Но все в жизни когда-то делаешь в первый раз, и это Тудор тоже знал. Поэтому духом Кубряков был крепок, и, выбрившись, сполоснул лицо холодной водой из колодца, - лосьонов, кремов и одеколонов Тудор не признавал, - и пошел будить жену. Та еще сладко спала, свернувшись калачиком под сиреневым пуховым одеялом, которое им на свадьбу еще тринадцать лет назад нанаши подарили. В комнате, - а спали они в большой зале, - было темно еще, и Тудор ударил ногу о скамейку, отчего разозлился. Потому жену будить он стал грубо, а не нежно, как собирался. Все ж таки, этим утром, думал он, бужу я ее последний раз. Но ударился он сильно, да и выглядела она со сна не очень хорошо, потому, подумал Кубряков, такую жену и утопить не жалко.

 

-         Леонида, - тянул он женщину за руку, - вставай, Леонида. Вставай, давай! Затянем все дело, в поле опоздаю. Что тогда кушать зимой буду?

-         Не пропадешь, - зевнула Леонида, и села на кушетке, - сделай мне чаю.

-         Чаю? - поразился Тудор. - да мы его сроду не пили. Налить тебе стакан вина?

-         Нет, - поджала губы Леонида, - сегодня чаю.

 

Тудор вздохнул, и подумал, что женщины, которых вот-вот утопят, отличаются необыкновенной придирчивостью. Но про последние желания приговоренного крестьянин Кубряков тоже слыхал, поэтому приготовил все-таки жене чай. А пока вода в старом, старше зеркала, когда-то желтом, а сейчас сером от копоти чайнике нагревалась, Тудор смотрел на жену и все пытался понять: будет ли он скучать по ней.

 

Леонида Кубряков, - в девичестве Лари, - была первой красавицей Елизаветовки. Красота ее, - шептались старухи, - была какой-то... греховной. Значило это, что каждый, проходя мимо Леониды, думал о том, о чем средь бела дня думать не надо, а надо думать ночью, и исключительно со своей законной женой. Первый раз замуж Леонида вышла в девятнадцать лет, за сына председателя колхоза. Тот, однако, быстро спился, - и, сплетничали старухи, физически обессилел из-за ненасытности жены, - уехал на заработки в Россию и пропал. Тогда на Леониде, молодой еще и привлекательной женщине, женился Тудор.

 

Леонида вторым мужем была довольна: он, в отличие от первого, непутевого, не пил, прилежно посещал церковь, и даже избирался в депутаты районного совета от партии христиан-демократов. Правда, в советники он не попал, но листовка с портретом Тудора и надписью "Голосуй сердцем" хранилась у них дома  рядом с чайником. То есть, на самом почетном месте.

 

-         Закипела вода? - спрашивает Леонида, и встает с постели. - Ты пока завари чай-то, а я умоюсь...

 

После истории с выборами в районные советники Тудор почувствовал к себе необычайную тягу к политике. Поэтому, когда подошел срок выборов в мэры села, Кубряков и здесь свои силы попробовал. Увы, партия за ним уже не стояла, потому что кандидатом от христиан-демократов стал местный священник, отец Филимон.

 

-         Батюшке, - решили христиан демократы, - сам Бог велел представлять христианскую партию...

 

Кубряков, скрепя сердце, согласился, и агитировал сельчан за батюшку Филимона. Тот, правда, мэром так и не стал, потому что в село приехал Митрополит Бессарабии Илие Преподобный, и много и долго ругался. По его словам выходило, что священник служить может только в церкви, а если он в церкви служить не хочет, то может убираться из церкви ко всем чертям собачьим!

 

-         Ко всем чертям собачьим, - горестно прошептал Тудор Кубряков, и перекрестился, - это же надо, так выражаться-то, а?.. И кто? Сам Митрополит...

 

Леонида вернулась в дом, умытая, посвежевшая, помолодевшая лет на двадцать. Тудор с сожалением подумал, что вот такую жену топить уже жалко. А что делать, придется.

 

Тем более, они вместе так решили.

 

Тудор подвинул к жене чашку с крепким чаем, а сам вышел во двор. В углу, под деревом, черпнул из бака вина, выпил стаканчик, и постоял, глядя на орех. На ветвях дерева покачивались клочья тумана, и несколько капель воды. Значит, ночью было холодно. Да и сейчас еще ночь, четыре часа всего...

 

Утопить Леониду Тудор решил после того, как жена узнала о своем диагнозе. Несколько лет у нее болела грудь, и Леонида поехала в Кишинев, где онкологи рассказали ей о такой болезни - раке. И определили, что жить ей осталось недолго. Тут как раз подошло время очередных выборов в районные советники, и Тудор с отчаянием понял, что не может и не хочет больше работать на земле. А хочет и может быть только районным советником. Иными словами, устал он от работы, понял Тудор - а когда Леонида умрет, то в одиночку он хозяйство вообще не потянет...

 

-         Вкусно, - Леонида пьет чай, и ободряюще смотрит на мужа. - Очень.

 

Наконец, ко всем бедам добавилась еще одна. Леонида умирать в мучениях не хотела, а убить себя ни в коем случае не могла. Самоубийство грозило неприятностями в виде ада не только ей. Но и Тудору - пусть и не такими страшными, как загробные муки.  Человек, чья жена не на погосте лежит, баллотироваться в советники от христианско-демократической партии в Молдавии ну никак не может. Худо-бедно, от социал-демократов может, ну, или там, либерал-консерваторов, но шансов у представителей таких партий на молдавских выборах совсем нет... В общем, начало года получилось совсем плохим. Тут-то Леонида, умница, золотая голова, и нашла выход.

 

-         Ты, - глядя в сторону, сказала она Тудору, - утопи меня. В бочке с вином. Я читала, в Англии принца так когда-то утопили. Читала, мол, это не больно, потому что пьянеешь. А потом скажешь, что, мол, в подвале бочку открыла, да поскользнулась и упала случайно.  И меня от смертной муки избавишь, и себя от позора...

 

И показала мужу газетную вырезку. Речь в ней шла о президенте страны Мирче Снегуре, которой как раз отправил в отставку премьера Друка. Снегура публицист по фамилии Дабижа сравнивал с английским королем Ричардом Третьим, тираном и скотиной.

 

-         Возьмем, к примеру, - прочитала Леонида часть заметки, - Ричарда III, короля Англии, жившего в 1452 - 1485 годах нашей эры. Он вошел в историю, как первая жертва политических технологий, как урод и злодей, приказавший утопить в бочке с вином двух малолетних племянников, и одного принца, Кларенса. Тот, впрочем, сам попросил утопить себя в бочке с мальвазией...

 

Разумеется, Тудор отказался и на жену накричал. Но это было полгода назад. И вот, этим утром он глядит на Леониду, пьющую чай, и собирается ее утопить. Вино придется вылить, но это не беда. Ради такого дела... К тому же, - и это тоже придумала Леонида, - Тудор всегда может потом намекать на странные обстоятельства гибели своей жены, используя это, как она сказала, "в политических целях".

 

-         Это как? - тупо спросил Тудор, когда Леонида ему это сказала.

-         Ну, - жена была терпелива, - прямо не скажешь, но намекнешь. Что, мол, меня, жену видного христиан демократа, утопили коммунисты. А когда тебя спросят, - "так ее утопили коммунисты"? - ответишь, я такого не говорил, это вы сами сказали...

-         А, - кивнул Тудор, - и понял, как безнадежно будет не хватать ему умницы-жены.

 

И сейчас глядел на нее и думал, как сильно он все-таки ее любит. 

Леонида допила чай, и, как была, - в ночной рубашке, - пошла с Тудором в подвал. У бочек они постояли немного.

 

-         В эту? - спросила жена, ткнув рукой в бочку.

-         Да, - сглотнул комок Тудор, и вытер слезу. - Крепкое, как ты просила.

-         Да, - улыбнулась Леонида, - чтоб сразу забыться. Ну, выше нос, муженек.

 

Супруги обнялись, и Кубряков неловко ткнулся носом в щеку Леониды. Целоваться он не очень умел. Да и всего остального тоже - до женитьбы на Леониде. По-настоящему любви его научила только жена. Она была его лучшей любовницей, его лучшим советчиком, его лучшим другом...

 

Тудор, не стесняясь, зарыдал, а Леонида, резко выдохнув воздух, наклонилась и бултыхнулась головой в бочку. Кубряков резко задвинул крышку, задвинул защелку и бросился вон из подвала. Ему не хотелось слышать стонов жена, а то, что она будет стонать, крестьянин не сомневался. Тудор знал: Леонида вряд ли сразу опьянела. Ведь в бочку была налита чистейшая вода. Нет-нет. Тудор очень любил жену.

 

Но трехсот литров вина ему было жалко.

 

Весло

 

Удивительно, до чего огромное количество мифов и легенд может породить один - единственный предмет, человек, событие или вообще миф или легенда. Например? Ох, право, не люблю я приводить примеры, это, знаете, для малообразованных и не подготовленных к дискуссии людей...

 

Не дискуссия? Ну, ладно. Например, один потоп породил кучу легенд о Всемирном Потопе. А одна из легенд о Всемирном Потопе породила легенду о морской цивилизации. А сколько легенд породил один-единственный Одиссей?! Я уж не говорю о том, сколько мифологических образов связано со мной. Перечислить?

 

...Палка Фавна, которую ткнули в землю, а она возьми, да зацвети и претворись в дерево. Копье Афины, вонзенное в землю, а оно раз, два, и зацвело и превратилось в маслину. Хотя только человек с очень богатым воображением может наблюдать связь, - пусть и чисто визуальную, - между копьем и корявой, будто она специально такая, маслиной. Ну, а также священный жезл из "Упанишад". Волшебная палочка феи Морганы. Волшебная палочка феи Мелюзины. Палочка-выручалочка дураков и растяп из сказок.  Огромный член Пана, которым он потрясает, спрятавшись в чаще. Дубинка из железа, - ста пудов весу, - которую выковал себе Иван-дурак, чтобы поломать хребет чудовищному дракону. Ось юлы. Врата мира...

 

В общем, палка. Торчок. Стояк. Или - весло.

 

Сейчас вы лучше всего изучили меня по композиции Девушка с веслом. Из этой парочки я - весло. Оба мы выглядим так, будто изготовлены из гипса. Да так оно и есть. Девушка, крепкая физкультурница в шортиках, - такие, кстати, сейчас снова входят в моду, - и в майке, держит весло. Как правило, в правой руке. Она не то, чтобы на него опирается. И не устала она вовсе. И не слабенькая она. Напротив.

 

Девушка так сильна, что может и тебя, придурок, веслом по башке огреть! 

 

Так что нечего думать, будто она устала и решила на весло опереться. Да вы только поглядите на ее ноги, чтобы сразу понять: на таких можно стоять десятилетиями. Не уставая. Да ладно вам, давайте уже, рассмотрите Девушку с Веслом подробнее. Не делайте вид, что она вам знакома. Все привыкли к этой скульптурной композиции, - еще бы, такая есть в каждом парке бывшего СССР, - поэтому ни разу не видели ее толком. Да? А часто вы глядите в лицо своего соседа? То-то же. Больше того. Я вам одну неприятную вещь скажу, а вы, пожалуйста, не злитесь, и не плюйте на наш постамент и уж тем более не пинайте нас ногами. 

 

Вы уверены, что часто глядите в лицо своей жене, мужу или детям, ну, или вообще кому-то, кто вам действительно дорог?

 

Ну, да неважно. Важно только то, что девушка, которую ваяют с веслом по шаблону 30-хх годов, выглядит как очень здоровая молодая особь. С упругой задницей, литыми ляжками, маленькой и задорной грудью. Губастая. При этом, - данная ее черта не изображается, потому что нематериальна, но подразумевается, - она еще и отличница учебы, и стреляет в тире, наверняка, так, что мужчинам стыдно становится. С перчинкой девчонка. А спросите-ка у тех, чье детство пришлось на пятидесятые - часто ли они на Физкультурницу дрочили? Да! Чаще, чем ваши дети сегодня - на Бритни Спирс! Точно вам говорю. Уж мне поверьте. Понимаете, к чему я клоню? Физкультурница, секс... Вот-вот. Никакой она не Непорочный Идеал!

 

Физкультурница это секс-идол. 

 

Блудница римская, стоящая рядом с веслом, как стриптизерша с шестом. Задумана она так для того, чтобы к ней подходили люди.  Надеюсь, вы понимаете, что это сделано вовсе не ради них. Не ради посетителей парка, - советского ли, постсоветского, - мрачного, унылого сооружения, в котором даже деревья почему-то черные. На аллеях этого парка у скамеек валяется мусор, над ним кружат вороны, над ними - мошки и комары, и все это окидывает пустым и веселым глазом гипсовая Физкультурница. Мрачное, мрачное место, скажу я вам. Но раз уж вы сюда забрели, знайте: это не Физкультурница с веслом, это Весло с физкультурницей! Она здесь - антураж для привлечения публики. Вы думаете, что подошли шлепнуть каменный зад под смешки приятелей? Наивный. Вы подошли только ради меня. Ради весла. Объяснить?

 

Не буду разыгрывать из себя сочинителя авантюрных романов. Все просто. Физкультурница с Веслом (а на самом деле Весло с физкультурницей, как мы уже выяснили) установленная в парке долина Роз Кишинева, не просто скульптурная композиция. Мы - Врата в Пустоту. 

 

Ведь я не весло, а - Ось Мироздания.

 

В то же время, я весло. Да нет, ничего удивительного. Вы, к примеру, - опять примеры, да ладно уж, - студент, но в то же время человек. Или врач и человек. Ну, или, - что, правда, маловероятно, - юрист и человек. В то же время вы:

 

1. Заботливый отец семейства.

2. Коллекционер пустых пивных банок.

3. Трусливый мудак, побоявшийся в третьем классе подраться из-за Маши из пятого "Б", и стыдящийся этого до сих пор.

4. Извращенец, почитывающий порно-рассказы в рабочее время.

5. Добрый самаритянин, отправляющий в детский дом свои почти новые вещи.

6 Куртуазный начальник отдела, где работают одни дамы.

7. Почетный капитан команды ветеранов МолдГУ по волейболу.

8. Почитатель Селина.

9...

 

У людей много ипостасей. У меня всего две. Как сидите, я скромнее. Ведь я не человек, а всего лишь Ось Мироздания. Зависит от меня немногое. Я всего лишь торчу в пустоте, а когда сломаюсь, мир, - ваш мир, - рухнет.

 

Честно говоря, осталось не так уж и много. Когда-то, лет сорок назад, по мне прошелся дубинкой пьяный румынский солдат. Значительно позже ударил бампером подвыпивший автомобилист. А на днях хулиганы решили оторвать руку Физкультурницы, которая прикреплена ко мне. Не жизнь, а сплошные стрессы. У вас, конечно, не у меня.

 

Каждый раз, когда металлический штырь, спрятанный в гипсовое весло,  сгибается и грозит поломаться, люди всего мира чувствуют себя значительно хуже. Скажем так, ваши организмы предчувствуют небытие, и сопротивляются этому, как могут. Подобные дни вы привыкли объяснять бурями на Солнце. Ха.

 

Вы всегда придавали слишком много значения тому, сколько значения вам придает Солнце.

 

Напрасно. Да вы для него пустое место. Пустее не бывает. Хотя нет, бывает. Там, куда ведем мы, - Врата в виде Весла с Физкультурницей, - пустота еще более пустая.

 

Зачем мне, Оси Мироздания,  нужно, чтобы вы, люди, подходили ко мне поближе? Все просто. Я - датчик. Я определяю уровень любви в мире.

 

Если ее слишком много, я не выдержу. Слишком мало - потеряю равновесие.

 

Да, знаю, что все это звучит достаточно глупо.  Но я, знаете ли, всего лишь Ось Мироздания, а не придурки - индийские боги из "Упанишад", которые все это и придумали. Впрочем, неважно, кто все это придумал. Вы же не знаете всех деталей системы централизованного отопления? А в доме зимой тепло. Так что не надо вдаваться в подробности. Главное, что система отопления работает. Моя система Равновесия Любви тоже работает. Пока. В любом случае, мир уцелеет в одном случае. Только в одном.

 

Если любви будет ровно столько, сколько нужно.

 

Гармония

 

- Что есть гармония? 

 

Учитель отнял пятку от носа, и положил ее себе на затылок. Все пятьдесят учеников заерзали на своих ковриках, пытаясь повторить этот подвиг. Сверху они были похожи на стайку муравьев, пострадавших в результате газовой атаки и потерявших ориентацию и способность контролировать конечности. Многие, не удержавшись, падали. Учитель тихо дышал через нос, и глядел куда-то в пространство. Ира равновесие удержала, но все-таки мышцу потянула, и тихо охнула. Но, видно, недостаточно тихо. Учитель зыркнул на нее осуждающе, и стал медленно, - будто гвозди вбивал, - проговаривать.

 

-         Когда жизнь человека течет в совершенной гармонии, - когда он произнес эту фразу, в зале заиграла музыка, - это означает, с точки зрения Аюрведы...  Что это означает, Ира?

-         Это, - пытаясь дышать как можно естественнее, ответила Ира, - означает, что жизнь естественно выражает себя через гармонично функционирующие Вату, Питту и Капху...

 

Когда зал для занятий йогой и беседы их преподавателя с учениками увидала и послушала мать Ирины, - пожилая, суровая женщина с 9 классами образования, - то решила было, что дочь попала в лапы сектантов. Больших трудов и много энергии, - а особенно энергии Агни, - стоило Ире объяснить матери, что йога, это спорт такой. Ну, а то, что еще и лекции читают со словами непонятными, так это всегда и везде бывает.

 

-         Даже борец Карелин, - обиженно объясняла Ира, когда они в ее просторной однокомнатной квартире пили чай перед сном, - пишет диссертацию на тему "Физические нагрузки как средство предотвращения изнашиваемости мышечных тканей". Ну, или что-то в этом роде. У нас тоже самое, просто спорт иностранный, поэтому термины заимствованные.

-         Чего? - не понимала мать.

-         Ну, - страдала Ира, - спорт иностранный, значит, и приемы по-иностранному называются. Не "Голова за спину, ноги к пояснице" а, к примеру, "Аюга-веды-пракити-викрити".

-         Как-как?

-         "Аюга-веды-пракити-викрити".

-         И что это значит?

-         То и значит, - злилась Ира. - "Голова за спину, ноги к пояснице".

-         Понятно, - деликатно соглашалась мать, и осторожно, как ей казалось, подходила к главной теме разговора, ради которого из села и приехала, - а ты дочь, случайно, замуж не собираешься?

 

Ира тяжело вздыхала, и шла в ванную, снимать с себя красивое ожерелье, подаренное матерью на 16-летие. Украшение это она очень любила и носила его практически постоянно. Пальцы Иры, когда она сдвигала застежку, чуть дрожали. Вечный дурацкий вопрос матери...

 

Правда, вопрос был, - и раздосадованная Ира не могла этого не признать, -  довольно актуальный. Проблема была даже не в замужестве. Она, 32-летняя консультант по дизайну, довольно высокооплачиваемая, жила без мужчины. Некоторое время назад Ирина решила, что дело в полноте, хотя при своих метре шестидесяти весила пятьдесят два, что многие мужчины находили вполне нормальным. Волосы у нее были мягкие, глаза - зеленые, грудь - упругая, и в постели она была очень даже.

 

Чего уж там, она была красива.

 

Опять же, это не сама Ира придумала, это мужчины находили. Но между словом "находили" и непосредственным переходом к делу - такая большая разница... Нет, раз-другой в месяц какой - никакой мужчина да перепадал, но ах, как этого было недостаточно...

 

Ира подумала, что вся ее жизнь, по сути, есть не что иное, как забавная (исключительно для юмориста, который ее читает) сценка из омерзительной  передачи "Аншлаг". Которую так любит смотреть по вечерам мать, когда приезжает из села в Кишинев погостить у дочери.

 

Дешевые страстишка, дешевая проблема...

 

Ира вытерла слезу, и умылась. Почистила зубы, и стала собираться на работу. А после нее, не заходя домой, отправилась на тренировку по йоге. Этим спортом она занялась, когда решила, что все дело в весе, и надо похудеть. Когда оказалось, что вес в полном порядке, и худеть не нужно, без ежевечерних занятий в спортзале городской школы Ира уже не могла...

 

Учитель положил на затылок обе пятки, и закачался. Зал горестно вздохнул: ученикам необходимо было повторять все движения. Ира сумела таки закинуть пятки за голову, - йогой она занималась уже год, растяжка соответствовала, - и почувствовала вдруг, что немножко возбудилась...

 

-         Вата, - продолжила она, чтобы отвлечься, - дает энтузиазм, уравновешенный вдох и выдох, правильно развитые ткани тела и чистые выведения отходов...

-         Питта? - спрашивал довольный учитель.

-         Питта дает хорошее зрение, пищеварение, телосложение, естественные чувства жажды и голода, мягкость тела, сияние глаз и кожи, хорошее настроение и пробужденный интеллект.

-         Наконец, Капха...

-         Капха, - припомнила Ира, - дает маслянистость в теле и связанность его частей, твердость и тяжесть тела, потенцию, силу, выдержку, сдержанность и отсутствие жадности.

 

Учитель довольно кивнул. Те, кто попытались кивнуть вслед за ним, смешно попадали лицами в коврики, и без посторонней помощь встать уже не смогли. Ноги придавливали голову. А поскольку до конца занятий помогать кому либо было запрещено, бедняги просто валялись в неудобной позе. К счастью, занятия уже заканчивались.  

 

-         Да, - учитель, наконец, сел как нормальный человек, кивком разрешил поднять тех, кто сам подняться не смог. - Спасибо вам. Ирина. Вот что есть гармония, и вот, что дает нам занятия йогой. На сегодня все. Всем спасибо.

 

Вечером, возвращаясь домой через парк Пушкина прямо навстречу ехидному ноябрьскому ветру, Ира думала о том, что Гармония, возможно, это не только Капха, Питта, и Вата. Что Гармония это имя прекрасной женщины. Дочери Арея и Афродиты, супруги Кадма, который подарил ей на свадьбу ожерелье, приносившее Гармонии одни несчастья. А еще гармония, - стискивала Ира посиневшие на ветру губы, - это сочетание цветных поверхностей, приятно воздействующих на глаз. А еще... Определений было жуть как много. И перечислять их Ира, - выпускница двух вузов, - могла бы долго. 

 

В подъезде, как обычно, была не заперта железная дверь с кодовым замком. Ира выругалась про себя, захлопнула дверь, и поднялась на третий этаж. Лифтом она не пользовалась. Не потому, чтобы она чего-то боялась, - в конце концов, в тридцать лет комплексы старой девы женщин еще не постигают, - просто предпочитала подвижный образ жизни. У двери квартиры Ира вдруг остановилась на несколько минут. Просто стояла и думала: а вдруг это все ее ожерелье? Вдруг оно, как у той самой мифической Гармонии, заколдованно? Вдруг?.. В общем, мрачно пофантазировала, а потом встряхнула головой, и вошла в дом. 

 

Мысли о том, что ей не везет из-за ожерелья, потом приходили ей в голову, но как-то редко. Последний раз - когда Ира отпраздновала свое сорокалетие, и бросила работу в дизайнерской конторе, чтобы полностью посвятить себя йоге. Ира понимала, что все это суеверие, и вряд ли что-то в ее жизни изменится, если она вдруг перестанет носить старое ожерелье. Тем не менее...

 

Украшение было, хоть и любимым, но недорогим. Может, поэтому Ира решилась его выбросить.

 

И через две недели вышла замуж за учителя йоги. 

 

Дамба

 

Дамба у водохранилища Гидигич построена была в 1946 году, спустя год после разгрома немецко-фашистской Германии и ее сателлитов. Что и было, - не победа, а строительство, - отмечено праздничным салютом, устроенным в селе Гидигич (одноименном водохранилищу) артиллеристами. Часть их была расквартирована в поселке временно, военные даже и не пытались обживаться, но глава местной администрации Василий Руснак общий язык с ними нашел. Потому, когда он попросил командира артиллеристов помочь устроить праздник для местного населения, начальник военных, старенький, седой майор не стал отказывать. И вечером, после торжественного открытия дамбы, над Гидигичем в первый, - слава Богу, не в последний, - раз поднялись в небо снаряды салюта. И разорвались они, и осветили синюшное небо над поселком, и расцветили сумерки желтыми, зелеными и оранжевыми огнями. А куски парашютной ткани, на которых медленно спускаются с неба осветительные снаряды, местные пацаны еще не один год собирали. И матери шили мальчикам из этой прочной и легкой ткани, - чистый шелк, пропитанный чем-то секретным, -  шейные платки.

 

Но это было позже. А 23 августа 1946 года седенький майор артиллерии, Петр Иванов, чистый русак, со слезами глядел на салют, который устроили его молодцы для освобожденных молдаван, и вспоминал дом. Вернее, дом, которого уже не было: семью Петра Георгиевича немцы расстреляли в 1942 году. И ладно бы еще жену, - сварливую, легкомысленную женщину, с которой Петр все равно собрался разводиться, да война настала, - но еще и двух сыновей. Оттого на груди майора всегда была печать, снять которую никто не мог, и губы его не улыбались. Артиллерист поежился, и накинул на плечи худенькую шинель. Август 46-го года выдался холодным.

 

Холода, впрочем, не мешали местным жителям второй раз в этом году ловить судака, который на Гидигиче идет на мелкую рыбешку в августе и в мае, когда цветет акация. Ловить рыбу в этом водохранилище, вырытом всего за пару месяцев, было запрещено, - ее запустили уже большой для высокого начальства, которое ожидалось чуть позже, - но майор Иванов на нарушения смотрел сквозь пальцы. Уж очень нравилось ему глядеть на берег свежевырытого котлована, заполненного водой, и окруженного удочками, как глаз поверху - ресницами. 

 

-         Спасибо тебе, Петро, - густым басом прогудел глава местной администрации Василий Руснак, - за понимание, за помощь. Людям сейчас тяжело. Людям праздник нужен.

-         Брось, Вася, - махнул рукой Петр, - разве советский артиллерист не поможет советскому колхознику?!

-         Знаю, - глотнул едкого дыма махорки Василий, и скупо улыбнулся, - что тебя за это по голове не погладят. Ну, да председатель колхоза Василий Руснак тебя, друже, всегда прикроет. О салюте и не узнает никто. А если и узнают, объясним начальству.

-         Да все в порядке, друг, - смущенно ответил Петр, - не стоит оно тех благодарностей. Что ты, как граф на балу, ими рассыпаешься...

 

После чего закурил "Беломорину", и, прищурившись, выпустил дым. Мужчины посидели на корточках, прислушиваясь к радостным голосам танцевавшей молодежи. Вдалеке послышался всплеск. Слышно было, судак играет...

 

Утром за майором артиллерии Петром Ивановым приехали из "особого" отдела, увезли в Кишинев, где судили, и на третий день расстреляли. В обвинении было сказано: "За развертывание боевой части в мирное время без приказа вышестоящего начальства... За стрельбу боевыми...По сообщению местных жителей..". Кто написал донос на расстрелянного майора, стало известно только в 199о году, когда демонстранты разгромили здание МВД, и выбросили на улицы архивы.

 

Иудой оказался глава местной администрации Василий Руснак.

 

Как он сам позже, на смертном одре, признался зятю, Георгице Йову, заложил он майора не по злому умыслу. Просто через два дня после открытия дамбы в Гидигич должно было прибыть руководство республики. В программе пребывания гостей был и пункт "рыбалка". К сожалению, всю рыбу, которую запустили в водохранилище для начальства, выловили сельчане. Запретить им это Василий просто не мог: в 46 году в Молдавии свирепствовал голод. И вот, Василий специально попросил артиллеристов устроить салют, чтобы написать потом донос на майора, и заодно обвинить его в том, что его солдаты и рыбу глушили. Время было смутное. Разбираться никто не стал, и Петр Иванов лег костьми в расстрельном подвале НКВД, что у кладбища Армянского. 

 

Так седенький майор Петров выкупил ценой себя полторы тысячи жизней жителей Гидигича. И, конечно, жизнь самого Василий Руснака. Но не душу. Потому что Руснак, плакавший перед смертью, и рассказавший зятю красивую историю о том, как он не мог не пожертвовать другом майором, не рассказал одного.

 

В пункте доноса было обвинение в краже средств, предназначенных для строительства дамбы.

 

Деньги на самом деле украл Василий, потому дамба получилась не прочной. И селяне, занятые на строительстве дамбы, получили за работу в 1947 году не по 300 рублей, как им обещал председатель, а по 100. Из-за этого даже старик Пынтя, потрясая вилами у председателева дома, кричал:

 

-         Горе вам, богатые, ибо плата, удержанная вами работникам, вопиет, и поля ваши вопиют, и вот, гнев Божий настает, и срежет вас серпом острым!!!

 

Само собой, Пынтю расстреляли, после чего недовольных в поселке не осталось. Водохранилище постепенно обрастало с берегов ивами и травами, рощицами, и душистым вереском. Зеленело и цвело, как молодая перспективная республика - Молдавская СССР, - как сады ее, и колхозы, и пашни. Стрекозы скользили по зеркальной глади Гидигича, плотва шастала у камышовых зарослей, судаки шныряли в глубине у дамбы... Покоем и силой дышал Гидигич - водохранилище протяженностью 30 километров, и шириной в 15 километров. Воды, - с гордостью говорили экскурсоводы гостям из братских республик, - в этом водохранилище хватит на то, чтобы затопить Кишинев. А ведь это большой и развивающийся город. Ног вы не беспокойтесь. Сила стихии прочно окольцована берегами и дамбой, выстроенной советскими тружениками в рекордные сроки. 

 

И только редкие утопленники, которых течение волокло по дну к основанию дамбы, могли видеть: основание ее разрушается. И  зыбко оно, как богатство, которое Бог вот-вот пожнет острым серпом.

 

Дочь иуды, председателя колхоза Гидигич Василий Руснака, Мария Руснак, замуж должна была выйти в 1978 году, 20 октября. Потому 19 октября она с женихом, перспективным кишиневским инженером, приехавшим в МССР по распределению, Никитой Зверевым, пошла в поле, набрать цветов для венка.

 

-         Ты погляди, милая, - поправлял очки в роговой оправе импозантный Никита, и Мария со стыдом чувствовала, как в паху у нее намокает, - какой размах... И это только лопатами да кирками. Каковы, черти! Гвозди бы делать из этих людей! Вот что значит, наша, Советская власть...

 

Мария опускала глаза. Во всем этом она, - студентка филфака МолдГУ, - не разбиралась. Девушка просто хотела замуж, чтобы растить детей и слушаться мужа. Она и учиться-то поехала только чтобы мужа себе в городе найти. Замуж Мария очень хотела. В общежитии она то и дело падала в обморок, и чувствовала порой в себе жар, что врач "Скорой", приехавший по вызову, объяснил коротко и грубо. "Жеребца тебе надо, кобылка". И жеребец нашелся. Да еще какой... Никита, хоть с виду и был мужчиной субтильным, мог делать это по шесть раз на дню. И порядочным оказался, жениться вот собираются. 

 

-         Эта дамба, - восторженно сказал Никита, - такая же прочная и нерушимая, как наша любовь!

 

Мария улыбнулась, почувствовала себя счастливой, и решила: да, любовь наша это дамба. Прочная, на века.  И пусть отец ворчит, и говорит, что она за Никиту выскакивает, лишь бы в постели резвиться, пусть. Любовь их построена прочно.

 

Никита снова поправил очки, и повернулся к дамбе спиной. Тут-то Мария и увидала трещину, из которой тоненькой струйкой сильно забила вода... Никита увидел лицо невесты, обернулся, и бросился к дыре, заткнуть ее ладонью. В это время из дамбы рвануло еще несколько ручейков.

 

-         Беги, любимая, - крикнул Никита, пытаясь заткнуть дыры еще и ногами, - беги!

 

Мария покорно улыбнулась, подошла к дамбе, и прислонилась спиной к одной, самой большой дыре...

 

Об этом случае позже писали в газете "Комсомолец Молдавии". Статья называлась "Герои нашего времени". Молодые люди сдерживали своими телами напор воды из трещин до самого вечера. Никита поседел, и спустя год покончил с собой от тоски, потому что Мария погибла. Слишком уж велика была сила давления воды на хрупкое девичье тело. После трагической гибели дочери и ее жениха председатель местного колхоза Василий Руснак, не без оснований считавший себя виновником всего случившегося, выпил литр средства для мытья окон, и умер в страшных мучениях. Перед смертью он рассказал обо всем мужу своей старшей дочери, Натальи.

 

А когда в поселке Гидигич читали статью о влюбленных, то все плакали. Там было написано: "Дамба Гидигича выстояла благодаря любви Никиты и Марии. Говорят, дамба была непрочна. Нет. Дамба была прочна".

 

И потом, после чего уж все рыдали взахлеб:

 

"Любовь скрепила ее прочнее цемента".

 

Дамбу отреставрировали, и прямо возле нее похоронили, под прекрасной надгробной плитой, Марию Руснак и, через год, Никиту Зверева. Очень часто здесь сидят влюбленные парочки, из уст в уста передающие историю о юноше и девушке, спасших ценой собственных жизней город Кишинев. Иногда влюбленные часто мечтают о том, что дамба снова даст течь, и они тоже спасут город, но, конечно, оба выживут и будут счастливы. Они подходят к дамбе, - теперь она бетонная, - и гладят ее шероховатую поверхность. 

 

Но дамба всегда сухая.

 

Егерь

 

Дикая охота короля Стаха держала в страхе молдавское село Калараш больше четырехсот лет.

 

-         Место это проклятое, - честно предупреждали покупателя каларашские домопродавцы, - знайте, если что...

 

Признавались они не из честности, а просто потому, что дикую охоту короля Стаха скрыть было нельзя. И каждый, кто только подъезжал к Каларашу, уже ежился, и с тревогой глядел на краснеющее над соломенными крышами закатное небо. Дикая охота короля Стаха не пропала даже после того, как человечество познало прогресс. Дикая охота короля Стаха мчалась в лесах под Каларашом, даже когда над верхушками деревьев пролетел первый аэроплан Бессарабии, управляемый сыном еврейского купца Аарона Шмоиля. Дикая охота короля Стаха неслась, гикая и визжа, как тысяча чертей, - а там, говорили очевидцы, и была тысяча чертей, - даже когда в Калараше рвались снаряды, и из села, ставшего к середине 20 века городом, советские военные выбивали немцев, и наоборот. Дикая охота короля Стаха вытаптывала поля, сбрызнутые купоросом, дикая охота короля Стаха похищала пригожих селянок прямо с тропинки, где встречала этих селянок, и не возвращала их никогда...

 

В общем, дикая охота короля Стаха была проклятьем Каларашского района.

 

-         Проклятье Калараша, - сказал старенький и слепой Мойше Шмоиль, когда-то первым из бессарабцев пролетевший над краем в аэроплане, - это дикая охота короля Стаха...

 

Напротив маленького, будто гном, еврея, сидел усатый молодой гигант со смешно вздернутым носом. Старшина милиции, рослый белорус Тимофей Лорченков, оставшийся в Молдавии после того, как был ранен в боях под Кишиневом в 1944 году, демобилизовавшийся и призванный во внутренние органы, пил чай. Делал он это, в отличие от многих своих коллег, аккуратно и не шумно. Видно, кровь сказывалась. Несмотря на то, что писал в графе "происхождение" Тимофей всегда "потомственный рабочий", мать его была польской дворянкой захудалого рода Шафранских. Об этом старшина никому не рассказывал, намекнул только маленькому еврею из Калараша, что у него, Тимофея Лорченкова, есть далекие польские корни. Рабочие, конечно.

 

-         Рабочие, - недоверчиво смерил взглядом голубоглазого белоруса чудом выживший при немцах Мойше, - ну, пусть будут рабочие...

 

Встреча между старшиной милиции, присланным раз и навсегда разобраться с какой-то там "дикой охотой короля Стаха" (какие-то местные суеверия, морщась, сказал начальник Тимофея, ты там разберись...) и Мойше Шмоилем проходила, как пишут в газетах, в обстановке секретности. Все знали, что Мойше был сыном купца, но красные его не расстреляли, потому что чудаковатый еврей еще до революции, после смерти батюшки, деньги раздал нищим. Но все-таки Мойше был сыном купца. И встречаться с ним старшина советской молдавской милиции должен был тайком. Избежать встречи не получалось: Мойше был образованный старожил Калараша, и знал о дикой охоте короля Стаха все.

 

-         В 1346 году, - объяснял он Тимофею, - когда эта земля, я говорю о Молдавии, принадлежала королевству Польскому, здесь проезжал король Стах. В Калараше он остановился буквально на денек, чтобы передохнуть. А целью его поездки было побережье Черного моря....

 

Ну, а чтобы королю не было скучно, пусть даже он и отдыхал, местные дворяне решили устроить для короля охоту. Ведь в 14 веке здесь были на пашни, как сейчас, а дикие леса. Кодры. Стах с удовольствием согласился. Он, и человек 50 его знати, поехали в лес, и стали загонять зубра. Но когда король увлекся охотой,  его фаворитка, подкупленная изменником, пронзила Стаха кинжалом, и отрезал у мертвого короля голову.  Из 50 человек тридцать оказались заговорщиками. Они перебили оставшихся 20 преданных вельмож Стаха, и покинула Калараш. А король Стах и 20 его верных слуг с тех пор несутся по лесам Кодр, убивая всех, кто попадется им на пути. Они мстят всему человечеству за измену. Женщин убивают, потому что в каждой из них Стаху мерещится изменница, а мужчин - за то, что не знают, где ее, изменницу, искать. И исчезнет дикая охота короля Стаха только после того, как найдется смельчак, что возьмет себе в жены изменницу короля...

 

-         Глупости какие, - вежливо сказал Тимофей Лорченков, отставил чашку, и встал. - Но за чай спасибо. Я все-таки думаю, что в лесу орудует шайка кулаков и фашистских оборотней. А легендой про этого Стаха они пользуются, как прикрытием. Ну, мы разберемся... Вы, дедушка, не волнуйтесь.

-         Я не дедушка, - проскрипел беззубый Мойше, - не дедушка. Мне в будущем году 50 лет стукнет...

 

Тимофей Лорченков взглянул на семидесятилетнее лицо Мойше, - единственного еврея Калараша, из 40 тысяч выжившего при румынах, - и передумал спрашивать еще что-то. Просто выложил из кармана шинели буханку хлеба, - свое довольствие на день, - и молча отдал еврею. Тот, прикрыв глаза, что-то бормотал, и старшина стал собираться.

 

-         У вас, - не открывая глаз, сказал еврей, - доброе сердце, старшина.

-         Нет, - подумав, намотал портянку и надел сапог Тимофей, - я не жалостливый. Просто порядок люблю.

-         Вы бы смогли пожертвовать жизнью ради любви? Ради женщины? - спросил Мойше, и голова у него затряслась еще сильнее.

-         Нет, - просто и четко ответил старшина. - Блажь все это. Старорежимная блажь. Жизнью, товарищ Мойше, надо жертвовать за счастье людей. За справедливость. Вот за это - пожалуйста. Берите.

-         Ясно, - попытался кивнуть Мойше, но не смог, потому что голова у него будто прыгала.

 

Старшина обулся, постоял немного, и неожиданно мягко спросил:

 

-         Как вы выжили, Мойше?

-         Мы, - так же просто, как ему чуть раньше старшина, ответил еврей старшине, - прятались в подвале. Я и еще десять человек. Двое молдаване. Коммунисты, что ли. Одна девушка. Признаю, она мне нравилась. Очень. Более того, я был в нее влюблен. Да и сейчас влюблен. Родственников у меня нет. А деньги, признаюсь, были. Я в 17-м не все роздал.

-         Зачем вам в подвале деньги-то нужны были? 

-         Я платил за каждый день за каждого человека. А когда денег стало меньше, платил сначала за девятерых, потом за восьмерых... Ну, и так до конца, когда денег только на одного хватало.

-         То есть, хозяин дома вас обманул? - уточнил старшина. 

-         Нет, - удивился еврей, - почему обманул? Он все делал по договору.

-         Фамилия? - спросил старшина.

-         Шмоиль, - растерянно ответил еврей.

-         Не ваша, - улыбнулся старшина, - хозяина дома?

-         Титулеску, - сказал еврей, и заплакал. - Вы бы видели, как она плакала, когда он сказал, что к ней пришла подружка, и просит выйти в дом, поговорить. А она ведь все понимала. Знала, что тех, за кого не платят, выдают. Вы бы видели. Как она... Как смотрела... На...

 

Еврей захлебнулся в рыданиях. Старшина кивнул, и похлопал его по плечу:

 

-         Вот за то, чтобы такого больше никогда не было, мы, советские милиционеры, и готовы жертвовать жизнью. Спокойной ночи, Мойше.

 

На следующий вечер старшина советской молдавской милиции Тимофей Лорченков, расстрелял за селом кулака Титулеску. Потом, припрятав под сеном в телеге винтовку, два обреза, и револьвер, поехал в лес. Форму, так хорошо оттенявшую его синие глаза, он не надел. За свои 28 лет двухметровый старшина не выпил и стакана водки, и ни разу не курил. Потому сердце его билось ровно, и был старшина весел. До самого поворота в лес.  

 

-         Дяденька, - вышла на поворот девчушка лет семнадцати, местная, судя по всему, - не подвезете до Пырлицы?

-         Садись, - недовольно ответил Тимофей, - только по быстрому, тороплюсь я. Как звать-то тебя?

-         Ирина, а фамилия моя будет Пяст. Из поляков мы.

 

Тимофей подумал, что, когда встретится с шайкой, выдающей себя за "охоту короля Стаха", спрячет девушку в сене, пока с бандитами разберется. А в том, что разберется, старшина не сомневался. Потому, когда повозка была уже в лесу, на узкой дороге, и в километре от них послышался шальной свист, Тимофей не испугался. Спросил лишь:

 

-         Парни, небось, местные озоруют?

-         Ой, - прикрыла лицо руками девушка, - нет, дяденька, то не парни. То дикая охота короля Стаха!

 

Тимофей Лорченков улыбнулся, и на всякий случай вынул из кармана пистолет. В это время из-за дерева появился конь, вставший на дыбы, и безголовый всадник прокричал:

 

-         Выдай нам эту девушку, мужлан, и ступай с миром. Я, король Стах, хочу покарать изменницу.

 

Вслед за ним появились и другие всадники. Глядя на них, Тимофей Лорченков понял, что легенда о дикой охоте короля Стаха - не сказки, записанные в хрониках фольклорного отдела Национального архива МССР, а быль. Всадники светились желтым, нехорошим, светом. И были кто без головы, кто без руки, а у кого зубы торчали на полметра вперед...

 

Но в 1944 году, во время Ясско-Кишиневской операции, лейтенант черноморской морской пехоты Тимофей Лорченков видел вещи и пострашнее.

 

-         Отдай девушку, - верещали мертвяки, - отдай ее и сту...

 

Старшина хладнокровно выстрелил в коня, бросил в упавшего всадника гранату, соскочил с телеги, и перевернул ее, защитив девушку. Сам перебежал за дуб, и открыл меткий огонь по противнику. Когда патроны кончились, пришлось применить кое какие приемы самбо.

 

Спустя двадцать минут с легендарной дикой охотой короля  Стаха было покончено.

 

И сам король, и двадцать его приближенных, наконец-то умерли навсегда. Девушка Ирина и впрямь оказалась той самой наложницей Стаха, что предала его. В ходе короткого допроса Ирина показала следующее:

 

-         Мне 15 лет было, когда он меня у папеньки-крестьянина купил. Не любила я его никогда. А он еще дрался, и пьяный постоянно ночевать приходил, бугай этакий! Вот я, когда мне кошелек золотых дали, и убила его. О чем не жалею. И хвати мне ухо выкручивать, дяденька, больно же, ай!

 

Через год Тимофей и Анна поженились. Несмотря на разницу в возрасте, жили хорошо и счастливо. Вскоре после свадьбы Тимофей уволился из милиции.

 

Устроился егерем.

 

ЁРИ

 

Мы с Ирой познакомились в год Ёри. Ничего необычного, если учесть, что предыдущим годом был год Еси, который мы оба благополучно, хоть и с максимально возможными потерями, пережили. Ничего другого в год Еси ожидать и невозможно. Ведь оба мы принадлежим к знакам, которых год Еси просто ненавидит. И старается свести в могилу, пока он не закончился.

 

-         В год Еси, - честно призналась мне Ира, кода мы первый раз пошли ужинать в ресторан "Карлос", - я пережила четыре страшные трагедии.

 

По-моему, когда говоришь "трагедия", слово "страшное" добавлять не следует. Слишком уж театрально получается. Но Ира, и это мне в ней сразу понравилось, даже пафосные вещи произносила буднично. Видно было, что она не играет. Естественность. Вот ее главная черта. Ира была настоящей, вот почему я в нее и влюбился.

 

-         Ты настоящая, - сказал я ей, когда мы уже заканчивали ужинать, - поэтому я в тебя влюбился.

-         Уже? - посмотрела она на часы. - А я на две минуты раньше. Но давай сначала о годе Еси?

-         Давай.

 

Мне и в самом деле было интересно. По словам Иры, в год Еси ее четыре трагедии  были: уход мужа, грипп с осложнениями у дочери, увольнение с работы, дикий скандал с соседкой из-за очередности мытья лестничной клетки. Что интересно, каждая трагедия приходилась на свое время года. К примеру, муж от Иры ушел зимой, с соседкой она поругалась весной, ну, и так далее...

 

-         Совершенно очевидно, - сказала мне Ира шепотом, - цикличность бедствий, которые наслал на меня год Еси. Ну, а что было у тебя в этот год?

 

Вы не поверите, - и совершенно зря, - но в этот год и я пережил ровно четыре трагедии! И, - что для нас с Ирой не поразительно, ведь мы хорошо разбираемся в астрологической системе Най-Фу, - все они были похожи на трагедии Иры. Само собой, от меня ушла жена (конечно, зимой). У меня был грипп с осложнениями. Я уволился с работы. Наконец, жутко поссорился с соседом по гаражному строительству из-за того, что мы не могли решить,  кто будет убирать строительный мусор.

 

-         Это судьба, - сказала Ира, и сложила в сумочку охранные амулеты, которые мы положили на стол перед тем, как есть, - ну, у кого ночуем? У тебя или у меня?

 

Официантка в сари принесла счет, и мы расплатились, а потом еще немного походили по ресторану. Здесь люди и едят, и могут купить кучу нужных астральных вещей. Диски с монограммой вашего Будды, например. Духовная музыка. Синий чай. Статуэтки. Гадальные карты. Эзотерическая литература. Само собой, здесь не подают мяса. И рыбы. Мы купили несколько брошюр, пару ароматических палочек, и поехали ко мне, заниматься тантрическим сексом.

 

Я продержался семь часов, и Ира кончила девяносто семь раз.

 

В благодарность мы, омывшись, зажгли сандаловые палочки у статуэтки Доброго Духа Ери.

 

Давайте, я немного объясню. Все года делятся, по астрологической системе Най-Фу, на года Еси и Ери. И люди делятся на два типа. Есть те, кого Еси обожает, а Ери ненавидит. И наоборот. Мы с Ирой принадлежим к типу людей, которым покровительствует Ёри. Поэтому мы сразу нашли общий язык, нам хорошо в постели, и мы живем вместе, не ругаясь очень уж много. А если бы я был под покровительством, к примеру, года Ёри, а Ира - Ёси, мы бы непременно разошлись.

 

Разумеется, мы, как все люди, разделяющие веру в систему Най-Фу, - а не разделять ее невозможно, потому что она истинна, - не особо верим в любовь. Просто в мужчине и женщине есть начала, которые стыкуют благоприятные силы. Любви нет, говорит система Най-Фу, есть гармония. И она, эта система, права. Любви нам не надо. Любви мы оба хлебнули в первых браках. Сполна.

 

Наша с Ирой сопутствующая сила - это Ёри.

 

-         Пойдем сегодня в кино, - задумчиво спрашивает Ира, глядящая на кактус (растение Ёри), и гладит меня по спине, - или просто погуляем?

 

Я медленно двигаюсь в ней, совершая восемьсот тридцать шестое движение "змея заползает в свою нору". Еще сто сорок шесть раз моя змея вползет в ее нору, и мне нужно будет перевернуть Иру набок, и тысячу раз проделать "воробей клюет зерно, оброненное с телеги крестьянином". 

 

-         Давай лучше, - я прикрываю глаза, - покатаемся на лодках на озерах...

 

Она кивает. Вода это стихия Ёри, и покататься на лодках будет очень полезно для укрепления нашей энергетической защиты. Мы вообще все стараемся делать по системе Най-Фу. Вот уже три года. Надо сказать, у нас получается. Мы живем в полной гармонии с собой и миром. Я открываю глаза и гляжу на ее лицо.

 

-         Ира, - у меня с языка чуть было не срывается признание в любви, но я сдерживаюсь, - мне так хорошо с тобой...

-         Мне тоже...

 

Я гляжу на ее грудь, и мой воробей, клюющий ее зерно, оброненное с ее повозки ее крестьянином, становится еще больше и тверже. Сейчас это уже и не воробей, а просто гигантский орлан какой-то. Ира, конечно, чувствует это. Ее повозка сладко сжимается, и мы застываем.

 

-         Ми-и-илый, - тянет она, - закрой глаза и не смотри на мою грудь. А то ты не выдержишь, и мы отдадимся страстям.

 

Я поступаю так, как она и говорит. Через три часа мы заканчиваем, и, счастливые, идем в ванную. Там над зеркалом висит Улавливатель Дурных Мыслей из пуха чайки. Чайка - птица Ёри. Если бы мы с Ирой были людьми года Ёси, пух чайки нам был бы смертельно вреден. Людям года Ёри нужен пух гуся.

 

-         Как хорошо, - говорит Ира, мылясь, - что мы люди года Ёри. У нас такие гармоничные отношения... Мы с тобой слились с Ёри.

 

Для последователя системы Най-Фу это признание в любви. Я благодарно целую ее затылок, и мылю спину.

 

Через две недели я возвращаюсь с работы, - хотя всерьез подумываю бросить газету, и устроиться в "Карлос" официантом, чтобы быть гармоничным во всем, - и вижу Иру плачущей. Это так непривычно и дико, что я застываю, как жена Лота. А Ира лежит на полу, плачет, и говорит:

 

-         Я сегодня нашла старую бумажку из больницы, которую ребенку на руку вешают...

 

Такие бумажки иногда сохраняют родители, как сувенир. На бумажке, всхлипывая, ревет она, день ее рождения записан 31 декабря 1972 года. А в свидетельстве - 1 января 73-го... Ира позвонила маме, и та сказала, что доченька родилась в 72-м, а свидетельство ей выправили на 73-й.

 

- Понимаешь? - спрашивает он. - Понимаешь?!

 

Еще бы. Я сажусь на пол, глажу ее по спине, и думаю. Вот, получается Ира - человек года Ёси. А я - Ёри. Но если это так, то почему нам так хорошо вместе? И неужели нет никакой гармонии, вообще никакой?.. 

 

А любовь - есть?

 

ЖАННА

 

Я еще до того, как со мной стал разговаривать архангел, знала, что избрана.

 

-         Жанна, ты избрана, - сказал священник, когда меня, десятидневной малюткой, окрестили в нашей полуразрушенной церкви. - На тебя пал свет божий.

 

Конечно, он имел в виду крещение. Но  я-то,  я-то поняла, что это говорил вовсе не он. Это сам Бог заполз в рот кюре, чтобы выразить мне свои поддержку и одобрение.

 

Вообще-то, крестили у нас детей, когда им исполнялась неделя. А если не получалось, ждал и две недели. Позже я узнала, что так заповедал святой Августин. Но крестьяне, - народ темный и забитый, - этого, конечно, не знали. Им сказали, и все тут. Когда мне исполнилась неделя, на деревню напали англичане. А еще через две недели наступал Великий Пост. Вот меня и окрестили в десять дней, что навсегда поселило в душе матушки сомнения. Ей все казалось, что ее Жанна ненормальная из-за несвоевременного обряда. Даже когда я спасла Францию, она все ворчала. И хотела, чтобы я вернулась в деревню, оделась в скромное платье простолюдинки и пахала землю. Как она, как ее мать, и мать ее матери. Я же на землю смотреть не могла. Мне все казалось, что мы ведем свой род от земляного червя, и без содрогания мимо пашни проехать у меня не получалось.

 

-         Душой ты, Жанна, принцесса, - сказал мне Михаил в один из таких моментов, после чего уже тихо, видимо, чтобы никто не расслышал, шепнул, - давай отъедем немного в сторону от кавалькады.  Я соскучился.

 

От этих слов меня в жар бросило, и  я подчинилась. И хоть смотрели на меня довольно косо, - а после того, как я спасла Францию и перестала быть нужна королю  и всем этим людям, косо на меня смотрели все чаще, - мне было все равно. Женщина, которую ласкал архангел Михаил, не может ему не подчиниться. Я сделала равнодушный вид, - хоть неблагодарность и презрение ранили меня, - и поехала в леса, который виднелся за полем.

 

Обычно,  когда нас окружали люди, и был риск того, что кто-то из них последует за мной, чтобы подглядывать, Михаил давал знамение. Так оно было и в тот раз. Надо мной немедленно, хоть дождя и не было, появилась радуга. Процессия в панике спешилась, и все грохнулись на колени. Это был отряд, который сопровождал меня в освобожденный Орлеан. Я помахала им рукой, и велела ждать, пока я помолюсь в лесу. Прощание вышло немного скомканным. Ведь Михаил, которому захотелось попроказничать, ущипнул меня за зад, и я, как ни крепилась, все же хихикнула. И опять на меня смотрели, как на сумасшедшую. Плевать!

 

Пока со мной был Михаил, я ничего не боялась. Хотя знала, что и король, и священники, да и сам простой люд, только и видят меня на костре. Еще бы. Того, кто помог, всегда ненавидишь особенно остро. Я знала: пока архангел Михаил, мой возлюбленный, со мной, мне ничего не страшно и меня не сожгут. Он вытворял такие знамения... Из-за них король даже забыл о фейерверках.

 

Как вы говорите? Щипать было не за что?! Да бросьте вы! Конечно, Жанна, которую вы знаете по картинам и описаниям хроник, вовсе не похожа на меня настоящую. Эти гомосексуалисты, глубоко запрятавшие  в кисть и стило свое естество, и представить себе не могли Жанну, кроме как похожей на мальчика-подростка девушкой.  На самом деле я была крепко сбитой девчонкой с полным задом, коротковатыми, - зато прямыми, - ногами, пышной грудью и ямочками на щеках.

 

-         О, моя Жанна, - сказал Михаил, и стал вылизывать мое лицо, прямо вот так бесстыже и просто вылизывать, отчего я, как всегда, чуть с ума не сошла, - моя крестьянка... 

 

Что было потом, я, как обычно, не очень хорошо помню. А когда Михаил рассказывал, мне оставалось только краснеть, да возмущаться его, якобы, выдумками. Но я-то знаю, что он не выдумывал. Мне еще мать-покойница, - царствие ей небесное, - говорила, что женщины в нашей семье слабы на передок. И за хорошим мужиком, - а мужик хорош тем, что его и делает мужиком, люб ила говорить мать, - пойдем хоть на край света, хоть на костер.                

 

Как мы познакомились? Михаил стал являться, когда мне исполнилось пятнадцать. Первым мужчиной в прямо смысле он у меня не был, запоздал года на три. Люди у нас рано взрослели, женщины - созревали, а старики - умирали. Чего вы хотите, шла война. Я любила мужчин, и хотела их. Они мне давали то, что я хотела, но могли они, прямо скажу, немного. И аппетит мой утолил лишь архангел. Поэтому, на самом-то деле, Михаил и был моим первым мужчиной, потому что все предыдущие ни в какое сравнение с ним не шли.

 

-         Мой мужчина, - млея, говорила я...

 

А он заставлял меня вытворять такие бесстыдства, что я даже однажды задумалась, уж не демон ли это, выдавший себя за архангела? Но в глубине души, - хотя моя матушка месту, где зародилась эта мысль, дала бы более точное определение, - верить в это не хотела. Поэтому для меня он был, есть и останется навсегда архангелом господним, Михаилом. Архангелом, пришедшим спасти меня. А уже потом спасенная Жанна спасла Францию. Чем он спас меня? Михаил раскрепостил мое естество, дал свободу моему нутру, и наделил меня величайшим даром - умения любить телом. А без этого всякая любовь душой - чушь. Ради него я была готова сожрать поросячье дерьмо.

 

-         Нет, - смеялся он, а я ясно представляла себе его улыбку, - этого не нужно. Сделай для меня кое-что другое. Спаси Францию!

 

И я это сделала. Ну, конечно. Только ради него. Мне-то Франция и даром не сдалась. Я точно знала: Бог избрал меня не для спасения какой-то там страны, пусть она даже Франция. Бог избрал меня  для того, чтобы научить любить. Вот что важно.

 

Любовь - это как архангел, который решил вас взять.

 

Он вас берет, а вы себя даете.  И на этом ваша роль в истории для двоих заканчивается.

 

В то время у нас и представления-то о Франции толком не было. Родина была там, где сеньор. И такими отвлеченными понятиями, как родина, честь, Франция, или еще что, мы, простой люд, не мыслили. Аристократы - тоже. Мы просто хотели, чтобы хоть кто-нибудь победил, и у нас определился хозяин. Зачем Михаилу сдалась  именно Франция, не знаю. Но на-то я его и любила, что была готова исполнить любой каприз. Поэтому я, как Михаил и велел, явилась к королю, и повела за собой войско. Каждый раз в битве, - а он появлялся мне зрительно только так, - я видела его в гуще врагов, почти поверженного. И, рыдая,  правила коня прямо туда. Должно быть, вид у меня был такой несчастный, что  мужчинам становилось стыдно, и они мчались прямо за мной. Мы, конечно, выигрывали.

 

А потом я, уставшая, ехала с поля битвы, и архангел Михаил щипал меня за задницу, и звал в лесок, а то и в кусты, где целовал меня. И брал. Так жадно, так жадно, что я ни черта не помнила. А потом, опустошенная, мылась в  ручье, если он был, а если нет, Михаил извергал воду из камня. И я все равно мылась, потому что, как он говорил, его семя во мне оставаться не должно. Вода была, - наверняка по его повелению, - теплой и чуть кислой на вкус. Потом я возвращалась к спутникам, мы ехали в городок поблизости, отдыхали, а  на следующий день выезжали на поле сражения. И я была счастлива.

 

Но в тот день все было чуть иначе. Я поплескала в себя лишь для виду, потому что, проснувшись утром, поняла, что мне уже двадцать девять. А многие мои ровесницы через год другой должны были стать уже бабушками. И мне очень захотелось ребеночка. Именно в то утро. Жуть как захотелось. Я очень устала. От походов, сражений, тюфяков соломы вместо постели, переездов, непонятно зачем спасаемой Франции... И хотела ребенка. Я бы его кормила, - мечтала я, лежа на соломе, - и пахла бы им. И я представила, что младенец уже у меня на руках, и пахнем мы одинаково. От этой мысли меня так сладко потянуло... Так сладко, как не было даже с Михаилом.

 

Поэтому в леске я поплескалась лишь для виду. 

 

Михаилу я, конечно, ничего не сказала. Но, - думала я,  - если мы так сильно друг друга любим, он сможет простить эту мою наивную женскую уловку. Уловка и в самом деле была наивная. Через три месяца,  - когда живот начал расти, -  он меня бросил. Естественно, без его покровительства меня сразу же сожгли. Но, знаете, я бы ему даже это простила, так я его любила. Только одного я не прощу никогда.

 

Он на казнь не пришел.

 

ЗЕБРА

 

Взгляд у Иры был тягучий, с поволокой. Каждый раз, когда Ион чувствовал на себе блеск этих всегда влажных органов зрения, в уголках которых, то и дело, появлялась большая слеза, сердце его осыпалось. Прямо так и осыпалось, тонко звеня разбитым об асфальт хрусталем. Еще у Иры была челка, которая тоже разбила Иону сердце. Челка была всегда растрепанная, и парню хотелось подойти к ней и поцеловать. Вообще, Ира обладала очень многим, что разбивало сердце Иона. Парень даже всерьез подумывал над тем, чтобы пойти к врачу. К кардиологу.

 

-         Проверьте, доктор, есть ли у меня еще сердце, - скажет усталый Ион, - или оно разбивалось так часто, что уже не собралось вновь...

 

А врач улыбнется, и понимающе попросит рассказать, что же это за причина такая, по которой сердце Иона разбито. Хотя, конечно, все будет прекрасно понимать сам. Ведь врачи, - опытные и пожилые, - всегда знают, что лечат не причину болезни. Причина недугов, знал Ион, всегда одна. Любовь. Само собой, в больницу он идти боялся. Во-первых, Ион был в городе человеком новым и людей стеснялся. Да и времени на больницы у него не было: парень работал в зоопарке, и только и успевал, что чистить вольеры животных, косить траву, да убирать территорию. Во-вторых, Ион  боялся, что, рассказав врачу-кардиологу, которого он выдумал, всю правду о том, что сердце ему разбила Ира, он, Ион, попадет уже к другому врачу.

 

Ведь Ира была зеброй кишиневского зоопарка.

 

Тем не менее, поделать с собой Ион ничего не мог. И, глядя на челку Иры, на ее глаза, - человечьи, внимательные, любящие, - и в особенности на полный зад на тонких, ухоженных задних ногах, все сметал и сметал с асфальта осколки своего сердца. А сзади Ира напоминала Иону изящную полосатую рюмочку: шикарный зад на стройных ножках манил парня даже ночами.  

 

-         Безусловно, в этом сказывается ваше детство, проведенное в деревне, - сказал профессор Дабижа, - ведь многие дети, выросшие на природе, совершенно положительно относятся к скотоложству. Более того, это является важной частью их ээээ...сексуального опыта.

-         Сами вы, профессор, скот! - обижался Ион.

 

Профессор не обижался. С Ионом он познакомился, когда парень работал в зоопарке уже год. Профессор Дабижа, - член Союза писателей, известный филолог, и антрополог, - привел в зоопарк внучку. И, глядя, как молодой, лет двадцати, рабочий в синем комбинезоне любовно глядит на зебру, продекламировал:

 

-         Старой Эллады прекрасная страсть...

 

Когда Ион, робея, признался, что ничего из этих слов не понял, профессор Дабижа охотно отпустил внучку к пруду с персидскими утками и лебедем-шипуном, а сам прочитал Иону целую лекцию.

 

-         Друг мой, признайтесь, вы влюблены в эту зебру? - осторожно начал он. - Да право, не стесняйтесь! В Древней Греции, упомянутой мной, как Эллада, вашу страсть бы не только не осудили, но более того, ей бы восхищались! Поэты слагали бы о ней песни! О ней говорили бы ораторы на площадях!

 

Ион, ожидавший вызова полиции в худшем случае, а в лучшем - просто насмешек, оттаял. Присел на корточки, и стал слушать. А профессор Дабижа объяснял, - как он сам выразился, - сложившуюся ситуацию. В Греции, говорил он, эпохи Гомера люди понимали, что любовь, - это взаимное притяжение двух душ.

 

-         И все! - поднимал палец профессор.

 

Только две души. А уж в какой оболочке они существуют в этом бренном мире, неважно. Потому союз мужчины с мужчиной, женщины с женщиной, в Древней Греции предосудительным не являлся. Более того. Мужчина с мальчиком, женщина - с маленькой девочкой, мальчик с козочкой, мужчина со скульптурой...

 

-         Ну, и, конечно, - закончил список Дабижа, скептически пожав плечами, - мужчина с женщиной.

 

Ион слушал внимательно, и лицо его пылало. Ира, скромно склонив голову, пощипывала траву под оградой, проволока на которой кое-где была размотана, любителями покормить животных с рук.

 

-         Греки понимали, - благовествовал профессор-антрополог, - что любовь есть высшее притяжение. Да, плотским совокуплением единение душ постигается, но оно не суть важно. Поэтому возлюбите того, кого вы любите, отбросив ложный стыд, мой мальчик.

 

С тех пор профессор Дабижа и работник зоопарка Ион Галустяну не то, чтобы сдружились, но довольно часто общались. И как-то даже парень привел своего мудрого друга в восторг, дав новое определение любви. Любовно поглаживая челку Иры, Ион, мечтательно глядя в небо, сказал:

 

-         Любовь это как жизнь. Любовь это зебра. Чередование черных и белых полос. 

 

После чего, подумав, уточнил:

 

-         Чередование черных и белых полос на самой восхитительной в мире заднице.

 

Профессор про себя подумал, что Ион духовно очень вырос. И порадовался за парня, но внучку, на всякий случай, в зоопарк приводить перестал. А страсть Иона стала так велика, что ломала купол неба, который трещал и осыпался голубым стеклом на асфальт рядом с багряными остатками сердца Иона. У вольера с зеброй Ирой он проводил почти все свободное время, да и рабочее тоже.

 

-         Я хочу тебя, - сказал он как-то Ире, - хочу так, что изнемогаю, и от томления моего ноги слабеют. Только твое тело меня вылечит, любовь моя.

 

После чего, оглянувшись, взял морду зебры в руки и поцеловал ее в губы. К счастью, Ира куснуть его не успела: и о поцелуе у Иона остались самые лучшие воспоминания. Губы у Иры были мягкие, как ладонь матери, и окончательно свели парня с ума. Ион после работы не положил ключи, как обычно, в будку сторожа, а спрятал в карман. И вернулся в зоопарк вечером. У охранников это подозрений не вызвало: о том, что работники зоопарка народ ретивый, и служат не за деньги, а из любви к животным, знали все. Потому Ион, улыбнувшись знакомому сторожу, кивнул и стал спускаться к вольеру Иры. Он думал, что, оказывается, два года любви сердце его пощадили: Ион обнаружил, что оно есть, и колотится, как сорока, залетевшая в крытый вольер орлов.  Правда, у самого вольера Иры сердце и вправду остановилось. Навсегда. Ион увидел, как на вытоптанной земле резвятся две зебры. 

 

-         Откуда...- прохрипел, а может, прошипел, Ион, - это...

-         Радость, старик. Молодого самца купили, - радостно хлопнул его по спине молодой ученый из секции млекопитающих, -  жеребят, может, выведем! Два часа назад из аэропорта красавца привезли!

 

Оба они знали, что зебры в зоопарках потомство дают крайне редко. Но ученый, довольно улыбаясь, и гнусно подмигивая, сказал, что зебры вот уже три часа над этим вопросом трудятся. Сейчас вот передышку небольшую взяли...

 

Ученый, напевая под нос, пошел к озеру, ловить рыбу для пеликанов. Ион стоял у вольера еще два часа. А потом заплакал, последний раз взглянул в глаза Иры, встряхнувшей головой, и кивнул сам себе. Потом повернулся и пошел вверх, часто оглядываясь. Один раз, когда Ира всхрапнула, он едва было не побежал обратно, но увидел, что она ластится к самцу, и тяжело вздохнул.  Ясно было, что Ира о нем уже и не вспоминает.

 

На следующий день Ион Галустяну перешел в секцию пресмыкающихся.

 

ИСКУШЕНИЕ

 

Святой Антоний легко устоял против искушения, которым его испытал сам князь тьмы, проклятый Сатана.

 

Разумеется, мы говорим о святом Антонии Иеронима Босха.

 

А вот святой Антоний Паоло Веронезе поддался искушениям Сатаны буквально в первую же минуту. Разумеется, художник Веронезе этого не изобразил. Он же жил в 16 веке. Вы только представьте себе, чтобы в то время художник нарисовал картину "Святой Антоний, поддавшийся искушению". Его, - да не Антония, а художника! - моментально бы потащили в инквизицию. Нет-нет, не надо о просвещенных папах Возрождения, ладно? Просвещенными развратниками они были в пределах своего дворца. И забывать об этом было бы так же нелепо, как заговорить на улице с проституткой, которую вам вчера привозили на заказ.  Она просто отвернется и сделает вид, что вы незнакомы. Папы были хуже проституток, разумеется, в этом плане. О чем это я? Ах, да, Веронезе.

 

Итак, картина Паоло Вернезе "Искушение святого Антония". Которую на самом деле надо бы назвать "Святой Антоний за несколько мгновений до того, как сдаться перед искушением" Он и в самом деле вот-вот сдастся.  Никаких сомнений лицо святого нам в этом не оставляет. Картина Веронезе изображает Антония в виде добрейшей души, - по виду, конечно, - старика Антония с широкой бородой, чуть растрепанной. И над которым, - я все об Антонии, -  вьется искушение. Причем изображено оно не в виде роя мух, - что было бы и в самом деле куда омерзительнее, и правдоподобнее, потому что зло, вопреки заверениям церковников, редко рядится в красивые одежды, - а как  прекрасная молодая пара.

 

Над святым Антонием склонились юноша и девушка.

 

Мускулистый, черноволосый, бородатый, - но это ухоженная бородка, а не веник Антония! - атлет склонился над святым. Знаете, я вам честно скажу, будь я голубым, непременно бы такого юношу оприходовал бы! Но я, знаете, традиционалист в сексе, поэтому... Нет, нет, в другой комнате - "Искушение святого Антония" Иеронима Босха. Что? Не ожидали увидеть все это в скромном кишиневском музее? Ну, так, простите, и мы - европейская столица!

 

Итак, с юношей мы определились. Я не я буду, если через мгновение святой Антоний не схватит его за руку, и не вопьется чуть сумасшедшим поцелуем в мускулистую грудь отрока. Но даже если он этого и не сделает, то только в одном случае. И, знаете, каком? Если вопьется в грудь девицы, которая ТОЖЕ склонилась над Антонием. Девица хороша! Взгляните на нее! Что лично мне очень нравится, так это правильно выписанное тело. Она прелестна, пропорциональна, и в то же время мы понимаем, что это настоящее тело - из мяса. Не взбитые сливки с маслом похотливого фламандца Рубенса, не препарированные  трупы анатомического театра Микеланджело, не сисястые бляди Ван Гога. Перед нами нормальное женское тело из мяса.

 

Левая грудь девушки обнажена.

 

Она нежно держит святого Антония за левую руку. Я рассмеюсь в лицо тому, кто скажет, что так отталкивают. Ни черта подобного! Да Антоний вцепился ей в руку так крепко, как, наверняка, вцепится через мгновение ей в грудь. Если, конечно, не предпочтет мальчика. А может, это будет "амур де ла труа"? Судя по тому, как Антоний глядит между растопыренными пальцами правой руки, которой он, якобы, прикрывает глаза от нескромных прелестей искушения, я в этом не сомневаюсь.

 

Паоло Веронезе, - умный человек, тонкий художник, - изобразил настоящие страсти искушения святого Антония. Никакие                чудовищные насекомые Дали тут и рядом не стояли. Босх, конечно, конкурент более серьезный, но и он проигрывает, как видите. Кстати, взгляните-ка на спину юнца, этого, - раз уж он искушение, - сатанинского Адама. Она вся как -будто сплетена из бугорков. С чем это у вас ассоциируется? Бугры мышц после тренажеров? Слабо, слабо. Я же вам говорил: ничего общего с вскрытыми трупами Микеланджело. Ну же, приглянитесь! Множество  округлых бугорков, которых так много, как будто его спина, это сложенная в правильную  форму двенадцатиперстная кишка, или... Или... Или клубок... Правильно, ну, конечно! Клубок змей! Красавчик, соблазняющий святого Антония, это огромная змея, заточенная в тело человеческое! Что, конечно, ничуть не умаляет его ценности, как объекта сексуального вожделения.

 

Не подумайте, что я какой-нибудь озабоченный. Да, чуточку эротоман, но это нормально. Любой смотритель музея, или охранник, или вообще, мужчина, который долго остается в одиночестве, по природе своей эротоман. Нет, картины с прелестницами здесь не при чем. Иногда, долго сидя на неудобном деревянном стуле, и глядя пустой темный квадрат, - на этом месте когда-то висела картина "Флора", - я  чувствую прилив необычайного возбуждения. Так что все дело не в обнаженной натуре. Дело в чреслах. Да, мы, я и мои чресла, чем-то связаны. Но очень слабо, и они сами по себе, и я сам по себе. Как Океан и Луна. 

 

Что ж, а теперь пройдемте в другую комнату  Этнографического музея Кишинева. Ничего странного. Все, связанное с этнографией, вы посмотрите чуть позже. Ведь сейчас у вас - уникальный шанс насладиться двумя шедеврами мировой живописи всего за пять леев. Поверьте, это все по чистой случайности. У нас тут дни культуры Италии, и музей Рима сдуру одолжил нам две картины для экспозиции. Музеишко наш так, богом забытый, и о том, что эти картины здесь, мало кто знает. Так что воров мы не боимся. Тем более, что уже завтра картины увезут.

 

Итак, "Искушение святого Антония" Иеронима Босха. Кстати, простите, мне тут мысль пришла в голову. Ничего? Вот как вы думаете... Могло бы статься, что это не дьяволица искушала  святого Антония? А, наоборот, святой Антоний искушал дьяволицу? Ведь своей стойкостью он подавал ей дурной, - с точки зрения дьяволицы, конечно, - очень дурной пример... В том смысле, что он соблазнял дьяволицу стать порядочной? Простите, мне тут поговорить не с кем, и я много думаю. А когда посетители приходят, оттачиваю на них свои порой неожиданные мысли. Ну, ничего, я вам за это покажу монеты Штефана Великого из закрытой коллекции.

 

Глядя на "Искушение" Босха, никто не усомнится в том, что святой Антоний выстоит. Таким искушением даже вы не соблазнились бы. Обратите внимание на этот фрагмент. Большая птица, - то ли бюргер, то ли калеченный пингвин, - с большими ушами и клювом, как у клеста, стоит на коньках. Признаю, Босх довольно тонко насмехается над пристрастием своих соотечественников к конькобежному спорту. Для социальной сатиры неплохо. А вот на искушение не тянет. Вообще, мне кажется, Босх просто боялся изобразить зло привлекательным. Все "Искушение" Босха как бы говорит Антонию:

 

-         Нет, не надо, не бери меня, не соблазняйся мною.

 

Вот он и не соблазняется. А чуть позже, смыв грим, и переодевшись, валяется в "Искушении" Веронезе под двумя благодатными сосцами молоденькой потаскушки, и облизывает их. Ну, чего вы хотите. У всех святых для каждой картины должно быть свое выражение лица. Даже когда они пытаются его, - лицо, - прикрыть. Если бы я был неверующим, то решил бы, что святой Антоний Веронезе и  святой Антоний  Босха - разные люди. Более того, будь я верующим, то и дьяволов Веронезе и Босха счел бы двумя совершенно разными Дьяволами. Но я не могу назвать себя ни атеистом, ни верующим. Я сомневаюсь, и ни в чем не уверен. И это плохо. Знаете, иногда мне кажется, что сомнения - тоже своего рода искушение. Но я ему не поддамся. Никогда.

 

Ведь у него нет ни груди, ни лона.

 

ЙОД

 

Каждый из нас предпочел бы активную роль. Но тогда вся затея игры теряла бы смысл. Поэтому мы с Ирой, - честно, без обиняков, - обсудили все это. И пришли к выводу, что уважение к партнеру включает в себя и уступки ему, на которые ты время от времени идешь. Значит, ролями мы будем поочередно меняться. Мы даже принесли друг другу шутливую клятву. Это было особенно смешно, потому что вместо Библии под нашими руками лежала единственная найденная нами в доме книга.

 

"Популярная диетология".

 

Ира, наверняка побаивавшаяся, - все-таки я мужчина и сил у меня больше, - просияла, и прыгнула мне на шею. Я поцеловал ее, мы стали раздеваться, торопясь, путаясь, и все закончилось сексом в полуодетом состоянии. У меня на ноге болтались штаны, у Иры на шее, под самым подбородком, собралась кофта, а носок с левой ноги так и не снялся. Причем она полулежала в кресле, задрав одну ногу, - ее придерживал я, - и опустив на пол другую. А головой упиралась в спинку. И я благодарил Бога, - уже позже, когда снова мог соображать, конечно, - за то, что кресло было старое, и спинка продавливалась. В противном случае я сломал бы Ире шею. Если вам кажется, что наше с ней времяпровождение чересчур экзотичное, то мы никогда не найдем общий язык.

 

Мы с Ирой - извращенцы.

 

Вернее, нас такими могут считать люди, берущие на себя смелость определять то, что обычно называют "правилами игры". А на деле все это фальшивые установки, которые вам вбили в голову ограниченные родители, малограмотные учителя, и ваши собственные страхи.

 

"Персидское войско насчитывало в Греции сто тысяч человек". На самом деле, говорит Ира, - а она кандидат в доктора исторических наук, - их было не больше 15 тысяч, всего на пять больше, чем греков. "Если подмыться "Кока-колой" - не забеременеешь". Ну, все мы читали в "Курсе выживания для подростков", что это не так. "В лимонах очень много витамина С, не то, что в этих витаминах, что продают в аптеках". Но чтобы получить необходимую дневную доху этого витамина, нужно съесть два килограмма лимонов. "Жиды распяли Иисуса Христа". "Грязь и мусор в нашем городе от приезжих". "Как, брать эту штуку в рот - порядочной женщине?!". И все в таком духе.

 

Но нам с Ирой на таких людей наплевать. Мы их даже не ненавидим. Их просто нет для нас. Особенно сейчас. После второго раза, - все прошло куда более изощренно и увлекательно, - когда я стою над Ирой, и наношу йодом сеточку на ее задницу. Это чтобы не было синяков. А вы как думали. Тело, которое отстегали, обычно покрывается синяками. Таковы, - да, забавно получается, - правила игры. И уж они-то, поверьте, настоящие.

 

И игра, в которую мы играем с Ирой - настоящая. Подлинная, как самый подлинный подлинник какого-нибудь Рембрандта. Как золото самой высшей пробы, как героин самой тщательной очистки, как спирт после самой яростной перегонки.

 

Наша игра называется "Мужчина и Женщина".

 

Мы выходим на маленькую сцену, и на нас пялятся лица нас двоих. Мы склоняемся друг к другу и начинаем играть. У нас миллионы ролей. При этом у нас у каждого - только одна роль. Так уж получилось, что у этих двух ролей миллионы вариаций. И мы тщательно зазубриваем каждую из них. Как скучные японские каратисты, которые десятки лет, изо дня в день, упорно долбят онемевшими мраморными костяшками мешок, набитый гравием...

 

Ладно, ладно. Я, в отличие от Иры, человек не очень образованный. Не буду умствовать. На практике все это выглядит следующим образом. Я, служащий почтовой компании "ДХЛ", уроженец Кишинева, 31 года от роду, рост 1 метр 79 сантиметров, худощавый и Ира, преподаватель истории, кандидат в доктора наук, 30 лет, очень сексуальная, с фигурой 15-летней нимфетки, занимаемся довольно необычным сексом. Или, - как верно поправляет меня Ирина, - учитывая развитие информационных технологий, свободу нравов и прочее глобалистское дерьмо, совершенно обычным сексом.

 

Грязным.

 

Мы связываем друг друга, бьем, порем, надеваем на партнера собачий ошейник, унижаем, и иначе как "дырка" не обращаемся. При этом в обычной жизни мы очень нежны. Настолько, что, погладив утром ее раскрытые ладони, я ощущаю себя Дюймовочкой, путешествующей по изнанке белой лилии. Те же ощущения я испытывал, когда Ира рано утром, - я был в полудреме, - спустилась к моим ногам, и взяла в рот мое естество. Ей даже не пришлось стараться. Две-три минуты, я замычал и кончил. Впрочем, я не хотел бы сейчас говорить подробно о таком аспекте наших отношений, как нежность.

 

Дома мы храним все снаряжение, требующееся для игр,  в специальной коробке. Я протираю ее от пыли по утрам, и вечером. На работу хожу все реже. Боюсь, в ближайшее время мне предстоит серьезный разговор с начальством. После чего я уволюсь. Неважно. Деньги у меня на два-три года спокойной жизни собраны. У Иры тоже есть небольшой капитал. К тому же, мы всерьез подумываем о переезде в Австралию, где несколько лет можно будет жить на пособие. А значит, можно будет не ходить на работу, не терять время на общение с пустыми людьми, и заниматься по-настоящему важным делом.

 

Для нас это - мы.

 

Для меня самое важное дело: готовить Ире еду, гулять с ней в парке, читать книги, поглаживая ее волосы, стегать ее хлыстом, связанную, лежащую на полу, а потом трахать, и терпеть ее удары хлыстом, а потом все равно трахать. И так уже несколько лет. Что было в моей жизни до тех пор, пока мы познакомились с Ирой, я, честно говоря, помню плохо. Да и неважно все это. Кажется, я говорил о себе "31 года от роду"? Забудьте. Мне четыре года. Я родился, когда впервые увидел Иру. Она говорит о себе то же самое. Что ж, значит, мы близнецы, и в корзиночку наших грехов можно добавить шар с надписью "инцест". 

 

Я как-то рассказал об этом всем своему знакомому. Из той, старой жизни, когда я еще пил пиво раз в неделю с друзьями, и играл в футбол каждый вторник, и хохотал над анекдотами про мужа и командировку, и делал много других скучных и неинтересных вещей. И он сказал мне, что мы с Ирой - неудавшиеся актеры. Насквозь фальшивые. Которые, пока жизнь проходит мимо, устраивают свои сексуальные инсценировки в закрытой квартирке. Мне кажется, он ошибается. И инсценировка-то как раз происходит везде. Во всем мире. 

 

Кроме того места, где находимся мы с Ирой.

 

Помимо плетей, и поводков, у нас с ней богатейшая, - собранная за два года, - коллекция специфической одежды из кожи, несколько "немецких" прибамбасов в виде атрибутики офицеров СС, и два-три хлыста. Свечи, маски, кляпы с черными, - как в фильме "Криминальное чтиво", - резиновыми шарами, и еще кое-что, не столь значительное, и не требующее упоминания.

 

И, конечно, йод.

 

Знаете, после всех этих игр со связыванием и поркой по всему телу идут синяки. От них очень помогает сеточка из йода. Ее можно нанести на тело, смочив предварительно в йоде палочку с ватой. Иногда я наношу сеточку на спину и зад Иры, иногда она - на меня.  В общем, мы довольно славно проводим время, жадно вдыхая морской запах йода и свежевыжатого, как я его называю, пота. Йод, всегда говорила моя бабушка, оттягивает на себя дурную кровь, почерневшую из-за ударов. Разумеется, эффект от йода хоть и есть, но очень слабый.

 

Из-за того, что рисовать такую сеточку нам приходится довольно часто, пальцы у меня постоянно желтые. Коллеги подозревают у меня желтуху. Я говорю об этом Ире. Она, лежа на полу, смеется, и пытается перевернуться. Мне приходится слезть с нее. Я обмакиваю пальцы в йод, и пишу на ее животе свое имя. Живот чуть выпуклый, и буквы выходят неровными. Что такое любовь, задумчиво спрашивает Ира, что это?

 

-         Йод, - отшучиваюсь я, - любовь это йод. Чуть лечит, особого вреда не приносит, и здорово припекает.

 

Она улыбается и встает. Мы взрослые люди, давшие когда-то друг другу слово не брать в голову ничего. В том числе пресловутую любовь. Нельзя придавать ничему слишком большого значения. Мы с самого начала условились быть честными, ироничными, и не размякать. Но почему мне кажется, что Ира расстроена? И почему расстроен я сам? Она уходит в ванную, а я лежу на полу, и думаю:

 

-         Любовь это ты, это ты любовь, Ира, любовь это...

 

КОВЧЕГ

 

Первые попытки разыскать ковчег Ноя, датированы седьмым веком нашей эры. Точнее сказать, упоминание первой попытки разыскать ковчег Ноя в четвертом веке, датированы седьмым веком. В хронике византийского монаха Пелагия, - уроженца малороссийских степей, который станут таковыми веков через восемь, - есть любопытный фрагмент. Он, в отличие от всего текста "Хроник" считается подлинным. В этом фрагменте говорится о розысках ковчега Ноя.

 

Но сначала разберемся с датировками. 

 

Видите ли, дело в том, что "Хроника", якобы написанная Пелагием в седьмом веке, написана (не им) на свитке, который датируется радиоуглеродным анализом не ранее 12 века. Таким образом, - даже если мы предположим, что Пелагий был удивительно живуч, - Пелагий написать "Хроники Пелагия" никак не мог. Весь этот текст - фальшивка 13 века, написанная на свитке 12 века от лица, жившего в седьмом веке о событиях, якобы происходивших в четвертом веке.

 

Что любопытно, это нисколько не умаляет ценности "Хроник Пелагия", написанных вовсе не Пелагием, для ученых. Историков, знаете ли, всяких там археологов и других книжных червей. К которым, без сомнения, принадлежал и наш Пелагий. Ведь фальшивка 12 века, даже если она и фальшивка, все равно сфальсифицирована, - стало быть, произведена, - в 12 веке. И является ценным историческим документом.

 

Итак, как уже упоминалось, лишь один, маленький, в несколько абзацев, кусочек "Хроник Пелагия" может в действительности принадлежать перу Пелагия. Мы не знаем, по каким причинам неизвестный фальсификатор вставил в текст, написанный от имени Пелагия кусочек текста, в действительности принадлежавший Пелагию. Может, фальсификатором руководило стремление придать своей подделке хоть что-то подлинное? Или он полагал, что крохи оригинала придадут всей фальшивке вкус настоящего: как дрожжи из старого кваса, брошенные в новый? Так или иначе, но несколько абзацев пера самого Пелагия в "Хрониках" есть. Это широко известный факт. Ведь тот же самый абзац есть в "Воспоминаниях Амвросия о Пелагии", - данный текст является подлинником, - где друг Пелагия Амвросий цитирует кусочек подлинных "Хроник Пелагия". Текст этот гласит следующее.

 

 "Году в 445 жена богатого римлянина, - бывшего вольноотпущенника, а до того раба из Фракии Гая Проста, - Зоя, снарядила экспедицию на Святую Землю. Шесть человек, один из которых наставлял Зою в путях спасения души, священник Аквитаний, родом галл, отправились искать ковчег, коим прародитель Ной спасал себя и всяких тварей от гнева Божьего в виде потопа, о чем сви...".

 

Обычно в монографиях добавляют: "о чем свидетельствует Священное писание". Это не совсем точно, поскольку Священное Писание тогда еще не было окончательно оформлено. Оно, говоря прямо, представляло собой некое подобие романа в "живом журнале" в интернете, где дописать главу может каждый желающий. И дописывали. Нам известно более 123 Евангелий, 764 Откровения, 98 Наставлений и прочих документов, написанных с конца первого по начало пятого веков! 

 

Но вернемся к Ковчегу. Итак, жена вольноотпущенника, разбогатевшего, как Крез (эпиграмму на Гая Проста мы встречаем в творчестве известного римского поэта той поры, Прокла), озаботилась спасением души. И снарядила своего священника на поиски Ковчега. Нам известно, - из других источников, перечислять которые мы сейчас не станем, дабы не утомлять читателя обилием имен, фамилий, цифр и прочей мишуры, скрывающей главное, истину, - что экспедиция благополучно отбыла. Более нам ничего не известно. Ученые предполагают, - в свободное от серьезных исследований время, ведь заниматься такой чушью можно только в качестве гимнастики для ума, - что Аквитаний и его спутники попросту сбежали с деньгами хозяйки. Свежей, пышной, тридцатилетней, - нам известны фрески с ее изображением, - христианки Зои...

 

О чем это я? Ах, да. Разумеется, Аквитаний не сбежал. Спасение души - словосочетание, для человека тех времен значившее гораздо больше, нежели просто словосочетание. Поверьте, оно значило для них тогда больше, чем для вас - вы сами. Потому Аквитаний со спутниками, проделав необычайно трудное и увлекательное путешествие, достойное пера самого Марко Поло, в 449 году добрался таки до горы Арарат. Поглядев на вершину, он, и его порядком оборвавшаяся экспедиция, - деньги Зои закончились на втором году путешествия, а еще просить Аквитанию было стыдно, - засучил рукава и начал подъем. Да ну! Ничего опасного, говорю вам. Льды, лавины, холод, все это ерунда. И, конечно, у них было несколько проводников из местных жителей. 

 

Вот это было действительно опасно.

 

Горцы уже тогда были дикарями, и согласились провести Аквитания и его спутников наверх только из расчета поживиться имуществом путешественников. Религиозный туризм, поиски Ковчега и остатков креста, на котором висел Спаситель, - до всего этого было далеко. Это только века с шестого на Арарат потянулись, - и не перестают ползти до сих пор, - искатели Ковчега. И уже только тогда местные горцы поняли, что гораздо прибыльнее не убивать туристов, а потакать их глупостям за деньги, и ждать новых. А в пятом веке они убивали приезжих, не задумываясь.

 

Правда, Аквитанию повезло. Ночью, когда местные жители деловито перерезали горло всей его экспедиции, священник выжил. Его персональный убийца оказался изрядным лентяем, и не наточил накануне нож, как следует. Аквитаний весьма благоразумно не указал горцу на эту оплошность. И поутру, сжав в кулак волю и рану на шее, продолжил путешествие на вершину. Сверху это выглядело довольно красиво: красный след, оставленный Аквитанием на белом, - чуть не сказал "белоснежном", - снегу...

 

К сожалению, к полудню, - когда священник сумел подняться еще на 200 метров вверх, - началась метель. Кровь на снегу замело. Аквитания тоже замело. Разумеется, он умер. Больше мы о нем ничего не знаем, что, согласитесь, неудивительно.

 

Жена вольноотпущенника Зоя, погоревав, снарядила на Арарат вторую экспедицию. В ее составе не было ни одного священника, и все они разбежались, едва покинули территорию Италийского полуострова. Денег Зое они, конечно, не вернули. Ковчег, само собой, не нашли.

 

И вообще, никто Ковчега не нашел. 

 

Аквитаний, что неудивительно, душу не спас. Поиски Ковчега, Грааля, смысла жизни, или тому подобных иллюзорных предметов, никогда никому не давали дивидендов. Даже иллюзорных. Единственное, что могло бы утешить священника: его частенько вспоминала Зоя. Разумеется, они были любовниками. В то время священники были мужчины хоть куда, да и с безбрачием церковь не очень определилась. Зоя, конечно, почитала мужа, но влюблена была в Аквитания. Почти так же сильно, как в Христа. Поэтому ничего лучше, чем отправить одного любимого мужчину на встречу со вторым она не придумала. Зоя думала, что совершает великую сделку. Спасает души: свою и Аквитания. Зоя умерла спустя двадцать лет после того, как Аквитаний ушел из ее дома.

 

Эти двадцать лет она была очень несчастна.

 

И из-за ковчега, и из-за Аквитания. Для человека раннего Средневековья найти остатки Ковчега было равносильно гарантированному месту в Царствии Божьем. Что ж. Если рай и вправду существует, оба они, - и недалекая жена вольноотпущенника, и ее возлюбленный священник, - должны быть там. Стоило ли оно двадцати лет разлуки?  

 

Об этом в "Хронике Пелагия" нет ни строки.

 

ЛИМОНАД

 

Она может любому за бутылку лимонада дать. Уж мы это точно знали. Ей было четырнадцать лет. У нее, по слухам, в голове копошились вши, и она была грязной и распутной девкой. Вы спросите, почему я говорю "по слухам"? Почему сам не проверил? Нет, знаете, я никогда не был робким. Даже в подростковом возрасте. А вот близоруким я был уже тогда. Поэтому вглядываться в голову Маши, - а именно так ее звали, - я мог сколько угодно. И все равно ничего бы не увидел.

 

С тех пор продажная любовь для меня всегда лимонад.

 

Между прочим, бутылка лимонада, - настоящего, с неповторимым вкусом яблока, лимона, сладкой газировки из автомата (три копейки стакан), - в те времена было не так уж и мало. То есть, на наш взгляд Маша совершала не такую уж и проигрышную сделку. Правда, что именно она давала за бутылку того самого "Буратино" (а иногда, говорили, это был "Дюшес") мы толком не представляли. Особенно я. Ведь мои одиннадцатилетние одноклассники были старше меня на год. Нет, я не вундеркинд, просто пошел в школу на год раньше.

 

Достаточно рано для того, чтобы увидеть самое естество школы, - а она, на мой взгляд, который не изменился и сейчас, когда мне уже тридцать шесть, есть не что иное, как заколдованный темными силами лес. На каждом углу тебя ждут неприятности. Постепенно ты учишься продираться сквозь чащу, не меняя выражения лица. Но в глубине души все равно вздрагиваешь каждый раз, когда из-за дерева на тебя нападает дракон. И достаточно поздно для того, чтобы скучать по кусочку рая, запрятанному памятью за детской кроваткой, которую вот-вот выкинут, потому что ты из нее уже вырос. Впрочем, я драматизирую. Может, все было и не так плохо, как мне сейчас кажется. Были и неплохие моменты.

 

Лимонад, например.

 

Большую часть прогулянных уроков мы проводили под мостом, прикрывшим своим подлатанным брюхом обширный парк между районами нашего города. Я покупал три, - иногда четыре, - бутылки лимонада. И пил его, наслаждаясь. В принципе, ничто не мешало мне выпить только две (три) бутылки, и с оставшейся подойти к "просто Марии", как ее иронично называли старшеклассники. Разумеется, духу на это мне не хватило бы. К тому же, я еще не совсем понимал кое-чего. Нет-нет, что именно происходит со счастливцем, у которого Мария принимает бутылку лимонада, я  знал. Ведь я, - хоть и не был вундеркиндом, - всегда считался ребенком, развитым не по годам. И, знаете, чтобы поддерживать это реноме, все детство шел на определенные подвиги.

 

Например, в тринадцать лет лишился девственности с семнадцатилетней дочкой молдавского полицейского, убитого в войне на Днестре. Семью его эвакуировали в Кишинев, и там они жили, как беженцы, в дешевой гостинице. С тех пор, знаете, сколько я не пытался победить это в себе, слова "участник вооруженного конфликта" и "защитник территориальной целостности" ассоциировались у меня исключительно со взмокшей от напряжений спиной Стеллы. Стеллы, которая стоит на четвереньках, яростно подмахивает, выкрикивая что-то на румынском и глядя мне в глаза. Да, да. Родной язык своей матери я не выучил исключительно из-за этих воспоминаний: каждый раз, когда я слышу румынскую речь, меня разбирает смех. Ну, за исключением этих двух забавных, - даже не могу назвать их комплексами, - деталей, о Стелле я сохранил самые лучшие воспоминания. 

 

Правда, все это случилось через три года после описываемых событий. Тогда, будучи десятилетним, я с удовольствием пил лимонад "Дюшес" под мостом, и с удовольствием думал о следующем уроке. Конечно, идти на него я не собирался: но мы договорились со школьным приятелем встретиться и пойти на хлебзавод.

 

- Там халва на земле валяется! - сказал он.

 

И вот, за халвой мы собрались пойти. Встретиться мы собирались тут же, под мостом, так что я себе лежал, да попивал лимонад. Желтый в бутылке и почти прозрачный на воздухе, пузырящийся, как кровь быстро всплывшего ныряльщика, божественный лимонад. Многие предпочитали его не пить, а запивать им острое печенье, - называлось оно "пицца". Маленькие сухие комочки с маком, тмином и солью. Я мучного никогда не любил, да и вообще, манера смешивать еду и питье всегда приводила меня в священный ужас. А почему, я не знал. Поэтому никакой еды у меня с собой не было, и я порядком проголодался. К счастью, предстоял поход на хлебзавод, где делали халву. Она, конечно, там валяется прямо между цехами, и мы здорово наедимся. К тому же, передо мной открывался великолепный вид: "чертово колесо", торчащее из кленов на краю парка, возвышалось над моей низиной, как Небоскреб Самого Детства. Я поднял голову, и у меня перехватило дыхание. Я отставил бутылку в сторону, снял ранец, и начал декламировать стихи. Вернее, что-то бессвязное, сочиненное мной именно в этот момент. Со стороны это, верно, напоминало своеобразное камлание. Не знаю. Что на меня нашло. Я просто почувствовал, что обязан выразить именно таким образом свое отношение к  величественной панораме парка, которая мне открылась. А священный восторг меня все не отпускал. Я все говорил, и говорил, буквально кричал. Что-то вроде:

 

В этом городе

За чертой барометра

У которой высек цифру 30

Парацельс. Или Цельсий

Неважно. Жара

Ты понимаешь, о чем я

Так вот, в этом городе...

 

Правда, дальше ничего сочинить я не мог, а говорить и говорить мне хотелось, и я сходу придумывал:

 

Всеми брошенные стихи

Пасутся у побережья

Рубежей

Океана и гальки

Всеми забытая женщина

Смотрит в глубь

Пенистых морей

 

Само собой, "рубежей морей и галки", "пенистого моря", да и женщин, - за исключением своей матери и учительниц, - я тогда толком не видел. С морями все ясно. Мы всегда ездили отдыхать в горы, потому что морской климат, говорили врачи, был мне всегда противопоказан. С женщинами тоже интриги нет. В десятилетнем возрасте редко на них смотришь. Но стихи, - а я думал, что это стихи, - мне почему-то нравились, и я твердо решил начать их писать, и сочинил вслух еще кусочек. Получилось даже заумно, но, говорю же вам, я всегда был развитым и начитанным ребенком.  Я прокричал:

 

На заброшенном скользком камне

Что торчит в море

В пяти милях от побережья,

Разбросаны пальцы, кольца, плетенки.

Эта странная сдоба.

Так напоминает тебя в эпоху заката.

 

Тут-то меня и застала школьная шлюха Мария, которая, - и мы это точно знали, - любому за бутылку лимонада даст. Причем она не пришла. Просто я вдруг перестал  говорить, и просто и четко увидел фигуру у дерева поблизости. Видно, она ждала, когда все это кончится, потому что, когда я замолк, подошла ко мне и вежливо сказала:

 

-         Мальчик, дай попить.

 

Юбка у нее была примята и с несколькими травинками. Губы блестели. Выглядели влажными, и в то же время сухими. В общем, выглядели как губы, на которые кончили. И которые после этого так хочется смочить чем-то по-настоящему жидким. Глаза у нее были не радостные, и не грустные. Просто пустые.

 

Если бы я проявил характер, - говорю это вам не как десятилетний ребенок, которого застали за глупостью большей, чем мастурбация, а как взрослый мужчина, - мое первое приключение произошло бы не в тринадцать лет, а в десять. Потому что она и в самом деле давала за бутылку лимонада. И в самом деле - всем, а не только некоторым. Это, - опять же, уже как взрослый мужчина, - я точно выяснил. Но тогда я просто протянул ей лимонад, и глядел, как она пьет. Взял полупустую бутылку обратно, и молча смотрел, как она уходит. С тех пор, содрогаясь в теле женщины, в кульминационный момент я всегда, - всегда, будь благословенна, Мария, - вижу это. Блестящие и пересохшие губы. И пенящийся на них лимонад.

 

Примерно через несколько минут появился мой приятель. Я ему об этом ничего и никогда не рассказывал. Но он, - мы до сих пор дружны, - часто вспоминает о том, как пришел под мост. И увидел меня. Его коронная концовка этой истории:

 

-         Ты стоял, и молча глядел в парк. Выражение лица у тебя было угрюмым и взрослым. И с тех пор ни изменилось. Ни капли.

 

Может, он и прав. Почему, я не знаю. К тому возрасту я уже понимал, что жизнь довольно грустная штука, потому наша короткая встреча с Марией потрясением в этом смысле для меня не стала. В каком же смысле она меня потрясла? Что за чувство я испытал? Стыд? Нет. Я до сих пор пишу стихи. Жалость? Тоже нет. Испуг? Поздние сожаления о том, что не хватило смелости? Нет, нет, и нет. Может, я впервые понял, что иные миры это не всегда обязательно иные существа? И что обитателем иного мира в иных измерениях может быть человек, такой казалось бы, СВОЙ? Не знаю.

 

Помню только, что впервые вдруг ощутил во рту натуральную горечь. Ее не перебить ничем.

 

Даже лимонадом.

 

МЕЧТЫ

 

-         Будешь чай? С тортом? - спрашивает меня Ира, и я с удовольствием киваю.

 

Утро серое. На дороге за окном заспанные автомобили выныривают из одного кусочка тумана, чтобы попасть в другой. А мне хорошо. Причин этому несколько. Первая - я проснулся не в шесть часов, как обычно, а в восемь. Поэтому уже испытывал здоровый голод. Я очень люблю поесть с утра, если, конечно, оно не очень раннее. Мелко покрошил две круглые, - идеальная формы, - луковицы, и обжарил на сливочном масле в чугунной сковородке. Потом выложил туда помидоры, порезанные толстыми кружками, чуть обжарил, посыпал нарезанной ломтиками ветчиной, залил яйцами, взбитыми со сметаной, ложкой муки, сыром и зеленью... Много перца, как я люблю, и - сковородку в духовку. Сложное творение по названию "тортилья" будет готово через двадцать минут. По крайней мере, такой рецепт я когда-то вычитал в журнале "Лиза", взятом у Иры в дорогу на работу почитать. И там упоминалось название "тортилья".  Не подумайте, что я какой-нибудь дилетант. Мне за тортилью в коронном исполнении даже вручили золотую медаль Всемирного Конкурса Кулинаров.

 

-         Я хочу поблагодарить, - говорил я со сцены, и смокинг непривычно, но приятно жал мне подмышки, - в первую очередь Бога, открывшего мне, что вкус это не просто...

 

И дальше в этом духе. С первых рядов мне улыбались знаменитости и аристократические особы, Джордж Клуни что-то шептал на ухо Елизавете Второй, Мадонна скучала где-то в углу, а наглые телевизионщики сунули свою камеру мне буквально в лицо. Ну, что уж поделать. Я смущенно улыбнулся и закончил речь:

 

-         И потому да здравствует Бог, да здравствует кулинария, и да здравствует моя жена, Ира!

 

Потом зал взорвался аплодисментами, и на торжественном банкете в нашу честь во дворце короля Норвегии, - где, собственно, конкурс и проходил, - мы с Ирой ели лобстеров, и запивали их чудесным белым вином. Потом объявили танцы, и я закружил Иру в белом, - как будто подвенечном, - платье по огромному залу дворца, и все смотрел, смотрел на нее, и смотрел...

 

Конечно, всего этого не было.

 

Ни дворца, ни награждения, ни конкурса кулинаров. А если он и проводится, то вряд ли во дворце короля Норвегии, и вряд ли туда попаду именно я. Если точнее, я никогда туда не попаду. Ведь я не повар. Еще я не писатель, поэтому никогда не буду читать речь по поводу вручения мне нобелевской премии. Я не актер, и не режиссер, и даже не осветитель. И шансы увидеть меня в телевизоре, говорящим речь со статуэткой "Оскара" в руках минимальны. Я не спортсмен, и никогда не встану на ступень пьедестала, - даже самую не престижную, по левую руку от победителя, - после любых соревнований. Я не заброшу решающий мяч в кольцо в финале НБА. Я не рвану штангу в последнем заходе на чемпионате мира по тяжелой атлетике. Я не войду, под аплодисменты, в центр управления космических полетов. Меня не назовут Лобачевским или даже Менделеевым. Чего уж там.

 

Я - посредственность.

 

Вернее, был бы. Если бы не одно "но". Я умею мечтать. Хотя нет, не так. Я фантазирую. Ежечасно, ежеминутно. Вот, например, сейчас, в тот момент, пока тортилья, - действительно вкусная, Ира всегда об этом говорит, - печется в духовке, я отжимаюсь и мечтаю о том, как выиграю какую-нибудь войну. К примеру, в Афганистане. Там будет много террористов и подонков со всего мира, американцев оттуда выгонят, и международные силы войдут туда, чтобы восстановить мир и справедливость.  А меня случайно призовут в молдавскую армию. Конечно, наш президент по своей глупой привычке лезть, куда ни просят,  обязательно пошлет 100-200 военных в Афганистан, и среди них буду я. За два года, от простого бойца разведки горнострелковых частей, - пусть в Молдавии и нет гор, какая разница, - я дойду до майора. Буду сильным, мужественным и обязательно с несколькими шрамами на лице. Конечно, ничего жизненно важного повреждено не будет. Пусть шрамы украсят, к примеру... мою щеку. Ну, и один можно на шее. Не очень глубокий, конечно.

 

-         Держать цепь, - кричу я, встав на одно колено, - держать цепь, мать вашу!

 

Солдаты плачут, но держат цепь. А потом я, обежав противника, - их, конечно, в пять-шесть раз больше, чем нас, - точным огнем уничтожаю пулеметчиков, и мы побеждаем. Само собой, это не самая значительная операция, которая удалась благодаря мне. Мы освободили лагерь военнопленных, мы провели караван через ущелье, через которое не проходил ни один караван со времен британской оккупации, мы полтора месяца держали оборону в узком ущелье. В этой последней операции, которая затмила, наконец, Фермопилы, мы потеряли девятьсот человек из тысячи. Я сам чуть не погиб. Меня, оглушенного, раненного, - естественно, все жизненно важные органы не задеты, и конечности целы, - вынесли на плащ-палатке. Наш выход из ущелья засняли операторы "Би-Би-Си", и под камерами я, в забытьи, кричал: "Держать цепь, цепь держать, держать цепь, мать вашу!"...

 

-         Милый, - Ира дергает меня за руку, - милый, ты чай будешь? С тортом?

 

Я с удовольствием киваю. Мы хорошо поели, а после острого так приятно выпить хорошего чаю. Я покупаю крупнолистовой. Еще я очень много фантазирую. Постоянно представляю себя кем-то. Кем угодно, только не 24-летним служащим валютного отделения кишиневского банка. И, знаете, у меня тоже, - как у того застреленного проповедника (как бы я хотел быть на его месте!), - есть мечта.

 

Я мечтаю, чтобы хоть одна моя мечта сбылась.

 

Ира заваривает свежий чай, и показывает куриную косточку, похожую на оленьи рога. Это, кажется, ключица. Куриная ключица. 

 

-         Похоже на оленьи рога, - говорит Ира, - правда? Ты тяни за левый рожек, а я за правый.

-         И что? - спрашиваю я.

-         У кого раньше поломается, тот меньше проживет. Примета такая. Ну, давай же. 

 

Мы тянем, и рожек Иры ломается сразу. Я улыбаюсь, чмокаю ее в губы, и бегу умываться. В ванной я, глядя на белый шкаф для бритвенных принадлежностей, невольно думаю о мраморной плите, которую закажу на могилу Ире. Она старше меня на год, и мне все время кажется, что она умрет раньше меня. Тут еще эта дурацкая куриная ключица... Я стою на кладбище, - само собой, Армянском, самом старом и престижном, - и в изголовье могилы уже  белеет фигура ангела ростом с Иру, с лицом Иры, и над ее гробом почему-то летают два белых голубя.

 

-         Душа, - шепчутся люди, собравшиеся на похороны, - душа это ее. Чистая и белая, как голуби.

 

Один из голубей садится мне на плечо. Мне жуть как хочется заплакать, но я держусь, и все смотрю в небо, дышу горьким от сжигаемых листьев воздухом, - конечно, Ира умрет осенью, осенью ведь так красиво, - и легкий ветер дует мне, как я люблю, в лицо. Боже, как мне будет ее не хватать, как я люблю ее, как...

 

-         Ты опоздаешь на работу, - говорит Ира, открыв дверь ванной, - брейся скорее!

 

Но я и в самом деле опаздываю. Поэтому просто споласкиваю пену с лица, одеваюсь, и бегу на остановку. На дороге меня сбивает огромная машина. Я даже марку ее заметить не успел.

 

Сразу умер.

 

НОЧЛЕГ

 

Ночевали мы частенько в паровозе. Переживали в нем годину бедствий, смеясь, говорила Ира. Хотя, если точно, слово "ночевали" нашему времяпрепровождению не совсем соответствует. Но сначала о паровозе. 

 

Паровозы бывают нескольких видов. Неудивительно, если помнить о том, что все они - дело рук человеческих. И нарожу тебе сына, и назову его... Или в Евангелии было как-то по-другому? Неважно. Это я все к чему клоню-то. Мы, люди, даже вещи создаем по модели классифицирования, согласно которой были созданы и мы. У паровозов бывают виды, подвиды, и классы. Но самые распространенные паровозы бывают всего трех типов. Вернее, четырех. Это тип "ФД", тип "СО", тип "Э" и тип "Другие".

 

Мой паровоз, - паровоз типа "ФД", самого распространенного, кстати, - стоит на путях, не могу даже сказать, запасных, кишиневского железнодорожного вокзала. Паровоз выкрашен зеленой краской, и звезда на его передней части, само собой, ярко красная. Машина эта была установлена между международной и междугородними платформами, как символ и памятник всем Работникам Железной Дороги. Паровоз не на ходу. Хотя, как мне объяснили, если запастись хорошим топливом, это транспортное средство оправдает, наконец, свое название. Но для этого паровозу нужен не тощий, а жирный, как говорят специалисты, уголь. Такого угля сейчас, к сожалению, в Молдавии нет. И паровоз стоит. Просто стоит между платформами. Хотя, нет. Не просто. Он стоит, как небольшая скромная гостиница на железных колесах. За пятьдесят леев сторож вокзала пустит вас ночевать в купе вагона, который прицеплен к паровозу.

 

Само собой, мы с Ирой там не ночевали.

 

Нет, о, нет. Стоило нам расплатиться со сторожем, и подняться в поезд под его зловонным, как запах его же сигареты, взглядом, в вагон, как мы начинали целоваться. Удивительно, но нам везло. Обычно в ночи, когда "номер" в вагоне снимали мы, там никого не было. Поэтому мы были свободны: с десяти вечера, когда в город прибывала последняя пригородная электричка, до шести утра, когда нас будил (если мы засыпали) поезд "Одесса-Кишинев". Все время между этими часами было заполнено стуком составов, передвигавшихся на тех самых запасных путях, шарканьем метлы уборщиков, пьяными песнями бродяг вдалеке, и лаем собак в частных домах у железнодорожного полотна. И, конечно, нами. Мной и Ирой. Ирой и мной. В вагоне мы не ночевали. Мы безудержно удовлетворяли себя, наши тела, нашу ночь и наши губы. В тот период жизни я был здорово увлечен Ирой и Гофманом. Поэтому, когда мы оставались в купе наедине с нашим желанием, я все смотрел в окно, наполовину прикрытое занавеской с надписью "Железные дороги Молдавии приветствуют вас", и ждал, когда по нему побежит, словно в мультфильме, виноградная лоза. И, знаете, почти перед самым рассветом она появлялась.

 

-         Чего ты хочешь? - спросила меня как-то в перерыве между любовью Ира, и я не рассердился, потому что у нее это получилось не пафосно. - нет, нет, убери руки. Пока... Чего ты хочешь от жизни вообще?

 

Я подумал, и ответил, что главное для меня - ощущение внутренней свободы, способность испытывать которое я всю жизнь боюсь потерять. Объяснить, в чем именно проявляется это ощущение я не смог. Может быть, в любви к поездам? Но тут мы с Ирой находили другое объяснение. Я вырос в семье военного, мы постоянно переезжали. Вот моя страсть к путешествиям и вообще поездам и носит характер детского комплекса. Видимо, все дело в этом, решили мы, и полезли на третью койку.

 

Ира была очень богата. Ее денег, - а может, ее мужа, меня это никогда не интересовало, - хватило бы на то, чтобы снять для наших тайных встреч целый дом и на много лет. Она так и хотела поступить. Но я не позволил. И дело не в пристрастии к поездам. Просто ничего чище и дешевле в городе найти было нельзя, а снимать помещение за ее деньги мне не позволяла гордость. Я вообще был очень гордым человеком. И считал, что это нравится людям. Так оно и было. Ире, по крайней мере, нравилось.

 

-         Ты только, - сказала она мне как-то, глаза ее были грустны, - не перебарщивай с этим делом. Время от времени это отталкивает. Иногда нужно переставать быть гордым. Хотя бы с человеком, которого любишь, и который любит тебя.

-         Никогда нельзя полностью открываться, - возразил я.

-         Мне, - она была настойчива, - можно.

 

Сейчас, будучи одинок, я часто вспоминаю этот короткий разговор, когда прихожу к паровозу каждый октябрь. Месяц, когда мы познакомились на какой-то гнусной вечеринке, устроенной издателями очередного, - и быстро прогоревшего, как все остальные, - глянцевого журнала Кишинева. Мы ушли оттуда довольно быстро, гуляли по аллее платанов, - получалось, будто мы играем с деревьями в ручеек, - и она сказала "октябрь". Только поэтому я и запомнил. Боюсь, больше ничего мне в память не врезалось, за исключением второстепенных деталей. Ну, например то, что Ира была старше меня на четыре года, а мне в тот годы было двадцать, что она была состоятельной девушкой. А вот лица ее я не запомнил. Да и тела, в общем.  Я закуриваю, и легонько ударяю по колесу паровоза.

 

Интересно, поедет ли он когда-нибудь, мой ночлег, и если да, то куда? 

 

Для кого-то любовь это осень. Для кого-то лицо любимого человека, для кого-то деталь или воспоминание. Для меня, мерзнущего, несмотря на кашемировое пальто, и теплые перчатки, на полупустом перроне вокзала, любовь это место моего ночлега. Паровоз. Ночлег типа  "ФД", построенный в конце октября 1931 года. На Луганском, - мать его, - паровозостроительном заводе. Стальные цилиндры и рама задней тележки моей любви были изготовлены Коломенским машиностроительным заводом, полотна (боковины) основной рамы - Ижорским, котельные штампованные листы - заводом "Красное Сормово". Скорость его достигает 85 километров в час.

 

Все это я вычитал на маленькой латунной табличке, которая прикреплена к двери, за которой, по идее, должен находиться машинист. Разумеется, там пусто. Вообще, здесь пусто уже года три. Примерно с тех пор, как Ира с мужем уехали отсюда. Почему-то, когда я, пытаясь развеять тоску, приходил сюда значительно позже с другими женщинами, сторож мне отказывал. Кстати, это был другой сторож. Новый хранитель перрона говорит, что начальство строго - настрого запретило сдавать купе на ночь, потому что это вызывает нарекания общественности. Я пытался торговаться. Пока примерно через три - четыре года, наконец, не понял. Того сторожа, да и вообще, все пресловутое начальство железнодорожного вокзала, нанимала Ира.

 

И, должно быть, все это обходилось ей куда дороже моих пятидесяти леев.

 

Я старательно дышу гарью костров, разведенных за решеткой ограждения аборигенами, ютящимися в домиках у полотна, и смотрю на часы. Еще полчаса и можно будет идти. До следующего октября. Зачем я это делаю?

 

Наверное, приношу себя к этому месту. Как цветы на могилу.

 

Кстати, Ира меня обманула, когда сказала, что доверяться полностью ей можно. Иначе она не была бы сейчас где-то в Чехии, где-то под Прагой, в каком-то поместье, где они с мужем любят друг друга и рожают детей.

 

-         Он хочет, чтобы мы уехали, - испуганно сказала она, - навсегда...

-         Оставайся со мной, - я был очень глуп и отважен, - разве это не любовь?

-         Конечно, любовь, - но голос у нее был неуверенный, а в глаза я заглянуть не мог, потому что в полночь на вокзале выключали фонари, - конечно...   

 

На следующий день она меня бросила.

 

Все три месяца, что они готовились к отъезду, я вел себя, как просила меня Ира. Как человек, который перестал быть гордым, хотя бы с человеком, которого он любит. И который, как я думал, любил меня. Умолял, пресмыкался, и даже плакал. В результате, Ира меня сначала возненавидела, а потом стала презирать.

 

Неудивительно. В те дни я представлял собой жалкое зрелище. Человек, потерявший голову. В буквальном смысле. А на второй день после ее отъезда я, как вспоминают мои друзья, от горя с ума сошел. Нашел в заброшенной библиотеке Ломоносова две книги. Орехов А. А. "Опыт отопления паровозов подмосковным углем" и Баркин В. Б. "Отопление паровозов тощими углями". Учил их наизусть. Сравнивал жирность молдавского угля с подмосковным. Совершенно серьезно намеревался раздобыть топлива для паровоза. И поехать на нем туда, к ней, к моей Ирине, чтобы остановить поезд прямо у ее дома и сказать:

 

-         Вот он я, приди, и возьми.

 

Мне все верилось, что это ее убедит уйти ко мне. Что она оценит жест. Смилуется, придет и возьмет. Это стало навязчивой идеей. Меня даже боялись оставлять одного.

 

Само собой, со временем все эти безумные идеи истлели и покрыли пеплом. А потом вообще остыли. Искры не пылают, даже когда я подхожу к паровозу раз в год. Вот и сейчас я совершенно спокоен и холоден. Как мои руки, которые мерзнут, несмотря на перчатки. В этом году мы видимся последний раз. Я собираюсь уехать из Кишинева. И воспоминания об Ире тут не при чем. Я устал от этого города, а он от меня. Вернее, мы теперь равнодушны друг к другу. Будут в моей жизни и другие города. Так что, прощай, паровоз. Будут в моей жизни и другие ночлеги.

 

Я бросаю окурок на рельсы, и ухожу навсегда.

 

ОКНА

 

Тут-то на опушку и выбежали "омоновцы". И, вместо прыжков и стрельбы, которых я ожидал, устроили настоящий цирк. Просто попадали на землю и смеялись. Им даже маски пришлось снять, так они смеялись. И, знаете, с тех пор секс для меня - освоенная, но заброшенная территория. Земля, покинутая не по своей воле. Как Сахара, которая когда-то цвела и зеленела, а сейчас угрюмо пересыпает песок из ладошки в ладошку горячего, сухого ветра.

 

Нет, чисто физиологически к сексу я все еще способен. Но этого ведь недостаточно. Теперь меня даже окна не прельщают. А ведь когда-то было достаточно одного взгляда на них, чтобы... Что? О, евроокна из пластика, деревянные или вообще алюминиевые, распахивающиеся только внутрь, или и внутрь и наружу, с противомоскитной сеткой или без - это совершенно неважно.  Неужели вы думаете, что я из тех маньяков, что возбуждаются при виде окон, дверей или строительных материалов? Да и есть ли такие маньяки? Нет, сами по себе окна меня не возбуждают.

 

Просто я обожал по вечерам приходить во двор дома Иры, и смотреть в ее окно. Она жила на пятом этаже, - я стоял у качелей, пил пиво, и глядел, все глядел, - и вечером, когда начинало темнеть, включала свет и раздевалась прямо перед окном. Ира. Божественная фигура, секретарь - референт у собственного мужа, тридцать два года, силуэт тела в окне. Ее муж, существо на редкость ревнивое и физически развитое, - думал, что это мания у нее такая. Раздеваться перед окном. Он не ошибался. Ошибался он в другом. Вопреки его заблуждению, раздеваться перед окном в освещенной комнате вечером было не единственной манией его жены.

 

Второй ее манией был я.

 

И мы сутки не расцеплялись, когда муж Иры был в командировках. Как бесстыжие шелудивые дворняжки. Хотя "шелудивые" это словца красного ради. Ира была ослепительно хороша и ухожена. Как модель. Да она и была моделью, когда выскочила замуж за этого богатого Гримальски. Работу бросила, но следить за собой не перестала. В общем, Ира была божество. А я? Просто молод.

 

Спать с чужой женой, - а особенно с женой одного из братьев Гримальски, известных в городе то ли бизнесменов, то ли бандитов, - доставляло мне радость и муки. Конечно, я боялся. Гримальски знал, что его Ира, - породистая худощавая блондинка с большой грудью, пухлыми губами и глазами цвета электрик, - редкая шлюха. Но, почему-то, любил ее. И, почему-то, к тем, кто разделял эти его чувства, Гримальски относился ужасно.

 

Девять лет назад, - я тогда только из младших классов в старшие перешел, - на весь город прогремела история о любовнике жены Гримальски.

 

Бедный парень ехал себе в центре, как вдруг дорогу перекрыл автомобиль старшего Гримальски, из нее выскочили два разъяренных брата и затолкали беднягу в багажник. Вывезли в парк, и убивали там сутки. От несчастного осталась одна мошонка. Да и та без яичек. Гримальски напхали в нее соломы и повесили на ветку рябины. За 15 тысяч долларов старший брат получил срок условно, а младший (муж Иры) отсидел год. Бог мой, что чувствовал тот бедолага, что ехал на встречу с красивой блондинкой Ирой в кафе, а через сутки остался висеть съеженным пустым мешочком где-то в парке?.. Говорили еще о клещах, которыми выдирали ребра... Говорили еще о том, что клещи - это было не самое худшее...

 

Я старался, - пусть и без успеха, - об этом не думать. Сила притяжения тела Иры Гримальски была чересчур велика для меня. Я отправлял ей вечером сообщение "Раздевайся". И шел глядеть в окно. И Ира, - та, которую хотели все мужчины города, - раздевалась ради меня. На глазах своего недалекого мужа, который думал, что этот стриптиз затеян ради него. Я смеялся над ним. Конечно, не сразу. Первые полтора года я Гримальски очень боялся. С тех пор, как принес Ире пиццу, - я после школы подался в разносчики, - а ей не понравилось, а я все равно собирался бросить эту гнилую, как оказалось, работу, и крикнул, ткнув рукой себе в пах "Так закуси этим, детка!". И она закусила. Бог мой, как она закусила. Потом я узнал, кто ее муж, но сил бросить Иру у меня не было.

 

Она дала мне себя на пробу как самый сильнодействующий героин.

 

Почему она спала со мной? Все просто. Больше никто с ней спать не осмеливался. А спермы мужа, - она сама так говорила, - этих белков, ей не хватало, нет... Через год-полтора я Гримальски бояться перестал. Однажды даже забыл носовой платок у них в прихожей, и Ира меня даже отчитала, но я отнесся к этому легкомысленно. Ерунда, мол.

 

-         Ты, - сказала она мне в самый бурный наш вечер, - явно его недооцениваешь. Он, может, и не умник, как ты, но все чувствует...

 

Мы только что вылезли из ванной, и собирались продолжить в спальне. Прямо на кровати, где она спала со своим Гримальски. С двухметровым мужиком с гирями вместо рук и золотой цепью толщиной с писюн 10-летнего пацана! Боже, как я завелся. Гримальски звонил час назад из Бухареста (мы засекли по определителю) и я ничего, абсолютно ничего не боялся. Мир был мой. Я уже не разносил пиццу. Я был практикантом на местном ТВ и даже сделал пару многообещающих репортажей. Я только что поимел модель старше себя на десять лет и собирался поиметь ее снова. Ира была моя. Халат Гримальски и его бритва были мои. Мир был мой. Я шагнул вперед, надавил ей на плечи, сунул в рот член и, наслаждаясь, продекламировал:

 

-         Твой муж - остолоп, чья жена так хорошо сейчас лижет своего любовника, просто рогоносец, и я сейчас не только тебе в рот сую, я и ему, представляешь, тоже... 

 

Ира чмокала и лизала. Все это напоминало сценку из порнорассказа, который я тайком написал, и отослал в одну редакцию интернет-журнала (я как раз ждал ответа). Я напрягся, но что-то мне помешало. Это "что-то" состояло в том, что Ира остановилась. Я посмотрел туда, куда глядела она, уже ЗНАЯ.

 

У двери в комнате стояли братья Гримальски. Старший с ружьем. Скажу честно, это было лишнее. Гримальски - младший оттолкнул меня в сторону, и мягко сказал:

 

-         Сынок, разреши пристроиться?

 

Я отчаянно закивал, не понимая, что это его еще сильнее злит. Ире, после пары оплеух, пришлось продолжить фелляцию, а старший Гримальски все это время тыкал в мое лицо стволом ружья. Всего исцарапал. Потом меня, голого, погнали пинками в подъезд, на улицу, и там заставили лечь в багажник. Помню, все было странно, - ночь, мои босые ноги и туман над асфальтом, - и не страшно. По-настоящему страшно стало, когда нас привезли в парк. И на опушке меня заставили встать на четвереньки, а Иру - ткнуться лицом в мой зад, и оттянуть мошонку как можно сильнее...

 

Мы долго стояли так, а Гримальски ходил вокруг, и рассказывал, как все было на самом деле тогда. Ну, когда они с братом откупились от суда за 15 тысяч долларов. Оказывается, слухи во многом лживы. За некоторыми исключениями. Знаете, клещи и в самом деле было не самое страшное...

 

Гримальски рассказывал, а Ира, не довольствуясь тем, что просто держала во рту мои яички, начала охаживать их языком. У меня встал. Тогда я понял, что она сумасшедшая, и все это ей немного нравится.  А Гримальски пришел в ярость, ударил меня ногой и завопил:

 

-         Нравится?!

 

Это он показывал мне огромные портновские ножницы. Я хотел сказать, что такими ножницами моя мать на кухне обстригает плавники крупной рыбы, когда отец возвращается с удачной рыбалки. Но не смог, а просто заплакал. Гримальски, видно, решил, что я совсем раскис, и был прав. Он брезгливо поморщился, пробормотал "надо кончать с этим дерьмом", и наложил на мошонку ножницы. Я завизжал, язык Иры запорхал все быстрее, и тут-то на опушку, - одновременно с моим семенем, - хлынул ОМОН.

 

Ну, что было дальше, вы знаете. ОМОН смеялся, Гримальски, хоть и не успел отрезать мне яйца, на этот раз загремел в тюрьму. С Ирой я больше не виделся. Ведь после того, как муж загремел в камеру, она могла выбирать себе любовника по вкусу, а не бросаться на то, что под руку попадет. Секс остался, но удовольствия от него я не получаю. Работу на ТВ бросил, потому что все, при виде меня, смеялись и кричали "щелк-щелк". Пиццу больше не разношу. Сижу днями напролет дома, и гляжу на дом напротив.

 

Вечереет, и в нем зажигаются окна...

 

ПАВЛИН

 

Еще несколько лет назад я решил написать роман о павлинах. Мы с женой тогда прогуливались, - был свежий октябрь, моросило, и обувь наша намокла, - в Ботаническом саду. Неподалеку от того озера, где я когда-то, двенадцатилетним мальчишкой, нырял, чтобы достать причудливые морские раковины. Если приложить такую раковину к уху,  в ней слышится шум моря. Так говорили родители, но я, сколько ни прикладывал, ничего так и не услышал.  А ведь двадцать лет прошло.

 

Сейчас мне тридцать  два года. В принципе, это ничего не значит. Меня всегда смешили люди, говорившие:

 

-         Мне уже двадцать семь, Лермонтова в этом возрасте уже убил и, а я еще ничего не сделал...

 

Или:

 

-         Мне уже тридцать три, а ведь это возраст самого Христа!

 

Как будто количество лет, прожитое тобой, может хоть каким-то образом повлиять на твою судьбу. Это так же нелепо, как быть довольным тем, что тебя зовут, к примеру,  как Александра Македонского или Владимира Мономаха. Имя ничего не значит.

 

Итак, мне тридцать два года, и через год я достигну возраста Иисуса Христа, когда он был распят. Стало быть, в то время, когда мы с Ирой гулял и по Ботаническому саду, и я решил написать роман о павлинах, мне исполнилось двадцать десять. Ведь это было три года назад. Вот вам еще одно совпадение. Пифагор бы счел  его неслучайным. Его религия предполагала большую роль цифр в мироздании. Слишком большую, на мой взгляд. Цифры ничего не значат. А может, даже еще меньше, чем ничего. Меньше даже, чем имя. 

 

Мы любили прогуливаться в Ботаническом саду очень долго. Особенно осенью, в сезон дождей, когда посетителей в парке совсем мало, обувь и низ одежды мокнут из-за влаги на траве, а снизу   сизо поблескивают сиреневые огоньки фиалок. Ира очень любила подолгу стоять у  этих цветов, которые я, впрочем, не очень любил.  Для близорукого человека фиалки слишком малы. Хотя,              признаю, они красивы.

 

По красоте и насыщенности цвета с ними могли спорить только павлины, обитавшие в специальном закутке сад а, названном "Живой уголок". Там были вьетнамская вислобрюхая свинья, - ее живот и в самом деле волочился по цементному полу загончика, - удивительно маленькая и черная, клетки с кроликами... Кролики каждый сезон менялись. Я знал, почему, но Ире предпочитал не говорить. Их просто забивали на мясо, а весной подсаживали в вольеры крольчат, потому что тем  посетители, - особенно с детьми, - умилялись куда охотнее. А взрослый кролик, иногда больной,  с бельмом на глазу, выпавшей кое-где шерстью, вызывал только жалость.

 

Еще в "Живом уголке" жила лама, -  говорят, ее привезли из самого Перу, - с постоянно свалявшейся шерстью и плохим запахом изо рта. Мы скармливали  ей листья ореха. Две козы, один пони, и несколько осликов. Все? Нет, кажется... Ах, да. Четыре страуса, к которым, впрочем, близко Ирину я не подпускал: все боялся, что птица клюнет ее в лицо. А вот павлинов, - у тех был свой, отдельный и большой вольер, - я кормить ей разрешал.

 

Один раз страус клюнул.  Правда, меня. И в руку. Оказалось, павлин  клюет гораздо больнее. Клюв у него тоньше, и крови течет больше. А  когда страус клюет, это как будто легкий удар. Но к тому времени, когда я это узнал, Иры со мной уже не было. Поэтому мне было совершенно безразлично, кто из них, - павлин или  страус, - клюет сильнее. Без нее я в Ботанический сад сходил всего один раз.

 

Итак, мы прогуливались по саду камней, после  чего вышли на розовую поляну, - там и в самом деле росли розы, много, - и я у видел, как вдалеке играют павлины. На зеленом ковре, -  трава еще не успела пожухнуть, - они распускали свои хвосты, как ловкие картежники - колоды. Они манипулировали своих перьев так  свободно, играюче, что я на миг  вообразил, будто хвост павлина - это его душа. Если  бы у  павлина была душа, конечно. И он ее раскрывает. Всему миру. Вот об этом я решил написать роман.

 

Ира стояла  рядом, и взяла меня под руку, прижавшись щекой  к моей щеке. Кожа у нее была чуть влажная. Мы стояли, не отрываясь, глядели на павлинов, и прижимались друг к другу, много-много времени.  Не спрашивайте меня, сколько именно. 

 

Ведь я могу и ответить.

 

И это испортит все впечатление. Два часа тридцать две минуты. Да, в самом начал е я мельком глянул на часы,  и потом,  когда Ира отошла от меня, тоже по смотрел на циферблат. Мне никогда не удавалось  полностью отдаться своему  счастью, раствориться в нем. Так, по крайней мере, говорила Ира. Она считала меня зажатым, скрытым человеком. И была права. Все было бы идеально в тот день, не взгляни я на часы. Я знаю.

 

Тем не менее, я был почти счастлив.

 

И решил написать роман о павлинах. Ира считала, что у меня вряд ли получится. Она говорила, что журналистам лучше за книги не браться.  Но даже если ты и напишешь что-нибудь, - нежно похлопывала она меня по щеке, - это будет может и хорошая книга, но... скучная. Я прекрасно понимал, что она имеет  в виду. Я правильный, но довольно скучный человек. И книги у меня получатся такими. И все, за что я не возьмусь, выйдет правильным, положительным, но - скучным. Если бы я стал  пекарем, я бы даже булочки испек скучными. Я так и сказал об  этом Ирине, а она улыбнулась, и потом нахмурилась, обняла меня, и сказала:

 

- Прости, ох, прости ты, бога ради. 

 

В отличие от меня она была человеком импульсивным.  Так и полагается, да? Я имею в виду, если один из вас медленный, другой должен быть быстрым, один - спокойный, другой - бурный, ну, и так далее. Люди должны дополнять друг друга, не так ли? По крайней мере, я так читал, и был уверен, что в этом нехитром рецепте - и есть секрет того, что мы привычно называем "семейное счастье".

 

К сожалению, я ошибался.

 

На следующий после нашего посещения Ботанического сада день я

пришел домой чуть раньше обычного. С букетом фиалок. К сожалению, того, что произошло потом,  я не помню. Ну, или помню, но смутно. Дело в том, что я тогда, - хоть и держал глаза широко распахнутыми, - все же закрывал их изо всех сил. Вы понимаете, что я говорю о тех глазах, что в душе. Кажется, было что-то, связанное с изменой. Какой-то мужчина, всеобщая неловкость, и даже  отсутствие каких-то попыток оправдаться. Кажется (не уверен, что это было) я спросил ее, любит ли она его. Она невесело рассмеялась, и я сам понял, насколько идиотский вопрос задал. Ирина была женщиной независимой, самостоятельной и к сексу относилась куда легче, чем я. Что было после того, как дверь за ней закрылась навсегда, я помню. Очень хорошо.

 

Я пошел на кухню. Решил написать первую главу романа о павлинах. Открыл блокнот. Просидел двадцать четыре минуты. Закрыл блокнот. Собрался убить себя. Поискал в аптечке снотворное и не нашел его. Открыл холодильник, достал мясо и приготовил бефстроганов. Пока мясо тушилось, пытался понять: чувствую ли я какую-нибудь боль. Нет, боли я не чувствовал. Позже, через несколько лет, когда мы случайно встретились с Ириной, и уже смогли разговаривать о  том, что с нами было, я почему-то долго рассказывал ей о том дне. Она послушала, и сказала:

 

-         Родись ты павлином, у тебя бы не было хвоста.

 

Правда, потом заплакала, обняла меня и сказала "прости, господи, ох, прости". И мы долго стояли, а я смотрел вдаль,  и все ждал, когда, пусть на асфальте, пусть мы не в Ботаническом саду, но  все же - вдалеке вспыхнут переливчатые, драгоценные павлиньи хвосты.

 

РАНЫ

 

И вот я взглянул на ее дом. Впервые за четырнадцать лет.

 

Без слез. Без сожалений. Без тоски. Во мне была пустота, и, - глядя на балкон, поросший плющом, как щеки мужлана трехдневной щетиной, - я ничего не почувствовал. Наконец-то. Хотя нет. Кое-что я в себе ощутил. Абсолютно ничего. Совершенную, всепроницающую пустоту. И, раз уж мне начало так везти, я сначала осторожно, а потом смелее, вспомнил все.

 

Все то, что четырнадцать лет прятал в себе. И без сомнений давил, едва воспоминания давали о себе знать. Они, само собой, лезли из меня, как тесто из горшка. Но я придавливал их крышкой. И старался загружать себя побольше, чтобы дурных и запретных мыслей не было. Дурные и запретные мысли стали посещать чаще? Увеличиваем число посещений бассейна. Дурные и запретные мысли по вечерам? Покупаем билеты в тренажерный зал и записываемся на курсы поваров. Дурные и запретные мысли по утрам? Встаем на полчаса раньше, чтобы вместо дурных и запретных мыслей делать зарядку.

 

Конечно, все это не очень помогало, и мысли приходили. Ну, знаете, какими они бывают, дурные и запретные мысли. В двенадцать: если потрогать там, интересно, отвалится или нет? В четырнадцать: интересно, она потрогает когда-нибудь или нет, а пока я потрогаю. В шестнадцать... В восемнадцать... Пока в один совсем не прекрасный день вас не посетит мысль, которая навсегда станет вашей спутницей. Она будет задавать вам только один вопрос:

 

- Зачем все это?

 

Боюсь, вам, как и  мне, когда-то, нечего будет ответить.

 

В бога я не верю. Но на самом деле если и благодарить кого за то, что я впервые за четырнадцать лет взглянул на квартиру своей бывшей жены без содроганий и душевной травмы, стоит только бога.

 

Этим сентябрьским утром я шел, как обычно, на бассейн. Каждые три шага вдох, потом пять - выдох. Двенадцать лет назад я дал себе слово не курить, и быть в форме. Моя жена над этим смеялась, чем причиняла мне невыносимые  страдания. К счастью, страдал я редко, потому что за все это время мы виделись два раза.  Один - в суде, и  еще раз - случайно столкнулись на каком-то университетском торжестве. Ирина, - так зовут мою жену, - бросила меня четырнадцать лет назад, чем причинила мне страшную боль. Я очень любил ее, и, как говорят знакомые, первые полгода все норовил покончить с собой.

 

Сейчас я,  разумеется,  стыжусь этого.

 

Но понимаю, что реакция у меня была самая что ни на есть естественная.  Я вел себя непотребно, как и всякий влюбленный, которого бросили: плакал, умолял вернуться, мечтал о том, как она вдруг опомнится и придет ко мне.  Два года я прожил в аду. Хотите знать, что это такое?

 

Ад -  это напрасные ожидания.

 

Разумеется, Ирина ко мне не вернулась. Но я нашел в себе силы собраться, и зажил счастливой и довольно бесполой жизнью. Впрочем, я говорил о боге.

 

По иронии судьбы, мой путь на бассейн пролегал мимо дома, в котором мы когда-то жили. И все двенадцать лет (первые два года я только и делал, что стоял под ее окнами с убитым видом) я отворачивался. Для меня этого дома просто не существовало. Естественно, из-за квартиры я с ней не судился. Ничего для меня не существовало.  Ни квартиры, ни Иры. Ничего глубже двенадцатилетнего пласта моей жизни. И вот, сегодня утром я глянул на забор у дороги, а там было наклеено объявление.

 

Какой-то дурацкий слоган, а под ним объявление мелкими буквами.

Что-то вроде приглашения всех желающих на Республиканский стадион, где будут читать проповеди приезжие богословы из  Штатов. Что-то в этом роде.

 

Какая чушь, подумал я, и резко отвернул голову. И застыл. Ведь мой взгляд упал прямо на ее окна. А я ничего, - совсем ничего, - не почувствовал.  Двенадцать лет я боялся даже глядеть в ту сторону, боясь, что раны мои снова откроются. Оказалось, что я пуст и исцелен. Это было тем более удивительно, что я никогда не верил в исцеление от несчастной любви. Врут люди, которые говорят вам:

 

-         Со временем боль пройдет.

 

Человек не ящерица, а сердце не хвост. На нашем теле ничего не отрастает вновь, кроме бесполезных волос или ногтей. Раны в сердце не заживают. Глядя на окна Ирины, я почувствовал себя смелым, - очень смелым, - и наконец-то начал смело думать о ней. И о нашем романе, о том, как она от меня ушла и о многом другом. Впервые за двенадцать лет я не боялся. Представьте себе жертву наводнения, чудом спасенного, которого выходили психологи, и вот он у реки, впервые за много лет - любуется водой.

 

Без боязни.

 

Я стоял, наслаждаясь сентябрьским утром, и наслаждался. Впервые за двенадцать лет. Значит, я был не прав, когда думал, что люди, испытавшие разочарование в любви, по сути, инвалиды. У них нет ноги, или руки, - с этим можно жить, но ты никогда уже не сможешь жить так, как делал это совершенно здоровым человеком. Без страха. Без боязни. 

 

Уход любимого человека - это ампутация.

 

Поймите меня правильно. Я вовсе лишен собачьей привязанности к Ирине. Это я сразу и без психологов определил. Кто наши возлюбленные? Всего лишь тела, с которыми мы делим постель. Да, это очень много, но далеко не все. И, когда я  говорю о страхе и разочаровании, то имею в виду вовсе не вашу тоску по конкретному человеку, который вас бросил.

 

Вы тоскуете по утерянному раю. По тем минутам, когда жили, не боясь удара в спину. Ведь после того, как вы испытаете этот удар, и если вам повезет выжить, никому верить полностью уже будет нельзя. Да, вам может повезти. Вы встретите человек в сотни раз лучшего и достойного любви, чем тот или та, кто вас предал. Но любить этого, более лучшего, - так, как вы любили, не вкусив яблока  Предательства, - вы не сможете уже никогда. Как бы не старались. Вы никогда уже не отдадите всей своей земли этому путешественнику. Несколько, - пусть сантиметров, пусть миллиметров, - прядей ее вы сохраните в тайне. Испытавший предательство один раз, будет бояться его всегда.

 

И никогда больше не освободится.

 

Такая вот у меня была теория. Двенадцать лет я думал именно так. И, как оказалось, ошибся.

 

Обо всем этом  я думал, тупо, - бывает такой взгляд, про который говорят "поймал точку", - глядя на окна Ирины. После чего широко улыбнулся, бросил рюкзак за забор, и повернул домой. Вечером я собирался выпить пива, и снова начать курить. Я освободился, поэтому больше не боялся пропасть. Перестал бояться себя и не нуждался больше в искусственном отвлечении от  своей боли. Ведь ее, боли, больше не было.

 

Забавно.

 

Если бы не этот дурацкий плакат, рекламирующий проповеди на Республиканском стадионе, я бы, может, еще десять лет жил, боясь себя. Не решался бы проверить, осталась ли во мне какая-то боль. Думал бы, что она есть. И жил бы, как инвалид. И не узнал бы, что сердце и впрямь может стать хвостом ящерицы. Вас интересует, что именно за слоган был написан на  объявлении? Сейчас постараюсь

вспомнить. Кажется, так..."Ранами Его мы исцелились"

 

Сейчас-то, как и все, чудом выздоровевшие, - а я все еще считаю произошедшее со мной чудом; редко кому так везет, - я нахожу в этом некоторый смысл. Хотя, на мой вкус, можно было бы выразиться чуть точнее.

 

Ранами своими мы исцелились.

 

СПИСОК ПОКУПОК

 

Картошка мелкая, красноватая, шелушащаяся, как моя кожа после купания в хлорированной воде, и от этого шелушения спасает только гель для жирной кожи - 2 килограмма (5 леев)

Помидоры с почему-то большой и зеленой  ножкой, которую так неудобно вырезать тупым ножом, наточить который не было времени,  - 3 килограмма (10 леев)

Кабачки маленькие, в которых нет больших семян, которые вываливаются при жарке, кабачки с зеленой кожицей, которую надо счищать, чтобы отдать земле то, что ей принадлежит; маленькие, зеленые и благословенные - 2 килограмма (5 леев)

Мясо, еще теплая телятина, лопатка, если верить продавцу, к запаху этого мяса привыкаешь, как муха в павильоне, где кровь льется рекой - 2 килограмма (90 лев)

Печень (говяжья), Ира еще смеется, когда я говорю "печенка", неправильно, надо говорить "печень", - 1 килограмм - 25 леев

Курица домашняя, желтая, как лапша, которую бросят в суп из нее, и Ира снова смеется, когда он кричит на весь павильон "боже, о боже, да ты только посмотри, они же убили курицу!" - 1 штука (40 леев)

Яблоки, с нездоровым красным румянцем, как он две недели назад, когда лежал с температурой высокой, как шпиль католической кирхи, когда-то разрушенной, и на месте которой сейчас построили президентский дворец - 2 килограмма (5 леев)

Лук, маленький, жгучий и приятно пахнущий, острый, как мелкие семена острого зеленого перца, проблема лишь в том, что эти семена нельзя нашинковать,  и они не пахнут луком - 3 килограмма (6 леев)

Арбуз красный внутри, что хорошо видно через дырочку в его толстом боку, такие дырочки он видел в морге на боку трупа, когда писал  репортаж о местных гангстерских разборках - 5 килограммов (7 леев)

Пучок ярко-зеленого, - такого ослепительного зеленого, что, будь солнце зеленым, он был бы цвета солнца, - острого перца - 15 штук (3 лея) 

Яйца крупные, куриные, по которым вальяжно прогуливаются серые кишиневские мухи, только что любовно перебиравшие подперьевой пух у куриц, кудахчущих на асфальте - 20 штук (18 леев)

Виноград, мелкий и кислый, как слезы Марии, если бы ту обманул ангел, возвестивший благую весть, свежий и честный, как жизнь, а не Евангелие - 2 килограмма (20 леев)

Укроп, пряный и свежий, мелко нарубленный, он покрывает омлет, как пузырьки ветрянки - лицо ребенка - 2 пучка (4 лея)

Персики, персидские яблоки, как прочитал он в книге "Диетология для всех", которую все никак не могла собраться прочитать Ирина, - 2 килограмма (10 леев)

Карпы, свежие и зеркальные, красноватые жабры которых можно облизать сырыми, и ничего тебе за это не будет, кроме почета и уважения, - вот кто разбирается в рыбе, - продавцов, карпы, позже брошенные на раскаленный чугун и обжаренные в чешуе, присыпанной кукурузным песком - четыре штуки (2 килограмма, 50 леев)

Гель для жирной кожи, который помогает от шелушения моей кожи, которая становится такой после купания в хлорированной воде, и похожа на кожуру картошки мелкой, красноватой, и шелушащейся - 1 штука (12 леев)

 

Итого: 300 леев

Итого: 30 долларов

Итого: полтора дня моей работы, когда я иногда, оторвавшись от монитора компьютера или лобового стекла автомобиля, - что на самом деле одно и то же; перегородка между мирами, - гляжу в распахнутое окно и замираю на часы, думая о тебе

Итого: любовь

 

А как вы хотели?! Любовь - это список покупок.

 

Нет, конечно, поначалу, может все выглядит по-другому. Поначалу вам может казаться, что любовь это страсть. Или нежность, призыв, или, напротив, мягкий отказ. Сначала, конечно, может есть еще что-то. Может даже, пресловутый атом, о котором так любит поговорить эта выскочка, буква "А". Но,  в конечном счете, остается список покупок. Как золотой самородок, скрытый на дне реки. Проходят миллионы лет, вода уходит, русло мелеет, ветер срывает песок. Простыню за простыней, слой за слоем. Пока, наконец, не остается самое важное. И самое настоящее. Список покупок. 

 

"Тристан и Изольда", "Лейла и Менджун" - напрасная трата бумаги и времени рифмоплетов. Если вам нужен по-настоящему увлекательный, авантюрный и в то же время семейный роман, научитесь читать списки покупок. Читайте их, как романтические письма, и вы поймете: это и есть самое увлекательное чтиво в истории мировой литературы. Списки покупок удовлетворяют всем требованиям суровых реалистов и изысканных постмодернистов. Они реальны, и призрачны, как магический реализм. Нет, не Маркес придумал списки покупок, наоборот, списки покупок породили Маркеса.

 

Я - писатель. Но книг не пишу. Я уже довольно долго собираю, - когда прихожу на рынок, - списки покупок, брошенные хозяевами за ненадобностью. Обычно это происходит после того, как все  необходимые покупки сделаны. Я довольно улыбаюсь, и подбираю бумажки, исписанные и потрепанные. А ведь еще утром они были новенькими. Что поделать. Списки покупок живут,  как некоторые бабочки, всего один день. Что еще общего у них с бабочками? Списки покупок не скандалят, не истеричны, они всегда выдержаны и спокойны. Как супруги после 20 лет совместной жизни, которые твердо, - каждый сам про себя, и, значит, честно, -  решили никогда не разводиться.

 

В этом есть особое благородство, не находите?

 

По спискам покупок я изучаю истории семей. Я археолог любви. Сопоставляя почерк из той или иной бумажки, я даже собираю  коллекции списков, принадлежащих одной семье. Вот ранний пласт отношений: список с десятью пунктами, из которых два - мыло и спички. А вот эту бумажку, - верчу я в руках потрепанный список, - они заполняли в день благоденствия. Первым пунктом на букву "с" стоит семга. В этот день у них явно был праздник. Интересно, какой? Вот список с горохом на букву "г", а буквы "м", "л", да и вообще куча букв пустуют. Наверняка, в это время они были на мели. Может, он подрабатывал кочегаром, а она модисткой, и по вечерам каждый из них отказывался от единственного в доме вареного яйца, - привет из дней благополучия, - уверяя другого, что он плотно пообедал? Так, по крайней мере, описывают дни нужды в рождественских рассказах ироничные американские писатели. Не знаю. Знаю только, что семья с таким списком покупок бедствовала. И если вы думаете, что таких случаев было мало, то ошибаетесь. 

 

Чудеса у нас будут на букву "ч".

 

И до нее еще  слишком далеко. А списки покупок честны, как последняя исповедь. И чудесам в этих мятых, с прорехами, бумагах, не место. На "ч" в таком списке покупок вы можете обнаружить лишь чай. Да и то, не крупнолистовой, а в пакетиках, и самый дешевый.  Впрочем, мне никогда не бывает жаль людей, составляющих такие списки. Жалость - это эмоции, а они мне мешают.

 

Еще я люблю списки покупок за честность. Они, в отличие от людей, никогда не пускают пыль в глаза. Не пытаются предстать чем-то большим, нежели они есть.

 

Не верьте историкам, которые рассказывают вам о том, как жили древние греки. Не верьте литераторам, которые пишут о том, как жили древние греки. Не верьте даже тем литераторам и историкам, которые были древними греками. Верьте только археологам, которые методично и долго перебирают мусорные кучи, оставшиеся после древних греков, и законсервированные в земле. Верьте не рассказам о жизни, верьте самой жизни.

 

Верьте спискам покупок.

 

Я мечтаю, что когда-нибудь соберу достаточно большое количество списков покупок самых разных семей. И смогу подшить эти списки самой маленькой и самой тонкой иглой и самыми нежными нитками в большой фолиант. Это будет самая значительная книга мира. Ценнее рукописей Кумранских пещер. Дороже Евангелия от Филиппа.

 

И в самом конце этой книги я поставлю свой, самый последний список. Тех покупок, которые потребуются мне для того, чтобы соединить в одно целое  все собранные мной списки покупок. Он будет выглядеть примерно так: 

 

Игла тончайшая, нежная, как жало комара - 1 штука. 

Бумага для списка покупок, тонкая, как странички карманной Библии для путешествий - 1 листок

Нитки шелковые, незаметные, и прочные, как цепи моей любви,  прикрутившие нас с тобой друг к другу- 1 моток

Ручка, которой будет заполнен последний листок - 1 штука

 

Итого: любовь

 

ТРИЦЕРАТОПС

 

Да, я трицератопс.  А что здесь такого? Обычное ископаемое. Правда, если быть честным, я не совсем трицератопс, как таковой. Я, скорее, изображение трицератопса - цветная наклейка на женских трусиках. Беленьких, хлопчатобумажных. Если учесть, что никто из людей трицератопса вживую не видел, - а мой облик воссоздали всего по одной кости, - вы неплохо справились. Я на трусиках и в самом деле похож на себя таким, каким был в мезозое. Что? Мезозой? Ну, это период, во время которого я обитал на планете. Еще до тех пор, конечно, как по прихоти художника и непритязательной чешской фирмы мной стали украшать нижнее белье этой самой фирмы.

 

В мезозое я обитал в Северной Америке. Сейчас я обитаю на лобке. И выгляжу, как цветастая ящерка с гребнем на голове и ногами слона. На всякий случай, - видимо, чтобы сомнений никаких не оставалось, - художник, меня изобразивший, написал подо мной цветными же буквами слово. "Трицератопс". Звучит красиво. Особенно, если не задумываться над тем, как переводится это с латыни.

 

"Трицератопс хорридус". Ужасная трехрогая морда.

 

Вот так вот. Но мое изображение на трусиках вовсе не ужасно. Наоборот, очень милое. И сейчас, - не то, что 70 миллионов лет назад, когда я неуклюже переваливался по планете, - мужчины едва не плачут, глядя на меня. Само собой, думают они о том, что под трусиками. Я тоже часто об этом думаю, нисколько не возбуждаясь.  Видимо, не успел привыкнуть к самкам вашего вида. Хотя к хозяйке я давно и искренне привязан. И даже чуть ее ревную. Я бы женился на ней, будь я человеком. Чего уж там, я ее люблю. И у нее, - женщины, на чьем лобке я мирно существую по средам и пятницам, - есть единственный недостаток.

 

Она стирает руками.

 

Она недолюбливает машинную стирку. А я боюсь ручной стирки. Она меня убивает. Такое большое и старинное существо, и боится, скажете вы.  Он пережил множество катаклизмов, увидел мир на протяжении десятков тысячелетий, а сейчас страшится быть постиранным руками, усмехнетесь вы. Но давайте не забывать одну важную вещь. О том, что я, Ужасная Трехрогая Морда, птицетазовый динозавр, обитавший в поздний меловый период в Северной Америке, 70 миллионов лет от роду, девяти метров росту, - вовсе не являюсь ничем подобным. Потому что сейчас я - обычная смешная наклейка на трусиках, семи сантиметров в длину, пяти в ширину, нанесенная тонким слоем каучуку на хлопок, местами чуть потрескавшаяся. И каждая ручная стирка сокращает мои дни стремительнее, чем когда-то метеориты - срок динозавров на Земле.

 

Хотя дело было не только в метеоритах. 

 

Семьдесят миллионов лет назад мы зависели от погоды, климата, землетрясений и кормовой базы. Сейчас я завижу от стиральной машинки, которую хозяйка все никак не может купить, потому что ей на это не хватает денег. Нет, Ира (так ее зовут) никогда не жаловалась мне на безденежье. Но сообразительный трицератопс и без подсказок может понимать какие-то вещи. Например, что если девушка проносила вот уже год, - и не выкидывает, - пусть симпатичные, но одни и те же трусики с пусть симпатичной, но уже потрескавшейся наклейкой... Значит, у этой девушки нет денег не то, что на стиральную машинку. У нее денег на хорошее нижнее белье нет.

 

Да что вы, нет, нет, не стоит. Не нужно комплиментов. Обычная логика. До этого и тупой ихтиозар додумается, или даже, прости меня господи, диплодок.

 

Но странно, несмотря на то, что сама эволюция научила меня не жалеть, и уж тем более не любить неудачников, - такая любовь дает слабое потомство, и бессмысленна, - я все равно любил и жалел свою хозяйку. Хотя и знал, что это закончиться катастрофой. Еще полгода - год, и я поистрепаюсь настолько, что она меня выкинет. И оттого, что меня вышвырнут вместе с бельем, на которое я наклеен, мне не легче. Так я думал, и с нетерпением, - но и со страхом, - ждал, когда же случится чудо. Хозяйка, видимо, ждала его вместе со мной. По сравнению с тем, сколько протянул в этом мире я (и как настоящий трицератопс, и как наклейка) ее ожидание было мимолетным.

 

Она так не думала.

 

Не знаю, в чем была причина того, что мужчины не оставались с ней надолго. Ведь в те дни, когда к хозяйке должен был кто-то прийти, она меня снимала. Перед этим она с дурацкой улыбкой долго лежала в ванной (я подглядывал из корзины), брила ноги, мазала лицо  какими-то кремами, и напевала. Что это за песня, я не знал. Честно говоря, пела она так плохо, что я старался прикрыть ушные отверстия костяными шипами. Помню только случайно услышанный припев:

 

-         Динозаврики, динозаврики, может, вы попрятались в Африке?!

 

Хоть это и было про меня, но я не был в восторге. Глупо, и не в рифму.

 

Потом она выходила из ванной, одевалась и уходила, и возвращалась к вечеру с мужчиной. Тех я, как правило, мог разглядеть уже ночью, когда они выходили в туалет. Почему-то почти каждый из них, осторожно прикрыв дверь ванной, глупо и радостно улыбался,  глядя в зеркало.

 

Видимо, - думал я, - они рассматривали мою хозяйку как трофей?

 

Я простил бы им даже и это, купи кто-нибудь из них ей стиральную машинку, но один мужчина два раза к нам никогда не приходил. С посещением одного из них у меня связаны самые что ни на есть неприятные воспоминания. Мужчина, помочившись в раковину, осторожно закрыл дверь ванной на ключ, и вытащил меня из корзины. Я слыхал про таких мужчин. Он явно собирался стащить меня, чтобы спрятать в  своем рабочем столе и показывать друзьям на вечеринке. К счастью, он был совершенно голый, и спрятать меня ему было негде. Поэтому, подумав, он снова бросил трусики в корзину. С тех пор мой второй рог с правой стороны немного побелел. Ира думает, что это от стирки, но мы-то с вами знаем, от чего...

 

Может быть, мужчины  не оставались с ней надолго из-за ее носа? Тот и в самом деле чуть великоват. Вообще, особи вашего вида чересчур разборчивы. Будь мы, динозавры, такими привередливыми, пятьсот миллионов лет на Земле не продержались бы. Зато фигура у нее замечательная, - уж мне-то поверьте, - поэтому они все-таки, пусть и ненадолго, приходили.

 

Когда хозяйка встретила мужчину, который пришел и второй, и третий, и четвертый раз, - а потом остался, - я был на ней. В ее планы свидание не входило. Поэтому вот уже три недели она не брилась там, где обычно подбриваются девушки,                                            собирающиеся остаться на ночь с мужчиной.  Она иронично называла это - "растительность". И, судя по всему, здорово ее не любила.  

 

Увидев меня, он умилился.  И, - хоть она сначала и не позволяла снять белье со мной, но не потому, что он ей не нравился; она просто стеснялась, - все-таки стащил эти трусики.

 

Когда нас надели, я по запаху понял: "растительность" его не остановила.

 

И до сих пор не останавливает. Шесть лет прошло. Трусики поистрепались. Я, признаться, тоже. Это, конечно, не засуха периода плейстоцена, но тоже испытание. К счастью, они купили стиральную машинку. С платиновой защитой. Как сказано в буклете:

 

-         Благодаря сертификату "Wolmark" - Платиновая Защита", эксклюзивно предоставленному бренду "Aniston" компанией "Wolmark", стиральные машины нового поколения предоставляют такое безупречное качество стирки, что даже вещи, которые до этого строго подлежали лишь ручной стирке, могут быть доверены машине, поскольку теперь не происходит стирания волокна, и одежда остается мягкой.

 

Конечно, рано или поздно мне придет конец. Левые лапы, и передняя, и задняя, совсем уже стерлись. Но я отношусь к этому спокойно. 

 

В крайнем случае, буду головой единорога.

 

И потом, конец мне придет только тогда, когда мне придет конец. Раньше этого времени меня, - вернее нас, меня и трусики, - не выкинут. Это он не позволяет хозяйке нас выбрасывать.  Похоже, мы для него - фетиш, и зря вылезли на букву "Т".

 

Было бы слишком нагло утверждать, что любовь - это трицератопс. На такое обобщение я не тяну. Но фраза "любовь для мужа моей хозяйки - это я, нарисованный на ее трусиках трицератопс" не будет, пожалуй, преувеличением. 

 

Так или иначе, - как фетиш, как любовь, или трицератопс-наклейка, - но скоро я перестану быть еще раз. Но отношусь к этому спокойно. Я же динозавр. И видел падение метеорита. Того самого, из-за которого мы, собственно, и вымерли. Но я спокоен. Глобальные катастрофы учат смирению. 

 

Особенно в личной жизни.

 

УНИТАЗ

 

Сколько себя помню в этом доме, они постоянно ругаются из-за моей крышки.

 

-         Закрывай крышку унитаза! - говорит она ему.

-         Какой смысл ее закрывать, если все равно открываешь, когда заходишь  в туалет? - удивляется он.

-         Давай тогда не убирать постель утром, ведь вечером мы в нее снова ляжем, - иронизирует она, - и перестанем мыть посуду, ведь  в нее снова придется накладывать еду!

-         Это не совсем то! Ты передергиваешь! - протестует он, но времени на подробную дискуссию у него нет, и он сдается. - Хорошо, хорошо. Я буду закрывать  эту крышку. Успокойся.

 

Уходя, он, конечно, забывает закрыть крышку унитаза.

 

Нет, конечно, я не настолько умен, чтобы делать из этого какие-то выводы. Например, такой: любовь - это споры из-за крышки унитаза. Красивое словцо и меткие, в лёт, характеристики, это, знаете, не по моей части. Вообще, признаюсь вам, что мы, унитазы, по сути своей тугодумы. Медленно соображаем. Зато нам присущи такие замечательные свойства, как верность и приверженность традициям. Если бы не дискриминация, мы, унитазы, вполне могли бы заменить швейцарских гвардейцев в покоях Папы Римского. И справлялись бы ничуть не хуже. По крайней мере, на солнце блестели бы куда ослепительнее швейцарцев.

 

Мы блистаем белизной, как рыцари - иоанниты - своими плащами.

 

Конечно, такая белизна присуща только новым унитазам или тем из  нас,  кому посчастливится попасть в руки действительно заботливой хозяйки. Мне, например. Когда тебя ежедневно драят всеми чистящими средствами, которые продаются в супермаркете поблизости, невольно побледнеешь. И от химического воздействия, и от некоторого утомления. Чувствуешь себя при этом неоднозначно. Все равно, что кухня, которую подвергают унижению генеральной уборки каждый день. Чистенький и немножко уставший.

 

Если вы думаете, что это я так клоню к сравнению чистоты унитазов с отношениями мужчины и женщины: мол, если их каждый день не драить, они потускнеют и покроются пылью, то ошибаетесь. Говорю же, я для такого недостаточно образован.

 

Правда, знакомый таракан, который забегает к нам исключительно ночью, - соседи снизу не так озабочены чистотой, как моя хозяйка, - считает, что я не лишен задатков. По его мнению, я мог бы вполне, при соответствующем воспитании и образовании, конечно, затмить собой даже колокольчик в буддийском храме. На чисто интеллектуальном уровне, естественно. В принципе, мне приятно думать, что обо мне так думают, хоть это всего лишь и таракан. Но я пытаюсь оградить себя от бесплодных сожалений, которые вызывает в нас любая упущенная возможность. Хотя, - и порой мне горько это осознавать, - я мог бы сделать блистательную карьеру. Как бы двусмысленно это не звучало. Но этим утром от размышлений об этом меня отвлекает их обычная перебранка.

 

-         Почему ты не закрываешь крышку унитаза?! - спрашивает она и делает это сама.

 

На ее месте, я отнесся бы к этому спокойнее. В конце концов, не стоит  брать на себя ответственность: решать, что нравится вашему унитазу, а что нет, не посоветовавшись предварительно с ним. Крышка - ерунда! Бывали вещи и похуже. Причем "вещи", как вы понимаете, всего лишь устойчивое вербальное обозначение нематериальных, но очень неприятных инцидентов. Будь  я на ее месте, он бы услышал:

 

-         Не падай на меня, перебрав лишнего!

-         Не задевай меня ногами, когда спросонья вваливаешься в ванную, пожалуйста!

-         Не откидывайся на мой бачок, когда запираешься в туалете, ведь я не кресло - качалка!

 

Уверен, с этим-то ему трудно было бы поспорить. Но она, похоже, избрала тактику проще. Аргументы не самые убийственные, но очень частые. Неплохо, но примитивно. Напоминает манеру боя начинающего боксера. Левой-левой, а потом простенькая "двоечка". Изысков в этом нет, но победа, - при условии, что противник слабо подготовлен, - гарантирована. Нет, я не совсем дилетант. Мы с хозяином не пропускаем ни одного боя. Телевизор он поставил у стиральной машинки небольшой, но с качественным изображением. Глядя на мускулистые и блестящие в закутке ринга тела негритянских боксеров, я, знаете, даже жалею о том, что я белый. Хотя, раз уж мы разговариваем как на духу... Чего уж там.

 

Среди унитазов я - Эминем.

 

В душе - абсолютно черный. Понимаю, что это в очередной раз вызовет у вас улыбку. Вам, белым, так приятно поиронизирогвать над кем-нибудь. Неважно кем, лишь бы он не был похож на вас. Унитаз, негр, гомосексуалист,  - вам бы все зубы скалить. Тем не менее. Повторяю, среди унитазов я - черный. Такой же раскрепощенный, такой же грациозный, такой же пластичный. Хозяйка думает, что я неустойчивый, и даже пеняет хозяину на то,  что он выбрал "тюльпан" со слишком тонкой ножкой. Ничего она не понимает. Я просто подслушиваю, как в такт дороге приплясывают стены домов, и пытаюсь им подыграть.

 

-         Унитаз шатается, - говорит она, - надо его поменять...

 

Удивительно, до чего вы,  люди, пластичны в моральном смысле! То, что вы собираетесь вышвырнуть унитаз на помойку, как надоевшего кота или собаку, не мешает вам в преддверии этого веселенького для вас дня делиться с ним, унитазом,  самым сокровенным. Не буду о естественных отправлениях - это, простите, естественно. Я имею в виду куда более интимные вещи. Записки, порванные наспех, и смытые в унитаз, желчь, льющаяся из вас против вашей воли после вчерашней неудавшейся вечеринки; слюна, слюна после поцелуев; камни, которые вы вытряхиваете из себя, как рыбешку из сетей, волосы, лобковые волосы; утренние, и потому самые честные, мысли.

 

Все это - прошлое, и объединяет.

 

Вы доверяете все это мне, а потом, походя, говорите человеку, с которым вы живете в одной квартире:

 

-         Унитаз шатается, надо бы его заменить.

 

И он соглашается, не задумываясь о самом важном. О том, что человек, с такой легкостью отказывающийся от старых вещей, откажется и от него самого. Да, да. Наконец-то  он, - в  смысле я, - не выдержал, и пошел на сравнение. Признаю, я не прав. Унитаз, который возомнил о себе лишнего, и начал умничать, скажете вы. И повторите мою ошибку. Ведь сравнивать нас нельзя. Между унитазами и людьми нет ничего общего. И разница между нами проявляется во всем.  Примеры?

 

Нас совсем не злят открытые крышки.

 

ФЕЯ

 

Маленькая фея, - по имени Мелюзина, - живет в цветочном горшке на широком подоконнике моей квартиры. Две комнатки на пятом этаже. Практически чердак, о котором мечтали бездомные французские поэты, сбежавшие в 16 лет от скучных "папа и мама". Как зачем? Покорять бездонные и потому кирпичные колодцы старого Парижа. Впрочем, мои познания об этом городе ограничиваются воспоминаниями Хемингуэя. Их он мне, как и многим другим своим читателям, рассказывал в своих воспоминаниях. Еще мои познания о Париже ограничены фильмом о кабаре с  Николь Кидман в главной роли, и некоторыми историческими деталями. Например, я знаю, что в 11 веке под стенами Парижа, - тогда еще деревеньки, - зимовали лагерем венгры-кочевники.

 

Больше, к сожалению, в книге "100 занимательных исторических фактов" о Париже ничего нет.

 

Я, в отличие от юных поэтов, никуда ниоткуда не сбегал, и жил в этой квартире всегда. С 1962 года, в котором строители ударного комсомольского отряда, прибывшего в Кишинев из Ленинграда, построили район Ботаника. Дом, в котором я живу, - ну, и не только я, а фея, но о ней позже, находится прямо в центре Ботаники. Теперь уже она называется Старая Ботаника. Наш дом был построен первым, и отличается от остальных тем, что крыша у него покатая. Через месяц, - а дом построили именно в такие рекордные сроки, - выяснилось, что такая крыша стоит слишком многих стройматериалов. И теперь все дома Ботан6ики сверху выглядят плоскими, как фантастические грибы, сплющенные сапогом небрежного гиганта. Кстати, о гигантах.

 

Книжку "Путешествия Гулливера" я тоже читал.

 

К сожалению, многие хозяева этой квартиры при переезде забирали книги с собой. Тем не менее, мне иногда удается спрятать книжку -другую в чулан, и, сколько они ее не ищут, остается она в доме. Читать приходится по ночам, при свете фонаря, который торчит как раз напротив окна в детскую комнату. Днем читать, - когда все ушли, - конечно, можно. Но опасно. Ведь вернуться хозяева могут в любой момент. А я, знаете ли, увлекаюсь чтением. Необыкновенно. Помню, в 1976 году, зачитавшись случайно забытой сыном хозяев, студентом, "Легендой о Беовульфе", я расслабился, и потерял, как говорят в женских романах, - вот их часто забывают, но мне они, честно говоря не по нраву, - счет времени. А студент вернулся домой. И застал нас врасплох. Меня и книгу.

 

Как бы я хотел, чтобы он застал врасплох меня и Мелюзину...

 

Увы, фея, сколько я ни намекал на то, что два человека, проживших в одной квартире черт знает сколько лет вместе, могли хотя бы поцеловаться, остается глуха к моим мольбам и жестока. Сердце ее, как написано в романе "Мари и Жан", закрыто для меня, как ворота самого неприступного замка. По утрам, стоя на краю цветочного горшка, Мелюзина глядит в парк, на который выходят окна нашей с ней квартиры, и не отзывается на мои тщетные мольбы.

 

-         Мелюзина, - говорю я ей, - милая...

 

И так тридцать с лишним лет. Надо признать, за это время она совсем не изменилась. Так же хороша, как и в день, когда я впервые увидел ее. Она прибыла в Кишинев одновременно с бригадой строителей из Ленинграда. Тоже по распределению. Знаете, ведь новые города нужно заселять не только людьми, новостройками и детскими площадками, но и нами, существами из сказок. Кстати, многие люди это понимают. Например, Кир Булычев. Да, да, несколько его книг у меня в чулане тоже хранятся. Хозяева уходят на работу, я закрываю книгу, и сажусь на диван. Мелюзина стоит, и глядит в парк, не отрываясь. Сегодня 22 сентября.

 

Вчера на тополь у дома в последний раз в этом году прилетели большие серые птицы с желтыми ртами. Странно, но я так и не знаю, что это за птицы. А они и не говорят нам об этом. Просто первые из них начинают прилетать в августе, и к сентябрю пролетают последние. Сдается мне, это птицы Ганса Христиана Андерсена.  Самые последние птицы, остановившиеся у нашего дома отдохнуть на тополе, говорят нам:

 

-         Счастливой зимовки, счастливой зимовки, счастливой зимовки вам, фея и домовой... 

 

И я чувствую необычайное тепло: как будто то, что нас с Мелюзиной упомянули вместе хоть что-то значит. Увы, фея поджимает губы, и глядит в окно. Ей не нравится этот город, говорит она подругам, когда болтает с ними по своему волшебному телефону, он скучный и провинциальный, уж в Нью-Йорке бы она развернулась.  Да еще этот домовой, скучный, и весь в пыли от своих старых книг. Ничего, я привык. Хотя, когда услышал это в первый раз, пошел в кладовую, и долго плакал. 

 

-         Он еще и плакса, - шепотом делилась на следующий вечер Мелюзина с подружкой из, кажется, Торонто, - представляешь?! Он в меня так влюблен, бедняжка, но, знаешь, идти у него на поводу я не могу. Не буду же я жить с каким-то домовым из жалости?!

 

Потом она положила трубку и стала листать женские журналы. Ничего больше Мелюзина не признавала. Само собой, услышав это, я решил быть чертовски гордым, сильным и независимым. Стал регулярно заниматься плаванием и ежедневно переплываю ванную поперек шестьдесят раз, отжимаюсь по пятнадцать раз каждое утро и самосовершенствуюсь. Например, слегка согнул цыганскую иглу, и занимаюсь кэндо - японским фехтованием. Паук из туалета в восторге.

 

Он говорит, не ожидал подобного владения мечом от существа с всего двумя руками.

 

А с Мелюзиной мы не разговариваем. Вот уже тридцать лет. В принципе, она могла бы быть со мной ласковее. Браки между феей и домовым, - а такая пара проживает в каждой квартире города, - не так уж и редки. Но что поделаешь, если моя фея необыкновенно разборчива и придирчива. Честно говоря, я вынужден признать, что она довольно банальна. О таких женщинах, - а фея ведь женщина, как и домовой мужчина, - я частенько читал. Распространенный тип женщин в мировой литературе, знаете ли. Банальные, примитивные, безмозглые красавицы, нуждающиеся лишь в развлечениях. Все феи такие. Пустышки.

 

Но, что поделать, если я люблю пустышку?

 

В 1999 году нашу квартиру купил какой-то молодой человек, поставивший на подоконнике печатную машинку. Она издавала необыкновенные, - а мы, сказочные существа, знаем толк в необыкновенном, - шумы и грохот. Печатал он исключительно по ночам, а днем спал на диване, застеленном стареньким клетчатым пледом. Я, честно признаться, переживал, что Мелюзина влюбится в него. Знаете, тяга в богеме и все такое. Но ошибался. 

 

-         У меня ужасно болит голова от его машинки, - поджав губы, сказала Мелюзина утром окну, - ужасно...

 

Само собой, говорила она это мне. Ведь напрямую обратиться к како-то домовому фея не могла... Я пожал плечами, и достал свою иглу - заниматься фехтованием.

 

-         Вот если бы, - говорила Мелюзина, глядя в окно, - кто-то, кто постоянно говорит о своей любви, смог бы что-то не сказать, а сделать...

 

Я взглянул на ее фигурку, - без сомнения, она специально надела эту короткую майку, - и у меня перехватило дыхание. Конечно, тридцать лет мастурбации не могут повредить домовому, который живет от пятисот до семисот лет, но все же... Мелюзина встала на цыпочки, и потянулась. Она была без нижнего белья...

 

-         Так вот, если бы он действительно что-то сделал, - сказала Мелюзина, - я бы, может, и подумала, и согласилась делить с ним постель...

 

"Что-то"... Я усмехнулся и сделал выпад. В принципе, это не запрещено. Но и не поощряется. Тем не менее, мы имеем право, - если, конечно, хозяева квартиры нас очень не устраивают, - решить эту проблему по своему усмотрению. Ну, знаете, как говорят: нелепая смерть, он поскользнулся в ванной, почему-то она умерла во сне, слабое сердце, ах, ужасно умереть ночью от сердечного приступа и все такое, угораздило же его так неудачно упасть со стула... Мелюзина повернулась боком, и совершенно неслучайно наклонилась так, что я увидел ее грудь.

 

И я решился.

 

Ночью встал, взял в руки иглу, - пятнадцать сантиметров, этого хватит с лихвой, - и на цыпочках прокрался к жертве. На слух определил, где бьется сердце, занес иглу, прочитал про себя короткую молитву. И вонзил. Мелюзина умерла сразу. Даже не поняла, что я ее заколол. Каюсь, я надругался над телом перед тем, как предать его земле. Хотя "надругался" слово неправильное. В нем есть что-то, указывающее на месть. А я не собирался мстить Мелюзине. Ведь я любил ее и люблю до сих пор. Но одно дело любить фею.

 

И совсем другое - жить с ней.

 

А может, все дело еще и в том, что я привык к своей неразделенной любви, как муж привыкает к жене, с которой прожил всю жизнь? И мысль о жизни с Мелюзиной, но без этой неразделенной любви, к которой я так привык, меня пугала? Неважно. Тридцать лет, ровно тридцать лет...

 

Тело я закопал возле герани в самом большом горшке. Рядом с ним стоит печатная машинка хозяина квартиры. Он оказался славным парнем. Стук машинки мне не мешает, я ведь все равно читаю по ночам. А по утрам на кухне всегда есть бутылка-другая пива, из которых я запросто могу отпить. К тому же, - забавное совпадение, - он, как оказалось, пишет романтическую, с примесью эротики, повесть. О любви феи и домового. По утрам я увлеченно читаю все, написанное им за ночь. Не то, чтобы повесть была слишком хорошей, - я все-таки разбираюсь в литературе, - но на уровне сюжета неплохо. Я с нетерпением жду конца.

 

Жду, когда герои поженятся.

 

ХАЛАСЛИ

 

Я, как и знаменитый "битл", Джордж Харрисон, ненавижу лук. Но без этого овоща просто не существую. Поэтому, когда повар, разделив напополам каждую, бросает в меня две крупные луковицы, я лишь покорно вздыхаю. Со стороны это слышится, как бульканье супа на плите. Да так оно и есть. Я булькаю, потому что я суп. Вернее, халасли. Венгерское национальное блюдо, воспетое легендарным ресторатором Гунделем. Визитная карточка Венгрии, покрытая маслянистыми каплями жира болотонских карпов и кисло-красной,  вываренной мякотью томатов. У русских есть уха, у молдаван - зама, у венгров - я. Само собой, впервые меня попробовали сварить не в Венгрии. Если быть точным, правильный рецепт моего приготовления появился на свет в Австрии. Но большого значения это не имеет. Самый великий поэт России - эфиоп, Румынии - еврей, ну, и так далее.

 

Мы, великие блюда, ничем от гениев не отличаемся. По-настоящему великий уроженец страны - всегда чуть-чуть инородец. Даже если он - суп. Особенно рыбный. Ведь у рыб нет родины, они свободны. Никогда не встречал карпа-патриота, к примеру. А ведь из карпов меня готовят, и за всю свою историю я этих важных рыб повидал немало. 

 

Ингредиенты? Записывайте. Два больших карпа. Две большие луковицы. Два крупных помидора. Два крупных сладких перца. Красный молотый перец. Соль. Способ приготовления? Карпа выпотрошить, порезать на куски шириной 5-6 сантиметров, разрезать куски пополам и срезать спинной хребет. Куски рыбы посолить и сложить в миску. Кости, хвост, плавники и голову варить, добавив соль и луковицы, пока лук не станет мягким. Вынуть лук, бульон процедить. В большую кастрюлю положить рыбу, сверху - перец кружочками, сверху - помидоры кружочками. Залить бульоном, добавить  молотый перец...

 

Записали? Теперь сложите бумагу с рецептом пополам, порвите, - причем тщательно, - и выбросите клочки в мусорную корзину. А еще лучше сожгите, чтобы остатки бумаги не нашла уборщица офиса. Все, описанное выше, и регулярно публикуемое в женских журналах под рубрикой "Вкуснятинка", или в книгах "Венгерская кухня", не имеет ничего общего с настоящим халасли. То есть, со мной. Единственный, кто интуитивно чувствовал, как именно меня нужно готовить, был тот самый Гундель. Но и он пошел по пути излишнего усложнения, - впрочем, это было свойственно ему, как владельцу шикарной ресторации, во всем,  - и перегрузил меня кучей ненужных и излишне дорогих ингредиентов.

 

Например, напичкал раковыми шейками.

 

Но я на Гунделя не в обиде. Если бы нам, блюдам, приходилось обижаться на каждого кулинара, который добавляет в нас что-то свое, мы бы скуксились, да и вообще скисли. Нужно ли говорить о том, как это вредно для супа? Хотя некоторые первые блюда, - и я в их числе, - некоторой кислинки не лишены. На севере в меня добавляют чуть уксуса. Но вообще-то необходимый эффект достигается за счет помидоров. Вот так. Если бы не латиноамериканские дикари, у венгров, - оседлых европейских дикарей, - никогда бы не появился национальный суп халасли. Ибо что я без томатов? Гробница повапленная. Учтите, я абсолютно объективен. Ведь сам я помидоры терпеть не могу. Как почему? У меня от них изжога. Тем не менее, помидоры не могли не появиться во мне. Ведь они называются "плодами любви", а я - суп влюбленных.

 

Сейчас, когда задумчивый плотный мужчина тридцати лет, бросает в меня несколько горошин черного перца, я стараюсь не брызгать на его руки. На правой тускло, - как крупная чешуя зеркального карпа, - поблескивает обручальное кольцо.

 

Каждый раз, когда он варит меня, - и от моего рождения до небытия проходит несколько часов, я успеваю узнать о переменах в его жизни. Иногда я сочиняю в этот промежуток времени небольшое стихотворение. Эстетствующий халасли не такая уж и редкость.

 

Мы, - я и мужчина, - знакомы вот уже десять лет. Впервые он узнал обо мне, когда случайно наткнулся в книгах умершей родственницы на книгу Гунделя "Поверенное искусство - блюда венгерской кухни". Дорогое подарочное издание, глянцевое, с иллюстрациями.

 

Рецепт халасли, - как он позже неоднократно признавался, в том числе и в моем присутствии, - его зачаровал.

 

Сегодня, десять лет спустя, день в день, он, как когда-то, готовит меня, задумчиво глядя на дымок, вьющийся над котелком. Если бы я мог, то поцеловал бы ему руки. Я осторожно взбулькиваю, и белые губы полусваренного карпа касаются его безымянного пальца. Того самого, на котором кольцо. Я люблю этого человек. Он единственный понял, что халасли нужно варить в котелке, а не в кастрюле.

 

Десять лет назад кольца на пальце не было. Тогда он приготовил меня из двух голов карпов, одной луковицы, двух кореньев петрушки, и помидоров. Все это нужно было бросить в холодную воду, и поставить на огонь. Именно так. Никаких изысков. Никакой очередности. Просто свалите все в воду и варите. Он держал все это на малом огне полтора часа. За окном было очень холодно, и из-за того, что я выпаривался, окна комнаты покрылись красноватым налетом. Конечно, это все из-за красного молотого перца. Быть узором мне тоже понравилось, - не халасли, конечно, но тоже нечто художественное, - а потом я снова растаял из-за того, что они горячо, очень горячо дышали. Тот, кто меня готовил, и его возлюбленная. Молодая пара. Адам и Ева, сотворившие единственный правильный в мире халасли.

 

За десять лет он готовил меня ей триста четырнадцать раз. Иногда он клал в меня сахар. Сыпал лимонную кислоту. Добавлял зелень. Варил, - даже страшно сказать! - не из карпов. Рецепт ни разу не повторялся. И каждый раз это был единственно правильный рецепт.

 

В тот, первый, раз, соли у них не было. Через полтора часа, - все это время она кричала громче и громче, - он, мокрый, встал и протер меня через сито. И я стал совсем, как его женщина. Податливой, мягкой субстанцией, в которой жидкость переплелась с плотью. Женщина после любви напоминает мне пасту в тюбике из кожи. Если бы мной заполнили кожаную форму, я бы тоже мог быть женщиной. Мной он и заполнял ее, - уставшую и голодную, - когда они оба сидели на полу и хлебали меня алюминиевыми ложками. Их он взял в студенческой столовой, - оба они тогда учились, - и вернул ровно через пять лет. Поэтому я и говорю "взял", а не "украл". Они ели меня, смотрели друг на друга, и ложки гнулись от запаха перца, вкуса свежего пота и блеска чешуи, по небрежности попавшей в суп.

 

Сегодня меня будут есть ложками старого серебра.

 

Чуть потемневшие, они придают мне неповторимую, чуть металлическую кислинку. Это вам не уксус. Я вздыхаю, и он выливает меня в сито, после чего долго перетирает. Я выхожу в другой котелок нехотя, - густыми каплями. Нужно поистине ангельское терпение, чтобы перетереть халасли так, как он, - то есть я, - того требует. Будете нетерпеливы, получите жидкий суп, занудливы - станете давиться пюреобразной кашей. Он терпеливо перетирает меня, а она режет кусками вареную рыбу, которую позже зальют мной. Оба они смотрят в окно, но птица, которую они видят, - маленький прожорливый птенец грача, очень черный, - у каждого теперь своя.

 

Кажется, они вот-вот разведутся.

 

Похоже, - пусть это звучит банально и пошло, но ведь первые блюда это вам не всплеск остроумия, -  сегодня я не получусь у них в первый раз. Во мне куча ингредиентов, но я не буду так обжигающе-хорош, как когда-то. Пусть даже  во мне сегодня те самые раковые шейки. Пусть даже сегодня в первый раз за десять лет он приготовил меня именно по дорогому рецепту дорогого издания моего дорогого Гунделя. Сегодня я не буду так хорош, как когда-то. Когда они сварили меня из нищенского набора. Прав был Гундель, который, помешивая суп, говорил:

 

-         Настоящая кухня - в простоте!

 

Вы, наверное, думаете, что я тупой суп, который не понимает, что был вкусен просто потому, что эти двое были молоды, счастливы и очень влюблены друг в друга. А сейчас все не так. Все не так с ними, а не со мной. Поэтому, как бы они не ухищрялись, я не принесу им удовольствия. Все это я прекрасно понимаю. Дело не в рецепте. Сейчас их халасли, - сегодняшнего меня, - не спасет ни щепотка кориандра, ни еще один листик лавра, ни перец, ни слезы святых. Их любовь выкипела, как неудачно приготовленный суп. Выкипела, и я вместе с ней. По-настоящему великие блюда получаются лишь у влюбленных поваров, клянусь вам. Да и то лишь, когда они готовят для женщин, которых любят. Именно эти люди едят. Все остальные - питаются мертвечиной. Как раки.

 

Теперь вы понимаете, почему их не стоит добавлять в суп любви?

 

ЦЕЛИБАТ

 

В селе Цынцерены, что в пятнадцати километрах от Унген, - самого западного города Молдавии, - появился целибат. Как-то сразу и неожиданно. Что удивительно, если учесть: никаких предпосылок для его возникновения, становления и дальнейшего, если можно так сказать, процветания, в Цынцеренах не было. По крайней мере, так думали сельчане, собравшиеся 14 февраля 1997 года на сход  у магазина "Продукты", в котором продавалась газировка и баранья колбаса.

 

-         Целибат,  - внимательно, как революционный матрос газету "Искра", читал  листы, вырванный из энциклопедии фермер Василика, - есть обет отказа от семейной жизни и вообще целомудрие, был введен во второй половине девятого века у католиков...

 

Толпа задумчиво засопела. Местный священник, отец Пантелеймон, радостно встрепенулся и крикнул:

 

-         Так-то католики, добрый люд, а мы, молдаване, испокон веков православные! Негоже нам латинские обычаи у себя заводить. И вообще! Раньше было, стало быть, два Рима, нынче - третий, а четвертому - не бывать!

 

Но на священника никто внимания не обратил, и он поник,  все так же привязанный к столбу с большим громкоговорителем. По этому говорителю утром и созвал бывший председатель, а сейчас фермер и самый зажиточный человек села, Василика Устурой, весь добрый люд  к магазину.

 

-         Всем, всем, всем, - хмуро говорил он в пластмассовую коробочку, связанную с громкоговорителем провод ом, - срочно собраться у магазина "Продукты", судить священника Пантелеймона.

 

Собрались все. Даже местный полицейский, Андриеш Костаки, полгода ходивший в рваных сапогах, - время было смутное, и зарплат бюджетникам годами не платили, - пришел. Чтобы, говорил он, изредка сплевывая в священника, все было по закону. Пантелеймон же, молодой, тридцати с небольшим лет красавец, лишь дико косил на репродуктор, да изредка всхлипывал. Он не понимал, что именно с ним сделают. Но знал, за что именно.

 

Пантелеймон был невоздержан до женского полу, и испортил всех баб села Цынцерены.

 

-         Вот уже полтора года отец Пантелеймон, - бубнил фермер Василика по  бумажке, написанной бывшим учителем, а ныне   батраком, - поганит наших девок, баб, и даже сельчанок не только предпенсионного, но и пенсионного возраста. Не считаясь ни с чем, нагло и неутомимо, не покладая...

 

Из чтения приговора даже не самый далекий человек сделал бы вывод: священник из тех мужчин, что даже с собственной дочерью на часок дома оставить нельзя. Цынцерены не раз и не два писали коллективную жалобу на Пантелеймона в Митрополию Молдавскую. Но оттуда отвечали, что это забытое богом село должно быть благодарно даже за такого, - непутевого, - священника. И более того. Не только отец Пантелеймон приобщит Цынцерены к богу, - считали в Митрополии, - но и Цынцерены приобщат его к смирению, и научат воздержанию. К сожалению, в Митрополии ошиблись. За полтора года Пантелеймон, одуревший от скуки и безысходности в  этой глухомани, уестествил всех особей женского пола Цынцерен, и побирался к подпаску Анатолу и его любимой козочке Царанкуце. Собственно, за уестествлением Царанкуцы священника и застал фермер Василика и несколько его, фермера, двоюродных братьев. Они немного побили Пантелеймон, связали, заперли на ночь в хлеву, а утром вытащили на судилище.

 

Убивать священника было бы не совсем прилично, поэтому перед народом встала дилемма. 

 

-         Давайте заставим его блюсти этот, как его,  - придумал один из братьев Василики, человек мудреный, - це-ли-бат.

 

Толпа замолчала. Отец Пантелеймон на всякий случай завыл. Селяне одобрительно покачали головами. Наконец, под пасок Анатол, как самый бедный, и потому смелый, осмелился задать вопрос, мучавший всех:

 

-         А что это такое, це-ли-бат?

-         Ну, - неопределенно покрутил рукой в воздухе брат  Василики, -                 это такое, понимаешь, что-то вроде типа того...

Отец Пантелеймон завыл еще громче. Женщины Цынцерен, которых не пустили на сходку, украдкой подглядывали из-за штор, и вытирали слезы. Все они очень любили священника. Особенно им нравилось, как отец Пантелеймон объяснял, что есть любовь.

 

-         Любовь, - сжимал он до побеления зад прихожанки, а в плохие дни и подпаска, - есть  единение. В том числе и плоти.

 

Фермер Василика и его батрак, - бывший учитель, - сбегали за энциклопедией, которая в доме учителя лежала на кадушке с квашенной капустой. От этого, хвастался учитель Тудор, его капуста была не простая, а особенная. С ученостью. Селяне, правда, восторгов Тудора не разделяли, и даже боялись этой капустой закусывать. Поговаривали, что на какой странице была раскрыта тяжеленная энциклопедия, и какая цифра там стоит, столько раз к тебе черт и явится. Замутит тебе голову словами непонятными навроде "химера", или "павликианство"...А один фермер, Никидуцэ, даже сошел с ума, когда ему приснился черт, сказавший слово "эвтаназия".

 

Но на этот раз энциклопедия была нужна. И Василика, стоя с ней на площади, читал:

 

-         Обет отказа от семейной жизни и вообще целомудрие, был введен во второй половине девятого века у католиков...

 

Все попытки отца Пантелеймона сыграть на противоречиях между католицизма и православием провалились. Народ введение целибата в одном, отдельно взятом приходе православной митрополии Молдавии одобрил единогласно. Встал вопрос: как его, целибат отца Пантелеймона, блюсти. Ведь  к самому священнику доверия не было никакого, хоть он и кричал, истово крестя себя вместо связанных рук бороденкой:

 

-         Я женюсь, слово даю, женюсь! Я больше не буду! Только с женой!

 

Мужчины были глухи. О чем-то посовещавшись, они притащили к столбу точильное колесо, и снарядили подпаска за мясником Сержиу. Тот, - отец троих сочных, бойких дочерей, - пришел почему-то с серпом и стал точить его, меланхолично улыбаясь.

 

- Нет грешилки, - пояснил полицейский решение схода полицейский Костаки, - так и  не согрешишь. И это, как его....  Если соблазняет тебя левый глаз, так ты вдарь по нему с размаху, вот!

 

На репродуктор уселась ворона. Отец Пантелеймон глядел в серое февральское небо, не замечая, как тают на его лице рваные хлопья снега, и жалел, что передумал поступать в Полицейскую Академию, и сдал документы на богословский факультет. Он жалел себя, свою молодость,  и Кишинев, в котором сейчас, должно быть, уже открылись ночные клубы. Какое сегодня число? 14-го февраля? Губы отца Пантелеймона тронула слабая улыбка. День Влюбленных. Наверняка в "Черный слон" будут бесплатно пускать девушек  в маскарадных костюмах, будет тематическая вечеринка, и все они напялят медицинские халатики, и из-под края халатиков будут выглядывать аппетитные ляжки, такие желанные, такие...

 

На отца Пантелеймона снизошла последняя эрекция.

 

ЧЕРЕПАХА 

 

Черепаха была некрасивой, но обаятельной. Знаете, бывают такие девчонки в школе. Всех волнуют, хотя если присмотришься, ничего особенного в них нет. Я, конечно, имею в виду внешность. Потому что это то самое, из-за чего такие все девчонки всех волнуют, и все за ними бегают, - штука не материальная. Если, конечно, эти девчонки не из разряда шлюх, которые отсасывают за пустой трибуной на поле для занятий физкультуры. В общем, я говорю о магнетизме. Во мне эта штука тоже есть. Как сказала мне когда-то одна, очень красивая девушка:

 

-         Где тот магнит, который тянет меня к тебе?

 

Судя по всему, она не рассчитывала, что я отвечу. Иначе с чего бы сразу после этих слов начала целовать меня? Ладно, все это было давно. Много лет прошло. И вот, я стою с Ирой на кишиневском "Арбате",  где неудачливые художники продают свои картины иностранцам и бандитам, - глянцевые  холсты с русалками, березками и огненными цветами на грудях обнаженных женщин, - и просто безделушки. Украшения, благовония,  народные музыкальные инструменты. Я всегда хотел купить один такой: много трубочек, стиснутых металлической скобой. Но Ира меня отговорила.

 

-         Ты вряд ли научишься на нем играть, потому что у тебя нет  слуха - объяснила она мне, - давай лучше купим краски. Старые заканчиваются.

 

Я не соглашаюсь. В прошлый раз так мы и сделали. Санкт-петербургская акварель. Правда, зачем мы ее купили, я не совсем понял: чувства перспективы, и цвета у меня не было, так же, как и слуха.  Но Ира осталась довольна, а это было главное. У нее, как я давно заметил, внутренний магнетизм удачно сочетался с внешностью. То есть, мне не просто повезло, а повезло вдвойне. И как человек, которому повезло в квадрате, я считал себя не вправе задавать вопросы относительно логичности тех или иных наших совместных приобретений или вообще поступков. К тому же, Ира неплохо рисовала, и этого было достаточно для того, чтобы мы в прошлое свое  посещение. "Арбата" купили эти краски.

 

Правда, последний раз Ира рисовала  три года назад,  но я не рискнул  ей об этом напоминать, а просто поцеловал в щеку, взял за руку, чтобы потянуть к плетенным из веревок сумочкам, и случайно повернул голову.

 

Тут-то я и увидел ее. 

 

Черепаха была удивительная. Небольшая, - сантиметров пять в длину, два в ширину, - необычайно прозрачная. Разумеется, было  видно, что она ненастоящая. Ведь стеклянных черепах не бывает. В то же время, она была настоящая.  Глядя на нее, я сразу вспомнил эпизод из детства. Я, совсем маленький, хоть и побольше, конечно, чем эта нынешняя, стеклянная черепаха, стою в парке на мокрой траве. А вокруг меня - огромное количество маленьких лягушек. Такое, объяснил мне отец, частенько случается здесь, в Венгрии.

 

Разумеется, черепаха оказалась не стеклянной. Это, объяснила продавщица, хрусталь. Горный хрусталь. Глаза у нее были из маленьких полудрагоценных,  - названия я уже не помню, - камней. Почему-то красных. И шнурок, на котором она висела, был черный и недорогой. Хотя я, почему-то, думал, что это будет серебряная цепочка. Это была потрясающая черепаха. Я застыл у лотка, на котором она висела.

 

-         Хотите цветочек? - неправильно поняла меня продавщица, и тыкнула в серебряный трилистник. - Высший класс.

-         Это еще почему?

-         Это же, - почему-то вид у продавщицы был ужасно довольный, - изображение конопли.

 

Я широко открыл глаза и внимательно кивнул. Не знаю,  почему, но когда я так делаю, многим кажется, что это знак внимания. С этого момента продавщица стала вести себя так, будто мы старые друзья, и знаем одну, известную только нам двоим, тайну. Она показала мне  упаковку палочек (сандал  и даже есть "опиум", ну, конечно не тот, а запах так называется, вы же понимаете), потом - стеклянные  колокольчики (буддийские  монахи их звоном просветляются), еще какую-то ерунду. А я все стоял и глядел на черепаху из горного хрусталя. 

 

Явно, в ней был магнит, который тянул меня.

 

Наверное, в чем-то мы с ней были похожи? Нет, я не о красоте. Может, о медлительности? Продавщица все вертелась и вертелась вокруг меня, пока  она  мне не надоела и я не спросил:

 

-         А настоящей марихуаны у вас нет?

 

Она поскучнела, попросила меня  не стоять у лотка, если я не буду ничего покупать, и явно начала меня презирать. Я отошел в сторонку и продолжил смотреть на черепаху горного хрусталя. Конечно, купить я ее не куплю. Стоит она недорого, и деньги  у меня с некоторых пор есть  всегда. Просто я лет с двадцати взял за правило не баловать себя. Ничем. Даже черепахой с красными глазами из полудрагоценных камней и телом из горного хрусталя, черепахой, которую я очень почему-то хотел нацепить себе на шею  и ходить с ней, словно дешевый гарлемский негр из фильма "Не грузи Южный Централ". Да, у меня нет вкуса. Именно поэтому я себя ничем не балую: боюсь ошибиться.

 

Ира, пока я стоял и смотрел на черепаху, несколько раз обошла лотки с браслетами и еще какой-то мелочью, потом вернулась, и показала мне кисточку. С беличьим хвостиком. Такими кисточками, сказала она, лучше всего рисовать: хвостик мягкий, и ложится именно  так, как тебе хочется. Если, конечно, ты художник и рисуешь такой кистью. 

 

-         Эй. Э-э-эй...

 

Я встрепенулся. Оказывается, это Ира меня звала из-за того, что я, как обычно, о чем-то задумался, куда-то глядя. Я вдруг понял, что ужасно ее люблю. И решил, что любовь это, наверное, такая маленькая черепаха из горного хрусталя, которая спрятана глубоко в том человеке, к которому нас тянет.

 

-         Что тебе подарить на день рождения? - спросила она. - Сам что-нибудь выбрал?

 

Ну, да. Именно поэтому мы и выбрались в город,  хотя я этого ужасно не люблю. Если вдруг Ире и удается вытащить меня из дома или парка, что поблизости от нашего дома, то исключительно в кино. Что именно смотреть, мне все равно.  Я хожу в кино только потому,  что там мне тоже довольно уютно. Темнота и прохлада зала это, наверное, как подводная нора для черепахи.

 

Я сижу в глубоком кресле рядом с Ирой, а в моих блестящих из-за экрана глазах  мельтешат цветные картинки самых популярных в последнее время кинофильмов. И вид у меня, должно быть, важный и невозмутимый. Нет, иногда мне,  конечно, удается расслабиться. Но, поскольку это возможно только  благодаря алкоголю, а любая его доза дается мне тяжкой ценой, расслабляюсь я редко. Обычно я сижу дома, - мы оба не  работаем,  а деньги мне дают родители, - и по вечерам вытаскиваю из чулана коробку с красками. Хочешь порисовать, - спрашивает меня Ира. Ага, говорю я. И сижу час, а то и два, с листом и акварелью из Санкт-Петербурга на балконе напротив парка... Краски я развожу водой, и потом выливаю, потому что они портятся. А Ира не рисует. Вот уже три года.

 

-         Ну, вот, - расстраивается Ира, и я опять встряхиваюсь, - опять он задумался. Так выбрал ты себе что-нибудь?

 

Я говорю:

 

-         Давай купим краски.

 

ШМЕЛЬ

  Горожане, которые умиляются пчелам, всегда смешили меня. Бледные люди, чьи лица отражают серое свечение асфальта, восхищенно кричат "вау", глядя на организованных пчел, вкалывающих с утра до вечера. Кретины. На мой взгляд, любить пчел также бессмысленно, как и муравьев или, к примеру, термитов. И те и другие и третьи создали совершенную Систему уничтожения индивидуальности.   Пчелы, муравьи, термиты, и люди - рабы системы.   По иронии судьбы, они сами же ее и создали, и сами в нее включились, чтобы выжить. Порочный круг. Без системы одна особь погибает, а для системы одна особь не значит ровным счетом ничего. Привилегии получает только пчелиная матка, муравьиная матка, президент Джордж Буш, или, к примеру, Папа Римский. Наверху всегда кто-то жирный, довольный. И в одном экземпляре. Все остальные - работяги, солдаты или трутни. И если вы думаете. Что трутням приходится легче, то ошибаетесь. Я неплохо разбираюсь в пчеловодстве. Трутни вовсе не паразиты, как многие думают. Они тоже выполняют свое долбанное Предназначение. И состоит оно в оплодотворении матки. После этого, уж поверьте мне, - я десять лет наблюдал за жизнью пчел на пасеке отца, - трутней изгоняют из улья без жалости, и они погибают от холода и голода.   К самим себе пчелы относятся ничуть не лучше. Одна пчела ничего не значит для системы. Более того, когда особь чувствует, что скоро умрет, - какие-то сигналы подает ее же организм, - пчела вылетает из улья, чтобы не загрязнять дом Семьи своим дохлым телом. Она обязана вылететь в любую погоду. Даже в ливень. И мокнуть под дождем, дожидаясь, пока, наконец, ей не настанет крышка. Вполне возможно, что до смерти ей остается почти час, а то и два. Но это никого не волнует. Улетай подыхать! Прочь из дома! Ты не приносишь пользу, стало быть, больше нам не нужна! Вот вам и трудолюбивые пчелки, с которых мы все должны брать пример, когда вырастем, и станем ходить на работу!  

 

Ну, а конструкция их тела, идеальная для полетов, сбора пыльцы, и прочей Работы, вызывает у меня тоску. Я предчувствую, что лет через триста мы тоже будем рождаться кто с кистью, скрученной в виде разводного ключа, кто с двумя-тремя пальцами для печатания рекламных брошюр, а кто сразу - с надувной оболочкой Новое Пиво Со Скидками На Этой Неделе прямо на теле. 

 

Чтобы родиться, встать, коротко поблагодарить акушерку, - та уже родилась с зеркальцем в ладони и узкой, приспособленной для лазания во влагалище кистью, - и отправиться на Работу.

 

Приносить Пользу.

  Еще Система, которую выстроили пчелы, - в совершенстве, причем за несколько миллионов лет до появления прямоходящей обезьяны, - совершенно оглупляет каждую из них. Может, на заре своего появления пчелы, каждая сама по себе, что-нибудь и значили. Но со временем это прекратилось. Идеальное разделение труда превратило их в ограниченных тупиц. Представьте себе человека, который даже посрать толком не может, а умеет в совершенстве производить всего одно-два действия: к примеру, завинчивать болт на гайке, или открывать-закрывать дверь гостиницы. Ну, так это и есть пчелы. Вытирать задницу будет другая пчела. К сожалению, вымыть руки она не сможет. Еще бы! Это ведь прерогатива пчел-моющих-руки-пчелам-вытирающих-задницу-пчелам-открывающим-двери-улья!!! 

 

Вот поэтому-то я никогда не умилялся пчелам. Напротив. Глядя на улей, я содрогаюсь. Ведь он - ничто иное, как модель маленького фашистского государства, где инвалидов и сумасшедших пристреливают, восхищаются лишь Силой и Пользой, и тупо изгоняют за пределы своего мирка всех Ненаших. Ни дать, ни взять, государство, - причем любое, - нынешнего мира.

 

Разумеется, есть еще одна важная деталь. Конечно, я говорю о меде. Это второе, за что мы любим пчел (первое, как мы уже разобрались, это наша смутная симпатия к обществу-близнецу). Сладкие какашки из радиоактивной пыли, собранной, прожеванной и высранной насекомыми. Удивительно, до чего непоследовательны люди! Прямо-таки пчелы! Мохнатый паук мало у кого вызывает восторг, а вот увиденная в саду мохнатая пчелка - прямо-таки повод для торжеств, вечеринки и барбекю с последующим свальным грехом. А ведь мохнатые насекомые, - что паук, что пчела, - одно и то же. И если цветы всего мира завянут, смею вас уверить, за 50-100 лет мудрая эволюция обязательно научит пчел жрать мух, гнилое мясо, пауков, или, к примеру, дохлых животных. Чем-то тогда будет пахнуть ваш медок, сладкоежки?!

 

Кстати, о сексе. Отношение к нему у пчел тоже наше, человеческое. Пчелы к сексу или равнодушны, или не знают в нем удержу, и живут только ради того, чтобы потрахаться (я о сластолюбцах-трутнях). Или мертвечина, или разврат. Крайности. Только так. То есть, нормального, - животного! - отношения к сексу как к приятному времяпровождения, призванному выразить ваши чувства к особи противоположного пола, да вдобавок и продолжить род, ни у нас ни у пчел нет. И люди и пчелы - пуритане.

 

И, как настоящие пуритане, знают только два вида секса: полное воздержание (антисекс тоже секс) или сластолюбивое, безудержное, похотливое извращение.

 

Следовательно, - всегда говорю я Ире, - люди вовсе не имеют никакого отношения, кроме чисто формального, к теплокровным животным.

 

Мы - насекомые.

 

Как пчелы. И мы, - мы, люди, и они, пчелы, - обречены на самоуничтожение. Наши системы обязательно победят все вокруг, весь этот гребанный, мир, после чего пожрут, - а они уже начинают это делать, - нас самих, и, наконец, самих себя. После чего планета Земля станет Луной. Без воды, с каменистым пейзажем и двумя недоумками-астронавтами откуда-нибудь с Альдебарана на своей поверхности.

 

Остается надеяться лишь на шмелей.

 

Шмель - прекрасный летающий индивидуалист. Шмель - существо, которое, по всем законам аэродинамики, не должен летать. Шмель - существо, чья площадь тела гораздо больше площади крыльев. Шмель - существо, которое живет в одиночестве, и соединяется в пары только ради любви. Шмель - существо, которое не может летать. Шмель - тот, кто летает. Шмель - это символ всех, кто не хочет, подобно большинству людей, быть частью системы. Он живет ради себя. Шмель не создает прибавочный продукт, поэтому цивилизация шмелей, - а она никогда не появится, поэтому-то я и ценю шмелей, - никогда не дала бы миру такого явления, как деньги. Шмель производит и запасает меда ровно столько, сколько нужно ему самому.

 

Ира где-то вычитала, что шмелю, чтобы, при "неправильном" соотношении площадь его крылья и тела, летать, нужно ежеминутно съедать плитку шоколада. Мы долго смеялись: я каждый день вижу шмелей в нашем саду, и ни у одного из них не видел шоколадной плитки. Это было за несколько дней до того, как мы с Ирой отправились в салон, и нам вытатуировали на левом плече по большому шмелю.

 

-         Тем не менее, - Ира обрила голову, и тщательно чистила свои солдатские ботинки на крыльце дома, - мы разводим пчел.

-         Это исключительно для того, - терпеливо объясняю я, перекладывая взрывпакеты из коробки в рюкзак, - чтобы заработать денег. Мы зарабатываем на Системе, чтобы взломать Систему.

-         Как и все революционеры?

-         Как и все революционеры.

 

Мы знаем, что отчасти напоминаем героев "Бойцовского клуба", и это нам даже приятно. Тем более, что мы и в самом деле похожи. Живем в полузаброшенном доме в пригороде, собираемся взорвать Систему, умеем производить взрывчатые вещества, и еще кое-что. Есть и несовпадения. Нас исключительно двое, - индивидуалист, набирающий группу последователей, смешон, - и мы исключительно здоровы психически. А на жизнь зарабатываем разведением пчел и продажей меда. Нам по восемнадцать лет, Ира бреет голову, носит клетчатую рубашку и солдатские, - ей подарил их я, - ботинки. Она весит 55 килограммов, на 5 больше, чем я. Тем не менее, я очень мускулист, и вот уже 12 лет занимаюсь дзюдо. Мы часто, - очень часто, - трахаемся. Живем вместе всего полгода. Мы ненавидим пчел и уважаем шмеля как символ индивидуализма.

 

Нормального, здорового индивидуализма, конечно, а не того выблядочного эгоизма, которым любят козырять адвокаты буржуазного мира.

 

Я ненавижу Систему по идеологическим соображениям. Ира - по личным мотивам, которые есть не что иное, как предпосылки к возникновению ненависти по идеологическим мотивам. Ее бросил парень, с которым она почти не встречалась. Ира из небогатой семьи, а его родители запретили ему на ней не то, что жениться, но и просто встречаться. Почему-то переспать с ней они ему не запрещали. Еще бы. Что значит кусок бедного мяса для душевного равновесия их драгоценного мальчика. Вся эта история травмировала Иру. Сейчас он ездит на учебу в самый дорогой университет Молдавии на новой иномарке "Пежо". Или "Вольво". Не помню. Всегда презирал машины. Я вообще презираю вещи и тех, кто придает им значение.

 

Компьютеры, машины, дома, столы, вилки, гробы, корабли, блокноты, колокольни, музеи, квартиры, рестораны...

 

Какая разница, что взрывать?    

 

Вечером мы собираемся забросать бомбами местный "Макдональдс" и галерею современного искусства, украшенную ткацкими станками 19 века. Чтобы не было жертв, мы собираемся взорвать их  взрывпакетами. Значит, осколков не будет.

 

Мы готовимся к этому, сидя на скрипучем крыльце нашего дома. Крыльцо выходит в сад. Здесь много растений, большая часть которых ядовита. Дурман, белладонна, есть даже цикута. Не знаю, уж, где Ира цикуту достала, но она хорошо разбирается в растениях. Мед, произведенный пчелами, собиравшими пыльцу с таких растений, - а наши пчелы трудятся именно здесь, - вызывает аллергию, жжение в желудке, галлюцинации, иногда обморочные состояния. Это сладкий яд.

 

Мы продаем его по 40 леев за килограмм. 

 

Я улыбаюсь Ире, и глажу ей ежик на голове. Жалко, конечно, что мы не встретились на два-три года раньше.

 

-         А что бы тогда случилось? - спрашивает Ира, глядя на меня по-собачьи; кажется, она меня очень любит. - Все пошло бы по другому пути развития?

-         Мы бы жили в этом доме, - объясняю я, - уже два-три года. Вот и все.

 

Мимо пролетает шмель. Я хватаю его, - реакция у меня блистательная, - и мы с Ирой улыбаемся друг другу. Мед шмеля - это для избранных. Это вам не пчелиные какашки.

 

Такой мед нельзя лопать ложками. Шмель индивидуалист, и у них нет ульев, поэтому максимальная доза шмелиного меда, которую вы насекомого, и на моей ладони появляется белесо-желтое пятно. Шмель улетает, а я, обмакнув в пятно палец, даю Ире его облизать. Остальное слизываю с ладони сам. Ира все еще лижет мне пальцы, и я начинаю стаскивать с себя майку...

 

Поздно вечером мы оставляем рюкзак с пятьюдесятью взрывпакетами прямо под дверью ресторана, и Ира роняет недокуренную сигарету в рюкзак. Я раскрываю его и вижу, что пламя занялось не с конца шнура, и почти у самих зарядов. Мы понимаем, что сейчас не будет. Я беру Иру под руку и с улыбкой медленно иду через дорогу. Удивительно, но взрыва нет. Взрыва нет. Нет взрыва. Наконец, я решаю, что шнур просто погас. Когда мы поворачиваем за угол, улица полыхает: взрыва мы не слышим, а просто чувствуем горячую сжатую волну воздуха.  

 

-         Вот это да, - смеется, когда мы возвращаемся домой, Ира; она все никак не может отдышаться, - а ведь мы не должны были выжить. Не должны были. Не должны!

 

Я пожимаю плечами. Я думаю о том же, о чем думает и она. Да, мы не должны были выжить.

 

Но и шмель не должен летать.

 

ЩУР

 

Собственно, слово "щур" в переводе со старославянского языка обозначает не что иное, как "предок". Именно это, - а также перевод слова "скнипа", - хорошо запоминают студенты филологического факультета Кишиневского государственного института. Дело в том, что об этих двух словах им постоянно талдычит преподаватель старославянской литературы, моложавый мужчина с аккуратной бородой.

 

-         К черту "Слово о полку Игореве", - радостно объявляет он первокурсникам на первом же занятии, и бросает портфель на кафедру, - давайте лучше о "скнипе".

 

Преподавателя обожают студентки. Он хорошо выглядит, умен, раскован, и две-три лекции непременно посвящает истории возникновения ненормативной лексики.  А скнипа, если кто не знает, в переводе со старославянского значит "гнида". Ничего особенного. При наличии хоть каких-то лингвистических задатков об этом легко догадаться. Так же, как понять значение слова "щур". Ну, да. Само собой. "Чур меня" - "чур" это производное. А пращур - это такой далекий щур, что вы его даже и не помните. Ну, и так далее и тому подобное. У этого слова есть и другие значения.

 

Украинцы называют щуром стрижа.

 

На санскрите "щур" значит "герой". На диалекте пермяков "щур" - всего лишь большая щука, в отличие от "щуренка" - соответственно, маленькой щуки. Я более чем уверен, что в десятках, а может, и сотнях не сохранившихся до нынешних пор языков, это слово тоже что-нибудь да значило. Иногда мне даже приходит в голову забавная мысль: а что, если бы целый язык состоял всего из одного слова, и слово это было "щур", а значения его менялись в зависимости от интонации, с которой оно произносится. Но долго думать об этом мне не позволяет Ира, которая идет в ванную, и говорит:

 

-         Чур, не подглядывать!

 

Само собой, я подглядываю. Удержаться от этого выше моих сил: я даже расковырял тихонько цемент, сдерживающий один из кирпичей, которыми Ира заложила окно в ванную. Мы вместе уже полтора года. Толком обнаженной я ее не видел. Раздевается она на ночь, или в ванной, куда мне вход заказан. Дело в том, что Ира полнее, чем следовало бы женщине при ее росте, и стесняется своей полноты.  Она и в самом деле полная. Это признаю даже я, человек, который ее любит, и, по идее, должен закрывать глаза на ее недостатки. Но она полная.

 

У нее даже чуть свисает с боков.

 

Все мои попытки убедить ее, что мне нравится ее тело, и ее полнота, - а мне и в самом деле это нравится, и возбуждает, да и вообще, кому какое дело до моего вкуса, - тонут в Ире, как чаи для похудания, которыми она обпивается. Еще они отскакивают от нее, как будто их отбивают специальные пояса, которые Ира заказывает, глядя рекламу по телевизору. "Купи чудо-пояс! Он ритмично сокращается, разогревая твои мышцы!". Ну, раз уж я начал перечислять, добавлю абонемент в спортзал, билеты на шейпинг, специальные таблетки для похудания и ананасы. Ира где-то прочитала, что ананасы сжигают жир, и на следующий после этого день я отправился в магазин "Метро", где купил 50 килограммов ананасов.  Через неделю мы оба пропахли ананасами, а я даже тушил с ними мясо. Но пять килограммов все равно скисли и испортились. 

 

Нет, поймите правильно. Она не толстая, и единственное место, где у нее чуть виден лишний жирок - бока. Все остальное у Ирины очень подтянутое и аппетитное. Ее жирок, - как бы это поточнее, - ровно распределен по всей поверхности тела. В общем, это приятная полнота молодой, 24-летней женщины, глядя на которую вы испытываете легкое головокружение. Ну, а я, глядя на Иру, вообще ощущаю себя глупым котом, забравшимся в машинку и попавшим в центр огромной центрифуги.

 

Меня крутит, крутит, и крутит, но в то же время, я не падаю.  

 

Я безумно влюблен в Иру, и ее тело. Быть может, со временем это пройдет. И многие мне об этом говорили. Это всего лишь сексуальное увлечение, - объясняли мне друзья, - ты вдруг почувствовал тягу к полным женщинам, и все тут. На это я отвечаю одно. Если уж я глупый кот, упавший в стиральную машинку, предоставьте мне право ни о чем, - как такому коту и положено, - не задумываться. 

 

Разумеется, в постели у нас все прекрасно, - если не сказать лучше, - что даже дает повод соседке с четвертого этажа, что прямо под нами, во время супружеских ссор приводить нас с Ирой в пример. А соседу - подмигивать всякий раз, когда я выхожу из дома и сталкиваюсь с ним на лестничной клетке. Мы с Ирой поломали три дивана, и не собираемся останавливаться на достигнутом: всякий раз, едва я кончаю, мне хочется начать снова и снова, и я падаю куда-то, лежа на этом приятном, чуть полном, моем обожаемом теле.  Безусловно, я счастлив. Безусловно, есть одно "но".

 

Она не любит делать это при свете, и она не любит, чтобы я просто смотрел на нее обнаженную.

 

Поэтому она, - едва мы съехались, - попросила меня заложить кирпичами окошко в ванную. Я так и сделал, но один кирпич можно легко вынуть, хоть он с виду и прочно лежит в гнезде. Я аккуратно вынимаю его, и, не дыша, гляжу на Иру. Она стоит в ванной, и мылится, чуть повернувшись боком к двери. Даже когда в ванной никого нет, Ира все равно себя стесняется.

 

-         Бог мой, - однажды я не выдержал, - ну, кого ты стесняешься?! У тебя потрясающая, слышишь, потрясающа, фигура. И говорю я это тебе не потому, что мы вместе живем. Это и в самом деле так!

 

Я искренен. Арабы, снимающие квартиру на втором этаже, с ума сходят, когда видят Иру. Я с ума схожу, когда вижу Иру. Весь мир с ума сходит, когда видит, - а он видит ее всегда, поэтому мы живем в таком сумасшедшем мире, - Иру. Но, сколько бы я не говорил об этом Ире, она отвечает только одно.

 

-         Я стесняюсь.

 

Когда я поделился этим, - изрядно, признаюсь, выпив, - со своим преподавателем старославянской литературы, тот выдвинул свою гипотезу. Ее стеснение, - сказал он мне без утайки, как самому способному и любимому студенту, - никоим образом не связано с сексуальными мотивами. Тут все дело в глубинном страхе человека обнажиться: ведь, как считали древние, рядом с нами всегда незримо присутствуют предки. "Щур". И ходить по дому голым средь бела дня значило нанести предкам смертельное оскорбление. Чушь собачь, но, вспомнив лицо Иры, когда она была в душе одна и думала, что рядом никого нет, я решил, - может, преподаватель и прав.

 

Тем не менее, в просьбе привести к нему Иру - поговорить о ее страхах, - я преподавателю отказал.

 

Что ж, мне остается смириться, и подглядывать за ней тайком. И надеяться, что она не узнает о фокусе с кирпичом. В противном случае Ира может рассердиться. А характер у нее вспыльчивый, и она может бросить меня после любой, даже пустячной, ссоры. Я, конечно, этого не хочу.

 

Чур меня.

 

ЫЙБЕН

 

Армия справедливости. Или Ыйбен. Вот как я назвал наш немногочисленный отряд, еще только когда мы встали на путь войны с несправедливостью. Хотя отряд - это громко сказано. Скорее, боевая группа. Три человека. Я, Петр Богату, мой брат Ион Богату, и моя невеста Лучия. В мае 1999 года мы трое ушли из нашего дома, одиноко торчащего на крайнем выступе района Старая Почта. Ушли в лес неподалеку, чтобы остаться там навсегда, и бороться за справедливость.  Звучит смешно, но обычно все перестают улыбаться, когда узнают, что это стоило нам жизней.

 

-         Ыйбен, - сказал я Иону и Лучии, когда мы сидели под большой ивой в самом центре этого заброшенного парка, - это средневековое ополчение в Корее. Его созывали для отражения иноземных захватчиков. Такому феномену как Ыйбен - вот уже десять веков!

 

Лучия посмотрела на меня восторженно, а Ион даже не поднял головы от винтовки, которую чистил. Он младше меня на два года, и верит каждому моему слову. Ему не было нужды меня слушать, а мне не было нужды его в чем-то убеждать: Ион не задумываясь делал все, что я говорил. С Лучией было немного сложнее. Она, в отличие от Иона, окончила институт, факультет политологии, если точнее, и кое-что понимала в этих делах. Ну, я говорю о политике. К счастью, скучные лекции и нудные лекторы не выбили из ее головы романтику революции. Лучия, безусловно, ум нее меня, но пока она тоже делает все, что я говорю. Ведь мы влюблены совсем недавно, и сила ее любви еще слишком велика для того, чтобы задавать какие бы то ни было вопросы.

 

-         Хорошо бы, - мечтательно сказал я; мы лежали под деревом, прогуливая работу, - создать большой отряд, как у Штефана Великого. А? И назвать его "Лучники Штефана", а?

-         И что потом? - с угрюмым любопытством спросил Ион, лежавший чуть поодаль.

-         Ну, сделать что-нибудь для страны. Например, убить Смирнова!

 

В общем, первую и вторую часть плана мы осуществили. Во-первых, ушли в парк (за неимением леса) с оружием. Устроили для себя как будто сборы. Учились стрелять, жили в шалаше, много читали и спорили. Во-вторых, дали себе название. Правда, не "Лучники Штефана", а Ыйбен. Мне это название показалось куда романтичнее "лучников". Со Смирновым тоже возникли проблемы.

 

-         Понимаешь, - объяснил мне приятель, из национал-марксистов, -  роль личности в истории не очень велика. - Ликвидировав Смирнова, вы покроете себя славой национальных героев, но...

-         Но? - спросил я.

-         Но ничего не добьетесь. Найдется кто-нибудь другой.

-         Убьем и другого.

-         Бесполезно. Рано или поздно вас поймают, и посадят в тюрьму.  Как Илашку.

 

Сравнение было некорректным. Илашку герой. А мы только новички. Тем не менее, пострадать за правду, как Илашку, представлялось для нас заманчивой перспективой.

 

-         Так когда мы съездим в Тирасполь и пристрелим Смирнова? - спросил меня Ион.

-         Я еще не решил, сделаем ли мы это, - ответил я, - но мы непременно что-то сделаем.

-         Давай быстрее, - хмурится ион, - мне 21 год, и я устал играть в бойскаута.

 

Ион очень нетерпелив. К тому же, он ревнует меня к Лучии. Она его тоже недолюбливает: считает и не без оснований, недалеким парнем.

 

-         В детстве, - задумчиво сказала мне она вечером, когда мы сидели у костра, - в 1992 году, я пережила сильное потрясение. Когда началась война с Приднестровьем, я схватило папино охотничье ружье, и стала стрелять в окна. Мне казалось, что на наш дом наступают сепаратисты...

 

Стоит ли говорить, что на их дом никто не наступал, потому что они жили в Кишиневе, а война так и не покинула пределов Приднестровья? Так или иначе, но я растроган, и прижимаю ее к себе. Мы шепчемся еще о чем-то у костра, и потом целуемся, долго и нежно. Костер догорает, и мы идем в палатку.

 

К середине лета о нас даже написали в газете "Флукс". "Своеобразный эксперимент подготовки молодежи к защите страны", "Спартанские традиции воспитания молодежи", "С таких мини-лагерей начинается будущее Молдавии". Ну, и еще несколько громких фраз. Еще к нам приезжали представители оппозиционной партии либералов. Они взяли с нас обещание на следующий год открыть такой лагерь для членов молодежного крыла этой партии. Это ценный опыт, говорят они.

 

-         На следующий год, - мрачно роняет Ион, - нас уже не может быть в живых.

-         Да бросьте вы, - смеются либералы, - бросьте...

 

Действительно, в наши планы не верит никто. Все просто представляют нас романтиками, бойскаутами от политики. Иона это бесит.

 

-         Когда мы возьмемся за дело? - спрашивает он меня.

 

Я жду. Народное корейское ополчение Ыйбен первые два года не воевало. Они просто сидели в лесах, и их становилось все больше. Нас тоже прирастает: на полянке уже двенадцать палаток, в которых живут шестьдесят юношей и девушек. Мы все собираемся стать воинами. Полиция нам не мешает: наш президент рассорился, наконец, с Россией, и все, что имеет окраску национализма, ему по душе. Мы и не стесняемся того, что мы - националисты. Националист это тот, кто любит свою нацию. А не любят ее только христопродавцы, манкурты и чужаки. Пришлые. Как Смирнов.

 

-         Когда мы его пристрелим? - спрашивает Ион.

 

Из десяти мишеней он поражает десятью. За восемь секунд. Я треплю его по щеке и прошу потерпеть. Сидеть на земле уже холодно: середина августа, и по ночам бывает холодно.

 

-         Политика так не делается, - улыбаясь, объясняет Иону Лучия, - ничего несколько вооруженных человек не добьются. Это все делается совсем по-другому.

 

Она знает как: Лучия политолог, она ветеран митингов протеста, она долго была советником христиан-демократов... Она маленькая, хрупкая и чумная. Чертовски.  

 

-         Нужно готовить общественное мнение, - объясняет она, помахивая сигаретой, - создавать партии, готовить молодежь, учиться на примерах Украины и Грузии...

 

Я не слушаю Лучию, но любуюсь ее губами, которыми она долго и правильно говорит. Любовь моя.  Весь наш Ыйбен ты считаешь пустой затеей.

 

Но почему-то ты здесь, Лучия.

 

Не верить, но идти за любовью, что может быть прекраснее?

В октябре наши сто пятьдесят членов молдавского Ыйбена возвращаются по домам и институтам. Сердитый, - он похож на надувшегося филина, - Ион объясняется со мной. Мы торчим здесь, громко и зло говорит он, из-за этой твоей... Для нее все это детские игры, и возможность пожить с тобой в палатке в парке, да попасть на страницы газет. А как же отец? Отец, который погиб, отстреливаясь от русских в комиссариате Бендер до последнего?

 

Я долго объясняю, что еще не время, и иду к источнику. Вода бьет у одного из столбов канатной дороги. Я гляжу, как она льется в белую канистру, и поднимаю воротник куртки. Поздняя осень. Похолодало внезапно, поэтому желтые листья не успели сгнить, и замерзли во всей красе. Поднимается ветер, и они начинают громко шуршать, но я успеваю услышать выстрел.

 

И возвращаюсь, уже зная все.

 

У палатки лежит Лучия, - красивая, как никогда, - а рядом, с горящим взглядом первопроходца, на ружье опирается Ион.

 

-         Теперь, наконец, - спрашивает он, - мы можем заняться делом? Как ты думаешь, брат?

 

К вечеру мы засыпаем ее листьями и едем ночным поездом в Бендеры. Соскакиваем с поезда за километр до станции и идем лесом по направлению к Тирасполю. Утром нас окружает патруль приднестровских пограничников, и мы отстреливаемся двадцать две минуты. Главным образом благодаря Иону. Когда патронов остается совсем мало, я стреляю брату в затылок. Нам все равно погибать, а отомстить за Лучию я просто обязан. Ион поступил нехорошо. Несправедливо. А ведь мы все были Ыйбен.

 

Армией справедливости.

 

ЭАННАТУМ

 

Эаннатум был мужик, что надо. Даже шумеры, - а уж они уделяли реалистичности изображения не так много времени, как некоторые думают, - отдавали дань его фигуре. Сиськи у него были как у культуриста 21 века, твердые и квадратные. Пресс идеальный, весь в квадратиках. Ляжки - двумя руками не обхватить. При этом он весь был обмотан шкурами всяких животных. Ну, откуда я знаю, что у них тогда в Ираке водилось? Тем более, пять тысяч лет назад. Главное, шкуры были. И шкуры, что надо. На скульптурах и барельефах этого не видно, но я уверен, что Эаннатум надевал на себя эти шкуры сразу после того, как снимал их с животных. И был весь покрыт дымящейся кровью. А после охоты еще рубил головы пленным, - каким-нибудь недомеркам из Умма, - а потом смотрел футбол. Ну, не совсем футбол, ведь эти, ну, которыми Эаннатум руководил, они же ни хера не шарили в футболе таким, каким мы его знаем. Ну, они просто пинали бурдюк какой-нибудь, в который перед этим наливали воды под завязку. Или вина. Точно, вина! А потом вино выпивала та команда, которая побеждала.

 

Нет, я не археолог какой-нибудь.

 

Просто у меня дома есть несколько книг об истории древнего царства Лагаш. Представляете? Черт знает, как они там оказались. Я предполагаю, что остались от прежней хозяйки. Старушка лет шестидесяти уехала в Москву, и оставила мне не только свой буфет, стол и два стула, но и, оказывается, книги. Ну, "Письма жен декабристов мужьям" и "Воспоминания Мариенгофа о воспоминаниях Есенина о Мариенгофе" и тому подобную херню я сразу выкинул. Хотя нет, не всю. Герцена четыре тома оставил: подкладываю вместо поломанной ножки дивана. Во-первых, все это муть, которой забивают голову людям, которые из-за этой мути в голове не становятся успешными. Во-вторых, я не очень люблю читать. И не надо всякой херни про то, что, де, "мало читаешь, значит глупый". Эйнштейн, кстати, мало читал. При этом он был великий математик. Я не математик, и не великий. Зато я прекрасный менеджер высшего звена, управляющий с репутацией, которая позволяет зарабатывать мне больше, чем десяти гастрабайтерах в Италии. А они там, поверьте, неплохо зарабатывают. К тому же, я знаю четыре языка. Ну и что, что английский я выучил не для того, чтобы читать Шекспира, а чтобы разобрать инструкцию к своему параплану? Главное ведь - выучил. Самоучитель - вот книга, которую я признаю и перед которой преклоняюсь. Знание - вот что сделало нас людьми. А вся эта художественная литература не знание, а просто рефлексия какая-то. Пусть даже рефлексия гения, мне-то что? Почему именно я должен ей интересоваться?! Нет, я не любитель таких книг. И вообще книг.

 

А вот книжки об истории Лагаша меня, признаюсь, зацепили.

 

Особенно - истории про Эаннатума. Он был как бы руководителем нескольких городов Лагаша. Лагаш это царство. Ну, не совсем царство, цивилизация тогда только начиналась. Было шесть-семь городов... Что-то вроде сети закусочных... Нет, я не в ресторанном бизнесе. Это неважно.

 

В общем, Эаннатум был царем этих нескольких городов, и помимо этого, всячески продвигал в них цивилизацию. Строил водопровод, учил их париться в общественных банях, строить склады, где собирали зерно и мед с пивом. На случай, если в следующем году урожай будет плохонький. Ну, да. Стабилизационный фонд такой... При этом Эаннатум вовсе не был занудой. Очкариком с перчатках, которому везде мерещатся микробы, и который от слова "жопа" падает в обморок. Ничего подобного! Эаннатум был человек непритязательный, любил войны, развлечения, и охоту. На охоте-то его постоянно и изображают на барельефах. Оригиналов я, конечно, не видел. Но на фотографиях этих камней Эаннатум изображен мужиком, что надо! Крепким, красивым, с надменным выражением лица. С другой стороны, чего ему из себя интеллигента строить? Он вчера победил, наконец, этого мудака, царя Умма, и прикончил его на площади. Устал, как собака. Год в походах. Ни пожрать, ни выспаться. Даже матч футбольный с бурдюком некогда посмотреть.... Знаете, я вам одну вещь скажу, - мне кажется, Эаннатум страдал тем же, чем и я. Одна болезнь у нас.

 

Синдром менеджера.

 

Подчиненные мудаки, никому ничего доверить нельзя, крутишься, как белка в колесе, а благодарности никакой. Зарплата большая, а времени, чтобы ее потратить, мало. Даже за девушками некогда ухаживать. Потому никаких прелюдий, ласк. Поймаешь молодую коллегу из новичков у стола вечерком, вот и вся любовь. Наверное, и у Эаннатума была такая же херня. Только вместо практиканток из Экономической Академии он жительниц покоренных городов загибал. Вот и вся радость. Еще в учебниках истории написано, что Эаннатум, - помимо того, что был великий государственный деятель, - распутник и обжора. Ну, уж извините. При таком бешеном ритме жизни как у нас, если раз в неделю не напьешься, чтоб по-свински, чтоб стереть диски, с ума сойти можно. Жизнь коротка, пашешь с утра до вечера, времени на долгие посиделки нет. Так что я эти обвинения в адрес главы Лагаша отвергаю.

 

-         Эаннатум был мужик, что надо! - говорю я. - Вот так-то, засранцы, и не хер тут!

 

Секретарша удивляется, но виду не подает. Ну, и хер с ней. Вообще, мне даже пришла в голову мысль написать популярный учебник. Не только для детей, но и для широких масс. Рассказать об Эаннатуме. О великом менеджере. Сказать:

 

-         Лагаш был ПЕРВЫМ царством человечества, а Эаннатум был его великим государственным деятелем. 

 

Вы скажете, а как же Македонец, Цезарь, Бонапарт? Херня, отвечу я. Ведь Эаннатум был первым. Первым деятелем подобного масштаба. Он сам до всего допер, а эти, как я их называю, - "вышеперечисленные", - уже шли по следам предшественников. Какая работа была у Цезаря? Херня. Почитал про подвиги Александра, и вперед. У Бонапарта? Открыл "Записки о Галльской войне" и действуй.

 

Один Эаннатум шел действительно наобум.

 

И у него получалось! За двадцать лет царство с семи городов увеличилось до сорока. Умма, главный конкурент, разрушена. Сто тысяч ее жителей казнены. С мужчин содрали шкуру. Женщина трахнули, и потом содрали шкуру. Детей кого трахнули, с кого шкуру содрали. Все материальные ценности перекачали в Лагаш. Вот это был менеджмент!.. Знаете, я читал эти книги, - ровно три штуки, два года. Буквально в день по строке. Смаковал. Чертовски интересная штука эта история. И, конечно, Эаннатум стал моим кумиром. Я даже татуировку его на плече сделал.

 

А на прошлых выходных вывез весь свой отдел, - шестьдесят человек, - на природу, и провел спартакиаду. Ну, для укрепления командного духа. Символические учения. "Лагаш против Умма". Девки из отдела носы воротили, но я виду не подавал. Посмотрим, как они будут воротиться, когда им двадцать процентов оклада в конце месяца срежут. А что? За деструктивизм. А кому не нравится, может идти на хер.

 

Само собой, была у Эаннатума и возлюбленная. Он говорил всем, что это богиня-Луна. Верховное божество. По вечерам Эаннатум поднимался на вершину огромной башни, - древние шумеры были мастера на такие, - и предавался любви с Луной. Так он, по крайней мере, всем говорил. Ясное дело, шумеры восхищались, и все ждали, когда богиня-Луна снесет им яичко от папы Эаннатума. Задумка, конечно, великолепная. Боюсь, мне ее повторить не удастся. Это будет единственная деталь биографии Эаннатума, которую я, в отличие от остальных, - пусть не в полную величину, но все-таки, - не сумею повторить.

 

Нет, не то, чтобы у меня не было денег на какую-нибудь богиню. Да и Луну при желании можно трахнуть. Причина совсем другая.

 

Где я найду шестьдесят шумеров?

 

"ЮКОС"

 

-         Ты сидишь, сидишь, и ни хрена не делаешь, - говорит он, - целыми днями. Сходи, что ли, на биржу труда.

 

От обиды у меня на глаза наворачиваются слезы, и я отворачиваюсь к окну. На подоконнике, рядом с прищепками, прыгает воробей. Вверх и вперед. Когда я занималась плаванием, тренер говорил нам: никогда не рвитесь вверх, вам нужно плыть вперед, вперед, понимаете? Нечего прыгать тут. Только вперед. А ты, Ира, какого черта застыла, и опять с раскрытым ртом? Воробей прыгает еще раз, и поклевывает хлеб. Это я оставила. С утра. Черный. С семенами подсолнечника. Семена не жареные, поэтому такой хлеб можно есть всем, всем, всем. Даже людям, больным сахарным диабетом. Ни я, ни он, ни чем подобным не больны, - уверена, что и воробей здоров, - но мне нравится покупать здоровые продукты.

 

-         Мне нравится покупать здоровые продукты, - говорю я, и, спохватившись, добавляю, - схожу, обязательно схожу. Найду я себе работу.

 

Он садится на стул, и складывает руки. Лицо у него усталое. Он сейчас, конечно, пойдет на попятную. Он всегда идет на попятную. После того, как скажет гадость.

 

-         Ты пойми, - убеждая, он неубедителен, - пойми ты, дело не в работе этой. Да и черт с ней. Я просто хочу, чтобы ты хоть чем-нибудь занималась. Понимаешь?! Хоть ЧЕМ-НИБУДЬ, Хобби. Увлечение. Чтобы ты крестиком вышивала. Вязала крючком. Занялась дизайном. Фотографией. Конным спортом.

-         Хорошо, - я думаю, что вечером надо выйти

 

Я думаю, его приводит в отчаяние то, что у меня нет никаких увлечений, кроме него. Да и он уже - вряд ли мое увлечение. Когда-то, очень давно, я все время чуть улыбалась. Ну, не то, чтобы улыбалась, но уголки моих губ были чуть подняты, и он любил, - я знаю, любил, - брать меня за подбородок, и глядеть в мои губы. Еще он спрашивал:

 

-         Почему ты улыбаешься? Ну, скажи, ну, почему?

 

Все время. Я молчала, потому что ответить мне было нечего. Со временем я улыбаться перестала. И он сейчас скучает, - я знаю, скучает, - по той, улыбающейся, мне. Мужчины. Если игрушка им очень нравится, они ее ломают, а потом перестают ей интересоваться, - она ведь поломана!

 

Раньше, давным-давно, я, может, интересовалась чем-то еще, кроме него. Но это его не устраивало. Потом, когда меня ничего, кроме него не интересовало, он нервничал. Сейчас мне, в общем-то, все глубоко безразлично. Но не я тому виной. Думаю, он это понимает, и взгляд у него иногда становится виноватым.

 

-         Он изменил меня, поломал мою волю, и навсегда стал частью меня, - сказала принцесса Мэй, жена принца Фу-Дзю, - а когда это случилось, бросил меня.

 

Это цитата из книги "Записки придворной дамы", которую он как-то принес домой. Иногда я читала ее, иногда он успевал взять книгу, в общем, закончили мы ее читать примерно в одно время. И от меня не укрылось то, что, читая этот отрывок (я видела номер страницы) он быстро взглянул на меня. Бедный. Он и в самом деле думает, что я мучаюсь.

 

-         Бедная, - он погладил меня по голове, - ты, наверное, мучаешься.

-         В смысле? - мне иногда нравится делать вид, что я совсем, ну, ничегошеньки, ни черта, или, как он говорит, ни хрена, не понимаю. - С чего это?

-         Ну, - сразу растерялся он, - сидишь дома. Я тебя... подавляю, что ли?..

 

Я жму плечами, и режу хлеб. Он начинает злиться, и мы ложимся спать спиной друг к другу. Я на правом боку, он на левом. Хотя на левом ему спать не следовало бы: иногда у него болит сердце и тогда он просыпается, всхрапывая.

 

-         Ты любишь животных, - я варила куриные головы для кота, а он был в хорошем настроении, потому что поел, - знаешь, я бы купил тебе зоопарк, если б мог. Мне кажется, там бы ты была на своем месте.

 

Но уже к вечеру он возвращается впивший и злой. Сидит на табуретке у окна, и глядя на чернеющие на подоконнике крошки, нудит:

 

-         Ты сидишь, сидишь, и ни хрена не делаешь. Ни хрена не делаешь. Целыми днями. Сходи, что ли, на биржу труда. И не смей говорить, что я попрекаю тебя деньгами!

-         Я разве что-то гово...

-         Ничем я тебя не попрекаю! Это тебе нужно для себя же. И для меня. Но не из-за денег. Мне нужна личность, понимаешь? Личность.

-         Понимаю.

-         Так сделай что-нибудь. Что-нибудь сделай!

 

Я разглядываю обои в углу. Ничего разглядеть там невозможно, потому что комната не освещена, только телевизор работает, но так не видно слез. А у него через полчаса хорошее настроение, и он пялится в телевизор, азартно переживая из-за дела "Юкоса".

 

-         Так ему, - бьет он кулаком в ладонь, - мать его, и надо! Вот ведь мудила, а?

 

И поворачивается ко мне. Он, видно, меня спросил. Я слабо улыбаюсь, - но получается совсем не так, как раньше, - и говорю "ну да, конечно". Он кивает, и поворачивается к телевизору. Там, - как и во время 10-часовых, и 12-часовых, и 3-часовых, и 5-часовых, новостей, - идут еще сюжеты про Америку, про новые самолеты и танки, про израильтян и арабов, про Ирак, и в конце что-нибудь про культуру. Он смотрит новости постоянно. Сидит на табуретки, сгорбившись, и постукивает пятками об пол. У него болят ноги, жутко, говорит он, болят, и так ему легче, - когда он стучит пятками. Я становлюсь за ним, и кладу руки ему на плечи. Он расслабляется, и откидывает голову назад. Из уголка глаза у него выползает слезинка: это от давления, я знаю. Так мы, - он сидя, я стоя, - застываем на несколько минут.

 

- Я тебя люблю, Ира, - он не открывает глаз, - люблю.

 

На другом канале начинаются новости.

 

-         Новый виток в деле "Юкоса", - говорит диктор, - оказался неожи...

 

Он мягко высвобождает голову из моих рук, и наклоняется к экрану. Я иду на кухню. Он говорит мне вслед, очень осторожно и вежливо, как ему кажется:

 

-         Я вчера видел объявление, новые курсы испанского языка открываются.... Не хочешь пойти?

-         Si, senior, - говорю я.  

 

Он умолкает, и я полчаса вожусь на кухне. А когда возвращаюсь в комнату с двумя чашками чая, нахожу его взглядом не сразу. Он лежит на полу, и ноги держит на табуретке, - так легче, - а сам плачет.

 

Вряд ли из-за давления.  

 

ЯРМАРКА

 

В парке, - приютившем двадцать лет назад выставку достижений Народного Хозяйства, - было полно народу. У гранитного памятника Ленину, и других памятников советской старины, которые перенесли сюда из центра города, были выставлены, в виде гроздьев винограда, бочки. От них кисло пахло вином, а неподалеку бегала огромная бутылка "Шампанского полусухого", которая за десять леев фотографировалась с любым желающим, кроме самых пьяных, конечно. У второго павильона играла народная музыка, где-то, - кажется, прямо на газоне, - жарили шашлыки, и дым стелился над людьми густо, как от сбитого бомбардировщика.

 

-         Пятая международная ярмарка вина в Молдавии, - торжественно объявил президент, - открыта!

-         Если к5аждый китаец купит бутылку молдавского вина, - покачиваясь, сказал президент, - то мы станем страной миллиардеров. Ура!!!

 

За трибунами начали улюлюкать, президент выпил еще один стаканчик вина, и куда-то ушел. Наверное, работать. На сцену выскочили ребята в кушмах (молдавский головной убор - прим. авт.) и закружились в хороводе. Диктор нетрезвым голосом объявил, что свое танцевальное мастерство нам демонстрируют участники орденоносного ансамбля "Жок". На сцену к парням вылетели девушки, и юбки у них, когда девушки вертелись, задирались. К сожалению, я ничего не видел из-за голов тех, кто столпился у самой сцены. Поэтому пришлось взять Иру за руку, и тащить ее к озеру.

 

-         Гляди, - у сельской повозки, на которой сидел с кувшином в руках карикатурный крестьянин из театра Эминеску, - белое вино как пенится...

 

Белое вино мы оба любили. Поэтому я не рассердился, как обычно, когда Ира меня отвлекала, а потащил ее уже к повозке. Через пятнадцать минут мы, бережно охраняя с двух сторон глиняный кувшинчик, купленный Ирой с самого утра, и наполненный вином сейчас, продолжили пробиваться к озеру.

 

-         На ярмарке вина собралось тридцать тысяч человек, - торжественно объявил диктор, - напоминаем программу...

 

Я немного вспотел, и руки у меня болели. К счастью, было пасмурно. Ира глядела то на меня, то на кувшин, и улыбалась. Мы были знакомы всего полгода.

 

-         Ну, ловим момент, - сказала она утром, расчесывая свои спутавшиеся длинные волосы, и объяснила. - Лучшие стороны друг друга мы уже узнали, худшие узнаем позже. Так что пять-шесть месяцев исключительного рая у нас есть.

 

Концентрированный рай. В общем, Ира оказалась права. И в самый разгар этого рая мы с ней отправились к ВДНХ, на озеро, на ярмарку вина. Что такое ярмарка, спросил я Иру, крепко держа ее в троллейбусе за руку, и есть ли у нее какие-то ассоциации с этим?

 

-         Солнце, арбузы, пыль, грузовые машины, огромные, если поглядишь на них снизу, люди в кузовах, персики, пчелы, - смешно затараторила она, - яблоки, крики, запах мяса, полосатый, как пчелы, зонт над торговкой семечками...

 

Она все говорила, и выглядела так смешно, как по-настоящему смешно может выглядеть только красивый человек. Она и в самом деле была красивой. Еще у нее был серый вязаный плащ, на который часто ревниво глядели женщины. На меня, к сожалению, они так не смотрели. Я сказал об этом Ире, а она потрепала мои волосы, и сказала, чтобы я не говорил глупости. Потом вы вывалились из троллейбуса как требуха из раны, и попали на ярмарку. И вот, сумели пробиться через толпы народу к самому озеру, и найти небольшой пенек, на который можно было поставить кувшин с вином. Так мы и сделали, а потом Ира начала смеяться.

 

-         Мы забыли стаканы, - сказала она.

 

Пришлось пить из кувшина. В принципе, мне понравилось. Жалко было только, что вина мы купили немного. Придется пробиваться обратно, чтобы взять еще. На дорожки у озера высыпали клоуны в молдавских национальных костюмах, и, - удача! - человек с тележкой, на которой позвякивали стеклянные графины.

 

-         Возьми еще вина, - сказала Ира, - скорей, а то уйдет сейчас. Только возьми белого!

 

Я показал ей язык, догнал торговца и купил у него вина. Потом вернулся к Ире. К счастью, она была одна.

 

-         К счастью, - поставил я рядом с кувшином графин, - ты одна, и никто не успел занять мое место.

 

Ира улыбнулась. Невысокая, красивая, сочная, как яблоко, с широкими бедрами и небольшой, идеальной формы грудью, она обожала секс, и не вылезала из моих постели и мыслей.

 

-         А что для тебя ярмарка? - она отпила вина, и дала мне попить прямо изо рта.

-         Хемингуэй и Селлинджер, - я продолжил пить прямо из графина, - леденцы на палочках, карусели, дешевая сахарная вата, пчелы и осы, конечно, россыпи слив, сизых и желтых, стрельба по бумажным мишеням в передвижном тире, карусель, освещенная ночью лампочками, еще раз Селлинджер и Хемингуэй, фиеста, Испания, быки на улицах. Белое вино. Дешевое белое вино и тушеная рыба. Овощи и уксус. Много белого вина...

-         Дешевого белого вина, - передразнила меня Ира, и снова поцеловала, - очень дешевого...

 

Мы, никого не стесняясь, целовались взасос. Но все были уже достаточно пьяны лишь для того, чтобы одобрительно что-то выкрикивать. 

 

-         Да здравствует любовь! - крикнул кто-то из толпы. - Да здравствует вино!

 

Мы с Ирой смущенно рассмеялись. Она спрятала лицо у меня в воротнике пальто, - довольно модное, я перешил его из отцовской дубленки, - и я подумал, что ярмарка это, прежде всего, любовь.

 

Ансамбль "Жок" заплясал так бурно, что шум со сцены донесся даже до нас. Казалось, что воздух из-за дыма и вина, которое выдыхали тридцать тысяч человек, стал таким густым, что сдвигает с места даже памятники. Только я хотел это сказать Ире, как увидел, что на самом верху памятника комсомольцам-подпольщикам, - десятиметровых бронзовых парне и девушке, взявшихся за руки, - сидит человек. Я глотнул еще вина, зажмурился, открыл глаза, но человек все еще был там. Человек, судя по тому, что люди у памятника стихли, начал что-то кричать.

 

-         Что...? - пробормотал я, и Ира глянула сначала на меня, а потом на памятник.

 

Оба мы побелели. На макушке Комсомолки-Подпольщицы, - и я потом не раз жалел, что она не идеально гладкая, и он не поскользнулся, - стоял Витя. Бывший приятель моей Ирины. Не помню уже, из-за чего они там перестали встречаться. То ли она его бросила, то ли он ее, то ли они миром разошлись. Я открыл рот. А человек, балансирующий на голове памятника, достал из сумки мегафон и начал кричать:

 

-         Ира! Я знаю, что ты здесь! Я люблю тебя и прошу стать моей женой! Ира, я знаю, что ты здесь, и прошу вернуться ко мне, потому что люблю тебя, и жить без тебя не могу! А если ты не хочешь, что ж, оставайся на месте, но я брошусь вниз, потому что не могу жить без тебя, ведь я люблю тебя! Ира, я знаю, что ты здесь... 

 

И так - полчаса, не меньше.

 

Примерно через десять минут все это напоминало сцену из глупой молодежной мелодрамы. У всех на лицах были довольные улыбки, все жутко хотели "хэппи-энда" и представляли себя Санта-Клаусами в рождественской телеге с оленями. Разве что не аплодировали. По-настоящему плохо себя чувствовал только я. И все глядел на Иру. Губы у нее, как и у меня, тряслись. Она пожала плечами, сказала о необходимости идти: лишь бы он слез, а потом, мол, черт с ним, конечно. И ушла к памятнику. Народ одобрительно заревел.

 

-         Да здравствует любовь! - кричали они. - Да здравствует вино! Да здравствует ярмарка!

 

Улыбающиеся люди возвращались к своим кувшинам с вином и недоеденным шашлыкам. Я тоже пошел - наверх, мимо третьего павильона.

 

На выход.

 

Говорят, сейчас они живут вполне счастливо. Ждут второго ребенка. Иногда я думаю, что, случись все это не через полгода после нашей встречи, а через два-три года, Ира наверняка осталась бы со мной и не пошла спасать этого сумасшедшего придурка, этого шантажиста, эту тряпку... 

 

В Кишиневе об этом случае еще помнят. Я, как и семья гимнастов, разбившихся в цирке во время представления в 1976 году, и как пилот "кукурузника", залетевший в окно любимой девушки в 1963 году, - местная достопримечательность. О моем случае даже написала местная газета.

 

Под рубрикой "Ярмарка".

 

 

 

КОНЕЦ

 

Апрель 2004 - сентябрь 2005 гг.

 


Проголосуйте
за это произведение

Что говорят об этом в Дискуссионном клубе?
278995  2008-01-10 17:24:00
Владимир Лорченков
- Здравствуйте. Я снова хвастаться. Две новеллы из повести "Любовь это" вышли в первом в 2008 году "Знамени" http://magazines.russ.ru/znamia/2008/1/lo6.html



А когда-то "Любовь это" приняла целиком редакция "Переплета", за что ей спасибо еще раз.

278997  2008-01-10 19:30:57
ВМ /avtori/lipunov.html
- Дорогой Владимир!

Поздравляем, канечно. Вы там то же похвастайтесь, мол в Переплете и раньше и больше!

279029  2008-01-14 15:44:33
Владимир Лорченков
- 2ВМ - )) Переплетом я горд и хвастаюсь давно и бесповоротно. Печатают здесь меня всего, за что я редакции благодарен, был благодарен и буду всегда.

280715  2008-04-16 01:58:04
Elena
- Multumesc frumos!

280733  2008-04-16 16:06:24
Владимир Лорченков
- )) Ку плэчере, доамна Елена:-)


Русский переплет

Copyright (c) "Русский переплет"

Rambler's Top100